Статья 'Нормативная среда «зеленого» предпринимательства в современной России: понятие, структура, состояние. ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Нормативная среда «зеленого» предпринимательства в современной России: понятие, структура, состояние

Астахова Марина Анатольевна

ORCID: 0000-0002-5550-0614

кандидат юридических наук

доцент, кафедра теоретических и публично-правовых дисциплин, Тюменский Государственный Университет

625002, Россия, Тюменская область, г. Тюмень, ул. Немцова, 69

Astakhova Marina Anatol'evna

PhD in Law

Associate Professor, Department of Theoretical and Public Law Disciplines Tyumen State University, PhD in Law

69 Nemtsov str., Tyumen, Tyumen region, 625002, Russia

ast-marina@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2022.10.38799

EDN:

HWTPMS

Дата направления статьи в редакцию:

19-09-2022


Дата публикации:

06-11-2022


Аннотация: Категория «зеленое» предпринимательство в последние годы является предметом активного исследовательского интереса с разных ракурсов, в том числе и в контексте правового регулирования. Цель настоящей статьи - определить понятие, структуру и состояние актуальной нормативной среды «зеленого» предпринимательства, сформировавшейся в Российской Федерации к настоящему времени. Достижение заявленной цели обеспечивается путём анализа совокупности нормативных и иных источников через призму формального понятия "нормативная среда", содержащегося в Национальном стандарте РФ ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 "Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Управление документами. Общие требования". Эмпирическая база исследования представлена отечественными и зарубежными доктринальными источниками, действующими нормативными актами Российской Федерации различной юридической силы и функционального предназначения. Новизна исследования обуславливается прежде всего ракурсом постановки исследовательского вопроса. Как было установлено, ни одно из существующих исследований не ставило в качестве основной цели выявление понятия, структуры и состояния актуальной нормативной среды «зеленого» предпринимательства в Российской Федерации. Кроме того, в поддержку факта новизны выступает оригинальность интерпретации заявленной проблематики, обусловленная творческой индивидуальностью автора. Основным выводом исследования является заключение о том, что современная российская нормативная среда «зеленого» предпринимательства являет собой совокупность нормативных актов, стандартов, правил рекомендательного характера, добровольно применяемых этических кодексов и норм, в той или иной степени затрагивающих различные аспекты "зеленого" предпринимательства


Ключевые слова:

зеленое предпринимательство, нормативная среда, экологическое предпринимательство, окружающая среда, устойчивое развитие, эколого-ориентированная хозяйственная деятельность, нормативный акт, нормативные источники, иерархичность, зеленый предприниматель

Abstract: The category "green" entrepreneurship in recent years has been the subject of active research interest from different angles, including in the context of legal regulation. The purpose of this article is to determine the concept, structure and state of the current regulatory environment of "green" entrepreneurship that has formed in the Russian Federation to date. The achievement of the stated goal is ensured by analyzing the totality of regulatory and other sources through the prism of the formal concept of "regulatory environment" contained in the National Standard of the Russian Federation GOST R ISO 15489-1-2007 "System of Standards for Information, Library and Publishing. Document management. General requirements. " The empirical basis of the study is represented by domestic and foreign doctrinal sources, current regulatory acts of the Russian Federation of various legal force and functional purpose. The novelty of the study is determined by the perspective of setting the research question. As it was established, none of the existing studies set as the main goal the identification of the concept, structure and state of the current regulatory environment of "green" entrepreneurship in the Russian Federation. In addition, in support of the fact of novelty is the creative personality of the author. The main conclusion is that the modern Russian regulatory environment of "green" entrepreneurship is a set of regulations, standards, rules of recommendation nature, voluntarily applied ethical codes and norms that to one degree or another affect various aspects of "green" entrepreneurship



Keywords:

green entrepreneurship, regulatory environment, environmental entrepreneurship, environment, sustainable development, eco-oriented economic activity, regulatory act, regulatory sources, hierarchy, green entrepreneur

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00996

Анализ современной доктрины демонстрирует факт того, что российские и зарубежные ученые широко оперируют понятием «зеленое» предпринимательство, освещая его в различных исследовательских ракурсах. В частности, к настоящему времени предметом научного интереса стали такие аспекты как: сущность и признаки «зеленого» предпринимательства [1; 2; 3; 4; 5], значение «зеленого» предпринимательства в контексте устойчивого развития [6; 7], развитие форм и механизмов зеленого предпринимательства [8; 9], факторы развития «зеленого» предпринимательства в условиях социально-ориентированной экономики [10; 11], особенности реализации практик «зеленого» предпринимательства в отдельных странах[12; 13].

Вместе с тем, мониторинг юридического научно-исследовательского пространства, на первый взгляд демонстрирует отсутствие публикаций, отражающих в своём названии те или иные правовые аспекты «зеленого» предпринимательства. Однако, при более глубоком погружении в материал выясняется, что эти аспекты все-таки являются объектом научного интереса, но исследователи правовой специализации предпочитают использовать термин «экологическое» предпринимательство [14; 15; 16; 17]. Признавая синонимию терминов «зеленое» предпринимательство и экологическое предпринимательство, в контексте настоящего исследования, мы будем пользоваться синтетическим термином "зеленое" (экологическое) предпринимательство.

По результатам анализа названий научных публикаций российских авторов, касающихся правовой составляющей «зеленого» (экологического) предпринимательства на первый взгляд можно заключить, что рассматриваемая разновидность предпринимательства получила многогранное освещение. Предметом исследовательского интереса выступали как общеправовые аспекты «зеленого» предпринимательства в целом [14; 16; 18; 19; 20; 21], так и его узкоспециализированные теоретико-правовые аспекты: методологические основы конструирования российской модели правового обеспечения экологического предпринимательства [15]; легализация экологического предпринимательства в рамках российского социально-предпринимательского правотворческого подхода [22]; правовые аспекты экологического предпринимательства в контексте устойчивого развития [17]; правовое регулирование экологического предпринимательства в зарубежных странах [23; 24].

Однако, сопоставление названий и содержания вышеуказанных исследований в некоторой степени опровергает тезис о многогранности освещения заявленной проблематики, демонстрирует диссонанс между заголовками и содержанием. Например, обращение к работам, ориентированным на общеправовые аспекты экологического предпринимательства показывает следующее. Исследование В.В. Кваниной "К вопросу о правовом режиме экологического предпринимательства" [14], несмотря на широкое заявление проблематики в названии, фактически акцентируется на критериях отнесения предпринимательской деятельности к экологическому предпринимательству и вопросе о возможности отнесения экологического предпринимательства к социальному предпринимательству. При этом нормативно-эмпирическую основу исследования составляют положения только трех нормативных документов: Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", Модельного закона "Об основах экологического предпринимательства", принятого 13 июня 2000 г. на 15-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств - участников СНГ, Федерального закона от 24 апреля 2007 года № 209-ФЗ "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации". Статья Р.Р. Галимова "Экологическое предпринимательство: вопросы правовой регламентации" [16] не освещает заявленную нормативную регламентацию (кроме косвенного упоминания Модельного закона "Об основах экологического предпринимательства"), и содержит в себе лишь очередное авторское определение экологического предпринимательства и предложение о его включении в содержание статьи 1 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды". Аналогичный подход прослеживается и в статье Д.В. Ивановой "К вопросу о понятии экологического предпринимательства в юридической науке" [20]. Автор проводит краткий анализ норм Модельного закона "Об основах экологического предпринимательства, предлагает определение и критерии экологического предпринимательства. В работе О.А. Яковлевой "Экологическое предпринимательство (правовой аспект)" [18] упоминается лишь об одной правовой норме - статье 2 Гражданского кодекса Российской Федерации. Ситуация с ограниченным применением норм прослеживается и в статье "Правовые основы экологического предпринимательства в России" [19], авторы которой опираются лишь на такой акт как "Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030" года. На фоне изложенных работ, определенной масштабностью в плане нормативной аналитики выделяется кандидатская диссертация С.В. Злобина "Правовое регулирование экологического предпринимательства в Российской Федерации" [21]. Однако, исследование С.В. Злобина, выполненное в 2011 году объективно не отражает современную правовую действительность, и задача выявления нормативной среды в нем не заявлялась. Таким образом, большинство отечественных правовых исследований, претендующих судя по названиям на представление полноценной правовой картины экологического предпринимательства, фактически носит узконаправленный характер, отличаются незначительностью и бессистемностью изученной нормативной базы.

Ориентация исследований позиционированных нами в качестве узкоспециализированных, то есть направленных на изучение отдельных теоретико-правовых аспектов экологического предпринимательства, объективно не предполагает широкомасштабности обзора нормативно-правовых основ обозначенной разновидности хозяйственной деятельности. По факту это подтверждается реалиями исследовательского пространства. Например в работе И.А. Черешневой "Правовые аспекты экологического предпринимательства в контексте устойчивого развития [17] выборочно анализируются только нормы Конституции Российской Федерации, Федерального закона от 10 января 2002 г.№7-ФЗ "Об охране окружающей среды", Модельного закона "Об основах экологического предпринимательства". Фундаментальность, перспективно-концептуальный характер исследований А.В. Баркова и Я.С. Гришиной [15; 22] в области правового обеспечения экологического предпринимательства не предусматривает в качестве основного исследовательского ракурса системный обзор нормативной среды. При этом следует отметить, что на наш взгляд именно в работах указанных авторов, проводится достаточно масштабный критический анализ нормативного материала, содержатся убедительные научно-практические предложения по реформированию законодательства. Нацеленность А.С. Элларяна [23;24] на анализ зарубежного опыта правового регулирования экологического предпринимательства, также оставляет в стороне проблематику отечественного нормативного обеспечения.

На основе вышеизложенного, можно заключить, что ни в одном из существующих исследований не ставилась цель системного выявления актуальной (сложившейся к концу 2022 года) нормативной среды «зеленого» (экологического) предпринимательства. В связи с этим представляется, что даже в условиях определенной теоретической проработанности правовой проблематики «зеленого» (экологического) предпринимательства, ещё одна исследовательская попытка вполне уместна. Это объясняется и такими причинами как ограниченность анализируемого нормативного материала в существующих исследованиях, динамичность развития предпринимательского законодательства, возможность освещения известных проблем в новом ракурсе через призму оригинального авторского понимания. Отличительной чертой настоящего исследования является его нацеленность на формирование структурированной российской нормативной среды «зеленого» (экологического) предпринимательства. Достижение заявленной цели предполагается через реализацию таких исследовательских шагов как установление порядка формирования нормативной среды «зеленого» (экологического) предпринимательства, наполнение этой среды структурными элементами.

Как явление социальной действительности, «зеленое» (экологическое) предпринимательство выступает объектом воздействия такого социального регулятора как право. Соответственно, функционирование субъектов «зеленого» (экологического) предпринимательства осуществляется в рамках формально-определенной нормативной среды. К пониманию сущности такой среды и её внутреннему наполнению можно подходить в разнообразных ракурсах, включая в её состав нормативные источники различного происхождения и функционального предназначения. В контексте настоящего исследования используется оригинальный авторский подход заключающийся в следующем. Формирование понятия и структуры нормативной среды "зеленого" (экологического) предпринимательства будет осуществляться через призму двух формально определенных категорий и одной доктринальной характеристики. Касательно категории "нормативная среда", в условиях отсутствия её жесткой нормативной и научной определенности, мы будем опираться на положения раздела 5 "Нормативная среда" Нацонального стандарта РФ ГОСТ Р ИСО 15489-1-2007 "Система стандартов по информации, библиотечному и издательскому делу. Управление документами. Общие требования" (утв. приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 12 марта 2007 г. № 28-ст). Указанный акт, как следует из его содержания, ориентирован на государственные, коммерческие и общественные организации и предназначен для управления их документами. В то же время, в определенном смысле государство в целом тоже можно рассматривать как специфическую организацию, занимающуюся управлением обществом на основе продуцируемых нормативных документов. Исходя из этого тезиса, использование логики обозначенного раздела как основы дальнейшей исследовательской аргументации в контексте конституционного принципа свободы творчества, представляется оправданным.

В соответствии с вышеуказанным разделом нормативная среда включает в себя 5 блоков: 1) законы и нормативные акты; 2) стандарты, относящиеся к практической деятельности; 3) правила рекомендательного характера, отражающие передовой опыт; 4) добровольно применяемые этические кодексы и нормы; 5) идентифицируемые социальные ожидания (потребности), касающиеся адекватного поведения в специфической отрасли или организации. С учетом юридико - нормативной, а не социальной направленности текущего исследования, последний из указанных блоков не будет включаться в состав формируемой нами нормативной среды "зеленого" (экологического) предпринимательства. Также, в силу буквального толкования обозначенных положений, из сферы нашего изучения исключаются международные правовые акты, значение которых не подлежит умалению, а скорее заслуживает внимания в рамках отдельного исследования. В отношении категории "зеленое" (экологическое) предпринимательство для её определенности в условиях разнообразия доктринальных трактовок, мы будем использовать понятие экологического предпринимательства, содержащееся в статье 1 «Модельного закона об основах экологического предпринимательства» от 13 июня 2000 года как производственной, научно-исследовательской, кредитно-финансовой деятельности по производству товаров, выполнению работ и оказанию услуг, имеющей целевым назначением обеспечение сохранения и восстановления окружающей среды и охрану природных ресурсов. Кроме того, мы будем принимать во внимание доктринальную характеристику "зеленого" (экологического) предпринимательства как разновидности социального предпринимательства [14; 15; 22].

Анализ первого из структурных блоков "законы и нормативные акты" на предмет отражения проблематики "зеленого" (экологического) предпринимательства демонстрирует отсутствие непосредственной регламентации исследуемого вида предпринимательства. Категория "зеленое" (экологическое) предпринимательство отсутствует в названиях и содержании российских нормативных актов. Такая ситуация предопределяет необходимость применения иного исследовательского подхода, заключающегося в поиске косвенных источников нормативного регулирования с опорой на ключевые характеристики "зеленого" (экологического) предпринимательства, связанные с окружающей средой, природными ресурсами, а также его социальной направленностью. Объемность российского нормативного поля обуславливает целесообразность опоры в процессе такого поиска на принцип иерархии нормативно - правовых актов.

Обращение к нормам Конституции Российской Федерации (далее - Конституция РФ) как высшего по юридической силе нормативного правового акта, устанавливающего основы функционирования государства, позволяет выделить ряд "обязывающих" норм, не имеющих прямого отношения к "зеленому" (экологическому предпринимательству), но на наш взгляд особо значимых для предпринимателей, позиционирующих себя в качестве "зеленых". Так в п.2 статьи 36 Конституции РФ декларируется режим свободного обращения с природными ресурсами, при обязательном соблюдении таких условий как «ненанесение» ущерба окружающей среде и «ненарушение» прав и законных интересов иных лиц. Нейтральность «зеленого» предпринимательства по отношению к окружающей среде как его определяющий признак означает, что указанная норма фактически устанавливает и пределы реализации предпринимательской инициативы «зеленых предпринимателей». Процессы и результаты «зеленого» предпринимательства обязательно должны быть экологически нейтральны (сохранять окружающую среду), а лучше экологически позитивны (восстанавливать окружающую среду). Статья 42 Конституции РФ в обеспечение надлежащей реализации права на благоприятную окружающую среду, обязывает информировать о ее состоянии, возмещать ущерб здоровью или имуществу вследствие экологического правонарушения. Представляется, что именно на "зеленых" предпринимателей это конституционное положение налагает повышенные обязательства по информированию заинтересованных лиц о состоянии окружающей среды, своевременному и полномасштабному компенсированию негативных последствий экологически противоправного предпринимательского поведения. В то же время нельзя не отметить, что смысл «зеленого» предпринимательства как «экологически дружественного» предполагает выстраивание таких предпринимательских стратегий и тактик, при которых возможности негативных экологических последствий минимизированы. В статье 58 Конституции РФ каждый обязывается к сохранению природы и окружающей среды. Считаем, что применительно к «зеленым» предпринимателям, эта обязанность имеет расширенное значение. «Зеленый» предприниматель в процессе своей деятельности должен не только сохранять окружающую среду не ухудшая её, но и стремиться к её активному улучшению. Помимо "обязывающих", в структуре Конституции, применительно к "зеленому" (экологическому) предпринимательству можно выделить и "гарантирующие" нормы. Так в п.1 ст. 7 Российская Федерация позиционируется как социальное государство, политика которого направлена на обеспечение достойных условий жизни и развития человека. Соответственно, исходя из социально-ориентированного характера "зеленого" (экологического) предпринимательства можно предположить наличие обязанности государства по его поддержке, созданию надлежащих организационно-правовых условий.

Перемещение на нижестоящую ступень иерархической лестницы - законы Российской Федерации, отражает следующую нормативную картину. Законодательный уровень сферы охраны и восстановления окружающей среды, охраны природных ресурсов представлен значительным количеством актов общего (Федеральный закон от 10 января 2002 г. № 7- ФЗ "Об охране окружающей среды") и специального (Федеральный закон от 14 марта 1995 года № 33-ФЗ "Об особо охраняемых природных территориях", Федеральный закон от 4 мая 1999 г. № 96-ФЗ "Об охране атмосферного воздуха", Федеральный закон от 30 декабря 2020 г. № 492-ФЗ "О биологической безопасности в Российской Федерации" и т.д.) характера. Анализ содержания законодательства сферы охраны окружающей среды показывает в целом отсутствие прямой регламентации вопросов "зеленого" (экологического) предпринимательства. К числу специализированных норм в плоскости заявленной проблематики можно отнести лишь ст. 17 "Государственная поддержка хозяйственной и (или) иной деятельности, осуществляемой в целях охраны окружающей среды" Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7 - ФЗ "Об охране окружающей среды". Обозначенная статья не только заявляет государство в качестве субъекта поддержки, но и обозначает направления и способы реализации такой поддержки, допускает возможность её осуществления в рамках, установленных иными законодательными актами. Логически, декларативность положений приведенной статьи, предполагает их дальнейшее развитие и конкретизацию в рамках специальных нормативных актов. Фактически же можно констатировать, что дополнительную законодательную и подзаконную поддержку получили лишь некоторые положения. Так детализация "поддерживающих" положений п. 3 и п. 4 анализируемой статьи нашла отражение в пп. 1 п.1 ст. 67 Налогового кодекса РФ, предусматривающем предоставление инвестиционного налогового кредита хозяйствующему субъекту, осуществляющему мероприятия по снижению негативного воздействия на окружающую среду. В качестве ещё одного примера "поддерживающих" норм можно назвать п. 25 и 25 (1) Постановления Правительства РФ от 3 марта 2017 года № 255 "Об исчислении и взимании платы за негативное воздействие на окружающую среду", в которых предусматривается возможность уменьшения такой платы на сумму затрат по проведению экологически ориентированных мероприятий.

Касательно законов сферы охраны окружающей среды как общего так и специального характера, можно отметить что их положения в целом распространяются на всех субъектов хозяйственной деятельности, что не позволяет отнести эти законы к числу узконаправленных регуляторов "зеленого" (экологического) предпринимательства. В то же время, представляется что ряд предписаний этих законов, носящих рекомендательный характер, исходя из их смысла в большей степени ориентирован на субъектов "зеленого" (экологического) предпринимательства. Например, по нашему мнению это касается практической реализации отдельных принципов охраны окружающей среды, закрепленных в ст. 3 Федерального закона от 10 января 2002 года N 7-ФЗ «Об охране окружающей среды». Так, преимущественно со стороны «зеленых» предпринимателей, следовало бы ожидать полномасштабное финансирование, участие в организации и реализации научно-практических «зеленых» проектов, удовлетворяющих как интересы самих предпринимателей, так и иных субъектов социума. Именно «зеленым» предпринимателям следовало бы акцентироваться на воспроизводстве и рациональном использовании природных ресурсов, максимально активно использовать наилучшие доступные технологии, сглаживая тем самым негативное воздействие предпринимательства на окружающую среду. В качестве потенциально возможного инструмента экологической нейтрализации предпринимательской активности статьёй 31 Федерального закона от 10 января 2002 года № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды" предусматривается возможность экологической сертификации. Касательно порядка проведения такой сертификации осуществляется отсылка к положениям статьи 21 Федерального закона от 27 декабря 2002 года N 184-ФЗ «О техническом регулировании». Обращение к указанной норме позволяет определить, что экологическая сертификация (добровольное подтверждение соответствия) носит добровольный характер и проводится только по инициативе заявителя. Объектами такой сертификации могут служить как сами предпринимательские производственные процессы, так и их результаты. В контексте экологической сосредоточенности «зеленого» предпринимателя реализация вышеуказанных норм представляется весьма необходимой. Ещё одним законом, косвенно касающимся «зеленого» предпринимательства, можно назвать Федеральный закон от 21 июля 1997 года N 116-ФЗ «О промышленной безопасности опасных производственных объектов». Как и Федеральный закон от 10 января 2002 года № 7-ФЗ "Об охране окружающей среды", Федеральный закон от 21 июля 1997 года № 116-ФЗ "О промышленной безопасности опасных производственных объектов" содержит обязательные и рекомендательные требования к субъектам предпринимательской деятельности. Так в пункте 4 статьи 3 «Требования промышленной безопасности» этого закона закрепляется право лица – «продуцента» проектной документации на опасный производственный объект, на установление дополнительных требований (при условии дефицита федеральных норм и правил в области промышленной безопасности) к формам использования опасного производственного объекта. Представляется, что предприниматель, относящийся к «зеленым», не только может, но и в полной мере обязан воспользоваться таким правом для нивелирования негативных экологических последствий своего функционирования.

Попытка выявления законодательных основ "зеленого" (экологического) предпринимательства как разновидности социального предпринимательства приводит к следующему. В структуре Федерального закона от 24 июля 2007 года № 209-ФЗ "О развитиии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" присутствует ст. 24.1 "Поддержка субъектов малого и среднего предпринимательства, осуществляющих деятельность в сфере социального предпринимательства". Указанная статья не только содержит возможные меры поддержки социальных предпринимателей, но определяет критерии позиционирования субъектов малого и среднего предпринимательства в качестве социальных предпринимателей. При этом имеющая значимый социальный эффект экологически позитивная хозяйственная деятельность в законодательно установленном перечне отсутствует, что с формальной точки зрения не способствует её позиционированию в качестве социального предпринимательства. Такая ситуация идет вразрез с успешными зарубежными практиками легализации "зеленого" (экологического) предпринимательства в контексте социального предпринимательства [с. 95-96, 22].

Изучение следующего иерархического уровня - уровня подзаконных актов позволяет заключить, что проблематика "зеленого" (экологического) предпринимательства находит опосредованное отражение в нормативных актах Президента РФ и Правительства РФ. Такой тезис следует не из прямых предписаний норм, а формируется путем толкования этих норм через призму сущности "зеленого" (экологического) предпринимательства. Например, 30 апреля 2012 года Президентом РФ были утверждены «Основы государственной политики в области экологического развития Российской Федерации на период до 2030 года» (далее – Основы). В числе одной из основных задач этой политики определено обеспечение экологически ориентированного роста экономики и внедрения экологически эффективных инновационных технологий (пп. в п. 9 Основ). В качестве возможного механизма решения задачи предлагается формирование экологически ориентированной модели развития экономики, обеспечивающей наибольший эффект при сохранении природной среды, ее рациональном использовании и минимизации негативного воздействия на окружающую среду (пп. а п. 12 Основ). В этом контексте, «зеленое» предпринимательство может рассматриваться как структурный элемент эколого-экономической модели, и соответственно задача его поддержки и развития носит стратегический характер. Указом Президента РФ от 7 мая 2018 года N 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» в качестве задач, ставящихся перед Правительством РФ, в том числе обозначается обеспечение внедрения системы экологического регулирования, основанной на использовании наилучших доступных технологий, и подлежащей применению хозяйствующими субъектами, оказывающими значительное негативное воздействие на окружающую среду. В контексте обозначенной задачи видится наиболее активное участие по обеспечению её реализации именно со стороны «зеленых» хозяйствующих субъектов. Указом Президента РФ от 19 апреля 2017 года N 176 «О Стратегии экологической безопасности Российской Федерации на период до 2025 года» среди прочих предусматриваются такие приоритетные направления решения задач в области обеспечения экологической безопасности как внедрение инновационных и экологически чистых технологий, развитие экологически безопасных производств, развитие системы эффективного обращения с отходами производства и потребления, создание индустрии утилизации, в том числе повторного применения, таких отходов (пп. б и в п 26). Обозначенные направления могут служить мощным драйвером в системе стимулов развития «зеленого» предпринимательства. Постановлением Правительства РФ от 15 апреля 2014 года N 326 утверждена государственная программа Российской Федерации «Охрана окружающей среды». В рамках данной программы, в частности, одним из государственных приоритетов позиционировано внедрение экономики замкнутого цикла. Достижение этой цели предполагается возможным путем реализации целого ряда экологически «дружественных» мероприятий (использование «зеленых» технологий и пр.) Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2021 года N 1587 «Об утверждении критериев проектов устойчивого (в том числе зеленого) развития в Российской Федерации и требований к системе верификации проектов устойчивого (в том числе зеленого) развития в Российской Федерации» устанавливает обширный перечень критериев зеленых проектов (таксономия зеленых проектов) по различным направлениям предпринимательской деятельности.

Изучение нормативных актов федеральных органов исполнительной власти Российской Федерации показывает отсутствие документов, в той или иной степени регламентирующих вопросы «зеленого» (экологического) предпринимательства. В актах данного уровня, например, приказах Минприроды России, присутствуют лишь общие для всех субъектов предпринимательской деятельности (без акцента на «зеленых» предпринимателей как субъектов повышенной экологической ответственности) эколого-ориентированные нормы и требования. Не выявляются специальные нормативные регуляторы и на уровне субъектов Российской Федерации.

Анализ следующего блока в структуре нормативной среды "зеленого" (экологического) предпринимательства - "стандарты, относящиеся к практической деятельности", демонстрирует факт определенной вовлеченности рассматриваемой разновидности предпринимательства в сферу стандартизации и даже применение "зеленой" терминологии. Нормативная регламентация при этом носит сфокусированный характер и сосредотачивается на установлении требований к отдельным процессам и результатам "зеленой" (экологической) хозяйственной деятельности. Например Приказом Росстандарта от 3 июня 2020 года № 16 - пнст утвержден и введен в действие "ПНСТ 407-2020. Предварительный национальный стандарт Российской Федерации. "Зеленые" стандарты. Нанадисперсии стирол-акриловые. Критерии и показатели для подтверждения соответствия "зеленой" продукции. Приказом Росстандарта от 26 апреля 2022 года N 35-пнст был утвержден и введен в действие "ПНСТ 646-2022. Предварительный национальный стандарт Российской Федерации. "Зеленые" стандарты. "Зеленая" продукция и "зеленые" технологии. Методика оценки снижения углеродного следа", устанавливающий методику оценки (расчета) углеродного следа "зеленой" продукции, величины снижения углеродного следа за счет применения "зеленых" технологий при производстве продукции, а также методику оценки (расчета) изменения углеродного следа при применении "зеленой" продукции по сравнению с применением традиционных видов продукции. "Зеленой" стандартизацией также охватываются отдельные хозяйственные отрасли, и в частности, наиболее активно строительство (ГОСТ Р 54964 -2012. Национальный стандарт Российской Федерации. Оценка соответствия. Экологические требования к недвижимости (утв. и введен в действие Приказом Росстандарта от 30.08.2012 №257; ГОСТ Р58875-2020. Национальный стандарт Российской Федерации. "Зеленые" стандарты. Озеленяемые и эксплуатируемые крыши зданий и сооружений.Технические и экологические требования. (утв. и введен в действие Приказом Росстандарта от 28.05.2020 № 245 - ст.; ГОСТ Р 70346-2022 Национальный стандарт Российской Федерации. "Зеленые стандарты". Здания многоквартирные жилые "Зеленые". Методика оценки и критерии проектирования, строительства и эксплуатации (утв. и введен в действие Приказом Федерального агентства по техническому регулированию и метрологии от 9 сентября 2022 г. № 900-ст).

Наряду с государством, нормативное участие в стандартизации "зеленого" (экологического) предпринимательства, принимают и иные субъекты. Например, Решением Ассоциации "Национальное объединение строителей" ("НОСТРОЙ") от 11 декабря 2014 года № 62 был утвержден и введен в действие "СТО НОСТРОЙ 2.35.153-2014. Стандарт организации. "Зеленое" строительство". Спортивные здания и сооружения. Учет особенностей в рейтинговой системе оценки устойчивости среды обитания". Целый ряд стандартов добровольной экологической сертификации продукции был разработан некоммерческой организацией "Экологический союз". Так к настоящему времени приняты стандарты в отношении таких товарных групп как непищевая продукция (Стандарт СТО-56171713-012-2020. Синтетическиие моющие средства и товары бытовой химии; Стандарт СТО - 5617173-028-20121. Текстиль и кожа. Изделия из них. и т.д.), пищевая продукция (Стандарт СТО - 56171713-003-2014 с Изменением № 1, № 2. Продукция животноводства; Стандарт СТО - 56171713-034-2021. Чай, кофе. и т.д.), услуги (Стандарт СТО - 56171713-044-2021. Услуги производства синтетических моющих средств и парфюмерно-косметической продукции; Стандарт СТО - 56171713-045-2021 с изменением № 1. Услуги торговли. и т.д.)

Аналитическая работа с нормативным блоком "правила рекомендательного характера, отражающие передовой опыт" применительно к "зеленому" (экологическому) предпринимательству показывает наличие специализированного регулятивного материала. Структурными элементами обозначенного блока выступают прежде всего некоторые модельные законы, позиционируемые в рамках сложившегося отечественного правопонимания как рекомендательные акты, которые содержат типовые нормы, являются нормотворческими ориентирами, не имеют обязательной юридической силы. Базовым рекомендательным актом является Модельный закон об основах экологического предпринимательства, принятый 13 июня 2000 года который определяет понятие "экологическое предпринимательство", а также содержит ряд организационно-нормативных предписаний относительно элементов такого предпринимательства, основ его государственного регулирования и поддержки. Как показывает практика, за долгие годы существования указанный акт так и не сыграл роль нормотворческой модели, выступая в основном предметом научной аналитики. К числу косвенных рекомендательных правил "зеленого" экологического предпринимательства, опосредующих развитие отдельных положений базового модельного закона также можно отнести: Постановление № 43-10 Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ "О рекомендациях "Основные термины и понятия в экологической сфере" (принято в г. Санкт-Петербурге 27.11.2015); "Модельный закон об экологическом аудите" (Принят в г. Санкт-Петербурге 29.11. 2013 Постановлением 39-5 на 39-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ); Модельный закон об экологическом страховании (новая редакция) (Принят в г. Санкт-Петербурге 18.04.2014 Постановлением 40-10 на 40-ом пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ); Модельный закон об экологической безопасности (новая редакция" (Принят в г. Санкт-Петербурге 15.11.2003 Постановлением 22-18 на 22-м пленарном заседании Межпарламентской Ассамблеи государств-участников СНГ). Указанные акты, как и базовый Модельный закон, также пока не реализовали своё основное предназначение в качестве нормотворческой основы для специального российского законодательства.

Финальным блоком в структуре формируемой нами нормативной среды "зеленого" (экологического) предпринимательства являются "добровольно применяемые этические кодексы и нормы". Как показывает практика, в рамках данного блока также имеется определенное нормативное наполнение. Так Санкт-Петербургской Международной Бизнес Ассоциацией (СПИБА) в 2017 году было инициировано принятие "Зеленого кодекса" как свода принципов экологически ответственного ведения предпринимательства. Основными принципами Кодекса являются соответствие требованиям законодательства в сфере защиты окружающей среды, добровольное внедрение наилучших доступных технологий, рациональное использование ресурсов и сведение к минимуму воздействия на окружающую среду. Ежегодно десятки предприятий Санкт-Петербурга становятся подписантами "Зеленого кодекса", стремятся реализовывать его положения в предпринимательской деятельности. Правила, ориентированные на экологически-дружественное предпринимательство, прослеживаются в Кодексе этики СИБУР Профсоюз (утвержден Советом Межрегиональной профсоюзной организации "СИБУР" Профсоюз 28 декабря 2021 года. Так в ст. 3 данного Кодекса сохранение окружающей среды в процессе деятельности отнесено к числу корпоративных ценностей компании. В рамках ст. 8 акцентируется внимание на повышенных обязанностях работников СИБУР в области охраны окружающей среды. Проблематика "зеленого" (экологического) предпринимательства находит свое отражение и в Кодексе корпоративной этики ПАО "Газпром"(утвержден решением Совета директоров ОАО "Газпром" от 25 февраля 2014 № 2309). Например, совершенствование политики в области рационального природопользования, охраны окружающей среды и энергоэффективности позиционировано в качестве одного из ключевых принципов стратегии ПАО "Газпром" (п.1 "Миссия и корпоративные ценности"). Пункт 3 Кодекса корпоративной этики полностью посвящен вопросам защиты окружающей среды. Обществом декларируется приверженность принципу динамичного экономического роста при максимально рациональном использовании природных ресурсов и сохранении благоприятной окружающей среды для будущих поколений. В обозначенном ракурсе указывается, что политика Общества направлена на максимально бережное использование энергии, водных, земельных и иных природных ресурсов в процессе производства, должное обращение с производственными отходами, осторожное и сдержанное использование опасных материалов и технологий.

Итогом проведенного исследования являются следующие выводы.

Нормативная среда "зеленого" (экологического) предпринимательства в Росссийской Федерации представляет собой конгломерат источников различного происхождения, юридической силы, функционального предназначения, в той или иной степени затрагивающих процессы и результаты хозяйственной деятельности, ориентированной на сохранение и приумножение окружающей среды. Структурно, состав этой нормативной среды образуют следующие элементы: законы и нормативные акты; стандарты, относящиеся к практической деятельности; правила рекомендательного характера, отражающие передовой опыт; добровольно применяемые этические нормы и кодексы.

Содержательный анализ нормативного материала в пределах каждого из структурных элементов демонстрирует следующее. Изучение законов Российской Федерации на предмет выявления норм, напрямую регулирующих "зеленое" (экологическое) предпринимательство, позволяет формально отнести к числу таких норм только ст. 17 Федерального закона от 10 января 2002 г. № 7 ФЗ "Об охране окружающей среды". Указанная норма в силу своего рамочного характера объективно нуждается в принятии уточняющих её положения актов касательно государственной поддержки "зеленого" (экологического) предпринимательства. Фактически на настоящий момент частичное дополнительное уточнение получили лишь такие меры поддержки как налоговые льготы (инвестиционный налоговый кредит - пп.1 п. 1 ст. 67 Налогового кодекса РФ) и льготы в отношении платы за негативное воздействие на окружающую среду (п. 25, 25 (1) Постановления Правительства РФ от 3 марта 2017 г. № 255 "Об исчислении и взимании платы за негативное воздействие на окружающую среду). При этом, заложенная в п. 5 ст. 17 возможность установления дополнительных мер поддержки "зеленого" (экологического) предпринимательства на федеральном уровне или уровне субъекта РФ так и осталась практически нереализованной.

Рассмотрение российского законодательства в свете обнаружения норм, косвенно касающихся "зеленого" (экологического) предпринимательства, также свидетельствует об их наличии. Формальными источниками таких норм выступает как Конституция РФ, так и ряд специальных законов сферы охраны окружающей среды. По субъектному охвату эти нормы можно охарактеризовать как общеприменимые (т.е. распространяющие своё действие и на иных, помимо "зеленых" предпринимателей, субъектов). В то же время, представляется что именно субъекты "зеленого" (экологического предпринимательства должны являться добросовестными исполнителями этих норм, активно претворять их предписания в процессе своей деятельности, несмотря на рекомендательный характер некоторых из них (добровольная экологическая сертификация, установление дополнительных требований к промышленной безопасности и т.д.). Одновременно можно заметить, что действующее отечественное законодательство, в отличие от доктрины и зарубежной практики, не идентифицирует "зеленое" (экологическое) предпринимательство как разновидность социального предпринимательства, и не обеспечивает ему соответствующий правовой режим.

Работа с высшими источниками подзаконного уровня - акты Президента РФ и Правительства РФ, выявляет факт косвенного освещения проблематики "зеленого" (экологического) предпринимательства. В составе указанных нормативных источников, на наш взгляд весьма прогрессивным актом является Постановление Правительства РФ от 21 сентября 2021 года № 1587 "Об утверждении критериев проектов устойчивого (в том числе зеленого) развития в Российской Федерации и требований к системе верификации проектов устойчивого (в том числе зеленого) развития в Российской Федерации", способствующее правильной идентификации предпринимательских проектов в качестве "зеленых". Что же касается ведомственного подзаконного уровня, то пока в его рамках не наблюдается интереса к тем или иным аспектам развития и поддержки "зеленого" (экологического) предпринимательства.

На фоне общего нормативного поля "зеленого" (экологического) предпринимательства, достаточно содержательно выглядит состояние структурного элемента "стандарты, относящиеся к практической деятельности". Субъектами стандартообразующего нормотворчества выступает как государство, так и различные негосударственные структуры (ассоциации предпринимателей, некоммерческие организации), разрабатывающие как обязательные, так и добровольные требования. Объектами "зеленой" стандаризации к настоящему времени стали как процессы, так и результаты "зеленого" (экологического) предпринимательства.

Что касается "правил рекомендательного характера, отражающих передовой опыт" в области "зеленого" (экологического) предпринимательства, современная нормативная действительность показывает факт их наличия, не сопровождаемого однако практическим внедрением в плоскость действующего нормативного материала. За долгие годы существования свою ориентационную нормотворческую миссию не выполнили ни базовый рекомендательный акт - Модельный закон об основах экологического предпринимательства, ни принятые в его развитие модельные законы, касающиеся специальных аспектов (экологический аудит, экологическое страхование).

"Добровольно применяемые этические кодексы и нормы" как завершающий структурный элемент нормативной среды "зеленого" (экологического) предпринимательства также характеризуется определенным внутренним наполнением. Осознавая всю важность экологически дружественной хозяйственной деятельности крупные компании и объединения предпринимателей не дожидаясь нормативной поддержки от государства, начинают формировать собственные правила поведения, нацеленные на сохранение и восстановление окружающей среды в процессе ведения бизнеса.

Таким образом, подводя итог вышесказанному можно отметить, что в Российской Федерации на настоящий момент сложилась определенная нормативная среда "зеленого" экологического предпринимательства. В то же время её состояние свидетельствует о необходимости дальнейшего развития и совершенствования, которое было бы целесообразно осуществлять на основе имеющихся научных разработок в обозначенной плоскости и заимствования успешного зарубежного опыта.

Библиография
1.
Царев В.Е., Вершина Д.А., Новиков И.В., Уткина В.А. «Зеленое» предпринимательство»//Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2017. № 10. С.175-177.
2.
Гришина В.Е. Зеленое предпринимательство в России: настало время формировать экологический рейтинг компаний-природопользователей. Экологический вестник России. Электронный научно-практический журнал.URL:http://ecovestnik.ru/index.php/novosti/2142zeljonoe#:~:text=«Зелёное%20предпринимательство»%20%20это%20производственная%2C,среды%20и%20охрану%20природных%20ресурсов (дата обращения 15.09.2022).
3.
Игнатова, И. В. Междисциплинарная концептуальная модель «зеленого» предпринимательства / И. В. Игнатова // Возможные сценарии будущего России и мира: междисциплинарный дискурс : Сборник научных трудов участников XI Международной Кондратьевской конференции, Москва, 20–21 октября 2020 года / Под редакцией В.М. Бондаренко. – Москва: Межрегиональная общественная организация содействия изучению, пропаганде научного наследия Н.Д. Кондратьева, 2020. С. 196-204.
4.
Gevrenova T., (2015), Nature and characteristics of green entrepreneurship, Trakia Journal of Sciences, 13, 321-323.
5.
Schaltegger S., (2002), A Framework for Ecopreneurship, Greener Management International, 38, 45-58.
6.
Игнатова, И. В. Роль «зеленого» предпринимательства в обеспечении устойчивого развития / И. В. Игнатова // Право и экономика: национальный опыт и стратегии развития: Сборник статей по итогам Второго Новосибирского международного юридического форума: в 2 ч, Новосибирск, 20–22 мая 2020 года. – Новосибирск: Новосибирский государственный университет экономики и управления "НИНХ", 2020. С. 57-66.
7.
Pastakia A., (1998), Grassroots ecopreneurs: change agents for a sustainable society, Journal of Organizational Change Management, 11, 157-173.
8.
Сокольский И.А. Развитие форм и механизмов зеленого предпринимательства/Инновации и инвестиции. – 2021. № 3. C. 145-148.
9.
Беляевская-Плотник, Л. А. Обоснование перспективных параметров экономической безопасности при переходе на сегменты "зеленого" предпринимательства с учетом климатической повестки / Л. А. Беляевская-Плотник // Экономика и управление: проблемы, решения. 2021. Т. 1. № 11(119). С. 61-66.
10.
Игнатова, И. В. Факторы развития «зеленого» предпринимательства в условиях социально ориентированной экономики / И. В. Игнатова, Н. Н. Юманова // Конкурентоспособность и развитие социально-экономических систем: Сборник аннотаций докладов IV Международной научной конференции памяти академика А.И. Татаркина, Челябинск, 25–26 ноября 2020 года / Под редакцией В.И. Бархатова, Д.А. Плетнева, О.В. Брижак, Г.П. Журавлевой. – Челябинск: Челябинский государственный университет, 2020. – С. 228-229.
11.
Corbeet, J., Montgomery,A.W. (2017) Environmental entrepreneurship and interorganizational arrangements: a model of social-benefit market creation. Strategic Entrepreneurship Journal, 11 (4), 422-440.
12.
Ataman K., Mayowa J.O., Senkan E., Olusola A.M., (2018), Green entrepreneurship: an opportunity for entrepreneurial development in Nigeria, Covenant Journal of Entrepreneurship (Special Edition), 1, 1-14
13.
Bakari A.M., (2013), Green entrepreneurial practices among small and medium term enterprises in Mombasa County, MSc Thesis, University of Nairobi, Kenya
14.
Кванина, В. В. К вопросу о правовом режиме экологического предпринимательства / В. В. Кванина // Вестник ЮУрГУ. Серия «Право». 2021. Т. 21, № 2. С. 57–68.
15.
Барков А.В., Гришина Я.С. Методологические основы конструирования российской модели правового обеспечения экологического предпринимательства // Гражданское право. 2018. № 4. С. 4 – 8.
16.
Галимов Р.Р. Экологическое предпринимательство: вопросы правовой регламентации // Аграрное и земельное право. 2019. №12 (180). С. 226-227.
17.
Черешнева И.А. Правовые аспекты экологического предпринимательства в контексте устойчивого развития // Образование и право. 2021. №9. С. 132-137.
18.
Яковлева О.А. Экологическое предпринимательство (правовой аспект) // Legal Concept. 2018. №2. С. 134-138.
19.
Мучиринова Д.С., Ахмадов И.М., Джикия М. Д. Правовые основы экологического предпринимательства в России // E-Scio. 2019. №11 (38). С. 1-8.
20.
Иванова Д.В. К вопросу о понятии экологического предпринимательства в юридической науке // Гражданское право. 2021. N 6. С. 36 – 40.
21.
Злобин С.В. Правовое регулирование экологического предпринимательства в Российской Федерации: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2011. 28 с.
22.
Барков А. В., Гришина Я.С. Легализация экологического предпринимательства в рамках российского социально-предпринимательского правотворческого подхода // Вестник СГЮА. 2019. №5 (130). С. 92-98.
23.
Элларян А.С. Опыт правового регулирования экологического предпринимательства в европейских странах // Юридическая наука. 2020. № 6. С. 67-71.
24.
Элларян А.С. Правовые аспекты регулирования экологического предпринимательства: на примере стран Азии // Юридическая наука. 2021. № 4. С. 184-186.
References
1.
Tsarev V.E., Verch D.A., Novikov I.V., Utkina V.A. "Green" entrepreneurship "//International Journal of Humanities and Natural Sciences. 2017. No. 10. pp.175-177.
2.
Grishina V.E. Green entrepreneurship in Russia: it is time to form an environmental rating of environmental users. Environmental Bulletin of Russia. Electronic scientific and practical journal. URL:http://ecovestnik.ru/index.php/novosti/2142zeljonoe#:~:text=«Зелёное%20предпринимательство»%20%20это%20производственная%2C,среды%20и%20охрану%20природных%20ресурсов (accessed 15.09.2022).
3.
Ignatova, I.V. Interdisciplinary conceptual model of "green" entrepreneurship/I.V. Ignatova//Possible scenarios for the future of Russia and the world: interdisciplinary discourse: Collection of scientific works by participants of the XI International Kondratiev Conference, Moscow, October 20-21, 2020/Edited by V.M. Bondarenko.-Moscow: Interregional public organization for the promotion of the study and promotion of the scientific heritage of N.D. Kondratyev, 2020. pp. 196-204.
4.
Gevrenova T., (2015), Nature and characteristics of green entrepreneurship, Trakia Journal of Sciences, 13, 321-323.
5.
Schaltegger S., (2002), A Framework for Ecopreneurship, Greener Management International, 38, 45-58.
6.
Ignatova, I.V. The role of "green" entrepreneurship in ensuring sustainable development/I.V. Ignatova//Law and economics: national experience and development strategies: Collection of articles following the results of the Second Novosibirsk International Legal Forum: at 2 o'clock, Novosibirsk, May 20-22, 2020.-Novosibirsk: Novosibirsk State University of Economics and Management "NINH".2020. pp. 57-66.
7.
Pastakia A., (1998), Grassroots ecopreneurs: change agents for a sustainable society, Journal of Organizational Change Management, 11, 157-173.
8.
Sokolsky I.A. Development of forms and mechanisms of green entrepreneurship/Innovations and investments. 2021. No. 3. pp. 145-148.
9.
Belyaevskaya-Plotnik, L. A. Justification of promising economic security parameters in the transition to the segments of "green" entrepreneurship, taking into account the climate agenda/L. A. Belyaevskaya-Plotnik//Economics and management: problems, solutions. 2021. T. 1. 11(119). pp. 61-66.
10.
Ignatova, I.V. Factors for the development of "green" entrepreneurship in a socially oriented economy/I.V. Ignatova, N.N. Yumanova//Competitiveness and development of socio-economic systems: Collection of annotations of reports of the IV International Scientific Conference in memory of Academician A.I. Tatarkin, Chelyabinsk, November 25-26, 2020/Edited by V.I. Barkhatov, D.A. Pletnev, O.V. Brizhak, G.P. Zhuravleva.-Chelyabinsk: Chelyabinsk State University, 2020. pp. 228-229.
11.
Corbeet, J., Montgomery,A.W. (2017) Environmental entrepreneurship and interorganizational arrangements: a model of social-benefit market creation. Strategic Entrepreneurship Journal. 11 (4). pp.422-440.
12.
Ataman K., Mayowa J.O., Senkan E., Olusola A.M., (2018), Green entrepreneurship: an opportunity for entrepreneurial development in Nigeria, Covenant Journal of Entrepreneurship (Special Edition), 1, 1-14
13.
Bakari A.M., (2013), Green entrepreneurial practices among small and medium term enterprises in Mombasa County, MSc Thesis, University of Nairobi, Kenya.
14.
Kvanina, V.V. On the issue of the legal regime of environmental entrepreneurship/V.V. Kvanina//Bulletin of SUSU. "The Right" series. 2021. T. 21, No. 2. pp. 57-68.
15.
Barkov A.V., Grishina Y.S. Methodological foundations of the design of the Russian model of legal support for environmental entrepreneurship//Civil law. 2018. No. 4. pp. 4-8.
16.
Galimov R.R. Environmental entrepreneurship: issues of legal regulation//Agricultural and land law. 2019. No. 12 (180). pp. 226-227.
17.
Chereshneva I.A. Legal aspects of environmental entrepreneurship in the context of sustainable development//Education and law. 2021. No 9. pp. 132-137.
18.
Yakovleva O.A. Environmental entrepreneurship (legal aspect )//Legal Concept. 2018. No 2. pp. 134-138.
19.
Muchirinova D.S., Akhmadov I.M., Dzhikia M. D. Legal foundations of environmental entrepreneurship in Russia//E-Scio. 2019. No 11 (38). pp. 1-8.
20.
Ivanova D.V. On the concept of environmental entrepreneurship in legal science//Civil law. 2021. No 6. pp. 36-40.
21.
Zlobin S.V. Legal regulation of environmental entrepreneurship in the Russian Federation: author. dis.... cand. jurid. sciences. Volgograd, 2011. 28 p.
22.
Barkov A.V., Grishina Y.S. Legalization of environmental entrepreneurship within the framework of the Russian social and entrepreneurial law-making approach//Bulletin of SGSA. 2019. No 5. (130). pp. 92-98.
23.
Ellaryan A.S. Experience in legal regulation of environmental entrepreneurship in European countries//Legal science. 2020. No 6. pp. 67-71.
24.
Ellaryan A.S. Legal aspects of environmental entrepreneurship regulation: on the example of Asian countries//Legal science. 2021. No 4. pp. 184-186.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Нормативное поле «зеленого» предпринимательства в современной России: структура, состояние, перспективы развития».
Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена структуре, состоянию, перспективам развития нормативного поля «… «зеленого» предпринимательства в современной России…». Автором выбран особый предмет исследования: предложенные вопросы исследуются с точки зрения конституционного, предпринимательского и экологического права РФ (жалко, что автор упустил международное право и не привел зарубежное законодательство), при этом автором отмечено, что «…исследователи правовой специализации предпочитают использовать термин «экологическое» предпринимательство [14; 15; 16; 17]. Признавая синонимию терминов «зеленое» предпринимательство и экологическое предпринимательство, в контексте настоящего исследования, мы будем преимущественно пользоваться первым из указанных терминов…». Изучаются законодательство России, конвенции, имеющие отношение к цели исследования. Также приводится, но не изучается и не обобщается большой объем современной научной литературы по заявленной проблематике (хотя ссылки приведены), анализ и дискуссия с авторами-оппонентами отсутствует. При этом автор отмечает, что «По результатам анализа научных публикаций, касающихся правовой составляющей экологического или «зеленого» предпринимательства следует, что рассматриваемая разновидность предпринимательства получила многогранное освещение». Но анализ не приведен, присутствуют только ссылки на работы российских и зарубежных авторов без анализа их работ.
Методология исследования. Цель исследования определена названием и содержанием работы: «…ещё одна исследовательская попытка вполне уместна. Это объясняется и такими причинами как ограниченность анализируемого нормативного материала в существующих исследованиях, динамичность развития предпринимательского законодательства, возможность освещения известных проблем в новом ракурсе через призму оригинального авторского понимания». Она может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов, связанных с вышеназванными вопросами и использованием определенного опыта. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана определенная методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных, специально-юридических методов познания. В частности, методы анализа и синтеза отчасти позволили обобщить различные подходы к выбору предложенной тематики и повлияли косвенно на выводы автора. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. Автором применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование некоторой части норм действующего российского законодательства. В частности, делаются такие выводы: «…функционирование субъектов «зеленого» предпринимательства осуществляется в рамках формально-определенного нормативного поля. К построению такого поля можно подходить в разнообразных ракурсах, наполняя его тем самым нормативными источниками различного происхождения и функционального предназначения» и др. При этом в контексте цели исследования формально-юридический метод мог бы быть применен в совокупности со сравнительно-правовым методом, тем более что автор привел научные работы зарубежных ученых. Таким образом, выбранная автором методология не в полной мере адекватна цели статьи, позволяет изучить определенные аспекты темы.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Данная тема является одной из наиболее важных как в мире, так и в России, с правовой точки зрения предлагаемая автором работа может считаться актуальной, а именно он отмечает, что «…можно констатировать факт того, что ни в одном из вышеуказанных исследований не ставилась цель выявления актуального нормативного поля «зеленого» предпринимательства». И на самом деле здесь должен следовать анализ работ оппонентов, но он отсутствует и автор не показывает умение владеть материалом. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только приветствовать.
Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи вызывает сомнения. Она не выражается в конкретных научных выводах автора. Среди них, например, такой: «…залогом дальнейшего успешного развития и масштабирования «зеленого» предпринимательства в нашей стране будет являться формирование специализированного нормативного массива, напрямую регулирующего «зеленоё» предпринимательство, и особенно принятие актов, обеспечивающих государственную поддержку экологически ориентированным предпринимателям». Как видно, указанный и иные «теоретические» выводы не могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Таким образом, материалы статьи в представленном виде могут иметь весьма ограниченный интерес для научного сообщества.
Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена структуре, состоянию, перспективам развития нормативного поля «… «зеленого» предпринимательства в современной России…». В статье отсутствует аналитика по научным работам оппонентов, автор лишь отмечает, что уже ставился вопрос, близкий к данной теме, но автор не использует их материалы, не дискутирует с оппонентами. Содержание статьи соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, но не до конца достиг цели своего исследования. Качество представления исследования и его результатов следует признать недоработанным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология, но отсутствуют научные и практические результаты юридического исследования и научная новизна. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. К существенным нарушениям данных требований можно отнести: отсутствие аналитики по приведенным работам и соответственно дискуссии с оппонентами (идет лишь перечисление работ и краткая аннотация); пропущен огромный массив природоресурсных законов; приведены ПНСТ 2018 года, утратившие силу и ряд других неточностей (распоряжения Правительства РФ не относятся к НПА).
Библиография. Следует высоко оценить качество представленной, но не использованной литературы. Однако, отсутствие анализа литературы сужает обоснованность общих выводов автора. Труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, но отсутствие их анализа не способствуют раскрытию многих аспектов темы.
Апелляция к оппонентам. Автор не провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Автор практически не описывает разные точки зрения на проблему, пытается аргументировать правильную по его мнению позицию, не опираясь на работы оппонентов, предлагает варианты решения отдельных проблем.
Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы являются общими, не конкретными, они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья в данном виде не может быть интересна читательской аудитории в плане практически отсутствия в ней систематизированных позиций автора применительно к заявленным в статье вопросам, что должно быть характерно для юридических исследований. Тем более, что НПА экологического права в принципе изложены во многих учебниках и применить наработки ведущих ученых применительно к экологическому предпринимательству не составляет особого труда. Сожалею, что данное «Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-010-00996». На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи рекомендую «отклонить».

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования. Рецензируемая статья "Нормативная среда «зеленого» предпринимательства в современной России: понятие, структура, состояние" в качестве предмета исследования имеет "как общеправовые аспекты «зеленого» предпринимательства в целом, так и его узкоспециализированные теоретико-правовые аспекты: методологические основы конструирования российской модели правового обеспечения экологического предпринимательства; легализацию экологического предпринимательства в рамках российского социально-предпринимательского правотворческого подхода; правовые аспекты экологического предпринимательства в контексте устойчивого развития; правовое регулирование экологического предпринимательства в зарубежных странах", т.е. достаточно широкий спектр вопросов. По мнению самого автора, "отличительной чертой настоящего исследования является его нацеленность на формирование структурированной российской нормативной среды «зеленого» (экологического) предпринимательства. Достижение заявленной цели предполагается через реализацию таких исследовательских шагов как установление порядка формирования нормативной среды «зеленого» (экологического) предпринимательства, наполнение этой среды структурными элементами".
Методология исследования. В ходе написания статьи использовались различные методы исследования, как общенаучные, так и частные. Методологический аппарат составили следующие диалектические приемы научного познания: абстрагирование, индукция, дедукция, гипотеза, аналогия, синтез, исторический, теоретико-прогностический, формально-юридический, системно-структурный правового моделирования, а также, применение типологии, классификации, систематизации и обобщения. Использование современных методов позволило изучить сложившиеся подходы, взгляды на предмет исследования статьи, выработать авторскую позицию и аргументировать ее. В статье применялось сочетание теоретической и эмпирической информации. что бесспорно "обогатило" ее содержание.
Актуальность исследования. Тема статьи несомненно является важной и значимой для современной российской правовой науки, поскольку проблемы, исследуемые автором связаны с сохранением и восстановлением окружающей среды в процессе ведения бизнеса и носят глобальный характер (на что указывает и сам автор в ходе своего исследования).
Научная новизна. Несмотря на то обстоятельство, что тема статьи не является абсолютно новой для российской правовой науки, выбранный автором аспект исследования имеет некоторые элементы научной новизны.
Стиль, структура, содержание. Статья написана научным стилем с использованием специальной юридической терминологии. Материал изложен последовательно, грамотно и ясно. Статья структурирована (введение, основная честь и заключение). По содержанию статья соответствует заявленной теме и раскрывает ее полностью. Выводы и предложения автора аргументированы и заслуживают внимания.
Библиография. Автором изучено достаточное количество библиографических источников по теме статьи, включая публикации последних лет. Ссылки на библиографические источники оформлены в соответствии с предъявляемыми требованиями.
Апелляция к оппонентам. Автор рецензируемой статьи обращается к мнениям других ученых, занимающихся вопросами правового регулирования «зеленого» предпринимательства в современной России, весьма корректно. Все заимствования оформлены цитированием со ссылками на источники их опубликования.
Выводы, интерес читательской аудитории. Представляется, что рецензируемая статья "Нормативная среда «зеленого» предпринимательства в современной России: понятие, структура, состояние" может быть рекомендована к опубликованию, поскольку отвечает всем требованиям, предъявляемым к научным статьям редакцией научного журнала "Юридические исследования". Эта статья отличается актуальностью, практической значимостью, содержит элементы научной новизны. Исходя из того факта, что статья "Нормативная среда «зеленого» предпринимательства в современной России: понятие, структура, состояние" является актуальной и практически значимой, она будет представлять интерес не только для специалистов в области предпринимательского права, но и широкого круга читателей, включая преподавателей, аспирантов, магистрантов и студентов юридических учебных заведений, а также юристов-практиков.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.