Статья 'Грядущее человечества: гибель или бессмертие?' - журнал 'Социодинамика' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Социодинамика
Правильная ссылка на статью:

Грядущее человечества: гибель или бессмертие?

Урсул Аркадий Дмитриевич

доктор философских наук

профессор, директор Центра, академик, Академия наук Молдавии, Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова (МГУ)

119991, Россия, г. Москва, ул. Ленинские горы, 1, стр. 51

Ursul Arkadii Dmitrievich

Doctor of Philosophy

Head of the Center, Scholar at theof the Academy of Sciences of Moldova; Professor, Moscow State Univeristy

119991, Russia, Moscow, Leninskie Gory 1, building #51

ursul-ad@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Урсул Татьяна Альбертовна

доктор философских наук

заведующий кафедрой, Национальный исследовательский технологический университет "Московский институт стали и сплавов"

119180, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 4

Ursul Tat'yana Al'bertovna

Doctor of Philosophy

Head of the Department at National University of Science and Technology "Moscow Institute for Steel and Alloys" 

119180, Russia, g. Moscow, Leninskii prospekt, 4

ursult@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2306-0158.2013.3.478

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-3-2013


Аннотация.

Авторы рассматривают вопрос о возможной гибели человечества, который ранее ставился и обсуждался многими учеными. Вместе с тем анализируется идея К.Э. Циолковского о возможности бесконечного прогресса общества, зародившегося и развившегося на нашей планете в результате широкого освоения космоса. Исследуются многочисленные глобальные и космические угрозы и опасности, с которыми может встретиться человечество в ходе своего дальнейшего развития и оценивается вероятность гипотезы о социальном бессмертии. Отмечается, что глобальные и космические опасности и возможные катаклизмы внешней природы по сравнению с реальностью глобальной антропогенной экологической катастрофы уходят на периферию стратегического видения продолжения существования цивилизации. Для выживания человечества необходим переход к устойчивому развитию и последующий ноосферогенез, предполагающие сохранение цивилизации и биосферы, их коэволюцию как перманентное соразвитие не только в течение ближайших веков, но и на последующие неопределенно долгие времена.В связи с предстоящим широким освоением космоса обсуждается так называемый Большой социальный взрыв, т.е. быстрое по космологическим масштабам времени пространственно-темпоральное расширение социоприродной сферы, которое представляется примерно такой же астросоциологической закономерностью как сейчас видится процесс глобализации в земной системе координат. Анализируется предположение о принципиальной возможности появления в ходе глобальной эволюции более высокой ступени развития материи, условно названной постсоциальной (надобщественной) ступенью.

Ключевые слова: геокосмическая безопасность, гибель человечества, глобальные катастрофы, космология духа, космические катастрофы, постсоциальная эволюциия, социальное бессмертие, социальный взрыв, трансгуманизм, устойчивое развитие

Abstract.

The authors study the possible death of mankind, which had previously been questioned and discussed by many scholars. At the same time, the authors analyze the idea of K.E. Tsiolkovsky about the possibility of an infinite progress of the society that originated and developed on our planet as a result of the wide space exploration. The authors also investigated numerous global and cosmic threats and dangers that may be encountered by the humankind on the way to their further development and assessed probability of the hypothesis of social immortality. It is noted that the global and cosmic cataclysms and the possible danger of external nature, in comparison with the reality of anthropogenic global environmental catastrophe, go to the periphery of the strategic vision of the continued existence of civilization. In order to survive, the humankind must move towards sustainable development and subsequent noosferogenesis involving the preservation of civilization and the biosphere, and their co-evolution as a permanent co-development not only in the next century, but for future indefinitely.In connection with the wide space exploration, the authors discuss the so-called Big Socia Bang, i.e. fast (on cosmological time scales) spatio-temporal extension of socio-natural areas, which is about the same regularity as the globalization proccess in the earth coordinate system. The authors also analyze  the fundamental assumption of the possible appearance of a higher stage of evolution of matter, provisionally called postsocial stage.

Keywords:

geocosmic safety, death of humankind, global catastrophes, cosmology of spirit, cosmic catastrophes, post-social evolution, social immortality, Social Bang, transhumanism, sustainable development

Введение

Даты якобы предсказанного древними индейцами майя конца света (основанного на окончании в этот день календаря майя), назначенного средствами массовой информации одними – на 21-е, другими – на 23-е декабря 2012 года благополучно миновали. Между тем слухи о неизбежном конце света в декабре прошлого года муссировались уже не один год. Однако конец света – апокалипсис должен иметь какую-то причину, отличную от окончания календаря майя. И его стали связывать с одновременным извержением большинства земных вулканов и даже супервулканов, и с катастрофическим усилением солнечной активности, и с «парадом планет». Стали выдвигаться и другие возможные конкретные причины конечности человеческого рода в результате глобальных катастроф и возможных космических катаклизмов. В процесс обсуждения проблемы включились и религиозные мыслители, полагая, что если и наступит конец света, то не от падения астероида на Землю, а из-за дальнейшего падения нравственности, победы зла над добром.

Этот вопрос был даже задан Президенту РФ В.В. Путину на его пресс-конференции 20 декабря 2012 г., причем ответ на него был переведен в плоскость научного исследования причин предсказаний о возможном апокалипсисе. Именно эти обстоятельства и послужили поводом для рассмотрения этой проблемы в ее основных чертах в данной статье.

Резкое возрастание интереса к будущему, выражающееся в попытках предвидеть развитие человечества и его отдельные характеристики, обусловило и бурный рост различных подходов к прогнозированию грядущей судьбы человеческого рода. Наряду с предсказаниями ближайших перспектив делаются прогнозы более отдаленных путей социальной эволюции и даже высказываются суждения о длительности существования цивилизации на астрономические отрезки времени. В этом последнем случае чаще всего обсуждается альтернатива: что ожидает весь человеческий род в будущем – гибель или бессмертие? Обсуждение этого вопроса связано как с социальными, так и с естественными и научно-техническими факторами [1-10].

Альтернативы грядущего

Известно, что вопрос о возможной гибели человечества ставился и обсуждался многими философами и естествоиспытателями. И это не случайно: мировоззренческое значение этого вопроса очевидно, ведь речь идет о судьбе человеческого рода, о его существовании и развитии во времени. Актуальность рассмотрения этого вопроса возрастает и в связи с новыми перспективами, открывшимися в результате возможности перехода на путь устойчивого развития, становления сферы разума и освоением космоса.

В рамках материализма (главным образом домарксового) положение о гибели человечества казалось вполне очевидным и связывалось с предполагаемой гибелью нашей планеты в результате космических эволюционных процессов, в основном зависящих от деятельности Солнца. Наряду с этой идеей было предложено иное решение проблемы длительности социального прогресса, в формировании которого главную роль сыграла возможность освоения космоса при помощи ракетно-космической техники, и это решение было предложено К.Э. Циолковским. Калужский ученый обратил в своих работах внимание на "те мировые враждебные силы, которые могут погубить человечество, если оно не примет против них соответствующих мер спасения. Знание всех угрожающих сил космоса поможет развитию людей, т.е. грозящая гибель заставит их быть настороже, заставит напрячь все свои умственные и технические средства, чтобы победить природу" [11].

Освобождая человека от гибельных воздействий на планете, звездоплавание, по его мнению, создает возможность беспредельности прогресса, вселяет надежду на уничтожение смерти человечества. И не случайно вторую часть его знаменитого труда "Исследование мировых пространств реактивными приборами" (1911 г.) венчает мысль о том, что "нет конца жизни, конца разуму и совершенствованию человечества. Прогресс его вечен. А если это так, то невозможно сомневаться и в достижении бессмертия" [12, с. 139].

Развитие и обоснование этой идеи Циолковского показало, что есть достаточно веские аргументы в пользу вывода о возможности бесконечного прогресса общества, зародившегося и развившегося на нашей планете. При анализе научного, в том числе и философского, наследия К.Э.Циолковского мы сталкиваемся с тем непреложным фактом, что открываем в нем все новые стороны, идеи, концепции, которые ранее либо не были поняты, либо не привлекали внимание исследователей. В этом смысле можно сказать, что наследие Циолковского неисчерпаемо. И одна из причин этой неисчерпаемости наследия гениального ученого, который завершил свое творчество в первой половине XX века, заключается в факторе обновления мышления, которое выдвигает новые проблемы, сквозь призму которых мы ощущаем актуальность творчества основоположника теоретической космонавтики.

Идея социального бессмертия человечества созвучна глобально-эволюционной идее перманентной самоорганизации материи на ее супермагистрали, но требует своего обстоятельного рассмотрения и обоснования [13-14]. Причем важно учитывать уже и социокультурный аспект возможного бессмертия как всего человечества, так и отдельного индивида. Именно на супермагистрали глобальной эволюции (как линии эволюционных процессов во Вселенной, на которой происходит непрерывная самоорганизация материальных систем, начиная от Большого Взрыва и до социальной ступени эволюции, которая не мыслится в качестве финала) мы обнаруживаем, что дальнейшее ее продолжение будет уже идти через культуру как основной информационный вектор, ориентирующий эту эволюцию.

Как отмечает В.А.Красилов: «Признаки культуры появились вместе с родом Homo почти 2 млн. лет назад, точнее, культура — это и есть основной его признак, средство сохранения не только рода в целом, но и каждого индивида, который продлевает свое природное существование соразмерно вкладу в мир культуры. Солидный вклад обеспечивает то, что мы называем бессмертием и что правильнее было бы назвать существованием до тех пор, пока существует культура. Если человек сумеет сохранить свою культуру на вечные времена, то тем самым будет достигнуто подлинное бессмертие» [15, с. 90].

В аксиологическом восприятии концепция социокультурного бессмертия носит гораздо более гуманистический и инновационный характер, чем более распространенные в течение многих веков эсхатологические идеи. Однако это не означает, что в силу своего гуманистического потенциала концепция о возможности бесконечного социального прогресса уже вытеснила прежние представления о предполагаемой гибели человечества, включая традиционно-религиозные. И свидетельство этому стало ожидание конца света многими тысячами людей в конце 2012 г. в разных местах планеты, о чем шла речь выше.

Философия и науки о человеке и обществе XIX и XX вв. не могли игнорировать данные естествознания, более того, крупнейшие открытия в области естественных наук оказывали на них значительное влияние. Научно-футурологическая концепция идея финализма разделялась и Ф. Энгельсом, который ставил судьбу человеческого общества в зависимость от эволюции Солнца и полагал в соответствии с естествознанием своего времени, что гибель всего живого на Земле обусловлена охлаждением Солнца [16, с. 362; 17, с. 276]. Такая постановка вопроса вполне понятна, она принималась также и многими естествоиспытателями XIX и даже XX вв.: в ней указывается вполне конкретная причина возможной гибели человечества, которая находится вне общества, во внешних для него космических процессах.

Космос, находящиеся в нем объекты эволюционируют, изменяются, но как считают астрономы, Земле очень повезло, что у этой планеты на многие миллиарды лет сложились . И если изменчивость Солнечной системы пока не лимитирует срок жизни человечества, выходящего в космос, то более грандиозные космические процессы, без сомнения, могут оказать на него решающее негативное влияние. На концепции конечности или бесконечности социального прогресса обязательно должны влиять те естественнонаучная и общенаучная картины мира, которые создаются благодаря современным космологии и космогонии, других глобализирующихся и космизирующихся наук. Между тем в настоящее время астрономия и глобалистикане дают какой-то единственной картины состояния и развития во Вселенной. Здесь выдвигаются различные сценарии и модели будущего Вселенной, ее пространственно-временных характеристик, в том числе и философами.

Вот один из взволновавших научную общественность сценариев, который был предложен несколько десятилетий тому назад известным советским философом Э.В. Ильенковым. Он, размышляя об эволюционной роли разумных существ во Вселенной, развернул в философско-футурологическом эссе «Космология духа» [18, с. 415-437] грандиозную картину жертвующего развития Вселенной в виде круговорота. Эта идея популярного в те времена философа вызвала значительный резонанс в научном мире и породила ряд публикаций, поддерживающих высказанные им идеи [19-21].

Как полагал Э.В. Ильенков, мышление «выступает как то самое звено всеобщего круговорота, посредством которого развитие мировой материи замыкается в форму круговорота, – в образ змеи, кусающей себя за хвост, – как любил выражать образ истинной (в противоположность «дурной») бесконечности Гегель» [22, с. 18]. Конкретно это выражается в том, что жизнь и разум, могущие существовать лишь при определенных условиях, через конечный промежуток времени космической эволюции должны погибнуть. Причем условия «огненного возрождения» космических систем оказываются одновременно и условиями, при которых неизбежна гибель мыслящей материи. Понимая это, разумные существа в какой-то очень высокой точке своего развития исполняют свой долг перед Вселенной и жертвуют собой: вызывают космическую катастрофу, инициируя процесс, ведущий к возрождению умирающих миров в виде космического облака раскаленного газа и пара [22, с. 16].

Таким образом, весь сложнейший цикл эволюции биосферы и становления социосферы, а в дальнейшем и ноосферы в своей космологической фазе сводится к очередному «заводу пружины» круговорота. Разум не просто гибнет – он гибнет, по Ильенкову, сознательно и эстетически самоубийственно во имя круговорота материи и последующего возрождения духа. С этих позиций «высшая и конечная цель существования мыслящего духа оказывается космически грандиозной и патетически прекрасной. От других гипотез относительно финала существования человечества эта гипотеза отличается не тем, что устанавливает в качестве этого финала всеобщую гибель – гибель, смерть, уничтожение представляют собой абсолютно необходимый результат в любой гипотезе – а лишь тем, что эта гибель рисуется ею не как бессмысленный и бесплодный конец, но как акт по существу своему творческий, как прелюдия нового цикла жизни Вселенной» [22, c. 18].

Допустим, что вариант циклического развития человечества и Вселенной, предложенный Э.В. Ильенковым, мог бы в будущем реализоваться. Но поскольку пока будущее неопределенно и многовариантно, то возможны и другие сценарии, другие виртуально-поисковые прогнозы. И каждый человек, сравнивая тот или иной сценарий, может осуществить свой мировоззренческий выбор. Или, более того, предложить свою философско-футурологическую гипотезу космического будущего человечества. Обсуждаются и иные модели, например, “осциллирующей Вселенной”, когда считается, что вслед за фазой расширения от максимальной плотности к минимальной через десятки миллиардов лет последует фаза сжатия, а затем эти фазы будут повторяться. Однако после открытия темной энергии как космического вакуума, антигравитация которого заставляет Вселенную расширяться с ускорением, этот космологический сценарий потерял свою актуальность, хотя и не до конца, его все же поддерживают ряд крупных космологов. Все же можно считать на основе ряда других соображений, что пока эта модель слабо аргументирована [23, с. 164-167].

Мы здесь предложим и обсудим иной сценарий «космологии духа», исходя из идеи К.Э. Циолковского о «мысли как факторе эволюции космоса» [24] и опираясь на идеи глобального эволюционизма.

Вполне понятно, что модель только ускоренно расширяющейся открытой и бесконечной Вселенной, согласующейся с концепцией глобальной эволюции, дает определенные основания для заключения о возможности распространения по космосу цивилизационных процессов и их потенциально бесконечного развития. Человечество было и всегда останется частью природы, оно пока не сможет воздействовать на всю Вселенную в целом, направляя течение космогонических процессов по благоприятному для себя руслу. Вселенная существует объективно, независимо от сознания человечества и вообще от социальной ступени эволюции. Человечество, даже осваивая космическое пространство в гигантских масштабах (Большой социальный взрыв), вместе с тем не утратит своей зависимости от природы не только в космосе, но и на Земле (об этом свидетельствует современная все ухудшающаяся глобальная экологическая ситуация). Вселенная же будет существовать и развиваться как совместно с той частью, которая будет охвачена социальной деятельностью, либо независимо от нее.

Отрицание “всемогущества” человечества и вообще социальной ступени эволюции материи не означает принижения возможностей человечества или ему подобных гипотетических цивилизаций космоса. Хотя человечество и вся возможная система иных цивилизаций останется всего лишь частью Вселенной, тем не менее, социальный уровень организации материи благодаря выходу за пределы своих планет становится новым – социокосмическим фактором глобальной эволюции. Этот фактор начинает оказывать влияние на другие космолого-космогонические эволюционные процессы, причем это воздействие будет усиливаться и расти как в пространственном, так и в энергетическом отношениях. Однако уже сейчас можно считать, что социальная ступень эволюции вряд ли окажет воздействие на темную энергию: ведь на нее ничто известное в мире не влияет.

И все же вне сферы социального охвата даже в видимой Вселенной в целом этот фактор не будет существенным: ведь всегда останутся достаточно мощные, зачастую случайные, непознанные, неопределенные факторы космоса, которые будут выступать в качестве внешних условий социальной эволюции. Изменчивость этих факторов, их независимость от сознания (и даже познания), от воли и деятельности разумных существ не позволяет однозначно утверждать ни конечность, ни бесконечность существования цивилизационных процессов. Внешние, объективные космические факторы, состояние их познания современной наукой дают основание лишь для достаточно неопределенного вывода о вероятности как гибели человечества в результате неблагоприятных космолого-космогонических процессов, так и его бесконечного развития при ином течении этих процессов, если основываться на развиваемой нами концепции глобальной эволюции [14].

Неминуема ли гибель цивилизации?

Существует точка зрения о том, что создаваемые человеком технологии ведут к таким отрицательным последствиям, которые могут существенно снизить продолжительность человеческого существования на планете. К их числу в первую очередь относятся ядерные военные технологии и другие виды оружия массового уничтожения, а также многие другие факторы, в особенности стремительно надвигающаяся глобальная экологическая катастрофа. В связи с этим высказывается мнение о том, что космические цивилизации подобны пузырям, возникающим на лужах под дождем. Время существования таких техногенных цивилизаций недолговечно, поскольку они на определенном этапе развития теряют контроль над своими действиями, не могут справиться с возникающими рисками и катастрофами, вследствие чего погибают еще до того времени, когда возникает следующий космический социум в ином месте Вселенной.

Некоторые авторы, пытаясь ответить на поставленный вопрос, исходят из некоторых, на наш взгляд, достаточно дискуссионных данных современного естествознания. Так, О.Г. Сорохтин отмечает, что зарождение, развитие, а также гибель земной жизни в далеком будущем, теснейшим образом связаны с общим планетарным развитием Земли. Поэтому рассмотрение проблем происхождения, развития и гибели жизни на Земле должно вестись с точки зрения современной теории эволюции планеты. Приблизительно через 500–600 млн лет в будущем начнется интенсивная дегазация из мантии абиогенного кислорода, освобождающегося на заключительной стадии формирования земного ядра. Атмосферное давление при этом начнет быстро повышаться и на Земле возникнет сильнейший парниковый эффект. После же вскипания океанов приземные температуры превысят 550–600 градусов Цельсия. При этом, естественно, вся жизнь на Земле погибнет, а время существования человечества, если оно само себя ранее не уничтожит, теоретически около 600 млн лет, но реально меньше, а сколько – неизвестно [25].

К.С. Лосев исходя из последних данных антропологии о предшественниках человека, существовавших до появления современного человека – гоминидах, полагает, что время существования этих видов не превышает 1-2 млн лет. Скорее всего, по его мнению, это и есть срок существования вида Homo sapiens, который появился около 0,5 млн лет назад, т.е. уже прошел значительную часть предназначенного ему пути на Земле. С помощью научных достижений и новых технологий, возможно, удастся продлить время существования современного человека по сравнению со своими предшественниками [9, с. 129-130].

Ранее казалось очевидным, что человек погибнет вместе с биосферой. Однако освоение космоса породило идею массового выхода человечества за пределы планеты, где ему будут не страшны земные и многие более масштабные космические катастрофы. В самом же человечестве ученые, как правило, не видели причин гибели, полагая, что они скрываются во внешних факторах и обстоятельствах. Ситуация сейчас изменилась. Человечество накопило ядерный потенциал, способный многократно уничтожить цивилизацию и жизнь на Земле, отбросить ее эволюцию на миллиарды лет назад. Но, как оказалось, вероятность самоубийства человечества не исчезнет даже в случае полного уничтожения ядерного и иного смертоносного оружия, исключения войн, нормализации международных отношений. Другая, не менее веская причина возможной гибели лежит в нерациональном природопользовании – экофобных рыночно-экономоцентрических принципах развития хозяйственной деятельности в модели неустойчивого развития.

Особое внимание ученые уделяют прогнозу относительно того, как скажется на планете изменение климата в результате повышения температуры верхних слоев планеты. Некоторые авторы составили весьма неутешительный прогноз, считая, что глобальное потепление приведет к тому, что через несколько столетий человечество не сможет жить на Земле. Только за последние сто лет температура в Северном полушарии возросла больше, чем за предшествующую тысячу лет. Ожидается, что ко второй половине этого века средняя температура на Земле повысится на 4°C, если выбросы углекислого газа не станут снижаться. В этом случае вечная мерзлота и океан усилят выход в атмосферу парниковых газов, причем этот процесс окажется необратимым. Это вызовет повышение уровня мирового океана почти на полтора метра и приведет к затоплению многих крупных прибрежных городов и территорий многих стран. Климат на планете станет более резким, что существенно усложнит сельское хозяйство во многих странах и поставит под угрозу обеспечение населения продовольствием.

Уже через три столетия около 40% территории суши может оказаться под водой, а оставшаяся её часть Земли израсходует имеющиеся ресурсы и будет непригодной для жизни. Но уже в недалеком будущем климатические изменения могут привести к существенной трансформации очертаний и природы всех материков. Для замедления или даже предотвращения этого и появился Киотский протокол, обязывающего развитые государства и страны с переходной экономикой сокращать или стабилизировать выброс парниковых газов в атмосферу. Этот протокол государства, входящие в ООН, уже договорились продлить до 2020 г., после чего он распространится на все государства планеты.

Впрочем, высказываются и иные точки зрения, считающие, например, что нашу планету ожидает очередной ледниковый период, остановка Гольфстрима, похолодание западной Европы и т.п. Изменение климата на Земле из-за антропогенного выброса парниковых газов, который на много порядков выше естественного их увеличения, может даже предотвратить очередной ледниковый периода, который мог бы начаться примерно через полторы тысячи лет. Выдвигается также гипотеза, что потепление приводит к запуску арктического водного механизма, к массовому таянию ледников и увеличению сброса сибирских рек. В Северном Ледовитом океане накопилось много пресной воды, которая начнет выливаться через Канадские и Гренландский проливы в Северную Атлантику. Если теплая соленая вода течения Гольфстрим будет накрыта сверху холодной пресной водой, то это приведет к охлаждению не только Европы, но и всего Северного полушария, так как холодная вода не позволит теплу выходить наружу.

Причем глобальное потепление или очередной малый ледниковый период – далеко не единственные, хотя и альтернативные угрозы нашей планете в будущем. Ожидается, что Земле угрожает глобальное снижение освещенности земной поверхности, вызванное как естественными причинами, например, вулканической деятельностью, так и продолжающимся техногенным загрязнением атмосферы.

В настоящее на Земле возрастает сейсмическая активность и главную опасность могут представлять не столько вулканы, которых немало на планете, а главным образом супервулканы (известно более двух десятков супервулканов на Земле, они есть и на спутниках Сатурна и Юпитера), извергающиеся достаточно редко (примерно один раз в 100 000 лет). Одна из последних такого рода глобальных природных катастроф произошла примерно 75 тысяч лет тому назад, когда извержение супервулкана Тоба в Индонезии привело к резкому (на несколько порядков) снижению численности предков человека. Следствием этого извержения было разрушение трофических цепей и обострение конкуренции за оставшиеся доступные ресурсы в ходе длительной вулканической зимы. Не исключено, что в перспективе ближайших десятков или сотен лет его извержение может повториться, спровоцированное усилением вулканической деятельности.

В настоящее время представляет опасность расположенный на территории США Йеллоустоунский супервулкан (на его месте сейчас находится национальный парк). Он извергался 2,1 млн лет тому назад, затем примерно 1,2 млн лет назад, а в последний раз 640 тыс. лет назад, т.е. с периодичностью примерно в 600 тыс. лет. Тем самым ясно, что начало его разрушительной активности приближается (прогнозируется, что это может произойти если не в ближайшие годы, то через десятилетия или столетия). Если этот супервулкан взорвется (а на его взрыв могут потенциально повлиять террористы с ядерным оружием), то он уничтожит не только Америку, но и большую часть планеты, это будет суперглобальная природная и социоприродная катастрофа.

Как видим, будущее нашей планеты оказывается не столь определенным, чтобы однозначно принять лишь одни тренды и прогнозы мирового и планетарного развития, а другие пока игнорировать. Однако важно эти проблемы изучать и начать создавать защиту планеты от глобальных и даже космических катастроф.

Глобальные и космические угрозы человечеству

В настоящее время уже развивается исследовательское направление, которое занимается анализом разного рода глобальных катастроф и возможных опасностей, угрожающих гибелью человечеству (Н. Бостром, А.В. Турчин, Э. Юдковский и др.). Рассматриваются глобальные катастрофы космического, планетарного и антропогенного характера и оценивается их влияние на будущее существование человечества на планете Земля [26].

Под глобальными катастрофами природного или антропогенного происхождения (а также их сочетания) имеются в виду «окончательные» катастрофы, ведущие к гибели цивилизации. Считается, что подобные катаклизмы ещё не имели места в истории Земли, но могут произойти в будущем. К ним относятся, в частности, такие предполагаемые природные глобальные катастрофы, такие как близкий к Земле гамма-всплеск, сверхвспышка на Солнце, падение огромного астероида, извержение супервулкана, разрушение озонового слоя планеты и т.п. Предполагаются и возможные другие антропогенные глобальные катастрофы, такие как биокатастрофа, вызванная неудачным генетическим конструированием (либо биотерроризмом), термоядерная катастрофа, непрогнозируемый физический эксперимент при использовании больших энергий и т.д.

Обращается также внимание на то, что в последнее время увеличилась солнечная активность, пик которой ожидается в 2013 г., что может вызвать разрушительные и даже катастрофические для человеческой цивилизации последствия. Ведь сильные вспышки солнечного излучения способны вызвать на Земле мощные электромагнитные импульсы, которые могут не только нарушить работу трансформаторов, атомных электростанций и других технических устройств глобальной электросети, но и полностью вывести их из строя, включая запускаемые и функционирующие космические аппараты.

Но все же, согласно данным и прогнозам современной науки, ожидается, что эволюционные процессы Солнца еще не менее пяти миллиардов лет не будут весьма ощутимо влиять на земные процессы. Значит, этот фактор не оказывается той главной причиной, которая угрожает гибелью человечеству (по крайней мере, в ближайшие тысячелетия). Вместе с тем эти и ряд других угроз и негативных воздействий нельзя полностью игнорировать, ибо космос представляет собой не только пространство, куда устремляется человек, но и условия его обитания, от которых зависит судьба человеческого рода. В последнее время довольно часто обсуждается проблема астероидно-кометной опасности (АКО), которая признана одной из наиболее приоритетных и требующей создания объединенной в масштабе всей планеты защитной системы, что в принципе вполне осуществимо уже в ближайшие годы при наличии политической воли руководства ракетно-ядерных государств, а тем более – в следующие несколько десятилетий. Земля может подвергнуться бомбардировке кометами, метеорами, астероидами – такого рода катастрофы не раз происходили в эволюции биосферы и, возможно, стали одной из основных причин гибели динозавров.

В последнее время средства массовой информации и ученые уделяют особое внимание крупному (несколько сотен метров в диаметре) астероиду Апофису, представляющего для человечества не только потенциальную, но и уже и реальную угрозу, поскольку его столкновение с Землей повлечет за собой катастрофу регионального, континентального либо даже глобального масштаба. Столкновение Апофиса с Землей может вызвать серьезные климатические изменения на всей территории планеты. Если астероид упадет в океан и вызовет колоссальное цунами, то катастрофа может стать глобальной, произойдет выброс миллиардов тонн водяного пара в атмосферу. При падении астероида на сушу в воздух поднимется пыль, которая сильно затруднит доступ солнечных лучей к поверхности планеты, вызвав эффект наподобие «ядерной зимы». Реальность угрозы столкновения Апофиса с Землей в 2035-2036 гг. достаточно велика и сейчас специалисты ищут способы избежать возможной катастрофы, оценить каким образом человечество сможет противостоять астероидно-кометной угрозе из космоса.

Астероидно-кометная опасность подтверждает опасения К. Э. Циолковского в отношении возможности глобальной катастрофы от падения на планету небесных тел. Вот почему освоение космоса связывают и с обеспечением геокосмической безопасности, которую можно мыслить как защищенность биосферы планеты и проживающего в ней человечества от любых угроз со стороны космического пространства [27]. Несмотря на возможность воздействия на нас предполагаемых внеземных цивилизаций, все же реальная и сравнимая с экологической опасностью угроза идет от малых небесных тел – комет (особенно тёмных комет, то есть покрывшихся тёмной коркой и потому невидимых) и множества астероидов [28, 29].

Так, падение небесного тела, диаметр которого превышает или равен 2 км, способно вызвать катастрофу глобального масштаба (он может встретится с Землей лишь раз в несколько сотен тысяч лет), а при падении тела диаметром от 0,5 до 2 км – региональную катастрофу, а до 0,5 км – локальные повреждения поверхности Земли типа Тунгусской (1908 г.), Сихотэ-Алиньской (1947 г.) катастроф [30, с. 25]. Астероид, ставший одной из причин вымирания динозавров (наряду с многочисленными извержениями вулканов), имел диаметр около 10 км, и подсчитано, что такого размера небесные тела падают на планету примерно раз в 30 млн лет. Полностью уничтожить человечество мог бы лишь астероид диаметром более 30 км, однако его пока не открыли.

Особую остроту проблема АКО приобрела в связи с падением в 1994 г. на Юпитер обломков кометы Шумейкеров-Леви-9. Взрыв такой мощности на Земле привел бы к концу цивилизации. Астероидов, могущих вызвать упомянутые катастрофы, потенциально пролетающих вблизи Земли, несколько тысяч. Уничтожение их в случае угрозы человечеству возможно только с помощью ракет с ядерным зарядом на высотах в несколько тысяч километров. В литературе рассматриваются и иные действия по обеспечению безопасности Земли – увод астероидов с помощью двигателей малой либо большой тяги, изменение орбиты астероида и т. д. По информации космического агентства НАСА, в XXI веке возможно более десяти соударений космических тел с Землей, четыре из которых произойдут до середины века.

Геокосмическая безопасность – одна из актуальнейших и важнейших проблем космоглобалистики, которую надо решать всему мировому сообществу с помощью глобально-земных и космических средств. Однако, по мнению Ю.М. Батурина, проблема защиты Земли от АКО актуализируется лишь к концу второго десятилетия XXI века [31, с. 847]. Сконцентировав мировые ресурсы на противодействии астероидно-кометной опасности, можно не только существенно интенсифицировать многие глобализационные процессы, но и существенно усилить единство цивилизации перед грозящей катастрофой, способствуя дальнейшему научно-техническому и другим направлениям обеспечения безопасности и развития человечества.

Угроза космических катаклизмов сохранится и тогда, когда будущая цивилизация освоит Солнечную систему и даже выйдет за ее пределы. Через 3 млрд лет наша планетная система войдет в зону Галактики (рукав Персея), где частые взрывы сверхновых звезд могут губительно сказаться на существовании жизни. Предполагается, что через 5 млрд лет наша галактика может столкнуться с Туманностью Андромеды – наиболее близкой к нам галактикой, находящейся сейчас на расстоянии около 2,5 млн световых лет от Млечного Пути. Сейчас эти галактики движутся навстречу друг другу, и ожидается слияние двух огромных галактик, что непредсказуемым образом повлияет на Землю и всю Солнечную систему. Возможно, что столкновений звёзд и планет не произойдёт, ввиду небольшой плотности этих галактик. Однако Солнечная система, существующая на периферии Млечного Пути, может быть выброшена из вновь формирующейся галактики, что как-то пока непредсказуемым образом повлияет, но может никак не сказаться на планете Земля. Поэтому вряд ли человечеству стоит опасаться столкновения Земли со звёздами и планетами Туманности Андромеды, хотя будущие астрономы уточнят этот прогноз.

Наше Солнце, эволюционируя, через 5-6 млрд лет превратится в так называемого красного гиганта и поглотит близкие к нему планеты. А если все-таки иметь в виду почти уже сданную в научный архив осциллирующую модель Вселенной, то между «Большим взрывом» и «Большой остановкой» насчитывалось бы около 40 млрд лет.

Оценка продолжительности человеческого существования – очень сложная проблема. И здесь только данными и законами естественных наук эту проблему не решить и даже правильно не поставить. Ведь, исходя только из естественнонаучных соображений, вряд ли можно было предсказать освоение космоса человеком. А ведь именно космос и его освоение становится ключевым фактором в рассуждениях о социальном бессмертии человечества, на что впервые обратил внимание К.Э. Циолковский.

Некоторые авторы даже возводят тезис о гибели возникающих материальных образований во всеобщий принцип развития как якобы необходимую часть диалектики. Учитывая, что все это было известно еще древним мыслителям, можно считать это положением наивной диалектики. Виртуальная картина эволюции в виде повторяющегося круговорота материи однообразна и вряд ли реализуется в масштабах всей Вселенной. Также не стоит полагать, что в нашем мироздании имеет место какой-либо преимущественный тип развития – прогресс, регресс или их циклическая смена – круговорот. Современная космология предлагает и другие типы эволюционных бифуркаций и трансформаций, которые, к сожалению, пока ещё не осмыслены на мировоззренческом уровне. Космологическая (научная) фантастика рисует такие возможные формы развития во Вселенной, в сравнении с которыми идея круговорота выглядит сильно упрощенным ренессансом далекого прошлого научной мысли. Плюрализм концепций космологической эволюции имеет в своей основе не только субъективные предпочтения, но и онтологическое многообразие мироздания, разнообразие структур, форм материи, направлений и потенций развития.

Однако, если к нашей Вселенной в целом применить синергетический подход, то окажется, что прогрессивное развитие в одной части сопровождается регрессивными изменениям с другой части, являющейся окружающей средой для первой. Это означает, что вся Вселенная в принципе не может эволюционировать в сторону прогресса, как, впрочем, и в регрессивном направлении (тепловая смерть). Однако ускоренно расширяющаяся Вселенная с течением времени приходит в состояние аналогичное тепловой смерти. Для возникшей и развертывающей свои потенции социальной ступени важно «удержаться» на супермагистрали глобальной эволюции, все более удаляющейся от теплового равновесия.

Современная космология предоставляет в наше распоряжение картины развития во Вселенной и даже в Мультиверсе намного богаче концепций круговорота и тепловой смерти [32]. Будущее мироздания не столь однозначно, как это казалось несколько десятков лет назад, когда Вселенная мыслилась одной, и к тому же стационарной. Неопределенность грядущего, множество альтернатив развития – неизбежный компонент развития, но главный ориентир, который в первую очередь будет интересовать человечество, всё же связан с концепцией глобальной эволюции.

Ближайшее столетие покажет, способна ли цивилизация реализовать свое стремление перехода к устойчивому развитию в глобальном и космическом масштабах. Если это произойдет, человечество утвердит свое существование на планете и выйдет на супермагистраль глобальной эволюции. Социальное движение активно включится в процессы эволюции космоса, способствуя тем самым и своему собственному прогрессу в открытой Вселенной, расширяющейся в свою собственную бесконечность, а, может быть, и в иные минивселенные Мультиверса.

Но и в этом случае гибель человечества не исключена. Даже при социоприродном УР в космосе в будущем могут появиться такие противоречия, о которых мы сейчас и не догадываемся. Казалось бы, гипотеза о множественности минивселенных оставляет для могущественных суперцивилизаций космоса лазейку для переселения в иные параллельные миры через кротовые норы. Но где гарантии того, что их глобальные характеристики, набор фундаментальных физических констант окажутся благоприятными для нашего типа жизни и разума? Развиваемый в последние годы антропный космологический принцип (АКП) предполагает “антропологический” и “биологический” подбор космологических параметров и фундаментальных физических констант. Их сочетание оказалось «счастливым» для человечества и биологической жизни на Земле, ибо создало здесь возможность усложнения структур материи. Подобные «подстройки» численных значений глобальных параметров в иных минивселенных делают процессы самоорганизации и усложнения невозможными. Ведь даже незначительное изменение какой-либо фундаментальной физической константы так трансформирует структуру той или иной гипотетической минивселенной, что делает нереальным существование стабильных физических объектов, процессов самоорганизации, приводящих в итоге к возникновению жизни и разума.

Предположим, гравитационная постоянная увеличилась в миллион раз. Это приведет к уменьшению размеров звезд и планет в миллиард раз, и такая вселенная окажется меньше нашей в 1012 раз. В ней не смогут возникнуть жизнь и разум, даже если все остальные соотношения и законы останутся такими же. Порою изменение фундаментальной константы всего на один процент приводит к тому, что звезды становятся красными или голубыми, и это опять-таки делает невозможным появление сложных и вместе с тем стабильных материальных образований и, тем более, человека. Поэтому социосфера и ноосфера как достаточно высокие стадии перманентной прогрессивной социоприродной эволюции – могут появиться далеко не в любой модели мироздания.

Итак, глобальные свойства Вселенной – размеры, ускоренное расширение, топология и т.д., ее закономерности, “тонкая подстройка” численных значений фундаментальных констант – все это позволяет утверждать, что человек произошел не только от существ земной природы, а в известной мере и от всего существующего в нашей – теперь уже обитаемой Вселенной.

Если человечество или иные космические цивилизации смогут избежать гибели от внутренних и космических катастроф и выйдут на высокий уровень глобальной эволюции, они, пожалуй, будут больше озабочены поиском путей выживания в изменяющейся космологической и космогонической обстановке. Возможно, они начнут искать не только новые экзопланеты для возможного переселения, но и в космологической перспективе – «подходящие» минивселенные, которые кардинально не изменяются и еще десятки миллиардов лет могут быть обитаемы.

Однако есть и другая не менее фантастическая альтернатива. В настоящее время ряд видных астрономов обсуждают идею создания и естественного отбора вселенных, допускающих существование разумной жизни. Для этого необходимо создавать черные дыры из элементарных частиц с энергией на 13 порядков больше, чем в современных самых мощных ускорителях. Предполагается, что эти дыры станут превращаться в новые минивселенные, расширяясь в другое пространство, причем физические условия могут быть пригодными для появления и существования жизни такого же типа, как и исходная. Такой процесс сотворения благоприятных для существования жизни и разума локальных вселенных может продолжается вечно…

Разумеется, можно построить и другие «сумасшедшие» социокосмологические сценарии и сюжеты [33]. Их объединяет принцип выживания человечества на планете и вне ее. Этим принципом руководствуется современное человечество, переходя к устойчивому развитию, им будут руководствоваться во все времена, даже в далекой астрономической перспективе. А это означает, что принцип выживания человечества ведет через средства его реализации к непрерывной самоорганизации социальной ступени, т.е. к ее потенциальному «бессмертию».

Возможности эволюции материи в сотворчестве с человеком неисчерпаемы. Высказанная идея социально-видового бессмертия человечества – не просто пока еще не очевидная альтернатива его гибели, но и стремление осознать вселенское «предназначение» человеческого существования, которое вряд ли является самоцелью, если смотреть на эту проблему с точки зрения продолжения глобальной эволюции. Даже в биологическую форму ступени развития, ориентированную на самоутверждение, самосохранение, эволюция внесла нечто «сверхбиологическое» – появление человека, разум которого способен как уничтожить, так и возвысить его не только над природой, но и над самим собой. И, создавая ноосферу, в том числе и предполагаемую космоноосферу, не создаст ли человек нечто большее и пока непредсказуемое современной наукой?

Чтобы выжить, человечество должно адаптироваться к будущему и тем самым выбрать новые пути и формы развития, о чем пойдет речь дальше.

Новая парадигма выживания: на пути к глобальной устойчивости

Время от времени в истории человечества наступали периоды крутых поворотов, от которых зависела его дальнейшая судьба. Один из таких периодов представлял переход от присваивающего к производящему хозяйству, именуемый неолитической революцией. Начался этот переход 10-12 тыс. лет тому назад и агрикультурная трансформация разворачивалась несколько тысячелетий по всему миру, являя собой один из первых социоприродных наиболее существенных глобальных процессов. Неолитические принципы природопользования способствовали экономическому росту, но, в конечном счете, подготовили современный планетарный социально-экологический кризис.

Причем XXI век становится особым, критическим столетием в развитии и даже существовании нашей цивилизации, поскольку в этом веке в основном решается судьба человеческого рода на планете, его выживания и сохранения окружающей природной среды. Дальнейшее продолжение существования человечества на планете считалось само собой разумеющимся, и мало кто предполагал, что обычная, повседневная хозяйственная деятельность весьма опасна для человечества и уже в этом столетии может привести к гибельным последствиям. Если мировое сообщество не примет необходимых действий, то может разразиться социально-экологическая катастрофа планетарного масштаба, либо иная, связанная с обострением других глобальных проблем и угроз. Глобальные и космические опасности и возможные катаклизмы внешней природы, в том числе те, о которых речь шла выше, по сравнению с реальностью этой антропогенной катастрофы уходят на периферию стратегического видения продолжения существования цивилизации.

Стало очевидным, что для того, чтобы человечество смогло выжить, необходимо коренным образом трансформировать процесс социально-экономического развития, изменив многие общечеловеческие ценности, цели и нравственные ориентиры, сформировавшиеся в современной модели неустойчивого развития – НУР (так на Конференции ООН по окружающей среде и раз­витию в 1992 г. – ЮНСЕД в Рио-де-Жанейро была названа та форма развития, по которой продолжает пока развиваться наша цивилизация). На ЮНСЕД было принято беспрецедентное историческое решение изменить модель, или форму мирового развития, превратив неустойчивое развитие цивилизации, чреватое умножением опасностей и угроз, в том числе и глобальных, в устойчивое развитие (УР).

На этой конференции использовалась дефиниция этого понятия, которая ранее была приведена в книге «Наше общее будущее»: «устойчивое развитие – это такое развитие, которое удовлетворяет потребности настоящего времени, но не ставит под угрозу способность будущих поколений удовлетворять свои собственные потребности» [34, c. 50]. Подобное определение распространяет принципы выживания и безопасности не только на нынешние, но и на будущие поколения, которым ныне живущие на планете поколения людей должны оставить приемлемые экологические условия и доступные для использования природные и иные ресурсы. Потребности выживания будущих поколений большинство ныне живущих на планете «здесь и сейчас» не осознает, если видеть развитие человечества в координатах и ценностях современной рыночно-экономоцентрической стихии. Понимание опережающей потребности к темпоральному продолжению человеческого рода появляется, когда от сиюминутного мысль устремляется в глобально-космические масштабы пространства и времени, преследуя гуманистическую цель сохранения цивилизации. Эта потребность находится за пределами сиюминутного горизонта мышления, она устремлена в весьма отдаленное ноосферно-устойчивое будущее, имеет принципиально виртуально-стратегический характер. Однако осознанная эта опережающая потребность в выживании и продолжении человеческого рода будет влиять на потребности нынешних поколений, более рационально трансформируя их в направлении оптимальной реализации в будущем. Адекватно сформулированная идея темпорального продолжения социального бытия на современном этапе его развития станет залогом ее реализации и формирования глобальной устойчивости как новой парадигмы выживания не отдельного человека, а всего глобализирующегося человечества.

Существует очевидное противоречие между явно излишними потребностями определенной – богатой части нынешних поколений и возможностями удовлетворения даже витальных потребностей поколениями будущими (как и большей части ныне существующих поколений). Рост потребностей нынешних поколений, в особенности потребностей неразумных и патологических, ведет к существенному уменьшению возможностей и способов удовлетворения потребностей в природных ресурсах и экологических условиях грядущих поколений вплоть до исчезновения человечества в результате глобальных антропоэкологических катастроф.

Подобная весьма пессимистическая перспектива как раз и стала причиной создания новой парадигмы выживания цивилизации и потребовала изменения современной модели развития цивилизации (как модели НУР) с целью реализации постепенно осознаваемой опережающей потребности в темпоральном «продолжении гуманизма», зародившегося на планете Земля. Поскольку эта потребность уже в какой-то степени начала осознаваться, то она представляет собой человеческий интерес, причем долговременного стратегического характера, который все больше должен учитываться по мере перехода к устойчиво-ноосферному будущему. Возникшее противоречие между современными и будущими потребностями человечества может решаться только одним единственным способом – сохранением возможностей удовлетворения прежде всего потребностей (и их возвышением) будущими поколениями за счет разумного ограничения (естественно, без затрагивания витальных потребностей) удовлетворения потребностей нынешних поколений. Ведь в условиях ограниченности планетарных ресурсов и ухудшения экологических условий современные поколения живут взаймы за счет поколений будущих, фактически бездумно растрачивая и природные ресурсы, и создавая для них все более ухудшающиеся условия существования в биосфере, что явно антигуманно, если иметь в виду стратегическую перспективу существования человечества.

Процесс все большего удовлетворения осознаваемых опережающих потребностей, выходящих за пределы краткосрочного «рыночного горизонта» уместно назвать процессом футуризации потребностей (и интересов). И переход к УР предполагает долговременную целостную систему мероприятий, которые реализуют процесс футуризации и, тем самым, рационализацию и «стратегическую гуманизацию» потребностей. А это предполагает постепенный отказ от современного общества потребления и переход на более рациональное удовлетворение потребностей (или, как еще говорят, коэволюционно-разумных потребностей, что и предполагает переход к УР). В этом случае будет происходить темпоральная оптимизация потребностей нынешних и будущих поколений, проявляющаяся в футуризации, рационализации и возвышении потребностей человечества, которое необходимо рассматривать не просто как единое целое в пространственном смысле, но и как единое целое в темпоральном измерении, что обычно выпадает из поля зрения. Ведь вряд ли целью, скажем, процесса глобализации является достижение только пространственной целостности в модели НУР, которую рано или поздно разрушит возможная антропоэкологическая катастрофа. Ясно, что человеческая история не должна ограничиться только прошлым и настоящим. Она эволюционно должна быть пролонгирована в будущее, в его не только земном, но и космологическом измерениях.

Также стало понятным, что принципы УР, изложенные в таком важном документе ЮНСЕД как Рио-де-Жанейрская декларация по окружающей среде и развитию, должны обрести не только свое темпоральное продолжение, но и распространиться в определенной степени на природу (прежде всего, на биоту), которая также «претендует» на удовлетворение потребностей своего развития и должна сохраниться, продолжая эволюционировать без мощного негативно-разрушительного воздействия цивилизации. Т.е. речь идет о сохранении биосферы и, прежде всего, ее биоразнообразия, естественных биологических сообществ, которые играют фундаментальную роль в стабилизации и регуляции природной среды.

В настоящее время все более утверждается точка зрения, что для выживания человечества через переход к УР и последующий ноосферогенез необходимо сохранение биосферы и обеспечение максимально возможной ее естественной эволюции. Именно биосфера является тем фундаментом существования всей жизни на планете и дальнейшего развития разума, при условии создания механизмов существенного снижения антропогенного давления на природную среду. Причем в эволюции биосферы выделяют пять массовых вымираний, самое раннее из которых уничтожило 440 миллионов лет тому назад примерно 86% видов. Наиболее крупным является пермское вымирание, когда около 251 млн лет тому назад исчезло более 95% всех живых существ в биосфере.

К сожалению, сейчас речь идет о существенном сокращении биоразнообразия в результате усиления антропогенной деятельности в современной модели социально-экономического развития. Причем это сокращение идет гораздо более быстрыми темпами, чем в эпоху последнего массового вымирания (примерно 65 млн лет назад, приведшего к гибели динозавров вместе со значительной частью всех существовавших видов) и уже считается признаком надвигающегося шестого массового вымирания в истории Земли.

Не биосфера на нашей планете должна превращаться в ноосферу, а – социосфера, причем в глобальном масштабе [35; с. 12-48, 251-258]. Биосфера же должна сохраняться насколько это возможно и необходимо для существования и устойчивого развития человечества. Биосфера в самом прямом смысле жизненно необходима как человечеству, так другим формам жизни на нашей планете. Если говорить кратко, то УР – это сохранение биосферы и человечества, их коэволюция. Поэтому УР рассматривается как будущая форма глобально-коэволюционного и даже космического взаимодействия общества и природы, обеспечивающая их взаимное сосуществование и соразвитие [36, с. 31-37; 37, с. 58].

Пока интуитивно и на уровне здравого смысла мы лишь отчасти понимаем, что так развиваться во многих отношениях, как цивилизация до сих пор двигалась по пути «прогресса», уже нельзя, иначе она останется без будущего, а планета – без человечества. Переход к новой форме, или модели цивилизационного развития – УР, пока существующей лишь в виде научных концепций, политических деклараций и рекомендательных документов ООН, а также уже многих национальных официальных документов и даже нормативных актов, была вызвана в основном причинами, связанными с экологией и обеспечением безопасности в самом широком смысле.

Идея перехода к УР появилась в результате осмысления экологических проблем, или более точно и вместе с тем широко – проблем окружающей среды, когда стало понятным, что эти проблемы тесно связаны с социально-экономическим развитием. И хотя до осознания этой связи было выявлено немало противоречий в развитии человечества, тем не менее, именно во взаимодействии общества и природы проявилось то противоречие, которое считается основным противоречием взаимодействия современной цивилизации с природой. Это социоприродное противоречие между растущими потребностями мирового сообщества и невозможностью биосферы обеспечить эти потребности [38]. На это социоприродное противоречие обратил в свое время Т.Мальтус, но только современная экологическая ситуация завершила спор о том, прав ли был этот ученый и высветила его глобальный и угрожающий бытию человечества характер [39, с. 11-13].

Так или иначе, подобное противоречие существовало всегда, но оно лишь второй раз проявилось на глобальном уровне и в общечеловеческом масштабе. Первый раз, когда охотничье-собирательское хозяйство разрозненного по племенам человечества уступило место производящему хозяйству и второй раз – уже во второй половине ХХ – начале XXI века, когда также приходится изменять сам тип (или форму) развития уже относительно единого мирового сообщества опять-таки в планетарном масштабе.

В период неолитической революции речь шла в основном о недостатке природных (пищевых) ресурсов, которые нельзя было освоить с помощью палеолитических принципов и способов деятельности и соответствующих им экстенсивных технологий. Поэтому агрикультурная революция состояла в формировании нового способа природопользования в производстве продуктов (в основном биологической природы), ранее не существующих в естественном виде и могущих удовлетворять потребности людей, что создало условия для длительного периода обеспечения продовольственной безопасности и последующего демографического взрыва.

Переход же к УР и соответствующему способу социоприродного взаимодействия, который в принципе не может растянуться на несколько тысячелетий как переход к производящему хозяйству, а должен свершиться в считанные десятилетия (максимум одно-два столетия). Это вызвано тем, что к недостатку уже не только продовольственных ресурсов (в основном невозобновимых добавился социально-экологический кризис, разрушение биосферы как естественного фундамента жизни цивилизации и любых иных форм жизни на планете. Причем деградация природной среды оказывается более "слабым звеном" в этом кризисе, чем нехватка природных ресурсов, которые в принципе могут быть заменены другими ресурсами путем создания новых высоких технологий и экологобезопасных видов хозяйственной деятельности. В этом отличие нынешнего глобального противоречия в системе "общество-природа" от верхнепалеолитического, приведшего к смене способа хозяйственной деятельности и шире – взаимодействия основных компонентов в этой системе.

Разрешение упомянутого выше социоприродного противоречия означает необходимость ведения хозяйственной и иной деятельности человека в пределах несущей (экологической) емкости экосистем, а человечества в целом – в границах этой же емкости биосферы. Собственно, это и есть переход к УР в отдельно взятом "экосистемном масштабе", когда будут гармонично сочетаться адаптирующая и адаптивная виды деятельности, что должно привести к соразвитию (коэволюции) природы и общества. Однако важно перейти к УР в планетарном масштабе (а в дальнейшем и в космическом) для того, чтобы все человечество смогло выжить и сохраниться как уникальный вид живых существ, обладающих разумом.

Человечество, как уже отмечалось, столкнулось в последние десятилетия не просто с естественными ограничениями (они были всегда на локальном уровне), а с глобально-планетарными природными, прежде всего, биосферными ограничениями. Поэтому переход к УР в силу целостности и сильной взаимосвязи компонентов биосферы (как фундамента жизни и регулятора окружающей среды) и формирования единства цивилизации через глобализацию должен оказаться процессом глобального управления, в тех или иных аспектах ограничивающих стихийное продолжение рыночно-экономоцентрической модели НУР [40, с. 1-136]. И хотя только к ограничениям, разумеется, нельзя свести переход к УР, однако, они приобретают сейчас приоритетное значение и в зависимости от степени осознания этих биосферных и иных пределов и границ можно будет в будущем судить об эффективности перехода к УР на глобальном, региональном, национальном и локальном уровнях. Разрешение социоприродного противоречия заключается в существенном (почти на порядок) уменьшении антропогенного пресса на биосферу и его принципы могут быть изучены на соответствующих моделях [41, 42]. Разрешение же этого противоречия в эколого-экономическом ракурсе видится в создании новой модели хозяйствования, «равновесной» «устойчивой» или «зеленой» экономики, базирующейся на принципах всесторонней и полной интенсификации и экологизации.

Стратегическая цель перехода к УР – сформировать совершенно новую цивилизационную модель развития, которая, обеспечивая выживание и дальнейшее поступательное движение цивилизации, не разрушала бы окружающую природную среду, находилась бы в гармоничных (коэволюционных) отношениях с биосферой. Если в результате глобально-скоординированных действий удастся сохранить биосферу, то тем самым появится возможность выживания цивилизации и ее перманентного развития не только в течение ближайших веков, но и на последующие неопределенно долгие времена.

Большой социальный взрыв в космической перспективе

Сохранение человечества и переход на устойчиво-коэволюционный путь развития на нашей планете – это лишь начало и этап будущего развития человечества в форме ноосферного процесса. Прогнозируется и достаточно длительный этап космической эволюции человечества, о чем мечтал основоположник теоретической космонавтики К.Э.Циолковский. Важно выявить, какие возможности открываются перед эволюционными процессами во Вселенной в связи с развертыванием космической деятельности человечества и предполагаемых наукой внеземных цивилизаций, т.е. какой вклад в прогрессивное развитие материи вносит космическое расширение социальной ступени эволюции, которое можно мыслить как «Большой социальный взрыв». Появление социальной ступени эволюции оказывается в этом смысле как бы «сингулярной» точкой, поворотным пунктом, который круто изменяет параметры течения эволюционных процессов во Вселенной, наполняет их взаимосвязью социального и природного, способствуя «социализации» естественной эволюции космоса. Эволюция материи предстает с этой точки зрения как процесс, развертывающийся не только в «пространственной», космической среде, но и во временном измерении, соединяющей в единое эволюционирующее целое астрономическое прошлое Вселенной с ее «потребным» для человека космогоническим будущим. Можно этот процесс, возвращающий уже начавшее нравственно и биологически деградировать человечество на супермагистраль глобальной эволюции, считать, по аналогии, Большим социальным, или даже социоприродным «взрывом». Большой социоприродный взрыв, т.е. быстрое по космогонически масштабам времени (но не инфляционное) пространственно-темпоральное расширение социоприродной сферы, представляется примерно такой же астросоциологической закономерностью как сейчас видится процесс глобализации в земной системе координат. В принципе здесь речь идет не только об аналогии с упомянутым глобальным процессом, но в какой-то степени и ее продолжении, хотя в данном случае имеется в виду продолжение глобального развития как всей «суммы» планетарно-эволюционных процессов, которые начинают «выплескиваться» за пределы планеты.

Вначале экспериментальная деятельность за пределами планеты, преследующая познавательные цели, а затем и развитие индустрии в космосе – вот основные предвидимые шаги на пути реализации преобразовательной космической деятельности людей. Важной чертой развертывания этой деятельности является то, что пространственная сфера ее растет, не имея принципиальных, вытекающих из законов эволюции природы либо общества границ. Важно подчеркнуть и то, что развертывание космической деятельности не должно вредить окружающей среде на планете, т.е. эта деятельность должна быть введена в узкий «экологический коридор». Наибольшее негативное воздействие на природу Земли оказывают не только неудачные запуски, ведущие к взрывам и другим катастрофам, но и «штатные» запуски космических аппаратов, наносящие большой урон состоянию земной природы. Пора перейти к нормированному осуществлению этой деятельности с учетом предельных возможностей биосферы, которые уже значительно превышены. Вся человеческая деятельность должна вестись в пределах несущей емкости экосистем, в том числе и космических, и в это общее видение человеческой активности в пределах возможностей биосферы вполне естественно подпадает и космическая деятельность.

Освоение космоса предполагает расширение тех условий экосреды, которые обычно относили к понятию географической среды. Включение космического пространства в производственный процесс, особенно и, прежде всего, его индустриализация, предъявляют к окружающему ближнему космосу требования наличия необходимых условий и ресурсов, факторов дальнейшей инновационной интенсификации общественного производства. Космос теперь обретает новое значение как среда обитания и дальнейшего земного оптимального перехода к УР, поскольку непосредственные жизненные интересы человечества уже не ограничиваются планетой, а стали в прямом и переносном смысле космическими.

До освоения космоса последний воздействовал на человечество в большей степени через земной шар, физические и химические процессы и явления в основном в их планетарной форме. Существующее непосредственное воздействие космоса в виде солнечной радиации сейчас начинает дополняться его непосредственным воздействием на социальную деятельность, так как она выходит за пределы планеты; происходит не только процесс ее космизации, но и социализация внеземных пространств, что и приводит к появлению нового фактора и процесса эволюции – внеземному социоприродному развитию. Предстоит еще выявить факторы космоса и их приоритетность, которые воздействуют на социоприродную эволюцию на планете, и факторы космоса (здесь их уже больше), которые влияют на развитие общества, развертывающего свою космическую деятельность. Космическая деятельность по-новому ставит вопрос об отношении к космическим факторам эволюционных процессов на планете, так как последние в большинстве своем не выступают просто в виде внешних условий социальной эволюции, а в качестве предмета, условий и других компонентов деятельностного космического процесса.

Учитывая современную экологическую ситуацию и размышляя над экологическими проблемами в космосе, могущими возникнуть в ходе дальнейшего развертывания космической деятельности, для ее оптимального планирования важно акцентировать внимание на свойствах и характеристиках, общих для космоса и для цивилизации [43]. Общество, вторгаясь в космическое пространство, осваивая небесные тела, будет преобразовывать извечно существующие космические связи и явления, удовлетворяя свои потребности. Если космическая деятельность общества примет широкомасштабный характер, воздействуя на эволюционные процессы во Вселенной, то важно, чтобы совместный «вектор развития» экосистемы, с самого начала ориентировался бы в благоприятном для общества, и в малоразрушительном для природы коэволюционном направлении, несмотря на вытекающие из синергетики противоположные процессы эволюции и действия разных аттракторов. Имеются в виду те тенденции эволюции общества и природы, когда общество прогрессивно развивается благодаря «изъятию» негэнтропии и других необходимых ресурсов из природы. Однако в рамках этого противоречия особое значение приобретает изучение таких факторов космоса, которые, существенно не нарушая естественных процессов (гармонию небесных сфер), использовались бы на благо общества, способствовали бы такой организации социализированной природы космоса, которая максимизировала бы синергетический эффект коэволюции, т.е. совместной эволюции общества и космоса, выводящих их на супермагистраль глобальной эволюции.

При исследовании космической деятельности, в соответствии с предвидением К.Э Циолковского, была выявлена новая связь пространственно-временных характеристик цивилизации. Суть этой связи заключается в том, что чем большее пространство космоса будет освоено человечеством (или иной антропоморфной внеземной цивилизацией), тем больший промежуток времени будет существовать эта космическая цивилизация [2]. В этом кардинальное преимущество космических цивилизаций от чисто «геоцентрических», т.е. отказавшихся от освоения космоса (хотя вряд ли такие цивилизации будут существовать).

Закономерности развития общества в связи с освоением космоса еще почти не исследованы, хотя такая проблема уже поставлена в рамках того направления научного поиска, которое именуется космонавтикой и космическими исследованиями, а в более общем плане – освоением космоса. Имеется в виду выявление универсалий и инвариантов, закономерностей и характеристик эволюции общества, его взаимодействия с космосом в астрономических измерениях пространства и времени как законов социоприродной космической коэволюции. Результат взаимодействия общества и природы существенно возрастет, если общество будет не только учитывать общие для него и природы (т.е. социоприродные) закономерности, но и выступит перед космосом в качестве наиболее рационально организованной его части. Совершенствование социальной и социоприродной организации предусматривает, прежде всего, глобальный переход человечества к обществу с УР-ноосферной ориентацией.

Космическое расширение в пространства Вселенной свойственно «логике» преимущественно экстенсивного развития. Напротив, «логика» интенсивно-устойчивого пути развития требует признания наличия самоограничений и их включения в социоприродный эволюционный процесс. Кроме того, переход к интенсивно-устойчивому развитию, диктуется и соображениями целостности: ведь непрерывное пространственное расширение грозит рассеять по космосу человечество, превратить его в «космические острова», мало либо вообще не связанные между собой. Интенсивное развитие в принципе имеет системно-интегративный характер, оно все теснее увязывает в единую систему наличные компоненты, ресурсы и факторы развития, создает за счет введения новых качественно-инновационных факторов возможности дальнейшего безопасно-устойчивого социоприродного эволюционного процесса.

Социальная ступень оказывается принципиально иной, чем ей предшествующие ступени, которые в процессе усложнения все более сужали свой эволюционный «коридор». Специфика эволюции социальной ступени связана с возможностью расширения этой ступени вначале по пространству планеты, а затем и за ее пределами. Это принципиальное отличие позволяет по аналогии считать ее если не сингулярностью наподобие начальной космологической «точки», то своего рода «сингулярной ступенью», в том смысле, что она завершает тенденцию сужения глобально-эволюционного коридора и дает начало расширению этой ступени, которое по аналогии мы назвали Большим социальным взрывом. Это, конечно, не взрыв в физическом смысле. Но это взрыв в социально-космологическом ракурсе Большой, или Универсальной истории, если будет позволено так его называть в дальнейшем. Причем причина этого планетарно-космического «взрыва» заключается в специфике информационно-экологических процессов в обществе, требующих для своего продолжения надындивидуального накопления, хранения и преобразования информации. Экологическое расширение пространственно-энергетических параметров этого социально-информационного по своему существу процесса выглядит лишь как внешняя сторона этого глобально-космического феномена.

В литературе иногда можно встретить точку зрения, что понятие «взрыва» в эволюционном смысле можно отнести и к биологической ступени. В эволюционном значении появление биологической ступени можно рассматривать как достаточно быстрое расширение и качественные трансформации некогда появившейся на планете «начальной жизни». В планетарном масштабе – это был действительно эволюционно-популяционный взрыв, который развернулся в основном с фанерозоя и продолжил формирование новой геосферы, наполненной уже не «скрытой жизнью», – биосферы, в которой появился и живет человек. Однако информационный механизм биоэволюции оказался устроенным таким (в основном генетическим) образом, что не позволил биосистемам расширяться за пределы планеты. Биоэволюция продолжала свое усложнение по сужающемуся эволюционному коридору и в принципе могла бы исчезнуть от мощных теллурических либо космических катастроф, будучи «привязанной» к планете, по крайней мере, в своих непримитивных формах. Экологическая ниша распространения биологической ступени эволюции была как бы генетически «запрограммирована» на ограничение планетарными условиями существования.

Сейчас уже ясно, что выход общества в космос влечет за пределы планеты и биологическую ступень (и, прежде всего, микроорганизмы и культурные растения, а в дальнейшем, возможно, и домашних животных), дающую основные продукты питания. И хотя продукты питания могут в принципе производиться и синтетически индустриальным путем и даже, как полагают, с помощью создания искусственных живых систем, тем не менее, биосистемы и в дальнейшем будут необходимы для существования человечества. Объем окружающей в космосе социальную ступень эволюции «второй биосферы», на наш взгляд, должен быть больше объема социосферы (и в будущем – ноосферы), ибо между биотой и социумом выполняется соотношение, свойственное продуцентам и консументам, т.е. аналог «негэнтропийной пирамиды». В этом смысле социосфера и будущая ноосфера должны рассматриваться совместно с тем пространством, за счет которого обеспечивается их существование и развитие.

Именно благодаря сознанию (которое для дальнейшего выживания человеческого рода необходимо кардинально трансформировать) и информационно-культурному способу существования и развития человечества появляется «неестественная» (кроющаяся именно в культуре) возможность расширения экологической ниши существования социальной ступени. Это расширение среды обитания людей, информационных, пространственных и масс-энергетических параметров можно было установить не только в космосе (куда эволюционирующая на Земле биологическая ступень в принципе может проникнуть лишь с помощью человека). Расширение пространства обитания, усложнение связей разрозненных социумов и кардинальное преобразование природы происходило за все время антропогенеза вначале в рамках «несущей емкости экосистем», а затем все больше за ее пределами. Но дело не только в пространственном расширении, но и в появлении новых элементов, связей и отношений в социосфере, что ведет к росту ее информационного содержания за счет надындивидуальных, социально-информационных процессов как на стадии глобализации, так и освоения космоса.

Если рассматривать длительность существования биоорганизмов, их популяций (видов), родов, биоценозов, то здесь намечается весьма простая зависимость, а именно: длительность существования биологической системы увеличивается с ростом ее информационного содержания [44]. На это также обратил внимание В.А.Красилов, обсуждая проблемы биоэволюции. «Попробуем оценить эволюцию не с позиции пчелы, рыбы или человека, – пишет этот автор, – а в отношении жизни как таковой – ведь речь идет именно об общем прогрессе жизни. Антиподом жизни является смерть. Следовательно, с точки зрения живого, смерть – это плохо, сохранение жизни, противостояние смерти – хорошо. Прогресс, как движение от плохого к хорошему, заключается в сокращении и, в конечном счете, устранении смерти (если эти рассуждения привели нас к стародавней мысли о том, что высшая цель жизни состоит в достижении бессмертия, то ничего плохого я здесь не вижу – древние обладали высокоразвитой интуицией в отношении технических процессов).

В ходе прогрессивного развития жизни организмы становятся все более «живыми», уменьшается вероятность их гибели от непредвиденных причин. Когда сообщают, что после пронесшегося тайфуна пляж покрыт толстым слоем гниющих водорослей, погибли тысячи выброшенных на берег рыб и сотни птиц, несколько человек получили ранения – им оказана медицинская помощь, то эти цифры сами по себе характеризуют прогресс.

Организмы, которые мы интуитивно (и совершенно правильно) воспринимаем как низшие, обладают почти неограниченными приспособительными возможностями, но приспособление дается им путем огромных потерь. Высшие организмы могут называться так не потому, что они сложнее, или эффективнее, или ближе к нам, а потому, что платят меньшую дань смерти. В биосфере непрерывно происходит отмирание, обесценение живой энергии – производство энтропии, в терминах термодинамики. Прогресс, как и в любой развивающейся системе, заключается в сокращении производства энтропии» [15, с. 80-81].

Важно то, что прогресс при его перманентном продолжении создает некоторую траекторию, на которой возникающие на более высокой ступени или уровне эволюции материальные системы увеличивают возможность своего все более стабильного состояния по сравнению с им предшествующими уровнями и ступенями. Что касается человека, то продление его жизни характеризуют социальный прогресс, достигаемый в том или ином социуме, а возможность увеличения длительности существования человеческого рода, обсуждаемая здесь, представляется как стремление к социально-видовому бессмертию.

«Постсоциальная» эволюция: философско-фантастическая гипотеза

Идея о возможности продолжения супермагистрали глобальной эволюции через развитие человечества (и, возможно, некоторых других цивилизаций космоса) в конце концов, наводит на мысль о ненулевой вероятности появления более высокой ступени, чем социальная ступень развития. Каких-то ограничений на такое предположение мы не видим, хотя подобная гипотеза может показаться фантастической и противоречит некоторым стереотипам мышления, например, о том, что человек выступает венцом творения (причем неважно какого – природы или Бога).

Предположение о принципиальной возможности появления в ходе глобальной эволюции чего-то «сверхчеловеческого» не противоречит и общефилософским представлениям о развитии. Более того, оно из него следует [2, 7, 13].

Это предположение базировалось на принципиальных положениях философии, среди которых закон взаимосвязи количественных и качественных изменений. Из него следует, что возможное бесконечное развитие социальной ступени должно обязательно сопровождаться качественными изменениями и эти последние приведут со временем к тому, что исходная прогрессивно развивающаяся ступень не останется себе тождественной, она может превратиться в нечто более высокое, условно названное постсоциальной (надобщественной) ступенью. Соображения, связанные с переходом цивилизаций на путь устойчивого развития не только дают дополнительные аргументы в пользу этого, но и вселяют большую уверенность в возможности наступления упомянутых изменений в ходе мыслимой неопределенно долгой самоорганизации социальной ступени.

Согласно концепции глобальной эволюции мы пока знаем небольшое конечное число ступеней эволюции, следующих друг за другом. Очевидно, что возможно продолжение этого ряда все более сложных ступеней вверх выше социальной [3, ч. II, с. 29]. Конечно, такое предположение (а мы обсуждаем лишь эту возможность) является одной из гипотез и поэтому возникновение постсоциальной ступени – одна из возможных бифуркационных альтернатив перманентно-прогрессивного развития, если оно может продолжаться потенциально бесконечно в пространстве и во времени. Этот вопрос еще мало изучен, пока нет обстоятельных исследований этого варианта предполагаемой перманентной самоорганизации на супермагистрали глобально-эволюционного процесса. Впрочем, в последние годы начали появляться работы, которые рассматривают разум не как венец «эволюционного творчества», а лишь как промежуточную ступень в процессе самоорганизации во Вселенной [45, с. 116-127].

Вместе с тем, уже опубликовано немало философских публикаций, в которых утверждается, что социальная ступень (или, как ранее считалось, форма движения материи) – это не только высший, но и конечный результат развития материи и дальнейшее развитие будет происходить исключительно в рамках социального движения. Так, А.П. Белик считал, что такие универсальные социальные механизмы как производство, труд, сознание, целеполагающая деятельность выделяют социальное движение из всех предшествующих форм движения материи и дают возможность бесконечного развития, не выходя за пределы социального движения [46, с. 252, 256]. А это не позволяет рассматривать социальную форму движения как рядовую, теряющуюся в бесконечном потоке иных форм. В.В.Орлов был еще более категоричен в своем отрицании сверхсоциальных ступеней развития материи, настаивая на том, что общество – наивысшая и последняя ступень, способная к бесконечному развитию [47, c. 270; 48].

Вместе с тем обсуждение идеи «постсоциальности» сейчас перешло большей частью в «трансгуманистический дискурс» [49-51], тон которому также был задан ещё Циолковским и который исходит из предположения, что современный человек не является последним звеном в череде эволюционных форм. Исходя из того, что человек еще далек от совершенства, главной целью трансгуманизм ставит непрерывное совершенствование и бесконечное преобразование индивида, используя всевозможные, но прежде всего научно-технические и технологические средства, особенно нанотехологии и генную инженерию. Общей идеей трансгуманизма является признание идеи направленной эволюции перманентного улучшения человека (включая продление длительности его существования (иммортализм) и формирование либо нового вида человека как постчеловека, либо даже появление постчеловеческой эволюционной ступени. Трансгуманизм представляется мировоззрением, признающим возможность кардинальных трансформаций человека через науку, технику и технологии с благой целью устранить или уменьшить страдания, старение и смерть, а также существенно увеличить физические и интеллектуальные возможности индивида.

Однако в отличие от трансгуманистического видения, в дальнейшем рассмотрении мы в центр дискурса поставим все же не столько человека, сколько все человечество как одну из ступеней глобальной эволюции. Конечно, социальная ступень эволюции материи занимает особое место, она уникальна в предшествующем ряду форм движения и ступеней развития. Но можно ли присоединиться к мнению о том, что это конечный итог развития материи, последняя ступень и форма бесконечного движения и эволюции материи? С этим безоговорочно согласиться невозможно, ибо нетрудно заметить, что в каждой последующей форме движения (ступени развития) мы всегда находим коренное отличие от предыдущих форм или ступеней. Нет сомнений в том, что социальная ступень по сравнению со всеми другими обладает принципиально новыми фундаментальными характеристиками, которые проявляются, например, при освоении космического пространства.

Все это выделяет социальное движение и развитие из всего предшествующего и указывает на его поистине уникальную роль в непрерывном процессе эволюционных изменений во Вселенной. Вместе с тем – это свидетельство того, что на потенциально бесконечной линии самоорганизации – супермагистрали глобальной (универсальной) эволюции действует закон взаимосвязи качественных и количественных изменений. Почему он должен прекратить свое действие в ходе дальнейшего продолжения прогрессивного развития социальной ступени? Почему коренные качественные изменения, которые позволили бы сделать вывод о появлении более высокой, чем социальная ступень эволюции в ходе развития этой последней, оказываются в принципе невозможными? Мы таких веских причин не видим в законах и категориях философии и науки в целом и, скорее всего, из них с неизбежностью следует возможность новых коренных трансформаций в ходе непрерывного прогресса, включающие вероятность появления постсоциального развития. Если, конечно, исключить апокалиптические сценарии.

Однако кроме весьма общего представления о том, что постсоциальный феномен будет более высоким по уровню развития, чем социальная ступень, что он явится естественным саморазвитием социальной ступени и включит ее в себя в снятом виде, – мы более конкретно пока сказать не могли. А сказанное выше пока весьма гипотетично и неопределенно. Возможно, что детальный анализ концепции глобальной эволюции в дальнейшем поможет внести какую-то определенность и сыграет в этом случае прогностическую роль. Такого рода исследования были начаты еще во второй половине прошлого века (о чем упоминалось в начале статьи), но они почти неизвестны и не были продолжены другими исследователями, несмотря на содержащийся в них эвристический прогностический потенциал. Как противодействие их развитию явились попытки представить человека и вообще социальную ступень венцом и фактически качественным итогом прогрессивной эволюции материи. Тем самым бесконечность прогресса материи не отрицается, но отрицается действие закона перехода количественных изменений в качественные в том смысле, что новых коренных качественных трансформаций в последующей глобальной эволюции во Вселенной не предполагается.

Уместно обратить внимание на бифуркационно-вероятностный характер предположения о возможности появления постсоциальной ступени. Сказать категорично, что социальная ступень превратится в постсоциальную, более высокую, мы сейчас не можем. Это противоречило бы духу научного метода исследования, который в отношении будущего вовсе не предполагает однозначного предвидения и линейной экстраполяции «прошлой истории». Развитие в принципе многовариантно и любое линейное предвидение в виде лапласовского детерминизма, наложенного на будущее, будет выглядеть весьма архаичным. В этом смысле как идею о возможности появления постсоциальной ступени, так и возможности последующей бесконечной эволюции в рамках лишь социальной ступени мы рассматриваем как оптимистические альтернативы грядущего в астрономических масштабах времени. И, казалось бы, здесь всего два варианта бесконечно-темпорального развития, но реальные возможности могут оказаться гораздо богаче абстрактных, рассмотренных выше. Тем более, что об односторонности и абстрактности рассмотренных тенденций развития свидетельствует угроза гибели человечества, которая не исключена пока из реальных возможностей и сценариев будущего. Последнее представляется гораздо более неопределенным, чем это видится в односторонне-линейных концепциях, демонстрирующих тем самым оторванность философских рассуждений от реальной жизни.

Впрочем, возможность бесконечного развития социальной ступени, как и любой другой ступени, находящейся на супермагистрали глобальной эволюции, не означает, что любая космическая цивилизация обречена на бесконечно долгое развитие, включая и ту, колыбелью которой стала наша планета. Особенность глобальной эволюции заключается в том, что непрерывность прогрессивного развития характеризует не данную конкретную форму, в которой проявляется та или иная ступень на супермагистрали эволюции, а сама эта ступень в различных формах ее проявления. Если пользоваться биологическими аналогиями и терминами, то непрерывность эволюционного процесса не в перманентно-онтогенетическом развертывании, а в его «популяционной» форме, которая и выступает основной эволюционной структурой (формой самоорганизации). А это означает, что если даже конкретной цивилизации «отпущен» недолгий срок своего существования, то «эстафету» дальнейшей самоорганизации так или иначе «подхватит» иной социальный организм во Вселенной, для которого эти сроки окажутся гораздо более длинными и которые позволят ему включаться в активное продолжение глобальной эволюции. Поэтому мы не должны однозначно настаивать на грядущем бесконечном существовании (бессмертии) человеческого рода, а лишь осознавать, что путь к дальнейшему продолжению глобальной эволюции имеет лишь вся социальная ступень эволюции, а не отдельная конкретная ее планетарная форма.

Глобальная эволюция потому и является непрерывной, что отбирает и аккумулирует, если можно так выразиться, ростки и линии прогресса со всей Вселенной. Глобальная эволюция оказывается порождением всего мироздания в его известных и пока неизвестных формах, что дает возможность перманентного проявления информационного вектора самоорганизации. Но это возможно лишь в том случае, если появляется «популяция», или ансамбль соответствующих форм эволюции, из которых лишь ограниченное количество либо даже одна попадает на супермагистраль непрерывной траектории глобальной эволюции.

Причем такой (условно его назовем «популяционным») подход характерен не только для биологической эволюции, но и для всей упомянутой супермагистрали, где на каждом этапе «надстраивания», включения в нее происходит отбор тех форм, которые отвечают принципам глобального эволюционизма и законам соответствующих ступеней эволюции. На супермагистрали остаются лишь все более сложные формы и ступени эволюции, которые адаптированы ко всем условиям их существования как этой магистрали, так и окружающей ее среде.

Возможность «надсоциального» развития не является ударом по человечеству, по его статусу и самомнению. Появление «постсоциальной» ступени эволюции – это, конечно, необычно с позиций обыденного здравого смысла, но вместе с тем нормально с точки зрения науки. Во всяком случае, нет оснований исключать эту гипотезу из всего спектра сценариев будущего развития. Высшие формы и ступени будущего ноосферогенеза, непрерывно эволюционируя, окажутся фундаментом еще более высоких, им же созданных образований, и, прежде всего, информационных. Речь идет не о подчинении или вытеснении человечества кибернетическими машинами, киборгами и другими техническими монстрами и рожденными ненаучной фантазией искусственными трансформерами, а о создании некой эволюционной сверхсистемы, в которой с помощью информационно-интеллектуальных средств реализовалось бы ноосферно-гуманистическое начало в природоохранной форме.

Ответим сразу на следующий вопрос – означает ли появление более высокой, чем социальная ступень эволюции, обязательную гибель последней (например, в «лице» человечества)? На наш взгляд, не означает. Действительно, каждая более высокая ступень материи обязательно сосуществует с низшими формами и ступенями. Появление химического уровня эволюции не означало уничтожения его физической основы, а возникновение биологической ступени не привело к исчезновению ей предшествующей; общественная же ступень не исключает биологическую. В ряде случаев можно говорить о включении отдельных элементов форм движения и ступеней эволюции в другие, в общем же случае достаточно отметить их одновременное сосуществование и развитие. Вышесказанного вполне достаточно для аргументации теоретического предположения, что развитие социальной ступени, возможный переход к следующей более высокой ступени не грозит уничтожением предшествующей.

Если биологическая ступень носит в основном планетарный характер, то социальная ступень создает с помощью разума возможность своего расширения за пределы планеты и тем самым меняет «форму» супермагистрали глобальной эволюции, избавляя ее от возможного тупика сужения масс-энергетических и объемно-пространственных характеристик. Возможность непрерывного продолжения супермагистрали, на которой происходит перманентное накопление информации во все более высоких системах, требует, чтобы социальная ступень расширялась (Большой социальный взрыв). И именно этот «взрыв», прежде всего, носит глубинную информационную природу, поскольку только в социальной ступени появляется механизм накопления информации на надындивидуальном уровне (культура).

Грядущая социальная эволюция – не только чисто планетарный автономно протекающий цивилизационный процесс, независимый от остального социального космоса. Такая автономность, если и имеет место, то лишь до определенного исторического периода развития ноосферной цивилизации, осваивающей космическое пространство в широких масштабах. Если в космосе устойчиво существуют цивилизации ноосферного уровня развития, то рано или поздно они непременно вступят в контакт и образуют информационно-ноосферную систему когерентной социоприродной эволюции. Близкую к этой точке зрения высказывает А.Д. Панов в концепции «галактического культурного поля», которое появляется в процессе передачи информации космическими цивилизациями и «насыщения контактов». Причем даже предполагается, что «культурное поле превращается в единый надцивилизационный объект, эволюционирующий по своим собственным законам. Фактически речь идет о следующим за социальным, качественно более высоком уровне организации материи» [45, с. 108].

Преобразование природы космоса и вообще появление космической эволюции социоприродного типа возможно лишь в случае достаточно долгого развертывания цивилизационного процесса, особенно на стадии становления космоноосферы. Иначе все наши рассуждения теряют смысл, как, возможно, теряет смысл существование будущей ноосферной цивилизации, колыбелью которой является наша планета. И все-таки следует иметь в виду, что для каждой конкретной цивилизации всегда реально существуют две тенденции – конечного и бесконечного развития. Наверное, с учетом астрономических масштабов времени и пространства хотя бы один или несколько представителей социальной ступени во Вселенной реализуют возможность выживания и бесконечного прогресса и они, объединившись, образуют астроноосферу, которая еще больше усиливает устойчивость дальнейшей самоорганизации материи в эволюционирующем мироздании.

Библиография
1.
Урсул А.Д. Некоторые философские проблемы освоения космоса. М.: Знание. 1964.
2.
Урсул А.Д. Освоение космоса. Философско-методологические и социологические проблемы. М.: Мысль, 1967.
3.
Фаддеев Е.Т. Космонавтика и общество. Ч. I-II. М.: Знание, 1970.
4.
Лесков Л.В. Космическое будущее человечества. М., 1996.
5.
Стратегия выживания: космизм и экология. М., 1997.
6.
Шкловский И.С. Вселенная, жизнь, разум. М., 1987.
7.
Урсул А. Д. Путь в ноосферу: Концепция выживания и устойчивого развития цивилизации. М.: Луч, 1993.
8.
Будущее жизни и будущее цивилизации. М., 2009.
9.
Лосев К.С. Мифы и заблуждения в экологии. М., 2010.
10.
Космонавтика XXI века. Попытка прогноза развития до 2101 года / Под ред. Б.Е. Чертока. М., 2011.
11.
Циолковский К.Э. Земные катастрофы (мировые катастрофы) (1921) // Архив РАН, ф. № 555, оп. I, д. 247, л. 51.
12.
Циолковский К.Э. Реактивные летательные аппараты. Собр. соч. Т. 2. М., 1954.
13.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Универсальный эволюционизм (концепции, подходы, принципы, перспективы). М.: РАГС, 2007.
14.
Ильин И.В., Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальный эволюционизм: идеи, проблемы, гипотезы. М.: МГУ, 2012.
15.
Красилов В.А. Нерешенные проблемы теории эволюции. Владивосток, 1986.
16.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 20.
17.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 21.
18.
Ильенков Э.В. Философия и культура. М., 1991.
19.
Барашенков В. Судьбы Вселенной. О философской гипотезе Эвальда Васильевича Ильенкова // Наука и религия. 1988. № 10.
20.
Севастьянов В.И. Философ космического века // Наука и религия. 1988. № 9.
21.
Жданов Ю.А., Минасян Л.А. Антропный принцип и “Космология духа” / Научная мысль Кавказа. 2000. № 4.
22.
Ильенков Э.В. Космология духа // Наука и религия. 1988. № 8–9.
23.
Новиков И.Д. Эволюция Вселенной. 3-е изд. М., 1990.
24.
Циолковский К.Э. Разум и звезды (1921) // Архив, ф. № 555, д. 244, оп. I, л. I.
25.
Сорохтин О.С. Климатические условия возникновения, существования и гибели жизни на Земле // Вестник РАЕН. 2007. № 4.
26.
Турчин А., Батин М. Футурология. XXI век: бессмертие или глобальная катастрофа // http://bit.ly/dn2kNV.
27.
Емельянова Н.Н. Космическая безопасность как новый элемент международной безопасности // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. № 1. 2012.
28.
Рыхлова Л.В., Шустов Б.М. Астероидно-кометная опасность: новые подходы // Вестник РАН. 2009. Т. 79. № 7.
29.
Артемьева Н. А., Баканас Е. С, Барабанов С. И. и др. // Астероидно-кометная опасность: вчера, сегодня, завтра / под ред. Б. М. Шустова, Л. В. Рыхловой. М., 2010.
30.
Микиша А. М. Столкновение небесного тела с Землей. Предотвращение катастрофы // Земля и Вселенная. 1995. № 4.
31.
Батурин Ю.М. Априорная история космонавтики. Прогнозный сценарий // Космонавтика XXI века. Попытка прогноза развития до 2101 года. / Под ред. Б.Е. Чертока. М., 2011.
32.
Грин Б. Скрытая реальность: Параллельные миры и глубинные законы космоса. М.: УРСС, ЛИБРОКОМ, 2013.
33.
Гивишвили Г.В. Темная энергия и «сверхсильный» антропный принцип // Вопросы философии. 2008. № 5.
34.
Наше общее будущее. Доклад Международной комиссии по окружающей среде и развитию / пер. с англ. М.: Прогресс, 1989.
35.
Урсул А.Д. Перспективы экоразвития. М., 1990.
36.
Урсул А.Д. Переход России к устойчивому развитию. Ноосферная стратегия. М., 1998.
37.
Бабурин С.Н., Урсул А.Д. Политика устойчивого развития и государственно-правовой процесс. М., 2010.
38.
Концепция перехода Российской Федерации к устойчивому развитию // Российская газета. 1996. 9 апр.
39.
Лисин В.С., Юсфин Ю.С. Ресурсо-экологические проблемы XXI века и металлургия. М., 1998.
40.
Урсул А.Д. Экологическая безопасность и устойчивое развитие // Государственное управление ресурсами. Специальный выпуск. № 11.3. Ноябрь. 2008.
41.
Федотов А.П. Глобалистика: Начала науки о современном мире. М., 2002.
42.
Урсул А.Д. Концептуальная модель устойчивого развития // Экология урбанизированных территорий. 2006. № 2.
43.
Освоение космоса и проблемы экологии / под ред. А.Д. Урсула. Кишинев, 1990.
44.
Урсул А.Д. Природа информации. М., 1968
45.
Панов А.Д. Универсальная эволюция и проблема поиска внеземного разума (SETI). М., 2008.
46.
Белик А.П. Социальная форма движения. Явление и сущность. М., 1982.
47.
Орлов В.В. Материя, развитие, человек. Пермь, 1974.
48.
Козин Н.Г. Прогностическая функция общедиалектических критериев прогресса // Мировоззренческие вопросы предвидения и времени. Саратов, 1986.
49.
Bostrom N. A History of Transhumanist Thought // Journal of Evolution and Technology Vol. 14. April 2005 (http://jetpress.org/volume14/freitas.html).
50.
Новые технологии и продолжение эволюции человека? Трансгуманистический проект будущего. М.: ЛКИ, 2008.
51.
Кутырев В.А. Человеческое и иное. Борьба миров. СПб. 2009.
52.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития // Национальная безопасность / Nota bene. 2010. № 3.
53.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Феномен образования в глобально-эволюционном ракурсе//Политика и Общество, №4-2010
54.
Урсул А.Д. Стратегия национальной безопасности в ракурсе устойчивого развития//Национальная безопасность / nota bene, №3-2010
55.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальные исследования: от глобализации знаний к становлению глобального знания//Философия и культура, №8-2010
56.
Урсул А.Д. Становление космоглобалистики//Философия и культура, №11-2010 51. Урсул А.Д. Информация и культура//Философия и культура, №2-2011
57.
Урсул А. Д. Проблема безопасности и синергетика//Национальная безопасность / nota bene, №2-2011
58.
Урсул А. Д. Экологический ракурс безопасности и развития: методологические проблемы//Национальная безопасность / nota bene, №3-2011
59.
Урсул А. Д. На пути к информационной глобалистике: междисциплинарный подход // Политика и Общество.-2012.-2.-C. 101-109.
60.
Урсул А.Д. Синергетический подход к исследованию безопасности // NB: Национальная безопасность.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
61.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Перспективы образования: информационно-экологическая ориентация в интересах устойчивого развития // Педагогика и просвещение.-2011.-4.-C. 14-25.
62.
Урсул А.Д., Урсул Т.А. Глобальное мировоззрение и глобальные исследования // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-1.-C. 137-173. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
63.
А.Д. Урсул «Научная мысль как планетное явление» (К 150-летию со дня рождения В.И. Вернадского) // Философия и культура.-2013.-5.-C. 594-609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
64.
Урсул А.Д. Исследование информационных и глобальных процессов: междисциплинарные подходы и связи // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-3.-C. 154-201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
65.
Урсул А.Д., Урсул Т.А., Ильин И.В. Глобальные и политические процессы: становление эволюционного подхода // NB: Вопросы права и политики.-2013.-3.-C. 95-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.564. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_564
66.
Урсул А.Д., Ильин И.В. Глобализация в контексте устойчивого развития: политический аспект//Право и политика, №7-201
References (transliterated)
1.
Ursul A.D. Nekotorye filosofskie problemy osvoeniya kosmosa. M.: Znanie. 1964.
2.
Ursul A.D. Osvoenie kosmosa. Filosofsko-metodologicheskie i sotsiologicheskie problemy. M.: Mysl', 1967.
3.
Faddeev E.T. Kosmonavtika i obshchestvo. Ch. I-II. M.: Znanie, 1970.
4.
Leskov L.V. Kosmicheskoe budushchee chelovechestva. M., 1996.
5.
Strategiya vyzhivaniya: kosmizm i ekologiya. M., 1997.
6.
Shklovskii I.S. Vselennaya, zhizn', razum. M., 1987.
7.
Ursul A. D. Put' v noosferu: Kontseptsiya vyzhivaniya i ustoichivogo razvitiya tsivilizatsii. M.: Luch, 1993.
8.
Budushchee zhizni i budushchee tsivilizatsii. M., 2009.
9.
Losev K.S. Mify i zabluzhdeniya v ekologii. M., 2010.
10.
Kosmonavtika XXI veka. Popytka prognoza razvitiya do 2101 goda / Pod red. B.E. Chertoka. M., 2011.
11.
Tsiolkovskii K.E. Zemnye katastrofy (mirovye katastrofy) (1921) // Arkhiv RAN, f. № 555, op. I, d. 247, l. 51.
12.
Tsiolkovskii K.E. Reaktivnye letatel'nye apparaty. Sobr. soch. T. 2. M., 1954.
13.
Ursul A.D., Ursul T.A. Universal'nyi evolyutsionizm (kontseptsii, podkhody, printsipy, perspektivy). M.: RAGS, 2007.
14.
Il'in I.V., Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nyi evolyutsionizm: idei, problemy, gipotezy. M.: MGU, 2012.
15.
Krasilov V.A. Nereshennye problemy teorii evolyutsii. Vladivostok, 1986.
16.
Marks K., Engel's F. Soch. 2-e izd. T. 20.
17.
Marks K., Engel's F. Soch. 2-e izd. T. 21.
18.
Il'enkov E.V. Filosofiya i kul'tura. M., 1991.
19.
Barashenkov V. Sud'by Vselennoi. O filosofskoi gipoteze Eval'da Vasil'evicha Il'enkova // Nauka i religiya. 1988. № 10.
20.
Sevast'yanov V.I. Filosof kosmicheskogo veka // Nauka i religiya. 1988. № 9.
21.
Zhdanov Yu.A., Minasyan L.A. Antropnyi printsip i “Kosmologiya dukha” / Nauchnaya mysl' Kavkaza. 2000. № 4.
22.
Il'enkov E.V. Kosmologiya dukha // Nauka i religiya. 1988. № 8–9.
23.
Novikov I.D. Evolyutsiya Vselennoi. 3-e izd. M., 1990.
24.
Tsiolkovskii K.E. Razum i zvezdy (1921) // Arkhiv, f. № 555, d. 244, op. I, l. I.
25.
Sorokhtin O.S. Klimaticheskie usloviya vozniknoveniya, sushchestvovaniya i gibeli zhizni na Zemle // Vestnik RAEN. 2007. № 4.
26.
Turchin A., Batin M. Futurologiya. XXI vek: bessmertie ili global'naya katastrofa // http://bit.ly/dn2kNV.
27.
Emel'yanova N.N. Kosmicheskaya bezopasnost' kak novyi element mezhdunarodnoi bezopasnosti // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. № 1. 2012.
28.
Rykhlova L.V., Shustov B.M. Asteroidno-kometnaya opasnost': novye podkhody // Vestnik RAN. 2009. T. 79. № 7.
29.
Artem'eva N. A., Bakanas E. S, Barabanov S. I. i dr. // Asteroidno-kometnaya opasnost': vchera, segodnya, zavtra / pod red. B. M. Shustova, L. V. Rykhlovoi. M., 2010.
30.
Mikisha A. M. Stolknovenie nebesnogo tela s Zemlei. Predotvrashchenie katastrofy // Zemlya i Vselennaya. 1995. № 4.
31.
Baturin Yu.M. Apriornaya istoriya kosmonavtiki. Prognoznyi stsenarii // Kosmonavtika XXI veka. Popytka prognoza razvitiya do 2101 goda. / Pod red. B.E. Chertoka. M., 2011.
32.
Grin B. Skrytaya real'nost': Parallel'nye miry i glubinnye zakony kosmosa. M.: URSS, LIBROKOM, 2013.
33.
Givishvili G.V. Temnaya energiya i «sverkhsil'nyi» antropnyi printsip // Voprosy filosofii. 2008. № 5.
34.
Nashe obshchee budushchee. Doklad Mezhdunarodnoi komissii po okruzhayushchei srede i razvitiyu / per. s angl. M.: Progress, 1989.
35.
Ursul A.D. Perspektivy ekorazvitiya. M., 1990.
36.
Ursul A.D. Perekhod Rossii k ustoichivomu razvitiyu. Noosfernaya strategiya. M., 1998.
37.
Baburin S.N., Ursul A.D. Politika ustoichivogo razvitiya i gosudarstvenno-pravovoi protsess. M., 2010.
38.
Kontseptsiya perekhoda Rossiiskoi Federatsii k ustoichivomu razvitiyu // Rossiiskaya gazeta. 1996. 9 apr.
39.
Lisin V.S., Yusfin Yu.S. Resurso-ekologicheskie problemy XXI veka i metallurgiya. M., 1998.
40.
Ursul A.D. Ekologicheskaya bezopasnost' i ustoichivoe razvitie // Gosudarstvennoe upravlenie resursami. Spetsial'nyi vypusk. № 11.3. Noyabr'. 2008.
41.
Fedotov A.P. Globalistika: Nachala nauki o sovremennom mire. M., 2002.
42.
Ursul A.D. Kontseptual'naya model' ustoichivogo razvitiya // Ekologiya urbanizirovannykh territorii. 2006. № 2.
43.
Osvoenie kosmosa i problemy ekologii / pod red. A.D. Ursula. Kishinev, 1990.
44.
Ursul A.D. Priroda informatsii. M., 1968
45.
Panov A.D. Universal'naya evolyutsiya i problema poiska vnezemnogo razuma (SETI). M., 2008.
46.
Belik A.P. Sotsial'naya forma dvizheniya. Yavlenie i sushchnost'. M., 1982.
47.
Orlov V.V. Materiya, razvitie, chelovek. Perm', 1974.
48.
Kozin N.G. Prognosticheskaya funktsiya obshchedialekticheskikh kriteriev progressa // Mirovozzrencheskie voprosy predvideniya i vremeni. Saratov, 1986.
49.
Bostrom N. A History of Transhumanist Thought // Journal of Evolution and Technology Vol. 14. April 2005 (http://jetpress.org/volume14/freitas.html).
50.
Novye tekhnologii i prodolzhenie evolyutsii cheloveka? Transgumanisticheskii proekt budushchego. M.: LKI, 2008.
51.
Kutyrev V.A. Chelovecheskoe i inoe. Bor'ba mirov. SPb. 2009.
52.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya // Natsional'naya bezopasnost' / Nota bene. 2010. № 3.
53.
Ursul A.D., Ursul T.A. Fenomen obrazovaniya v global'no-evolyutsionnom rakurse//Politika i Obshchestvo, №4-2010
54.
Ursul A.D. Strategiya natsional'noi bezopasnosti v rakurse ustoichivogo razvitiya//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2010
55.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'nye issledovaniya: ot globalizatsii znanii k stanovleniyu global'nogo znaniya//Filosofiya i kul'tura, №8-2010
56.
Ursul A.D. Stanovlenie kosmoglobalistiki//Filosofiya i kul'tura, №11-2010 51. Ursul A.D. Informatsiya i kul'tura//Filosofiya i kul'tura, №2-2011
57.
Ursul A. D. Problema bezopasnosti i sinergetika//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №2-2011
58.
Ursul A. D. Ekologicheskii rakurs bezopasnosti i razvitiya: metodologicheskie problemy//Natsional'naya bezopasnost' / nota bene, №3-2011
59.
Ursul A. D. Na puti k informatsionnoi globalistike: mezhdistsiplinarnyi podkhod // Politika i Obshchestvo.-2012.-2.-C. 101-109.
60.
Ursul A.D. Sinergeticheskii podkhod k issledovaniyu bezopasnosti // NB: Natsional'naya bezopasnost'.-2012.-2.-C. 1-47. DOI: 10.7256/2306-0417.2012.2.207. URL: http://www.e-notabene.ru/nb/article_207.html
61.
Ursul A.D., Ursul T.A. Perspektivy obrazovaniya: informatsionno-ekologicheskaya orientatsiya v interesakh ustoichivogo razvitiya // Pedagogika i prosveshchenie.-2011.-4.-C. 14-25.
62.
Ursul A.D., Ursul T.A. Global'noe mirovozzrenie i global'nye issledovaniya // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-1.-C. 137-173. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_46.html
63.
A.D. Ursul «Nauchnaya mysl' kak planetnoe yavlenie» (K 150-letiyu so dnya rozhdeniya V.I. Vernadskogo) // Filosofiya i kul'tura.-2013.-5.-C. 594-609. DOI: 10.7256/1999-2793.2013.05.3.
64.
Ursul A.D. Issledovanie informatsionnykh i global'nykh protsessov: mezhdistsiplinarnye podkhody i svyazi // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-3.-C. 154-201. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_259.html
65.
Ursul A.D., Ursul T.A., Il'in I.V. Global'nye i politicheskie protsessy: stanovlenie evolyutsionnogo podkhoda // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-3.-C. 95-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.564. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_564
66.
Ursul A.D., Il'in I.V. Globalizatsiya v kontekste ustoichivogo razvitiya: politicheskii aspekt//Pravo i politika, №7-201
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"