Статья 'К вопросу о понятии и признаках процессуального правонарушения' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о понятии и признаках процессуального правонарушения

Липинский Дмитрий Анатольевич

доктор юридических наук

профессор, Тольяттинский государственный университет

445667, Россия, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Lipinsky Dmitriy Anatol'evich

Doctor of Law

Professor, Togliatti State University

445667, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Belorusskaya, 14

Dmitri8@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Попов Иван Евгеньевич

депутат, Ставропольский район Самарской области

445056, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Popov Ivan Evgen'evich

Deputy, Stavropolsky District of Samara Region

445056, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Belorusskaya, 14

parenc@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.3.35312

Дата направления статьи в редакцию:

19-03-2021


Дата публикации:

26-03-2021


Аннотация: Предметом исследования выступают конфликтные общественные отношения, складывающиеся в сфере осуществления правосудия. Предметом исследования является понятие и признаки процессуального правонарушения. В настоящей статье анализируются общие признаки правонарушения применительно к процессуальному правонарушению. Выявлены особенности проявления признаков правонарушения: деяния, противоправности, виновности, наказуемости. Отмечая, что общественная опасность присуща любому правонарушению, автор рассматривает как признак процессуального правонарушения общественную вредность подобного деяния, поскольку последний наносится охраняемым общественным отношениям любым противоправным деянием. Отмечается отсутствие в законодательстве четких формулировок, не позволяющих провести четкую квалификацию процессуальных правонарушений (например, термин «неуважение к суду»).   В статье делается вывод, что процессуальное правонарушение как общественно вредное, виновное, противоправное деяние, за совершение которого предусмотрена процессуальная ответственность. Обосновывается, что процессуальное правонарушение обладает наиболее универсальными (общими для всех видов правонарушений) признаками: является общественно вредным, виновным, противоправным деянием, за совершение которого предусмотрена процессуальная ответственность. При этом указанные признаки зачастую сложно определить, поскольку формулировки законодателя бывают весьма расплывчатыми. Следует включить в законодательство дефиницию процессуального правонарушения, в том числе всех его отраслевых разновидностей, что позволило бы четко отграничивать процессуальные правонарушения от всех прочих разновидностей.


Ключевые слова: правонарушение, процессуальный правонарушитель, виды правонарушений, общественная опасность, юридическая ответственность, вина, процессуальное правонарушение, субъект, объект, субъективная сторона

Abstract: The subject of this research is the conflictual social relations in the area of administration of justice, as well as the concept and signs of procedural misconduct. Analysis is conducted on the general signs of offense applicable to procedural misconduct. The author reveals the peculiarities of manifestation of signs of offense: wrongdoing, unlawfulness, fault, penalty. It is noted that public danger is characteristic to any offense, thus is attributed as a sign of procedural misconduct. The author underlines that there are no precise wording in the legislation, which does not allow carrying out accurate qualification of procedural offenses (for example, the term “contempt of court”). The conclusion is formulated that the procedural offense is a socially dangerous, faulty, and unlawful act, the commission of which implies procedural liability. It is substantiated that procedural misconduct has most universal (common to all types of offenses) signs. At the same time, the aforementioned signs are often difficult to determine, since the wording of the legislator is quite vague. The author recommends to include into the legislation the definition of procedural misconduct and its varieties, which would allow clearly differentiating the procedural misconduct from all other types of offences.



Keywords:

guilt, legal responsibility, social danger, types of offenses, procedural offender, offense, procedural offense, subject, object, subjective side

Процессуальные правонарушения в отечественной научной среде стали исследоваться не так давно и до сих пор вызывают оживленные дискуссии о том, что же они собой представляют. Одни авторы вообще отрицают необходимость и возможность выделения процессуальных правонарушений в отдельную разновидность. Понимая процессуальные правонарушения как несоблюдение требований юридического процесса, ими делается вывод о том, что для самостоятельности процессуальным правонарушениям не хватает процессуальных отраслей права [4, С. 16]. Часть авторов понимает процессуальное правонарушение как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей [1, С. 135], другие включают в его объем дополнительно злоупотребление правом [6, С. 65] и т.п. Как представляется, сложность в понимании процессуальных правонарушений заключается в том, что, во-первых, отсутствует легальная дефиниция процессуального правонарушения, во-вторых, законодатель не отвел процессуальным правонарушениям определенного места, где они могли быть объединены (за исключением гл. 11 КАС РФ), в-третьих, оказывает влияние догматизм некоторых ученых, остающихся приверженцами консервативных взглядов на теорию правонарушения. Кроме того, значительные расхождения в терминологии, применяемой в отраслевых нормативных правовых актах, порой не позволяют сразу определить, относится ли соответствующее деяние к процессуальному правонарушению или нет. Поэтому, как указывается Д.Н. Парфирьевым, для применения процессуальной ответственности судам сложно мотивировать свои решения [11, С. 18].

Для более полного уяснения процессуального правонарушения как самостоятельной разновидности, рассмотрим юридические признаки правонарушения применительно к процессуальному. Исходить будем из устоявшегося определения правонарушения, как общественно опасного (вредного) деяния субъекта, обладающего признаками противоправности, виновности.

Одним из признаков процессуального правонарушения является деяние (действие или бездействие). Анализ показывает, что в большинстве случаев процессуальные правонарушения совершаются путем бездействия. Н.А. Жильцова, М.М. Голиченко также указывают на то, что субъектами совершаются процессуальные правонарушения по большему счету, когда они не исполняют свои процессуальные обязанности [5, С. 3]. К ним относятся: неисполнение обязанности представать истребуемое доказательство, неявка в судебное заседание, невыполнение требования о предоставлении заключения эксперта. Процессуальные обязанности для субъекта установлены законодательными нормами, за их неисполнение предусмотрены меры ответственности, а исполнение происходит в интересах иных участников процесса. При нарушении обязанностей причиняется вред не только субъектам, чьи права находятся под охраной закона, но и государству, поскольку происходит нарушение процессуального порядка. Таким образом, осуществляя бездействие, правонарушитель не исполняет возложенные на него процессуальные обязанности, в связи с чем подлежит привлечению к процессуальной ответственности.

Посредством совершения действий происходит нарушение порядка или правил выступления в судебном заседании, совершение запрещенных действий с предметом спора в рамках осуществления обеспечительных мер. В последнем случае путем конкретных действий правонарушитель не соблюдает установленные законом запреты. Например, судом может быть удовлетворено ходатайство о применении обеспечительных мер в виде запрета на производство строительных работ [8], запрета на эксплуатацию здания [10] и т.д.

Признак общественной опасности (вредности) долгое время выступает объектов оживленной дискуссии в юридической науке. Соглашаемся, что любое деяние, идущее в разрез с указаниями власти, обладает опасностью для нее (общества). Однако, степень ее может весьма различаться. Поэтому в своем исследовании будем оперировать термином «общественная вредность», поскольку вред охраняемым общественным отношениям в случае противоправного деяния наноситься в любом случае. Общественная вредность процессуальных правонарушений не вызывает сомнений. При этом при совершении процессуальных правонарушений вред может причиняться как публичным интересам, так и частным. Одними из основных задач судопроизводства являются своевременное рассмотрение дел и защита нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций. При совершении процессуального правонарушения происходит посягательство на нормативно урегулированный порядок судопроизводства, может происходить затягивание судебного процесса, что негативно влияет на организацию деятельности судов, поскольку для рассмотрения дел установлены определенные процессуальные сроки и вынесение своевременного решения разгружает судебную систему.

К тому же превышение разумных сроков разрешения дела имеет и материальную составляющую. В случае нарушения права на судопроизводство или исполнение судебного акта в разумный срок заявителю может быть присуждена компенсация [16]. Конечно, нарушение сроков рассмотрения дела еще не означает, что превышены разумные пределы, поскольку и дела бывают достаточно сложными и объемными. Тем не менее, и при простом деле участники процесса могут таким образом затянуть судебный процесс, что даже такая оценочная категория как «разумный срок» будет признан нарушенным. При этом неважно, по чьей вине произошло нарушение. А поскольку компенсация присуждается за счет средств бюджета, то злоупотребление процессуальными правами участника процесса, которое привело к нарушению разумного срока рассмотрения дела, может причинить имущественный вред государству. Следует оговориться о том, что этот вред потенциальный, и он находится за пределами самой процессуальной ответственности.

При совершении процессуального правонарушения также происходит умаление авторитета судебной власти. Обращаясь за защитой своих прав, граждане и организации рассчитывают на то, что разрешение их дела пройдет качественно, своевременно, а судья не просто станет арбитром в споре, но и как должностное лицо сможет достойно выступать от имени государства. Процессуальные правонарушения причиняют вред достоинству судьи, когда лица, их совершающие, открыто игнорируют его требования, не выполняют законные распоряжения и всячески пытаются устроить из судебного процесса зрелищное мероприятие.

Процессуальными правонарушениями причиняется вред и частным интересам. Помимо того, что при неисполнении процессуальных обязанностей одними субъектами нарушаются права других, грубые и оскорбительные высказывания во время процесса могут причинить им моральный вред. А при неисполнении правонарушителем обязанности по выполнению обеспечительных мероприятий в отношении предмета спора может быть причинен и имущественный вред в виде ухудшения его состояния. Правда, и это тоже находится за рамками процессуальной ответственности. То есть потенциально имущественный вред в результате процессуальных правонарушений может быть причинен, но до разрешения дела по существу неизвестно, является ли другая сторона потерпевшей. Таким образом, вред, причиняемый процессуальным правонарушением, находится в нематериальной плоскости.

Следующим признаком процессуального правонарушения является виновность. Как указывалось, виновность является производной от вины, которая характеризует внутреннее, психическое отношение лица к совершенному им правонарушению и имеет две формы: умысел и неосторожность.

Н.В. Витрук полагает, что при совершении процессуального правонарушения вина субъекта презюмируется, поэтому при его фиксации необходимость доказывания вины правонарушителя отсутствует [3, С. 223]. Презумпция вины не означает того, что вопрос виновности не имеет значения, ведь если субъект невиновен, то он и не должен привлекаться к процессуальной ответственности. Как указал Верховный Суд РФ, «презумпция вины причинителя вреда предполагает, что доказательства отсутствия его вины должен представить сам ответчик» [13]. То есть, по сути, парные категории «презумпция невиновности» и «презумпция вины» в контексте бремени доказывания отличаются только субъектом, на кого оно возложено. Правонарушитель имеет возможность доказать отсутствие своей вины и избежать применения мер государственного принуждения.

Например, федеральным законодательством установлена обязанность любых органов и лиц по исполнению обращений судов и мировых судей [7]. Согласно ч. 2 ст. 57 ГПК РФ при истребовании доказательства суд выдает стороне обязательный для исполнения запрос в организацию или иным лицам либо запрашивает доказательство самостоятельно. Если у исполнителя запроса нет возможности предоставить доказательство, то суд должен быть об этом извещен. Для извещения установлен срок – он должен быть направлен в течении 5 дней с момента получения запроса, и содержание – должны быть указаны причины не предоставления доказательства. Если эта обязанность не будет исполнена либо суд посчитает причины отказа в предоставлении доказательства неуважительными, то адресат запроса может быть привлечен к процессуальной ответственности в виде судебного штрафа. Как отмечает С.В. Васильев, для определения вины в этом случае оцениваются причины непредоставления доказательства [2, С. 40]. В зависимости от того, каким будет ответ на запрос, какие адресат запроса укажет обстоятельства, препятствующие предоставлению доказательства, и будет решаться вопрос о его ответственности. Суд, осуществляя оценку представленных доводов, должен сделать вывод о том, что явилось причиной не предоставления доказательства: объективные трудности или ненадлежащее исполнение процессуальной обязанности.

Н.А. Жильцова и М.И. Голиченко для характеристики проявления вины используют такой признак как «недобросовестность», то есть умысел на злоупотребление своими правами [5, С. 2-3]. Например, такая недобросовестность, ущемляющая права других участников процесса, может выражаться нарушении последовательности выступлений, грубых, оскорбительных высказываниях и т.п. В результате выступление правонарушителя может быть ограничено (ч. 1 ст. 159 ГПК РФ).

Необходимо отметить, что, говоря о вине как характеристике субъективной стороны процессуального правонарушения, нельзя забывать о том, что лицо могло не осознавать свое противоправное поведение и его последствия по различным причинам, связанным с наличием у него всевозможных психических заболеваний и расстройств. В этом случае при совершении деяния следует признавать отсутствие у него такого признака как виновность.

Противоправность как признак процессуального правонарушения означает, что при совершении деяния происходит нарушение нормы процессуальной ответственности, которая устанавливает модель должного поведения субъекта. Законодатель посредством включения в норму процессуальной ответственности обязанностей и запретов позволяет субъекту процессуальных правоотношений оценить соответствие своего поведения установленным процессуальным требованиям. В этом случае соответствующая обязанность и запрет должны быть четко выражены, быть понятны. В ином случае недостатки законодательной техники или использование оценочных категорий могут привести к произволу со стороны управомоченного участника процесса. К примеру, такой категорией является «неуважение к суду». Что конкретно может быть признано неуважением к суду, в нормах не указывается, оставляя этот вопрос на усмотрение правопримениятеля.

Судебная практика изобилует примерами поведения, действительно имеющего признаки неуважения к суду: умышленное затягивание судебного процесса, предоставление документов только перед началом судебного заседания, язвительные замечания, выкрики с места и т.д. Но встречаются и примеры, когда в качестве неуважения к суду квалифицировалось не предоставление отзыва на исковое заявление, литературные высказывания [9]. Конечно, сформировать весь перечень действий, которые могут подпадать под понятие «неуважение к суду», невозможно, однако для таких оценочных категорий должны быть разработаны определенные критерии, которые позволят судьям более взвешенно подходить к квалификации процессуальных правонарушений, а обязанным субъектам понимать, какую линию поведении им следует выбрать, для того, чтобы оставаться в рамках установленных правил.

Как представляется, такие критерии должны быть выработаны и рекомендованы на уровне Пленума Верховного Суда РФ. Но он пока ограничился только таким выводом: «Под неуважением к суду понимается совершение действий (бездействия), свидетельствующих о явном пренебрежении к установленным в суде правилам поведения (например, использование в тексте поданного в суд процессуального документа неприличных выражений; не обусловленное изменением обстоятельств дела или другими объективными причинами неоднократное заявление одного и того же ходатайства, в отношении которого уже вынесено и оглашено определение суда) [12].

Описанных двух видов действий явно недостаточно для того, чтобы стало понятно содержание категории «неуважение к суду», поэтому считаем, что в высшей судебной инстанции соответствующие критерии должны быть разработаны. Пока же во многих судах принимаются собственные правила поведения в суде, на которые ориентируются при принятии решения о привлечении к ответственности за неуважение к суду. Например, приказом Председателя Самарского областного суда от 12.10.2018 № 65-о утверждены Правила поведения посетителей в Самарском областном суде, из содержания которых можно выделить обязанности и запреты для посетителей, неисполнение или несоблюдение которых может быть квалифицировано как неуважение к суду. Посетители обязаны:

– покинуть зал судебного заседания по требованию судьи, сотрудника аппарата суда, государственного служащего или судебного пристава;

– не вмешиваться в действия судьи и других участников процесса, не мешать проведению судебного разбирательства вопросами, репликами, не допускать нарушений общественного порядка;

– бережно относиться к имуществу суда, соблюдать чистоту, тишину и порядок в здании и служебных помещениях суда.

Посетителям запрещается:

– использовать мобильные телефоны и другие средства связи и пользоваться ими в зале судебного заседания, за исключением функции аудиозаписи;

– во время судебного заседания производить видеозапись и фотосъемку без разрешения председательствующего судьи;

– выносить, портить или уничтожать документы, полученные для ознакомления, а также имущество суда;

– курить;

– находиться в состоянии алкогольного, наркотического или токсического опьянения, с агрессивным поведением, не отвечающим санитарно-гигиеническим требованиям, с животными [14].

И, наконец, признаком, характеризующим процессуальное правонарушение, является ответственность за его совершение. Признак означает, что в случае неисполнения обязанностей, установленных нормой процессуальной ответственности, к субъекту могут быть применены меры государственного принуждения. Этот признак является важным стимулом для добровольного исполнения возложенных обязанностей и способствует предупреждению их нарушения. Вместе с тем, не всеми авторами поддерживается позиция, что ответственность за совершение правонарушения является его признаком. В частности, Н.Н. Вопленко считает необоснованным включение ответственности в систему признаков, так как она «находится за пределами состоявшегося правонарушения» [4, С. 14]. Однако применительно к понятию процессуального правонарушения этот признак действительно важен, поскольку позволяет отделить от всех нарушений процессуальных норм только те нарушения, за которые предусматривается процессуальная ответственность. Отсутствие признака ответственности или его включение посредством словосочетания «юридическая ответственность» могло бы существенно расширить понятие процессуального правонарушения. В таком случае процессуальным правонарушением следовало бы считать не только нарушение обязанностей, установленных нормами процессуальной ответственности, но и нормами ответственности материально-правовых отраслей, связанных с осуществлением судопроизводства. Тогда и оскорбление судьи являлось бы не только преступлением против правосудия, но и процессуальным правонарушением, неуважением к суду, за которое правонарушителя можно дополнительно привлечь к процессуальной ответственности.

Надо сказать, что сторонники такой позиции есть. О.С. Скачкова среди нарушений процессуального порядка выделяет такие правонарушения, за совершение которых возможно применение только процессуальных мер, только материально-правовых мер либо и тех, и других, поскольку существуют нарушения, противоречащие требованиям одновременно процессуального и материального законодательства [15, С. 105-106]. С.В. Васильев наоборот отделяет процессуальные правонарушения от судебно-процессуальных административных проступков и судебно-процессуальных преступлений [2, С. 41]. Думается, что точку в этом споре поставил Верховный Суд РФ, который однозначно указал на то, что деяния, за которые предусмотрена уголовная ответственность не должны квалифицироваться как неуважение к суду [12], что подтверждает обоснованность нашей позиции. Такой же вывод можно сделать, исходя из содержания ч. 3 ст. 159 ГПК РФ, ч. 2 ст. 122 КАС РФ, ч. 5 ст. 119 АПК РФ. Посредством применения аналогии закона данное правило квалификации должно распространяться на любые процессуальные правонарушения.

Таким образом, рассмотренные признаки процессуального правонарушения позволяют вывести его понятие. На наш взгляд, процессуальное правонарушение обладает наиболее универсальными (общими для всех видов правонарушений) признаками: является общественно вредным, виновным, противоправным деянием, за совершение которого предусмотрена процессуальная ответственность. При этом указанные признаки зачастую сложно определить, поскольку формулировки законодателя бывают весьма расплывчатыми. Следует включить в законодательство дефиницию процессуального правонарушения, в том числе всех его отраслевых разновидностей, что позволило бы четко отграничивать процессуальные правонарушения от всех прочих разновидностей.

Библиография
1.
Бутнев В. В. Гражданское процессуальное правонарушение как основание гражданской процессуальной ответственности // Юридическая ответственность: проблемы и перспективы. Труды по правоведению. – Тарту, 1989. – С. 131-137.
2.
Васильев С. В. К вопросу о судебно-процессуальной деликтологии (на примере законодательства Украины) // Российский судья. – 2011. – № 12. – С. 40-43.
3.
Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд., испр. и доп. – М. : НОРМА, 2009. – 431 с.
4.
Вопленко Н. Н. Понятие, основные признаки и виды правонарушения // Вестник Волгоградского юридического университета. Серия: Юриспруденция. – 2005. – № 7. – С. 6-17.
5.
Жильцова Н. А., Голиченко М. М. Гражданская процессуальная ответственность: понятие и основания // Арбитражный и гражданский процесс. – 2008 – № 7-8. – С. 2-6.
6.
Малиновский А. А. Формы злоупотребления субъективным правом // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2007. – № 5. – С. 61-67.
7.
Обзор судебной практики Верховного Суда Российской Федерации № 2 (2015) (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 26.06.2015) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – № 10. – 2015.
8.
Обзор судебной практики по делам, связанным с самовольным строительством (утв. Президиумом Верховного Суда РФ 19.03.2014) // Бюллетень Верховного Суда РФ. – № 6. – 2014.
9.
Определение Московского областного суда от 11.05.2010 по делу № 33-9248 [Электронный ресурс]. – URL: http://consultant.ru (дата обращения: 25.10.2020).
10.
Определение Первого кассационного суда общей юрисдикции от 28.01.2021 № 88-320/2021 [Электронный ресурс]. – URL: http://consultant.ru (дата обращения: 23.02.2021).
11.
Парфирьев Д. Н. Проблемы штрафной гражданско-процессуальной ответственности // Арбитражный и гражданский процесс. – 2014. – № 3. – С. 18-23.
12.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 13.06.2017 № 21 «О применении судами мер процессуального принуждения при рассмотрении административных дел» // Бюллетень Верховного Суда РФ. – № 8. – август 2017.
13.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.01.2010 № 1 «О применении судами гражданского законодательства, регулирующего отношения по обязательствам вследствие причинения вреда жизни или здоровью гражданина» [Электронный ресурс]. – URL: http://consultant.ru (дата обращения: 25.10.2020).
14.
Правила поведения посетителей в Самарском областном суде: утв. приказом Председателя Самарского областного суда от 12.10.2018 № 65-о [Электронный ресурс]. – URL: http://files.sudrf.ru (дата обращения: 25.10.2020).
15.
Скачкова О. С. Процессуальная ответственность: понятие и содержание: Дис. … канд. юрид. наук: 12.00.01. – Самара, 2007. – 204 с.
16.
Федеральный закон РФ от 30.04.2010 № 68-ФЗ «О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок» // СЗ РФ. – № 18. – Ст. 2144.
References (transliterated)
1.
Butnev V. V. Grazhdanskoe protsessual'noe pravonarushenie kak osnovanie grazhdanskoi protsessual'noi otvetstvennosti // Yuridicheskaya otvetstvennost': problemy i perspektivy. Trudy po pravovedeniyu. – Tartu, 1989. – S. 131-137.
2.
Vasil'ev S. V. K voprosu o sudebno-protsessual'noi deliktologii (na primere zakonodatel'stva Ukrainy) // Rossiiskii sud'ya. – 2011. – № 12. – S. 40-43.
3.
Vitruk N. V. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. 2-e izd., ispr. i dop. – M. : NORMA, 2009. – 431 s.
4.
Voplenko N. N. Ponyatie, osnovnye priznaki i vidy pravonarusheniya // Vestnik Volgogradskogo yuridicheskogo universiteta. Seriya: Yurisprudentsiya. – 2005. – № 7. – S. 6-17.
5.
Zhil'tsova N. A., Golichenko M. M. Grazhdanskaya protsessual'naya otvetstvennost': ponyatie i osnovaniya // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. – 2008 – № 7-8. – S. 2-6.
6.
Malinovskii A. A. Formy zloupotrebleniya sub''ektivnym pravom // «Chernye dyry» v rossiiskom zakonodatel'stve. – 2007. – № 5. – S. 61-67.
7.
Obzor sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii № 2 (2015) (utv. Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 26.06.2015) // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF. – № 10. – 2015.
8.
Obzor sudebnoi praktiki po delam, svyazannym s samovol'nym stroitel'stvom (utv. Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 19.03.2014) // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF. – № 6. – 2014.
9.
Opredelenie Moskovskogo oblastnogo suda ot 11.05.2010 po delu № 33-9248 [Elektronnyi resurs]. – URL: http://consultant.ru (data obrashcheniya: 25.10.2020).
10.
Opredelenie Pervogo kassatsionnogo suda obshchei yurisdiktsii ot 28.01.2021 № 88-320/2021 [Elektronnyi resurs]. – URL: http://consultant.ru (data obrashcheniya: 23.02.2021).
11.
Parfir'ev D. N. Problemy shtrafnoi grazhdansko-protsessual'noi otvetstvennosti // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. – 2014. – № 3. – S. 18-23.
12.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 13.06.2017 № 21 «O primenenii sudami mer protsessual'nogo prinuzhdeniya pri rassmotrenii administrativnykh del» // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF. – № 8. – avgust 2017.
13.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 26.01.2010 № 1 «O primenenii sudami grazhdanskogo zakonodatel'stva, reguliruyushchego otnosheniya po obyazatel'stvam vsledstvie prichineniya vreda zhizni ili zdorov'yu grazhdanina» [Elektronnyi resurs]. – URL: http://consultant.ru (data obrashcheniya: 25.10.2020).
14.
Pravila povedeniya posetitelei v Samarskom oblastnom sude: utv. prikazom Predsedatelya Samarskogo oblastnogo suda ot 12.10.2018 № 65-o [Elektronnyi resurs]. – URL: http://files.sudrf.ru (data obrashcheniya: 25.10.2020).
15.
Skachkova O. S. Protsessual'naya otvetstvennost': ponyatie i soderzhanie: Dis. … kand. yurid. nauk: 12.00.01. – Samara, 2007. – 204 s.
16.
Federal'nyi zakon RF ot 30.04.2010 № 68-FZ «O kompensatsii za narushenie prava na sudoproizvodstvo v razumnyi srok ili prava na ispolnenie sudebnogo akta v razumnyi srok» // SZ RF. – № 18. – St. 2144.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Статья посвящена исследованию юридической конструкции процессуального правонарушения с учетом входящих в нее элементов (признаков): субъект, объект, объективная сторона, субъективная сторона. В этом перечень также добавлена ответственность, о которой будет упомянуто далее.
Методология исследования
В статье использованы формально-юридический, сравнительно-правовой, системно-структурный методы, а также методы анализа, синтеза, индукции, дедукции

Актуальность
Актуальность тематики в целом усматривается в связи с сохраняющейся дискуссионностью изучаемой проблематики, а также недостаточной систематизации вопросов, относящихся к процессуальным правонарушениям.
Научная новизна
Заслуживают поощрения авторские суждения о проблематике теории процессуального прованарушения, сформулированные на их основе выводы, систематичный (правда, использована традиционная версия систематизации состава правонарушения) подход исследователя.
Стиль, структура, содержание
Стиль статьи соответствует обычно предъявляемым требованиям к публикациям юридического жанра. При этом в работе содержатся незначительное количество орфографических и пунктуационных ошибок. Неконвенциональных оборотов не выявлено. Автора отличает грамотное пользование юридической лексикой.
Содержание работы не вызывает особых возражений, поскольку отражает весьма распространенный в науке взгляд на структуру правонарушения (в том числе, процессуального). Вместе с тем, как любое творческое исследование, работа автора не свободна от некоторых недостатков. К их числу можно отнести следующие:
1. Не вполне четко проведена грань между категориями определенности и неопределенности в части процессуальных сроков. Иными словами, неясно, как автор предложил бы разграничивать формы привлечения к ответственности в условиях использования норм с неоднозначным содержанием (разумные сроки, презумпция добросовестности).
2. Хотелось бы предложить автору самостоятельно сформулировать критерии неуважения к суду
3. Как представляется, автор не вполне корректно разграничивает понятия «не значит» и «презюмирует» в контексте вины. Так, исследователь пишет: «Н.В. Витрук полагает, что при совершении процессуального правонарушения вина субъекта презюмируется, поэтому при его фиксации необходимость доказывания вины правонарушителя отсутствует [3, С. 223]. Презумпция вины не означает того, что вопрос виновности не имеет значения, ведь если субъект невиновен, то он и не должен привлекаться к процессуальной ответственности». Следует обратить внимание, что Н.В. Витрук не указывал, что вопрос виновности не имеет значения, а говорил о том, что если нарушение совершено, то вина предполагается. Вместе с тем, надо согласиться с автором в том, что данная позиция является спорной. Думается, что при совершении процессуального правонарушения не следует исходить из презумпции виновности, поскольку это исключает возможность любых способов и форм доказывания обратного (невиновности).
4. Одиозным представляется требование Правил поведения в Самарском областном суде в части запрета находится в здании суда «с агрессивным поведением». Интересно было бы изучить практику применения мер ответственности о привлечении к ответственности лиц, допустивших нарушение данного процессуального требования (в особенности, если говорить о выделении агрессивного поведения в качестве самостоятельного основания привлечения к ответственности).
5. Нельзя согласиться с мнением автора, что в структуру правонарушения инкорпорирована ответственности. Думается, что при таком подходе размываются грани деяния (действия, бездействия) и установленных мер ответственности.
Библиография
Библиографический список достаточен
Апелляция к оппонентам
Апелляционный блок в статье имеется. Автор активно дискутирует, защищает собственную точку зрения, формулирует основанные на ней выводы. Такой подход создает благоприятное впечатление о работе.
Выводы, интерес читательской аудитории
Статья неплохо проработана, имеет концептуальный стержень, полемична. Думается, что будет интересна читателям.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"