Статья 'Правовое регулирование процессов цифровизации в России: гражданско-правовой аспект' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правовое регулирование процессов цифровизации в России: гражданско-правовой аспект

Яковлева-Чернышева Анна Юрьевна

доктор экономических наук

профессор, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Сочинский филиал ФГБОУ ВО "Всероссийский государственный университет юстиции (РПА Минюста России)"

354000, Россия, Краснодарский край, г. Сочи, ул. Дагомысская, 42

Iakovleva-Chernysheva Anna Iurievna

Doctor of Economics

Professor, the department of Civil Law Disciplines, All-Russian State University of Justice

354000, Russia, Krasnodarskii krai, g. Sochi, ul. Dagomysskaya, 42

ayach@mail.ru
Дружинина Анна Валентиновна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданского права, ОЧУВО "Международный инновационный университет"

354000, Россия, Краснодарский край, г. Сочи, ул. Орджоникидзе, 10а

Druzhinina Anna Valentinovna

PhD in Law

Docent, the department of Civil Law, International Innovation University

354000, Russia, Krasnodarskii krai, g. Sochi, ul. Ordzhonikidze, 10a

aanwar@list.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.8.36270

Дата направления статьи в редакцию:

12-08-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: Предметом исследования являются тенденции и проблемы развития гражданского законодательства в рамках правового регулирования процессов цифровизации в России. Цель исследования заключается во всестороннем изучении, осмыслении и раскрытии правовой сущности понятия цифровых прав как объекта гражданских прав, введенного в российское законодательство в рамках правового регулирования процессов цифровизации. Методология исследования основана на системном подходе, общенаучных и специальных методах юридической науки – формально-юридическом, методе толкования права и др. Для достижения цели исследования рассмотрены предпосылки развития гражданско-правового обеспечения процессов цифровизации, проанализированы новеллы гражданского законодательства, связанные с введением в гражданский оборот различных видов цифровых прав, исследована правовая сущность цифровых прав, определено соотношение цифровых прав и эмиссионных ценных бумаг, находящихся в гражданском обороте.   По итогам проведенного исследования получены следующие результаты, характеризующиеся научной новизной: раскрыта правовая сущность цифровых прав как специального понятия, применяемого в гражданском праве; системно проанализированы утилитарные цифровые права и цифровые финансовые активы, объединяющие все виды цифровых прав в российском законодательстве на современном этапе; обосновано, что родовым понятием цифровых прав являются имущественные права в их широкой трактовке, применяемой в юридической науке и судебной практике, одновременно видовым признаком является то, что содержание и условия осуществления цифровых прав определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам; исследована и обоснована взаимосвязь между различными видами цифровых финансовых активов и эмиссионных ценных бумаг в гражданском обороте. Полученные выводы и результаты могут быть использованы в ходе дальнейших исследований в области гражданско-правового регулирования процессов цифровизации, при преподавании дисциплин гражданско-правового цикла в высшей школе.


Ключевые слова: процессы цифровизации, гражданский оборот, объект гражданского права, цифровые права, имущественные права, обязательственные права, утилитарные цифровые права, цифровые финансовые активы, бездокументарные ценные бумаги, эмиссионные ценные бумаги

Abstract: The subject of this research is the trends and problems in the development of civil legislation within the framework of legal regulation of digitalization processes in the Russian Federation. The goal of this article lies in comprehensive examination and disclosure of the legal essence of the concept of digital rights as an object of civil rights, introduced into the Russian legislation within the framework of legal regulation of digitalization processes. The research methodology employs systematic approach, general scientific and special methods of legal science – formal-legal, interpretation of law, etc. For achieving the set goal, the author explores the prerequisites for the development of civil law provision pf digitalization processes; analyzes the novelties of civil legislation pertinent to implementation of various types of digital rights into civil discourse; studies the legal essence of digital rights; determine the ratio between digital rights and equity securities within the civil discourse. The scientific novelty lies in revealing the legal essence of digital rights as a special concept uses in civil law ; systematic analysis of the utilitarian digital rights and digital financial assets that  encompass all types of digital rights in the current Russian legislation; substantiation of the fact that property rights in their extensive interpretation used in legal science and case law are the generic concept of digital rights; outlining that the content and conditions for exercising digital rights are determined conformity with the rules of the information system that meets the criteria established by law; examination and explanation of interrelation between different types of digital financial assets and equity securities in the civil discourse. The acquired results can be applied in further research of civil law regulation of digitalization processes, in teaching civil law disciplines in the higher school.



Keywords:

digital financial assets, utility digital rights, legal claims, property rights, digital rights, object of civil right, civil circulation, digitization processes, dematerialized securities, equity securities

Важнейшей тенденцией настоящего времени является ускоряющийся процесс формирования цифрового общества, локомотивом которого служит четвертая промышленная революция, предполагающая не только тотальную цифровизацию промышленного производства [1, с. 281-282], но также и активные преобразования всех сфер жизни общества. В число революционных направлений, находящих все более широкое применение на практике, входят: применение искусственного интеллекта, блокчейн, интернет вещей, большие данные и другие инновационные технологии. Происходит быстрое формирование, в первую очередь, цифровой экономики, ключевыми ресурсами в которой являются данные, представленные в цифровом виде, а также их обработка и использование в больших объемах, позволяющая существенно повысить эффективность осуществления различных видов человеческой деятельности. Таким образом, формируется цифровое общество, для которого характерны опережающие темпы развития высоких технологий и внедрения их результатов «не только в науку, производство, образование, управленческую деятельность, но и в повседневный массовый обиход» [2, с. 19].

Столь масштабные преобразования невозможны без трансформации правоотношений, формирования новых правовых норм и правовых институтов, новых подходов к правовому регулированию и правоприменению взамен прежних, не соответствующих современному этапу развития общественных отношений. Более того, как справедливо отмечает Э.В. Талапина, «если даже в самом общем приближении понимать под правом совокупность норм, регулирующих отношения, складывающиеся между субъектами по поводу определенного объекта, то становится понятно, что в цифровую эпоху буквально каждый компонент данного определения нуждается в уточнении» [3, с. 6].

Процессы цифровизации, охватившие многие сферы общественных отношений, требуют существенного пересмотра и адаптации действующих, а также создания принципиально новых правовых норм. Не случайно в России на протяжении последних лет принят ряд нормативных правовых актов, направленных на регулирование процессов цифровизации различных сфер жизни общества.

Указом Президента Российской Федерации от 09.05.2017 г. №203 утверждена Стратегия развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы, направленная, в том числе, на формирование национальной цифровой экономики. В соответствии с Указом Президента Российской Федерации от 07.05.2018 г. № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» сформирована национальная программа «Цифровая экономика Российской Федерации» (утв. президиумом Совета при Президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам, протокол от 04.06.2019 г. № 7). Одной из задач программы является создание системы правового регулирования цифровой экономики. Для ее решения создан федеральный проект «Нормативное регулирование цифровой среды», предусматривающий разработку и принятие ряда нормативных правовых актов, направленных на снятие первоочередных барьеров, препятствующих развитию цифровой экономики в различных сферах.

Различные вопросы, возникающие при разработке и применении цифровых технологий, затрагивают как частное, так и публичное право. Однако, несомненно, что важнейшая роль в данной сфере отводится развитию гражданского законодательства. Одним из ключевых аспектов адаптации гражданского права к современным реалиям цифровизации стало включение в Гражданский кодекс Российской Федерации (далее – ГК РФ) понятия «цифровые права» как объекта гражданских прав.

Федеральным законом от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ «О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации» внесены изменения в ст. 128, согласно которым к объектам гражданских прав в числе имущественных прав, наряду с безналичными денежными средствами и бездокументарными ценными бумагами, отнесены и цифровые права. Этим же законодательным актом глава 6 ГК РФ дополнена статьей 141.1 «Цифровые права», где, в частности, дано легальное определение: «Цифровыми правами признаются названные в таком качестве в законе обязательственные и иные права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам» (п. 1 ст. 141.1 ГК РФ). При этом осуществление и распоряжение цифровыми правами возможны только в информационной системе без обращения к третьему лицу (п. 2 ст. 141.1 ГК РФ), а переход цифровых прав на основании сделки не требует согласия лица, обязанного по таким правам (п. 3 ст. 141.1 ГК РФ). Указанные изменения вступили в силу 01.10.2019 г.

Несомненно, положения ГК РФ, регулирующие оборот цифровых прав, нуждаются в конкретизации. Хотя бы потому, что определение цифровых прав носит очень общий характер. Кроме того, в ст. 141.1 содержится отсылка к «правилам информационной системы, отвечающей установленным законом признакам». В связи с этим, законотворческая деятельность в данной сфере получила продолжение. На сегодняшний день принято два федеральных закона, предметом которых является регулирование отношений, связанных с оборотом цифровых прав.

Первым был принят Федеральный закон от 02.08.2019 г. № 259-ФЗ «О привлечении инвестиций с использованием инвестиционных платформ и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (далее – Закон о привлечении инвестиций). Данный Федеральный закон вступил в силу с 01.01.2020 г. и «регулирует возникновение и обращение утилитарных цифровых прав, … а также выдачу и обращение ценных бумаг, удостоверяющих утилитарные цифровые права» (ч. 1. ст. 1).

Вторым был принят Федеральный закон от 31.07.2020 г. № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации», вступивший в силу с 01.01.2021 г. (далее – Закон о ЦФА). Согласно ч. 1 ст. 1 указанного Федерального закона, предмет его регулирования включает «отношения, возникающие при выпуске, учете и обращении цифровых финансовых активов».

Таким образом, на сегодняшний день заложены основы гражданско-правового регулирования цифровых прав. Однако сразу же отметим, что предложенный законодателем подход к определению цифровых прав как объекта гражданских прав вызвал неоднозначную реакцию ученых и специалистов.

Во-первых, это связано с расхождениями в трактовке понятия «цифровые права». С одной стороны, в международном праве, законодательстве ряда стран и в доктрине в настоящее время формируется концепция цифровых прав как субъективных прав граждан в виртуальном пространстве, к которым относятся следующие права: на доступ в сеть Интернет, на конфиденциальность, на анонимность, на защиту персональных данных, на забвение и др. С другой стороны, понятие «цифровые права», введенное ГК РФ, является специальным, то есть намного более узким и не совпадающим по смыслу с тем, которое применяется в рамках вышеупомянутой концепции [4, 5]. Во-вторых, даже если придерживаться трактовки цифровых прав, предложенной в российском гражданском законодательстве, ряд ученых и экспертов высказывает мнение, что цифровые права являются не объектом, а лишь особым способом фиксации гражданских прав [6-9].

Итак, современная трактовка цифровых прав в российском правовом поле является объектом критики и научных дискуссий. В связи с этим, представляется целесообразным дальнейшее исследование сущности данного понятия и его места в системе гражданского права.

В ГК РФ, как было отмечено выше, цифровые права упомянуты в двух статьях. В ст. 128 они указаны в качестве одного из видов имущественных прав. Вместе с тем легального определения имущественных прав в гражданском законодательстве РФ нет. Поэтому для более углубленного понимания соотношения понятий имущественных и цифровых прав необходимо обратиться к юридической литературе и иным источникам.

В частности, А.С. Яковлев определяет имущественное право как «субъективное гражданское право, принадлежащее субъекту гражданского права, выступающее средством реализации имущественного интереса, имеющее денежную оценку, приобретаемое на основании сделок и иных юридических фактов и обладающее признаком отчуждаемости» [10, с. 72]. В состав имущественных прав ученый включает вещные, обязательственные (в том числе корпоративные) и исключительные права.

Аналогичную точку зрения можно встретить и в судебной практике. Так, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ (далее – ВС РФ) от 9 июля 2013 г. № 24 «О судебной практике по делам о взяточничестве и об иных коррупционных преступлениях» дается следующее разъяснение: «Имущественные права включают в свой состав как право на имущество, в том числе право требования кредитора, так и иные права, имеющие денежное выражение, например исключительное право на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (статья 1225 ГК РФ)». Таким образом, исходя из трактовки ВС РФ, в понятие имущественных прав входят вещные и обязательственные права, а также права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации.

Рассмотренный подход к составу имущественных прав является широкой трактовкой данного понятия. Вместе с тем можно встретить и более узкую трактовку, когда имущественные права рассматриваются исключительно как права требования [11, с. 38].

Далее обратимся к вышеприведенному легальному определению цифровых прав, которое дано в ст. 141.1 ГК РФ. Исходя из данного определения, можно выделить следующие признаки цифровых прав:

1. Это обязательственные и иные права.

Данный признак, по сути, соответствует широкой трактовке понятия имущественных прав и одновременно – действующей формулировке ст. 128 ГК РФ.

2. Это цифровые права, которые названы в таком качестве в законе.

В настоящее время, как упоминалось выше, действует два федеральных закона, конкретизирующих виды цифровых прав. Упоминаемые в законодательстве виды цифровых прав делятся на две группы: утилитарные цифровые права и цифровые финансовые активы. Согласно ч. 1 ст. 8 Закона о привлечении инвестиций (в ред. от 31.07.2020 г.), утилитарные цифровые права включают: «1) право требовать передачи вещи (вещей); 2) право требовать передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности; 3) право требовать выполнения работ и (или) оказания услуг». В ч. 2 ст. 1 Закона о ЦФА говорится о том, что цифровыми финансовыми активами (далее – ЦФА) признаются: «денежные требования, возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам, права участия в капитале непубличного акционерного общества, право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов».

3. Это цифровые права, содержание и условия осуществления которых определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

Этот признак также раскрывается в упомянутых выше федеральных законах. Закон о привлечении инвестиций регулирует отношения, которые возникают в рамках инвестиционных платформ, являющихся информационными системами, используемыми для заключения договоров инвестирования (п. 1 ч. 1 ст. 2). В свою очередь, Закон о ЦФА регулирует отношения по поводу выпуска, учета и обращения ЦФА, которые «возможны только путем внесения (изменения) записей в информационную систему на основе распределенного реестра, а также в иные информационные системы» (ч. 2 ст. 1).

Отметим, что в обоих нормативных правовых актах понятие информационной системы рассматривается в соответствии с легальным определением, которое содержится в п. 3) ст. 2 Федерального закона от 27.07.2006 г. № 149-ФЗ (ред. от 09.03.2021 г.) «Об информации, информационных технологиях и о защите информации». А именно: как «совокупность содержащейся в базах данных информации и обеспечивающих ее обработку информационных технологий и технических средств». Вместе с тем, в ч. 7 ст. 1 Закона о ЦФА конкретизируется, что «под распределенным реестром понимается совокупность баз данных, тождественность содержащейся информации в которых обеспечивается на основе установленных алгоритмов (алгоритма)».

Проведенный анализ показывает обоснованность позиции законодателя, согласно которой родовым понятием цифровых прав являются имущественные права. Вместе с тем следует отметить, что в юридической литературе имеются и другие точки зрения на данный вопрос. Например, в качестве родового понятия цифровых прав рассматривается информация [12]. На наш взгляд, родовым понятием цифровых прав все же являются имущественные права, поскольку сущность цифровых прав, как и всех других видов имущественных прав, заключается в том, что они являются средством реализации имущественного интереса. Признак, согласно которому содержание и условия осуществления цифровых прав определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам, является специальным, то есть видовым, поскольку определяет специфику цифровых прав во всей совокупности имущественных прав, существующих в гражданском обороте.

Проанализируем далее все виды цифровых прав, названные в российском законодательстве.

Все виды утилитарных цифровых прав представляют собой права требования соответственно передачи вещи (вещей), передачи исключительных прав на результаты интеллектуальной деятельности и (или) прав использования результатов интеллектуальной деятельности, а также выполнения работ и (или) оказания услуг. Данная классификация в полной мере охватывает имущественные права, возникающие в сфере оборота материальных и нематериальных благ, а также результатов интеллектуальной деятельности и являющиеся исключительно обязательственными правами (правами требования).

Сложнее дело обстоит с ЦФА, включающими не только денежные требования и право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг, которые предусмотрены решением о выпуске цифровых финансовых активов (то есть права требования), но также возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам и права участия в капитале непубличного акционерного общества.

Таким образом, в отличие от утилитарных цифровых прав, не все ЦФА представляют собой исключительно права требования. Некоторые из них наделяют своих обладателей корпоративными правами, включающими не только обязательственные, но и иные права. Кроме того, в Законе о ЦФА «реализованы два принципиально разных юридических механизма, заключающиеся в одном случае в цифровой репрезентации прав, а в другом – репрезентации объектов прав» [13, с. 77-78].

Указанные особенности ЦФА стали причиной того, что ряд авторов высказывает мнение о необоснованной «вариативности» [14, с. 53] и «противоречивости» [13, с. 77] того перечня ЦФА, который установлен законодателем.

По нашему мнению, эклектичный, на первый взгляд, подход законодателя в реальности подчинен определенной логике, обусловленной тем, что роль ЦФА в экономике во многом совпадает с той ролью, которую играют эмиссионные ценные бумаги. Различна лишь информационная технология, с помощью которой они выпускаются, учитываются и участвуют в гражданском обороте. Более того, в п. 2 ст. 16.1 Федерального закона от 22.04.1996 г. № 39-ФЗ «О рынке ценных бумаг» закреплено, что «эмиссионные ценные бумаги могут быть только бездокументарными ценными бумагами, права владельцев которых закрепляются в решении об их выпуске». Следовательно, и эмиссионные ценные бумаги, и ЦФА, имеют только одно фактическое отличие, заключающееся в специфике информационных систем, в рамках которых они существуют [15, с. 46]: фиксацию прав на бездокументарные ценные бумаги осуществляют в виде записей на специальных счетах профессиональные участники рынка ценных бумаг – регистраторы и депозитарии; фиксацию прав на ЦФА обеспечивает оператор информационной системы на основе распределенного реестра.

С учетом вышеизложенного можно провести аналогии между видами эмиссионных ценных бумаг и ЦФА, упоминаемыми в российском законодательстве. Например, денежные требования могут быть соотнесены с облигациями; права участия в капитале непубличного акционерного общества – с акциями; возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам – с российскими депозитарными расписками; право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг – с опционами эмитента. (Здесь необходимо сделать оговорку, что выпуск ЦФА, удостоверяющих права участия в капитале публичного акционерного общества, запрещен (п. 1 ст. 13 Закона о ЦФА). Также в ст. 12 рассматриваемого Закона говорится о том, что ЦФА удостоверяют возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам и право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг только в том случае, если указанные эмиссионные ценные бумаги выпущены непубличным акционерным обществом).

Следовательно, подвергаемая в юридической литературе критике ситуация, когда «сосуществуют два самостоятельных надстроечных объекта гражданских прав: эмиссионная ценная бумага и выраженное в цифровой форме право требования на передачу и осуществление прав по ней» [13, с. 78], по сути, не нова для российского законодательства. Российская депозитарная расписка и опцион эмитента – это также «надстроечные объекты» над другими эмиссионными ценными бумагами, которые успешно «прижились» в гражданском обороте, несмотря на «многослойность» правовой конструкции.

В связи с тем, что ЦФА во многом сходны с эмиссионными ценными бумагами, возникает вопрос о целесообразности включения первых в гражданский оборот. Как и любая новация, оборот ЦФА имеет свои положительные и отрицательные аспекты. К его «плюсам», в первую очередь, относится существенное сокращение издержек эмитентов и инвесторов за счет устранения ряда посредников, увеличения скорости транзакций, максимально простой механизм глобализации экономического взаимодействия. «Минусы» преимущественно обусловлены тем, что нормативная правовая база в данной сфере пока что отстает в своем развитии от складывающихся экономических отношений. Данное обстоятельство создает повышенные риски совершения недобросовестных (мошеннических) действий. Очевидно, что положительные аспекты превалируют, поэтому необходимо продолжение работы по совершенствованию законодательства и подзаконных актов, чтобы нивелировать, насколько это возможно, отрицательные аспекты и обеспечивать защиту прав и законных интересов граждан и юридических лиц.

Таким образом, по итогам проведенного исследования можно сделать следующие основные выводы.

1. Процессы цифровизации, охватившие многие сферы общественных отношений, требуют существенного пересмотра и адаптации действующих, а также создания принципиально новых правовых норм. При этом важнейшая роль в сфере правового регулирования процессов цифровизации отводится развитию гражданского законодательства.

2. Понятие «цифровые права», введенное ГК РФ, является специальным и не совпадает по смыслу с концепцией цифровых прав как субъективных прав граждан в виртуальном пространстве, формирующейся в международном праве, законодательстве ряда стран и в доктрине.

3. Представляется обоснованной позиция законодателя, согласно которой родовым понятием цифровых прав являются имущественные права, поскольку сущность цифровых прав, как и всех других видов имущественных прав, заключается в том, что они являются средством реализации имущественного интереса.

4. Видовым признаком, определяющим специфику цифровых прав во всей совокупности имущественных прав, существующих в гражданском обороте, является то, что содержание и условия осуществления цифровых прав определяются в соответствии с правилами информационной системы, отвечающей установленным законом признакам.

5. Все виды утилитарных цифровых прав представляют собой права требования, то есть являются исключительно обязательственными правами. Некоторые виды цифровых финансовых активов также являются правами требования, другие наделяют своих обладателей корпоративными правами, включающими не только обязательственные, но и иные права.

6. Роль цифровых финансовых активов в экономике во многом совпадает с той ролью, которую играют эмиссионные ценные бумаги. Различна лишь информационная технология, с помощью которой они выпускаются, учитываются и участвуют в гражданском обороте.

7. Между всеми видами эмиссионных ценных бумаг и цифровых финансовых активов, упоминаемыми в российском законодательстве, можно провести аналогии (денежные требования – облигации; права участия в капитале непубличного акционерного общества – акции; возможность осуществления прав по эмиссионным ценным бумагам – российские депозитарные расписки; право требовать передачи эмиссионных ценных бумаг – опционы эмитента).

В заключение отметим, что цифровые права вошли в гражданский оборот вследствие объективного процесса цифровизации. Следовательно, формирование нормативной правовой базы, обеспечивающей эффективное функционирование механизма правового регулирования в рассматриваемой сфере экономических отношений, – это первоочередная задача, и ее успешное решение является лишь вопросом времени.

Библиография
1.
Крафт, Й. Наступление четвертой промышленной революции и формирование рыночных структур / Й. Крафт, А. В. Зайцев // Вопросы инновационной экономики. – 2017. – Т. 7. – № 4. – С. 281-298.
2.
Разуваев, Н.В. Цифровая трансформация субъективных гражданских прав: проблемы и перспективы / Н.В. Разуваев // Теоретическая и прикладная юриспруденция. – 2021. – № 1(7). – С. 18-38.
3.
Талапина, Э.В. Право и цифровизация: новые вызовы и перспективы / Э.В. Талапина // Журнал российского права. – 2018. – № 2. – С. 5-17.
4.
Варламова, Н.В. Цифровые права – новое поколение прав человека? / Н.В. Варламова // Труды Института государства и права Российской академии наук. – 2019. – Т. 14. – № 5. – С. 141-167.
5.
Рожкова, М.А. Цифровые права: публично-правовая концепция и понятие в российском гражданском праве / М.А. Рожкова // Хозяйство и право. – 2020. – № 10. – С. 3-12.
6.
Василевская, Л.Ю. Токен как новый объект гражданских прав: проблемы юридической квалификации цифрового права / Л.Ю. Василевская // Актуальные проблемы российского права. – 2019. – № 5. – С. 111-119.
7.
Конобеевская, И.М. Цифровые права как новый объект гражданских прав / И.М. Конобеевская // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия: Экономика. Управление. Право. – 2019. – № 3. – С. 330-334.
8.
Суслова, С.И. Объекты гражданских прав в условиях формирования информационного пространства России / С.И. Суслова, У.Б. Филатова // Пролог: журнал о праве. – 2019. – №2. – С. 8-15.
9.
Экспертное заключение по проекту Федерального закона № 424632-7 «О внесении изменений в части первую, вторую и третью Гражданского кодекса Российской Федерации» (принято на заседании Совета при Президенте РФ по кодификации и совершенствованию гражданского законодательства 17 января 2019 г. № 183-1/2019)
10.
Яковлев, А.С. Имущественные права как объекты гражданских правоотношений: теория и практика / А.С. Яковлев. – Москва: Ось-89, 2005. – 192 с.
11.
Криволапова, Л.В. Имущественные права как объекты гражданских прав / Л.В. Криволапова // Право и государство: теория и практика. – 2011. – № 7(79). – С. 35-39.
12.
Александрова, Н.С. Информация как родовое понятие некоторых объектов гражданских прав (на примере цифровых прав) / Н.С. Александрова // Legal Concept. – 2020. – Т. 19. – № 1. – С. 64-68.
13.
Новоселова, Л.А. Цифровые финансовые активы как объекты имущественных отношений: актуальные вопросы теории и практики / Л.А. Новоселова, О.А. Полежаев // Власть Закона. – 2021.-№ 2(46). – С. 75-91.
14.
Акинфиева, В.В. Цифровые финансовые активы как новый вид цифровых прав / В.В. Акинфиева // Ex jure. – 2021. – № 1. – С. 46-55.
15.
Рождественская, Т.Э. Цифровые финансовые активы: проблемы и перспективы правового регулирования / Т.Э. Рождественская, А.Г. Гузнов // Актуальные проблемы российского права. – 2020. – Т. 15. – № 6(115). – С. 43-54.
References (transliterated)
1.
Kraft, I. Nastuplenie chetvertoi promyshlennoi revolyutsii i formirovanie rynochnykh struktur / I. Kraft, A. V. Zaitsev // Voprosy innovatsionnoi ekonomiki. – 2017. – T. 7. – № 4. – S. 281-298.
2.
Razuvaev, N.V. Tsifrovaya transformatsiya sub''ektivnykh grazhdanskikh prav: problemy i perspektivy / N.V. Razuvaev // Teoreticheskaya i prikladnaya yurisprudentsiya. – 2021. – № 1(7). – S. 18-38.
3.
Talapina, E.V. Pravo i tsifrovizatsiya: novye vyzovy i perspektivy / E.V. Talapina // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2018. – № 2. – S. 5-17.
4.
Varlamova, N.V. Tsifrovye prava – novoe pokolenie prav cheloveka? / N.V. Varlamova // Trudy Instituta gosudarstva i prava Rossiiskoi akademii nauk. – 2019. – T. 14. – № 5. – S. 141-167.
5.
Rozhkova, M.A. Tsifrovye prava: publichno-pravovaya kontseptsiya i ponyatie v rossiiskom grazhdanskom prave / M.A. Rozhkova // Khozyaistvo i pravo. – 2020. – № 10. – S. 3-12.
6.
Vasilevskaya, L.Yu. Token kak novyi ob''ekt grazhdanskikh prav: problemy yuridicheskoi kvalifikatsii tsifrovogo prava / L.Yu. Vasilevskaya // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2019. – № 5. – S. 111-119.
7.
Konobeevskaya, I.M. Tsifrovye prava kak novyi ob''ekt grazhdanskikh prav / I.M. Konobeevskaya // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya: Ekonomika. Upravlenie. Pravo. – 2019. – № 3. – S. 330-334.
8.
Suslova, S.I. Ob''ekty grazhdanskikh prav v usloviyakh formirovaniya informatsionnogo prostranstva Rossii / S.I. Suslova, U.B. Filatova // Prolog: zhurnal o prave. – 2019. – №2. – S. 8-15.
9.
Ekspertnoe zaklyuchenie po proektu Federal'nogo zakona № 424632-7 «O vnesenii izmenenii v chasti pervuyu, vtoruyu i tret'yu Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» (prinyato na zasedanii Soveta pri Prezidente RF po kodifikatsii i sovershenstvovaniyu grazhdanskogo zakonodatel'stva 17 yanvarya 2019 g. № 183-1/2019)
10.
Yakovlev, A.S. Imushchestvennye prava kak ob''ekty grazhdanskikh pravootnoshenii: teoriya i praktika / A.S. Yakovlev. – Moskva: Os'-89, 2005. – 192 s.
11.
Krivolapova, L.V. Imushchestvennye prava kak ob''ekty grazhdanskikh prav / L.V. Krivolapova // Pravo i gosudarstvo: teoriya i praktika. – 2011. – № 7(79). – S. 35-39.
12.
Aleksandrova, N.S. Informatsiya kak rodovoe ponyatie nekotorykh ob''ektov grazhdanskikh prav (na primere tsifrovykh prav) / N.S. Aleksandrova // Legal Concept. – 2020. – T. 19. – № 1. – S. 64-68.
13.
Novoselova, L.A. Tsifrovye finansovye aktivy kak ob''ekty imushchestvennykh otnoshenii: aktual'nye voprosy teorii i praktiki / L.A. Novoselova, O.A. Polezhaev // Vlast' Zakona. – 2021.-№ 2(46). – S. 75-91.
14.
Akinfieva, V.V. Tsifrovye finansovye aktivy kak novyi vid tsifrovykh prav / V.V. Akinfieva // Ex jure. – 2021. – № 1. – S. 46-55.
15.
Rozhdestvenskaya, T.E. Tsifrovye finansovye aktivy: problemy i perspektivy pravovogo regulirovaniya / T.E. Rozhdestvenskaya, A.G. Guznov // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. – 2020. – T. 15. – № 6(115). – S. 43-54.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Правовое регулирование процессов цифровизации в России: гражданско-правовой аспект».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам гражданско-правового регулирования отношений, связанных с цифровизацией. Автором рассматриваются отдельные проблемы, связанные с нормами действующего гражданского законодательства по поводу отношений, связанные с цифровыми технологиями (например, положения законодательства, касающиеся цифровых прав). В качестве предмета исследования выбраны нормы законодательства, мнения ученых и судебная практика, связанна с темой исследования.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов вопроса о гражданско-правовом регулировании отношений, связанных с цифровизацией. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. В частности, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов судебной практики.
Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм гражданского законодательства РФ). Например, в контексте цели исследования важен следующий вывод автора: «положения ГК РФ, регулирующие оборот цифровых прав, нуждаются в конкретизации. Хотя бы потому, что определение цифровых прав носит очень общий характер. Кроме того, в ст. 141.1 содержится отсылка к «правилам информационной системы, отвечающей установленным законом признакам». В связи с этим, законотворческая деятельность в данной сфере получила продолжение. На сегодняшний день принято два федеральных закона, предметом которых является регулирование отношений, связанных с оборотом цифровых прав».
Следует положительно оценить возможности эмпирического метода исследования, связанного с изучением материалов судебной практики. Важно отметить, что на сегодня не сложилось единой и единообразной практики, связанной с применением гражданского законодательства в контексте цифровизации общества. Однако, автором оригинально прокомментированы положения имеющихся судебных актов и возможности их влияния на вновь возникающие отношения. Так, отмечается, что, «исходя из трактовки ВС РФ, в понятие имущественных прав входят вещные и обязательственные права, а также права на результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации».
Имеются и иные моменты, подтверждающие адекватность избранной автором методологии.
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема цифровизации общества и совершенствование гражданского законодательства вызывает споры и разногласия. Имеется ряд подходов к тому, как должно развиваться законодательство, должно ли оно «подстраиваться» под вновь возникающие отношения, либо же перспектива здесь в создании новой отрасли права – цифрового права. Автор прав, что осветил этот аспект актуальности. С практической стороны следует признать, что нередко возникают проблемы по поводу того, как регулировать те или иные отношения. Например, каким образом решать вопрос о включении или не включении цифровых прав в конкурсную массу. При положительном ответе на поставленный вопрос возникнет проблема процедуры и др. Приводимые автором в статье примеры из судебной практики наглядно демонстрирует этот вопрос.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«Представляется обоснованной позиция законодателя, согласно которой родовым понятием цифровых прав являются имущественные права, поскольку сущность цифровых прав, как и всех других видов имущественных прав, заключается в том, что они являются средством реализации имущественного интереса».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию действующего законодательства. В частности,
«Понятие «цифровые права», введенное ГК РФ, является специальным и не совпадает по смыслу с концепцией цифровых прав как субъективных прав граждан в виртуальном пространстве, формирующейся в международном праве, законодательстве ряда стран и в доктрине».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.

Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с развитием гражданского законодательства в контексте цифровизации общества и государства.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, в полной мере достиг цели исследования.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Разуваев, Н.В., Талапина, Э.В., Варламова, Н.В., Рожкова, М.А., Василевская, Л.Ю., Конобеевская, И.М. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области изучения вопросов по поводу развития гражданского законодательства в контексте цифровизации общества.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к перспективам развития гражданского законодательства России в связи с цифровизацией общества и государства.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"