Статья 'Конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации

Кривошеев Егор Вячеславович

юрист Общества с ограниченной ответственностью «Орбита»

620078, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Вишневая, 69С, оф. 208

Krivosheev Egor

Lawyer, "Orbita" LLC

620078, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Vishnevaya, 69S, of. 208

ekrivosheev@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.8.35842

Дата направления статьи в редакцию:

31-05-2021


Дата публикации:

26-08-2021


Аннотация: Статья посвящена вопросам применения международных договоров, заключаемых от имени Российской Федерации, Правительства Российской Федерации, федеральных органов исполнительной власти или уполномоченных организаций. Предметом исследования выступают нормы Конституции России и иных нормативных правовых актов, регулирующих порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров Российской Федерации, правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, а также научные труды ученых по данному вопросу. Методы исследования: всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, формально-юридический, герменевтический. Особое внимание уделено анализу конституционного принципа о том, что международные договоры Российской Федерации являются частью правовой системы государства. Выявлены пробелы в действующем законодательстве Российской Федерации, конкретизирующем конституционные положения об условиях применения международных договоров в России. Установлено, что в результате конституционной реформы 2020 г. был усовершенствован механизм защиты государственного суверенитета и сформулировано конституционно-правовое условие для применения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации. Сформулированы предложения по совершенствованию конституционно-правового регулирования вопросов применения международных договоров Российской Федерации. Сделан вывод о том, что существуют обязательные (соответствие международного договора Конституции Российской Федерации, его официальное опубликование, вступление в силу и наличие согласия на его общеобязательность) и факультативные (издание внутригосударственных актов для применения международного договора) конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации.


Ключевые слова: международные договоры, правоприменение, конституция, опубликование, конституционная реформа, ратификация, правовая система, государственный суверенитет, источник права, межгосударственный орган

Abstract: This article discusses the questions of application of international treaties concluded on behalf of the Russian Federation, the Government of the Russian Federation, federal executive branches, or authorized organizations. The subject of this research is the constitutional norms of the Russian Federation and other normative legal acts that regulate the procedure for concluding, executing and terminating the international treaties of the Russian Federation, legal provisions of the Constitutional Court of the Russian Federation and the Supreme Court of the Russian Federation, as well as scientific works on the topic. Special attention is given to the analysis of the constitutional principle that the international treaties of the Russian Federation are part of the legal system of the country. The author reveals the gaps in the current legislation of the Russian Federation specifying the constitutional provisions on the conditions for application of international treaties in the Russian Federation. It is established that the 2020 constitutional reform has improved the mechanism for protecting state sovereignty, and led to formulation of the constitutional-legal condition for application of the decisions of intergovernmental bodies adopted based on the provisions of international treaties of the Russian Federation. The article makes recommendations for the improvement of constitutional-legal regulation of application of international treaties of the Russian Federation. The conclusion is drawn on the existence of mandatory (compliance of the international treaty with the Constitution of the Russian Federation, its formalization, enactment, and consent to its universal binding), as well as optional (publication of domestic acts for application of the international treaty) constitutional-legal conditions for application of international treaties of the Russian Federation.



Keywords:

source of law, state sovereignty, legal system, ratification, constitutional reform, publication, constitution, law enforcement, international treaties, intergovernmental body

Конституция любого государства содержит набор определенных принципов, благодаря которым обеспечивается конституционное развитие государства и общества [1, с. 107]. Принятая в 1993 г. Конституция Российской Федерации в качестве одного из таких принципов закрепила положение о том, что международные договоры Российской Федерации являются частью правовой системы государства. Вместе с тем она не определила их место в системе источников национального (в т. ч. конституционного) права, а также и перечень условий их применения.

Между тем международные договоры, как указывает Г. З. Ярмухаметова, не могут применяться в Российской Федерации непосредственно без соответствующего на то указания в нормах национального права [2, с. 9]. Введя международные договоры в российскую правовую систему, Конституция Российской Федерации в части 4 статьи 15 закрепила их приоритет в применении в случае, если международными договорами Российской Федерации установлены иные правила, чем предусмотренные законом. Однако из этого конституционного положения не ясно, все ли международные договоры имеют приоритет в применении перед законами, а также и то, перед какими именно законами эти договоры имеют приоритет. Подобного рода неопределенность является угрозой для существования России как правового государства, в котором конституционное правоприменение должно строиться на непосредственной реализации конституционных норм и запрете иных действий, им противоречащих [3, с. 44].

Следует отметить, что вопросам заключения, временного исполнения, прекращения и приостановления действия международных договоров посвящены работы А. С. Автономова [4], А. И. Бородич [5], Б. И. Осьминина [6] и др. Вопросам действия международных договоров во времени, пространстве и по кругу лиц посвящены работы С. Б. Бальхаевой [7], Р. А. Каламкаряна [8] и др. Тем не менее, проведенная в 2020 г. конституционная реформа, в результате которой в Конституцию России был внесен ряд изменений и дополнений, делает вопрос о конституционно-правовых условиях применения международных договоров Российской Федерации в настоящее время особенно актуальным.

В связи с этим в рамках настоящей статьи на основании изучения норм Конституции России и иных нормативных правовых актов, регулирующих порядок заключения, выполнения и прекращения международных договоров Российской Федерации, правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, научных трудов ученых с помощью всеобщего диалектического, логического, дескриптивного, формально-юридического, герменевтического методов исследования постараемся уточнить и обобщить конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации, а также выявить проблемы в их практической реализации и предложить способы их решения.

Как уже было сказано ранее, в части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации закреплено верховенство международных договоров над законами без уточнения вида последних. При этом в юридической науке конституцию часто рассматривают как разновидность закона, называя ее Основным законом страны [9 – 11]. Такой подход ставит под сомнение верховенство Конституции Российской Федерации над международными договорами. В связи с этим наиболее перспективным представляется иной подход, когда конституция рассматривается как «нормативный правовой акт высшей юридической силы» [12, с. 24], так как отличается от основного закона способом принятия, содержанием, сферой регулирования и др. [13, с. 57]. Такой подход применительно к Конституции России позволяет говорить о ее верховенстве над международными договорами. По мнению С. В. Петухова, только такое положение Конституции Российской Федерации относительно международных договоров служит основанием для наиболее полной и планомерной реализации конституционно-правовых норм [14, с. 107]. Следует согласиться с А. В. Карпушкиным в том, что приоритет международных договоров не является абсолютным [15, с. 31].

Кроме того, в соответствии с частью 1 статьи 15 Конституции Российской Федерации, ни один нормативный правовой акт, принятый в России, не должен ей противоречить. Как считает В. А. Карташкин, названное положение Конституции России распространяется исключительно на национальное законодательство, так как международные договоры принимаются международным сообществом [16]. Данная позиция вызывает некоторые сомнения, так как международный договор Российской Федерации может заключаться в любом месте по соглашению сторон (как в России, так и за ее пределами), в то время как одной из его сторон всегда выступает Российская Федерация. Более того, на первый взгляд может показаться, что названная выше норма Конституции России распространяется только на нормативные правовые акты, а не на договоры. Вместе с тем, по мнению С. С. Алексеева, юридические особенности нормативного договора позволяют отнести его к нормативным правовым актам [17, с. 47]. Следовательно, международный договор Российской Федерации, являясь по своей природе договором нормативным, должен соответствовать Конституции Российской Федерации, что выступает одним из главных конституционно-правовых условий его применения на территории российского государства.

Необходимо отметить, что в целях соблюдения этого условия Конституционный Суд Российской Федерации в соответствии с пунктом «г» части 2 статьи 125 Конституции Российской Федерации наделен полномочием по проверке конституционности не вступивших в силу международных договоров. Так, если Конституционным Судом России такой договор будет признан не соответствующим Конституции Российской Федерации, он не будет подлежать применению. Однако инициировать самостоятельно такую проверку Конституционный Суд Российской Федерации не может. В связи с этим с момента его учреждения на предмет соответствия Конституции Российской Федерации проверялись только два договора (Протокол о присоединении Российской Федерации к Марракешскому соглашению об учреждении Всемирной торговой организации и Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов). Хотя затраченное на проверку указанных договоров время было сравнительно небольшим (на проверку первого договора ушло около трех недель, на проверку второго – один день), в обоих случаях они были признаны не противоречащими Конституции России. Безусловно, такие максимально сжатые сроки рассмотрения запросов о конституционности названных выше договоров не могут не вызывать споров по поводу необходимости и «правовой чистоты» их проверки. Представляется, что решением подобных споров могло бы стать законодательное закрепление сроков рассмотрения запросов о соответствии Конституции России не вступивших в силу международных договоров. Помимо закрепления общих сроков рассмотрения таких запросов, федеральному законодателю следовало бы предусмотреть и возможность сокращения данных сроков до определенного минимума в случае наличия угрозы жизни и здоровью, неправомерного ограничения или нарушения прав и свобод человека. Однако Конституционный Суд Российской Федерации, исходя из Постановления от 09 июля 2012 г. № 17-П, не оценивает политическую и экономическую целесообразность заключения международных договоров, их влияние на реализацию социальных прав человека и гражданина, последствия их действия для экономики. В связи с этим можно предусмотреть возможность указания в запросе на наличие или отсутствие обстоятельств, позволяющих Конституционному Суду Российской Федерации рассмотреть подобное дело в минимальные сроки.

Как считает В. С. Хижняк, пункт «г» части 2 статьи 125 в совокупности с положениями части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации создают барьер для проникновения в российскую правовую систему норм, противоречащих Конституции [18, с. 26–27]. Однако в полной мере с такой позицией согласиться не представляется возможным. В настоящее время далеко не все международные договоры должны по действующему законодательству проходить предварительный конституционный контроль. Если международный договор не подлежит обязательной проверке на конституционность со стороны Конституционного Суда России, есть вероятность заключения и вступления в силу международных договоров, противоречащих Конституции России. А вступившие в силу международные договоры, согласно законодательству Российской Федерации, проверке на предмет соответствия или несоответствия Конституции России не подлежат. В связи с этим следует согласиться с С. Э. Несмеяновой в том, что необходимо установить обязательный предварительный конституционный контроль в отношении всех без исключения международных договоров [19, с. 144]. Тем самым удастся создать действенный механизм фильтрации международных договоров Российской Федерации и не допустить включения в правовую систему России неконституционных актов.

Еще одно конституционно-правовое условие применения международных договоров, обусловленное их юридической природой, вытекает из части 3 статьи 15 Конституции Российской Федерации, которая исключает возможность применения не опубликованных официально нормативных правовых актов, затрагивающих права, свободы и обязанности человека и гражданина. Официальное опубликование, как отмечает в Постановлении от 27 марта 2012 г. № 8-П Конституционный Суд Российской Федерации, обусловлено общепризнанным принципом правовой определенности, который способствует обеспечению единообразия в правоприменении, недопущению злоупотребления правом и эффективному функционированию механизма реализации и защиты прав и свобод человека и гражданина. Следовательно, применению будут подлежать только официально опубликованные международные договоры Российской Федерации.

Однако на практике это конституционно-правовое условие реализуется не в полной мере. Например, в соответствии со статьей 30 Федерального закона от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» источником официального опубликования международных договоров Российской Федерации межведомственного характера являются официальные издания федеральных органов исполнительной власти. Вместе с тем на сегодняшний день далеко не все федеральные органы государственной власти имеют собственное официальное издание или в таких изданиях межведомственные договоры и вовсе не публикуются. Чаще всего они публикуются на официальных сайтах федеральных органов исполнительной власти. Например, межведомственные договоры Российской Федерации, заключаемые Федеральной службой по экологическому, технологическому и атомному надзору публикуются на ее официальном сайте www.gosnadzor.ru, который не зарегистрирован в качестве сетевого издания. Договоры этой федеральной службы преимущественно посвящены сотрудничеству в сфере ядерной, промышленной и радиационной безопасности, что напрямую затрагивает вопросы обеспечения благоприятной окружающей среды для граждан, проживающих на территории стран, участвующих в договоре. Это дает основания полагать, что такие договоры должны быть официально опубликованы. В то же время в официальных изданиях этой службы тексты данных договоров не публикуются. В связи с этим федеральному законодателю следовало бы расширить перечень источников официального опубликования международных договоров с учетом сложившейся практики, включив в него официальные сайты федеральных органов исполнительной власти.

Необходимо заметить, что официальному опубликованию подлежат и применяемые временно международные договоры Российской Федерации. Например, Договор между Российской Федерацией и Республикой Крым о принятии в Российскую Федерацию Республики Крым и образовании в составе Российской Федерации новых субъектов подлежал временному применению с даты подписания и до дня его ратификации. Представляется, что подобное решение сторон было обусловлено необходимостью обеспечить безопасность проживающих на территории полуострова граждан, создать условия для недопущения произвола и неправомерного ограничения прав и свобод человека, что соответствовало интересам каждой из сторон, заключивших договор.

Кроме того, есть еще два условия применения международных договоров Российской Федерации, на которые указывает Верховный Суд Российской Федерации в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 10 октября 2003 г. № 5. Во-первых, международные договоры Российской Федерации должны вступить в силу, что невозможно без их официального опубликования. В некоторых случаях вступление в силу договора связано с его ратификацией федеральным законом. Во-вторых, чтобы международный договор Российской Федерации подлежал применению, Россия должна выразить согласие на его обязательность. В зависимости от того, в какой форме выражено такое согласие, международные договоры Российской Федерации будут иметь разный приоритет в применении. Так, сформулированное в части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации правило о приоритете международного договора над законом будет действовать тогда, когда согласие на обязательность такого договора выражено путем его ратификации. В случае, если используются какие-либо иные формы выражения согласия на обязательность, такие договоры будут уступать лишь подзаконным нормативным актам, изданным теми органом государственной власти или уполномоченной организацией, которые его заключили. По мнению А. С. Автономова, такое положение занимают и применяемые временно международные договоры [4, с. 90]. В свою очередь, Б. И. Осминин считает, что данное обстоятельство не должно приниматься во внимание, если имеет место противоречие между вступившим в силу международным договором и каким-либо внутригосударственным правовым актом [20, с.134]. Сложно с этим согласиться, так как при таком подходе противоречащий Конституции России вступивший в силу международный договор, согласие на обязательность которого было выражено не в форме ратификации, будет обладать приоритетом по отношению ко всем законам Российской Федерации, что не является допустимым. Поэтому наиболее убедительной представляется позиция И. В. Лексина в том, что преимущество перед любым законом (включая федеральные конституционные законы) имеет только ратифицированный международный договор [21, с. 81].

В дополнение, издание соответствующих внутригосударственных актов также является условием применения международных договоров Российской Федерации. Это условие действует в том случае, если в международном договоре Российской Федерации будут содержаться указания на необходимость государств-участников внести изменения в национальное законодательство.

Следует отметить, что в условиях глобализации и интенсификации межгосударственного экономического сотрудничества, на первый план выходит вопрос о сохранении государственного суверенитета, так как в таких обстоятельствах государства должны прежде всего защищать свои национальные интересы [22, с. 122]. Представляется, что именно эту цель преследовали разработчики прошлогодних поправок к Конституции Российской Федерации, в частности, в статью 79 этого акта, согласно которой «решения межгосударственных органов, принятые на основании положений международных договоров Российской Федерации в их истолковании, противоречащем Конституции Российской Федерации, не подлежат исполнению в Российской Федерации». При этом мнения в научной среде относительно этой новеллы разошлись. В частности, А. В. Карпушкин убежден, что статья 79 Конституции Российской Федерации в обновленной редакции «расшатывает систему гарантий прав человека и искажает смысл ч. 4 ст. 15 Конституции» [15, с. 32]. Более того, негативные оценки и критика полномочия Конституционного Суда России по решению вопроса о возможности исполнения решений межгосударственных судебных органов звучали и раньше. Так, О. В. Комшукова [23] и И. Е. Хлопов [24] заявляли о политизированности используемых Конституционным Судом России аргументов для обоснования своих позиций при решении подобных дел, а Н. В. Варламова говорила о том, что столь избирательный подход к исполнению таких решений идет вразрез с международной системой защиты прав и свобод человека [25]. Однако, как отмечает А. Ф. Амануллина, основой суверенитета государства прежде всего является именно конституция, поэтому она не должна «автоматически подчиняться нормам международного права» [26, с. 68]. По справедливому убеждению И. В. Абдурахмановой, обновление статьи 79 главного нормативного правового акта России способствует защите конституционной идентичности и соответствует тенденциям развития нашего государства [27, с. 56]. Как считает И. Н. Барциц, поправки в названную выше статью Конституции России способствуют сохранению приоритета ее норм и принципов в национальной правовой системе [28, с. 33]. Представляется, что благодаря обновлению положений этой статьи был усовершенствован механизм защиты государственного суверенитета и сформулировано конституционно-правовое условие для применения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации. Полагаем, что данное условие не относится к конституционно-правовым условиям применения международных договоров Российской Федерации и нуждается в обособленном исследовании.

Таким образом, международные договоры обеспечивают возможность Российской Федерации поддерживать и развивать сотрудничество с зарубежными странами по самым разным вопросам. Вместе с тем у каждого из государств, заключающих международный договор, есть своя правовая система, в которую такой договор должен органично вписаться и стать ее частью. В связи с этим перед конституцией каждой страны стоит задача определить на высшем (конституционном) уровне условия для применения международных договоров, которые будут конкретизированы в действующем законодательстве или в решениях высших судов. Результаты проведенного исследования позволяют уточнить и обобщить конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации: соответствие международного договора Конституции Российской Федерации; его официальное опубликование; вступление в силу; наличие согласия на его общеобязательность; издание внутригосударственных актов. Названные условия можно условно разделить на обязательные и факультативные. При этом к факультативным следует отнести последнее из перечисленных условий, так как оно имеет место в случае, когда в договоре содержится указание на обязанность заключивших его государств внести изменения в национальное законодательство. В то же время не все конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации выполняются в полной мере ввиду несовершенства действующего законодательства и правоприменительной практики. В связи с этим представляется необходимым внести соответствующие изменения и дополнения в Конституцию Российской Федерации, Федеральный конституционный закон от 21 июля 1994 г. № 1-ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации», Федеральный закон от 15 июля 1995 г. № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» в части наделения Конституционного Суда Российской Федерации полномочием по проверке всех без исключения не вступивших в силу международных договоров, проверке вступивших в силу международных договоров в случае наличия оснований полагать, что они не соответствуют Конституции Российской Федерации. Кроме того, в названном выше федеральном конституционном законе необходимо закрепить общие сроки рассмотрения запросов о соответствии Конституции Российской Федерации не вступивших в силу международных договоров, требования к подобным запросам и условия для сокращения данных сроков. В свою очередь, в указанном федеральном законе следует расширить перечень источников официального опубликования международных договоров. Это позволит повысить эффективность механизма защиты государственного суверенитета в целом и, в частности, будет способствовать наиболее полной и эффективной реализации конституционно-правовых условий применения международных договоров Российской Федерации.

Библиография
1.
Шупицкая О. Н. Конституционализация права и правовая система // Юридический вестник ДГУ. – 2018. – Т. 28. – № 4. – С. 105–113.
2.
Ярмухаметова Г. З. Общепризнанные принципы и нормы международного права и международные договоры Российской Федерации как источники конституционного права России: автореферат дис. … канд. юрид. наук : 12.00.02. – Челябинск, 2005. – 30 с.
3.
Авакьян С. А. Конституционное правоприменение: некоторые проблемы теории и практики // Юридический вестник ДГУ. – 2018. – Т. 28. – № 4. - С. 43-48.
4.
Автономов А. С. Временное исполнение международных договоров в свете российского конституционного правосудия // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства. – 2017. – № 12. – С. 84–96.
5.
Бородич А. И. К вопросу о заключении международных договоров // Вестник Полоцкого государственного университета. Серия D. Экономические и юридические науки. – 2017. – № 6. - С. 151-157.
6.
Осминин Б. И. Правовые модели прекращения и приостановления государствами действия международных договоров // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. – 2019. – № 4 (77). – С. 116–133.
7.
Бальхаева С. Б. Действие международных договоров во времени, в пространстве и по кругу лиц. – М. : Инфотропик Медиа, 2019. – 200 с.
8.
Каламкарян Р. А. Право международных договоров. Применение международных договоров во времени и пространстве. – М. : Наука, 2015. – 450 с.
9.
Хабриева Т. Я. Конституционная реформа в России в координатах универсального и национального // Журнал зарубежного законодательства и сравнительного правоведения. – 2021. – Т. 17. – № 1. – С. 6–12.
10.
Шахрай С. М. О Конституции Российской Федерации (к 20-летию Основного Закона страны) // Вестник Московского университета. Серия 11: Право. – 2014. – № 1. – С. 35–43.
11.
Эбзеев Б. С. Актуализация Конституции России: собирательный образ поправок Президента РФ В. В. Путина и новые смыслы Основного закона // Государство и право. – 2020. – № 4. – С. 7–24.
12.
Гузий А. Е. Конституция – Основной закон? // Вестник Омской юридической академии. – 2017. – Т. 14. – № 1. – С. 19–25.
13.
Минникес И. А. Зарубежная правовая доктрина о конституции как основном законе // Академический юридический журнал. – 2017. – № 4. – С. 54–58.
14.
Петухов С. В. К вопросу о соотношении Конституции Российской Федерации и международных договоров // Евразийская адвокатура. – 2019. – № 4. – С. 105–107.
15.
Карпушкин А. В. Нормы международного права в правовой системе России и пределы их исполнения // Наука. Общество. Государство. – 2020. – Т. 8. – № 3. – С. 28–36.
16.
Карташкин В. А. Права человека и конституционное ограничение верховенства международного права // Международный правовой курьер. – 2020. – № 1. – С. 22–29.
17.
Алексеев С. С. Государство и право. – М. : Проспект, 2014. – 148 с.
18.
Хижняк В. С. Конституционно-правовой механизм взаимодействия внутригосударственного права Российской Федерации и международного права : автореферат дис. … д-ра юрид. наук : 12.00.02. – Саратов, 2008. – 56 с.
19.
Несмеянова С. Э. Международные договоры как объект конституционного судебного контроля // Российский юридический журнал. – 2015. – № 3 (102). – С. 137–144.
20.
Осминин Б. И. Международные договоры в российской правовой системе (к 20-летию Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации») // Журнал российского права. – 2015. – № 12. – C. 126–139.
21.
Лексин И. В. Договор между органами государственной власти как источник конституционного права : дис. … канд. юрид. наук : 12.00.02. – Москва, 2005. – 263 с.
22.
Рагимов А. Т., Алиева М. Н. Международно-правовые аспекты государственного суверенитета // Юридический вестник ДГУ. – 2018. – Т. 28. – № 4. – С. 120–123.
23.
Комшукова О. В. Политическая аргументация в решениях Конституционного Суда Российской Федерации: анализ Постановления от 14 июля 2015 г. № 21-П // Сравнительное конституционное обозрение. – 2019. – № 3. – С. 110–126.
24.
Хлопов И. Е. Критический анализ постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 14 июля 2015 года № 21-П // Juvenis scientia. – 2016. – № 2. – С. 172–175.
25.
Варламова Н. В. Проблемы конституционализации правопорядка в условиях современных интеграционных процессов // Конституционное и муниципальное право. – 2016. – № 2. – С. 30–35.
26.
Амануллина А. Ф. Приоритет Конституции Российской федерации над международными договорами: теоретический и практический аспекты // Ученые записки Казанского юридического института МВД России. – 2020. – Т. 5. – № 2. – С. 67–70.
27.
Абдурахманова И. В. К вопросу о соотношении норм Конституции Российской Федерации и международного договора в новой редакции Основного закона // Совершенствование конституционно-правовых механизмов организации публичной власти в современной России: общественный диалог : VII Донской юридический форум : сборник материалов Национальной научно-практической конференции. – Ростов-на-Дону : Азов-Принт, 2020. – С. 49–56.
28.
Барциц И. Н. Переосмысление соотношения международного и национального права на рубеже эпох (о поправке в статью 79 Конституции Российской Федерации) // Государственная служба. – 2020. – Т. 22. – № 1. – С. 33–42
References (transliterated)
1.
Shupitskaya O. N. Konstitutsionalizatsiya prava i pravovaya sistema // Yuridicheskii vestnik DGU. – 2018. – T. 28. – № 4. – S. 105–113.
2.
Yarmukhametova G. Z. Obshchepriznannye printsipy i normy mezhdunarodnogo prava i mezhdunarodnye dogovory Rossiiskoi Federatsii kak istochniki konstitutsionnogo prava Rossii: avtoreferat dis. … kand. yurid. nauk : 12.00.02. – Chelyabinsk, 2005. – 30 s.
3.
Avak'yan S. A. Konstitutsionnoe pravoprimenenie: nekotorye problemy teorii i praktiki // Yuridicheskii vestnik DGU. – 2018. – T. 28. – № 4. - S. 43-48.
4.
Avtonomov A. S. Vremennoe ispolnenie mezhdunarodnykh dogovorov v svete rossiiskogo konstitutsionnogo pravosudiya // Aktual'nye problemy teorii i praktiki konstitutsionnogo sudoproizvodstva. – 2017. – № 12. – S. 84–96.
5.
Borodich A. I. K voprosu o zaklyuchenii mezhdunarodnykh dogovorov // Vestnik Polotskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya D. Ekonomicheskie i yuridicheskie nauki. – 2017. – № 6. - S. 151-157.
6.
Osminin B. I. Pravovye modeli prekrashcheniya i priostanovleniya gosudarstvami deistviya mezhdunarodnykh dogovorov // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. – 2019. – № 4 (77). – S. 116–133.
7.
Bal'khaeva S. B. Deistvie mezhdunarodnykh dogovorov vo vremeni, v prostranstve i po krugu lits. – M. : Infotropik Media, 2019. – 200 s.
8.
Kalamkaryan R. A. Pravo mezhdunarodnykh dogovorov. Primenenie mezhdunarodnykh dogovorov vo vremeni i prostranstve. – M. : Nauka, 2015. – 450 s.
9.
Khabrieva T. Ya. Konstitutsionnaya reforma v Rossii v koordinatakh universal'nogo i natsional'nogo // Zhurnal zarubezhnogo zakonodatel'stva i sravnitel'nogo pravovedeniya. – 2021. – T. 17. – № 1. – S. 6–12.
10.
Shakhrai S. M. O Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii (k 20-letiyu Osnovnogo Zakona strany) // Vestnik Moskovskogo universiteta. Seriya 11: Pravo. – 2014. – № 1. – S. 35–43.
11.
Ebzeev B. S. Aktualizatsiya Konstitutsii Rossii: sobiratel'nyi obraz popravok Prezidenta RF V. V. Putina i novye smysly Osnovnogo zakona // Gosudarstvo i pravo. – 2020. – № 4. – S. 7–24.
12.
Guzii A. E. Konstitutsiya – Osnovnoi zakon? // Vestnik Omskoi yuridicheskoi akademii. – 2017. – T. 14. – № 1. – S. 19–25.
13.
Minnikes I. A. Zarubezhnaya pravovaya doktrina o konstitutsii kak osnovnom zakone // Akademicheskii yuridicheskii zhurnal. – 2017. – № 4. – S. 54–58.
14.
Petukhov S. V. K voprosu o sootnoshenii Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii i mezhdunarodnykh dogovorov // Evraziiskaya advokatura. – 2019. – № 4. – S. 105–107.
15.
Karpushkin A. V. Normy mezhdunarodnogo prava v pravovoi sisteme Rossii i predely ikh ispolneniya // Nauka. Obshchestvo. Gosudarstvo. – 2020. – T. 8. – № 3. – S. 28–36.
16.
Kartashkin V. A. Prava cheloveka i konstitutsionnoe ogranichenie verkhovenstva mezhdunarodnogo prava // Mezhdunarodnyi pravovoi kur'er. – 2020. – № 1. – S. 22–29.
17.
Alekseev S. S. Gosudarstvo i pravo. – M. : Prospekt, 2014. – 148 s.
18.
Khizhnyak V. S. Konstitutsionno-pravovoi mekhanizm vzaimodeistviya vnutrigosudarstvennogo prava Rossiiskoi Federatsii i mezhdunarodnogo prava : avtoreferat dis. … d-ra yurid. nauk : 12.00.02. – Saratov, 2008. – 56 s.
19.
Nesmeyanova S. E. Mezhdunarodnye dogovory kak ob''ekt konstitutsionnogo sudebnogo kontrolya // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. – 2015. – № 3 (102). – S. 137–144.
20.
Osminin B. I. Mezhdunarodnye dogovory v rossiiskoi pravovoi sisteme (k 20-letiyu Federal'nogo zakona «O mezhdunarodnykh dogovorakh Rossiiskoi Federatsii») // Zhurnal rossiiskogo prava. – 2015. – № 12. – C. 126–139.
21.
Leksin I. V. Dogovor mezhdu organami gosudarstvennoi vlasti kak istochnik konstitutsionnogo prava : dis. … kand. yurid. nauk : 12.00.02. – Moskva, 2005. – 263 s.
22.
Ragimov A. T., Alieva M. N. Mezhdunarodno-pravovye aspekty gosudarstvennogo suvereniteta // Yuridicheskii vestnik DGU. – 2018. – T. 28. – № 4. – S. 120–123.
23.
Komshukova O. V. Politicheskaya argumentatsiya v resheniyakh Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii: analiz Postanovleniya ot 14 iyulya 2015 g. № 21-P // Sravnitel'noe konstitutsionnoe obozrenie. – 2019. – № 3. – S. 110–126.
24.
Khlopov I. E. Kriticheskii analiz postanovleniya Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii ot 14 iyulya 2015 goda № 21-P // Juvenis scientia. – 2016. – № 2. – S. 172–175.
25.
Varlamova N. V. Problemy konstitutsionalizatsii pravoporyadka v usloviyakh sovremennykh integratsionnykh protsessov // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. – 2016. – № 2. – S. 30–35.
26.
Amanullina A. F. Prioritet Konstitutsii Rossiiskoi federatsii nad mezhdunarodnymi dogovorami: teoreticheskii i prakticheskii aspekty // Uchenye zapiski Kazanskogo yuridicheskogo instituta MVD Rossii. – 2020. – T. 5. – № 2. – S. 67–70.
27.
Abdurakhmanova I. V. K voprosu o sootnoshenii norm Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii i mezhdunarodnogo dogovora v novoi redaktsii Osnovnogo zakona // Sovershenstvovanie konstitutsionno-pravovykh mekhanizmov organizatsii publichnoi vlasti v sovremennoi Rossii: obshchestvennyi dialog : VII Donskoi yuridicheskii forum : sbornik materialov Natsional'noi nauchno-prakticheskoi konferentsii. – Rostov-na-Donu : Azov-Print, 2020. – S. 49–56.
28.
Bartsits I. N. Pereosmyslenie sootnosheniya mezhdunarodnogo i natsional'nogo prava na rubezhe epokh (o popravke v stat'yu 79 Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii) // Gosudarstvennaya sluzhba. – 2020. – T. 22. – № 1. – S. 33–42

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составляют «Конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации». Заявленные границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования не указана в тексте статьи. Исходя из анализа ее содержания, автором использовались всеобщий диалектический, логический, дескриптивный, формально-юридический, герменевтический методы исследования.
В чем состоит актуальность избранной темы исследования, определено ученым: он отмечает, что Конституция РФ не установила место международных договоров в системе источников национального права, также как и перечень условий их применения. Кроме того, «… проведенная в 2020 г. конституционная реформа, в результате которой в Конституцию России был внесен ряд изменений и дополнений, делает вопрос о конституционно-правовых условиях применения международных договоров Российской Федерации в настоящее время особенно актуальным». Во вводной части работы автор указал степень изученности поднимаемых им в статье проблем и перечислил фамилии некоторых ученых, которые ими занимались.
В чем состоит научная новизна работы, автор прямо не указывает. Фактически она проявляется в предложении ученого «… определить на высшем (конституционном) уровне условия для применения международных договоров, которые будут конкретизированы в действующем законодательстве или в решениях высших судов». В основной части работы автор перечисляет основные проблемы теоретического и практического характера, которые могут возникнуть и возникают при применении международных договоров РФ, и предлагает пути их решения.
Научный стиль статьи выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во вводной части исследования автор обосновывает актуальность избранной им темы исследования. В основной части работы ученый анализирует положения Конституции РФ, посвященные международным договорам, указывает на некоторые проблемы реализации Конституционным Судом РФ полномочия по проверке конституционности не вступивших в силу международных договоров, предлагает законодательное закрепление сроков рассмотрения КС РФ соответствующих запросов, выступает за введение обязательности предварительного конституционного контроля в отношении всех международных договоров, рекомендует расширить перечень источников официального опубликования международных договоров с учетом сложившейся практики, включив в него официальные сайты федеральных органов исполнительной власти, затрагивает вопрос о значении формы выражения согласия РФ на обязательность тех или иных международных договоров. В заключительной части статьи содержатся общие выводы по результатам проведенного исследования.
Содержание работы в целом соответствует ее содержанию и не вызывает особых нареканий, но не свободно от некоторых недостатков.
Так, автор пишет: «Следует отметить, что в условиях глобализации и интенсификации межгосударственного экономического сотрудничества, на первый план выходит вопрос о сохранении государственного суверенитета, так как в таких обстоятельствах государства должны прежде всего защищать свои национальные интересы [12, с. 122]. Представляется, что именно эту цель преследовали разработчики прошлогодних поправок к Конституции Российской Федерации, в частности, в статью 79 этого акта. Благодаря обновлению положений этой статьи был усовершенствован механизм защиты государственного суверенитета и сформулировано конституционно-правовое условие для применения решений межгосударственных органов, принятых на основании положений международных договоров Российской Федерации». Для удобства читательской аудитории ученому необходимо раскрыть содержание обсуждаемой им ст. 79 Конституции.
В целом следует признать заслуживающей внимания попытку автора систематизировать все конституционно-правовые условия применения международных договоров. Тем не менее, ученому необходимо углубить содержание работы, повысив степень ее самостоятельности, градус дискуссионности поднимаемых в статье вопросов, для чего необходимо обратиться к исследованию дополнительной научной литературы.
Библиография исследования представлена 12 источниками (диссертационными работами, монографиями, учебником, научными статьями). С формальной точки зрения этого достаточно (хотя необходимо указать, что ученый перечислил не все использованные им источники), с фактической - автору необходимо расширить теоретическую базу исследования за счет обращения к последним научным трудам И. В. Абдурахмановой, А. С. Автономова, А. Ф. Амануллиной, В. М. Жуйкова, А. В. Карпушкина, Е. В. Кривошеева, Л. А. Лазутина, М. Н. Марченко, Е. А. Наумовой, С. В. Петухова и др. (за 2019-2021 гг.), что позволит детализировать положения работы, усилить аргументацию позиций ученого по спорным вопросам, высказать новые научные идеи, дать оригинальные практические рекомендации по совершенствованию конституционного и иного законодательства и проч.
Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует. Автор ссылается на ряд теоретических работ исключительно в подтверждение своих суждений (С. Э. Несмеянова, И. В. Лексин и др.). В научную дискуссию ученый не вступает, в результате чего складывается впечатление, что рассматриваемые им вопросы к дискуссионным не относятся (что не соответствует действительности).
Выводы по результатам исследования имеются, но преимущественно носят характер общеизвестных положений (за исключением предложения автора об определении на конституционном уровне условий для применения международных договоров, которые будут конкретизированы в действующем законодательстве или в решениях высших судов). В частности, не вызывает сомнений, что «…международные договоры обеспечивают возможность Российской Федерации поддерживать и развивать сотрудничество с зарубежными странами по самым разным вопросам»; «В Российской Федерации в настоящее время существуют как обязательные, так и факультативные конституционно-правовые условия применения международных договоров». Таким образом, заключительная часть исследования нуждается в доработке, в том числе в части конкретизации высказанного ученым предложения о четком закреплении в Конституции условий применения международных договоров.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере теории государства и права, конституционного права, международного публичного права, международного частного права при условии ее доработки: раскрытии методологии исследования, расширении теоретической базы работы, уточнении ряда положений статьи, введении дополнительных элементов научной новизны и дискуссионности, усилении аргументации позиций автора по спорным вопросам, уточнении выводов по результатам исследования, устранении нарушений в оформлении работы.


Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Статья посвящена изучению вопросов, связанных c конституционно-правовыми условиями применения международных договоров в Российской Федерации (в статье указано «Конституционно-правовые условия применения международных договоров Российской Федерации», что представляется неверным, поскольку не соответствует предмету статьи. При таком наименовании допускается, что речь может идти об условиях применения международных договоров в области международного права, тогда в статье речь идет о национальном праве.

Методология исследования
В статье применены анализа, обобщения, сравнения, конкретно-исторический метод, метод абстрагирования, системно-структурный метод, методы индукции, дедукции, моделирования.

Актуальность
Статья в целом обладает условной актуальностью, поскольку масса вопросов, изложенных в статье весьма хорошо известна специалистам в области конституционного права. Более того, некоторые из выводов автора отражают материал учебников и монографий, относящийся к применению международно-правовых норм в РФ.
Научная новизна
Научная новизна в статье присутствует частично в виде собственных авторских суждений в отношении проблематики, связанной c конституционно-правовыми условиями применения международных договоров в Российской Федерации. Вместе с тем надо положительно отметить стремление автора подчеркнуть особенности исследуемых феноменов, их значимость для научного анализа, систематичность построения методологического аппарата. Кроме того, автор практически везде вставляет собственные ремарки, охотно дает оценки.
Стиль, структура, содержание
Стиль статьи соответствует требованиям к публикациям юридического профиля.
Структура статьи выдержана.
В отношении содержательной части следует обратить на такие аспекты:
1. Думается, что не вполне корректно в разделе работы (финальная часть статьи) приобщатся к мнению Несмеяновой в части того, что нужен предварительный конституционный контроль не вступивших в силу международных договоров. Рекомендую автору поглубже погрузиться в проблематику условий применения, а не заимствовать чужую мысль и выводить ее на уровень итогового предложения. Например, подумать над выделением (классификацией) международных договоров, подлежащих обязательной проверке Конституционным Судом; поразмыслить над возможными конституционными запретами отказа от имплементации норм международного права в рамках национальной правовой системы (например, в области международного гуманитарного права).
2. Полагаю, что не стоит исходить из презумпции контрадикторности корреляции норм международного права и Конституции РФ. Думается, что в этом аспекте следует руководствоваться принципом синкретизма (единства, целостности), а при возникновении противоречий (которые по определению (в силу того, что РФ является частью цивилизованного мира) должны носить исключительный (экстраординарный) характер) опираться, разумеется, на правовые ценности, имманентные отечественной Конституции.

Апелляционный блок не представлен
Библиография достаточная.
Выводы, интерес читательской аудитории
Статья написана на весьма тривиальную тему, выводы работы не отличаются оригинальностью. При этом статья написана хорошим научным языком, систематизирована. На этой основе, полагаю, что статья может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"