Статья 'Проблема оптимального подбора методов исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблема оптимального подбора методов исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках

Попова Юлия Евгеньевна

аспирант кафедры публичного права Автономной некоммерческой организации высшего образования "Гуманитарный Университет" https://author.nbpublish.com/img/save.png

620041, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, пер. Трамвайный, 2/2, кв. 72

Popova Iuliia

Postgraduate student, the department of Public Law, Liberal Arts University

620041, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, per. Tramvainyi, 2/2, kv. 72

yulya.kiss.popova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.9.36082

Дата направления статьи в редакцию:

07-07-2021


Дата публикации:

01-10-2021


Аннотация: Статья посвящена проблеме оптимального подбора методов исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках. Автором обращено внимание на сложность такого выбора в силу сложности эмпирической базы. Приведён обзор исследования русских народных сказок представителями различных наук: филологии, фольклористики, философии, культурологии и психологии. По мнению автора, оптимальными на эмпирической стадии исследования будут являться методы анализа (критики) письменных источников, обобщения, сравнения, конкретно-исторический метод. На теоретической стадии исследования будут незаменимы методы абстрагирования, анализа, системно-структурный метод, индукции, дедукции, социокультурный подход. Герменевтический и феноменологический методы, наоборот, несут в себе значительные риски. Автором показаны достоинства «морфологического анализа» сказок, предложенного В. Я. Проппом. Дано определение результата исследования правовых феноменов в русских народных сказках, а именно - получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также о взаимообратных детерминирующих связях между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре. В статье представлено авторское определение правового архетипа как элемента коллективного бессознательного, представляющего собой прообраз идей о справедливости (соразмерности), норме и мере, воздаянии, свободе, имуществе, сущности договора и его силе, власти и суде. С помощью приведенных в статье методов можно прийти к выводу, что в сюжетах русских народных сказок отражается процесс становления правосознания, основанного на индивидуализации самосознания человека. При этом социокультурный подход в исследовании феномена сказок представляется центральным, поскольку социокультурная реальность, выраженная в русских народных сказках, является детерминантой развития права в объективном смысле.


Ключевые слова:

обыденное правовое сознание, правовой архетип, Юнг, Пропп, методы правового исследования, объект правового исследования, морфология сказки, ранние правовые идеи, феномен сказки, правовая культура

Abstract: This article is dedicated to problem of optimal selection of methods for studying everyday legal awareness in the Russian folk tales. Attention is turned to the complexity of such choice due to intricacy of the empirical base. The article provides an overview of the study of Russian folk tales by the representatives of various sciences: philology, folklore studies, philosophy, culturology, and psychology. The author believes that the methods of analysis (criticism) of the written sources, generalization, comparison, and specific historical methods are optimal on the empirical stage of research. On the theoretical stage, these are the methods of abstraction, analysis, system-structural method, induction, deduction, sociocultural approach. Hermeneutical and phenomenological methods rather carry significant risks. The author demonstrates the advantages of “morphological analysis” of tales proposed by V. Y. Propp. The author outlines the result of studying the legal phenomena in the Russian folk tales, namely acquisition of objective, reliable and scientifically proven knowledge on the system of natural correlation between the reflection and translation of legal ideas of the early period in the Russian tales, as well as on the inverse determining links between legal ideas of the early period and their reflection in folklore. The article provides the original definition of legal archetype as an element of the collective unconscious, which represents a prototype of the ideas on justice, norm and extent, reward, freedom, property, essence of agreement and its force, power, and judgment. The conclusion is made that the plotline of the Russian folk tales reflect the process of establishment of legal awareness based on individualization of self-consciousness of a person. At the same time, the sociocultural approach towards studying the phenomenon of tales is considered central, since the described in Russian folk tales sociocultural reality is the determinant of the development of law in the objective sense.



Keywords:

everyday legal consciousness, law archetype, Jung, Propp, methods of law research, object of law research, fairy tale morphology, early law ideas, fairy tale phenomenon, law culture

Введение

Исследование обыденного правового сознания представляет собой несомненный научный интерес. Обыденное правовое сознание как часть правосознания и правовой культуры в целом является в каком-то смысле фундаментом этих явлений ментальной стороны человеческого бытия. Понимание процессов зарождения ранних правовых идей, их генезиса открывает путь к пониманию национального правового сознания и правовой культуры, даёт ответы на вопросы, связанные с особенностями развития правовой системы. Обыденное правовое сознание имеет своё отражение в фольклоре, исторических правовых документах, иных письменных источниках и документах. Особый интерес представляет его отражение в русских народных сказках – источниках, обладающих высокой степенью художественной выразительности, передающих в специфической форме основные идеалы, ценности, установки людей своего времени.

Необходимо отметить, что сегодня в этой сфере научных знаний отсутствуют достоверные комплексные положения о системе закономерностей отражения представлений о праве и правах в русских сказках, их влияния на формирование правового сознания. Для объективного и достоверного исследования названной проблемы очень важно обратить внимание на феномен сказки и результаты его научного осмысления. При этом чрезвычайно важным является выбор оптимальных методов исследования данной проблемы. Выбор методов научного исследования подчинён принципу соответствия методов определённой цели исследования, а также его предмету и объекту. Целью настоящей статьи является раскрытие проблемы оптимального выбора методов исследования обыденного правосознания в русских народных сказках. Результатом исследования должно стать получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре. Основная сложность такого выбора обусловлена самой эмпирической базой. Русские народные сказки представляют собой специфический источник, отличающийся наличием художественных особенностей текстов, иносказательностью, повторяемостью сюжетов при частой смене героев и атрибутов сказок, и, наконец, недостаточной аутентичностью текстов, составленных из устных пересказов. Очевидно, что выбор оптимального набора методов исследования научной проблемы является необходимым условием достижения исследовательского результата. При таком выборе важно учитывать применимость метода предмету и объекту исследования, а также определить значение того или иного метода исследования в изучении предмета исследования (в настоящем случае – обыденного правосознания в русских народных сказках). Этому выбору и посвящена настоящая статья.

Результаты и обсуждение

Сказка стала объектом исследования для совершенно разных наук. Филология, философия, история, этнография, социология, психология, педагогика, – все эти науки нашли место для своих исследований и анализа различных сторон этого феномена. Поначалу первые сведения о процессе сбора и изучения сказок в России были отрывочными. О.А. Плотникова указывает, что историческое изучение русских народных сказок началось в XVII веке, когда несколько архангельских сказок было записано англичанином Ричардом Джеймсом, и сказки эти были посвящены событиям смутного времени. Еще один подданный английской короны Коллинз записал со слов русских крестьян две сказки, которые относились к периоду правления Ивана Грозного. К концу XVII века было собрано пять текстов сказок и примерно в это же время появились сборники народных пословиц, духовных песен и старообрядческих духовных стихов. К началу XVIII века были изданы десять русских народных старин [11; С. 20]. В начале XIX века с появлением фольклористики создаются первые научные труды, которые были посвящены русскому фольклору. В 1855 году увидел свет первый сборник русских народных сказок, принадлежащий Александру Николаевичу Афанасьеву. Был собран обширный материал, и на его основе было осуществлено сравнение русских сказок со сказками других народов [11; С. 20]. Почти одновременно с работами А.Н. Афанасьева издается собрание сказок, подготовленное И.А. Худяковым [23]. Начиная с 1863 года, публикуется несколько изданий сборников сказок, составленных А.А. Эрленвейном [9]. В 1864 году увидел свет сборник Е.А. Чудинского, в котором собраны сказки и загадки Московской, Тверской, Нижегородской и Смоленской губерний [24]. Начиная с середины XIX века в печати появляются работы А. Кайсарова «Славянская и российская мифология», Г. Глинки «Древняя религия славян», Ф. Буслаева «О преподавании отечественного языка» и «Опыт исторической грамматики русского языка», А. Потебни «О мифическом значении некоторых обрядов и поверий», Д. Шеппинга «Мифы славянского язычества» и «Краткий очерк русской мифологии», А. Фаминцина «Божества древних славян» [11; С. 21]. В этих исследованиях проводился, прежде всего, филологический анализ сказок, авторы рассматривали их как источник современных литературных жанров. Позже, в 1917 году по поручению Русского географического общества фольклорист и литературовед А.М. Смирнов-Кутачевский издаёт «Сборник великорусских сказок» [17]. В двадцатом столетии появились работы, опирающиеся на более широкие сведения в области мифологии народов мира. Большое значение приобрели труды Е. Аничкова «Язычество и древняя Русь», В. Проппа «Морфология сказки», «Исторические корни волшебной сказки» и другие его работы, И. Срезневского «Роженицы у славян и других языческих народов», Л. Нидерле «Славянские древности», Д. Зеленина «Очерки русской мифологии», Н. Гальковского «Борьба христианства с остатками язычества в древней Руси», Я. Махала «Общий обзор языческих верований», А. Веселовского «Разыскания в области духовного стиха», В. Иванова и В. Топорова «Исследования в области славянских древностей», Ф. Рязановского «Демонология в древнерусской литературе», ну и конечно, Б. Рыбакова «Язычество древних славян» [11; С. 22]. В 80-е годы XX века началась подготовка этнолингвистического словаря «Славянские древности», которая завершилась в наше время [16]. В настоящее время проблемами языческих истоков мифотворчества занимаются М. Маковский, С. Кузьмина, С. Жарникова [11; С. 22]. Естественно, что сказка как феномен рассматривается фольклористикой. Для исследователей в этой области знаний в качестве предмета представляют интерес сюжетная линия, композиция и стиль. А.Н. Веселовский, А.И. Никифоров, В.Я. Пропп, В.П. Аникин исследовали связь формы и содержания народной сказки [4; С. 378]. Все вышеперечисленные собиратели и исследователи русских народных сказок рассматривали их с точки зрения исторического, филологического и культурного подходов. Сказка представляла интерес как часть богатого национального культурного наследия. Данные исследования были направлены на анализ сюжетов, атрибутов, героев русских народных сказок.

Наиболее ценными для изучения правовых феноменов в русских народных сказках, по моему мнению, являются исследования Владимира Яковлевича Проппа – советского филолога и фольклориста, создателя сравнительно-типологического метода в фольклористике. Главной его работой, которая стала основой для дальнейших структуралистских исследований мифологических, фольклорных и литературных текстов, является «Морфология сказки», изданная в Ленинграде в 1928 году. В своей книге В.Я. Пропп отстаивал необходимость правильной морфологической разработки сказки, под которой он понимал разложение ее на составные части. Именно такой подход виделся ему необходимым для успешного сравнения сказочных текстов и решения важнейшей проблемы – проблемы сходства сказок по всему земному шару [13; C. 26]. Основным критерием морфологического анализа волшебных сказок предлагались функции действующих лиц. Для исследования сказки важен вопрос, что делают сказочные персонажи, а вопросы кто делает и как делает – это вопросы только уже приходящего изучения [13; C. 29]. Причем таких функций не так уж и много, чего нельзя сказать о количестве персонажей, которых намного больше. Функции при этом являются составной частью сказки. Под функцией, в данной работе понимался поступок действующего лица, определенный с точки зрения значимости для хода действия [13; C. 31]. Данные функции признаются автором постоянными и устойчивыми элементами сказки, ее основными составными частями. Иными словами, герои могут меняться из сказки в сказку, а их действия носят устойчивый типичный характер, что делает сказочные сюжеты не только похожими, но, по существу, однотипными. Не менее важным выводом в исследуемой работе является положение о том, что число таких функций ограничено.

Следующим выводом следует утверждение, что последовательность этих функций (то есть действий героев) всегда одинакова. Причем сказки могут содержать не все функции, но при этом их последовательность всегда сохраняется. На основе выделения функций можно определять однотипные сказки. Такой подход представляется чрезвычайно продуктивным для исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках. Выделение типичных видов поведения героев и типологизация на этой основе сказок помогут выделить правовые архетипы и их отражение в фольклорных текстах.

Архетип определяется как прообраз, первичная форма, образец, или как у К. Юнга – структурные элементы коллективного бессознательного, находящиеся в зародыше всех психических процессов и переживаний. Mundusarchetypes – мир идей [6; С. 29]. Опираясь на указанное определение и учитывая первичные формы правосознания, можно раскрыть смысл понятия правового архетипа. Правовой архетип при этом выступает в качестве элемента коллективного бессознательного, представляющего собой прообраз идей о справедливости (соразмерности), норме и мере, воздаянии, свободе, имуществе, сущности договора и его силе, власти и суде. Правовой архетип возникает и существует независимо от воли людей. Он находит своё отражение в религии, мифах и сказках и выражается в поступках, высказываниях героев и в мотивах их действий. Методологическое значение использования правовых архетипов заключается в том, что анализ внутренней сюжетной структуры сказки позволяет выделить основные типичные элементы. К таким можно отнести: типы героев и антигероев, их типичное отношение к миру (ценностные ориентиры), типичные модели или даже схемы поведения, типичное построение сюжета, их типичное отношение к добру, справедливости, человеколюбию. Таким образом, правовые архетипы вооружают исследователя превосходным методом познания русской народной сказки.

В современном философско-культурологическом понимании сказка – это ещё и культурная форма, включающая в себя нормы и регулятивы, ценности и смыслы – опыт культуротворчества, данный в специфичных языковых приёмах и передаваемый из поколения в поколение [21; C. 32]. По мнению Е.Г. Тихомировой, сюжеты сказок всегда складываются вокруг смысла жизни и переплетены с культурными доминантами, что выражено в вербализации рефлективных смыслах отношения к миру [21; C. 35]. Считаю справедливым, что в целом сказка представляется феноменом культуры, специфическим способом ценностного отражения мира, некоей аксиологической моделью бытия человека в мире, системой смыслов, установок, идеалов в чистом виде [2; C. 97]. Сказка как феномен в своё время стала самостоятельным предметом исследования для философии, психологии и психоанализа. Можно отметить работы Ф. Рикмана «Исполнение желания и символика в сказках», К. Абрахама «Сюжеты сказок в сновидениях», а также в работах З. Фрейда и его последователя К.Г. Юнга. Для анализа отражения обыденного правосознания в русских народных сказках результаты этих исследований являются объективными, всесторонними и достоверными. Результаты философского и психологического исследований феномена сказки можно использовать как соответствующий теоретический материал для решения собственных исследовательских задач, которые не пересекаются с задачами вышеперечисленных наук, но, тем не менее, находятся в неразрывной диалектической связи с ними. При этом следует учитывать, что каждая наука, ограниченная своим предметом, исследует данный феномен с определенной стороны и не претендует на универсальность исследования (за исключением, может быть, философии). При первом взгляде на исследование феномена сказки, можно прийти к довольно очевидному выводу о том, что сказка как многомерное явление позволяет формировать различные предметы научного исследования. Филология, фольклористика, история, этнография, философия, культурология, психология - все эти науки, используя общенаучные (характерные для всех гуманитарных наук) и частные методы познания, описывают разные стороны этого явления. Каждая из них находит исключительные свойства сказки. При этом многие результаты научных исследований «сходятся в одной точке». Сказка предстает в общем виде как зеркало культуры. С одной стороны, она является результатом культурно-исторического развития общества, с другой – выступает в качестве транслятора культурных ценностей, передавая бесценный опыт другим поколениям.

Окинув взглядом научное наследие в области изучения феномена сказки, можно сделать вывод о том, что в её исследовании настала очередь правоведения, которое, безусловно, имеет свой объект и предмет научного исследования этой сферы человеческого бытия. Методология исследования проблемы отражения обыденного правосознания в русских народных сказках зависит от объекта, предмета, целей, уровней и стадий исследования.

Реально существующий мир во всем многообразии его конкретных проявлений – предметов, процессов, событий, совершаемых в природной среде, обществе и мыслительной деятельности, понимается как объект науки [19; C. 70]. Правильное определения объекта исследования позволяет разграничить эмпирический и теоретический этапы исследования, определить круг эмпирических источников, а также правильно определить методы исследования на каждом этапе.

Непосредственным объектом исследуемой темы являются сказочные тексты, содержащие «правовые» сюжеты или отражающие ранние правовые идеи, установки, ценности, то есть ментальные объективированные явления. Следующей составной частью объекта исследования являются результаты научного осмысления феномена сказки. Еще одной частью объекта исследования является поведение людей в конкретно-исторических условиях. Будучи носителями определенной правовой культуры, люди сознательно выстраивают свою модель поведения в правовой сфере, определенным образом относятся к дозволениям, обязанностям и запретам. На основе культурных установок формируется система устойчивых стереотипов коллективного и индивидуального поведения, реализуемых в конкретных правоотношениях. Такое же влияние правовой культуры на формирование поведенческих стереотипов и их проявление мы можем наблюдать в деятельности законодателя на любом историческом этапе развития нашего государства. Иными словами, предметно-практическая деятельность, включающая в себя правотворчество и реализацию права, подверженная влиянию специфической правовой культуры также является составной частью объекта настоящего исследования. Естественно, что политико-правовая практика имела явное выражение в разнообразных текстах. И в этой связи следует включить в объект исследования историко-правовые и историко-политические памятники. К ним относятся законодательные акты: правды, судебники, уложения. Кроме этого, научный интерес представляют сочинения русских монархов, общественно-политических деятелей, таких как митрополит Илларион, Владимир Мономах, Нил Сорский, Максим Грек,Филофей, Иван Грозный, Андрей Курбский, Феофан Прокопович и других. Чрезвычайно важной задачей исследования является определение хронологических границ сравнения. В этом вопросе наблюдается определённая сложность. Дело в том, что практически нельзя установить период появления сказки, отследить этапы её трансформации. Сказку начали собирать только двести лет назад, на этапе её разложения, поэтому возникает вопрос в доступности аутентичного фольклорного материала и вопрос хронологического его определения. Тем не менее, по косвенным признакам, атрибутам сказок некоторое хронологическое разграничение можно произвести. В этой связи хорошим ориентиром могут послужить исследования в области исторической повседневности.

Предметом исследования является система закономерностей, отражающая связь между явлениями, процессами, либо их сущностями. В данном случае я придерживаюсь положения, что предметом любого юридического исследования является система закономерностей, которая включает в себя, во-первых, закономерности становления, генезиса и функционирования государства и права; во-вторых, экономические, политические, нравственные, культурные закономерности, детерминирующие государство и право; в-третьих, специфические закономерности познания государства и права [19; C. 70]. Отсюда вырисовывается предмет исследования – система закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских народных сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре. В предмет исследования входят закономерности формирования соответствующих правовых архетипов. В составе предмета исследования находится логическая связь между предправовыми (первичными) представлениями, правовыми архетипами, правовыми ценностями, правовой культурой, отражением этих явлений в сказках и правом как таковым в нормативном его понимании. Насколько перечисленные выше элементы ментальной сущности обусловили картину правовой культуры нашего общества и в какой степени все это детерминировало в современное российское право. Немаловажным элементом предмета исследования является механизм социально-психологического воздействия права на общество и индивида, которые, несомненно, предстают носителями правовых ценностей, установок и идеалов, сформированных в определенной степени фольклорными сюжетами.

Исходя из определенных объекта и предмета исследования, можно сформулировать цель исследования правовых феноменов в русских народных сказках – получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре. Данное исследование предполагает эмпирический и теоретический этапы. Учитывая указанные выше особенности сказочных текстов, нужно обратить внимание на значение методов исследования, отвечающих поставленной исследовательской задаче. Первым методом на эмпирической стадии исследования следует выделить метод анализа (критики) письменных источников [19; 251, 420]. В ходе этой исследовательской процедуры необходимо получить ответ на ряд вопросов: 1) насколько достоверным является текст (учитывая различные редакции, переработки, искажения в устной традиции); 2) содержит ли этот источник элементы обыденного правосознания; 3) какие это элементы; 4) какое место они занимают в сюжете сказки (основное, второстепенное или же вообще – едва значимое); 5) насколько эти элементы обыденного правосознания являются типичными, повторяющимися в разных текстах. В качестве простого примера можно взять любой сказочный текст из известного сборника сказок. Сказка «Мизинчик» из сборника Е.А. Чудинского [14; С. 11-14] представляет собой достоверный текст, так как входит в общепризнанный сборник, содержит элементы обыденного правосознания (приниженный статус детей, отношение героев к незыблемости договоров, отношение к самозащите и самообороне, положительное или нейтральное отношение к убийству злодеев и их детей), которые носят в сюжете сказки второстепенный характер и являются в определённой степени повторяющимися в сюжетах подобных сказок. Следующий метод – это метод обобщения эмпирической информации [22, Т.4, С. 108]. Следует признать, что данный метод может быть более похож на исследовательскую операцию, чем на полноценный метод исследования. Обобщение – это необходимая и очень важная часть исследования. Правильная систематизация полученных фактов, выявление общих и специфических сторон эмпирических источников, обобщение элементов обыденного правосознания, - необходимые условия для проведения результативного исследования. Обобщение является основой работы с эмпирическим исследованием. В основу эмпирического исследования положены уже существующие результаты сюжетного обобщения сказочных текстов Н.П. Андреева, который составил указатель сказочных сюжетов на основе системы А.А. Аарне [1]. Важная задача в рамках эмпирического исследования заключается в том, чтобы, используя данный сюжетный указатель, обобщать сказочные сюжеты и тексты по критериям основных архетипов и обыденных представлений о праве и правах, отражённых в русских народных сказках. К таковым можно отнести представления о порядке и норме, правонарушениях, возмездии, договоре, власти и суде, свободе, праве на жизнь, личном достоинстве, равенстве и так далее. Следующий метод – это метод сравнения [5; С.230]. Сравнение очень хорошо помогает оттенить наши собственные характерные черты правовой культуры и глубже понять суть составных ее элементов. Как уже отмечалось выше, объектом сравнения должны выступать фольклорные источники – тексты русских народных и зарубежных сказок. Для проведения правильного сравнения нужно, среди прочего, руководствоваться принципом сравнимости, то есть этой операции нужно подвергать однопорядковые явления (допустим, нельзя сравнивать фольклорный текст с литературной сказкой, или, к примеру – сюжет с героем, поведение героя с описанием), принципом строгого соответствия друг другу различных уровней, форм и видов элементов сравнительных систем. Результатом использования сравнительного метода (в совокупности с методом обобщения) является выявление общих и специфических проявлений обыденной правовой культуры русского народа и европейских народов.

Следующий метод – это конкретно-исторический метод [22, Т.2, С. 351-353]. С достаточной степени условности можно отнести его к этапу эмпирического исследования. Обладая серьезным аналитическим потенциалом данный метод очень полезен на теоретической стадии исследования. Однако основной целью эмпирической стадии является получение полных, объективных, непротиворечивых и достоверных сведений, в том числе и о конкретно-исторических условиях определенной эпохи. При применении данного метода необходим анализ исторических законодательных и политико-правовых исторических источников. Причём в этом направлении нет необходимости по-новому дать оценку этим источникам и вправе использовать уже накопленный теоретический материал, опираясь на многочисленные исследования в области истории государства и права. Необходимо вычленять сведения, позволяющие сопоставить, а потом и установить связь между проявлением обыденной правовой культуры в русском фольклоре и его объективированном выражении в конкретно-исторической реальности. Впрочем, соотнесение конкретной сказки с определённым историческим периодом является слабо реализуемой задачей, так как начало активного собирательства сказок относится к середине XIX века и проследить зарождение, генезис сказок достаточно трудно. Только лишь косвенные признаки (атрибуты) сюжетов могут очень примерно указать на исторический период. К примеру, сказка «Орёл и птицы» [10; С. 140-143] содержит упоминание об институте царской власти, о развитой социальной иерархии, о дворянском чине и об арестантских ротах. Это даёт основание полагать, что данная сказка относится к послепетровскому периоду, но, с другой стороны, указанные атрибуты сказки могли возникнуть в процессе устной передачина протяжении столетий. Исходя из этого, в исследовании обыденного правосознания, отражённого в русских народных сказках, необходимо опираться на устойчивые во времени представления о праве и правах.

На теоретической стадии исследования должны применяться соответствующие методы исследования. Первым среди них является метод абстрагирования [22, Т. 1, С. 12-16]. При применении данного метода осуществляется «восхождение от конкретного к абстрактному», выделяются отдельные характерные общие признаки однородных явлений, на этой основе формируются понятия и классификации. Применительно к данному предмету исследования этот метод помогает выявить общие черты правовых архетипов, установить их функциональные признаки, помочь определить признаки и понятие архетипических образов. При решении этой задачи применим метод изолирующей абстракции, который вычленяет один существенный признак, абстрагируясь от других признаков явления. То есть из всей совокупности архетипов необходимо найти и выделить именно правовые архетипы дать им определение или воспользоваться с уже существующими определениями, верифицируя их в соответствии с эмпирическими данными, полученными в ходе настоящего исследования. При анализе архетипов требуется находить их правовую сторону, группировать их по этому признаку, исключая другие, несущественные в данном случае признаки. Эта исследовательская операция является приемом абстракции-отождествления. Примером может служить выделение правового архетипа эквивалентности, который является универсальным архетипом, отражающийся в представлениях о справедливости (соразмерности), норме и мере, проступке, возмездии, договоре и других. Данный архетип имеет ярко выраженную правовую составляющую и отличается высокой степенью повторяемости в большинстве сюжетов русских народных сказок. Процесс вычленения правовых архетипов из общего контекста обыденного сознания – достаточно непростой. В этой части исследования необходимо использовать метод анализа [22; Т. 1, С. 55-56], который предполагает разделение предмета на составляющие. Очевидно, что обыденное сознание универсально и внешне однородно. Оно касается абсолютно всех сторон жизни человека, отражая отношение в семье, с друзьями и врагами, с сильными и слабыми, отношение человека и природы, то есть абсолютно всего, что попадает в сферу жизни человека. При этом необходимо выделять из общего контекста именно правовые архетипы. Из общих представлений о добре и зле, свободе и неволе, власти и подчинении, проступке и возмездии, необходимо выделить именно правовую сторону. Полагаю, что представления о справедливости (соразмерности), воздаянии за поведение, отклоняющееся от нормы, само понимание нормы и меры, отношение к свободе (воле), отношение к имуществу и хищениям, представлении о сущности договора и его силе, отношении к власти и суду — все это представляет первоочередной интерес для исследования обыденного правосознания в русских народных сказках. Очень важным является описание того, каким образом происходило зарождение, становление и осознание ранних правовых идей. В этой части исследования необходимо проследить путь становления от предправового сознания к правосознанию, лежащий через индивидуализацию: «правовое сознание появляется лишь тогда, когда человек начинает осознавать себя в качестве индивидуального автономного, самоценного субъекта, выделенного из общинной или иной формы коллективности» [15; C. 21]. В самом развитии мифа можно проследить трансформацию сюжета от описания борьбы стихий к описанию действий олицетворяющих их героев. В сказках эта тенденция прослеживается еще более отчетливо: главные действующие лица – это герои (хотя многие из них также являются олицетворением природных или потусторонних сил), отличающиеся характером, личными поступками, мотивами, страстями. По утверждению А.П. Семитко, героические сюжеты сами являются следствием развития личностного начала в культуре, с другой же стороны – выступают в качестве фундамента для последующего ещё более быстрого и активного развития индивидуализма, а значит, правового сознания и правовой культуры в целом [15; C. 21]. Исходя из вышесказанного, полагаю, что в сюжетах русских народных сказок отражается процесс становления правосознания, основанного на индивидуализации самосознания человека. Следующий метод теоретической части исследования – это системно-структурный метод [19; С. 255] направленный на установление системных и закономерных связей между явлениями и процессами. В настоящем исследовании, исходя из его предмета, необходимо установить связь между правовыми архетипами, ценностями, установками, стереотипами и их отражением в русских народных сказках. Кроме перечисленных выше методов теоретического этапа исследования, необходимо использовать метод индукции [22; Т. 2. С. 274-275], то есть логический прием, позволяющий восходить от частных, единичных фактов к общим выводам. Метод дедукции [22; Т. 1. С. 440-441], заключающийся в обратном действии – переход от общих выводов к частному знанию. Интересен метод моделирования [22; Т. 3. С. 478-481], который заключается в построении идеальной, мыслительной модели исследуемой реальности. Перед исследователем стоит очень непростая цель – выявить закономерные связи между духовной сферой и ее материальным выражением. Совокупность этих связей описана выше. Исходя из данной цели исследования возникает необходимость построения абстрактной модели этих связей [5; C. 261]. В завершение описания методов эмпирического и теоретического уровня исследований нужно уделить внимание очень важному методу – социокультурному подходу [12; С. 308], предполагающему взаимодействие: а) личности как субъекта взаимодействия; б) общества как совокупности взаимодействующих индивидов; в) культуры как совокупности значений, ценностей и норм, которыми владеют взаимодействующие лица… [18; С. 218]. Учитывая предмет исследования, следует заметить, что указанный подход не просто выступает в качестве одного из необходимых и высокоэффективных, но и является центральным. Именно социокультурная реальность, в данном случае выраженная в русских народных сказках является детерминантой развития права. С другой стороны, право само является частью социокультурной реальности и оказывает воздействие на нее, выходя за пределы сферы своего непосредственного влияния. Раскрытие закономерных взаимодействий духовной и материальной сторон бытия возможно только лишь при применении социокультурного подхода. В ряде исследований определяется правовая социокультурная реальность нашего общества. Интересна позиция В.И. Лафитского по поводу особенностей так называемого славянского права. Исследуя образы права в мелодиях славянского народного творчества, автор выделяет некоторые особенные черты славянского правосознания. К таким чертам он относит: а) стремление к вольной жизни и свободе; б) воспевание равенства; в) признание власти правителя; г) жертвенность в борьбе добра со злом; д) воспевание справедливости; е) сострадание; ж) вера в Христа. Подчеркну, что эти особенности выделены на основе тщательного анализа фольклорных источников и ранних правовых актов[8; С. 230-240].При этом, на мой взгляд, допущено некоторое преувеличение особенностей именно славянского правосознания и не учитываются особенности средневекового правосознания, характерного как для западноевропейских, так и для восточноевропейских народов. Так стремление к свободе, справедливости, равенству, следование христианской этике в полной мере можно найти в фольклорных текстах западноевропейской культуры. В.И. Лафитский выделяет специфические черты славянского права, к которым он относит стремление к духовному обоснованию права и социальной справедливости, широкое участие государства в регулировании экономических, социальных и политических отношений, ограничение права частной собственности, особенности правового языка, правосознания, стилистики правовых актов [8; С.274]. Примечательно, что данный вывод сделан на основе анализа обширного перечня источников права восточноевропейских славянских народов: сборников законов, судебников и современных конституций. Полагаю, что сегодня трудно полностью согласиться с такими выводами. В аналогичных источниках западноевропейского континентального права можно найти и широкое участие государства, и ограничение права собственности (например, в ОсновномЗаконе ФРГ или в Конституции Итальянской Республики). Дискуссионным является и тезис об особенностях правового языка и стилистики правовых актов. В целом, социокультурный подход близок по своему содержанию к конкретно-историческому методу. Тем не менее, есть некоторые отличия. Конкретно-исторический метод также направлен на выявление закономерных связей права с социокультурной реальностью, с той лишь разницей, что право соотносится с конкретно-исторической эпохой и всей, присущей ей, совокупностью социокультурных явлений. В свою очередь, социокультурный подход как бы возвышается над преходящей исторической реальностью и выявляет устойчивые, проходящие через исторические периоды, явления социокультурного бытия. Перечисленные выше общенаучные и частнонаучные методы исследования используются в рамках диалектического подхода. На мой взгляд, их состав и количество полностью соответствуют целям и задачам исследования права и прав в русских народных сказках. Иные методы, применяемые и популяризированные в последнее время в отечественном правоведении, также могут быть использованы, но возникает вопрос в целесообразности их применения. К примеру, можно упомянуть герменевтический и феноменологический методы. Полагаю, что справедливую оценку последним дал В.М. Сырых. Упоминая основоположников герменевтики Э. Гуссерля, М. Хайдеггера, Г. Гадамера, Г. Риккера и вступая в полемику с автором работы «Правовое мышление в герменевтической парадигме» А.И. Овчинниковым, В.М. Сырых указал: «Герменевтический круг, будучи основным орудием познания данной науки, на деле представляет собой теоретический и методологический тупик» [15; С. 465]. В отношении феноменологического подхода В.М. Сырых убедительно отметил, что реализация методологических принципов феноменологии и анализ права как самостоятельного, самодостаточного и независимого от конкретно-исторических условий явления возможны только в пределах предмета психологии вообще и правовой психологии в частности, а правовая наука не может ограничиться исследованием феномена правосознания [15; С. 468-469].

Заключение

В настоящей статье приведён краткий обзор исследования русских народных сказок представителями различных наук: филологии, фольклористики, философии, культурологии и психологии. Сказка как многомерное явление позволяет формировать различные предметы научного исследования. Филология, фольклористика, история, этнография, философия, культурология, психология - все эти науки, используя общенаучные (характерные для всех гуманитарных наук) и частные методы познания, описывают разные стороны этого явления. Каждая из них находит исключительные свойства сказки. При этом многие результаты научных исследований похожи. Сказка предстает в общем виде как зеркало культуры. С одной стороны, она является результатом культурно-исторического развития общества, с другой – выступает в качестве транслятора культурных ценностей, передавая бесценный опыт другим поколениям. Среди работ в области филологии следует отметить достоинства «морфологического анализа» сказок, предложенного В. Я. Проппом. На основе исследований К.Г. Юнга предложено авторское определение правового архетипа как элемента коллективного бессознательного, представляющего собой прообраз идей о справедливости (соразмерности), норме и мере, воздаянии, свободе, имуществе, сущности договора и его силе, власти и суде. Надлежащим объектом исследования будут те сказочные тексты, которые будут содержать сюжеты, отражающие ранние правовые идеи, установки, ценности, то есть ментальные объективированные явления. Правильным определением предмета исследования правовых феноменов в русских народных сказках будет именно получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре. Таким образом, представления о справедливости (соразмерности), воздаянии за поведение, отклоняющееся от нормы, само понимание нормы и меры, отношение к свободе (воле), отношение к имуществу и хищениям, представлении о сущности договора и его силе, отношении к власти и суду — все это представляет первоочередной интерес для исследования обыденного правосознания в русских народных сказках. Оптимальными методами на эмпирической стадии исследования являются метод анализа (критики) письменных источников, обобщения, сравнения, конкретно-исторический метод. На теоретической стадии исследования будут незаменимы методы абстрагирования, анализа, системно-структурный метод, индукции, дедукции, социокультурный подход. На их основе, в частности, можно сделать вывод, что в сюжетах русских народных сказок отражается процесс становления правосознания, основанного на индивидуализации самосознания человека. При этом социокультурный подход представляется центральным, поскольку социокультурная реальность, выраженная в русских народных сказках, является детерминантой развития права в объективном смысле. Герменевтический и феноменологические подходы, наоборот, несут существенные риски для исследования и исследователя. Указанный выбор методов представляется оптимальным и позволяет наиболее эффективно решать исследовательские задачи в изучении обыденного правосознания в русских народных сказках.

Библиография
1.
Андреев Н.П. Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне [Текст] / Н. П. Андреев ; Гос. русское географическое о-во, Отд-ние этнографии, Сказочная комиссия.-Ленинград : издание Гос. русского географического о-ва, 1929. – 118 с.
2.
Ахметзянова М.П. Сказка как феномен культуры: опыт философского анализа//Традиционные национально-культурные и духовные ценности как фундамент инновационного развития России. 2016. №1 (9).C. 95-97.
3.
Великорусские сказки. Сборник А.М. Смирнова. В 2 книгах. Книга 1. Иваново, 2019. – 558 с.
4.
Дащенко М.Г. К вопросу об определении феномена литературной сказки//Актуальные проблемы современной гуманитарной науки: отечественные традиции и международная практика., Симферополь – 2017. С. 376-382.
5.
История и философия науки: учебное пособие для вузов / под общ. ред. проф. С.А. Лебедева. – М., 2007. – 731 с.
6.
Краткая философская энциклопедия. – М., 1994. – 576 с.
7.
Лазарев В.В. История и методология юридической науки: Университетский курс для магистрантов юридических вузов / Лазарев В.В., Липень С.В., Корнев А.В.-Москва: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2019. – 496 с.
8.
Лафитский В.И. Сравнительное правоведение в образах права. Том первый. – М.: Статут, 2010. – 429 с.
9.
Народные русские сказки и загадки, собранные сельскими учителями Тульской губ. в 1862 и 1863 годах / Ред. [и предисл.] А.А. Эрленвейна.-2-е изд.-Москва : учеб. маг. "Начальная школа", 1882 (обл. 1883).-192 с.
10.
Народные сказки, собранные сельскими учителями. Сборник А.А. Эрленвейна.-М., 2017. – 268 с.
11.
Плотникова О.А. История волшебной сказки//Высшее образование для XXI века: доклады и материалы XIII международной научной конференции. 2016. С. 17-27.
12.
Проблемы истории, методологии и теории юридической науки: монография / отв. ред. А.В. Корнев.—Москва : Норма : ИНФРА-М, 2019.– 528 с.
13.
Пропп В. Морфология сказки. – Л.: Academia, 1928.– 155 с.
14.
Русские народные сказки, прибаутки и побасенки. Сборник Е.А. Чудинского.-М., 2017. – 268 с.
15.
Семитко А.П. Развитие правовой культуры как правовой прогресс. – Автореф. дисс. на соискание уч. степени доктора юр. наук. – Екатеринбург, 1996.– 312 с.
16.
Славянские древности : Этнолингвистический словарь : В 5 т. / Рос. акад. наук. Ин-т славяноведения и балканистики; Под общ. ред. Н.И. Толстого.-Москва : Междунар. отношения, 1995-2014.-25 см. Т. 2: Д-К (Крошки).-1999.-697, [1] с.; Т. 3.-2004.-697, [2] с.; Т. 4:.-2009.-649 с.; Т. 5.-2012.-728 с.; Т. 5а.-2014.-728 с.
17.
Смирнов А.М. Сборник великорусских сказок Архива русского географического общества / Изд. А.М. Смирнова. Петроград : тип. Рос. акад. наук, 1917.-24.-(Записки Русского географического общества по Отделению этнографии). Вып. 1.-1917.-IV, 504 с.; Вып. 2.--1917.-IV, 505-991 с.
18.
Сорокин П.А.Человек. Цивилизация. Общество / Питирим Сорокин; [Общ. ред., сост. и предисл., с. 5-24, А. Ю. Согомонова].-М.: Политиздат, 1992.-542 с.
19.
Сырых В. М. История и методология юридической науки: учебник / В.М. Сырых.-2-е изд., доп. и перераб.-Москва: Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2020.– 512 с.
20.
Теория и методология юридической науки: в 2 ч. / отв. ред. М. Н. Марченко: Часть первая: Общие вопросы теории и методологии юридической науки учебник для магистратуры — Москва : Норма : ИНФРА-М, 2020.– 320 с.
21.
Тихомирова Е.Г. Сказка: рефлексия культурного опыта и инкультурационная модель//Культура и образование. 2019. № 3 (34).C. 30-38.
22.
Философская энциклопедия. Гл. ред. Ф.В. Константинов. Т. 1-5. – М., 1960-1970. [Т.]1.-1960.-504 с.; [Т.] 2.-1962.-575 с.; [Т.] 3.-1964.-584 с.; [Т.] 4.-1967.-591 с.; [Т.] 5.-1970.-740 с.
23.
Худяков И.А.Великорусские сказки в записях И. А. Худякова [Текст] / Изд. подгот. В. Г. Базанов и О. Б. Алексеева ; [Вступ. статья В. Базанова, с. 7-49].-Москва ; Ленинград : Наука. [Ленингр. отд-ние], 1964.-301 с.
24.
Чудинский Е.А. Русские народные сказки, прибаутки и побасенки / [Соч.] Е.А. Чудинского.-Москва : тип. Грачева и К°, 1864.-143 с.
References
1.
Andreev N.P. Ukazatel' skazochnykh syuzhetov po sisteme Aarne [Tekst] / N. P. Andreev ; Gos. russkoe geograficheskoe o-vo, Otd-nie etnografii, Skazochnaya komissiya.-Leningrad : izdanie Gos. russkogo geograficheskogo o-va, 1929. – 118 s.
2.
Akhmetzyanova M.P. Skazka kak fenomen kul'tury: opyt filosofskogo analiza//Traditsionnye natsional'no-kul'turnye i dukhovnye tsennosti kak fundament innovatsionnogo razvitiya Rossii. 2016. №1 (9).C. 95-97.
3.
Velikorusskie skazki. Sbornik A.M. Smirnova. V 2 knigakh. Kniga 1. Ivanovo, 2019. – 558 s.
4.
Dashchenko M.G. K voprosu ob opredelenii fenomena literaturnoi skazki//Aktual'nye problemy sovremennoi gumanitarnoi nauki: otechestvennye traditsii i mezhdunarodnaya praktika., Simferopol' – 2017. S. 376-382.
5.
Istoriya i filosofiya nauki: uchebnoe posobie dlya vuzov / pod obshch. red. prof. S.A. Lebedeva. – M., 2007. – 731 s.
6.
Kratkaya filosofskaya entsiklopediya. – M., 1994. – 576 s.
7.
Lazarev V.V. Istoriya i metodologiya yuridicheskoi nauki: Universitetskii kurs dlya magistrantov yuridicheskikh vuzov / Lazarev V.V., Lipen' S.V., Kornev A.V.-Moskva: Yur.Norma, NITs INFRA-M, 2019. – 496 s.
8.
Lafitskii V.I. Sravnitel'noe pravovedenie v obrazakh prava. Tom pervyi. – M.: Statut, 2010. – 429 s.
9.
Narodnye russkie skazki i zagadki, sobrannye sel'skimi uchitelyami Tul'skoi gub. v 1862 i 1863 godakh / Red. [i predisl.] A.A. Erlenveina.-2-e izd.-Moskva : ucheb. mag. "Nachal'naya shkola", 1882 (obl. 1883).-192 s.
10.
Narodnye skazki, sobrannye sel'skimi uchitelyami. Sbornik A.A. Erlenveina.-M., 2017. – 268 s.
11.
Plotnikova O.A. Istoriya volshebnoi skazki//Vysshee obrazovanie dlya XXI veka: doklady i materialy XIII mezhdunarodnoi nauchnoi konferentsii. 2016. S. 17-27.
12.
Problemy istorii, metodologii i teorii yuridicheskoi nauki: monografiya / otv. red. A.V. Kornev.—Moskva : Norma : INFRA-M, 2019.– 528 s.
13.
Propp V. Morfologiya skazki. – L.: Academia, 1928.– 155 s.
14.
Russkie narodnye skazki, pribautki i pobasenki. Sbornik E.A. Chudinskogo.-M., 2017. – 268 s.
15.
Semitko A.P. Razvitie pravovoi kul'tury kak pravovoi progress. – Avtoref. diss. na soiskanie uch. stepeni doktora yur. nauk. – Ekaterinburg, 1996.– 312 s.
16.
Slavyanskie drevnosti : Etnolingvisticheskii slovar' : V 5 t. / Ros. akad. nauk. In-t slavyanovedeniya i balkanistiki; Pod obshch. red. N.I. Tolstogo.-Moskva : Mezhdunar. otnosheniya, 1995-2014.-25 sm. T. 2: D-K (Kroshki).-1999.-697, [1] s.; T. 3.-2004.-697, [2] s.; T. 4:.-2009.-649 s.; T. 5.-2012.-728 s.; T. 5a.-2014.-728 s.
17.
Smirnov A.M. Sbornik velikorusskikh skazok Arkhiva russkogo geograficheskogo obshchestva / Izd. A.M. Smirnova. Petrograd : tip. Ros. akad. nauk, 1917.-24.-(Zapiski Russkogo geograficheskogo obshchestva po Otdeleniyu etnografii). Vyp. 1.-1917.-IV, 504 s.; Vyp. 2.--1917.-IV, 505-991 s.
18.
Sorokin P.A.Chelovek. Tsivilizatsiya. Obshchestvo / Pitirim Sorokin; [Obshch. red., sost. i predisl., s. 5-24, A. Yu. Sogomonova].-M.: Politizdat, 1992.-542 s.
19.
Syrykh V. M. Istoriya i metodologiya yuridicheskoi nauki: uchebnik / V.M. Syrykh.-2-e izd., dop. i pererab.-Moskva: Yur.Norma, NITs INFRA-M, 2020.– 512 s.
20.
Teoriya i metodologiya yuridicheskoi nauki: v 2 ch. / otv. red. M. N. Marchenko: Chast' pervaya: Obshchie voprosy teorii i metodologii yuridicheskoi nauki uchebnik dlya magistratury — Moskva : Norma : INFRA-M, 2020.– 320 s.
21.
Tikhomirova E.G. Skazka: refleksiya kul'turnogo opyta i inkul'turatsionnaya model'//Kul'tura i obrazovanie. 2019. № 3 (34).C. 30-38.
22.
Filosofskaya entsiklopediya. Gl. red. F.V. Konstantinov. T. 1-5. – M., 1960-1970. [T.]1.-1960.-504 s.; [T.] 2.-1962.-575 s.; [T.] 3.-1964.-584 s.; [T.] 4.-1967.-591 s.; [T.] 5.-1970.-740 s.
23.
Khudyakov I.A.Velikorusskie skazki v zapisyakh I. A. Khudyakova [Tekst] / Izd. podgot. V. G. Bazanov i O. B. Alekseeva ; [Vstup. stat'ya V. Bazanova, s. 7-49].-Moskva ; Leningrad : Nauka. [Leningr. otd-nie], 1964.-301 s.
24.
Chudinskii E.A. Russkie narodnye skazki, pribautki i pobasenki / [Soch.] E.A. Chudinskogo.-Moskva : tip. Gracheva i K°, 1864.-143 s.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Статья посвящена методологическим подходам к исследованию обыденного правового сознания в русских народных сказках.

Методология исследования
В статье применены анализа, обобщения, сравнения, конкретно-исторический метод, метод абстрагирования, системно-структурный метод, методы индукции, дедукции, моделирования. Не вполне понятно, почему автор не упоминает в рамках методологического инструментария такие методы как герменевтический, феноменологический, диалектический.

Актуальность
Статья в целом обладает актуальностью, отражает интересную проблематику, связанную с методологическими подходами к исследованию обыденного правового сознания в русских народных сказках.. Особого внимания заслуживают сформулированные автором предложения по систематизации методологических подходов к исследованию обыденного правового сознания в русских народных сказках.

Научная новизна
Научная новизна в статье присутствует частично в виде собственных авторских суждений и основанных на них предложениях в отношении методологических подходов к исследованию обыденного правового сознания в русских народных сказках. Надо положительно отметить стремление автора подчеркнуть особенности исследуемых феноменов, их значимость для научного анализа, систематичность построения методологического аппарата. Кроме того, автор практически везде вставляет собственные ремарки, охотно дает оценки.
Стиль, структура, содержание
Стиль статьи в целом соответствует обычно предъявляемым требованиям к изданиям юридического жанра. В работе не выявлены неконвенциональные обороты.
Структура статьи выдержана.
В отношении содержательной части следует обратить на такие аспекты:
1. Работе не хватает иллюстративности. Думается, что каждый из предложенных методов должен быть подкреплен (пусть даже в сноске) конкретизированными примерами, который выявил автор. В представленной версии статья избыточно теоретизирована (но не концептуализирована).
2. Хотелось бы увидеть сравнительно-правовой аспект в более широком пространстве анализа. В частности, взглянуть на сопоставление правовых аспектов, в том числе правосознания, сосредоточенных в сказках, в зависимости от их генезиса исторический реалий.
3. Статья представляет собой систематизированное изложение применяющихся обще- и частно-научных подходов к проведению исследований, в том числе правовых исследований. Однако, в дополнение к тому хотелось бы увидеть объединяющий данные методы корень. Такой подход позволит выйти на обобщенную модель отражения актуальных и адаптивных методологических приемов.
4. Не вполне понятно, почему автор в начале работы опирается только на одного советского автора Проппа. Ведь анализ сказок производили и другие исследователи. Удивляет, что автор совершенно не упоминает о работах В.И.Лафитского, который непосредственно исследовал особенности сказаний и их взаимных рефлексий с правом. Не учитывать труды своих предшественников выливается в то, что автор фактически ломится в открытую дверь.

Апелляции к оппонентам не прослеживается.
Библиография скромная, дискуссионной составляющей нет.
Выводы, интерес читательской аудитории
Статья написана на актуальную тему, однако, проработана недостаточно. В этой связи, считаю, что статья нуждается в доработке.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

на статью
Методологические подходы к исследованию обыденного правового сознания в русских народных сказках

Название отчасти соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи условно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет относительный научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
Однако в статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. Почему автор рассматривает термины метод и методологический подход как синонимы (в тексте: «метод – социокультурный подход» т.д.), осталось неясно. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, ограничившись замечанием о том, что «отсутствуют достоверные комплексные положения о системе закономерностей отражения представлений о праве и правах в русских сказках , их влияния на формирование правового сознания» т.д., что является существенным недостатком статьи. Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
На взгляд рецензента, автор стремился выдержать научный стиль изложения, грамотно использовать методы научного познания, соблюсти принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы и обосновал её актуальность.
В основной части статьи автор констатировал, что «сказка стала объектом исследования для совершенно разных наук» т.д., связал начало изучения русских сказок с англичанином Ричардом Джеймсом, но почему, осталось неясно, сообщив при этом, что «к концу XVII века было собрано пять текстов сказок», но кем и зачем, вновь неясно. Автор перечислил имена русских авторов XIX в., приложивших усилия к сохранению русских сказок, затем ряд трудов, опубликованных в 20 веке.
Далее автор сосредоточился на сюжете об изучении сказки «как феномена» в рамках фольклористики, описал суть сравнительно-типологического метода, созданного В.Я. Проппом, советским филологом и фольклористом. Автор объяснил, почему данный «подход представляется чрезвычайно продуктивным для исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках», сообщив, в частности, что «выделение типичных видов поведения героев и типологизация на этой основе сказок помогут выделить правовые архетипы и их отражение в фольклорных текстах» т.д. Автор сформулировал определение понятия «правового архетипа» и затем указал на «методологическое значение исследований в области филологии».
Далее автор сообщил, что «в современном философско-культурологическом понимании сказка – это культурная форма, включающая в себя нормы и регулятивы, ценности и смыслы – опыт культуротворчества» т.д., и перешёл к сюжету о том, что сказка «стала самостоятельным предметом исследования для психологии и психоанализа», назвав при этом имена Ф. Рикмана, К. Абрахама, З. Фрейда и К.Г. Юнга и абстрактно заявив, что «для анализа отражения обыденного правосознания в русских народных сказках результаты этих исследований являются объективными, всесторонними и достоверными» т.д. Автор неожиданно заключил, что «филология, фольклористика, история, этнография, философия, культурология, психология, - все эти науки… описывают разные стороны этого явления», что «каждая из них находит исключительные свойства сказки» т.д.
Далее автор определил предмет исследования «проблемы отражения обыденного правосознания в русских народных сказках», сообщил, что это «система закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских народных сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре», перечислил ряд «элементов», которые включает в себя предмет соответствующего исследования. Автор объяснил, что «объектом исследуемой темы являются сказочные тексты, содержащие «правовые» сюжеты или отражающие ранние правовые идеи, установки, ценности, то есть ментальные объективированные явления» т.д., и сформулировал «цель исследования правовых феноменов в русских народных сказках – получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре» т.д.
Автор заявил о наличии двух этапов исследования – эмпирического и теоретического, перечислил и обстоятельно описал содержание ряда методов, подлежащих применению в рамках каждого из этапов, опираясь на определённый опыт, сформированный отдельными учёными: анализа (критики) письменных источников, обобщения эмпирической информации, сравнения, конкретно-исторический, затем - абстрагирования, анализа, системно-структурный. Дополнительно автор указал на необходимость использования методов индукции и дедукции, моделирования.
Завершая статью, автор объяснил особую важность «социокультурного подхода», а также, почему иные «методы, применяемые и популяризированные в последнее время в отечественном правоведении, могут быть использованы», но есть сомнения «в целесообразности их применения» на примере герменевтического и феноменологического методов.
В статье встречаются ошибки/описки, как-то: «сказках ,», «Был собран обширный материал и на его основе было осуществлено», «Начиная с 1863 года публикуется», «но тем не менее», «При этом, следует», «На мой взгляд их», «должны применятся», «абстракции ,», «взаимодействующие лица…» и т.д., неудачные или некорректные выражения, как-то: «в этой сфере научных знаний отсутствуют достоверные комплексные положения» (какой «этой сфере»?), «В данном случае я придерживаюсь положения», «Концептуальной основой данной статьи является определение предмета исследования» т.д.
Выводы, позволяющие оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования, в статье отсутствуют.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что описанные им «методы научного исследования подчинены принципу соответствия выбора методов определённой цели исследования, а также предмету и объекту исследования», что в данной статье перед ним «стояла задача – дать описание каждому методу, прибегая к иллюстрации лишь при необходимости». Автор неожиданно заявил, что «цель данной статьи заключается в описании своего рода программы предстоящего исследования отражения права и прав в русских народных сказках» и резюмировал, что оставил «за собой возможность представить конкретные результаты исследования правовых архетипов и других элементов правовой культуры, отражённых в русских народных сказках в последующих работах» т.д.
Заключительные абзацы статьи не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором сугубо отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала, но, на взгляд рецензента, требует существенной доработки, прежде всего, в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет «Проблема оптимального подбора методов исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках». Заявленные границы исследования полностью соблюдены ученым.
Методология исследования подробно раскрывается автором - самой «Целью настоящей статьи является раскрытие проблемы оптимального выбора методов исследования обыденного правосознания в русских народных сказках». На эмпирической стадии исследования это метод анализа (критики) письменных источников, метод обобщения эмпирической информации, метод сравнения, конкретно-исторический метод; на теоретической - метод абстрагирования, метод анализа, системно-структурный метод, метод индукции, дедукции, метод моделирования. Отдельное внимание уделено социокультурному подходу.
Актуальность избранной ученым темы исследования обоснована в тексте работы: «Обыденное правовое сознание имеет своё отражение в фольклоре, исторических правовых документах, иных письменных источниках и документах. Особый интерес представляет его отражение в русских народных сказках … . Необходимо отметить, что сегодня в этой сфере научных знаний отсутствуют достоверные комплексные положения о системе закономерностей отражения представлений о праве и правах в русских сказках, их влияния на формирование правового сознания. Для объективного и достоверного исследования названной проблемы очень важно обратить внимание на феномен сказки и результаты его научного осмысления». Автор перечислил фамилии ведущих ученых, которые занимались исследованием сказок.
Научная новизна исследования имеется и обусловлена самой его темой: «Результатом исследования должно стать получение объективных, достоверных и научно обоснованных знаний о системе закономерных связей отражения и трансляции ранних правовых идей в русских сказках, а также взаимообратные детерминирующие связи между ранними правовыми идеями и их отражением в фольклоре». Автор сделал краткий обзор исследования русских народных сказок представителями различных наук, предложил авторское определение правового архетипа как элемента коллективного бессознательного, представляющего собой прообраз идей о справедливости (соразмерности), норме и мере, воздаянии, свободе, имуществе, сущности договора и его силе, власти и суде. Ученый выяснил, что «Оптимальными методами на эмпирической стадии исследования являются метод анализа (критики) письменных источников, обобщения, сравнения, конкретно-исторический метод. На теоретической стадии исследования будут незаменимы методы абстрагирования, анализа, системно-структурный метод, индукции, дедукции, социокультурный подход». Статья, безусловно, заслуживает внимания читательской аудитории и вносит определенный вклад в развитие отечественной правовой науки.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во вводной части исследования автор определяет актуальность темы статьи, называет ее цель. В основной части статьи автор рассматривает сказку как объект исследования ряда отраслей научного знания, перечисляет фамилии ученых, которые занимались ее исследованием, определяет характер использованных ими подходов, выделяет из них наиболее значимые, попутно предлагая оригинальную дефиницию понятия «правовой архетип», раскрывает свою методологию исследования обыденного правового сознания в русских народных сказках. В заключительной части работы содержатся выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание статьи полностью соответствует ее наименованию и не вызывает особых нареканий.
Как особые достоинства работы следует отметить оригинальность исследования, высокую актуальность затрагиваемых в нем вопросов, глубину изложения материалов, четкость и аргументированность позиций ученого. Статья, безусловно, имеет теоретическую и практическую ценность для отечественной правовой науки.
Библиография исследования представлена 24 источниками (документами, историческими материалами, учебниками, учебным пособием, монографиями, диссертационной работой, научными статьями, словарями, энциклопедиями). С формальной и фактической точек зрения этого достаточно.
Апелляция к оппонентам имеется (как общая, так и частная – В. И. Лафитский, А. И. Овчинников и др.). Научная дискуссия ведется автором корректно, его позиции по спорным вопросам аргументированы в необходимой степени.
Выводы по результатам всего проведенного исследования имеются, обладают свойством научной новизны и заслуживают внимания читателей.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в области теории государства и права, истории и методологии юридической науки, истории отечественного государства и права.


Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.