Статья 'Правомерность ограничения прав и свобод государственных служащих в Российской Федерации: правовая оценка Конституционного Суда' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правомерность ограничения прав и свобод государственных служащих в Российской Федерации: правовая оценка Конституционного Суда

Агеев Вячеслав Николаевич

кандидат юридических наук

Доцент

111674, Россия, г. Москва, ул. Рождественская, 33

Ageev Vyacheslav

PhD in Law

Docent

111674, Russia, g. Moscow, ul. Rozhdestvenskaya, 33

ageev_fksu@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2013.1.394

Дата направления статьи в редакцию:

14-12-2019


Дата публикации:

1-1-2013


Аннотация.

В статье указывается, что государство при решении возложенных на него обществом задач, связанных с обеспечением безопасности граждан и государства, защиты конституционного строя, вправе допускать определённые ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Формулируется определение ограничения прав и свобод человека и гражданина. Рассматриваются вопросы ограничения прав и свобод государственных служащих в Российской Федерации, отмечается, что установление ограничений прав лиц, поступающих на государственную службу, служит обеспечению эффективной профессиональной деятельности по исполнению полномочий государственных органов, установлению препятствий возможному злоупотреблению государственных служащих, а также, что указанные ограничения являются одним из способов противодействия коррупции. Анализируется правовая позиция Конституционного Суда Российской Федерации относительно правомерности ограничения прав и свобод государственных служащих, формулируется универсальная правовая позиция Конституционного Суда России по этому вопросу, согласно которой само по себе установление для государственных служащих ограничений и запретов, обусловленных прохождением государственной службы, допустимо, но в конституционно значимых целях.

Ключевые слова: права, свободы, ограничение прав, ограничение свобод, противодействие коррупции, государственная служба, государственный служащий, Конституционный Суд, правовые позиции, судебная власть

Abstract.

The author of the article points out that a state institution is allowed to restrict the human and civil rights and freedoms when it solves a social task to provide security of citizens and state. The author also provides definition of the term 'restriction of human and civil rights' and views the issues of restriction of rights and freedoms of state officials in the Russian Federation. It is noted that restriction of rights and freedoms of state officials ensures the efficient performance of state agencies, prevents from abuse by state officials and contributes to the corruption management. The author also analyzes the legal position of the Constitutional Court of the Russian Federation regarding the legitimacy of restriction of rights and freedoms of state officials and formulates the universal legal position of the Constitutional Court on this matter. According to this position, restriction of rights and freedoms of state officials are permitted by the law but only for the purposes of the Constitution.

Keywords:

rights, freedoms, restriction of rights, restriction of freedoms, corruption management, state service, state official, Constitutional Court, legal positions, jurisdiction

Конституция России провозглашает, что человек, его права и свободы признаются высшей ценностью, и именно они (как непосредственно действующие) должны определять смысл, содержание и практику применения законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, а их защита должна быть обеспечена правосудием. Сегодня «Россия поднялась до самого прогрессивного начала в отношении к личности – признания её приоритета в государстве» [1, 7].

Признание приоритета прав и свобод личности влечёт и признание совершенно иной, новой роли государства, а именно: государство существует для человека и его целью является защита основных прав и свобод человека. Возложение на государство обязанности по защите прав и свобод личности требует чёткого законодательного урегулирования отношений между человеком и государством. В связи с этим, возникает необходимость законодательного установления пределов (меры) свободы в сфере соответствующих прав и свобод человека и гражданина, запрещающее всё общественно вредное, исключающее злоупотребления свободой [2, 30]. Такое законодательное определение меры свободы называется в Конституции Российской Федерации ограничением прав и свобод личности.

Возможность ограничения прав и свобод человека и гражданина, установление оснований, пределов такого ограничения являются наиболее актуальными аспектами проблематики регулирования, реализации и защиты закреплённых в Конституции Российской Федерации прав человека и гражданина. Надлежащее их решение имеет важное значение как для формирования теории прав человека в России, так и для развития государственно-правовой практики [3, 6].

Не вызывает сомнений, что государство при решении возложенных на него обществом задач, связанных с обеспечением безопасности граждан и государства, защиты конституционного строя, вправе допускать определённые ограничения конституционных прав и свобод человека и гражданина. Подобные шаги есть цивилизован­ный способ регулирования меры свободы в обще­стве. Однако здесь недопустимы злоупотребле­ния и волюнтаризм. Именно поэтому в большин­стве стран мира законодательство, допуская ограничения прав и свобод личности, чётко регламентирует основания, пределы и порядок их применения [4, 41].

Конституция России впервые установила универ­сальный в смысле распространения на законода­тельную, исполнительную и судебную власть принцип: «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены только федеральным за­коном и только в той мере, в какой это необходи­мо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства» (часть 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации [5]).

Таким образом, определение границ допусти­мого ограничения основных прав и свобод в силу содержащейся в Конституции отсылки к феде­ральному закону относится к полномочиям зако­нодателя, однако он не свободен в своих решени­ях. Соответствие этих границ установленным Конституцией критериям может быть предметом судебной проверки, имея при этом в виду, что та­кие ограничения должны быть соразмерны конституционным целям ограничений, и соответство­вать характеру и природе отношений государства и человека.

Объектом анализа настоящей статьи и является проблема ограничения прав и свобод государственных служащих в Российской Федерации, а также вопросы правомерности подобных ограничений, которые неоднократно становились предметом судебной проверки судебного органа конституционного контроля Российской Федерации – Конституционного Суда.

Уяснение вопросов связанных с конституционным ограничением прав и свобод государственных служащих в Российской Федерации невозможно без теоретико-правового осмысления данной проблемы, без определения базовых характеристик.

Под правами человека принято понимать «определённые нормативно структурированные свойства и особенности бытия личности, которые выражают её свободу и являются неотъемлемыми и необходимыми способами и условиями её жизни, её взаимоотношений с обществом, государством, другими индивидами» [6, 1].

«Свободы – это права индивидов и народов, исконно от природы присущие, а не дарованные государством, которое не может регулировать их, вмешиваться в них, а лишь обязано воспринимать их как данность и констатировать существование их вне своей воли и власти и защищать их» [7, 204].

Таким образом, в правовой литературе, под правами и свободами принято чаще всего понимать «наиболее важные права и свободы человека и гражданина, раскрывающие естественное состояние свободы и получающие высшую юридическую защиту» [8, 168].

Следует, между тем, помнить, что наличие основных прав и свобод говорит о том, что права человека не следует трактовать как набор дозволений и неограниченный волюнтаризм в поведении [9, 157]. Напротив, каждое право и каждая свобода имеют чётко регламентированные рамки; каждой из свобод соответствует обязанность, выраженная, например, в форме соблюдения «общего интереса», непосягательства на права других лиц, уважения нравов, недопущения произвольных, а тем более насильственных действий, затрагивающих интересы других граждан независимо от того, в каком качестве они выступают [10, 168].

Переходя к анализу понятия «ограничение» в общеправовом смысле, необходимо отметить, что многие исследователи подчёркивают, что сами права (человека, гражданина, личности), установленные Основным Законом, представляют собой ограничения – ограничения естественного права, и в этом смысле в полном объёме отвечают своему предназначению.

«Право… в законе – это всегда известное ограничение естественного права с точки зрения уточнения границ его распространения, определения дозволенных форм, способов реализации права, обеспечения механизмов защиты от нарушения или восстановления нарушенного права. В указанном смысле справедливо утверждение о том, что только ограниченное и содержащее пределы своей свободы право отвечает своему первоначальному предназначению» [4, 26]. А всем известно, что «первоначальное предназначение» права, его первичная сущность заключается в равновесии двух нравственных интересов – личной свободы и общего блага.

Несмотря на то, что в последнее время многими правоведами предприняты попытки сформулировать понятие «ограничение прав и свобод человека и гражданина», до настоящего времени в законотворческой и правоприменительной практике отсутствует общепринятая трактовка дефиниции «ограничение прав и свобод».

Наиболее точную трактовку, исходя из определений ограничения прав и свобод, предлагаемых различными учёными, с учётом специфики Конституции Российской Федерации как правового акта особого рода и концепции свободы личности, закреплённой Основным Законом России, на наш взгляд предлагает А.А. Подмарев. Согласно его точке зрения «ограничение права (свободы) человека (гражданина) – это установленные законодательством пределы (границы) реализации (осуществления) человеком (гражданином) прав (свобод), выражающееся в запретах, вторжениях, обязанностях, ответственности, существование которых детерминировано (предопределено) необходимостью защиты конституционно признаваемых ценностей, и назначением которых является обеспечение необходимого баланса между интересами личности, общества и государства» [11, 44].

Природа конституционных ограничений кроется в признании прав человека естественными с одной стороны, и признанием роли государства как основного гаранта этих прав и, одновременно, основной угрозой этим правам с другой стороны. «Государство, – по мнению В.В. Гошуляк, – сохраняя свою относительную самостоятельность, становится регулятором интересов всей совокупности… лиц, находящихся на данной территории. Именно оно должно заботится об общем благе и не расширять его до таких пределов, за которыми начинаются прямые нарушения прав и свобод человека и гражданина со стороны государства» [12, 98].

В процессе реализации прав и свобод сталкиваются различные интересы: субъекта этих прав (свобод), других лиц, общества в целом, государства. В силу этого установление ограничений прав и свобод является объективной потребностью нормального функционирования общества, с одной стороны, и свободы личности – с другой. Цель ограничений – достижение компромисса между интересами человека и интересами общества, государства и других лиц. Ограничение направлено на достижение рационального, то есть адекватного баланса сталкивающихся конституционно-правовых ценностей.

Анализ федерального законодательства позволяет выделить из института ограничений прав и свобод личности ограничения, по признаку особого статуса субъекта, то есть когда специфический субъективный состав объективно, по мнению законодателя, предполагает возникновение конституционных случаев правомерного ограничения прав и свобод, предусмотренных частью 3 статьи 55 Конституции Российской Федерации. К такому роду ограничений прав и свобод относятся, в частности, ограничения прав и свобод государственных служащих.

Установление ограничений прав лиц, поступающих на государственную службу, служит обеспечению эффективной профессиональной деятельности по исполнению полномочий государственных органов, установлению препятствий возможному злоупотреблению государственных служащих, гарантированию осуществления служащими гражданских прав и др. [13, 128].

По мнению А. В. Малько, прообраз идеи правового государства возник по сути дела как противоядие от злоупотреблений политической властью, как реакция на произвол, деспотизм, тиранию. Именно в связывании, ограничении правом государства и заключается сущность правового государства. Правовые ограничения необходимы именно для того, чтобы недостатки властной личности не превратились в пороки государственной власти. Вот почему можно сказать, что правом ограничиваются не собственно управляющие воздействия со стороны государственных структур на личность, а лишь препятствия, вредные возмущающие факторы, необоснованные и противоправные ущемления интересов граждан [14, 230-231].

Регламентируя правовое положение государственных служащих, порядок поступления на государственную службу и её прохождения, государство вправе устанавливать в этой сфере и особые правила.

Установление таких правил (специальных требований) обусловлено задачами, принципами организации и функционирования государственной службы, целью обеспечения поддержания высокого уровня её отправления (в том числе за счёт обновления и сменяемости управленческого персонала), особенностями деятельности лиц, исполняющих обязанности по государственной должности государственной службы [15].

С формированием законодательства о государственной службе встала проблема ограничений прав и свобод – в первую очередь, установленных в Конституции Российской Федерации, – лиц, поступающих на государственную службу или состоящих на ней. В литературе отмечается, что правовой режим для государственного служащего выступает сугубо ограничительным, что связано с установлением правового режима ограничений для государственных структур в целом [14, 239].

Установление ограничений и запретов на государственной службе соответствует международным правовым актам. Так, в соответствии с пунктом 8 Международного кодекса государственных должностных лиц, принятого 12 декабря 1996 года, государственные должностные лица, в соответствии с занимаемым ими служебным положением и как это разрешено или требуется законом и административными положениями, выполняют требования об объявлении или сообщении сведений о личных активах и обязательствах, а также, по возможности, сведения об активах и обязательствах супруга (супруги) и (или) иждивенцев. Кроме того, во Всеобщей декларации прав человека 1948 года [16], допускаются ограничения прав и свобод, которые устанавливаются законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других людей и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе. Кроме того, вопросы правомерности ограничения прав и свобод государственных служащих нашли своё отражение в этических международных стандартах служебного поведения госслужащих, изложенных в документах Организации Объединённых Наций и Совета Европы, таких как Международный кодекс поведения государственных должностных лиц [17], Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка [18], Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка [19] и др.

Конституционные положения, касающиеся ограничений прав и свобод государственных служащих в России конкретизируются значительным количеством законодательных актов, регулирующих порядок прохождения того или иного вида государственной службы, такими как федеральные законы «О полиции» от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ [20], «О прокуратуре Российской Федерации» от 17 января 1992 года № 2202-1 [21], «О статусе военнослужащих» от 27 мая 1998 года № 76-ФЗ [22], «О статусе судей в Российской Федерации» от 26 июня 1992 года № 3132-1 [23], «О службе в таможенных органах Российской Федерации» от 21 июля 1997 года № 114-ФЗ [24] и др. Однако, свою особую детализацию эти нормы получили в Федеральном законе «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ [25].

Как уже отмечалось ранее, к лицам, поступающим на государственную службу, предъявляются специальные требования.

В число квалификационных требований к должностям гражданской службы входят требования к уровню профессионального образования, стажу гражданской службы или стажу (опыту) работы по специальности, профессиональным знаниям и навыкам, необходимым для исполнения должностных обязанностей, принадлежности к гражданству и др.

Кроме того, ряд законодательных актов, регулирующих деятельность отдельных категорий государственных служащих, содержит и иные требования к кандидатам. Так, например, на службу в полицию не могут быть приняты граждане, имеющие либо имевшие судимость, а также граждане неоднократно в течение года, предшествовавшего дню поступления на службу в полицию, подвергавшиеся в судебном порядке административному наказанию за совершённые умышленно административные правонарушения [26].

К кандидату на должность судьи, кроме всех прочих требований, применяются и дополнительные. Так, судьёй может быть гражданин Российской Федерации не имеющий гражданства иностранного государства либо вида на жительство или иного документа, подтверждающего право на постоянное проживание гражданина Российской Федерации на территории иностранного государства; не признанный судом недееспособным или ограниченно дееспособным; не состоящий на учёте в наркологическом или психоневрологическом диспансере в связи с лечением от алкоголизма, наркомании, токсикомании, хронических и затяжных психических расстройств; не имеющий иных заболеваний, препятствующих осуществлению полномочий судьи [27].

Следует, кроме всего прочего, отметить, что ограничения прав и свобод государственных служащих являются, кроме всего прочего, одним из эффективных средств противодействия коррупции. Этот антикоррупционный механизм, предполагает информационную открытость деятельности должностных лиц государства и позволяет противодействовать совершению коррупционных преступлений.

Ограничения прав и свобод в системе государственной службы, как и в любой другой отрасли, реализуются различными способами.

На основе анализа действующего законодательства, регулирующего деятельность государственных служащих, а также так называемого антикоррупционного законодательства, можно сделать вывод о том, что ограничение прав и свобод государственных служащих предполагает использование ограничивающего или запрещающего воздействия на поведение субъектов в следующих формах: ограничение, запрет, обязанность, ответственность, наказание. Рассмотрим эти формы на примере их закрепления в Федеральном законе «О государственной гражданской службе Российской Федерации» от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ.

Ограничение как один из способов ограничения прав и свобод государственных служащих реализуется в следующих положениях вышеупомянутого закона.

Так, например, гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае: 1) признания его недееспособным или ограниченно дееспособным решением суда, вступившим в законную силу; 2) осуждения его к наказанию, исключающему возможность исполнения должностных обязанностей по должности государственной службы, по приговору суда, вступившему в законную силу, а также в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости; 3) отказа от прохождения процедуры оформления допуска к сведениям, составляющим государственную и иную охраняемую федеральным законом тайну, если исполнение должностных обязанностей по должности гражданской службы, на замещение которой претендует гражданин, или по замещаемой гражданским служащим должности гражданской службы связано с использованием таких сведений; 4) наличия заболевания, препятствующего поступлению на гражданскую службу или её прохождению и подтверждённого заключением медицинского учреждения; 5) близкого родства или свойства с гражданским служащим, если замещение должности гражданской службы связано с непосредственной подчиненностью или подконтрольностью одного из них другому; 6) выхода из гражданства Российской Федерации или приобретения гражданства другого государства; 7) наличия гражданства другого государства, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации; 8) представления подложных документов или заведомо ложных сведений при поступлении на гражданскую службу; 9) непредставления установленных законом сведений или представления заведомо ложных сведений о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера при поступлении на гражданскую службу; 10) утраты представителем нанимателя доверия к гражданскому служащему в случаях несоблюдения ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнения обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции и др.

Необходимо также отметить, что наибольшие по объёму «профессиональные» ограничения касаются права на объединение. Федеральным законодательством, они предусмотрены в отношении военнослужащих, служащих кадрового состава и военнослужащих органов внешней разведки Российской Федерации, судей и работников прокуратуры. Указанные лица не могут принадлежать к общественным объединениям (состоять, быть членами), преследующим политические цели. Они также не обладают правом создавать политические партии, а также вступать в партии и участвовать в них [28].

Что касается запретов, то в литературе правовое ограничение применительно к запрету рассматривается в разных плоскостях. Первый подход характеризует ограничение как частичный запрет. «Ограничение близко к запрету, однако оно рассчитано не на полное вытеснение того или иного общественного отношения, а на удержание его в жёстко ограничиваемых рамках» [29, 157].

Другая точка зрения исходит из того, что ограничение есть самостоятельный способ правового регулирования, существующий наряду с запретом. «Запреты и ограничения, – пишет А.Г. Братко, – два различных способа правового регулирования. Основное различие их состоит в том, что запреты по своему содержанию указывают на юридическую невозможность определённого поведения, которое фактически возможно, в то время как правовое ограничение представляет собой не только юридически, но и фактически невозможный вариант поведения. В отличие от запрета, правовое ограничение в принципе невозможно нарушить. Оно всегда есть ограничение какого-либо субъективного права, причём такое, которое обеспечивается обязанностями соответствующих должностных лиц» [14, 95].

По мнению А.В. Малько «соотношение запрета и правового ограничения можно выразить иначе: всякий запрет – есть ограничение, но не всякое ограничение в сфере права – запрет. Иначе говоря, понятие «ограничение» является родовым, а понятие «запрет» видовым. Запрет – есть лишь определённая форма правового ограничения» [14, 96]. И на наш взгляд, представленная точка зрения единственно верно отражает соотношение двух представленных правовых категорий.

Примерами запретов, связанных с прохождением государственной службы, являются следующие запреты.

В связи с прохождением государственной службы государственному служащему, в частности, запрещается: 1) участвовать на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом; 2) осуществлять предпринимательскую деятельность; 3) приобретать ценные бумаги, по которым может быть получен доход; 4) получать в связи с исполнением должностных обязанностей вознаграждения от физических и юридических лиц (подарки, денежное вознаграждение, ссуды, услуги, оплату развлечений, отдыха, транспортных расходов и иные вознаграждения); 5) выезжать в связи с исполнением должностных обязанностей за пределы территории Российской Федерации за счет средств физических и юридических лиц, за исключением служебных командировок, осуществляемых в соответствии с законодательством Российской Федерации, по договоренности государственных органов Российской Федерации, государственных органов субъектов Российской Федерации или муниципальных органов с государственными или муниципальными органами иностранных государств, международными или иностранными организациями; 6) использовать в целях, не связанных с исполнением должностных обязанностей, средства материально-технического и иного обеспечения, другое государственное имущество, а также передавать их другим лицам; 7) разглашать или использовать в целях, не связанных с гражданской службой, сведения, отнесённые к сведениям конфиденциального характера, или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей; 8) использовать должностные полномочия в интересах политических партий, других общественных объединений, религиозных объединений и иных организаций, а также публично выражать отношение к указанным объединениям и организациям в качестве гражданского служащего, если это не входит в его должностные обязанности; 9) допускать публичные высказывания, суждения и оценки, в том числе в средствах массовой информации, в отношении деятельности государственных органов, их руководителей, включая решения вышестоящего государственного органа либо государственного органа, в котором гражданский служащий замещает должность гражданской службы, если это не входит в его должностные обязанности и др.

Кроме того, гражданин после увольнения с гражданской службы не вправе разглашать или использовать в интересах организаций либо физических лиц сведения конфиденциального характера или служебную информацию, ставшие ему известными в связи с исполнением должностных обязанностей. Кроме того, гражданин, замещавший должность гражданской службы, включённую в перечень должностей, установленный нормативными правовыми актами Российской Федерации, в течение двух лет после увольнения с гражданской службы не вправе без согласия соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению государственных гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов замещать на условиях трудового договора должности в организации и (или) выполнять в данной организации работу (оказывать данной организации услуги) на условиях гражданско-правового договора (гражданско-правовых договоров) в случаях, предусмотренных федеральными законами, если отдельные функции государственного управления данной организацией входили в должностные (служебные) обязанности гражданского служащего. Согласие соответствующей комиссии по соблюдению требований к служебному поведению гражданских служащих и урегулированию конфликтов интересов даётся в порядке, устанавливаемом нормативными правовыми актами Российской Федерации.

В качестве наказания за нарушение положений анализируемого закона в большинстве случаев предусматривается отстранение государственного служащего от замещаемой должности гражданской службы, а также прекращение с ним служебного контракта, освобождение от замещаемой должности гражданской службы и увольнение с гражданской службы либо привлечения его к иным видам дисциплинарной ответственности.

Кроме того, согласно Федеральному закону от 27 июля 2004 г. № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» за несоблюдение гражданским служащим ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и неисполнение обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, налагаются следующие взыскания:

1) замечание;

2) выговор;

3) предупреждение о неполном должностном соответствии.

Гражданский служащий подлежит увольнению в связи с утратой доверия в случае:

1) непринятия гражданским служащим мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого он является;

2) непредставления гражданским служащим сведений о своих доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей либо представления заведомо недостоверных или неполных сведений;

3) участия гражданского служащего на платной основе в деятельности органа управления коммерческой организацией, за исключением случаев, установленных федеральным законом;

4) осуществления гражданским служащим предпринимательской деятельности;

5) вхождения гражданского служащего в состав органов управления, попечительских или наблюдательных советов, иных органов иностранных некоммерческих неправительственных организаций и действующих на территории Российской Федерации их структурных подразделений, если иное не предусмотрено международным договором Российской Федерации или законодательством Российской Федерации.

Представитель нанимателя, которому стало известно о возникновении у гражданского служащего личной заинтересованности, которая приводит или может привести к конфликту интересов, подлежит увольнению в связи с утратой доверия также в случае непринятия представителем нанимателя мер по предотвращению и (или) урегулированию конфликта интересов, стороной которого является подчинённый ему гражданский служащий.

Вышеперечисленные взыскания применяются представителем нанимателя на основании доклада о результатах проверки, проведённой подразделением кадровой службы соответствующего государственного органа по профилактике коррупционных и иных правонарушений, а в случае, если доклад о результатах проверки направлялся в комиссию по урегулированию конфликтов интересов, – и на основании рекомендации указанной комиссии.

При применении этих взысканий учитываются характер совершённого гражданским служащим коррупционного правонарушения, его тяжесть, обстоятельства, при которых оно совершено, соблюдение гражданским служащим других ограничений и запретов, требований о предотвращении или об урегулировании конфликта интересов и исполнение им обязанностей, установленных в целях противодействия коррупции, а также предшествующие результаты исполнения гражданским служащим своих должностных обязанностей.

Учитывая безусловную важность исследуемого института, остановимся на анализе правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации относительно вопросов правомерности (возможности) ограничения прав и свобод государственных служащих в России.

Следует отметить, что Конституционный Суд России неоднократно указывал, что специфика государственной службы Российской Федерации как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет особый правовой статус государственных служащих в трудовых отношениях. Как уже отмечалось, государство вправе определять особые правила в сфере государственной службы, устанавливая определённые ограничения для своих служащих. При этом Конституционный Суд Российской Федерации признаёт установление ограничений прав государственных служащих обоснованным при наличии компенсации в виде повышенных льгот и гарантий социальной защищённости [30].

Что касается нормотворчества Конституционного Суда Российской Федерации, то необходимо сказать, что в системе государственных органов современной России Конституционный Суд занимает весьма важное место и играет многоплановую и трудно переоценимую роль [31, 245].

В Федеральном конституционном законе от 21 июля 1994 года № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [32] указанный институт рассматривается как судебный орган конституционного контроля, самостоятельно и независимо осуществляющий судебную власть посредством конституционного судопроизводства. Согласно статье 6 указанного закона решения Конституционного Суда обязательны на всей территории Российской Федерации для всех представительных, исполнительных и судебных органов государственной власти, органов местного самоуправления, предприятий, учреждений, организаций, должностных лиц, граждан и их объединений.

Л. А. Ломакина подчёркивает, что не являясь законодательным органом, Конституционный Суд, тем не менее, принимает важнейшие положения, трансформирующиеся впоследствии в полноценные нормы права, а также разъясняет и толкует законодательные положения, придавая им более точный и понятный смысл [33, 62].

Возвращаясь к правовым позициям Конституционного Суда Российской Федерации относительно ограничения прав и свобод государственных служащих, необходимо отметить, что обозначенная выше позиция является устоявшейся и находит своё отражение в ряде его решений.

Так, в Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 30 октября 2003 г. № 15-П указывается, что специфика государственной службы как профессиональной деятельности по обеспечению исполнения полномочий государственных органов предопределяет особый правовой статус государственных служащих. Поэтому, регламентируя правовое положение государственных служащих, порядок поступления на государственную службу и её прохождения, государство вправе устанавливать в этой сфере и особые правила (ограничения), но строго обусловленные мерами обеспечения баланса конституционно защищаемых ценностей и интересов [34].

Согласно Определению Конституционного Суда Российской Федерации от 11 июля 2006 г. № 213-О конституционный принцип равенства не препятствует законодателю при осуществлении правового регулирования трудовых отношений устанавливать различия в правовом статусе лиц, принадлежащих к разным по условиям и роду деятельности категориям, в том числе вводить особые правила, касающиеся условий замещения отдельных должностей и оснований освобождения от должности, если эти различия являются объективно оправданными, обоснованными и соответствуют конституционно значимым целям и требованиям [35].

Такие различия, основанные на специфических (квалификационных) требованиях, связанных с определённой работой, согласно пункту 2 статьи 1 Конвенции № 111 Международной организации труда «Относительно дискриминации в области труда и занятий» [36], не считаются дискриминацией (Постановление от 6 июня 1995 года № 7-П [30], определения от 1 июля 1998 года № 84-О [37]; от 8 февраля 2001 года № 45-О [38]; от 5 июля 2001 года № 134-О [39]; 3 октября 2002 года № 233-О [15]; 19 апреля 2007 года № 266-О-О [40]).

Рассматривая жалобу гражданки Д. П. Тесленко на неконституционность некоторых положений Федерального закона от 27 июля 2004 года № 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации», Конституционный Суд России указал, что установление особого правового статуса гражданских служащих осуществляется федеральным законодателем, который посредством специального правового регулирования вправе определять для данной категории лиц соответствующие права, обязанности, ограничения и гарантии с учётом специфики задач, принципов организации и функционирования государственной гражданской службы.

Поскольку государственная гражданская служба представляет собой особую форму реализации права на свободное распоряжение своими способностями к труду, специальные нормы, которые регулируют служебные отношения лиц, замещающих должности государственной гражданской службы, могут отличаться от норм, регламентирующих отношения, возникающие в процессе реализации указанного права в иных формах (в частности, путём заключения трудового договора) [41].

Кроме того, Конституционный Суд России подчёркивает тот факт, что реализуя право на свободное распоряжение своими способностями к труду путём поступления на государственную службу, гражданин добровольно избирает профессиональную деятельность, занятие которой предполагает наличие определённых ограничений в осуществлении им конституционных прав и свобод [42].

Обобщив вышеизложенное представляется возможным сформулировать некую универсальную правовую позицию Конституционного Суда России относительно исследуемого института: само по себе установление для государственных служащих ограничений и запретов, обусловленных прохождением государственной службы, допустимо, если оно согласуется с основными целями правового регулирования государственной службы в Российской Федерации как социальном правовом государстве, отвечает законным интересам, связанным с её организацией и эффективным функционированием, и не выходит за рамки возможных ограничений конституционных прав и свобод человека и гражданина в конституционно значимых целях. Указанная позиция в полной мере соответствует Конституции Российской Федерации.

Библиография
1.
Авакьян С.А. Конституция России: природа, эволюция, современность / С.А. Авакьян. – М. : Российский юридический издательский дом, 1997.
2.
Конституция Российской Федерации: проблемный комментарий / отв. ред. В.А. Четвернин. – М. : Центр конституционных исследований Московского общественного научного фонда, 1997.
3.
Агеев В.Н. Конституционные ограничения основных прав и свобод личности в Российской Федерации: теория, история, практика / В.Н. Агеев. – Казань : Изд-во КГУ, 2006.
4.
Принципы, пределы, основания ограничения прав и свобод человека по российскому законодательству и международному праву. «Круглый стол» журнала «Государство и право» // Государство и право. – 1998. – № 8.
5.
Конституция Российской Федерации : принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. // Российская газета. – 1993. – 25 дек.
6.
Права человека : учеб. для вузов / отв. ред. Е.А. Лукашева. – М. : НОРМА-ИНФРА-М, 1999.
7.
Права человека : словарь-справочник. – М. : Норма, 2001.
8.
Баглай М.В. Конституционное право Российской Федерации : учеб. для вузов / М.В. Баглай. – М. : Норма, 2005.
9.
Ледях И.А. Защита прав и свобод человека и гражданина – функция российской системы конституционного контроля / И.А. Ледях // Общая теория прав человека / рук. авт. колл. и отв. ред. Е.А. Лукашева. – М. : Норма, 1996.
10.
Гасанов К.К. Абсолютные права человека и ограничения прав / К.К. Гасанов, А.В. Стремоухов // Правоведение. – 2004. – № 1.
11.
Подмарев А. А. Конституционные основы ограничения прав и свобод человека и гражданина в Российской Федерации : дис. … канд. юрид. наук / А. А. Подмарев. – Саратов, 2001.
12.
Гошуляк В.В. Пределы ограничения права собственности в конституционном праве России / В.В. Гошуляк // Закон. – 2004. – № 3.
13.
Комментарий к Федеральному закону «О государственной гражданской службе Российской Федерации» и законодательству о гражданской службе зарубежных государств / отв. ред. А. Ф. Ноздрачев. – М. : МЦФЭР, 2005.
14.
Малько А. В. Стимулы и ограничения в праве / А.В. Малько. – М. : Юристъ, 2004.
15.
По запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке конституционности положений ст. 25 ФЗ «Об основах государственной службы РФ», ст. 43 ФЗ «О прокуратуре РФ», ст. 14 ФКЗ «О судебной системе РФ» и ст. 20.1 ФЗ «Об основах муниципальной службы в РФ» : определение Конституционного Суда РФ от 3 октября 2002 года // СЗ РФ. – 2003. – № 12. – Ст. 1174.
16.
Всеобщая декларация прав человека : принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года // Российская газета. – 1995. – 5 апр.
17.
Международный кодекс поведения государственных должностных лиц (Принят 12 декабря 1996 г. Резолюцией 51/59 на 82-ом пленарном заседании 51-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН) [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
18.
Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Принят 17 декабря 1979 г. Резолюцией 34/169 на 106-ом пленарном заседании Генеральной Ассамблеи ООН) // Международная защита прав и свобод человека. Сборник документов. – М.: Юридическая литература, 1990. – С. 319 – 325.
19.
Руководящие принципы для эффективного осуществления Кодекса поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка (Приняты 24 мая 1989 г. Резолюцией 1989/61 на 15-ом пленарном заседании Экономического и Социального Совета ООН) [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
20.
СЗ РФ. – 2011. – № 7. – Ст. 900.
21.
Ведомости Съезда народных депутатов Российской Федерации и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 8. – Ст. 366.
22.
СЗ РФ. – 1998. – № 22. – Ст. 2331.
23.
Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 30. – Ст. 1792.
24.
СЗ РФ. – 1997. – № 30. – Ст. 3586.
25.
СЗ РФ. – 2004. – № 31. – Ст. 3215.
26.
О полиции : федеральный закон от 7 февраля 2011 г. № 3-ФЗ // СЗ РФ. – 2011. – № 7. – Ст. 900.
27.
О статусе судей в Российской Федерации: закон Российской Федерации от 26 июня 1992 года № 3132-1 // Ведомости Совета народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации. – 1992. – № 30. – Ст. 1792.
28.
О политических партиях : федеральный закон от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ // СЗ РФ. – 2001. – №
29.
– Ст. 2950. 29. Фаткуллин Ф.Н. Проблемы теории государства и права : курс лекций / Ф.Н. Фаткуллин. – Казань: Изд-во КГУ, 1987. – С. 157.
30.
По делу о проверке конституционности абз. 2 ч. 7 ст. 19 Закона РСФСР от 18 апреля 1991 года «О милиции» в связи с жалобой гражданина В. М. Минакова : постановление Конституционного Суда РФ от 6 июня 1995 года // СЗ РФ. – 1995. – № 24. – Ст. 2342.
31.
Марченко М. Н. Судебное правотворчество и судейское право / М. Н. Марченко. – М. : Проспект, 2011. – С. 245.
32.
СЗ РФ.– 1994. – № 13. – Ст. 1447.
33.
Ломакина Л.А. Влияние правовых позиций Конституционного Суда РФ на развитие законодательства об административной ответственности / Л.А. Ломакина // Журнал российского права. – 2012. – № 2. – С. 62.
34.
По делу о проверке конституционности отдельных положений ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан РФ» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобами граждан С. А. Бунтмана, К. А. Катаняна и К. С. Рожкова : постановление Конституционного Суда РФ от 30 октября 2003 г. № 15-П // СЗ РФ. – 2003. – № 44. – Ст. 4358.
35.
По жалобе гражданина Щеренко Александра Павловича на нарушение его конституционных прав положениями ч. 4 ст. 332 и п. 3 ст. 336 Трудового кодекса РФ: определение Конституционного Суда РФ от 11 июля 2006 г. № 213-О // СЗ РФ. – 2006. – № 41. – Ст. 4285.
36.
Относительно дискриминации в области труда и занятий : конвенция № 111 Международной организации труда (принята в г. Женеве 25 июня 1958 г. на 42-ой сессии Генеральной конференции МОТ) // Ведомости Верховного Совета СССР. – 1961. – № 44. – Ст. 448.
37.
Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Верховного Суда РФ о проверке конституционности пп 1 п. 2 и п. 3 ст. 25 ФЗ «Об основах государственной службы РФ» : определение Конституционного Суда РФ от 1 июля 1998 г. № 84-О [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
38.
По запросу Люберецкого городского суда Московской области о проверке конституционности положений п. 1 ст. 20.1 ФЗ «Об основах муниципальной службы в РФ» и пп. 4 п. 3 ст. 41 Закона Московской области «О муниципальных должностях и муниципальной службе в Московской области» : определение Конституционного Суда РФ от 8 февраля 2001 г. № 45-О [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
39.
По запросу Суда Чукотского автономного округа о проверке конституционности положений ст. 43 ФЗ «О прокуратуре РФ» и по жалобе гражданина Соковца В.П. на нарушение этими положениями его конституционных прав : определение Конституционного Суда РФ от 5 июля 2001 г. № 134-О // Вестник Конституционного Суда РФ. – 2002. – № 1.
40.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Курбанова М.Ш. на нарушение его конституционных прав положениями п.п. 1 и 2 ст. 43 ФЗ «О прокуратуре РФ» и Инструкции о порядке прекращения (продления) службы в органах и учреждениях прокуратуры работников, достигших предельного возраста : определение Конституционного Суда РФ от 19 апреля 2007 г. № 266-О-О [Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
41.
Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Тесленко Д.П. на нарушение её конституционных прав п. 8 ч. 1 и ч. 2 ст. 37 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» : определение Конституционного Суда РФ от 2 апреля 2009 г. № 472-О-О Электронный ресурс]. – Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс».
42.
По делу о проверке конституционности положений п. 10 ч. 1 ст. 17 ФЗ «О государственной гражданской службе РФ» и статьи 20.1 Закона Российской Федерации «О милиции» в связи с жалобами граждан Л. Н. Кондратьевой и А. Н. Мумолина : постановление Конституционного Суда РФ от 30 июня 2011 г. № 14-П // СЗ РФ. – 2011. – № 28. – Ст. 4261.
43.
Комахин Б.Н.. Административно-служебные процедуры и их реализация в системе государственной гражданской службы // Право и политика. – 2013. – № 11. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.11.9768.
44.
Куракин А.В., Кулешов Г.Н., Несмелов П.В.. Информационная безопасность в системе государственной службы // Административное и муниципальное право. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.02.13.
45.
О.Д. Миловидов. Органы внесудебного рассмотрения жалоб гражданских служащих Великобритании и США // Право и политика. – 2013. – № 2. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.2.
46.
Куракин А.В., Лаврентьева О.О.. Принципы государственной гражданской службы в механизме противодействия коррупции // Административное и муниципальное право. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
47.
Р. У. Рамазанов. Недопущение конфликта интересов на государственной гражданской и муниципальной службе как эффективный способ борьбы с коррупцией // Право и политика. – 2012. – № 8. – С. 104-107.
48.
Лаврентьева О.О.. Административная проверка как способ противодействия коррупции в системе государственной службы // Полицейская деятельность. – 2012. – № 3. – С. 104-107.
49.
В. И. Пирбудагова. Юридическая ответственность должностных лиц в Российской Федерации: проблемы законодательного обеспечения // Политика и Общество. – 2012. – № 5. – С. 104-107.
50.
Ватель А.Ю.. Административные и этические стандарты в системе государственной службы зарубежных государств // Полицейская деятельность. – 2012. – № 2. – С. 104-107.
51.
Р. У. Рамазанов. Запреты и ограничения для государственных гражданских и муниципальных служащих как эффективный способ противодействия коррупции // Политика и Общество. – 2012. – № 1. – С. 104-107.
52.
Ватель А.Ю.. Стандарты служебного и этического поведения как метод противодействия коррупции в системе государственной службы // Полицейская деятельность. – 2011. – № 6. – С. 104-107.
53.
С. И. Балабкин. О реформировании органов внутренних дел: текущее состояние // Право и политика. – 2011. – № 10. – С. 104-107.
54.
Агеев В.Н.. Правовые средства борьбы с коррупцией в системе государственной службы Российской Федерации // Административное и муниципальное право. – 2012. – № 9. – С. 104-107.
55.
В.Н. Агеев. Правовые механизмы проти водействия коррупции в Российской Федерации: региональный опыт (на примере Республики Татарстан) // Административное и муниципальное право. – 2013. – № 1. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.01.4.
56.
Агеев В. Н.. Ограничение прав и свобод муниципальных служащих как способ противодействия коррупции // Тренды и управление. – 2013. – № 3. – С. 104-107. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
57.
Агеев В.Н.. Ограничения прав и свобод государственных служащих в решениях Конституционного Суда Российской Федерации // Право и политика. – 2013. – № 13. – С. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.13.7201
58.
Агеев В.Н. Противодействие коррупции на местном уровне: ограничение прав и свобод муниципальных служащих // NB: Проблемы общества и политики. - 2013. - 2. - C. 243 - 268. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.2.426. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_426.html
59.
Агеев В.Н. Правовые средства противодействия коррупции в Республике Татарстан // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 1. - C. 146 - 169. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.356. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
60.
Полищук Д.А. Критериальная база оценки эффективности правоохранительной деятельности // NB: Российское полицейское право. - 2014. - 1. - C. 1 - 8. DOI: 10.7256/2306-4218.2014.1.9270. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_9270.html
61.
Агеев В. Н. Ограничение прав и свобод муниципальных служащих как способ противодействия коррупции // Тренды и управление. - 2013. - 3. - C. 72 - 81. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
62.
Кабанов П.А. Организационно-правовые аспекты прокурорского надзора за созданием и организацией деятельности Комиссий по соблюдению требований к служебному поведению государственных (муниципальных) служащих и урегулированию конфликта интересов // NB: Административное право и практика администрирования. - 2013. - 1. - C. 1 - 11. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.405. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_405.html
63.
Слепкова О.А. Понятие и особенности антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов ФТС России // NB: Административное право и практика администрирования. - 2014. - 2. - C. 73 - 84. DOI: 10.7256/2306-9945.2014.2.10998. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_10998.html
References (transliterated)
1.
Avak'yan S.A. Konstitutsiya Rossii: priroda, evolyutsiya, sovremennost' / S.A. Avak'yan. – M. : Rossiiskii yuridicheskii izdatel'skii dom, 1997.
2.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii: problemnyi kommentarii / otv. red. V.A. Chetvernin. – M. : Tsentr konstitutsionnykh issledovanii Moskovskogo obshchestvennogo nauchnogo fonda, 1997.
3.
Ageev V.N. Konstitutsionnye ogranicheniya osnovnykh prav i svobod lichnosti v Rossiiskoi Federatsii: teoriya, istoriya, praktika / V.N. Ageev. – Kazan' : Izd-vo KGU, 2006.
4.
Printsipy, predely, osnovaniya ogranicheniya prav i svobod cheloveka po rossiiskomu zakonodatel'stvu i mezhdunarodnomu pravu. «Kruglyi stol» zhurnala «Gosudarstvo i pravo» // Gosudarstvo i pravo. – 1998. – № 8.
5.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii : prinyata vsenarodnym golosovaniem 12 dekabrya 1993 g. // Rossiiskaya gazeta. – 1993. – 25 dek.
6.
Prava cheloveka : ucheb. dlya vuzov / otv. red. E.A. Lukasheva. – M. : NORMA-INFRA-M, 1999.
7.
Prava cheloveka : slovar'-spravochnik. – M. : Norma, 2001.
8.
Baglai M.V. Konstitutsionnoe pravo Rossiiskoi Federatsii : ucheb. dlya vuzov / M.V. Baglai. – M. : Norma, 2005.
9.
Ledyakh I.A. Zashchita prav i svobod cheloveka i grazhdanina – funktsiya rossiiskoi sistemy konstitutsionnogo kontrolya / I.A. Ledyakh // Obshchaya teoriya prav cheloveka / ruk. avt. koll. i otv. red. E.A. Lukasheva. – M. : Norma, 1996.
10.
Gasanov K.K. Absolyutnye prava cheloveka i ogranicheniya prav / K.K. Gasanov, A.V. Stremoukhov // Pravovedenie. – 2004. – № 1.
11.
Podmarev A. A. Konstitutsionnye osnovy ogranicheniya prav i svobod cheloveka i grazhdanina v Rossiiskoi Federatsii : dis. … kand. yurid. nauk / A. A. Podmarev. – Saratov, 2001.
12.
Goshulyak V.V. Predely ogranicheniya prava sobstvennosti v konstitutsionnom prave Rossii / V.V. Goshulyak // Zakon. – 2004. – № 3.
13.
Kommentarii k Federal'nomu zakonu «O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe Rossiiskoi Federatsii» i zakonodatel'stvu o grazhdanskoi sluzhbe zarubezhnykh gosudarstv / otv. red. A. F. Nozdrachev. – M. : MTsFER, 2005.
14.
Mal'ko A. V. Stimuly i ogranicheniya v prave / A.V. Mal'ko. – M. : Yurist'', 2004.
15.
Po zaprosu gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy o proverke konstitutsionnosti polozhenii st. 25 FZ «Ob osnovakh gosudarstvennoi sluzhby RF», st. 43 FZ «O prokurature RF», st. 14 FKZ «O sudebnoi sisteme RF» i st. 20.1 FZ «Ob osnovakh munitsipal'noi sluzhby v RF» : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 3 oktyabrya 2002 goda // SZ RF. – 2003. – № 12. – St. 1174.
16.
Vseobshchaya deklaratsiya prav cheloveka : prinyata General'noi Assambleei OON 10 dekabrya 1948 goda // Rossiiskaya gazeta. – 1995. – 5 apr.
17.
Mezhdunarodnyi kodeks povedeniya gosudarstvennykh dolzhnostnykh lits (Prinyat 12 dekabrya 1996 g. Rezolyutsiei 51/59 na 82-om plenarnom zasedanii 51-oi sessii General'noi Assamblei OON) [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
18.
Kodeks povedeniya dolzhnostnykh lits po podderzhaniyu pravoporyadka (Prinyat 17 dekabrya 1979 g. Rezolyutsiei 34/169 na 106-om plenarnom zasedanii General'noi Assamblei OON) // Mezhdunarodnaya zashchita prav i svobod cheloveka. Sbornik dokumentov. – M.: Yuridicheskaya literatura, 1990. – S. 319 – 325.
19.
Rukovodyashchie printsipy dlya effektivnogo osushchestvleniya Kodeksa povedeniya dolzhnostnykh lits po podderzhaniyu pravoporyadka (Prinyaty 24 maya 1989 g. Rezolyutsiei 1989/61 na 15-om plenarnom zasedanii Ekonomicheskogo i Sotsial'nogo Soveta OON) [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
20.
SZ RF. – 2011. – № 7. – St. 900.
21.
Vedomosti S''ezda narodnykh deputatov Rossiiskoi Federatsii i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1992. – № 8. – St. 366.
22.
SZ RF. – 1998. – № 22. – St. 2331.
23.
Vedomosti Soveta narodnykh deputatov i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1992. – № 30. – St. 1792.
24.
SZ RF. – 1997. – № 30. – St. 3586.
25.
SZ RF. – 2004. – № 31. – St. 3215.
26.
O politsii : federal'nyi zakon ot 7 fevralya 2011 g. № 3-FZ // SZ RF. – 2011. – № 7. – St. 900.
27.
O statuse sudei v Rossiiskoi Federatsii: zakon Rossiiskoi Federatsii ot 26 iyunya 1992 goda № 3132-1 // Vedomosti Soveta narodnykh deputatov i Verkhovnogo Soveta Rossiiskoi Federatsii. – 1992. – № 30. – St. 1792.
28.
O politicheskikh partiyakh : federal'nyi zakon ot 11 iyulya 2001 goda № 95-FZ // SZ RF. – 2001. – №
29.
– St. 2950. 29. Fatkullin F.N. Problemy teorii gosudarstva i prava : kurs lektsii / F.N. Fatkullin. – Kazan': Izd-vo KGU, 1987. – S. 157.
30.
Po delu o proverke konstitutsionnosti abz. 2 ch. 7 st. 19 Zakona RSFSR ot 18 aprelya 1991 goda «O militsii» v svyazi s zhaloboi grazhdanina V. M. Minakova : postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 6 iyunya 1995 goda // SZ RF. – 1995. – № 24. – St. 2342.
31.
Marchenko M. N. Sudebnoe pravotvorchestvo i sudeiskoe pravo / M. N. Marchenko. – M. : Prospekt, 2011. – S. 245.
32.
SZ RF.– 1994. – № 13. – St. 1447.
33.
Lomakina L.A. Vliyanie pravovykh pozitsii Konstitutsionnogo Suda RF na razvitie zakonodatel'stva ob administrativnoi otvetstvennosti / L.A. Lomakina // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2012. – № 2. – S. 62.
34.
Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii FZ «Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan RF» v svyazi s zaprosom gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy i zhalobami grazhdan S. A. Buntmana, K. A. Katanyana i K. S. Rozhkova : postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 30 oktyabrya 2003 g. № 15-P // SZ RF. – 2003. – № 44. – St. 4358.
35.
Po zhalobe grazhdanina Shcherenko Aleksandra Pavlovicha na narushenie ego konstitutsionnykh prav polozheniyami ch. 4 st. 332 i p. 3 st. 336 Trudovogo kodeksa RF: opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 11 iyulya 2006 g. № 213-O // SZ RF. – 2006. – № 41. – St. 4285.
36.
Otnositel'no diskriminatsii v oblasti truda i zanyatii : konventsiya № 111 Mezhdunarodnoi organizatsii truda (prinyata v g. Zheneve 25 iyunya 1958 g. na 42-oi sessii General'noi konferentsii MOT) // Vedomosti Verkhovnogo Soveta SSSR. – 1961. – № 44. – St. 448.
37.
Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zaprosa Verkhovnogo Suda RF o proverke konstitutsionnosti pp 1 p. 2 i p. 3 st. 25 FZ «Ob osnovakh gosudarstvennoi sluzhby RF» : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 1 iyulya 1998 g. № 84-O [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
38.
Po zaprosu Lyuberetskogo gorodskogo suda Moskovskoi oblasti o proverke konstitutsionnosti polozhenii p. 1 st. 20.1 FZ «Ob osnovakh munitsipal'noi sluzhby v RF» i pp. 4 p. 3 st. 41 Zakona Moskovskoi oblasti «O munitsipal'nykh dolzhnostyakh i munitsipal'noi sluzhbe v Moskovskoi oblasti» : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 8 fevralya 2001 g. № 45-O [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
39.
Po zaprosu Suda Chukotskogo avtonomnogo okruga o proverke konstitutsionnosti polozhenii st. 43 FZ «O prokurature RF» i po zhalobe grazhdanina Sokovtsa V.P. na narushenie etimi polozheniyami ego konstitutsionnykh prav : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 5 iyulya 2001 g. № 134-O // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. – 2002. – № 1.
40.
Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby grazhdanina Kurbanova M.Sh. na narushenie ego konstitutsionnykh prav polozheniyami p.p. 1 i 2 st. 43 FZ «O prokurature RF» i Instruktsii o poryadke prekrashcheniya (prodleniya) sluzhby v organakh i uchrezhdeniyakh prokuratury rabotnikov, dostigshikh predel'nogo vozrasta : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 19 aprelya 2007 g. № 266-O-O [Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
41.
Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu zhaloby grazhdanki Teslenko D.P. na narushenie ee konstitutsionnykh prav p. 8 ch. 1 i ch. 2 st. 37 FZ «O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe RF» : opredelenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 2 aprelya 2009 g. № 472-O-O Elektronnyi resurs]. – Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tant Plyus».
42.
Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii p. 10 ch. 1 st. 17 FZ «O gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhbe RF» i stat'i 20.1 Zakona Rossiiskoi Federatsii «O militsii» v svyazi s zhalobami grazhdan L. N. Kondrat'evoi i A. N. Mumolina : postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 30 iyunya 2011 g. № 14-P // SZ RF. – 2011. – № 28. – St. 4261.
43.
Komakhin B.N.. Administrativno-sluzhebnye protsedury i ikh realizatsiya v sisteme gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhby // Pravo i politika. – 2013. – № 11. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.11.9768.
44.
Kurakin A.V., Kuleshov G.N., Nesmelov P.V.. Informatsionnaya bezopasnost' v sisteme gosudarstvennoi sluzhby // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.02.13.
45.
O.D. Milovidov. Organy vnesudebnogo rassmotreniya zhalob grazhdanskikh sluzhashchikh Velikobritanii i SShA // Pravo i politika. – 2013. – № 2. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.02.2.
46.
Kurakin A.V., Lavrent'eva O.O.. Printsipy gosudarstvennoi grazhdanskoi sluzhby v mekhanizme protivodeistviya korruptsii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
47.
R. U. Ramazanov. Nedopushchenie konflikta interesov na gosudarstvennoi grazhdanskoi i munitsipal'noi sluzhbe kak effektivnyi sposob bor'by s korruptsiei // Pravo i politika. – 2012. – № 8. – S. 104-107.
48.
Lavrent'eva O.O.. Administrativnaya proverka kak sposob protivodeistviya korruptsii v sisteme gosudarstvennoi sluzhby // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 3. – S. 104-107.
49.
V. I. Pirbudagova. Yuridicheskaya otvetstvennost' dolzhnostnykh lits v Rossiiskoi Federatsii: problemy zakonodatel'nogo obespecheniya // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 5. – S. 104-107.
50.
Vatel' A.Yu.. Administrativnye i eticheskie standarty v sisteme gosudarstvennoi sluzhby zarubezhnykh gosudarstv // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2012. – № 2. – S. 104-107.
51.
R. U. Ramazanov. Zaprety i ogranicheniya dlya gosudarstvennykh grazhdanskikh i munitsipal'nykh sluzhashchikh kak effektivnyi sposob protivodeistviya korruptsii // Politika i Obshchestvo. – 2012. – № 1. – S. 104-107.
52.
Vatel' A.Yu.. Standarty sluzhebnogo i eticheskogo povedeniya kak metod protivodeistviya korruptsii v sisteme gosudarstvennoi sluzhby // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2011. – № 6. – S. 104-107.
53.
S. I. Balabkin. O reformirovanii organov vnutrennikh del: tekushchee sostoyanie // Pravo i politika. – 2011. – № 10. – S. 104-107.
54.
Ageev V.N.. Pravovye sredstva bor'by s korruptsiei v sisteme gosudarstvennoi sluzhby Rossiiskoi Federatsii // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2012. – № 9. – S. 104-107.
55.
V.N. Ageev. Pravovye mekhanizmy proti vodeistviya korruptsii v Rossiiskoi Federatsii: regional'nyi opyt (na primere Respubliki Tatarstan) // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. – 2013. – № 1. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1999-2807.2013.01.4.
56.
Ageev V. N.. Ogranichenie prav i svobod munitsipal'nykh sluzhashchikh kak sposob protivodeistviya korruptsii // Trendy i upravlenie. – 2013. – № 3. – S. 104-107. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
57.
Ageev V.N.. Ogranicheniya prav i svobod gosudarstvennykh sluzhashchikh v resheniyakh Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii // Pravo i politika. – 2013. – № 13. – S. 104-107. DOI: 10.7256/1811-9018.2013.13.7201
58.
Ageev V.N. Protivodeistvie korruptsii na mestnom urovne: ogranichenie prav i svobod munitsipal'nykh sluzhashchikh // NB: Problemy obshchestva i politiki. - 2013. - 2. - C. 243 - 268. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.2.426. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_426.html
59.
Ageev V.N. Pravovye sredstva protivodeistviya korruptsii v Respublike Tatarstan // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 1. - C. 146 - 169. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.356. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_356.html
60.
Polishchuk D.A. Kriterial'naya baza otsenki effektivnosti pravookhranitel'noi deyatel'nosti // NB: Rossiiskoe politseiskoe pravo. - 2014. - 1. - C. 1 - 8. DOI: 10.7256/2306-4218.2014.1.9270. URL: http://www.e-notabene.ru/pm/article_9270.html
61.
Ageev V. N. Ogranichenie prav i svobod munitsipal'nykh sluzhashchikh kak sposob protivodeistviya korruptsii // Trendy i upravlenie. - 2013. - 3. - C. 72 - 81. DOI: 10.7256/2307-9118.2013.3.7244.
62.
Kabanov P.A. Organizatsionno-pravovye aspekty prokurorskogo nadzora za sozdaniem i organizatsiei deyatel'nosti Komissii po soblyudeniyu trebovanii k sluzhebnomu povedeniyu gosudarstvennykh (munitsipal'nykh) sluzhashchikh i uregulirovaniyu konflikta interesov // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2013. - 1. - C. 1 - 11. DOI: 10.7256/2306-9945.2013.1.405. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_405.html
63.
Slepkova O.A. Ponyatie i osobennosti antikorruptsionnoi ekspertizy normativnykh pravovykh aktov i proektov normativnykh pravovykh aktov FTS Rossii // NB: Administrativnoe pravo i praktika administrirovaniya. - 2014. - 2. - C. 73 - 84. DOI: 10.7256/2306-9945.2014.2.10998. URL: http://www.e-notabene.ru/al/article_10998.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"