Статья 'Советская федерация и принципы ее построения в контексте конституционных дискуссий 1918 г.' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Советская федерация и принципы ее построения в контексте конституционных дискуссий 1918 г.

Коровин Кирилл Сергеевич

Уральский институт управления Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации

620144, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. 8 Марта, 66, оф. 315

Korovin Kirill Sergeevich

Assistance, the department of Constitutional Law, Ural Institute of Management of the Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration

620144, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. 8 Marta, 66, of. 315

korovinscience@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.12.37222

Дата направления статьи в редакцию:

24-12-2021


Дата публикации:

31-12-2021


Аннотация: Большевики были ярыми противниками федеративного устройства, как и их учителя К. Маркс и Ф. Энгельс. Но политические цели революционной партией ставились на первое место, в связи с чем федерация у В. И. Ленина стала способом объединения пролетариата в один союз. Формы его организации на многонациональной основе вождь революции разрабатывал в течение всей своей творческой жизни. В статье как раз была показана эволюция представлений В. И. Ленина на государственное устройство Советской России – от унитарного централизованного государства до федерации свободных народов и наций.   Данные политико-правовые взгляды на советскую федерацию стали прочным фундаментом для разработки конституционной доктрины советского государства. Тем не менее в конституционной комиссии при ВЦИК не сложилось единого мнения относительно того, какая федерация должна быть построена на территории бывшей Российской империи. Поэтому были предложены различные проекты федеративного устройства, шли их активные обсуждения. Автором статьи было детально обосновано, как идеи В. И. Ленина о советской федерации, так или иначе, отражались в представлениях большинства членов конституционной комиссии, а также в представляемых ими политических проектах.


Ключевые слова: государственное устройство, советская федерация, федерализм, Ленин, советский конституционализм, конституционная комиссия, Конституция РСФСР, демократический централизм, многонациональное государство, социализм

Статья подготовлена при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 19-011-00866 А: Советский конституционализм: доктринальное, юридическое и символическое измерения

Abstract: The Bolsheviks, alongside their mentors K. Marx and F. Engels, were staunch opponents of the federal structure. However, the political goals of the revolutionary party were put at the forefront; thus, V. I. Lenin viewed federation as the method for uniting the proletariat into a single union. The leader of the revolution developed the forms of structurization of this union on multinational basis throughout his entire creative life. The article traces the evolution of V. I. Lenin's representations of the state structure of Soviet Russia – from the unitary centralized state to the federation of free nations. Such political and legal views on the Soviet federation underlines the development of the constitutional doctrine of the Soviet State. However, the constitutional commission of the All-Russian Central Executive Committee did not reach a common ground on which type of federation should be built on the territory of the former Russian Empire, thereby offering different projects of federal structure. The author describes the reflection of Lenin’s ideas on the Soviet federation in perception of majority of the members of the constitutional commission, as well as the corresponding political projects.



Keywords:

Constitution of RSFSR, Constitutional Commission, Soviet Constitutionalism, Lenin, federalism, soviet federation, state structure, democratic centralism, multinational state, socialism

Концепция советской федерации, в отличие от модели унитарного строя Российской империи, позволяла реализовать интернационалистские интенции идеологов большевизма. Национализм, являющийся буржуазным изобретением, мог быть полезен только для мобилизации угнетенных народов и национальностей, способных свергнуть существующий строй в своей стране и наладить дружественные военные и экономические отношения с Россией. Помимо этого, в формирующемся советском государстве существовали неразрешенные проблемы между различными национальными территориями. Так что, как представляется, деятели конституционной комиссии уделили значительное внимание федеративному строительству.

Идею многонационального социалистического государства В.И. Ленин развивал на протяжении всего своего творчества. Историк А.Е. Кайханиди выделил шесть этапов: весна–лето 1894 – июль–август 1903 гг. (от работы «Что такое «друзья народа» до II съезда РСДРП); июль–август 1903 – июль 1914 гг. (революция 1905 г. и начало Первой мировой войны); август 1914 – февраль 1917 гг. (от начала Первой мировой войны и до Февральской революции); март–октябрь 1917 г. (подготовка социалистической революции); октябрь 1917 г. и после (победа Великой октябрьской социалистической революции) [8, С. 44].

Относительно преимуществ союзного государства В.И. Ленин высказывался всегда. В то время как К. Маркс и Ф. Энгельс в 1848 г. были сторонниками унитарного устройства: «вся Германия объявляется единой, неделимой республикой» [23, С. 1]. Позже в 1891 г. Ф. Энгельс писал о том, что унитарный строй для Германии единственно верный. Он в корне отличался от бюрократического централизма, характерного для Французской республики – «империи без императора». Федеративное государство исторически было необходимо для США, а в Англии могло бы решить конфликты на национальной почве [22, С. 17–28]. В Германии же, по его словам, будет демократический централизм, выражающийся в единой республике, полном местном самоуправлении и выборах на основе всеобщего голосования [8, С. 206].

В 1903 г., обращаясь к Союзу армянских социал-демократов, В.И. Ленин говорил, что федерация «предполагает автономные национальные политические целые», поэтому армянам желательно выдвинуть в своей программе требование не федеративной, а демократической республики. «Не дело пролетариата проповедовать федерализм и национальную автономию», поскольку это приведет к созданию «автономного классового государства». Целью пролетариата был социализм [16, С. 104–106]. Здесь В.И. Ленин пытался нивелировать один из основных минусов федерализма – это децентрализация, которая выступала хорошим инструментом в многонациональных крупных государствах. Те же страны, имеющие небольшую территорию, гораздо эффективнее будут управляться благодаря созданию национальных автономий.

Тем не менее в отношение славянских крестьян на Балканах В.И. Ленин сказал, что их полная свобода может быть обеспечена только свободой внутри страны и федерацией демократического государства. Объединение балканских государств, хотя они монархии, создаст прецедент для борьбы с буржуазным национализмом [18, С. 151–152; 15, С. 155–156]. Слабость и раздробленность были причиной войн, а избежать такого состояния помогло бы создание «балканской федеративной (союзной) республики». Образование объединенных балканских государств могло бы позволить избежать кровопролития. Лозунг такой республики должны взять на вооружение и русские [21, С. 187–188; 12, С. 198–199; 10, С. 38–39].

Накануне Первой мировой войны В.И. Ленин был уже более радикален. «Мы за демократический централизм … Мы против федерации. Мы за якобинцев против жирондистов» [20, С. 234–236]. Последние во время Великой французской революции имели большинство в избранном Национальном Конвенте, а также в их власти находился Временный исполнительный совет. Они недолюбливали народные массы и агитировали против развития революции, так как основные требования торгово-промышленной и земельной буржуазии уже были исполнены. Якобинцы, наоборот, выражали интересы мелкой буржуазии и опирались всецело на народ. Для них было единственным выходом – дальнейшее развитие революционной стихии. Они представляли собою радикальное политическое течение, готовое пойти на все, чтобы реализовать свои эгалитарные мечты. В 1792 г. в Конвенте разгорелся спор относительно судьбы Людовика XVI, и Ж.-П. Марат сказал, что в полной мере отражало сущность «якобинства»: «… Вы спасете родину… и вы обеспечите благо народа, сняв голову с тирана» [3, С. 36].

Дальше В.И. Ленин писал, что если обратиться к понятию федерации, то это есть «союз равных, союз, требующий общего согласия». Но она ослабляла экономическую связь между регионами и была совершенно негодна для России [20, С. 236]. На основании этого пролетариат был всегда за «более крупное государство» и против «средневекового партикуляризма», за экономическое сотрудничество разных территорий. В этом духе рассуждал изначально П.И. Стучка, говоривший, что Россия была политическим образованием, состоящим собственно из самой РСФСР («основного государства») и иных автономных республик и областей. Позже он уже говорил об автономных территориях в составе РСФСР, не выделяя последнюю как самостоятельное цельное образование [9, С. 27–28].

Развитие капитализма, как считал В.И. Ленин, требовало более крупных территориальных объединений, в рамках которых и будет пролетариат уничтожать «старые, средневековые, сословные, узкоместные, мелконациональные, вероисповедные» пережитки. Пока же марксисты не должны агитировать ни за федерацию, ни за децентрализацию. «Централизованное крупное государство есть громадный исторический шаг вперед от средневековой раздробленности к будущему социалистическому единству всего мира». Только через такое государство, связанное с капитализмом, возможен путь к социализму [13, С. 142–145]. Дело в том, что, по словам М.А. Рейснера, РСФСР разнородная, с территориальной точки зрения: части территорий была дарована автономия самими Советами, а часть – вошла в состав России на основании международных договоров [29, С. 380–381].

В.И. Ленин в «Государстве и революции» соглашался с Ф. Энгельсом, который думал, конечно же, о Германии, в том, что союзное государство может быть переходной формой к единому государству. При всем при том от единого государства оно отличалось тем, что давало определенную автономию государствам, входящим в союз. Основатели марксизма выступали, безусловно, за «демократический централизм, единую и нераздельную республику». Такое государство предусматривало местное самоуправление «коммун» в рамках единого государства [11, С. 71–73]. На примере Украины В.И. Ленин раскрыл сущность «братского союза рабочих и трудящихся»: она может вступить во взаимоотношения с Россией на основе договора о федеративных отношениях, которые предполагали самостоятельность Украины и ее национальные требования [14, С. 143–145]. Уже в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа утверждалось, что «Советская Российская республика учреждается на основе свободного союза свободных наций как федерация Советских национальных республик». И каждая республика на своем съезде принимает решение, как она будет участвовать в федеральных советских учреждениях и в союзе «трудящихся классов всех наций России» [7].

На закрытии III съезда Советов 18 января 1918 г. В.И. Ленин подчеркнул, что в России возник совершенно новый государственный строй – «федерация свободных республик разных наций». Политическое управление перешло в руки трудящихся и нацелено на построение социалистического общества. Вопреки распространенному в буржуазной прессе утверждению о том, что Финляндия и Украина убежали из России, «наш союз, наше новое государство прочнее, чем насильническая власть, объединяющая ложью и железом в нужные для империалистов искусственные государственные образования». Верность пролетарской революции и путь Интернационала – основа федерации в России [32, С. 88–89]. Одним из преимуществ Советов как нового типа государства В.И. Ленин на VII съезде РКП(б) назвал «федерацию наций», которая позволит рабочему классу двигаться от национальной розни к сознательному пролетарскому единству, поскольку федерация – это «переход к добровольному слиянию» [30, С. 183].

В набросках «Очередных задач Советской власти» В.И. Ленин в противовес классической федерации и автономии выдвинул демократический централизм. Последний, безусловно, подразумевал необходимость автономии и не исключал федерацию, экономически обоснованную и строящуюся на национальных отличиях, требующих государственной обособленности. Федерация при советском государственном строе являлась «переходным шагом» к демократическому централизму – к «прочному» объединению разных национальностей в «единое демократическое централизованное Советское государство». Демократический централизм основывался на свободе местного самоуправления, свободе выбора различных методов хозяйствования, форм общественной, государственной и экономической жизни [17, С. 150–152]. В программе РКП(б) В.И. Ленин указывал, что задачей советского государства выступало развитие «федеративной республики Советов», выступавшей самой прогрессивной формой демократии по сравнению с буржуазным парламентаризмом, соответствующей всецело опыту Парижской коммуны 1871 г. [19, С. 89]

Государственно-правовые идеи В.И. Ленина о советской федерации стали прочной основой конституционных дискуссий относительно государственного устройства РСФСР. Обсуждения в лоне конституционной комиссии носили прикладной характер, в отличие от его теоретических рассуждений. Ю.М. Стеклов верно подчеркнул то, что «вопрос о советской конституции сводится к вопросу о федерации» [37, Л. 21]. Но первым тематику сущности федерации затронул И.В. Сталин и предложил начать обсуждение того, как «как мы должны понимать федеративную советскую республику» [35, Л. 43–44, 47]. Основные расхождения в комиссии возникли между тремя проектами советской федерации – М.А. Рейснера, И.В. Сталина и П.П. Ренгартена.

В коммунальном (корпоративистском) проекте М.А. Рейснера, обсуждаемом первым в конституционной комиссии, «Российская социалистическая федерация» определялась как «союз всех трудящихся» [38, Л. 42], «свободное социалистическое общество рабочих, крестьян, казаков, батраков и всех трудящихся, организованных в классовые, трудовые, профессиональные, хозяйственные и политические союзы». Они, в свою очередь, объединялись в коммуны (местные общины), которые вели социалистическое хозяйство, занимались государственной и культурной жизнью. Коммуны возглавлял Совет, состоявший из представителей «коммунальной федерации хозяйственно-общественных союзов и соединений». Российская республика при условии победы мировой революции была бы частью Федеративного союза [36, Л. 49–50]. Концепция М.А. Рейснера предполагала достаточно свободные отношения коммун с центром. Юрист основывался на своих предшествующих разработках, опубликованных в книгах, посвященных государственному праву. Уже после принятия первой пролетарской конституции он активно занимался ее интерпретацией. На этом основании его, бесспорно, можно считать основателем советской науки государственного права [39, С. 227–228, 239]. Историк А.А. Плотниек положительно оценил роль М.А. Рейснера, оказавшего влияние в той или иной степени на окончательный текст Конституции РСФСР [25, С. 81–107].

Более компромиссный и в то же время централистский проект конституции был разработан в коллегии Народного комиссариата юстиции РСФСР М.А. Рейснером совместно с его учеником А.Г. Гойхбаргом, который был выдающимся ученым-юристом, создателем Гражданского кодекса РСФСР, принятого позже 31 октября 1922 г., учредителем Социалистической академии общественных наук. Помимо того, что он профессор политико-юридического отделения Московского университета, в 1919 г., находясь в Омске, был стороной обвинения в судебном процессе по делу министра А.В. Колчака [4]. В конституционной комиссии участвовал дистанционно, вместе с тем ее председатель Я.М. Свердлов хорошо знал его и причислял к плеяде «коммунистических профессоров». После принятия Конституции РСФСР профессор занялся научной деятельностью по осмыслению советского государственного строя [40, С. 129–132].

В связи с ограниченностью по времени конституционная комиссия не смогла рассмотреть данную концепцию. Как бы то ни было, ее сутью стала единая система советских учреждений, ограниченная жесткими конституционными рамками, в которых у местных Советов сохранялись большие полномочия [6, С. 200–216]. Сам А.Г. Гойхбарг понимал, что этот проект преследовал цели, связанные с социализмом: «сделать советскую Конституцию еще более совершенной, … облечь ее в … менее торжественную форму, которая … более соответствует идеологии пролетариата» [5, С. 3–4]. Сходной позиции относительно государственного устройства придерживался и Ю.М. Стеклов, который дал республике Советов (государству-коммуне) централистскую интерпретацию, основанную на федерации наций с четкой иерархией Советов [33, Л. 226].

Вторым проектом стала концепция И.В. Сталина, в которой под Российской республикой подразумевалась «федерация советских республик народов России», состоящих из областей – специальных единиц, отличающихся «особым духом, национальным составом населения, единым населением» [38, Л. 38]. Он четко обозначил, что конституционная комиссия являлась совещательным органом при ЦИК РСФСР, а значит, за основу конституции нужно взять положения, принятые на III Всероссийском съезде Советов [37, Л. 3–5]. Национально-территориальный принцип, предложенный И.В. Сталиным, по словам А.Н. Медушевского, предусматривал организацию Российской советской республики как диктатуры пролетариата и деревенской бедноты (переходного режима) и федерации автономий, в которой власть осуществлялась центральными и местными Советами и съездами Советов, и всем народам давалось право присоединиться к федерации. При создании мировой федерации Российская республика вошла бы в нее по тем же классовым критериям [24, С. 181–182]. И.В. Сталин считал, что формирование органов власти подчинялось здесь целям диктатуры пролетариата, а управление областями, которые добровольно вошли бы в федерацию, осуществлялось централизованно государством [38, Л. 38–39].

Между этими двумя проектами – М.А. Рейснера и И.В. Сталина – возникли ожесточенные споры в конституционной комиссии, в которых был определен вектор развития советского конституционализма, а также установлены параметры будущей советской федерации, нашедшие свое выражение в Конституции РСФСР. По сути, речь шла о противостоянии территориального и национального принципов организации федерации. Этот момент тонко уловил Д.А. Магеровский, подметив, что существовало множество позиций по поводу того, остановиться ли на национальном принципе или же сделать акцент не только на федерации, но и на советской республике [35, Л. 1-48]. В связи с этим стоит учесть как национальные, так и производственные характеристики региона и указать на «гибкость всевозможных дальнейших образований» и возможность потом внести эти правки в текст конституции [36, Л. 27–29].

М.А. Рейснер был ярым противником всякого национализма и утверждал, что национальный принцип – идеологическое начало, объединяющее разрозненные идеи и создающее «фикцию общего национального интереса». Во всяком случае такой концепт вводил в оборот понятие культуры (язык, искусство, наука), которое, к сожалению, трудно применимо к политической власти и классовой борьбе, поэтому оно оставалось вне политики [36, Л. 35–36]. В отличие от буржуазных стран, таких как США и Швейцария, в России сложилась не федерация штатов и кантонов, руководимых крупными капиталистическими силами, а федерация Советов, основывающаяся на единстве пролетариата и беднейшего крестьянства, их диктатуре [28, С. 20–22]. Настоятельно он подчеркивал, что «конституция называется федеративной … не в смысле национальной федерации», а в значении «федерации, идущей снизу вверх». Это «федерация коммун», построенная на представительстве социалистическом, экономическом и территориальном, а не на буржуазном. «Федерирование на национальном принципе» – это «возврат назад, к самому жалкому государственному политическому парламенту» [37, Л. 17–19].

М.Н. Покровский полностью поддержал отрицание М.А. Рейснером национального аспекта государства и поставил вопрос о сущности политической федерации в несколько ином ракурсе – на национальной или культурной основе ее строить. Относительно вопроса о национальном государстве он высказался так: Россия была социалистическим государством, ставшим после Октябрьской революции [36, Л. 6–8]. Его политико-юридическую базу составляло «отсутствие частной собственности на землю и … на орудия крупного промышленного производства, включая транспорт». «Для всего остального мира он [социализм] пока настоящее. А наше настоящее – для всего мира пока будущее» [26, С. 162]. Проект М.А. Рейснера, по его мнению, более логичен, нежели проект И.В. Сталина, поскольку обосновывал Российскую республику как «федерацию Советов, известным образом координированных группировок, ели хотите анархически поставленных». Как бы то ни было, нелогично все же «соединение хозяйственных, культурных, национальных особенностей». Дело в том, что указанные характеристики могли не охватывать большую часть областей федерации [38, Л. 4].

Предложение Ю.М. Стеклова состояло в том, что на переходный период необходимо совместить национальный и территориальный принципы; уделить внимание характеру представительства в Советах – представительство «численных элементов»; обозначить хозяйственные задачи коммун и центра [36, Л. 11–12]. Изначально ему был более близок сталинский проект, следовательно Ю.М. Стеклов выступал за «областную» федерацию, которая отличалась национальным составом, и думал, что для прений комиссия должна выбрать только один тип федерации [36, Л. 20–21]. Уже на следующем заседании Ю.М. Стеклов поддержал проект М.А. Рейснера, в котором федерация строилась на профессиональных организациях, так как он больше походил на роль основных положений конституции, нежели проект И.В. Сталина, который представлял собою программную часть [38, Л. 3].

М.А. Рейснер подметил, что в буржуазных федерациях нет «синдикально-экономических организаций», придававших «весьма уродливый вид» их декларациям. Поэтому властям приходилось идти на компромисс – построение «сложной системы разделения и уравновешения властей», в которой боролись друг с другом «экономически господствующее меньшинство» и «голосующая … масса», ослаблявшая государство с целью введения в заблуждение народ. Польза для населения такой системы состояла в том, что учредительная и законодательная власть переходили народным представителям и у народа появлялись административные органы, способные ее контролировать. Все это не требовалось социалистической республике, где у людей будет реальная власть, что уже показала русская революция [36, Л. 43–44].

Некоторые положения его и сталинского проектов, как подчеркивал М.А. Рейснер, дополняли друг друга. Хотя он считал свои позиции более близкими В.И. Ленину, основываясь на работе «Государство и революция», в которой есть та «безбрежная федерация, этот анархический федерализм», в чем обвинял его И.В. Сталин, в которой говорилось о «добровольной федерации трудящихся масс» [38, Л. 5–6]. По словам исследователя В.Э. Березко, здесь стоит учесть то, что В.И. Ленин постоянно рассуждал об отмирании государства, ибо, когда народные массы, объединенные в союз, сами смогут низвергнуть буржуазию, аппарат угнетения будет не нужен [2, С. 3–5]. Справедливо с критикой на метафорические утверждения М.А. Рейснера отреагировал заместитель Наркома внутренних дел А.П. Смирнов: «чем угодно можно назвать этот проект, но только не проектом конституции», «этот период очень красивый м.б. для будущего для истории нашей социальной революции» [36, Л. 13–14].

Ленинская «федерация классов» – «класса трудящихся и хозяйственной организации» – восхищала М.А. Рейснера, и он призывал голосовать именно за нее, а не за два типа федерации – национальную или же территориальную. Для него было гораздо важнее само по себе объяснение целей социалистической республики. Этому утверждению возразил И.В. Сталин: как бы М.А. Рейснер ни доказывал сходства своего проекта с ленинскими идеями, В.И. Ленин негативно отнесся к его концепции – «этот проект ни к чему». М.А. Рейснер снова сослался на то, что у каждой федерации есть рамки, и утверждал, что всегда федерацию определял через профессиональные союзы, «разбросанные по всему лицу государства» и рассматривал области как в национальном, так и в хозяйственном смысле [38, Л. 9–11].

Также И.В. Сталин высказался против проекта М.А. Рейснера, предлагающего федерацию, основанную на профессиональных организациях, по той причине, что этот проект выходил за рамки пунктов, принятых, прежде всего, на III Всероссийском съезде Советов о федерации. В проекте «идет вакханалия федераций, дается возможность совершенно свободно, вольно группироваться известным областям, известным единицам вольной группировкой, у нас войдут сотни единиц, отношения с которыми будет устанавливать страшно трудно». Складывается впечатление, что М.А. Рейснер выступал за «какую угодно, лишь бы была федерация», однако нужен конкретный тип федерации, такой как, например, федерация областей, отличающаяся «национальным составом или определенным бытом» [38, Л. 3–4].

Поддержал сталинский проект В.А. Аванесов, так как последний «чисто формальный» и в нем было указано, какого типа федерация будет, в отличие от проекта М.А. Рейснера, в котором федерация не включала в себя национальные единицы. Большевикам следует идти по модели США, как хотел И.В. Сталин, поскольку множеством коммун будет трудно управлять, в связи с чем он был против анархистского понимания федерации М.А. Рейснером [38, Л. 3, 5]. Ранее И.В. Сталин заявлял, что «увлечение федерализмом не оправдывается историей», и современные США и Швейцария уже не были федерациями: они прошли путь от независимости к единству [31, С. 72].

В том же духе высказывался Я.М. Свердлов о том, что для федерации он, в отличие от М.А. Рейснера, видел важным национальный момент, являющийся, конечно, буржуазным, потому что в России очень много национальностей, и государства пока еще существует [36, Л. 1-51]. Он отозвался абсолютно негативно о его проекте: «проект т. Рейснера совершенно непригоден». Существовал только «один намек на то, что центральная власть будет иметь полную возможность осуществить свою власть в пределах своей федерации». В проекте И.В. Сталина принцип федерации был более четко объяснен, поэтому Я.М. Свердлов предложил взять за основу проект И.В. Сталина. Стоит сказать, что к сталинским идеям был близок проект эсеров-максималистов, но он «расплывчатый» [38, Л. 8–9].

«Советская Российская Республика является Союзом свободных наций» – указывал В.А. Аванесов. Положения, выдвинутые М.А. Рейснером, не могли осуществиться, ибо федерация должна строиться по экономическим признакам и включать всех трудящихся – социальные интересы революции и учреждения федерации одинаковы. Принцип территориального объединения создаст не федерацию, а «союз отдельных городов, отдельных республик, отдельных коммун, а вовсе не федерацию». С другой стороны, национальный принцип единственный для некоторых территорий, например Кавказа, где установление границ по экономическим критериям просто невозможно. Ведь когда существуют мелкие национальные единицы, которые не могут быть самостоятельными, то опасности для федерации нет. Но, естественно, эти единицы будут обязаны объединиться в более крупные образования по экономическому признаку [36, Л. 23–25].

Эсер-максималист А.И. Бердников, наоборот, осознавал, что нельзя ставить вопрос о федеративном устройстве в таком ключе, как это делал И.В. Сталин, – во всех вопросах надлежит опираться только на резолюцию и не отходить от нее. Для него была более близка позиция М.А. Рейснера, который понимал федеративный принцип как основу социально-хозяйственную, бытовую, а не национальную. Тем не менее А.И. Бердников был за унитарное устройство, но, поскольку же нужно основываться на резолюции, то необходимо уяснить природу советской федерации. «Федерацию можно понимать в смысле профессиональном, как например говорится о федерации в духе синдикализма» – федеративные отношения выстраиваются между синдикатами [37, Л. 29–30]. По словам У.З. Фостера, синдикализм – рабочее движение, направленное против капитализма с целью реорганизации общества на социалистических принципах. В синдикалистской теории выделяли два первостепенных вопроса – экономика и союз рабочих, которые являлись главными политическими лозунгами в борьбе с буржуазным обществом [1, P. 5–18].

А.И. Бердников пытался примирить позиции М.А Рейснера и И.В. Сталина, поэтому отмечал, что изначально ему проект М.А. Рейснера показался в свете «абстрактного ультрафедеративного настроения»: коммуны городов – коммуны федеративные – губернии и провинции – федеративные области – федеративные советские республики. Здесь, на самом деле, речь шла об «объединенной неразрывной федерации», и этот проект давал «такую всеохватывающую сферу, в которую можно уложить все принципы т. Сталина». Даже если территория захочет отделиться на основе территориального или национального признаков, то это произойдет только по решению, принятому на съезде Советов. А.И. Бердников предлагал взять концепцию М.А. Рейснера за основу [38, Л. 7].

Последним проектом, который был в текстуальном виде представлен в комиссии, однако не обсуждался, была теория эсера-максималиста П.П. Ренгартена. «Всероссийская Трудовая и союзная республика» рассматривалась им как «свободный союз организованных в федерации трудящихся» [33, Л. 241]. Это союз не просто трудящихся, а профессиональных политических федераций с автономией народов и областей [34, Л. 13–15]. Он представлял собою «сложное государственное образование», которое состояло из других государств (членов федерации), являющихся, по сути, профессиональными объединениями, а именно «профессиональными федерациями». Их он классифицировал по пяти видам в зависимости от субъекта власти в конкретной федерации: землевладельцы, «промышленные рабочие», «служащие» в сфере торговли, «служащие» бюрократического аппарата государства, прислуга. Во внутренней политике и вопросах государственного устройства федерации самостоятельны и обладали широким перечнем полномочий. Каждая федерация «расчленяется на целый ряд более мелких разслоений». Наличие «государственно-правовых функций» и собственной конституции позволяло государствам иметь подданных, т. е. всех людей, живущих на его территории. Конституция федерации устанавливалась в рамках пределов, обозначенных «общей союзной властью» [35, Л. 244–245].

Источником власти, по П.П. Ренгартену, в республике являлся весь трудовой народ, который осуществлял высшую контрольную и исполнительную власть. Органом такой власти выступал «Верховный Союзный Конгресс», формирующийся на один год посредством представительства от каждой профессиональной федерации. Учреждением, которое контролировало исполнение и осуществление законодательства, был назначен «Верховный трибунал», состоящий из представителей от тех же федераций. Исполнительную власть осуществлял «Союзный Совет», в который Конгресс направлял избранных лиц от «российских граждан» [35, Л. 241]. Стоит отметить, П.П. Ренгартен использовал в своей концепции как республиканское понятие гражданина, так и монархическое понятие подданного по причине того, что не различал их.

В целом видно, что эсеры-максималисты видели Советы как модель коммунистического самоуправления, построенного на анархическом идеале коммуны [34, Л. 7]. Но, так как проект П.П. Ренгартена не был достаточно четким и носил анархо-синдикалистскую окраску, а также в нем не было предложено конкретной административно-территориальной единицы как образца государственного устройства, он не был изначально допущен к обсуждению в комиссии. Представляется, что последний проект неинтересен и по политическим соображениям, ибо целью конституционной комиссии было утверждение большевистского проекта федерации. Два проекта, вокруг которых шли дискуссии, были представлены большевиками, следовательно шла борьба проектов в рамках одной партийной фракции. Обделенными как раз были радикальные эсеры-максималисты, потому что их проект абсолютно всем членам конституционной комиссии казался нереализуемым и отрешенным от реальной политической и экономической ситуации в постреволюционной России.

После того как стихли споры вокруг проектов М.А. Рейснера и И.В. Сталина, некоторые члены комиссии вовсе выступили с критикой федерации как таковой. Ю.М. Стеклов предложил совсем отказаться от использования слова «федерация» и обосновывал это тем, что оно появилось в Декларации прав трудящегося и эксплуатируемого народа благодаря Я.М. Свердлову, в то время, когда Украина и Финляндия еще входили в состав России. Поскольку они не были в советском государстве, то и «никакой федеративной республики нет и это слово потеряло всякий смысл». Целесообразнее заменить его на понятие «союз», и тогда проект М.А. Рейснера будет безопасным для страны [38, Л. 11].

Левые эсеры в лице А.И. Бердникова поддержали Ю.М. Стеклова. Отказ от федерации обосновывался ими тем, что в конституционном праве устоялось классическое определение федерации, в которой обязательно должен быть двухпалатный парламент, гарантирующий свободу для субъектов федерации и не позволяющий узурпировать власть федеральным центром. Также Россия – это не «союз отдельных областей республики и других частей государства», характеризующихся определенным источником власти. Для нее лучше подходило понятие «автономия», «автономная республика» [38, Л. 12].

Ввиду того, что обсуждения типа федерации шли на протяжении нескольких заседаний, то было видно, как морально члены комиссии устали от этой темы. Поэтому М.Н. Покровский предложил уже все-таки решить и проголосовать за определенный вид федерации. Против федерации как типа государственного устройства не высказался никто. Я.М. Свердлов, как председатель комиссии, поставил на голосование только два проекта: М.А. Рейснера и И.В. Сталина. Хотя он изначально и называл проект эсеров-максималистов (П.П. Ренгартена) возможным для голосования, но среди его коллег не было консенсуса по этому вопросу. В итоге сталинский проект победил с перевесом всего лишь в два голоса [38, Л. 13–14].

Итак, были проанализированы совершенно разные подходы к государственному строю советского государства. Сам идеолог большевизма В.И. Ленин в этом вопросе был самым настоящим диалектиком – он был против федерации как буржуазной формы государственного устройства, в то же время он полагал, что федерация может быть использована для целей мировой социалистической революции. По сути, федерация выступала по большей части политическим лозунгом, а на самом деле он видел в России сильное унитарное государство, возглавляемое партией авангарда международного пролетариата, по юридической и мобилизационной форме являющееся советской федерацией. Такая концепция интересна с той точки зрения, что заключает в себе определенный когнитивный диссонанс, выражающийся как раз в идеале сильной «унитарной» федерации. Дискуссии в конституционной комиссии носили более прикладной, практический характер благодаря тому, что основной целью построения федерации было распространение идей коммунизма и социалистической революции во всемирном масштабе. В основу проекта М.А. Рейснера был положен коммунальный (корпоративистский) принцип, И.В. Сталина – национально-территориальный, П.П. Ренгартена – синдикалистский (территориально-производственный). Модель советской федерации была необычайно важна для большевиков и, несомненно, должна была строиться на национальном принципе (проект И.В. Сталина). Только право наций на самоопределение было двигателем мировой революции и средством мобилизации социалистических стран вокруг советской России. Территориально-производственный принцип не получил должного распространения, видимо, по тактическим и стратегическим соображениям (проект М.А. Рейснера). Синдикалистский принцип построения федерации не признавался большинством, так как был чисто анархистским (проект П.П. Ренгартена). Впрочем, все проекты федерации были построены на классовом принципе и были нацелены на создание социалистического пролетарского государства.

Библиография
1.
Ford, E.C., Foster, Wm.Z. Syndicalism. – Chicago: William Z. Foster, 1913. – 47 p.
2.
Березко, В.Э. Ленинское понимание проблем государства и права // История государства и права. 2008. №9. С. 1-5.
3.
Всемирная история в десяти томах. Т.VI / под ред. Н.А. Смирнова, Н.А. Ерофеева, А.Р. Ионнисяна, А.С. Нифонтова. – М.: Издательство социально-экономической литературы, 1959. – 830 с.
4.
Гойхбарг Александр Григорьевич // Летопись Московского университета. URL: http://le-topis.msu.ru/peoples/1243 (дата обращения 01.12.2021).
5.
Гойхбарг, А.Г. О Советской конституции // Пролетарская революция и право. 1918. №3-4. С. 3-15.
6.
Гурвич, Г.С. История советской Конституции. – М.: Издание Социалистической Акад., 1923. – 216 с.
7.
Декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа // Собрание узаконений и распоряжений рабочего и крестьянского правительства. №15. От 13 января 1918 г. Отдел первый. Ст. 215.
8.
Кайханиди, А.Е. Разработка В.И. Лениным основных принципов организации многонационального социалистического государства /Дооктябрьский период/: дисс. … канд. ист. наук / Белорус. гос. ун-т им. В. И. Ленина. – Минск, 1958. – 332 с.
9.
Лебедев, А.Н. Советские государствоведы о проблемах и перспективах развития советской федерации (1918–1985 гг.) // Труды Института государства и права Российской академии наук. 2013. №6. С. 24-41.
10.
Ленин, В.И. Балканская война и буржуазный шовинизм. 29 марта (11 апреля) 1913 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.23. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 38-39.
11.
Ленин, В.И. Государство и революция. Учение марксизма о государстве и задачи пролетариата в революции. Август – сентябрь 1917 г.; ранее 17 декабря 1918 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.33. – М.: Издательство политической литературы, 1974. – С. 1-120.
12.
Ленин, В.И. К вопросу о некоторых выступлениях рабочих депутатов. Ноябрь, позднее 11 (24), 1912 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.22. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 197-201.
13.
Ленин, В.И. Критические заметки по национальному вопросу. Октябрь – декабрь 1913 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.24. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 113-150.
14.
Ленин, В.И. Манифест к украинскому народу с ультимативными требованиями к Украинской раде. 3 (16) декабря 1917 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.35. – М.: Издательство политической литературы, 1974. – С. 143-145.
15.
Ленин, В.И. Новая глава всемирной истории. 21 октября (3 ноября) 1912 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.22. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 155-156.
16.
Ленин, В.И. О манифесте «Союза армянских социал-демократов». 1 (14) февраля 1903 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.7. – М.: Издательство политической литературы, 1972. – С. 102-106.
17.
Ленин, В.И. Первоначальный вариант статьи «Очередные задачи Советской власти». Между 23 и 28 марта 1918 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.36. – М.: Издательство политической литературы, 1974. – С. 127-164.
18.
Ленин, В.И. Позорная резолюция. 18 (31) октября 1912 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.22. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 151-152.
19.
Ленин, В.И. Проект программы РКП(б). [Февраль, ранее 23; 23-25 февраля 1919 г.]. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.38. – М.: Издательство политической литературы, 1974. – С. 81-124.
20.
Ленин, В.И. С.Г. Шаумяну. 23 ноября (6 декабря) 1913 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.48. – М.: Издательство политической литературы, 1975. – С. 233-236.
21.
Ленин, В.И. Социальное значение сербско-болгарских побед. 7 (20) ноября 1912 г. // Ленин, В.И. Полное собрание сочинений. Издание пятое. Т.22. – М.: Издательство политической литературы, 1973. – С. 186-188.
22.
Манелис, Б.Л. Развитие В.И. Лениным взглядов марксизма на федерацию // Советское государство и право. 1962. №4. С. 17-28.
23.
Маркс, К., Энгельс, Ф. Требования коммунистической партии в Германии. Между 21 и 29 марта 1848 г. // Маркс, К., Энгельс, Ф. Сочинения. – Издание второе. Т.5. М.: Государственное издательство политической литературы, 1956. – С. 1-3.
24.
Медушевский, А.Н. Политическая история русской революции: нормы, институты, формы социальной мобилизации в ХХ веке. – М.; СПб.: Центр гуманитарных инициатив, 2017. – 656 с.
25.
Плотниек, А.А. Роль П.И. Стучки в разработке марксистско-ленинской общей теории права: дисс. … канд. юр. Наук / Латвийский ордена трудового красного знамени Государственный университет. – Рига, 1968. – 297 с.
26.
Покровский, М.Н. Очерки истории русской культуры. Экономический строй: от первобытного хозяйства до промышленного капитализма. Государственный строй: обзор развития права и учреждений. 1914 г. Изд. 5-е, испр. – М.: Книжный дом «ЛИБРОКОМ», 2010. – 256 с.
27.
Постановление Совета Народных Комиссаров об ответе Рады Совету Народных Комиссаров // Известия ЦИК. №264. 31 декабря 1917 г.
28.
Рейснер, М. Что такое Советская власть? Изд. 1-е. – М.: Изд-во Народного комиссариата земледелия, 1918. – 46 с.
29.
Рейснер, М.А. Государство буржуазии и Р.С.Ф.С.Р.: в 3 ч. – М.; Пг.: Гос. изд-во, 1923. – 419 с.
30.
Седьмой экстренный Съезд РКП/б/. Март 1918 года. Стенографический отчет. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1962. – 437 с.
31.
Сталин, И.В. Организация Российской федеративной республики. Беседа с сотрудником газеты «Правда». 3 и 4 апреля 1918 г. // Сталин, И.В. Сочинения. Т.4. – М.: Государственное издательство политической литературы, 1947. – С. 66-73.
32.
Третий Всероссийский Съезд Советов рабочих, солдатских и крестьянских депутатов. – Петербург, 1918. – 101 с.
33.
Ф.1235. Оп.94. Д.19. Проекты декретов и положений о Народном комиссариате путей сообщения, об отмене права частной собственности на недвижимое имущество в городах, об организации железнодорожной милиции при Народном комиссариате внутренних дел и по другим вопросам; постановления ВЦИК (подлинные и копии) материалы к проектам Конституции РСФСР и Кодекса законов о семье и браке; доклады Народного комиссариата просвещения о единой трудовой школе и о состоянии дела дошкольного воспитания детей в РСФСР; смета расходов ВЦИК на июль-декабрь 1919 г.». – Л. 1-245.
34.
Ф.130. Оп.2. Д.85. Проект основ конституции трудовой республики, выработанный Исполнительным Бюро союза социалистов-революционеров-максималистов /лл. 2-43/, декларация прав трудящегося и эксплуатируемого народа /64-66/, инструкция об организации Советской власти в волостях /52-53/». – Л. 2-15.
35.
Ф.6980. Оп.1. Д.3 «Стенограмма заседания Комиссии по выработке Конституции РСФСР от 5 апреля 1918 г. /машинописный экземпляр с рукописной правкой/ с приложением проекта Конституции РСФСР, предложенного на заседании. – Л. 1-48.
36.
Ф.6980. Оп.1. Д.4. Стенограмма заседания Комиссии по выработке Конституции РСФСР от 10 апреля 1918 г. /машинописный экземпляр с рукописной правкой/ с приложением доклада члена комиссии об основных началах Конституции Р.Ф.С.С. Республики и проекте положения о Федеральных учреждениях Российской республики». – Л. 1-51.
37.
Ф.6980. Оп.1. Д.5. Стенограмма заседания Комиссии по выработке Конституции РСФСР от 12 апреля 1918 г. /машинописный экземпляр с рукописной правкой/ и тезисы о типе федерации Российской республики. – Л. 1-36.
38.
Ф.6980. Оп.1. Д.6. Стенограмма заседания Комиссии по выработке Конституции РСФСР от 19 апреля 1918 г. /машинописный экземпляр/ с приложением проектов общих положений, Конституции РСФСР товарища И.В. Сталина и других членов Комиссии». – Л. 1-42.
39.
Шахрай, С.М., Краковский, К.П. Недописанная конституция Михаила Андреевича Рейснера // Юристы и революция: Pro et Contra / сост. С.М. Шахрай, К.П. Краковский. – М.: Кучково поле, 2017. – С. 218-243.
40.
Шилохвост, О.Ю. Александр Гойхбарг. Горькая судьба Красного Трибониана: Биография создателя первого советского Гражданского кодекса. – М.: Статут, 2020. – 626 с.
References
1.
Ford, E.C., Foster, Wm.Z. Syndicalism. – Chicago: William Z. Foster, 1913. – 47 p.
2.
Berezko, V.E. Leninskoe ponimanie problem gosudarstva i prava // Istoriya gosudarstva i prava. 2008. №9. S. 1-5.
3.
Vsemirnaya istoriya v desyati tomakh. T.VI / pod red. N.A. Smirnova, N.A. Erofeeva, A.R. Ionnisyana, A.S. Nifontova. – M.: Izdatel'stvo sotsial'no-ekonomicheskoi literatury, 1959. – 830 s.
4.
Goikhbarg Aleksandr Grigor'evich // Letopis' Moskovskogo universiteta. URL: http://le-topis.msu.ru/peoples/1243 (data obrashcheniya 01.12.2021).
5.
Goikhbarg, A.G. O Sovetskoi konstitutsii // Proletarskaya revolyutsiya i pravo. 1918. №3-4. S. 3-15.
6.
Gurvich, G.S. Istoriya sovetskoi Konstitutsii. – M.: Izdanie Sotsialisticheskoi Akad., 1923. – 216 s.
7.
Deklaratsiya prav trudyashchegosya i ekspluatiruemogo naroda // Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii rabochego i krest'yanskogo pravitel'stva. №15. Ot 13 yanvarya 1918 g. Otdel pervyi. St. 215.
8.
Kaikhanidi, A.E. Razrabotka V.I. Leninym osnovnykh printsipov organizatsii mnogonatsional'nogo sotsialisticheskogo gosudarstva /Dooktyabr'skii period/: diss. … kand. ist. nauk / Belorus. gos. un-t im. V. I. Lenina. – Minsk, 1958. – 332 s.
9.
Lebedev, A.N. Sovetskie gosudarstvovedy o problemakh i perspektivakh razvitiya sovetskoi federatsii (1918–1985 gg.) // Trudy Instituta gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk. 2013. №6. S. 24-41.
10.
Lenin, V.I. Balkanskaya voina i burzhuaznyi shovinizm. 29 marta (11 aprelya) 1913 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.23. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 38-39.
11.
Lenin, V.I. Gosudarstvo i revolyutsiya. Uchenie marksizma o gosudarstve i zadachi proletariata v revolyutsii. Avgust – sentyabr' 1917 g.; ranee 17 dekabrya 1918 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.33. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1974. – S. 1-120.
12.
Lenin, V.I. K voprosu o nekotorykh vystupleniyakh rabochikh deputatov. Noyabr', pozdnee 11 (24), 1912 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.22. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 197-201.
13.
Lenin, V.I. Kriticheskie zametki po natsional'nomu voprosu. Oktyabr' – dekabr' 1913 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.24. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 113-150.
14.
Lenin, V.I. Manifest k ukrainskomu narodu s ul'timativnymi trebovaniyami k Ukrainskoi rade. 3 (16) dekabrya 1917 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.35. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1974. – S. 143-145.
15.
Lenin, V.I. Novaya glava vsemirnoi istorii. 21 oktyabrya (3 noyabrya) 1912 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.22. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 155-156.
16.
Lenin, V.I. O manifeste «Soyuza armyanskikh sotsial-demokratov». 1 (14) fevralya 1903 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.7. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1972. – S. 102-106.
17.
Lenin, V.I. Pervonachal'nyi variant stat'i «Ocherednye zadachi Sovetskoi vlasti». Mezhdu 23 i 28 marta 1918 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.36. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1974. – S. 127-164.
18.
Lenin, V.I. Pozornaya rezolyutsiya. 18 (31) oktyabrya 1912 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.22. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 151-152.
19.
Lenin, V.I. Proekt programmy RKP(b). [Fevral', ranee 23; 23-25 fevralya 1919 g.]. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.38. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1974. – S. 81-124.
20.
Lenin, V.I. S.G. Shaumyanu. 23 noyabrya (6 dekabrya) 1913 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.48. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1975. – S. 233-236.
21.
Lenin, V.I. Sotsial'noe znachenie serbsko-bolgarskikh pobed. 7 (20) noyabrya 1912 g. // Lenin, V.I. Polnoe sobranie sochinenii. Izdanie pyatoe. T.22. – M.: Izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1973. – S. 186-188.
22.
Manelis, B.L. Razvitie V.I. Leninym vzglyadov marksizma na federatsiyu // Sovetskoe gosudarstvo i pravo. 1962. №4. S. 17-28.
23.
Marks, K., Engel's, F. Trebovaniya kommunisticheskoi partii v Germanii. Mezhdu 21 i 29 marta 1848 g. // Marks, K., Engel's, F. Sochineniya. – Izdanie vtoroe. T.5. M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1956. – S. 1-3.
24.
Medushevskii, A.N. Politicheskaya istoriya russkoi revolyutsii: normy, instituty, formy sotsial'noi mobilizatsii v KhKh veke. – M.; SPb.: Tsentr gumanitarnykh initsiativ, 2017. – 656 s.
25.
Plotniek, A.A. Rol' P.I. Stuchki v razrabotke marksistsko-leninskoi obshchei teorii prava: diss. … kand. yur. Nauk / Latviiskii ordena trudovogo krasnogo znameni Gosudarstvennyi universitet. – Riga, 1968. – 297 s.
26.
Pokrovskii, M.N. Ocherki istorii russkoi kul'tury. Ekonomicheskii stroi: ot pervobytnogo khozyaistva do promyshlennogo kapitalizma. Gosudarstvennyi stroi: obzor razvitiya prava i uchrezhdenii. 1914 g. Izd. 5-e, ispr. – M.: Knizhnyi dom «LIBROKOM», 2010. – 256 s.
27.
Postanovlenie Soveta Narodnykh Komissarov ob otvete Rady Sovetu Narodnykh Komissarov // Izvestiya TsIK. №264. 31 dekabrya 1917 g.
28.
Reisner, M. Chto takoe Sovetskaya vlast'? Izd. 1-e. – M.: Izd-vo Narodnogo komissariata zemledeliya, 1918. – 46 s.
29.
Reisner, M.A. Gosudarstvo burzhuazii i R.S.F.S.R.: v 3 ch. – M.; Pg.: Gos. izd-vo, 1923. – 419 s.
30.
Sed'moi ekstrennyi S''ezd RKP/b/. Mart 1918 goda. Stenograficheskii otchet. – M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1962. – 437 s.
31.
Stalin, I.V. Organizatsiya Rossiiskoi federativnoi respubliki. Beseda s sotrudnikom gazety «Pravda». 3 i 4 aprelya 1918 g. // Stalin, I.V. Sochineniya. T.4. – M.: Gosudarstvennoe izdatel'stvo politicheskoi literatury, 1947. – S. 66-73.
32.
Tretii Vserossiiskii S''ezd Sovetov rabochikh, soldatskikh i krest'yanskikh deputatov. – Peterburg, 1918. – 101 s.
33.
F.1235. Op.94. D.19. Proekty dekretov i polozhenii o Narodnom komissariate putei soobshcheniya, ob otmene prava chastnoi sobstvennosti na nedvizhimoe imushchestvo v gorodakh, ob organizatsii zheleznodorozhnoi militsii pri Narodnom komissariate vnutrennikh del i po drugim voprosam; postanovleniya VTsIK (podlinnye i kopii) materialy k proektam Konstitutsii RSFSR i Kodeksa zakonov o sem'e i brake; doklady Narodnogo komissariata prosveshcheniya o edinoi trudovoi shkole i o sostoyanii dela doshkol'nogo vospitaniya detei v RSFSR; smeta raskhodov VTsIK na iyul'-dekabr' 1919 g.». – L. 1-245.
34.
F.130. Op.2. D.85. Proekt osnov konstitutsii trudovoi respubliki, vyrabotannyi Ispolnitel'nym Byuro soyuza sotsialistov-revolyutsionerov-maksimalistov /ll. 2-43/, deklaratsiya prav trudyashchegosya i ekspluatiruemogo naroda /64-66/, instruktsiya ob organizatsii Sovetskoi vlasti v volostyakh /52-53/». – L. 2-15.
35.
F.6980. Op.1. D.3 «Stenogramma zasedaniya Komissii po vyrabotke Konstitutsii RSFSR ot 5 aprelya 1918 g. /mashinopisnyi ekzemplyar s rukopisnoi pravkoi/ s prilozheniem proekta Konstitutsii RSFSR, predlozhennogo na zasedanii. – L. 1-48.
36.
F.6980. Op.1. D.4. Stenogramma zasedaniya Komissii po vyrabotke Konstitutsii RSFSR ot 10 aprelya 1918 g. /mashinopisnyi ekzemplyar s rukopisnoi pravkoi/ s prilozheniem doklada chlena komissii ob osnovnykh nachalakh Konstitutsii R.F.S.S. Respubliki i proekte polozheniya o Federal'nykh uchrezhdeniyakh Rossiiskoi respubliki». – L. 1-51.
37.
F.6980. Op.1. D.5. Stenogramma zasedaniya Komissii po vyrabotke Konstitutsii RSFSR ot 12 aprelya 1918 g. /mashinopisnyi ekzemplyar s rukopisnoi pravkoi/ i tezisy o tipe federatsii Rossiiskoi respubliki. – L. 1-36.
38.
F.6980. Op.1. D.6. Stenogramma zasedaniya Komissii po vyrabotke Konstitutsii RSFSR ot 19 aprelya 1918 g. /mashinopisnyi ekzemplyar/ s prilozheniem proektov obshchikh polozhenii, Konstitutsii RSFSR tovarishcha I.V. Stalina i drugikh chlenov Komissii». – L. 1-42.
39.
Shakhrai, S.M., Krakovskii, K.P. Nedopisannaya konstitutsiya Mikhaila Andreevicha Reisnera // Yuristy i revolyutsiya: Pro et Contra / sost. S.M. Shakhrai, K.P. Krakovskii. – M.: Kuchkovo pole, 2017. – S. 218-243.
40.
Shilokhvost, O.Yu. Aleksandr Goikhbarg. Gor'kaya sud'ba Krasnogo Triboniana: Biografiya sozdatelya pervogo sovetskogo Grazhdanskogo kodeksa. – M.: Statut, 2020. – 626 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Исследования федерализма обретают все большую актуальность на фоне происходящих в Российской Федерации структурных изменений, обусловленных принятием федерального законодательства об органах публичной власти в РФ.
Тема федерализма - один из ключевых топосов общественных наук, она активно разрабатывается в русле классической юриспруденции, а также политологии, привлекает все большее внимание отечественных и зарубежных исследователей. Советский федерализм является не только неким концептуальным идеологическим формированием, которое представляет интерес с точки зрения истории политико-правовой мысли, но и является одним из прикладных примеров реализации эффективного взаимодействия субъектов внутри макрогосударственного политического объединения.
В этом смысле изучение советского федерализма с точки зрения его доктринальных основ является очень актуальным для обогащения отечественной политико-философской традиции, а анализ конституционных дискуссий может пролить свет на российский опыт конструирования идейных основ многонационального государства. Поэтому следует признать, что представленная статья весьма перспективна с точки зрения проблематики научного издания «Юридические исследования». Автор сосредотачивает внимание на теоретической концептуализации и фреймировании основных идеологических концептов, характерных для раннего советского российского государства, освещает борьбу идей, происходившую внутри политической партии большевиков, обращаясь к архивным материалам и документам. Методологическая основа исследования представлена ведущими отечественными и зарубежными разработками в области анализа политико-правовых идей и концептов, опирается на теоретическую рамку анализа конституционализма, представленную в работах, посвященных советскому периоду отечественной истории, А.Н. Медушевского. Список литературы представлен обширным количеством источников, многие из которых впервые вводятся в научный оборот, являются труднодоступными для обывателя. В этом плане наиболее практический и эвристический интерес и потенциал представляет аналитический обзор стенограмм и программных документов, которые были выработаны по результатам публичных слушаний и обсуждений в ходе конституционных комиссий. Автор последовательно рассматривает предлагаемые основными политическими группировками варианты развития федеративного устройства в постимперской России. Представляется, что статья вызовет высокий и неподдельный интерес не только у профессиональных историков и специалистов в области современной политической теории и теории и истории права и государства, но и у широкого ряда читателей, интересующихся проблемами становления советского режима и теорией сдержек и противовесов. Концептуальные дискуссии того периода представляют подлинный пример политических дебатов, направленных на формирование наиболее эффективной модели построения системы государственной власти – в этом ключе статья является значимой не только в теоретико-методологическом плане, но и с прикладной точки зрения, поскольку в ней подчеркивается важность интерпретаций и идеологических позиций в конституционном оформлении новой политической действительности и институциональном дизайне. Статья написана на хорошем научном языке, не содержит в себе логических противоречий и достаточно комплексно структурирована. В целом она отвечает всем требованиям, предъявляемым к статьям, направляемым в издания Nota Bene, поэтому может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"