Статья 'К вопросу о необходимости реформирования санкции ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и фармацевтической деятельности»' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о необходимости реформирования санкции ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и фармацевтической деятельности»

Сунгурова Екатерина Дмитриевна

старший преподаватель кафедры гражданского права и процесса высшей школы экономики, управления и права Северного (Арктического) федерального университета им. М.В. Ломоносова

163000, Россия, Архангельская область, г. Архангельск, пр. Ломоносова, 58, оф. 111

Sungurova Ekaterina Dmitrievna

Senior Educator, the department of Civil Law and Procedure, Northern (Arctic) Federal University named after M.V.

163000, Russia, Arkhangel'skaya oblast', g. Arkhangel'sk, pr. Lomonosova, 58, of. 111

e.gavrilyuk@narfu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.7.36047

Дата направления статьи в редакцию:

01-07-2021


Дата публикации:

18-07-2021


Аннотация: Введение. Изучение учебной, монографической и иной специальной литературы свидетельствует о том, что вопросы назначения наказания за совершение преступления, предусмотренного статьей 235 УК РФ, комплексно не исследовались. В данной статье анализируется практика назначения наказания по статье 235 УК РФ. Объектом исследования являются общественные отношения, складывающиеся при назначении наказания при осуществлении незаконной медицинской и фармацевтической деятельности. Предметом исследования явилась санкция статьи 235 УК РФ. Цель. Изучить меры государственного принуждения, применяемые к лицам, признанным виновными в совершении преступления, предусмотренного статьей 235 УК РФ. Методология. Используется формально-юридический анализ норм действующего уголовного законодательства и практики его применения, диалектический, логический, статистический методы научного познания. Результаты обладают научной новизной и практической значимостью и могут быть использованы при совершенствовании уголовного закона. В ходе исследования автор выделил актуальные вопросы, связанные с назначением наказания по статье 235 УК РФ: высокая частотность применения штрафа как вида наказания, отсутствие практики назначения наказания в виде ограничения свободы и дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. Автором подготовлены предложения по совершенствованию санкции статьи 235 УК РФ, учитывая анализ законодательства отдельных стран СНГ и отечественную правоприменительную практику.


Ключевые слова: преступления, уголовная ответственность, медицинская деятельность, санкция, меры государственного принуждения, наказуемость, прекращение уголовного преследования, категория преступления, штраф, лишение свободы

Abstract: The study of educational, monographic, and other specialized literature testifies ti the fact that questions of imposition of penalty for committing an offence stipulated by the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation have not been comprehensively examined. This article analyzes the practice of imposition of penalty under the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation. The object of this research is the social relations arising in the context of imposition of penalty for unlawful practice of medical and pharmaceutical activity. The subject of this research is the sanction of the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation. The author considers the coercive measures applied to persons found guilty of committing an offence under the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation. The acquired results contain scientific novelty and practical significance, and can be used for improving the criminal law. The author determines the following relevant issues associated with imposition of penalty under the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation: high instance of inflicting a fine as a form of punishment; absence of practice of imposition of punishment in form of restriction of freedom or forfeiture to hold certain posts or carry out particular activity. The makes recommendations for improving the sanction of the Article 235 of the Criminal Code of the Russian Federation, taking into consideration the analysis of the legislation of CIS countries and domestic law enforcement practice.



Keywords:

termination of criminal prosecution, punishability, measures of state coercion, sanction, medical activities, criminal liability, crimes, category of crime, fine, deprivation of liberty

1. Введение

Демографическая ситуация, состояние жизнедеятельности населения и его продолжительность жизни относятся к базовым характеристикам, определяющим не только состояние системы здравоохранения того или иного государства, максимальную доступность, качество медицинской помощи, но и эффективность реализуемой государственной политики. Вопросы законодательного обеспечения охраны здоровья населения в Российской Федерации отнесены к числу приоритетных, о чем свидетельствует значительное количество нормативных правовых актов (в т.ч. стратегического характера), принятых в последние годы [1, 2, 3, 4]. Однако эффективность государственной политики определяется не столько созданием соответствующего правового пространства, сколько реализацией предусмотренных законом мер. «Среди средств, препятствующих появлению на рынке медицинских услуг неквалифицированных и недобросовестных специалистов, особое место занимает уголовная репрессия, резерв которой, – по справедливому мнению Н.Ю. Скрипченко, – используется не в полном объеме» [5, С. 23-26]. Так, ежедневные сообщения в средствах массовой информации о причинении вреда здоровью и смерти в результате «лечения» граждан в частных клиниках (особенно при получении косметологических и эстетических медицинских услуг) [6, 7], у народных целителей, не согласуются с данными уголовной статистики, отражающими эпизодическое применение ст. 235 УК РФ, предусматривающей ответственности за незаконное осуществление медицинской или фармацевтической деятельности. Так, согласно информации, размещенной на сайте государственной автоматизированной системы Российской Федерации «Правосудие» в 2012 г. судами было рассмотрено 3 уголовных дела, возбужденных по ст. 235 УК РФ, в 2013 г. всего 1, в 2014 – 2017 гг. по 2 дела ежегодно, в 2018 г. – 9, а в 2019 и 2020 годах по 7.

Статистические данные необходимо анализировать в контексте специфики диспозиции статьи 235 УК РФ. Исследуемая норма конкурирует с иными статьями УК РФ: 109, 123, 171, 238 [8], и, являясь бланкетной, отсылает нас к нормативным правовым актам, закрепляющим понятия медицинская и фармацевтическая деятельность [9, 10]. Так, в силу статьи 2 Федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» медицинская деятельность – это профессиональная деятельность по оказанию медицинской помощи, проведению медицинских экспертиз, осмотров и освидетельствований, санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий и профессиональная деятельность, связанная с трансплантацией органов и тканей, обращением донорской крови и ее компонентов. В свою очередь понятие «фармацевтическая деятельность» закреплено в статье 4 Федерального закона «Об обращении лекарственных средств», и представляет собой деятельность, включающую оптовую торговлю лекарственными средствами, их хранение, перевозку и (или) розничную торговлю лекарственными препаратами, в том числе дистанционным способом, их отпуск, хранение, перевозку, изготовление лекарственных препаратов. Анализ признаков рассматриваемого состава преступления был предметом исследования в научных трудах А.И. Рарога [11, 216 с.], А.Ю. Сичкаренко [12, 184 с.], А.А. Лихолетова [13, С. 55-61] и др. Санкция статьи не подвергалась изучению на предмет ее справедливости и соразмерности совершенному деянию.

2. Основная часть исследования.

Анализ находящихся в открытом доступе судебных решений свидетельствует о крайне либеральном подходе правоприменителя к лицам, признанным виновными в незаконном осуществлении медицинской деятельности (среди изученных актов не было ни одного, содержащего обвинение в незаконном осуществлении фармацевтической деятельности). Около половины виновных в причинении вреда здоровью пациента освобождаются от уголовной ответственности (15 дел, что составляет 42,9%) [14, 15, 16]. Среди оснований прекращения уголовного преследования «пальму первенства» держит истечение сроков давности привлечения к уголовной ответственности – 5 дел (14,3 %), на втором месте стоит примирение с потерпевшим – 4 дела (11,4 %), на третьем – назначение судебного штрафа – 3 дела (8,6%).

При этом суды не усматривают препятствий для принятия решения о прекращении уголовного преследования по основаниям, предполагающим обязательное возмещение ущерба (ст.ст. 76 и 762 УК РФ), в тех случаях, когда криминальные действия повлекли последствия в виде смерти пациента (ч. 2 ст. 235 УК РФ), а вопросы заглаживания вреда, причиненного публичным интересам (рассматриваемое деяние относится к числу двухобъектных преступлений и в качестве основного непосредственного объекта предусматривает установленный порядок осуществления медицинской и фармацевтической деятельности, а дополнительным объектом является здоровье и жизнь пациента [17, 537 с.; 18, с. 115]), в процессе судебного разбирательства даже не поднимаются. Любые же попытки оспорить принятое решение по обстоятельствам, указанным выше, не находят поддержки в судах вышестоящих инстанций. Так, суд апелляционной инстанции признал необоснованными доводы, содержащиеся в представлении прокурора, выразившего несогласие с постановлением суда, которым М., обвиняемый в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 235 УК РФ, был освобожден от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим (ст. 76 УК РФ).

По мнению государственного обвинителя, «при принятии решения судом не была дана правовая оценка тому обстоятельству, что в результате преступных действий М. причинен вред (смерть У.), который не может быть возмещен, помимо частных интересов нарушены и интересы государства в лице уполномоченных органов исполнительной власти субъектов РФ, а также нарушены нормы федерального закона, которым установлен определенный порядок осуществления медицинской деятельности».

Отказывая в удовлетворении представления, суд апелляционной инстанции указал: «доводы апелляционного представления… не могут служить основанием для отмены принятого судом решения, поскольку единственным потерпевшим по данному уголовному делу признано физическое лицо – О., которая имеет право на примирение с подсудимым» [19].

Схожую позицию занял и Советский районный суд г. Махачкалы. Установив, что обвиняемая своими действиями, выразившимися в занятии частной медицинской практикой, не имея лицензии на избранный вид деятельности, совершила преступление, предусмотренное ч. 2 ст. 235 УК РФ, правоприменитель прекратил уголовное преследование по основаниям, предусмотренным ст. 76 УК РФ, признав в качестве потерпевших супруга и детей погибшей [20].

Выявленный либеральный подход в части реакции государственных органов на нарушение уголовно-правового запрета, на наш взгляд, связан с недооценкой в настоящем времени законодателем реальной общественной опасности рассматриваемого преступления. Возможно, это связано с тем, что на момент принятия уголовного закона частная медицинская деятельность находилась в зачаточном состоянии и основным способом оказания медицинских услуг было обслуживание населения государственными медицинскими учреждениями. Вместе с тем, изучение данных Росстата за 2005-2018 годы говорит о стабильном приросте объема платных медицинских услуг на душу населения [21, С. 46-47; 22, С. 49]. При этом, теневой сектор рынка медицинских услуг составляет около 30% [23].

Относя незаконное осуществление медицинской или фармацевтической деятельности, повлекшее причинение вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 235 УК РФ) к преступлениям небольшой тяжести, а в случаях смерти потерпевшего (ч. 2 ст. 235 УК РФ) – к средней тяжести, законодатель не только фактически исключил назначение виновному, причинившему вред здоровью, наказание в виде лишения свободы, так как указанный вид наказания при криминальном дебюте может быть назначен только при условии наличия в действиях подсудимого обстоятельств, отягчающих наказание (ст. ч. 1 ст. 56 УК РФ), но и минимизировал возможность осуждения нарушителя, так как длительные сроки экспертных исследований, проводимых с целью определения характера и тяжести наступивших последствий, прямой причинно-следственной связи между нелегальной медицинской или фармацевтической деятельностью и последствиями, влекут истечение сроков давности, определяя императивное прекращение уголовного дела по ст. 78 УК РФ.

В этой части следует обратить внимание на то, что общественная опасность рассматриваемого состава кроется не только в угрозе причинения вреда здоровью населения (что связано со сферой незаконной деятельности) и фактическом травмировании человека или лишении его жизни, но и в экономическом вреде, причиняемом и государству, и иным хозяйствующим субъектам.

Медицинская и фармацевтические виды деятельности относятся к предпринимательской, осуществляемой на свой страх и риск, и конечный результат которой – медицинская (фармацевтическая) услуга, должен отвечать повышенным требованиям к качеству и безопасности. Именно получение разрешительного документа (лицензии) предполагает прохождение соискателем ряда обязательных процедур, гарантирующих оказание услуг надлежащего качества. Например, получение разрешения на занятие медицинской деятельностью предполагает получение санитарно-эпидемиологического заключения и обязательную проверку соискателя на соответствие лицензионным требованиям, в ходе прохождения которых могут быть выявлены причины, препятствующие получению лицензии: отсутствие специального образования и / или квалификации соискателя лицензии или его сотрудников, отсутствие необходимого оборудования, несоответствие помещения санитарным и иным нормам и правилам и т.д.

Оказание медицинских (фармацевтических) услуг без разрешительного документа исключает осуществление контроля со стороны государства, что, безусловно, сказывается на качестве соответствующего сервиса. Нелегальность оказания медицинских или фармацевтических услуг влечет и негативные финансовые последствия для государства, так как бесконтрольный характер соответствующей деятельности определяет не поступление в бюджет налоговых (налоги на прибыль, доходы, государственная пошлина) и неналоговых (страховые взносы на обязательное страхование) выплат. А не обременённость дополнительными расходами определяет низкую цену предлагаемых услуг, повышая конгруэнтность нелегала перед другими хозяйствующими субъектами, действующими в рамках правового поля, упускающих выгоду.

Таким образом, в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ вред, причиняется не только установленному порядку организации и оказания медицинской и фармацевтической помощи населению, здоровью и жизни конкретного пациента, но и экономическим интересам государства, а также других добросовестных хозяйствующих субъектов. Сказанное подтверждает и позиция Пленума Верховного Суда РФ разъяснившего в п. 5 Постановления от 18 ноября 2004 г. № 23 «О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве» правила конкуренции ст. 171 УК РФ и ст. 235 УК РФ, в соответствии с которыми незаконная медицинская и фармацевтическая практика являются специальными видами предпринимательской деятельности [24].

Изложенное актуализирует законодательный пересмотр санкций ст. 235 УК РФ, обеспечив перевод деяний, предусмотренных ч. 1 в категорию средней тяжести, а ч. 2 – тяжких. Изучение уголовных законов стран постсоветского пространства свидетельствует о том, что в ряде государств законодатель придерживается позиции ужесточения наказания за совершение аналогичных преступлений. Так, статья 322 Уголовного кодекса Республики Казахстан «Незаконная лечебная деятельность» дифференцирует уголовное наказание в зависимости от тяжести причиненного вреда жизни и здоровью пациента [25]. Уголовная ответственность в виде лишения свободы наступает при причинении тяжкого вреда здоровью человека и варьируется от трех до семи лет, с ограничением свободы или без такового, но всегда с лишением права занимать определенные должности и заниматься определенной деятельностью. Статья 335 Уголовного кодекса Республики Беларусь «Незаконное врачевание» устанавливает наказание в виде лишения свободы до семи лет в случае, если наступила смерть человека либо был причинен тяжкий вред здоровью [26].

Обзор правоприменительной практики по данной категории дел позволил выявить, что среди 20 осужденных один подсудимый (2,8%) был оправдан, девять (45%) были приговорены к наказанию в виде штрафа, максимальный размер которого составил 70.000 рублей, минимальный – 15.000 рублей. Учитывая имущественное положение виновного и его семьи, суды в большинстве случаев назначали штраф с рассрочкой выплаты равными платежами, в сумме по 7000 или 3000 рублей в месяц. Формально судебные решения в части обоснованности наказания упрека не вызывают. Установив наличие обстоятельств, смягчающих наказание (как правило, полное или частичное возмещение причиненного вреда, раскаяние виновного в содеянном, признание вины, способствование расследованию преступления), констатируя отсутствие отягчающих обстоятельств, а также акцентируя внимание на данных, положительно характеризующих обвиняемого (по месту работы, жительства), являющегося кормильцем детей (супруги, родителей, в двух судебных решениях содержалась информация об инвалидности виновного), суды обосновывают возможность реализации целей наказания посредством назначения самой мягкой альтернативы – штрафа. Однако, вряд ли приведенные обстоятельства настолько исключительны, чтобы признать справедливым наказание в виде штрафа в размере 30.000 руб. лицу, причинившему тяжкий вред здоровью (закрытый перелом правого бедра на границе средней и верхней трети, со смещением отломков) малолетнего в результате оказания услуг общего массажа без лицензии (Приговор Центрального районного суда г. Читы от 30.01.2019 по уголовному делу № 1-221/2019) [27].

По тем же делам, где суды назначили самый строгий вид наказания – лишение свободы, исполнение приговора носило условный характер (с испытательным сроком от 2 до 3 лет). Например, осуждая К. за осуществление медицинской деятельности без лицензии, повлекшее смерть трех пациентов, Ширинский районный суд Республики Хакасия путем сложения определил окончательный вид наказания 1 год и 9 месяцев лишения свободы условно [28]. В другом случае «народный целитель» была признана виновной в причинении смерти малолетней по неосторожности (обширный термический ожог 3-4 степени туловища и конечностей) при занятии частной медицинской практикой без диплома целителя. Виновной было назначено наказание в виде лишения свободы сроком на 3 (три) года условно с испытательным сроком 2 (два) года [29].

За рамками правоприменения остался такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью. При этом суды игнорируют указанный вид дополнительного наказания и в тех случаях, когда виновные оказывают медицинские услуги на профессиональной основе, имея соответствующий уровень образования, но не оформив разрешительные документы.

Определяя меры государственного принуждения, суды не принимают во внимание фактическую занятость обвиняемых, которые даже будучи признанными виновными в криминальном деянии, повлекшем вред здоровью человека или смерть, не утрачивают возможности продолжить трудовую деятельность в медицинских организациях с соблюдением требований трудового законодательства (ст. 351.1 Трудового кодекса РФ) или продолжить оказание медицинских услуг в частном порядке, оформив соответствующую лицензию. На наш взгляд, указанная практика не обеспечивает реализации предупредительной функции уголовного закона и идет в разрез с этическими нормами и правилами. Изменению практики может способствовать педализация рассматриваемого состава преступления посредством дополнения санкций частей 1 и 2 ст. 235 УК РФ дополнительным видом наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью (как это сделано в смежных составах, связанных с оказанием медицинских услуг, например, ч. 2 ст. 120, ч. 4 ст. 122, ч. 2 ст. 2282 УК РФ).

3. Выводы

Наметившийся либеральный подход к лицам, незаконно оказывающим медицинские услуги, «нивелирует» ценность уголовного закона, который из «чрезвычайно острого и очень чувствительного для любого общества инструмента социального регулирования» [30, с. 82], «последнего аргумента» власти в обеспечении социального порядка постепенно превращается в безоружное «пугало» [31, с. 144.]. «От того, насколько законным и справедливым будет назначенное судом наказание, зависит достижение его целей в процессе исполнения наказания. Назначение наказания - один из центральных институтов уголовного права, поскольку взаимосвязанная квалификация преступлений, основания и пределы уголовной ответственности, ее дифференциация и индивидуализация, а также цели уголовного законодательства, выступают в качестве первого этапа применения наказания в целом» [32, с. 354-358]. Как указывает Н.С. Малеин, «ответственность, справедливое наказание (в меру содеянного) являются реакцией общества, государства на нарушение справедливости и направлены на защиту справедливости» [33, с. 67].

В целях реализации принципа справедливости, обеспечения неотвратимости уголовной ответственности лиц, незаконно оказывающих медицинские (и фармацевтические) услуги, причиняющие вред здравью человека, а также учитывая опыт зарубежных стран, необходимо внести изменения в санкцию ч. 1 ст. 235 УК РФ, повысив размер штрафа от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, увеличив срок принудительных работ и лишения свободы до пяти лет и дополнив наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Причинение смерти пациенту (ч. 2 ст. 235 УК РФ), должно, на наш взгляд, влечь наказание в виде принудительных работ на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до восьми лет, а также лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет.

Библиография
1.
Распоряжение Правительства РФ от 17.11.2008 № 1662-р «О Концепции долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года» // СЗ РФ. 2008. № 47. Ст. 5489.
2.
Постановление Правительства РФ от 28.11.2014 № 1273 «О Программе государственных гарантий бесплатного оказания гражданам медицинской помощи на 2015 год и на плановый период 2016 и 2017 годов» // СЗ РФ. 2014. № 49. Ст. 6975.
3.
Указ Президента РФ от 07.05.2012 № 598 «О совершенствовании государственной политики в сфере здравоохранения» // СЗ РФ. 2012. № 19. Ст. 2335.
4.
Указ Президента РФ от 07.05.2018 № 204 «О национальных целях и стратегических задачах развития Российской Федерации на период до 2024 года» // СЗ РФ. 14.05.2018. № 20, Ст. 2817.
5.
Скрипченко Н.Ю. Незаконное осуществление медицинской деятельности: уголовно-правовая регламентация и вопросы квалификации // Российская юстиция. 2019. № 10. С. 23 – 26.
6.
Информационный пост от 04.06.2021 «В Северодвинске пресечен факт незаконной предпринимательской деятельности, связанный с оказанием медицинских услуг». URL: https://vdvsn.ru/articles/society/v-severodvinske-presechyen-fakt-nezakonnoy-predprinimatelskoy-deyatelnosti-svyazannyy-s-okazaniem-me/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (дата обращения 05.06.2021).
7.
Красота без жертв // Записки следователя. Январь – февраль 2021. С. 24 – 32; информационный пост от 07.04.2021 «В Подмосковье женщина умерла от приступа эпилепсии во время проведения процедуры лифтинга». URL: https://www.m24.ru/news/proisshestviya/07042021/160063?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D (дата обращения 22.06.2021).
8.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ (в ред. от 31.12.2014 №420-ФЗ) // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2014.
9.
Федеральный закон от 21.11.2011 № 323-ФЗ «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации» // СЗ РФ. 2011. № 48. ст. 6724.
10.
Федеральный закон от 12.04.2010 № 61-ФЗ «Об обращении лекарственных средств» // СЗ РФ. 2010. №16. ст. 1815.
11.
Фармацевтическое уголовное право России: монография / А.А. Бимбинов, В.Н. Воронин, Т.Г. Понятовская и др.; отв. ред. А.И. Рарог. Москва: Проспект, 2019. 216 с.
12.
Сичкаренко А.Ю. Уголовно-правовое противодействие незаконному занятию частной медицинской практикой ли частной фармацевтической деятельностью: моногр. / под общ. науч. Руководством А.Г. Кибальника. М.: Илекса, 2012, 184 с.
13.
Лихолетов А.А. Некоторые проблемы квалификации незаконного осуществления медицинской деятельности или фармацевтической деятельности // Вестник Волгоградской академии МВД РФ. 2020. №1 (52). С. 55 – 61.
14.
Апелляционное постановление судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда Кабардино-Балкарской Республики от 23 марта 2021 года по уголовному делу №22-236/2021. URL: https://vs--kbr.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=27364928&delo_id=4&new=4&text_number=1 (Дата обращения 22.06.2021).
15.
Постановление о прекращении уголовного дела с назначением судебного штрафа Чурапчинского районного суда Республики Саха (Якутия) от 20 октября 2020 года по уголовному делу №1-63/2020. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 18.02.2021).
16.
Постановление Северо-Енисейского районного суда Красноярского края от 03 декабря 2018 года по уголовному делу №1-29/2018. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 08.07.2020) и др.
17.
Уголовное право: учебник / Под ред. д.ю.н., проф. Н.И. Ветрова, д.ю.н. Ю.И. Ляпунова. – 3-е изд., испр. и доп. – М.: ИД «Юриспруденция», 2004. – С. 537.
18.
Сичкаренко А.Ю. Объект незаконного занятия частной медицинской практикой или частной фармацевтической деятельностью (ст. 235 УК РФ) // Бизнес в законе. 2009. №3. С. 112 – 115.
19.
Апелляционное постановление Московского областного суда от 18 сентября 2014 г. по уголовному делу № 22-5678. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 08.07.2020).
20.
Постановление Советского районного суда г. Махачкалы от 19 февраля 2015 г. по уголовному делу № 1-137/2015. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 08.07.2020).
21.
Платное обслуживание населения в России. 2017: Стат. сб./ П37 Росстат.-M., 2017. – 110 c. [Электронный ресурс]: Доступ: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/plat17.pdf (Дата обращения 17.05.2019).
22.
Платное обслуживание населения в России. 2019: Стат. сб./ Росстат. – М., 2019. – 110 с. [Электронный ресурс]: Доступ: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Plat_obsluj-2019.pdf (Дата обращения 05.07.2021).
23.
Рынок коммерческой медицины в России: тенденции и перспективы развития // Аналитическое исследование. 2021. [Электронный ресурс]: Доступ: file:///C:/Users/YS/AppData/Local/Temp/DelProf_Analitika_Rynok-kommercheskoy-meditsiny.pdf (Дата обращения 05.07.2021).
24.
О судебной практике по делам о незаконном предпринимательстве. Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 18 декабря 2004 № 23 [Электронный ресурс]: Доступ из справ.-правовой системы «КонсультантПлюс».
25.
Уголовный кодекс Республики Казахстан // URL: https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=31575252#sub_id=2140000 (дата обращения: 07.07.2021).
26.
Уголовный кодекс Республики Беларусь от 09.07.1999 г. №275 – З // URL: https://pravo.by/document/?guid=3871&p0=Hk9900275 (дата обращения 07.07.2021).
27.
Приговор Центрального районного суда г. Читы от 30.01.2019 по уголовному делу № 1-221/2019. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 08.07.2020).
28.
Приговор Ширинского районного суда Республики Хакасия от 03 марта 2020 по уголовному делу №1-20/2020. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 08.07.2020).
29.
Приговор Соль-Илецкого районного суда Оренбургской области от 22 мая 2013 года по уголовному делу № 22-2930/2013. URL: https://bsr.sudrf.ru (дата обращения: 24.05.2020).
30.
Жалинский А.Э. Уголовное право в ожидании перемен: теоретико-инструментальный анализ. М.: Проспект, 2008.
31.
Бабаев М.М., Пудовочкин Ю.Е. Проблемы российской уголовной политики. М.: Проспект, 2014.
32.
Долгополов К.А., Саруханян А.Р. О правилах назначения наказания за преступление, совершенное в соучастии // Вестник Северо-Кавказского гуманитарного института. 2016. №1 (17). С. 354-358.
33.
Малеин Н.С. Юридическая ответственность и справедливость. М.: Манускрипт, 1992.
References (transliterated)
1.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 17.11.2008 № 1662-r «O Kontseptsii dolgosrochnogo sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2020 goda» // SZ RF. 2008. № 47. St. 5489.
2.
Postanovlenie Pravitel'stva RF ot 28.11.2014 № 1273 «O Programme gosudarstvennykh garantii besplatnogo okazaniya grazhdanam meditsinskoi pomoshchi na 2015 god i na planovyi period 2016 i 2017 godov» // SZ RF. 2014. № 49. St. 6975.
3.
Ukaz Prezidenta RF ot 07.05.2012 № 598 «O sovershenstvovanii gosudarstvennoi politiki v sfere zdravookhraneniya» // SZ RF. 2012. № 19. St. 2335.
4.
Ukaz Prezidenta RF ot 07.05.2018 № 204 «O natsional'nykh tselyakh i strategicheskikh zadachakh razvitiya Rossiiskoi Federatsii na period do 2024 goda» // SZ RF. 14.05.2018. № 20, St. 2817.
5.
Skripchenko N.Yu. Nezakonnoe osushchestvlenie meditsinskoi deyatel'nosti: ugolovno-pravovaya reglamentatsiya i voprosy kvalifikatsii // Rossiiskaya yustitsiya. 2019. № 10. S. 23 – 26.
6.
Informatsionnyi post ot 04.06.2021 «V Severodvinske presechen fakt nezakonnoi predprinimatel'skoi deyatel'nosti, svyazannyi s okazaniem meditsinskikh uslug». URL: https://vdvsn.ru/articles/society/v-severodvinske-presechyen-fakt-nezakonnoy-predprinimatelskoy-deyatelnosti-svyazannyy-s-okazaniem-me/?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop (data obrashcheniya 05.06.2021).
7.
Krasota bez zhertv // Zapiski sledovatelya. Yanvar' – fevral' 2021. S. 24 – 32; informatsionnyi post ot 07.04.2021 «V Podmoskov'e zhenshchina umerla ot pristupa epilepsii vo vremya provedeniya protsedury liftinga». URL: https://www.m24.ru/news/proisshestviya/07042021/160063?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D (data obrashcheniya 22.06.2021).
8.
Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 g. № 63-FZ (v red. ot 31.12.2014 №420-FZ) // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 31.12.2014.
9.
Federal'nyi zakon ot 21.11.2011 № 323-FZ «Ob osnovakh okhrany zdorov'ya grazhdan v Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF. 2011. № 48. st. 6724.
10.
Federal'nyi zakon ot 12.04.2010 № 61-FZ «Ob obrashchenii lekarstvennykh sredstv» // SZ RF. 2010. №16. st. 1815.
11.
Farmatsevticheskoe ugolovnoe pravo Rossii: monografiya / A.A. Bimbinov, V.N. Voronin, T.G. Ponyatovskaya i dr.; otv. red. A.I. Rarog. Moskva: Prospekt, 2019. 216 s.
12.
Sichkarenko A.Yu. Ugolovno-pravovoe protivodeistvie nezakonnomu zanyatiyu chastnoi meditsinskoi praktikoi li chastnoi farmatsevticheskoi deyatel'nost'yu: monogr. / pod obshch. nauch. Rukovodstvom A.G. Kibal'nika. M.: Ileksa, 2012, 184 s.
13.
Likholetov A.A. Nekotorye problemy kvalifikatsii nezakonnogo osushchestvleniya meditsinskoi deyatel'nosti ili farmatsevticheskoi deyatel'nosti // Vestnik Volgogradskoi akademii MVD RF. 2020. №1 (52). S. 55 – 61.
14.
Apellyatsionnoe postanovlenie sudebnoi kollegii po ugolovnym delam Verkhovnogo Suda Kabardino-Balkarskoi Respubliki ot 23 marta 2021 goda po ugolovnomu delu №22-236/2021. URL: https://vs--kbr.sudrf.ru/modules.php?name=sud_delo&srv_num=1&name_op=doc&number=27364928&delo_id=4&new=4&text_number=1 (Data obrashcheniya 22.06.2021).
15.
Postanovlenie o prekrashchenii ugolovnogo dela s naznacheniem sudebnogo shtrafa Churapchinskogo raionnogo suda Respubliki Sakha (Yakutiya) ot 20 oktyabrya 2020 goda po ugolovnomu delu №1-63/2020. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 18.02.2021).
16.
Postanovlenie Severo-Eniseiskogo raionnogo suda Krasnoyarskogo kraya ot 03 dekabrya 2018 goda po ugolovnomu delu №1-29/2018. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 08.07.2020) i dr.
17.
Ugolovnoe pravo: uchebnik / Pod red. d.yu.n., prof. N.I. Vetrova, d.yu.n. Yu.I. Lyapunova. – 3-e izd., ispr. i dop. – M.: ID «Yurisprudentsiya», 2004. – S. 537.
18.
Sichkarenko A.Yu. Ob''ekt nezakonnogo zanyatiya chastnoi meditsinskoi praktikoi ili chastnoi farmatsevticheskoi deyatel'nost'yu (st. 235 UK RF) // Biznes v zakone. 2009. №3. S. 112 – 115.
19.
Apellyatsionnoe postanovlenie Moskovskogo oblastnogo suda ot 18 sentyabrya 2014 g. po ugolovnomu delu № 22-5678. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 08.07.2020).
20.
Postanovlenie Sovetskogo raionnogo suda g. Makhachkaly ot 19 fevralya 2015 g. po ugolovnomu delu № 1-137/2015. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 08.07.2020).
21.
Platnoe obsluzhivanie naseleniya v Rossii. 2017: Stat. sb./ P37 Rosstat.-M., 2017. – 110 c. [Elektronnyi resurs]: Dostup: http://www.gks.ru/free_doc/doc_2017/plat17.pdf (Data obrashcheniya 17.05.2019).
22.
Platnoe obsluzhivanie naseleniya v Rossii. 2019: Stat. sb./ Rosstat. – M., 2019. – 110 s. [Elektronnyi resurs]: Dostup: https://rosstat.gov.ru/storage/mediabank/Plat_obsluj-2019.pdf (Data obrashcheniya 05.07.2021).
23.
Rynok kommercheskoi meditsiny v Rossii: tendentsii i perspektivy razvitiya // Analiticheskoe issledovanie. 2021. [Elektronnyi resurs]: Dostup: file:///C:/Users/YS/AppData/Local/Temp/DelProf_Analitika_Rynok-kommercheskoy-meditsiny.pdf (Data obrashcheniya 05.07.2021).
24.
O sudebnoi praktike po delam o nezakonnom predprinimatel'stve. Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 18 dekabrya 2004 № 23 [Elektronnyi resurs]: Dostup iz sprav.-pravovoi sistemy «Konsul'tantPlyus».
25.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Kazakhstan // URL: https://online.zakon.kz/m/document?doc_id=31575252#sub_id=2140000 (data obrashcheniya: 07.07.2021).
26.
Ugolovnyi kodeks Respubliki Belarus' ot 09.07.1999 g. №275 – Z // URL: https://pravo.by/document/?guid=3871&p0=Hk9900275 (data obrashcheniya 07.07.2021).
27.
Prigovor Tsentral'nogo raionnogo suda g. Chity ot 30.01.2019 po ugolovnomu delu № 1-221/2019. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 08.07.2020).
28.
Prigovor Shirinskogo raionnogo suda Respubliki Khakasiya ot 03 marta 2020 po ugolovnomu delu №1-20/2020. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 08.07.2020).
29.
Prigovor Sol'-Iletskogo raionnogo suda Orenburgskoi oblasti ot 22 maya 2013 goda po ugolovnomu delu № 22-2930/2013. URL: https://bsr.sudrf.ru (data obrashcheniya: 24.05.2020).
30.
Zhalinskii A.E. Ugolovnoe pravo v ozhidanii peremen: teoretiko-instrumental'nyi analiz. M.: Prospekt, 2008.
31.
Babaev M.M., Pudovochkin Yu.E. Problemy rossiiskoi ugolovnoi politiki. M.: Prospekt, 2014.
32.
Dolgopolov K.A., Sarukhanyan A.R. O pravilakh naznacheniya nakazaniya za prestuplenie, sovershennoe v souchastii // Vestnik Severo-Kavkazskogo gumanitarnogo instituta. 2016. №1 (17). S. 354-358.
33.
Malein N.S. Yuridicheskaya otvetstvennost' i spravedlivost'. M.: Manuskript, 1992.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляет проблема реформирования санкции ст. 235 УК РФ. Для удобства читательской аудитории автору необходимо конкретизировать название работы, указав наименование указанной статьи УК РФ («Наказать нельзя помиловать: к вопросу о необходимости реформирования санкции ст. 235 УК РФ («Незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности»). Заявленные границы исследования полностью соблюдены ученым.
Методология исследования не указана в тексте статьи. Исходя из анализа содержания работы, автором использовались всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, статистический, формально-юридический методы исследования.
Актуальность избранной темы исследования в работе обоснована автором. Следует согласиться с ученым в том, что «…эффективность государственной политики определяется не столько созданием соответствующего правового пространства, сколько реализацией предусмотренных законом мер». Между тем возможная уголовная репрессия за незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности используется «не полном объеме», да и сам ее характер оставляет желать лучшего. Автор указывает, что «Анализ … находящихся в открытом доступе судебных решений свидетельствует о крайне либеральном подходе правоприменителя» к лицам, признанным виновным в совершении указанных преступных деяний. Дополнительно ученому необходимо раскрыть степень изученности поднимаемых в статье вопросов и перечислить фамилии ведущих специалистов, которые занимались их исследованием.
В чем проявляется научная новизна работы, автор прямо не говорит. Фактически она проявляется в критике ученым либерального подхода отечественного законодателя, который связывается им с недооценкой реальной общественной опасности исследуемого вида преступлений. В связи с этим ученый обосновывает предложение по внесению изменений в ст. 235 УК РФ в части ужесточения предусматриваемых ею санкций за незаконное осуществление медицинской деятельности или фармацевтической деятельности.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы не вполне логична. Вводную часть исследования трудно отграничить от основной части статьи. В основной части работы ученый на основании статистических данных и анализа материалов судебной практики критикует законодательную технику, использованную при конструировании ст. 235 УК РФ, показывает ряд проблем, возникающих в соответствующей правоприменительной деятельности, предлагает и обосновывает совершенствование отечественного уголовного законодательства в части внесения изменений в указанную ст. 235 Уголовного кодекса. В заключительной части статьи содержатся выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы полностью соответствует ее наименованию, но не лишено некоторых недостатков.
Так, автору необходимо привести дефиниции ряда используемых в статье научных понятий «медицинская деятельность», «фармацевтическая деятельность» и др.

Автор пишет, что «… вопросы заглаживания вреда, причиненного публичным интересам (рассматриваемое деяние относится к числу двухобъектных преступлений и в качестве основного непосредственного объекта предусматривает установленный порядок осуществления медицинской и фармацевтической деятельности, а дополнительным объектом является здоровье и жизнь пациента), в процессе судебного разбирательства даже не поднимаются». Отметим, что не все ученые квалифицируют основной непосредственный и дополнительный объекты преступления так же, как автор (мотивируя это тем, что ст. 235 УК РФ должна быть помещена в гл. 16 «Преступления против жизни и здоровья» раздела VII «Преступления против личности»). Некоторые ученые предлагают выделить отдельную главу «Медицинские преступления» (по аналогии с уголовным законодательством Казахстана и Киргизии). Автору необходимо высказать свое мнение по данному поводу (это также позволит усилить аргументацию его позиции по ужесточению санкций уголовно-правовых норм, объединенных ст. 235 УК РФ).
Ученый не высказывает свое мнение по вопросу о том, почему российский законодатель «недооценивает» общественную опасность деяний, закрепленных в ст. 235 УК РФ.
В ст. 235 УК РФ речь идет о незаконном осуществлении медицинской деятельности или фармацевтической деятельности. Возникает вопрос, как быть с лицами, которые располагают необходимыми для ведения указанных видов деятельности документами, но осуществляют их непрофессионально? Как нужно квалифицировать осуществление деятельности так называемым «народным целителем»?
По отношению к последствиям совершения указанных деяний предполагается неосторожная вина лица, осуществляющего медицинскую или фармацевтическую деятельность (что отражено в ст. 235 УК РФ). Какой может быть форма вины относительно самого деяния? Должен ли данный состав преступления оставаться материальным или необходимо сформулировать его как формальный? Имеет ли юридическое значение характер вреда, причиненного потерпевшему? Ответы на данные вопросы будут влиять на определение вида и характера уголовного наказания за совершение преступлений, предусмотренных ст. 235 УК РФ.
В своей работе ученому нужно обратиться к зарубежному опыту решения затрагиваемых в статье вопросов, что позволит высказать новые научные идеи и уточнить некоторые положения статьи.
Библиография исследования представлена 20 источниками (монографиями, научными статьями, программными документами, аналитическими данными). С формальной точки зрения этого достаточно; с фактической - автору необходимо расширить теоретическую базу исследования за счет обращения к научным трудам В. Е. Батюковой, А. В. Варданяна, В. Н. Воронина, И. А. Кравцова, А. А. Лихолетова, И. С. Макеевой, И. И. Нагорной, А. И. Рарога, А. Ю. Сичкаренко, Е. Д. Сунгуровой, З. Х. Урусова, И. А. Фатиевой, Ю. А. Чернышевой и др. Это поможет углубить содержание работы, уточнить ее отдельные положения, усилить аргументацию позиции автора и проч.
Апелляция к оппонентам имеется, но носит общий характер. Автор ссылается на ряд теоретических источников исключительно в подтверждение своих суждений. В научную дискуссию ученый не вступает.
Выводы по результатам проведенного исследования имеются и заслуживают внимания читательской аудитории (автор предлагает «…внести изменения в санкцию ч. 1 ст. 235 УК РФ, повысив размер штрафа от ста тысяч до пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет, увеличив срок принудительных работ и лишения свободы до пяти лет и дополнив наказанием в виде лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет. Причинение смерти пациенту (ч. 2 ст. 235 УК РФ), должно, на наш взгляд влечь наказание в виде принудительных работ на срок до пяти лет, либо лишение свободы на срок до восьми лет, а также лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет»), но с учетом необходимости доработки отдельных положений работы могут быть изменены и уточнены.
Статья не вычитана автором. В ней встречаются опечатки и пунктуационные ошибки.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере уголовного права, криминологии, уголовного процесса, криминалистики при условии ее существенной доработки: уточнении наименования работы и ее структуры, раскрытии методологии исследования, расширении теоретической базы работы, введении дополнительных элементов научной новизны и дискуссионности, уточнении отдельных положений статьи и выводов по результатам исследования, устранении нарушений в оформлении работы.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования интересный и посвящен отдельным аспектам вопроса «…о необходимости реформирования санкции ст. 235 УК РФ «Незаконное осуществление медицинской и фармацевтической деятельности»». Методология исследования – ряд методов, правильно используемых автором: сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ и синтез, логика и др. Актуальность обоснована автором во введении к статье и выражается в следующем: «…состояние жизнедеятельности населения и его продолжительность жизни относятся к базовым характеристикам, определяющим … эффективность реализуемой государственной политики» и «…ежедневные сообщения в средствах массовой информации о причинении вреда здоровью и смерти в результате «лечения» граждан в частных клиниках …, не согласуются с данными уголовной статистики, отражающими эпизодическое применение ст. 235 УК РФ…». Научная новизна обоснована в исследовании автора. Стиль, структура, содержание заслуживают особого внимания. Исследование имеет все необходимые структурные элементы: актуальность, постановка проблемы, цели и задачи, предмет, научная новизна, методология и выводы. Стиль работы хороший, она легко читается и носит исследовательский характер. Содержание отражает существо статьи. Автор логично подводит читателя к существующей проблеме. Он акцентирует внимание читателя на предмете статьи. Он показывает, опираясь на исследования оппонентов, что «…Анализ признаков рассматриваемого состава преступления был предметом исследования в научных трудах А.И. Рарога [11, 216 с.], А.Ю. Сичкаренко [12, 184 с.], А.А. Лихолетова [13, С. 55-61] и др. Санкция статьи не подвергалась изучению на предмет ее справедливости и соразмерности совершенному деянию». Далее автор переходит к «Основная часть исследования», используя ссылки на исследования оппонентов и документы: «Анализ находящихся в открытом доступе судебных решений свидетельствует о крайне либеральном подходе правоприменителя к лицам, признанным виновными в незаконном осуществлении медицинской деятельности», «Около половины виновных в причинении вреда здоровью пациента освобождаются от уголовной ответственности (15 дел, что составляет 42,9%) [14, 15, 16]», озаботившись проблемами автор отмечает «…При этом суды не усматривают препятствий для принятия решения о прекращении уголовного преследования по основаниям, предполагающим обязательное возмещение ущерба (ст.ст. 76 и 762 УК РФ), в тех случаях, когда криминальные действия повлекли последствия в виде смерти пациента …» и делает вывод «…вопросы заглаживания вреда, причиненного публичным интересам …, в процессе судебного разбирательства даже не поднимаются…». При этом автор отмечает, рассматривая решения судов: «Выявленный либеральный подход в части реакции государственных органов на нарушение уголовно-правового запрета, на наш взгляд, связан с недооценкой в настоящем времени законодателем реальной общественной опасности рассматриваемого преступления», делает вывод: «…изучение данных Росстата за 2005-2018 годы говорит о стабильном приросте объема платных медицинских услуг на душу населения [21, С. 46-47; 22, С. 49]. При этом, теневой сектор рынка медицинских услуг составляет около 30% [23]». Автор замечает: «Относя незаконное осуществление медицинской или фармацевтической деятельности, повлекшее причинение вреда здоровью человека (ч. 1 ст. 235 УК РФ) к преступлениям небольшой тяжести, а в случаях смерти потерпевшего (ч. 2 ст. 235 УК РФ) – к средней тяжести, законодатель не только фактически исключил назначение виновному, причинившему вред здоровью, наказание в виде лишения свободы…» и делает правильный вывод: «…но и минимизировал возможность осуждения нарушителя, так как длительные сроки экспертных исследований, …, влекут истечение сроков давности, определяя императивное прекращение уголовного дела по ст. 78 УК РФ». Примеры подкрепляются ссылками на источники и делается вывод: «Медицинская и фармацевтические виды деятельности относятся к предпринимательской, осуществляемой на свой страх и риск, и конечный результат которой – медицинская (фармацевтическая) услуга, должен отвечать повышенным требованиям к качеству и безопасности…», «…Оказание медицинских (фармацевтических) услуг без разрешительного документа исключает осуществление контроля со стороны государства, что, безусловно, сказывается на качестве соответствующего сервиса». В качестве промежуточного вывода автор показывает: «…Таким образом, в результате совершения преступления, предусмотренного ст. 235 УК РФ вред, причиняется не только установленному порядку организации и оказания медицинской и фармацевтической помощи населению, здоровью и жизни конкретного пациента, но и экономическим интересам государства, а также других добросовестных хозяйствующих субъектов», «Изложенное актуализирует законодательный пересмотр санкций ст. 235 УК РФ, обеспечив перевод деяний, предусмотренных ч. 1 в категорию средней тяжести, а ч. 2 – тяжких». При этом «Изучение уголовных законов стран постсоветского пространства свидетельствует о том, что в ряде государств законодатель придерживается позиции ужесточения наказания за совершение аналогичных преступлений» (Казахстан, Беларусь). Далее автор правильно отмечает, что «За рамками правоприменения остался такой вид наказания, как лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью», «Изменению практики может способствовать педализация рассматриваемого состава преступления посредством дополнения санкций частей 1 и 2 ст. 235 УК РФ дополнительным видом наказания в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью…». В заключение автор подводит итог: «В целях реализации принципа справедливости, обеспечения неотвратимости уголовной ответственности лиц, незаконно оказывающих медицинские (и фармацевтические) услуги, причиняющие вред здравью человека, а также учитывая опыт зарубежных стран, необходимо внести изменения…» приводит направления совершенствования УК РФ, в частности «в санкцию ч. 1 ст. 235 УК РФ, повысив размер штрафа …, увеличив срок принудительных работ и лишения свободы до пяти лет и дополнив наказанием в виде лишения права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет…» и «…Причинение смерти пациенту (ч. 2 ст. 235 УК РФ), должно, на наш взгляд, влечь наказание в виде принудительных работ …, либо лишение свободы …, а также лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет…». Как нам кажется, приведены конкретные, однозначные и дающие для практики и теории выводы. Необходимо констатировать, что журнал, в который представлена статья является научным, и автор направил в издательство статью, соответствующую требованиям, предъявляемым к научным публикациям, в частности для научной полемики он обращается к текстам научных работ. Библиография достаточная и содержит определенное количество как современных научных исследований, так и ссылки на НПА (российские и зарубежные), судебные решения и другие материалы (СМИ), к которым автор обращается. Это позволяет автору правильно определить проблемы и поставить их на обсуждение. Он, исследовав их, раскрывает предмет статьи. Апелляция к оппонентам в связи с вышесказанным присутствует. Автором используется материал других исследователей. Выводы – работа заслуживает опубликования, интерес читательской аудитории будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"