Статья 'Проблемы реализации принципа справедливости при конструировании санкций норм Особенной части УК РФ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы реализации принципа справедливости при конструировании санкций норм Особенной части УК РФ

Простосердов Михаил Александрович

кандидат юридических наук

доцент кафедры уголовного права Российского государственного университета правосудия, доцент

117418, Россия, г. Москва, ул. Новочерёмушкинская Ул., 69, каб. 504

Prostoserdov Mikhail Aleksandrovich

PhD in Law

Docent, the department of Criminal Law, Russian State University of Justice

117418, Russia, g. Moscow, ul. Novocheremushkinskaya Ul., 69, kab. 504

prosto_m_alex@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2022.6.37602

EDN:

HTIKCQ

Дата направления статьи в редакцию:

22-02-2022


Дата публикации:

02-07-2022


Аннотация: Автор подробно исследует проблемы реализации принципа справедливости при конструировании санкций уголовно-правовых норм Особенной части действующего уголовного закона российской Федерации. Объектом исследования выступают общественные отношения регулирующие установление конкретных видов и наказаний в конкретных их пределах за совращение конкретных преступлений. Предметом исследования выступают нормы действующего уголовного закона Российской Федерации. Автор уделяет особо внимание вопросам соответствия отдельных видов наказаний характеру и степени общественной опасности преступления. отдельно исследуются вопросы соотношения санкций норм-части и норм-целого, проблемы установления нижнего предела наказания в уголовно-правовых санкциях.   Научная новизна заключается в разработанных и сформулированных теоретических основах построения уголовно-правовых санкций, направленных на реализацию принципа справедливости. В работе исследовались санкции новых норм Особенной части УК РФ, таких как "Заведомо ложное экспертное заключение в сфере закупок" (ст. 200.6 УК РФ). При этом выявлено несколько проблем реализации принципа справедливости при конструировании уголовно-правовой санкции, а также предложены новые пути устранения данных проблем. Обоснован вывод о соотношении санкций норм-части и норм-целого, санкций квалифицированных и основных составов, о принципах установления штрафа в качестве основного вида наказания в санкции норм Особенной части УК РФ, а также о принципах установления нижнего предела наказания в виде лишения свободы.


Ключевые слова:

уголовное наказание, санкция, принцип справедливости, штраф, лишение свободы, нижний предел наказания, виды наказаний, основное наказание, пенализация, проблемы уголовного права

Abstract: The author examines in detail the problems of implementing the principle of justice in the construction of sanctions of criminal law norms of a special part of the current criminal law of the Russian Federation. The object of the study is public relations regulating the establishment of specific types and punishments within their specific limits for the seduction of specific crimes. The subject of the study is the norms of the current criminal law of the Russian Federation. The author pays special attention to the issues of compliance of certain types of punishments with the nature and degree of public danger of the crime. separately, the issues of the correlation of the sanctions of the norms of the part and the norms of the whole, the problems of establishing the lower limit of punishment in criminal sanctions are investigated.   The scientific novelty lies in the developed and formulated theoretical foundations for the construction of criminal law sanctions aimed at implementing the principle of justice. The paper investigated the sanctions of new norms of a Special part of the Criminal Code of the Russian Federation, such as "Knowingly false expert opinion in the field of procurement" (Article 200.6 of the Criminal Code of the Russian Federation). At the same time, several problems of implementing the principle of justice in the construction of criminal sanctions have been identified, and new ways of eliminating these problems have been proposed. The conclusion is substantiated on the ratio of sanctions of norms-part and norms-whole, sanctions of qualified and basic compositions, on the principles of establishing a fine as the main type of punishment in the sanctions of the norms of the Special Part of the Criminal Code of the Russian Federation, as well as on the principles of establishing the lower limit of punishment in the form of imprisonment.



Keywords:

criminal punishment, sanction, the principle of justice, fine, deprivation of liberty, the lower limit of punishment, types of punishments, the main punishment, penalization, problems of criminal law

Принцип справедливости закреплён в статье 5 УК РФ: наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, то есть соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного. Никто не может нести уголовную ответственность дважды за одно и то же преступление.

В науке уголовного права принципу справедливости уделено много внимания. «Уголовно-правовой принцип справедливости - это объективная категория, основанная на нравственных требованиях, предъявляемых обществом к государственной власти, по поводу обеспечения прав, свобод, законных интересов личности, общества и государства» [1, с.9]. Однако «принцип справедливости не всегда реализуется в правотворческой деятельности, к числу наиболее распространенных относятся нарушения в процессах криминализации (декриминализации) и пенализации (депенализации)» [2, с.7].

Б.В. Епифанов писал, что «учёт требований справедливости при выборе оптимального варианта уголовно-правовых санкций является необходимостью» [3, с.8]. О реализации принципа справедливости при реализации уголовно-правовых норм подробно писал О.Ю. Бунин, по его мнению, «необходимыми законодательными условиями справедливого установления видов и размеров (сроков) наказаний в санкциях уголовно-правовых норм являются:

- соблюдение системной последовательности установления наказаний в санкциях;

- согласованность видов и размеров (сроков) наказаний с учетом категорий тяжести преступлений;

- соблюдение возможности справедливого применения санкции ко всем категориям лиц, подлежащих уголовной ответственности;

- учет возможной совокупности преступлений;

- установление в альтернативных санкциях промежуточных по строгости видов наказаний;

- установление дифференцированного масштаба судейского усмотрения» [4, с.9-12].

Принцип справедливости тесно связан с одной из важнейших целей наказания: восстановление социальной справедливости (ч.2 ст. 43 УК РФ). Восстановление социальной справедливости, как указывает К.В. Калюжин – «это возмещение вреда, причиненного личности, обществу или государству совершенным преступлением, выраженное в виде определяемой судом правовой и социально-нравственной оценке фактических обстоятельств совершенного преступления и личности виновного, в назначении конкретного вида и размера наказания или иных мер уголовно-правового характера с учетом общих начал назначения наказания и судейского усмотрения» [5, с.9]. Однако, как верно отмечает Е.В. Юдин, «достижение справедливости не может зависеть большей частью от усмотрения суда, в самом законе должны быть заложены необходимые для этого гарантии» [6, с.3-4]. И. Кант в «Критике практического разума» писал, что «в каждом наказании, прежде всего должна присутствовать справедливость, она то и составляет суть этого понятия» [7, с.357].

На наш взгляд, принцип справедливости является одним из важнейших уголовно-правовых принципов при построении уголовно-правовых санкций. Санкция должна быть справедлива как сама по себе, так и при своей реализации. Каждый элемент санкции, будь то основной или дополнительный вид наказания должен согласоваться с принципом справедливости. Санкция не может предусматривать несправедливые наказания в несправедливых пределах, которые не соответствуют степени общественной опасности преступления, а конструкция санкции не может нарушать принцип справедливости, лишь из-за своих юридико-технических особенностей, лишая суд возможности назначения справедливого наказания. Для реализации принципа справедливости, санкция должна содержать только такие наказания и только в таких пределах, которые соответствуют степени общественной опасности преступления.

Данное соответствие можно установить только сопоставив санкции смежных составов преступлений, отличающихся каким-либо одним признаком. Если один состав отличается от второго дополнительным объектом, то санкция такого состава должны предусматривать более строгие виды наказаний, либо аналогичные виды наказаний, но в больших пределах, чем санкция состава, в котором дополнительного объекта нет (см. ст. 125 и 270 УК РФ,ч.1 ст. 128.1 и ч.1 ст. 298.1 УК РФ). Если деяние в одном составе объективно более общественно опасно, чем в другой, то это должно быть отражено во всех элементах санкции от наиболее мягкого до промежуточного и наиболее строгого вида наказания, включая дополнительные наказания и уровень альтернативности наказаний (см. ч.1 ст. 126 и ч. 1 ст. 127 УК РФ). Тот же вывод можно сделать и в отношении признака последствий (см. ст. 111, 112, 115 УК РФ), способа (см. ст. 158, 159, 161 УК РФ) и других признаков состава преступления.

Квалифицирующий признак повышает степень общественной опасности преступления в целом, создавая новый квалифицированный состав, поэтому санкция квалифицированного состава должна быть во всём более строгой, чем санкция основного состава (см ч. 1 и ч. 2 ст. 339 УК РФ). Привилегированный признак, снижающий степень общественной опасности должен также существенно смягчать санкцию, как сам признак смягчает степень общественной опасности преступления (см. ч. 1 т. 105 и ст. 106 УК РФ). Идентичные санкции допускаются при равноценных и равнозначных преступлениях по характеру и степени их общественной опасности (см. ст. 144.1 и 145 УК РФ).

Однако при тщательном анализе действующего уголовного закона были выявлены дискуссионные и неоднозначные случаи, которые, на наш взгляд, можно назвать проблемами реализации принципа справедливости. Так, недопустимой с точки зрения принципа справедливости, на наш взгляд, является ситуация, при которой санкция сложного составного состава преступления (норма-целое) предусматривает более мягкие виды наказаний по сравнению с составом-частью.

В качестве примера можно привести санкции части первой статьи 118 и части первой статьи 263.1 УК РФ. Преступление, предусмотренное в части первой статьи 118 УК РФ заключается в причинении тяжкого вреда здоровью человеку по неосторожности, при этом идентичное последствие с идентичной формой вины предусмотрено в части первой статьи 263.1 УК РФ «Неисполнение требований по соблюдению транспортной безопасности», однако их санкции существенно различаются.

Санкция части первой статьи 263.1 УК РФ (норма-целое) существенно мягкая, чем санкция части первой статьи 118 УК РФ (норма-часть). Таким образом, если виновное лицо причинит тяжкий вред здоровью по неосторожности потерпевшему бытовым образом (ч.1 ст. 118 УК РФ), а не при нарушении специальных требований, которые он обязан соблюдать, то такому лицу может быть назначено более строгое наказание, в виде ареста либо ограничение свободы на срок до трёх лет, при том, что санкция части первой статьи 263.1 УК РФ предусматривает данное наказание в пределах до одного года.

На наш взгляд, преступление, предусмотренное частью первой статьи 263.1 УК РФ обладает существенно большей степенью общественной опасностью, чем преступление, предусмотренное частью первой статьи 118 УК РФ, так как оно его полностью поглощает и предусматривает два непосредственных объекта (основной непосредственный - требования по обеспечению транспортной безопасности на объектах транспортной инфраструктуры и транспортных средствах; основной дополнительный - здоровье человека), в то время как преступление, предусмотренное частью первой статьи 118 УК РФ причиняет вред только одному объекту (здоровью человека).

Аналогичная ситуация встречается в санкции части второй статьи 200.6, части четвёртой статьи 207, части первой статьи 224, части второй статьи 236, части второй статьи 238, и в части второй статьи 248 УК РФ. Однако в некоторых из вышеперечисленных примерах помимо данного несоответствия, усматривается ещё одно - несоответствие конкретного вида наказания степени общественной опасности преступления.

Так, недопустимой, на наш взгляд, является установление штрафа, как наиболее мягкого наказания, которое предусматривает действующий уголовный закон за преступления, объектом которых является жизнь человека. Рассмотрим данные примеры.

Преступление, предусмотренное частью первой статьи 109 УК РФ содержит состав причинения смерти по неосторожности (норма-часть), а преступления, предусмотренные частью второй статьи 200.6, частью второй статьи 238 УК РФ частью второй статьи 248 УК РФ (норма-целое) предусматривают причинение смерти человеку по неосторожности в качестве одного из альтернативных последствий и полностью поглощают состав преступления части первой статьи 109 УК РФ.

Санкция нормы-части (ч.1 ст. 109 УК РФ) предусматривает исправительные работы в качестве наиболее мягкого вида наказания, в то время как санкция нормы-целого (ч. 2 ст. 248 УК РФ) в качестве наиболее мягкого вида наказания предусматривает обязательные работы, а в санкции части второй статьи 200.6 и части второй статьи 238 УК РФ - штраф. Данное обстоятельство, на наш взгляд, также нарушает принцип справедливости, так как в санкции неверно учтена степень общественной опасности преступления.

Применительно к части первой статьи 200.6 УК РФ данное несоответствие, не может быть обосновано увеличением максимального предела наиболее строгого вида наказания в виде лишения свободы с двух до трёх лет, поскольку такое наказание является неуниверсальным. Так, например, если преступление, предусмотренное частью первой статьи 200.6 и частью первой статьи 109 УК РФ совершат впервые два одинаковых человека без отягчающих обстоятельств, то для первого лица единственным видом наказания, который может быть назначен будет штраф, так как лишение свободы и принудительные работы при таких обстоятельствах не назначаются в силу части первой статьи 56 УК РФ. При этом для второго лица наиболее мягким видом наказания останутся исправительные работы.

Применительно к части второй статьи 238 УК РФ данный механизм назначения наказания не применяется, так как такое преступление относится к категории тяжких. Тем не менее, возможность назначения штрафа за причинение смерти по неосторожности данная санкция допускает.

Жизнь человека охраняется действующим уголовным законом особо строгим образом [8, 29-30]. Только за умышленные преступления против жизни может быть установлена смертная казнь (ч.1 ст. 59 УК РФ). За преступления против жизни также устанавливается пожизненное лишение свободы (ч.1 ст. 57 УК РФ). Таким образом, по данному критерию жизнь человека стоит выше всех остальных объектов в пирамиде ценностей объектов уголовно-правовой охраны.

Штраф является самым мягким из основных видов наказания [9, с. 105-110]. В этом ключе, установление штрафа за преступления, объектом которых является жизнь человека, напоминает «виру» - штраф в Киевской Руси, взимавшийся в пользу князя с убийцы или общины [10, с.308]. О «вире» в науке уголовного права написано много работ, однако во всех работах говорится о том, что «вира» осталась в истории уголовного права [11, с.232-234]. В действующем уголовном законе штраф за умышленные преступления против жизни не установлен вовсе [12, с.83-87], однако, как было показано ранее, в санкциях некоторых неосторожных преступлений он есть.

На наш взгляд, отказ от установления в санкциях штрафа за преступления против жизни подчеркнёт ценность и значимость данного объекта, в то время, как его наличие в подобных санкциях может нарушить принцип справедливости.

В этом ключе отдельно следует рассмотреть санкций статьи 224 УК РФ при их сопоставлении с санкциями части первой статьи 109 УК РФ. Деяние, предусмотренное статьёй 224 УК РФ «Небрежное хранение огнестрельного оружия» также является неосторожным преступлением, где дополнительным объектом уголовно-правовой охраны является жизнь, но часть первая указанной статьи также предусматривает штраф в качестве основного вида наказания.

Санкции статьи 224 УК РФ, как в части первой, так и в части второй являются более мягкими, чем санкции части первой статьи 109 УК РФ. Это проявляется как в наличии штрафа в санкции части первой статьи 224 УК РФ в качестве наиболее мягкого вида наказания, так и во всех остальных видах наказаний, включая промежуточные и наиболее строгий вид. Санкция части первой статьи 224 УК РФ во всём более мягкая, чем санкция части первой статьи 109 УК РФ, хотя они обе предусматривают смерть человека в качестве общественно опасных последствий. Также обратим внимание, что санкция части второй статьи 224 УК РФ также является более мягкой, чем санкция части первой статьи 109 УК РФ, поскольку предусматривает обязательные работы, которых в последней санкции нет, при том, что последствиями в части второй статьи 224 УК РФ являются смерть двух или более лиц, а в части первой - смерть только одного человека.

Представляется, что данное смягчение всё же может иметь место, поскольку состав преступления, предусмотренного статьёй 224 УК РФ имеет особенности в причинно-следственной связи. Если в составе статьи 109 УК РФ смерть наступила непосредственно в результате действий (бездействий) виновного, то в составе статьи 224 УК РФ бездействия виновного заключались в небрежном хранении оружия, в результате чего были созданы условия для его использования третьими лицами. Смерть, как общественно опасное последствие, наступило уже в результате действий этих третьих лиц. Неосторожность, как форма вины, в данном случае заключается именно в том, что виновный не предвидел, смерть человека в результате действий третьих лиц, хотя при должной внимательности и предусмотрительности мог и должен был это предвидеть (см. ч.3 ст. 26 УК РФ).

Таким образом, в учёт степени общественной опасности преступления, предусмотренного статьёй 224 УК РФ добавляется действия третьих лиц, которых нет в составе статьи 109 УК РФ и которые существенно влияют на степень общественной опасности преступления. Из-за этого, санкция части первой статьи 224 УК РФ, на наш взгляд, может быть мягче, чем санкция части первой статьи 109 УК РФ. При этом состав части первой статьи 224 УК РФ нельзя в полной мере назвать привилегированным по отношению составу части первой статьи 109 УК РФ, так как в нём нет привилегированного признака - это просто два смежных основных состава преступления с различной степенью общественной опасности, различными непосредственными основными объектами и обстоятельствами совершения преступления.

Тем не менее, дополнительным объектом в составе преступления, предусмотренного статьёй 224 УК РФ всё же является жизнь человека, и на наш взгляд, степень общественной опасности такого преступления, обусловленная ценностью объекта не позволяет установить штраф в качестве основного наказания. Представляется, что штраф из санкции части первой статьи 224 УК РФ необходимо исключить, а все остальные виды наказаний оставить без изменений.

Для соблюдения принципа справедливости, исключить штраф также, необходимо из всех санкций норм, объектом в которых является жизнь человека (ч.2 ст. 200.6, ч. 4 ст. 207, ч.1 ст. 224, ч.2 ст. 236 ч. 2 ст. 238 УК РФ).

Другим примером нарушения принципа справедливости, на наш взгляд, является установление различных санкций к одним составам преступлений со смежными деяниями и абсолютно идентичные санкции к другим составам с теми же самыми деяниями. В качестве примера приведём санкции некоторых преступлений против половой свободы и неприкосновенности, а именно санкции части первой статьи 131 и 132, а также санкции части первой и второй статьи 134 УК РФ.

Отметим, что проблемам конструирования санкций половых преступлений посвящено много работ в науке уголовного права, в частности о данной проблеме писали Ю.Е.Пудовочкин [13, c.64-76], А. С.Трубинская [14, с. 64-67].

Санкции части первой статьи 131 и 132 УК РФ являются идентичными, а составы данных преступлений являются смежными и различаются только признаком деяний: «половое сношение» в части первой статьи 131 УК РФ и «мужеложство, лесбиянство или иные действия сексуального характера «в части первой статьи 132 УК РФ.

Аналогичные деяния предусмотрены составами части первой и второй статьи 134 УК РФ: половое сношение в части первой, мужеложство и лесбиянство в части второй. Состав части первой статьи 134 УК РФ является зеркальным составу части второй статьи 134 УК РФ, также как состав части первой статьи 131 является зеркальным к составу части первой статьи 131 УК РФ. Учитывая это, а также тот факт, что санкции части первой статьи 131 и части первой статьи 132 УК РФ являются идентичными, можно было бы предположить, что санкции части первой и второй статьи 134 УК РФ также должны быть идентичными. Однако это не так, санкции части первой и второй статьи 134 УК РФ различаются существенно.

Различия заключаются как в наиболее мягких видах наказаний, так и в промежуточных наказаниях и в максимальных пределах наиболее строгого наказания в виде лишения свободы. Так, деяние, предусмотренное частью первой статьи 134 УК РФ относится к категории преступлений средней тяжести, а деяния предусмотренное частью второй указанной статьи - является тяжким преступлением. Более того, максимальный предел лишения свободы в санкции части второй статьи 134 УК РФ совпадает с максимальным пределом лишения свободы в санкции части первой статьи 132 УК РФ, которая является насильственным преступлением [15, с.14-18].

Таким образом, если молодой человек восемнадцати лет совершит с мальчиком пятнадцати лет акт ненасильственного мужеложства, то содеянное следует признать тяжким преступлением, но если этот же молодой человек совершит ненасильственное половое сношение с девочкой четырнадцати лет, то содеянное охватывается частью первой статьи 134 УК РФ и признаётся преступлением средней тяжести. При этом, если этот же молодой человек применит к потерпевшим насилие, то оба преступления становятся тяжкими с одинаковыми наказаниями. На наш взгляд, данное обстоятельство является свидетельством не единообразного учёта степени общественной опасности преступлений при конструировании уголовно-правовых санкций.

Разница в санкциях части первой и второй статьи 134 УК РФ могла быть обоснованной, если бы различались непосредственные объекты, например, если бы в составе части второй был бы дополнительный объект. Но объекты у данных составов также идентичны - половая неприкосновенность несовершеннолетних, а дополнительных объектов нет [16, с. 97-101]. На наш взгляд, санкция части второй статьи 134 УК РФ должна быть идентичной санкции части первой указанной статьи, что не будет противоречить правилам юридической техники, так как оба состава указанных преступлений являются основными и не соотносятся друг к другу как основной и квалифицированный.

Ещё одна проблема, связанная с реализацией принципа справедливости при конструировании уголовно-правовых санкций - она заключается в установлении нижнего предела наказания в виде лишения свободы в санкциях неосторожных преступлений. Всего в действующем уголовном законе подобных примеров девять: ч. 2 ч. 3 ст. 236 , ч. 1.2, ч. 2.1 и ч. 4 ст. 263, ч. 4 ст. 263.1, ч. 2, ч. 4 и ч. 6 ст. 264 УК РФ.

Половина из приведенных примеров является санкциями тяжких неосторожных преступлений (ч. 4 и ч. 6 ст. 264, ч. 2.1 и ч. 4 ст. 263 УК РФ), вторая половина - санкциями неосторожных преступлений средней тяжести (ч. 2 и ч. 3 ст. 236, ч. 1.2 ст. 263, ч. 4 ст. 263.1, ч. 2 ст. 264 УК РФ) [17, с.18-26].

Неосторожность при оценке общественно опасности преступления является однозначно менее опасной формой вины по сравнению с умыслом [18, с.108-115]. Санкции большинства умышленных преступлений не предусматривают нижний предел наказания в виде лишения свободы. Однако в выше указанных случаях, несмотря на неосторожную форму вины, законодатель устанавливает нижний предел у лишения свободы. При этом, в двух случаях он установлен на срок от восьми лет (ч. 4 ст. 263,ч. 6 ст. 264 УК РФ), а в четырёх на срок от пяти лет (ч. 3 ст. 236, ч. 2.1 ст. 263, ч. 4 ст. 263.1, ч. 4 ст. 264 УК РФ).

Так, в части третьей статьи 236 УК РФ лишение свободы установлено в пределах от пяти до семи лет, а в части четвёртой статьи 263.1 УК РФ - от пяти до восьми лет, хотя оба этих преступления, согласно части третьей статьи 15 УК РФ, отнесены к категории преступлений средней тяжести. Следует напомнить, что максимальный предел наказания в виде лишения свободы в санкциях умышленных преступлений средней тяжести составляет пять лет, а в указанных санкциях в этих же значениях установлен нижний предел наказания, несмотря на то, что преступления являются неосторожными.

Согласно ст. 6 УК РФ наказание должно соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления. Форма вины существенным образом влияет на общественную опасность преступления, являясь одним из ориентиров. Таким образом, не может умышленное преступление наказываться мягче, чем неосторожное и наоборот, санкция неосторожного преступления не может быть строже санкции умышленного.

Так, санкция части четвёртой статьи 263 УК РФ предусматривает наказание в виде лишения свободы на срок от восьми до пятнадцати лет. Преступление, предусмотренное указанной нормой, заключается в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации железнодорожного, воздушного, морского и внутреннего водного транспорта и метрополитена, совершенные лицом, находящимся в состоянии опьянения, повлекшие по неосторожности смерть двух или более лиц. В свою очередь, часть четвёртая статьи 111 УК РФ предусматривает уголовную ответственность за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего. Данное преступление относится к преступлениям с двумя формами вины, и, согласно статье 27 УК РФ, в целом признаётся умышленным. Более того, статья 111 УК РФ предусматривает учтенную совокупность и фактически охватывает причинение смерти двум или более лицам [19, с.89-93], что подтверждается примерами судебной практики (см. Апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РФ от 29.12.2015 N 55-АПУ15-8). Однако, санкция части четвёртой статьи 111 УК РФ устанавливает лишение свободы на срок до 15 лет и не предусматривает нижний предел наказания в принципе.

Таким образом, норма, предусматривающая уголовную ответственность за смерть двух или более лиц по неосторожности, предусматривает нижний предел лишения свободы в восемь лет, а норма, предусматривающая уголовную ответственность за смерть двух или более лиц с двумя формами вины (de jure умышленно) - нижнего предела не предусматривает. Конечно, в вышеприведенных примерах есть разница в категориях преступлений (неосторожное тяжкое, а умышленное - особо тяжкое). Однако даже если учитывать такую разницу, на наш взгляд, установление нижнего предела наказания в виде лишения свободы в санкциях неосторожных преступлений является нарушением принципа справедливости, так как это не соответствует степени общественной опасности преступления [20, с.151-154], проявляемой в неосторожной форме вины. Напомним, что нижний предел лишения свободы в санкция части первой статьи 105 УК РФ «Убийство» - от шести лет.

Представляется, что при конструировании санкций неосторожных преступлений необходимо в первую очередь оценивать степень общественной опасности, исходя именно из неосторожной формы вины. Санкции неосторожных преступлений, на наш взгляд, не должны предусматривать нижние пределы наказаний.

Основываясь на вышесказанном необходимо сделать следующие выводы.

1) Принцип справедливости при конструировании санкций норм Особенной части уголовного закона заключается в системном и единообразном конструировании санкций при учёте характера и степени общественной опасности преступления и обстоятельств его совершения, как в масштабе всей санкции, так и каждом её элементе.

2) В целях реализации принципа справедливости в уголовном законе, предлагаются следующие теоретическое основы построения санкций:

- санкции идентичных по общественной опасности преступлений должны быть идентичными при идентичных обстоятельствах совершения, указанных в составе преступления;

- санкции норм-целого не могут предусматривать более мягкие элементы, чем санкции норм-части;

- санкции квалифицированных составов преступлений не могут предусматривать более мягкие элементы, чем санкции основных составов (то же самое относится к санкциям особо квалифицированных составов по отношению к санкциям простых квалифицированных составов);

- санкции привилегированных составов не могут содержать элементы более строгие, чем санкции основных составов;

- наиболее мягкие виды наказаний, в частности штраф, не могут быть использованы в санкции при охране наиболее ценных объектов уголовно-правовой охраны, таких как жизнь человека;

- санкции неосторожных преступлений необходимо конструировать с учётом степени общественной опасности исходя из неосторожной формы вины и не устанавливать в таких санкциях нижний предел наказаний.

Библиография
1.
Коновальчук, М. В. Принцип справедливости и его реализация в уголовном праве РФ : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Коновальчук Марина Валерьевна. – Саратов, 2009. – 23 с.
2.
Галактионов, С. А. Принцип справедливости (Уголовно-правовой аспект) : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Галактионов Станислав Александрович. – Рязань, 2004. – 169 с.
3.
Епифанов, Б. В. Принцип социальной справедливости в уголовном праве : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Епифанов Борис Васильевич. – Санкт-Петербург, 1993. – 24 с.
4.
Бунин, О. Ю. Реализация принципа справедливости при установлении санкций уголовно-правовых норм : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Бунин Олег Юрьевич. – Москва, 2006. – 30 с.
5.
Калюжин, К. В. Восстановление социальной справедливости при назначении наказания за убийство (ст. 105 УК РФ) : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : автореферат диссертации на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Калюжин Кирилл Васильевич. – Краснодар, 2013. – 28 с.
6.
Юдин, Е. В. Наказание и восстановление социальной справедливости в уголовном законе, теории и правоприменительной практике : специальность 12.00.08 "Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право" : диссертация на соискание ученой степени кандидата юридических наук / Юдин Евгений Викторович. – Иркутск, 2007. – 188 с.
7.
Кант, И. Критика практического разума. Кант,И. Сочинение в шести томах / под общ. ред. В.Ф. Асмуса, А.В. Гулыги, Т.И. Ойсермана.- М.:Мысль, 1965. - Т.4. Ч.1 - 544с.
8.
Магомедова, П. Г. Классификация преступлений по объекту посягательства на жизнь человека / П. Г. Магомедова // Colloquium-journal. – 2020. – № 4-7(56). – С. 29-30.
9.
Симбагаев, С. М. Р. Штраф как основное наказание в санкциях статей Особенной части УК РФ / С. М. Р. Симбагаев // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. – 2021. – № 11(138). – С. 105-110.
10.
Энциклопедический словарь [Текст] : [В 3 т.] / Глав. ред. Б. А. Введенский. - Москва : Большая советская энциклопедия, [1953]-[1955]. 1 т. 720с.
11.
Шишкин, С. Л. Меры уголовной ответственности по русской правде / С. Л. Шишкин // Вектор науки Тольяттинского государственного университета. Серия: Юридические науки. – 2010. – № 3. – С. 232-234.
12.
Простосердов, М. А. Система санкций Особенной части Уголовного кодекса Российской Федерации: анализ, проблемы, пути решений / М. А. Простосердов. – Москва : Российский государственный университет правосудия, 2020. – 340 с. – ISBN 978-5-93916-873-1.
13.
Пудовочкин Ю. Е. Ненасильственные половые посягательства на лиц, не достигших 14 лет // Законность. 2002. № 14. С. 46. ; Пудовочкин, Ю. Е. Проблемы понимания и квалификации преступлений против половой неприкосновенности несовершеннолетних: новое в уголовном законодательстве / Ю. Е. Пудовочкин // Российское правосудие. – 2010. – № 4(48). – С. 64-76.
14.
Трубинская, А. С. Проблемы квалификации ненасильственных половых преступлений против несовершеннолетних / А. С. Трубинская. — Текст : непосредственный // Молодой ученый. — 2017. — № 35 (169). — С. 64-67. — URL: https://moluch.ru/archive/169/45550/ (дата обращения: 29.01.2022).
15.
Макаров, А. В. К вопросу о преступлениях против половой неприкосновенности несовершеннолетних / А. В. Макаров, Ю. О. Федурина // Вопросы ювенальной юстиции. – 2020. – № 2. – С. 14-18.
16.
Сергеева, В. Е. Проблемность норм о половых преступлениях / В. Е. Сергеева // Региональные аспекты управления, экономики и права Северо-западного федерального округа России. – 2021. – № 1(52). – С. 97-101.
17.
Postovanu, N. Latura obiectivă a infracțiunilor prevăzute La art. 264 Din Codul penal Al Republicii Moldova / N. Postovanu // Актуальные научные исследования в современном мире. – 2021. – No 4-6(72). – P. 18-26.
18.
Муромцев, А. М. К вопросу об уголовно-правовой оценке неосторожной формы вины / А. М. Муромцев // Наука. Общество. Государство. – 2020. – Т. 8. – № 4(32). – С. 108-115. – DOI 10.21685/2307-9525-2020-8-4-13.
19.
Винокуров, В. Н. Проблемы квалификации причинения вреда жизни и здоровью двум и более лицам и пути их решения / В. Н. Винокуров, Е. А. Федорова, М. В. Грамматчиков // Современное право. – 2021. – № 7. – С. 89-93. – DOI 10.25799/NI.2021.90.98.016.
20.
Strukov, V. Y. Problem of awareness of public danger by the perpetrator at committing of crime by levity / V. Y. Strukov, K. A. Vasilieva // Актуальные тенденции и инновации в развитии российской науки : Сборник научных статей / Научный редактор Ю.С. Шацких. – Москва : Издательство "Перо", 2019. – P. 151-154.
References
1.
Konovalchuk, M. V. The principle of justice and its implementation in the criminal law of the Russian Federation . Saratov; 2009. 23p. (In Russ.).
2.
Galaktionov, S. A. The principle of justice (Criminal law aspect) . Ryazan; 2004. 169 p. (In Russ.).
3.
Epifanov, B. V. The principle of social justice in criminal law. St. Petersburg, 1993. 24 p. (In Russ.).
4.
Bunin, O. Y. Implementation of the principle of justice in the establishment of sanctions of criminal law norms .; 2006. 30 p. (In Russ.).
5.
Kalyuzhin, K. V. Restoration of social justice in sentencing for murder (Article 105 of the Criminal Code of the Russian Federation. Krasnodar; 2013. 28 p. (In Russ.).
6.
Yudin, E. V. Punishment and restoration of social justice in criminal law, theory and law enforcement practice . Irkutsk, 2007; 188 p. (In Russ.).
7.
Kant, I. Criticism of practical reason. Kant, I. Essay in six volumes / under the general editorship of V.F. Asmus, A.V. Gulygi, T.I. Oyserman. Moscow : Thought, 1965; (Vol.4. Part 1): 544р. (In Russ.).
8.
Magomedov, p. G. Classification of crimes object of encroachment on human life = Belongs among others institutions-journal. 2020; (4-7/56):29-30. (In Russ.).
9.
Sebagai, S. M. R. Fine as main punishment in the sanctions of articles of the criminal code of the Russian Federation = Science and education: economy and Economics; entrepreneurship; law and management. 2021; (11/138) : 105-110. (In Russ.).
10.
Encyclopedic Dictionary [Text]: [In 3 volumes] = Moscow : The Great Soviet Encyclopedia, [1953]-[1955]. Vol.1. 720p. (In Russ.).
11.
Shishkin, S. L. Measures of criminal responsibility for the Russian truth = Vector of Science of Togliatti State University. Series: Legal Sciences. 2010;(3):232-234p.
12.
Prostoserdov, M. A. The system of sanctions of the Special part of the Criminal Code of the Russian Federation: analysis, problems, solutions. Moscow : Russian State University of Justice; 2020. 340 p. (In Russ.).
13.
Pudovochkin Yu. E. Nonviolent sexual assaults on persons under the age of 14 = Legality. 2002; (14): 46p. (In Russ.).
14.
Trubinskaya, A. S. Problems of qualification of nonviolent sexual crimes against minors = Young scientist. 2017;( 35 /169):64-67. (In Russ.).
15.
Makarov, A.V. On the issue of crimes against the sexual integrity of minors = Issues of juvenile justice. 2020;(2):14-18. (In Russ.).
16.
Sergeeva, V. E. Problematic norms on sexual crimes / V. E. Sergeeva // Regional aspects of management, economics and law of the North-Western Federal District of Russia. 2021;(1/52): 97-101. (In Russ.).
17.
Postovanu, N. Latura obiectivă a infraciunilor prevăzute La art. 264 Din Codul penal Al Republicii Moldova =Actual scientific research in the modern world. 2021;(4-6/72): 18-26. (In Russ.).
18.
Muromtsev, A.M. On the question of the criminal-legal assessment of the careless form of guilt = Nauka. Society. State. 2020. Vol. 8. (4/32).108-115. (In Russ.).
19.
Vinokurov, V. N. Problems of qualification of harm to the life and health of two or more individuals and their solutions = Modern law. 2021;(7): 89-93. (In Russ.).
20.
Strukov, V. Y. Problem of awareness of public danger by the perpetrator at committing of crime by levity = Current trends and innovations in the development of Russian science: A collection of scientific articles . Moscow : Publishing House Pero; 2019:151-154. (In Russ.).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование статья содержит результаты исследования отдельных проблем, связанных с последовательной реализацией принципа справедливости при создании и формулировании санкций статей Особенной части Уголовного кодекса РФ. Тема не является новой, но автор стремился к выявлению и разъяснению ряда существенных аспектов и противоречий в существующей системе санкций Особенной части УК РФ. Актуальность обозначенной проблематики не вызывает сомнений из-за наличия значительного количества неопределенностей и противоречий в конкретных санкциях в уголовном законе. Это своего рода перманентная проблема – осуществление принципа справедливости в нормах уголовного законодательства. Достоинством работы является то, что автор основывает свое исследование на анализе структуры конкретных санкций в статьях Особенной части УК РФ. Исследование по своему предмету соответствует исследованиям в области уголовного права. Автором вполне корректно используется научный аппарат уголовного права. Основным методом, которым пользуется автор исследования, является сравнение отдельных санкций между собой и с учетом их обоснованности. Однако, следует отметить, что исследование конструирования санкций уголовно-правовых норм с точки зрения отражения в них принципа справедливости ограничивается исключительно формально-догматическим анализом, что нередко ограничивает возможности исследования в получении более убедительных и достоверных результатов. Оценивая соответствие санкций степени и характеру общественной опасности преступлений, очевидно следует обратить внимание на более широкий перечень приемов и методов исследования, так как в противном случае выводы приобретают отчасти схоластический характер. Так, количество объектов преступления само по себе никак не может свидетельствовать о большем или меньшем характер и степени общественной опасности. Следует иметь в виду и природу тех объектов, на охрану которых направлены соответствующие уголовно-правовые запреты. Очевидно, что для анализа эффективности санкций необходимо учитывать среди прочего данные об их практическом применении, достижении тех целей, ради которых они существуют. Лишь в комплексе применения исследовательских методов выводы о характере и потребностях конструирования санкций статье Особенной части УК РФ могут представлять высокий теоретический и практический интерес. В целом исследование представляет интерес как формально-догматический разработка заявленной проблематики. Кроме того, апелляция автора к источникам уголовного права Древней Руси при осуждении современных санкций о преступлениях против жизни и здоровья представляется неоправданной. Для убедительного сравнения следовало бы обратить внимание на более близкие исторические объекты для сравнения. Также уязвимым выглядит исследование с точки зрения сравнения с существующими практиками в зарубежном опыте. По стилю, структуре и содержанию исследование соответствует характеру научной статьи. Материал излагается логично, в соответствии с поставленной целью и задачами. В целом библиография достаточная для представленного исследования, однако следует обратить внимание на то, что энциклопедические словари и авторефераты не могут служить основанием для действительно научных выводов. В целом представленная на рецензирование статья соответствует требованиям научности и актуальности исследования. Результаты исследования носят теоретический характер и в основном имеют значение постановки проблемы. Статья может представлять интерес для формально-догматической разработки проблемы конструирования санкций статей Особенной части УК РФ с точки зрения реализации в них принципа справедливости.

Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.