Статья 'Теоретические и практические проблемы проведения судебно-баллистической экспертизы по установлению относимости объекта ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Теоретические и практические проблемы проведения судебно-баллистической экспертизы по установлению относимости объекта

Алексова Анастасия Вячеславовна

соискатель

соискатель, прокуратура Приморского края

Aleksova Anastasiya Vyacheslavovna

Post-graduate student of the Department of Justice, Prosecutor's Supervision and Criminal Science at Far Eastern Federal University

istoria5@yandex.ru
Яровенко Василий Васильевич

доктор юридических наук

заведующий кафедрой, Дальневосточный федеральный университет

Yarovenko Vasilii Vasil'evich

Doctor of Law

Head of the Department at Far Eastern Federal University

dermkrim@jur.dvgu.ru

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.1.425

Дата направления статьи в редакцию:

03-04-2020


Дата публикации:

1-1-2013


Аннотация.

Статья посвящена особенностям проведения экспертизы для установления относимости объекта к огнестрельному оружию. Ввиду того, что методика экспертного исследования незаконно изготовленного оружия обладает определенной спецификой, освещены особенности изучения материальной части оружия в ходе экспертного исследования, методика проведения экспериментальной стрельбы для определения боевых свойств огнестрельного оружия. Выводы подтверждены примерами из экспертной практики, рассмотрены типичные экспертные ошибки в процессе экспертного исследования.

Ключевые слова: экспертиза, эксперт, следователь, оружие, исследование, заключение, эксперимент, стрельба, ошибки эксперта, выводы

Abstract.

The article is devoted to special features of the expertise for defining the relevance of an object to firearms. Due to the fact that the expertise methods for illegally produced weapon have certain features, the author discusses peculiarities of studying the material part of weapon during the expertise as well as methods of proof firing. To prove his conclusions, the author describes examples of expertise experience and views typical expert's mistakes which may be made in the process of the expertise. 

Keywords:

expertise, expert, investigator, weapon, investigation, expert evidence, expirement, firing, expert's mistakes, conclusions

Введение.

Начало активному процессу переосмысления отдельных теоретических положений и практических вопросов криминалистической экспертизы огнестрельного оружия положил Закон «Об оружии», предложивший собирательное понятие оружия. В этой связи А.Е. Михальчук справедливо отмечает, что данный нормативный акт закономерно предполагает своеобразную «ревизию» ряда теоретических положений проблематики криминалистического исследования оружия (во всем его многообразии), а также практических методик криминалистической экспертизы оружия. В частности, следует отметить, что этим законом по сути, создана нормативная база для выделения единого, комплексного судебно-экспертного исследования оружия [1, с. 33]. Наибольшие трудности в следственной и экспертной практике вызывает решение вопроса об относимости различных объектов к оружию, по своим тактико-техническим свойствам конструктивно схожие с ним.

Основная часть

В практике экспертно-криминалистической деятельности на исследование поступают устройства, по внешнему виду напоминающие оружие. Названная проблема не была оставлена незамеченной. Так, В.А. Ручкин высказал предложение о целесообразности комплексного экспертно-криминалистического исследования оружия и следов его применения в рамках судебно-баллистической экспертизы: теоретические основы криминалистической экспертизы оружия и следов его применения, базирующиеся на одноименном учении; экспертные исследования (экспертизы) холодного, метательного, пневматического, газового, огнестрельного оружия и подобных ему по устройству либо некоторым принципам действия стреляющих устройств; основы комплексного исследования боеприпасов и взрывчатых веществ; экспертные исследования вновь появляющихся видов оружия – электрического, лазерного (в перспективе) [2, с. 24-26].

Как правило, перед экспертом-криминалистом ставятся вопросы: «Является ли данное устройство огнестрельным оружием, каким способом и по типу чего оно изготовлено?». Весь процесс этой деятельности подробно регламентирован «Методикой установления принадлежности объекта к огнестрельному оружию» от 2000 года.

Одной из проблем судебно-следственной практики является исследование незаконно изготовленного огнестрельного оружия, в частности, постановки корректных вопросов эксперту [3, с. 34-138]. Так, проведя анализ ситуаций, встречающихся на практике, можно выделить следующие вопросы эксперту: 1) формулирование вопросов следователем по собственной инициативе; 2) формулирование вопросов одной из сторон по ходатайству, заявленному в ходе предварительного следствия; 3) формулирование вопросов специалистом, обладающим специальными познаниями в сфере проведения исследования.

На наш взгляд, при формулировании вопросов эксперту при проведении судебно-баллистической экспертизы незаконно изготовленного оружия во всех случаях целесообразно использовать помощь лица, обладающего специальными знаниями в данной сфере с целью проведения всестороннего и полного исследования объекта экспертизы. Методика экспертного исследования незаконно изготовленного оружия имеет много общего с методикой исследования стандартных образцов, но в то же время отличается определённой спецификой. Так, в частности, при решении вопроса является ли огнестрельным оружием, представленный на исследование объект, помимо изучения его материальной части, необходимо в каждом конкретном случае определять его убойную силу [4, с. 253].

Исследование материальной части незаконно изготовленного оружия преследует цель выяснить, относится ли оно к огнестрельному оружию, возможно ли из него произвести выстрел, пригодно ли оно для систематической стрельбы и т.д. Исследование состоит в изучении устройства оружия, установлении его боевых свойств и особенностей действия.

С этой целью производится осмотр оружия, выясняется принцип его конструкции, производится экспериментальная стрельба и т.д. Однако прежде чем излагать методику исследования, т.е. совокупность приемов и способов, приводящих к решению вопросов, поставленных перед экспертизой, необходимо остановиться на некоторых вопросах терминологии.

В связи с этим, прежде всего, должен быть решен вопрос о наименовании того, что поступает на исследование, так как в настоящее время одни эксперты называют предмет, поступивший на экспертизу, самодельным пистолетом [5], другие – оружием, третьи, объектом исследования или предметом, поступившим на экспертизу[6: 7, с.597-602], и т.д. В 80 % исследуемых нами экспертных заключений используется понятие «объект, поступивший на экспертизу».

Считаем более верным в тех случаях, когда имеется определенное внешнее сходство поступившего на экспертизу вещественного доказательства с определённым промышленным образцом оружия (по наличию барабана, ствола, рукоятки и пр.), следует говорить о поступлении пистолета или револьвера. В случаях же когда трудно судить о его принадлежности к оружию, необходимо указывать поступление на экспертизу предмета или металлической конструкции с указанием времени и места изъятия.

Исследование самодельного огнестрельного оружия, как и всех других объектов криминалистической экспертизы, начинается с осмотра. Осмотр – начальная стадия всего процесса исследования, а его результаты – основание для построения экспертных версий, которые затем и проверяются экспертом в процессе дальнейшего исследования. Отсюда следует, что к экспертному осмотру оружия должны быть предъявлены самые серьезные требования, так как в конечном итоге в зависимости от его результатов в значительной степени формулируются выводы эксперта.

Осмотр самодельного огнестрельного оружия преследует две цели:

  1. Выявить имеющиеся на оружии посторонние вещества или частицы;
    1. Изучить материальную часть оружия.

В случае обнаружения на оружии каких-либо посторонних веществ или следов (частицы грунта, крошки, волосы, пятна или потеки крови, следы пальцев и т.п.), могущих иметь существенное значение для дела, но исследование которых не относится к компетенции эксперта, он должен сообщить об этом органу, назначившему экспертизу.

Общий осмотр состоит в изучении и исследовании объекта в целях его индивидуализации. В этом случае обращают внимание на те особенности оружия, которые позволяют отличать его от всех остальных экземпляров оружия. Результаты осмотра отражаются в заключении эксперта в таком объеме, чтобы по описанию можно было индивидуализировать данный предмет, поскольку маркировка может и вовсе отсутствовать [8, с. 26]. В то же время, часто индивидуальные заводские знаки могут быть уничтожены спиливанием, забиванием участка с заводскими знаками и перебиванием заводского номера на другой. Если при осмотре оружия устанавливаются данные признаки, то эксперту следует осмотреть номера на закрытых частях оружия, ибо иногда преступник не знает всех мест расположения номеров или забывает о них. Когда на практике встречается сборное оружие, то не стоит ограничиваться только внешним осмотром такого оружия и фиксацией одного из номеров, а необходимо фиксировать все номера с обязательным указанием деталей, на которых они нанесены. Например, в ходе одного из экспертных исследований установлено, что представленный на исследование объект изготовлен «с использованием частей гладкоствольных охотничьих ружей моделей ИЖК или ЗК № 13337 (ствол), № А 9102 (колодка), № А 19234 (цевье) и части нарезного ствола калибра 7,62 мм промышленного производства» [9].

Кроме индивидуального заводского знака на оружии на видном месте способом штамповки наносится обозначение системы оружия и его калибр. При умышленном изменении или удалении заводского номера сохраняется «скрытое» изображение, позволяющее в последующем выявить цифровое и буквенное обозначение с помощью химических и электрических методов [10, с. 15].

Кроме того, необходимо указать материал, из которого изготовлено оружие или его отдельные детали, размеры, а в некоторых случаях и массу, указать на особенности внешнего вида, формы обработки, надписи, царапины, забоины металла и прочее, не ограничиваясь фотоснимками, на которых важные особенности могут быть малозаметны или совсем не видны.

Цель же специального осмотра состоит в изучении оружия как такового. При этом обращается внимание на наличие и взаиморасположение его частей, их состояние, взаимодействие, имеются ли патроны в патроннике, магазине, в каморах барабана, есть ли пороховая копоть в канале ствола и т.п. [8, с. 28].

Для того чтобы предмет можно было относить к огнестрельному оружию, необходимо установить также соответствующее взаиморасположение частей, в частности, бойка относительно оси канала ствола. В таких исследованиях нужно различать два варианта. Если требуемое взаимодействие частей не обеспечено в процессе изготовления, то предмет не может быть признан оружием, а может быть признан лишь заготовкой для него. В случае правильного изготовления и наступления нарушения взаимодействия деталей вследствие эксплуатации либо по иным обстоятельствам, предмет следует отнести к группе огнестрельного оружия, но признать непригодным для стрельбы в имеющемся состоянии [11, с.166].

Например, эксперту для исследования был представлен предмет, похожий на револьвер. Внешнее оформление деталей исследуемого предмета, качество обработки, способ нанесения маркировочных обозначений, свидетельствует о том, что данный предмет изготовлен самодельным способом. При исследовании ударно-спускового механизма, установлено, что курок не становится на боевой взвод. При неполной разборке было установлено, что боевая пружина сломана. В результате проведенного исследования эксперт сделал вывод, что представленный на исследование револьвер не пригоден для производства выстрелов и огнестрельным оружием не является [12].

При описании исследуемых объектов не следует забывать о таких казалось бы «мелочах», как наличие сквозного канала ствола, действующей пружины, не сломанного спускового крючка и т.п. При осмотре особое внимание обращается на наличие ствола и следов его крепления. На практике могут встречаться случаи, когда самодельным пистолет, внешне похожий на оружие, не имеет боевого ствола, а ствол в виде самостоятельной детали хранится отдельно и может быть присоединён к оружию только в нужный момент [13] .

Самодельные однозарядные пистолеты по форме часто похожи на автоматическое оружие. В таких случаях определить, является ли данный экземпляр автоматическим пистолетом, можно только разобрав его и проанализировав его материальную часть.

Перед разборкой оружие необходимо тщательно осмотреть, сфотографировать, заметить положение деталей, степень затянутости винтов, замерить усилие на спусковом крючке, и, если возможно, силу боевой пружины, т.е. предусмотреть все возможное, чтобы после сборки оружия оно действовало точно так же, как при поступлении на экспертизу. Если же вследствие коррозии или других причин разобрать исследуемое оружие невозможно, то его следует сфотографировать в рентгеновских или гамма-лучах, что позволит по фотоснимкам определить его конструктивные особенности.

При описании исследуемых объектов следует использовать терминологию, которая употребляется в отношении стандартных образцов. При наличии у исследуемого объекта особых деталей, отсутствующих у заводского оружия, им дается свое наименование, но правильное по существу и понятное по смыслу. В то же время, необходимо иметь ввиду, что описание исследуемого объекта не должно быть слишком длинным и трудно воспринимаемым при чтении.

Направление и объем специальной части осмотра целиком определяется вопросами, поставленными на разрешение эксперта, и являются органической частью всего исследования. Более того, решение некоторых вопросов проводится главным образом, на основе результатов этого осмотра. В частности, ответить на вопрос, является ли оружием конкретное изделие, можно лишь после того, как будет точно определено, что именно представлено на исследование. Для этого должны быть охарактеризованы конструкция и боевые качества.

Охарактеризовать конструкцию – значит определить или дать точное наименование объекту исследования, найти его место в ряду других однородных с ним предметов. Огнестрельное оружие – понятие собирательное, в равной степени относящееся к известным предметам вооружения, независимо от места и времени их изготовления. Вместе с тем в зависимости от назначения и особенностей конструкции огнестрельное оружие подразделяется на группы, виды и разновидности. Поэтому необходимо правильно охарактеризовать предмет, являющийся оружием, чтобы отнести его к какой-либо группе или виду оружия.

При незаконном изготовлении могут встречаться экземпляры оружия, в основе которых лежат уже устаревшие боевые образцы, промышленным способом не изготавливающиеся. Задача эксперта при определении незаконно изготовленного оружия заключается в том, чтобы опираясь на знание эволюции материальной части оружия, правильно охарактеризовать данную конструкцию и отразить это в своих выводах.

Вывод в отношении конструкции объекта, представленного на исследование и его системы строится на сравнении с общеизвестными образцами, что и должно быть подчеркнуто экспертом. В качестве примеров, можно привести следующие выводы:

  1. Предмет относится к нестандартному нарезному оружию, самодельно изготовленный из охотничьего гладкоствольного ружья «ИЖ-К», путём замены ствола и является огнестрельным оружием. Оружие приспособлено для стрельбы патронами, калибра 7,62 мм образца 1943 года [14].
  2. Предмет является самодельным короткоствольным нарезным огнестрельным оружием, переделанным из пневматического газобаллонного пистолета типа МР-654К путём замены штатного ствола на самодельный нарезной под 9 мм пистолетный патрон, путём реконструкции рукоятки под магазин к пистолету ПМ и добавлением в конструкцию пистолета затвора и соответствующего ударного механизма [15].

Окончательный вывод в отношении исследуемого оружия может быть сформулирован только после исследования его боевых свойств, так как степень опасности данного изделия определяется не только его конструкцией, но и теми результатами, к которым приводит практическое его использование [8, с. 28-30].

В том случае, если на экспертизу предоставляются заготовки оружия или его отдельные детали, то процесс исследования естественно на этом заканчивается. В ряде случаев можно поступить таким же образом и тогда, когда при исследовании готового изделия устанавливается, что оно непригодно для производства выстрела [16, с. 20].

Вообще же, вопрос об отнесении самодельных устройств к огнестрельному оружию тогда, когда на экспертизу представляются отдельные части (их заготовки), более сложен. В таких случаях эксперт должен в первую очередь установить, можно ли использовать представленные на экспертизу объекты для изготовления огнестрельного устройства данного вида. Очевидно, что вывод эксперта в подобных случаях может быть, как правило, вероятным. И лишь тогда, когда эксперт убеждён, что исследуемые объекты являются частями или заготовками частей огнестрельного устройства и ничем иным быть не могут, он вправе сделать категорический вывод об отнесении их к незавершённому (или некомплектному) экземпляру огнестрельного оружия данного вида. Как показывает практика, большое значение при этом имеют чертежи или схематические наброски, изъятые органами следствия у подозреваемого или обвиняемого [17, с. 168-169].

Что касается исследования боевых свойств исследуемого объекта, то оно производится не только для того, чтобы путем экспериментальной стрельбы определить боевые свойства объекта, но и для того, чтобы подвергнуть проверке вывод эксперта о предназначенности исследуемого устройства для стрельбы и реальной возможности ее осуществления [16, с. 20]. Необходимо отметить и некоторые особенности экспериментальной стрельбы. Так, при экспериментальной стрельбе дробовым снарядом при вычислении удельной кинетической энергии в качестве площади поперечного сечения берется площадь сечения канала ствола, а не площадь сечения отдельной дробины или картечины. Это связано с тем, что кинетическая энергия определяется вблизи дульного среза, где дробовой сноп движется как моноснаряд.

Эксперимент по выяснению поражающей способности дульнозарядного оружия имеет некоторую особенность, которая связана с тем, что эксперту изначально не известна масса метательного вещества, масса снаряда и условия заряжания (плотность заряжания, тип пыжа, калибр снаряда). От этих факторов будет, естественно, зависеть кинетическая энергия, приобретаемая снарядом. Поэтому рекомендуется поступать следующим образом. Исходя из диаметра и длины канала ствола, выбирают стандартный боеприпас соответствующего калибра. Разряжают его и берут третью часть порохового заряда, с которой и начинают экспериментальную стрельбу. В качестве снаряда можно использовать стандартную пулю (дробину, картечину) соответствующего диаметра. Если при этом снаряд не получает кинетической энергии, необходимой для поражения, то увеличивают пороховой заряд и повторяют стрельбу. Эксперименты проводят до тех пор, пока либо энергия снаряда не станет больше энергии на границе поражения, либо не произойдет разрушение оружия.

Когда состояние исследуемого объекта не позволяет произвести экспериментальную стрельбу без внесения изменений в его конструкцию, вывод эксперта формулируется только на основе анализа материальной части. Поскольку поражающие свойства объекта остаются невыясненными, эксперт либо не признает данный объект огнестрельным оружием, либо вправе отказаться от вывода по существу.

В процессе экспериментальной стрельбы необходимо произвести измерения скорости полета снаряда на расстоянии 1 м от дульного среза ствола. В целях объективизации данных экспериментальной стрельбы целесообразно провести три выстрела. Для определения боевых свойств огнестрельного оружия необходимо знать некоторые сведения из внутренней и внешней баллистики, такие, как скорость, кинетическая и минимальная кинетическая энергия метаемого снаряда.

Скорость в механике – величина, характеризующая движение материальной точке и равная пределу отношения пройденного ею пути к промежутку времени, в течение которого происходило перемещение, когда этот промежуток стремится к нулю. Если объект движется равномерно, то есть за равные промежутки времени проходит равные пути, то его скорость будет равна отношению пройденного пути S к времени t, в течении которого этот путь был пройден:

V=S/t

Кинетическая энергия – энергия движения. Кинетическая энергия материальной точки выражается половиной произведения массы точки на квадрат скорости, с которой точка движется в данный момент времени:

E=mV²/2,

m=P/g

где P – масса материальной точки,

g – ускорение свободного падения (9,8 м/с²).

Необходимо также рассчитать площадь поперечного сечения снаряда (S, мм²) по формуле:

S=пd²/4

Где п=3,14 – постоянная величина,

D – диаметр снаряда, мм.

Далее необходимо определить удельную кинетическую энергию снаряда (Eу/Дж/мм²) по формуле:

Еу=Е/S

Где Е – кинетическая энергия снаряда, Дж,

S – площадь поперечного сечения снаряда, мм².

Долгое время единого криминалистического критерия величины кинетической энергии снаряда, достаточной для причинения проникающих ранений, и, следовательно, признания предмета огнестрельным оружием не было. Отсутствие такого критерия приводило к различиям в оценках.

В настоящее время такой критерий разработан и предложен Л. Ф. Савранем – это удельная кинетическая энергия (количество кинетической энергии на единицу площади поперечного сечения пули, дроби), равная 0, 5 Дж/мм². Этот критерий апробирован и рекомендован для внедрения в экспертную практику [18, с. 24-25].

После составления необходимых расчетов и получения соответствующих данных полученное значение Еу необходимо сравнить с величиной 0,5 Дж/мм². Если полученное значение Еу равно и более 0,5 Дж/мм², то данное обстоятельство свидетельствует о том, что объект обладает достаточной поражающей способностью, вследствие чего экспериментальная стрельба прекращается.

Если при производстве экспериментальной стрельбы будет установлено, что удельная кинетическая энергия снаряда не достигает 0,5 Дж/мм² эксперт обязан изменить условия заряжания (увеличить метательный заряд, массу снаряда и т.д.) и продолжить экспериментальную стрельбу до тех пор, пока удельная кинетическая энергия снаряда не достигнет или не превысит 0,5 Дж/мм². на основании полученных результатов делается вывод об отнесении предмета к огнестрельному оружию. Например, удельная кинетическая энергия приспособленного сигнального устройства в виде ручки под огнестрельное оружие составляет 2,08 Дж/мм² [19].

Если в процессе производства экспериментальной стрельбы до достижения значения удельной кинетической энергии снаряда в 0,5 Дж/мм² происходит разрушение конструкции или её деформация, прорыв пороховых газов, создающий опасность для стреляющего, указанные обстоятельства свидетельствуют о том, что исследуемая конструкция не обладает достаточной прочностью и надёжностью и не отвечает требованиям безопасности, вследствие чего не может быть отнесена к огнестрельному оружию.

Определение кинетической энергии пули при полете представляет самостоятельный вопрос и рассматривается отдельно. Следует лишь отметить, что самодельное изготовление оружия упрощенной конструкции без соблюдения необходимых допусков ведет к ухудшению всех его баллистических свойств и, в первую очередь, убойности оружия.

Надежность атипичного оружия рассматривается, прежде всего, с точки зрения правильности и прочности изготовления, затем – со стороны безотказности и долговременности использования для стрельбы. Вопросы надежности тесно связаны с «живучестью оружия». Живучесть оружия зависит, главным образом, от прочности деталей, интенсивности и продолжительности его эксплуатации. Подвижность оружия (весовые и линейные данные), составляющая содержание маневренности, в некоторой степени может интересовать следственно-судебных работников, например, в решении вопроса об удобстве пользования оружием, незаметном переносе его и т.д. Именно с этой целью преступниками нередко изготавливаются обрезы различных систем заводского оружия [11, с. 171].

Экспертиза, проводимая в ходе предварительного расследования по объему и значимости информации в установлении обстоятельств по уголовному делу не имеет себе равных [20, с. 150]. Заключение эксперта как доказательство представляет собой совокупность фактических данных, содержащихся в его сообщении следователю и суду, установленных в результате исследования объектов, проведенного лицом, сведущим в определенной области науки, техники или иных специальных знаний [21, с. 124].

Для заключения эксперта как вида доказательств существенно то, что оно: а) появляется в деле в результате исследования, б) исходит от лица, обладающего определенными специальными знаниями, без использования которых было бы невозможно само исследование, в) дается с соблюдением специально установленного процессуального порядка [22, с. 359]. Очевидно, что заключение эксперта выполняет как минимум две важнейшие функции: 1) функцию фиксации хода и результатов исследования и 2) функцию коммуникации и интеракции, т.е. информирования о результатах и убеждениях читателей заключения эксперта в правильности выводов [23, с. 100].

Одним из критериев, определяющих качество экспертного заключения как доказательства по делу, является определенность выводов эксперта, понимаемая, как степень невозможности их неоднозначных толкований: чем выше определенность, тем меньше возможностей у стороны, оценивающей доказательства, различных толкований этих выводов, а следовательно, тем точнее позиционируется экспертное заключение среди других доказательств по делу. Именно высокий уровень неопределенности выводов эксперта в наибольшей степени определяет низкое качество экспертных заключений. Причина такого явления состоит, как правило, в том, что эксперт не до конца использует потенциал эмпирических исследований, проведенных с объектом экспертизы. Законодательство обязывает эксперта дать заключение по представленным на экспертизу вопросам, но не стимулирует его к достижению максимального уровня качества этого заключения. Кроме того, сами экспертные методики основное внимание уделяют проведению экспертного исследования, отодвигая на второй план формулировку результатов исследований [24, с. 6].

Специфика судебно-баллистического исследования незаконно изготовленного огнестрельного оружия должна найти отражение и в заключение эксперта, в том числе и во введении, исследовательской части и выводах. Между тем во многих заключениях экспертно-криминалистических учреждений, проводивших исследование незаконно изготовленного огнестрельного оружия, нередко отсутствует полное описание исследуемых объектов, содержатся недостаточно ясные и точные термины, затрудняющие оценку и использование выводов эксперта.

Так, в разделе «введение» иногда неправильно именуются объекты, поступившие на исследование. Нам представляется, что в таких случаях нужно руководствоваться следующим. Если поступивший объект полностью изготовлен самодельно и не имеет общей формы огнестрельного оружия, его следует именовать как предмет, индивидуализированно по форме или иным характерным признакам. Например, «для исследования поступил металлический предмет в виде трубки» (так же следует и именовать объект в начале исследования). Если объект имеет форму какого-либо оружия, то указывается, что на исследование поступил предмет, имеющий форму пистолета. Переделанные образцы кроме обрезов, можно именовать тем оружием, которое подверглось переделке, поскольку характер изменения точно устанавливается лишь исследованием. Кроме этого, если на поступившем образце имеется номер, маркировочные знаки, то необходимо указать и их.

В исследовательской части подробно описывается ход и результаты эксперимента. Характер описания в первую очередь зависит от конструкции, композиции исследуемого объекта. Если, например, исследованию подлежит переделанный образец оружия, то особенность его описания в том, что нужно подробно изложить все внесенные изменения с указанием, в случае необходимости линейных величин. Подробно описывать механизмы и детали не подвергшиеся изменению не нужно. Можно ограничиться указанием на то, что остальные детали и механизмы использованы от заводского оружия определенного образца и переделке не подвергались, взаимодействие их не нарушено и осуществляется без осложнений. Детально описывается взаимодействие самодельных частей с заводскими, чтобы в случае необходимости можно было дать оценку любому моменту их взаимодействия [25, с. 247].

Описывая детали и механизм исследуемого образца оружия, следует пользоваться терминологией, применяемой в наставлениях по стрелковому делу. Кроме того, поскольку самодельное оружие изготавливают лица, нередко имеющие определенную подготовку и навык обработки металлоизделий, они в изготовляемую деталь вносят конструктивные элементы, не характерные для частей огнестрельного оружия. Описание подобных узлов следует делать с применением понятий и терминологии, применяемых в технологии по обработке металлов, если необходимая терминология отсутствует в наставлениях и другой специальной литературе по стрелковому делу [25, с. 249].

Кроме этого, особое значение имеет иллюстрирование результатов исследования. Конструкция отдельных узлов, взаимодействие частей самодельного оружия бывают настолько уникальными, что само описание их составляет трудность. Часто без показа отдельных моментов взаимодействия частей на фотоснимке трудно понять их лицу, не проводившему экспертного исследования. Иногда целесообразно составление также схем, чертежей, демонстрирующих определённые моменты взаимодействия частей оружия. Заключение эксперта должно быть иллюстрировано фотоснимком общего вида исследуемого образца в собранном и разобранном состоянии. В ряде случаев, в зависимости от решаемых вопросов, целесообразно показать ряд положений частей: ударного механизма на боевом взводе, способа досылания патрона в патронник и специфическое положение при этом ударного механизма, взаимодействие интересующих следствие деталей. Иногда для уяснения специфики следообразования на гильзе полезно проиллюстрировать следообразующую поверхность или механизм следообразования.

Вместе с этим, необходимо отметить, что на практике порой случаются случаи следственных и судебных ошибок, вызванных не соответствующим действительности заключением эксперта. Причинами экспертных ошибок являются обстоятельства самого различного свойства. В литературе существуют различные взгляды на классификацию причин экспертных ошибок, однако все они сходятся в том, что такая классификация должна начинаться с деления причин на объективные и субъективные.

Среди причин объективного характера встречается такая причина, как представление эксперту неполноценного исходного материала – недостаточно информативного по своим свойствам объекта исследования, который обычно имеет статус вещественного доказательства. К объективным причинам экспертной ошибки также можно отнести нарушение сроков, установленных для производства экспертизы, недостаточную укомплектованность экспертных подразделений отвечающей передовым требованиям экспертной техникой. Очевидно, что значительное влияние на уровень проводимых экспертом исследований и правильность полученных результатов оказывает внедрение в экспертную технику достижений научно-технического прогресса, новых высокочувствительных инструментальных методов.

Субъективные причины экспертных ошибок, как правило, являются следствием профессиональной некомпетентности эксперта, которая может выражаться в незнании ими современных методик исследования, неумении пользоваться определенными техническими средствами исследования, в неспособности эксперта применить метод исследования, наиболее эффективный в конкретном случае, дать правильную оценку идентификационной значимости признаков объекта исследования и т.д. [26, с. 7-8]. В этой связи следует согласиться с мнением Р.С. Белкина, что «субъект оценки в состоянии лишь оценить полноту ответа на поставленные перед экспертом вопросы, но никак не правильность выбора экспертом метода исследования, его применения, полученных результатов» [27, с. 11].

И.Н. Сорокотягин экспертные ошибки подразделяет на процессуальные (формальные) и исследовательские (содержательные) [28, с. 210]. П.С. Кузнецов выделяет три основные тенденции, ведущие к недостоверности заключений экспертов: отсутствие фактических данных, их искажение и неверное истолкование [29, с. 160]. Ю.Г. Плесовских отмечает, что ошибочное заключение эксперта может быть результатом получения экспертом недостоверных исходных материалов, дачи экспертом заведомо ложного заключения либо экспертной ошибки [30, с. 4].

В юридической литературе и на практике существует два противоположных мнения о необходимости анализа фактических данных, положенных в основу экспертизы. Многие судьи откровенно заявляют, что никогда не читают исследовательскую часть заключения, а используют только выводы эксперта. А.А. Эйсман достаточно категорично заявляет, что фактические данные – признаки, свойства предметов, на которых основан вывод, - не имеют никакого практического значения, их полная юридическая бесполезность очевидна [31, с. 97].

Другая точка зрения наиболее полно аргументирована В.Я. Колдиным. Он считает, что при оценке заключения эксперта важно анализировать не только и не столько форму вывода, сколько фактические данные, обнаруженные в процессе исследования, обоснование сделанного вывода [32, с. 198]. Полагаем, что данная точка зрения является более состоятельной. Так, если суд или следователь не уяснил сущность экспертизы, то каким образом он может принимать какие-либо процессуальные решения по делу?

Проведенным исследованием выявлены следующие экспертные ошибки, допускаемые при проведении экспертиз незаконно изготовленного оружия. В большинстве заключений эксперты при описании осмотра вещественных доказательств ограничиваются кратким указанием на габаритные размеры представленного на экспертизу объекта. Каких-либо других признаков, индивидуализирующих объекты исследования, к числу которых обычно относятся наличие на их поверхности каких-то специфических веществ, надписей, украшений и т.п., в заключениях не приводится [18, с. 7].

Вместе с этим, целью описания вещественного доказательства в данном случае является только индивидуализация исследуемого объекта, выделение его из массы других однородных предметов. Это требование имеет существенное значение для экспертизы самодельного оружия, так как на исследование поступают различные изделия, а от заключения эксперта во многом зависит юридическая квалификация действий их изготовителей и владельцев. Описание вещественного доказательства должно быть не громоздким, но полным. При этом следует обращать внимание на характерные признаки именно этого предмета, отличающие его ото всех остальных.

Действительно, в значительной степени успех установления оружия по выстрелянным пулям зависит от внимательного и умелого осмотра идентифицируемого оружия. Однако, нередко осмотр канала ствола идентифицируемого оружия производится поверхностно. В большинстве рассмотренных заключений экспертов устройство и состояние канала ствола оружия не описывается: не указывается ни количество, ни направление нарезов, ни наличие в канале ствола посторонних частиц и загрязнений, ни способ образования нарезов. Например, в одном из исследуемых заключений экспертов указано следующее описание канала ствола: «Канал ствола имеет четыре нареза правого наклона. Диаметр канала ствола у дульного среза (по полям нарезов) 9,2 мм» [33]. В другом заключение, хотя экспертом и указывается о том, что штатный ствол заменен на самодельный нарезной ствол, но отсутствует указание о возможном способе образования нарезов [34].Вместе с этим, в некоторых заключениях данные вопросы экспертом освещаются подробно: «наличие следов грубой механической обработки ствола, следов замены ствола, отобразившихся в виде царапин, наплывов и заусенцев металла, а также следов сварки указывают на то, что ствол изготовлен самодельным способом с использованием металлообрабатывающего оборудования [35].

Иногда в заключениях упоминаются признаки оружия, которые не имеют никакого значения для разрешения вопроса о том, из какого оружия выстреляна пуля, а указанных выше данных о канале ствола, которые существенно влияют на образование следов на выстеленных пулях, не приводятся [36, с. 182-184]. Кроме этого,многие эксперты не уделяют достаточного внимания правильному проведению экспериментов – экспериментальной стрельбы при идентификации.

В экспериментах, связанных с исследованием незаконно изготовленного огнестрельного оружия, экспериментальная стрельба проводится для того, чтобы, с одной стороны, подтвердить предварительный вывод о предназначенности исследуемого объекта для производства выстрелов и реальной возможности их осуществления, а с другой – определить внешне баллистические свойства данного объекта, к которым в первую очередь относятся начальная скорость снаряда и его кинетическая энергия. Подробное описание в заключении эксперта подготовки к экспериментальной стрельбе и условий ее проведения позволяет судить о научной постановке эксперимента и исследования в целом, тщательности его проведения и в конечном итоге об обоснованности и достоверности выводов.

Причиной большинства ошибок в проведении идентификации оружия по выстрелянным пулям, большая часть случаев, когда эксперты не могут разрешить вопрос об идентичности оружия и основных затруднений при проведении повторных экспертиз выстрелянных пуль, являются неумелое проведение экспериментальной стрельбы и отсутствие описания ее в заключениях экспертов. Например, в одном из заключений экспертов указано, что «выстрелы происходили без осечек, что свидетельствует о пригодности пистолета для стрельбы» - этим ограничился эксперт при описании экспериментальной стрельбы [37].

Экспериментальная стрельба при производстве экспертизы рассматривается некоторыми экспертами, как чисто техническое действие для получения каких-либо сравнительных материалов – выстрелянных из идентифицируемого оружия пуль. В ряде случаев из исследуемого оружия производится большое количество выстрелов без предварительного подбора патронов и подготовки оружия к проведению экспериментов [36, 182-184].

В заключениях очень редко указано, какие патроны использовались для экспериментальной стрельбы из исследуемого оружия. Можно предполагать, что специально для экспериментальной стрельбы патроны не выбираются.Примерами тому могут послужить вышеназванные заключения экспертов.

Вывод эксперта о том, что данный объект является огнестрельным оружием должен строиться не только на основании результатов проведенной из него огнестрельной стрельбы, но и исследования особенностей его устройства, конструкции, поскольку сам факт возможности производства выстрела из того или иного предмета еще не свидетельствует о том, что этот предмет является огнестрельным оружием.Так, в одном из экспертных заключений обоснованно сделан вывод о том, что результаты исследования, сравнительного исследования и экспериментальной стрельбы свидетельствуют о том, что пистолет, изъятый у гр. С., является огнестрельным оружием, изготовлен самодельным способом по типу однозарядных, гладкоствольных, короткоствольных, неавтоматических пистолетов, предназначен для стрельбы малокалиберными патронами кольцевого воспламенения калибра 5,6 мм. [38]. Исходя из содержания экспертного заключения данный вывод сделан после подробного исследования описания как конструкции самого объекта, представленного на исследование, так и тщательно проведенной и описанной в данном заключении экспериментальной стрельбы.

Выводы.

При расследовании преступлений, совершенных с применением нестандартного огнестрельного оружия, необходимо проведение судебно-баллистической экспертизы по установлению относимости и пригодности объекта к огнестрельному оружию. При исследовании самодельного огнестрельного оружия эксперт должен установить, можно ли использовать представленный на экспертизу объект в качестве огнестрельного устройства, возможно ли из него производство выстрела, пригодно ли оно для систематической стрельбы и т.д. С этой целью устанавливается взаиморасположение и взаимодействие соответствующих частей, в частности, бойка относительно оси канала ствола.

Более сложным является решение вопроса об отнесении устройств к огнестрельному оружию тогда, когда на экспертизу представляются неисправный, разобранный объект либо отдельные части (их заготовки). В таких ситуациях важно установить не только факт непригодности оружия, но и время его возникновения: до, в период или после совершения преступления, а также причину этого дефекта и легко ли она устранима. В отдельных случаях возникает решения вопроса о возможности производства выстрелов при определенных обстоятельствах, которые определяет следователь, учитывая обстановку и действия как потерпевшего, так и обвиняемого.

Библиография
1.
Михальчук А.Е. О криминалистической экспертизе оружия//Использование достижений науки и техники в предупреждении, раскрытии и расследовании преступлений: Современное состояние и перспективы развития судебной экспертизы, Саратов, 1994.
2.
Ручкин В.А. О некоторых тенденциях развития судебной экспертизы оружия и следов его применения// Эксперт криминалист № 2, 2008.
3.
Яровенко В.В., Полещук О.В. Криминалистическое исследование незаконно изготовленного огнестрельного оружия // Право и политика. №3. 2007.
4.
Устинов, А. И. Некоторые вопросы судебно-баллистической экспертизы самодельного огнестрельного оружия // Вопросы криминалистики и судебной экспертизы. Материалы научной конференции, Сб. 2. – Душанбе, 1962.
5.
Заключение эксперта № 61/04 от 21 января 2004 года. Архив ГУ «Приморская лаборатория судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ».
6.
Заключение эксперта № 1782/08 от 13 августа 2008 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
7.
Яровенко В.В. Криминалистическая характеристика предметов, используемые в качестве оружия совершения преступления // Право и политика №3 (147), 2012.
8.
Зотов, А. П., Сироткин, Л. И., Фомичёв, В. Н. Криминалистическое исследование самодельного огнестрельного оружия. Учебное пособие / А. П. Зотов, Л. И. Сироткин, В. Н. Фомичев; Отв. ред.: Малюткин В. А. – Чебоксары: Изд-во Чуваш. ун-та, 2000.
9.
Заключение эксперта № 490 от 15 декабря 2008 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края.
10.
Втюрин, А. В. Использование специальных познаний при исследовании огнестрельного оружия в случае замены его отдельных частей // Криминалистические методы расследования преступлений. Научное издание, Вып. 2.-Тюмень: Изд-во Тюмен. ВШ МВД РФ, 1995.
11.
Ладин, В. Н. Криминалистическое исследование основных признаков атипичного огнестрельного оружия // Криминалистика и судебная экспертиза, Вып. № 1.-1964.
12.
Заключение эксперта № 0714/05 от 29 февраля 2004 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
13.
Заключение эксперта № 897/04 от 01 ноября 2002 года. Архив ГУ «Приморская лаборатория судебной экспертизы при Министерстве юстиции РФ».
14.
Заключение эксперта № 2245/05 от 8 ноября 2005 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
15.
Заключение эксперта № 0165/05 от 2 марта 2004 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
16.
Устинов, А. И. Самодельное огнестрельное оружие и методика его экспертного определения. Пособие для экспертов-криминалистов / А. И. Устинов. – М.: Изд-во ВНИИОП МООП СССР, 1968.
17.
Ростов, М. Н. Об отнесении к огнестрельному оружию некоторых самодельных устройств // Проблемы и практика трасологических и баллистических исследований. Сборник научных трудов, № 17. – М.: Изд-во ВНИИСЭ. – 1976.
18.
Нусбаум, В. И. Обзорная информация: Криминалистическое исследование объектов с целью отнесения их к самодельному огнестрельному оружию. № 7 / В. И. Нусбаум; отв. за вып.: Крылова И. В. – М.: Изд-во ВНИИСЭ, 1979.
19.
Заключение эксперта № 1085/05 от 2 июня 2005 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
20.
Савельева М.В., Степанов В.В. Фактор внезапности в уголовном судопроизводстве (процессуальные и тактические аспекты).: Саратов, 2006.
21.
Карлов В.Я. Судебная экспертиза в уголовном процессе Российской Федерации: учеб. Пособие. М., 2008.
22.
Белкин А.Р.Теория доказывания в уголовном судопроизводстве, М., 2007.
23.
Кискина Е.Е. Заключение эксперта как акт коммуникации//Судебная экспертиза, 2009, № 3.
24.
Исаков В.Д., Гринь О.А. Пути повышения определенности выводов в заключении эксперта//Судебная экспертиза № 1 2007.
25.
Ладин В.Н. Специфика заключения судебно-баллистической экспертизы атипичного оружия// Криминалистика и судебная экспертиза № 3, 1966.
26.
Скрипилева Н.А. О некоторых причинах совершения ошибок при производстве экспертиз и возможностях их предотвращения//Российский следователь, № 3, 2003.
27.
Белкин Р.С. Об оценке заключения судебного эксперта//Актуальные проблемы судебной экспертизы и криминалистики: тезисы науч.-практ. Конференции. Киев, 193.
28.
Сорокотягин И.Н. Экспертные ошибки и их классификация // Российский юридический журнал, № 5, 2009.
29.
Кузнецов П.С. Проблема достоверности судебной экспертизы (фактические данные и выводы эксперта)//Российский юридический журнал, № 5, 2008.
30.
Плесовских Ю.Г. Проблемы контроля качества судебно-экспертного исследования следователем//Российский следователь, 2008, №12.
31.
Эйсман А.А. Заключение эксперта (структура и научное обоснование). М., 1967.
32.
Колдин В.Я. Судебная идентификация. М., 2002.
33.
Заключение эксперта № 22/03 от 2 марта 2003 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
34.
Заключение эксперта № 034/05 от 24 февраля 2005 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
35.
Заключение эксперта № 68/05 от 28 марта апреля 2005 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток.
36.
Комаринец Б.М. О недостатках в производстве экспертиз идентификации огнестрельного оружия по выстреленным пулям//Методика криминалистической экспертизы:-М., 1961 г., СБ. 2.
37.
Заключение эксперта № 22/03 от 2 марта 2003 года. Архив ЭКЦ при УВД Приморского края, Владивосток
38.
Заключение эксперта № 17/01 от 15 января 1997 года. Архив ЭКЦ при УВД г. Тюмени.
39.
В. В. Яровенко. Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
40.
Яровенко В.В.. Общественная опасность отдельных видов оружия и уголовная ответственность за него // Административное и муниципальное право. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
41.
А. В. Алексова. К вопросу о проведении экспертизы для установления относимости объекта к огнестрельному оружию // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
42.
В. В. Яровенко. Применение специальных знаний при исследовании объектов судебной баллистики (обзор практики) // Право и политика. – 2012. – № 4. – С. 104-107.
43.
В. В. Яровенко, О. В. Полещук. Криминалистическое исследование патронов к огнестрельному оружию. // Право и политика. – 2007. – № 10.
44.
В. В. Яровенко. Понятие криминалистической дерматоглифики // Право и политика. – 2011. – № 3.
45.
В.В. Яровенко, Т.В. Яровенко. Проблемы экспертизы огнестрельного и холодного оружия // Право и политика. – 2010. – № 4.
46.
А.И. Комаров, Т.В. Яровенко. Некоторые проблемы проверки версии причинения смерти из огнестрельного оружия по неосторожности // Право и политика. – 2009. – № 7.
47.
В.В. Яровенко, А.В. Присекин. Понятие и виды тайников как часть способа сокрытия преступной деятельности. // Право и политика. – 2009. – № 4
48.
Яровенко В.В. Проблемы применения специальных знаний при исследовании различных видов огнестрельного оружия и боеприпасов // NB: Вопросы права и политики. - 2012. - 2. - C. 146 - 163. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_165.html
49.
А. В. Алексова К вопросу о проведении экспертизы для установления относимости объекта к огнестрельному оружию // Право и политика. - 2012. - 8. - C. 1434 - 1439.
50.
Яровенко В.В., Атанова К.А. Криминалистическая экспертиза подделки // NB: Вопросы права и политики. - 2013. - 3. - C. 318 - 329. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.612. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_612.html
51.
В. В. Яровенко Криминалистическая характеристика предметов, используемых в качестве оружия совершения преступления // Право и политика. - 2012. - 3. - C. 597 - 602.
52.
А. В. Алексова Участие специалиста при расследовании преступлений, связанных с применением незаконно изготовленного огнестрельного оружия // Право и политика. - 2012. - 7. - C. 1227 - 1232.
53.
Яровенко В.В., Каратаев А.В. Криминалистическая характеристика и неотложные следственные действия по делам о незаконной охоте // NB: Вопросы права и политики. - 2013. - 5. - C. 351 - 377. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.791. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_791.html
References (transliterated)
1.
Mikhal'chuk A.E. O kriminalisticheskoi ekspertize oruzhiya//Ispol'zovanie dostizhenii nauki i tekhniki v preduprezhdenii, raskrytii i rassledovanii prestuplenii: Sovremennoe sostoyanie i perspektivy razvitiya sudebnoi ekspertizy, Saratov, 1994.
2.
Ruchkin V.A. O nekotorykh tendentsiyakh razvitiya sudebnoi ekspertizy oruzhiya i sledov ego primeneniya// Ekspert kriminalist № 2, 2008.
3.
Yarovenko V.V., Poleshchuk O.V. Kriminalisticheskoe issledovanie nezakonno izgotovlennogo ognestrel'nogo oruzhiya // Pravo i politika. №3. 2007.
4.
Ustinov, A. I. Nekotorye voprosy sudebno-ballisticheskoi ekspertizy samodel'nogo ognestrel'nogo oruzhiya // Voprosy kriminalistiki i sudebnoi ekspertizy. Materialy nauchnoi konferentsii, Sb. 2. – Dushanbe, 1962.
5.
Zaklyuchenie eksperta № 61/04 ot 21 yanvarya 2004 goda. Arkhiv GU «Primorskaya laboratoriya sudebnoi ekspertizy pri Ministerstve yustitsii RF».
6.
Zaklyuchenie eksperta № 1782/08 ot 13 avgusta 2008 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
7.
Yarovenko V.V. Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemye v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika №3 (147), 2012.
8.
Zotov, A. P., Sirotkin, L. I., Fomichev, V. N. Kriminalisticheskoe issledovanie samodel'nogo ognestrel'nogo oruzhiya. Uchebnoe posobie / A. P. Zotov, L. I. Sirotkin, V. N. Fomichev; Otv. red.: Malyutkin V. A. – Cheboksary: Izd-vo Chuvash. un-ta, 2000.
9.
Zaklyuchenie eksperta № 490 ot 15 dekabrya 2008 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya.
10.
Vtyurin, A. V. Ispol'zovanie spetsial'nykh poznanii pri issledovanii ognestrel'nogo oruzhiya v sluchae zameny ego otdel'nykh chastei // Kriminalisticheskie metody rassledovaniya prestuplenii. Nauchnoe izdanie, Vyp. 2.-Tyumen': Izd-vo Tyumen. VSh MVD RF, 1995.
11.
Ladin, V. N. Kriminalisticheskoe issledovanie osnovnykh priznakov atipichnogo ognestrel'nogo oruzhiya // Kriminalistika i sudebnaya ekspertiza, Vyp. № 1.-1964.
12.
Zaklyuchenie eksperta № 0714/05 ot 29 fevralya 2004 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
13.
Zaklyuchenie eksperta № 897/04 ot 01 noyabrya 2002 goda. Arkhiv GU «Primorskaya laboratoriya sudebnoi ekspertizy pri Ministerstve yustitsii RF».
14.
Zaklyuchenie eksperta № 2245/05 ot 8 noyabrya 2005 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
15.
Zaklyuchenie eksperta № 0165/05 ot 2 marta 2004 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
16.
Ustinov, A. I. Samodel'noe ognestrel'noe oruzhie i metodika ego ekspertnogo opredeleniya. Posobie dlya ekspertov-kriminalistov / A. I. Ustinov. – M.: Izd-vo VNIIOP MOOP SSSR, 1968.
17.
Rostov, M. N. Ob otnesenii k ognestrel'nomu oruzhiyu nekotorykh samodel'nykh ustroistv // Problemy i praktika trasologicheskikh i ballisticheskikh issledovanii. Sbornik nauchnykh trudov, № 17. – M.: Izd-vo VNIISE. – 1976.
18.
Nusbaum, V. I. Obzornaya informatsiya: Kriminalisticheskoe issledovanie ob''ektov s tsel'yu otneseniya ikh k samodel'nomu ognestrel'nomu oruzhiyu. № 7 / V. I. Nusbaum; otv. za vyp.: Krylova I. V. – M.: Izd-vo VNIISE, 1979.
19.
Zaklyuchenie eksperta № 1085/05 ot 2 iyunya 2005 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
20.
Savel'eva M.V., Stepanov V.V. Faktor vnezapnosti v ugolovnom sudoproizvodstve (protsessual'nye i takticheskie aspekty).: Saratov, 2006.
21.
Karlov V.Ya. Sudebnaya ekspertiza v ugolovnom protsesse Rossiiskoi Federatsii: ucheb. Posobie. M., 2008.
22.
Belkin A.R.Teoriya dokazyvaniya v ugolovnom sudoproizvodstve, M., 2007.
23.
Kiskina E.E. Zaklyuchenie eksperta kak akt kommunikatsii//Sudebnaya ekspertiza, 2009, № 3.
24.
Isakov V.D., Grin' O.A. Puti povysheniya opredelennosti vyvodov v zaklyuchenii eksperta//Sudebnaya ekspertiza № 1 2007.
25.
Ladin V.N. Spetsifika zaklyucheniya sudebno-ballisticheskoi ekspertizy atipichnogo oruzhiya// Kriminalistika i sudebnaya ekspertiza № 3, 1966.
26.
Skripileva N.A. O nekotorykh prichinakh soversheniya oshibok pri proizvodstve ekspertiz i vozmozhnostyakh ikh predotvrashcheniya//Rossiiskii sledovatel', № 3, 2003.
27.
Belkin R.S. Ob otsenke zaklyucheniya sudebnogo eksperta//Aktual'nye problemy sudebnoi ekspertizy i kriminalistiki: tezisy nauch.-prakt. Konferentsii. Kiev, 193.
28.
Sorokotyagin I.N. Ekspertnye oshibki i ikh klassifikatsiya // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal, № 5, 2009.
29.
Kuznetsov P.S. Problema dostovernosti sudebnoi ekspertizy (fakticheskie dannye i vyvody eksperta)//Rossiiskii yuridicheskii zhurnal, № 5, 2008.
30.
Plesovskikh Yu.G. Problemy kontrolya kachestva sudebno-ekspertnogo issledovaniya sledovatelem//Rossiiskii sledovatel', 2008, №12.
31.
Eisman A.A. Zaklyuchenie eksperta (struktura i nauchnoe obosnovanie). M., 1967.
32.
Koldin V.Ya. Sudebnaya identifikatsiya. M., 2002.
33.
Zaklyuchenie eksperta № 22/03 ot 2 marta 2003 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
34.
Zaklyuchenie eksperta № 034/05 ot 24 fevralya 2005 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
35.
Zaklyuchenie eksperta № 68/05 ot 28 marta aprelya 2005 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok.
36.
Komarinets B.M. O nedostatkakh v proizvodstve ekspertiz identifikatsii ognestrel'nogo oruzhiya po vystrelennym pulyam//Metodika kriminalisticheskoi ekspertizy:-M., 1961 g., SB. 2.
37.
Zaklyuchenie eksperta № 22/03 ot 2 marta 2003 goda. Arkhiv EKTs pri UVD Primorskogo kraya, Vladivostok
38.
Zaklyuchenie eksperta № 17/01 ot 15 yanvarya 1997 goda. Arkhiv EKTs pri UVD g. Tyumeni.
39.
V. V. Yarovenko. Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
40.
Yarovenko V.V.. Obshchestvennaya opasnost' otdel'nykh vidov oruzhiya i ugolovnaya otvetstvennost' za nego // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
41.
A. V. Aleksova. K voprosu o provedenii ekspertizy dlya ustanovleniya otnosimosti ob''ekta k ognestrel'nomu oruzhiyu // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
42.
V. V. Yarovenko. Primenenie spetsial'nykh znanii pri issledovanii ob''ektov sudebnoi ballistiki (obzor praktiki) // Pravo i politika. – 2012. – № 4. – S. 104-107.
43.
V. V. Yarovenko, O. V. Poleshchuk. Kriminalisticheskoe issledovanie patronov k ognestrel'nomu oruzhiyu. // Pravo i politika. – 2007. – № 10.
44.
V. V. Yarovenko. Ponyatie kriminalisticheskoi dermatoglifiki // Pravo i politika. – 2011. – № 3.
45.
V.V. Yarovenko, T.V. Yarovenko. Problemy ekspertizy ognestrel'nogo i kholodnogo oruzhiya // Pravo i politika. – 2010. – № 4.
46.
A.I. Komarov, T.V. Yarovenko. Nekotorye problemy proverki versii prichineniya smerti iz ognestrel'nogo oruzhiya po neostorozhnosti // Pravo i politika. – 2009. – № 7.
47.
V.V. Yarovenko, A.V. Prisekin. Ponyatie i vidy tainikov kak chast' sposoba sokrytiya prestupnoi deyatel'nosti. // Pravo i politika. – 2009. – № 4
48.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya spetsial'nykh znanii pri issledovanii razlichnykh vidov ognestrel'nogo oruzhiya i boepripasov // NB: Voprosy prava i politiki. - 2012. - 2. - C. 146 - 163. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_165.html
49.
A. V. Aleksova K voprosu o provedenii ekspertizy dlya ustanovleniya otnosimosti ob''ekta k ognestrel'nomu oruzhiyu // Pravo i politika. - 2012. - 8. - C. 1434 - 1439.
50.
Yarovenko V.V., Atanova K.A. Kriminalisticheskaya ekspertiza poddelki // NB: Voprosy prava i politiki. - 2013. - 3. - C. 318 - 329. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.612. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_612.html
51.
V. V. Yarovenko Kriminalisticheskaya kharakteristika predmetov, ispol'zuemykh v kachestve oruzhiya soversheniya prestupleniya // Pravo i politika. - 2012. - 3. - C. 597 - 602.
52.
A. V. Aleksova Uchastie spetsialista pri rassledovanii prestuplenii, svyazannykh s primeneniem nezakonno izgotovlennogo ognestrel'nogo oruzhiya // Pravo i politika. - 2012. - 7. - C. 1227 - 1232.
53.
Yarovenko V.V., Karataev A.V. Kriminalisticheskaya kharakteristika i neotlozhnye sledstvennye deistviya po delam o nezakonnoi okhote // NB: Voprosy prava i politiki. - 2013. - 5. - C. 351 - 377. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.791. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_791.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"