Статья 'Правовой обычай и общепринятая практика в отечественном уголовном процессе ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правовой обычай и общепринятая практика в отечественном уголовном процессе

Новикова Юлия Геннадьевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра судопроизводства и правоприменительной деятельности, Рязанский государственный университет имени С.А. Есенина

390015, Россия, Рязанская область, г. Рязань, ул. Белякова, 10, кв. 30

Novikova Yuliya Gennad'evna

PhD in Law

Docent, the department of Judicial Proceedings and Law Enforcement Activity, Ryazan State University named after S. A. Yesenin

390015, Russia, Ryazanskaya oblast', g. Ryazan', ul. Belyakova, 10, kv. 30

flyowl@rambler.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.4.35160

Дата направления статьи в редакцию:

03-03-2021


Дата публикации:

07-05-2021


Аннотация: Объектом исследования является совокупность общественных отношений, складывающихся в сфере уголовного судопроизводства в ходе устранения правовых пробелов и коллизий. Предметом исследования выступает правовой обычай как один из нетрадиционных для российского уголовного процесса источников права, применяемый при отсутствии закрепленных в нормативно-правовых актах норм, направленных на регулирование соответствующего правоотношения. Автор анализирует сущность понятия правового обычая, способы формирования, классификацию и методы его реализации при производстве по уголовному делу. Особое внимание уделяется способам санкционирования правового обычая государством, которые могут влечь признание данного источника права в качестве самостоятельного либо преобразование в иной источник права. Основными выводами по результатам исследования являются следующие положения, составляющие его научную новизну. 1. Система отечественного уголовно-процессуального права характеризуется процессами развития, которые на современном этапе выражаются в формировании и применении такого нетрадиционного источника права, как правовой обычай. 2. Правовой обычай представляет собой не запрещенные законом правила выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений, которые складываются в практической деятельности посредством многократного повторения участниками процесса в условиях отсутствия подлежащей применению нормы права. 3. По способу формирования правовые обычаи в уголовном процессе могут быть классифицированы на диспозитивные (основанные на добровольном волеизъявлении участников процесса) и императивные (формируемые посредством негласного административно-управленческого воздействия). 4. Императивные правовые обычаи - негативные явления правовой действительности, к источникам права отнесены быть не могут. 5. Санкционирование правового обычая как самостоятельного источника права состоит в "молчаливом" его одобрении органами государственной власти. Текстуальное закрепление правового обычая влечет преобразование его в новую форму права. 6. Общепринятая практика - один из признаков правового обычая и возможный способ его легализации.


Ключевые слова: нетрадиционные источники права, правовой обычай, пробелы в праве, общепринятая практика, судебная практика, система уголовно-процессуального права, легализация правового обычая, уголовно-процессуальное законодательство, правоприменительная деятельность, вторичные нормы права

Abstract: The object of this research is the assemblage of social relations arising in the sphere of criminal justice in the course of eliminating legal gaps and contradictions. The subject of this research is the legal custom as one nontraditional sources of law for the Russian criminal proceeding, which is applied in the absence of norms consolidated in the normative legal acts, which are aimed at regulating the corresponding legal relations. Analysis is conducted on the essence of the concept of legal custom, means of formation, classification, and methods of application in criminal proceedings. Special attention is given to the methods of authorization of legal custom by the state, which may entail the recognition of this source of law as independent or transformation into another source of law. The main conclusions that also determine the scientific novelty of this research are as follows.
1. The system of Russia criminal procedure law is characterized by the development processes, which imply the formation and application of such an nontraditional source of law as legal custom.
2. Legal custom represents the rules not prohibited by law for performing procedural actions and making procedural decisions, which are translated into practice through repetition by the of the proceedings in the absence of the enforceable rule of law.
3. According to the method of formation, legal customs in criminal proceedings can be classified into dispositive (based on the voluntary will of the participants) and imperative (formed through tacit administrative influence).
4. Imperative legal customs are the negative phenomena of legal reality and cannot be attributed to the sources of law.
5. Authorization of legal custom as an independent source of law consists in its “tacit” approval by the government authorities. Textual consolidation of legal custom entails its transformation into a new form of law.
6. Universal practice is one of the characteristics of legal custom and a possible means for its legalization.



Keywords:

legalization of legal custom, criminal procedure system, court practice, generally accepted practice, gaps in law, legal custom, unconventional sources of law, criminal procedure legislation, law enforcement, secondary rule of law

В теории российского права рассматриваются различные подходы к пониманию нормативно не закрепленных правил поведения, которые, складываясь на основе многократного повторения субъектами правоотношений, образуют нетрадиционные источники права. В целом, к обозначенной категории понятий могут быть отнесены правовой обычай, судебная практика, правовое обыкновение, заведенный порядок, обычай делового оборота, основные начала (принципы) права. Одно из них, в частности, правовой обычай, - рассматривается в качестве нетрадиционного источника российского права в рамках научной дискуссии таких современных ученых теоретиков и цивилистов, как А.В. Малько, Д.В. Храмов, Л.А. Тхабисимова, А.В. Урумов, Е.Н. Ярмонова и некоторых других. [5, с. 36-39; 10, с. 163-166; 12, с. 180-182]

Думается, понятие правового обычая представляет интерес и в сфере публичных отраслей российского права, в том числе, уголовного процесса, где остается актуальной, практически значимой проблема использования основанных на общепринятой практике правовых инструментов для преодоления коллизий, пробелов в праве и формирования дальнейшей правотворческой деятельности.

В связи с этим видится целесообразным применительно к российскому уголовно-процессуальному праву проанализировать юридическую природу правового обычая, выяснить способы его легальной эффективной реализации при производстве по уголовному делу, а также отграничить понятия источника права и общепринятой практики в отечественном уголовном процессе.

С учетом предмета и целей данной научной работы, используемую методологию образуют всеобщий диалектический, логический, формально-юридический и герменевтический методы исследования.

Анализируя научную дискуссию по предмету исследования, будем исходить из постулата о том, что основным видом источников для системы права государств континентальной Европы, к числу которых относится Россия, выступает нормативно-правовой акт, состоящий из совокупности правовых норм. Однако помимо нормативности и формальной определенности, признаком (свойством), характеризующим право, является динамизм.

Так, с точки зрения А.Б. Венгерова, «…нормы права вообще и возможность их применения в частности имеют большую социальную ценность. Нормативность, т.е. упорядоченность, устойчивость общественной жизни, переводит любое общество в русло нормального цивилизованного существования, касается ли это международных или внутренних аспектов. Для России нормативное… правовое развитие – это одно из направлений ее возрождения, модернизации, создания условий для благополучия и процветания». [3, с. 261-262]

В то же время С.С. Алексеев в ходе рассуждения о нормативности права, отмечает, что значение этого свойства права имеет более глубокие социальные и юридические проявления, чем в целом верное положение о праве как системе норм. [1, c. 88] Кроме того, названный ученый, соглашаясь с позицией Р.О. Халфиной, поясняет, что «…в советской науке право никогда не сводилось к одним только нормам…», «…в право как бы закладывается особая программа на случай появления пробелов, предусматриваются приемы их восполнения в процессе применения права. Главное – надлежащая оснащенность правовой системы необходимым набором юридических средств, при помощи которых восполняются пробелы. И все эти средства независимо от частоты их использования при решении юридических дел должны находиться в «боевой готовности». [11, с. 46-47; 1, с. 259]

При этом О.В. Мартышин, определяя понятие источника (формы) права, как «…сложившийся или определенный государством способ оформления веления, содержащегося в норме права…», подчеркивает наличие различных способов доведения соответствующего правила до сведения адресата и приходит к вводу о том, что «…обычно в государстве одновременно используются несколько источников (форм) права (правовой обычай, правовой прецедент, правовая доктрина, нормативно-правовой акт и т. д.), посредством которых и получает внешнее выражение содержание норм права». [15]

Следует отметить, что перечень источников уголовно-процессуального права России в настоящее время нормативно не закреплен. Статья 1 УПК РФ регламентирует лишь законы, определяющие порядок уголовного судопроизводства, относя к ним УПК РФ и Конституцию РФ. В качестве составной части российского уголовно-процессуального законодательства в ч. 3 ст. 1 УПК РФ названы общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры Российской Федерации. Относительно последнего из указанных источников законодателем сделано два интересных уточнения, которые касаются вопросов разрешения коллизии норм права и содержат термин «применение правил международных договоров Российской Федерации». Первое уточнение наделяет соответствующие правила приоритетом перед нормами УПК РФ. Второе исключает возможность применения данных правил в их истолковании, противоречащем Конституции РФ.

Исходя из содержания приведенной нормы и требований юридической техники, можно прийти к нескольким выводам.

Во-первых, предусмотренные в ст. 1 УПК РФ отдельные источники уголовно-процессуального права по своей юридической природе разнообразны и выходят за пределы понимания одной лишь категории «законы». В частности, общепризнанные принципы, нормы международного права и международные договоры, тем более, правила международных договоров, к категории законов отнесены быть не могут, однако, безусловно, в систему источников отечественного права входят. Логика указанных особенностей указывает на возможность дальнейшего переименования и дополнения ст. 1 УПК РФ.

Во-вторых, упоминаемое законодателем применение правил международных договоров Российской Федерации представляет собой легализованную в УПК РФ возможность использования в отдельных случаях правоприменительной деятельности неких правовых обычаев, не имеющих нормативного закрепления, но сложившихся и общепринятых в практике применения международных договоров.

В-третьих, в России юридической практикой, в том числе, при производстве по уголовному делу, могут вырабатываться правила применения не только норм международного, но и национального права, которые, существуя в форме правовых обычаев, также имеют направленность на преодоление правовых коллизий, пробелов и служат индикатором процессов совершенствования системы российского уголовно-процессуального права.

Неслучайно, в научной работе Р. Давида можно встретить достойное внимания утверждение о том, что «…романо-германское право - право живое, а это предполагает постоянные преобразования». [8]

Обоснованной видится и точка зрения авторов Н.С. Бикмурзиной и А.С. Федотовой, которые отмечают, что развитие российской системы права предполагает «…изменение сущности не только понимания права в целом, но и главных принципов права, а также понятийного аппарата…» и обозначают правовой обычай в качестве источника российского права, который «…является неотчуждаемым элементом системы развития общественных отношений, направленным на разрешение и минимализацию конфликтов, усиление правопорядка». [2, с. 4]

Безусловно, правила поведения участников правоотношений, складывающиеся при наличии правовых коллизий и пробелов в рамках конкретной отрасли права или обособленной ее части, могут влиять на формирование либо общепринятой судебной практики, либо соответствующей нормы (источника) права.

Как представляется, одной из причин преобразования системы права может выступать необходимость постоянного совершенствования, формирования неких универсальных правил применения правовых норм, которые содержат чрезмерно подробную нормативную регламентацию, и в условиях глобализации государственно-правовой действительности не соответствуют стремительно меняющимся социально-экономическим факторам.

В источниках научной литературы в качестве другого обоснования таких процессов обновления в праве названа обобщенность формулировки правовой нормы, недостаточная точность которой предоставляет судьям «…дискреционные полномочия в применении этой нормы», что приводит к контролю верховных судов за осуществлением толкования норм нижестоящими судьями, в условиях чего «…норма, созданная законодателем, - это не более чем ядро, вокруг которого вращаются вторичные правовые нормы». [8]

Более того, применительно к российскому уголовному процессу А.С. Даниелян и И.Н. Гелиева указывают наличие признаков нетрадиционных источников права в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, которые, по мнению названных ученых, «…выступают и актами толкования, и источниками права, а в ряде случаев осуществляют функции иного порядка…». [4, с. 4]

Действительно, согласно положениям Федерального конституционного закона от 07.02.2011 года № 1-ФКЗ «О судах общей юрисдикции в Российской Федерации» полномочия, связанные с организацией и рассмотрением материалов по изучению и обобщению судебной практики в системе судов общей юрисдикции возлагаются на председателя и президиум кассационного суда общей юрисдикции (п. 6 ч. 1 ст. 23.7, п. 2 ч. 3 ст. 23.4), председателя, президиум и судебные коллегии апелляционного суда общей юрисдикции (п. 1 ч. 2 ст. 23.15, п. 2 ч. 3 ст. 23.12, ч. 5 ст. 23.14), председателя и президиум верховного суда республики, краевого, областного суда, суда города федерального значения, суда автономной области, суда автономного округа (п.6 ч. 3 ст. 29, п. 4 ч. 3 ст. 26). В соответствии с п. 11 ч. 1 ст. 39 названного закона, на уровне районного суда, работники аппарата суда участвуют в обобщении данных судебной практики, ведут судебную статистику, информационно-справочную работу по законодательству Российской Федерации.

После предусмотренного положениями п. 1 ч. 7 ст. 2 Федерального конституционного закона от 05.02.2014 года № 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации» обобщения и анализа судебная практика принимает форму разъяснений высших судебных инстанций, в частности, излагаемых в постановлениях Пленума Верховного Суда РФ, в целях обеспечения единообразного применения законодательства Российской Федерации.

В более широком смысле предпосылки для некоторого изменения подхода к современному пониманию системы источников уголовно-процессуального права и истоки формирования нетрадиционных источников права видятся едиными и представляют собой определенный запрос, который может иметь морально-нравственную, социальную, сугубо юридическую либо административно-управленческую природу. Как правило, такой запрос исходит от правоприменителя и выражается в потребности уточнения, дополнения соответствующей нормы права либо приведения ее к единому толкованию в ходе практической юридической деятельности в целях обеспечения прав и законных интересов участников правоотношений и (или) создания единообразной правоприменительной практики.

Очевидно, что правоприменитель из числа органов уголовного судопроизводства и компетентных должностных лиц, не располагая законодательной инициативой, при отсутствии определенных разъяснений в актах толкования, устраняет правовые пробелы и коллизии способами, не запрещенными законом, среди которых могут быть использованы не только известные правила аналогии закона, аналогии права, но и определенные правовые обычаи.

Следует отметить, что понятие правового обычая в целом не отрицается российским законодателем и высшими судебными инстанциями. Например, согласно п. 1 ст. 5 ГК РФ обычаем признается сложившееся и широко применяемое в какой-либо области предпринимательской или иной деятельности, не предусмотренное законодательством правило поведения, независимо от того, зафиксировано ли оно в каком-либо документе.

В пункте 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 года № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняется, что под обычаем, который в силу статьи 5 ГК РФ может быть применен судом при разрешении гражданско-правового спора, следует понимать не предусмотренное законодательством, но сложившееся, то есть достаточно определенное в своем содержании, широко применяемое правило поведения при установлении и осуществлении гражданских прав и исполнении гражданских обязанностей не только в предпринимательской, но и иной деятельности, например, определение гражданами порядка пользования общим имуществом, исполнение тех или иных обязательств. [20]

В обозначенном Постановлении также акцентируется внимание на способах легализации обычаев в праве, в качестве которых указываются, - судебное правоприменение, фиксация в каком-либо документе (опубликованном в печати, изложенном в решении суда по конкретному делу, содержащему сходные обстоятельства, засвидетельствование Торгово-промышленной палатой Российской Федерации), а также применение независимо от такой фиксации. По смыслу ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ, доказать существование обычая должна сторона, которая на него ссылается.

В источниках научной литературы можно встретить в целом единый подход к пониманию правового обычая как сложившегося посредством многократного повторения правила поведения в сфере правового регулирования, санкционированного государством. [12, с. 74; 13, с. 180; 16, с. 222; 17, с. 252]

Однако изучение научных точек зрения по вопросам о значимости и способах легализации правовых обычаев в условиях современной российской государственно-правовой действительности показывает неоднозначность существующих позиций.

Так, по мнению С.С. Алексеева, «…к числу актов-документов, являющихся источниками права, относятся также акты, объективирующие правовые обычаи…, признанные государством». [1, с. 78]

На взгляд О.В. Маловой, «…возможность фиксации обычаев в определенного рода сборниках, письменных документах негосударственных организаций позволяет говорить о том, что способы закрепления обычая обществом приводят к обнаружению обычая и государство вполне может их санкционировать… Правовой обычай не всегда нигде незафиксированная норма, а в более цивилизованных обществах норма, чье значение подтверждается формальной определенностью ее выражения в неофициальных (негосударственных) источниках». [6]

Некоторые из ученых, например, Н.А. Власенко, Г.И. Муромцев, С.Б. Зинковский, признавая реальную применимость данного источника права, отмечают возможность его легализации посредством «…создания судебного или административного решения, основанного на обычае…». [16, c. 198]

Л.П. Рассказов также определяет способ легализации правового обычая «…путем восприятия его судебной, арбитражной или административной практикой». [17, c. 252]

Другие исследователи, в частности, Н.И. Матузов, А.В. Малько, полагают, что «…в российской юридической системе роль правового обычая незначительна (например, согласно ст. 5 ГК РФ отдельные имущественные отношения могут регулироваться обычаями делового оборота)». [14, с. 140]

В то же время, в качестве особенности российской правовой системы и наиболее дискуссионной ее сферы, А.В. Малько и Д.В. Храмов, избирая в качестве критериев классификации «…возможность тех или иных явлений действительности, официально признанных в качестве формально-юридических источников…» прямо называют систему нетрадиционных источников права, представленных «…правовыми обычаями, судебной практикой, правовой доктриной и т. д.», образующими не простое «…дополнение к нормативным правовым актам, а самостоятельную систему, обусловленную своеобразием правовой традиции России». [5, с. 36-39]

Возможно, поэтому в научной литературе одновременно с точкой зрения о том, что «…правовой обычай… обосновался исключительно в частном праве, т.е. там, где господствует диспозитивный метод правового регулирования…», например, в гражданском, семейном отраслях права, обсуждается, и вопрос о наличии «обычаев правового удостоверения» в уголовном процессе. [7, с. 56-57; 9, с. 64-67]

Можно предположить, что правовой обычай как совокупность сложившихся в юридической практике правил поведения, являясь самостоятельным источником права, существует и применяется на основе волеизъявления участников правоотношений и так называемого «молчаливого» одобрения со стороны государства, когда выполненные юридически значимые действия и решения признаются законными и обоснованными органами государственной власти, в частности, судебной. Думается, отличительными чертами правового обычая являются отсутствие формальной определенности и его неписаный характер, длящийся до момента преобразования в более традиционные формы (источники) права. Поэтому санкционирование правового обычая государством во вторичных нормах - посредством разъяснений в судебных решениях высших судебных инстанций, а также путем закрепления в первичных нормах права, характеризуют момент наделения правового обычая формой иных источников права, например, таких, как судебная практика или (и) нормативно-правовой акт.

Примерами преобразования правового обычая как источника права посредством текстуальной фиксации его в законе. являются, в частности, применявшиеся долгое время без нормативной регламентации УПК РФ полномочия помощника судьи как участника уголовного судопроизводства, которые, с некоторыми дополнениями, внесены в ст. 244.1 УПК РФ Федеральным законом от 29.07.2018 года № 228-ФЗ.

Аналогичным образом внесение Федеральным законом от 29.07.2018 года № 228-ФЗ изменений в ст. 259 УПК РФ закрепило положения об аудио-протоколировании, которое ранее применялось секретарем судебного заседания в целях более точного закрепления большого объема информации посредством технических устройств, в настоящее время используется при оформлении протокола судебного заседания как средство фиксации доказательства по уголовному делу.

Другой способ придания правовому обычаю формальной определенности с последующим изменением его как формы (источника) права представлен разъяснениями постановлений Пленума Верховного Суда РФ, основанными на изучении и обобщении судебной практики, в том числе, по уголовным делам. Кроме того, правовая позиция по вопросам соответствия норм отраслевого законодательства положениям Конституции РФ излагается в решениях Конституционного Суда РФ. Акты высших судебных инстанций, создавая так называемые «вторичные нормы права», и, образуя источники уголовно-процессуальной деятельности, могут быть отнесены к самостоятельному виду нетрадиционных источников уголовно-процессуального права. Следовательно, выводы о существовании отдельных, ранее применявшихся правовых обычаев, можно делать, обратившись к данного вида судебным актам.

В качестве примера санкционирования правового обычая в судебной практике по уголовным делам по вопросу о принятии судебных решений в части, касающейся изменения уголовно-правовой квалификации преступления, с учетом некоторой неполноты и противоречивости норм ст. ст. 299, 307 УПК РФ, можно рассматривать разъяснения п. 20 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 года № 55 «О судебном приговоре», согласно которым, суд вправе изменить обвинение и квалифицировать действия (бездействие) подсудимого по другой статье уголовного закона, по которой подсудимому не было предъявлено обвинение, лишь при условии, если действия (бездействие) подсудимого, квалифицируемые по новой статье закона, вменялись ему в вину, не содержат признаков более тяжкого преступления и существенно не отличаются по фактическим обстоятельствам от поддержанного государственным (частным) обвинителем обвинения, а изменение обвинения не ухудшает положения подсудимого и не нарушает его права на защиту». [22]

Также в п. 12 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 года (ред. от 22.12.2015) № 60 «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» указывается, что переквалификация содеянного обвиняемым допускается по делам, рассматриваемым в порядке гл.40 УПК РФ, если для этого не требуется исследования собранных по делу доказательств и фактические обстоятельства при этом не изменяются. [19]

Исходя из данных постановлений Пленума Верховного Суда РФ, за судом признается полномочие при наличии оснований инициировать изменение обвинения подсудимому по итогам судебного следствия, что не предусмотрено ст.ст. 299, 307 УПК РФ, однако, несмотря на превалирующую практику переквалификации содеянного по ходатайству государственного обвинителя, применялось в форме правового обычая и в период, предшествующий опубликованию разъяснений высшей судебной инстанции.

Объем и специфика данного исследования не позволяют отобразить сформированность правового обычая в количественном эквиваленте, однако возможно обратить внимание на закономерности применения в ходе судебного разбирательства по инициативе суда правил переквалификации содеянного.

Так, Чертановским районным судом города Москвы 16.10.2014 года в ходе рассмотрения уголовного дела № 1-320/14, ранее предъявленное Константинову Д.И. обвинение по признакам преступления, предусмотренного ст.105 ч. 1 УК РФ, т.е. убийство – умышленное причинение смерти другому человеку, было изменено, действия подсудимого переквалифицированы на п.«а» ч. 1 ст. 213 УК РФ, т.е. хулиганство - грубое нарушение общественного порядка, выражающее явное неуважение к обществу, с применением предметов, используемых в качестве оружия. При этом, как следует из описательно-мотивировочной части приговора, при переквалификации содеянного суд исходил из норм ч. 3 ст. 49 Конституции РФ, ч. 3 ст. 14 УПК РФ, регламентирующих презумпцию невиновности, а также при оценке доказательств - руководствовался законом и совестью, в соответствии ст. 17 УПК РФ. [26] В приговоре от 20.06.2011 года по уголовному делу № 1-113/2011 Павловский районный суд Алтайского края при переквалификации действий подсудимых на п. «а» ч. 3 ст. 158 УК РФ (в редакции Федерального закона №26 от 07.03.2011 года), сослался на норму ст. 10 УК РФ об обратной силе уголовного закона, смягчающего наказание.[25] Отсутствие специальной нормы, регламентирующей соответствующее полномочие суда, обуславливает применение определенным образом общих норм уголовно-процессуального права и Конституции РФ при мотивировке принятия решения, что может указывать на существование правового обычая, который на основе изучения и обобщения судебной практики получает последующую легализацию в судебных актах высших судебных инстанций. Правовой обычай в уголовном процессе может быть выражен и в сложившейся практике неприменения «не прижившейся» нормы права. К данной разновидности обычаев, например, относится случай не получившего распространения в практической деятельности применения нормы п. 6.1 ч. 1 ст.299 УПК РФ, в связи с чем в Постановлении от 15.05.2018 года № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» Пленум Верховного Суда РФ, давая соответствующие разъяснения, подчеркивает необходимость проверки судом наличия основания для применения положений ч. 6 ст. 15 УК РФ при рассмотрении уголовного дела в отношении каждого подсудимого, с учетом правовых последствий изменения категории преступления на менее тяжкую. [24]

Следует отметить и то, что не все обычаи в уголовном процессе могут проявлять себя непосредственно в итоговых судебных решениях по уголовным делам. Некоторые из них в силу сугубо процессуального характера реализуются в ходе принятия промежуточных решений или при выполнении отдельных процессуальных действий, более детальное изучение которых предполагается в ходе дальнейшего исследования.

Так, к правовым обычаям, реализуемым в ходе производства по уголовному делу, можно отнести предоставление председательствующим судьей права выбора очередности допроса ключевого свидетеля участникам той стороны, права которой наиболее ограничены, т.е. стороне защиты, в случаях, когда в списке лиц, вызываемых в суд, такой свидетель указан обеими из состязающихся сторон, что не предусмотрено и не запрещено статьей 274 УПК РФ, но в целом соответствует правовой позиции Европейского Суда по правам человека (п. 187 постановления Европейского Суда по правам человека от 27.03.2014 года по делу Матыцина против Российской Федерации). [18]

Также, во многом, в виде правового обычая сложилась на практике процедура ознакомления с материалами уголовного дела отдельных участников процесса, которым на основании ходатайства, не только по окончании предварительного расследования, судебного разбирательства или при подготовке дела к судебному заседанию, но и в ходе рассмотрения дела по существу по общему правилу предоставляется возможность за счет личных средств изготовить копии документов. Указанная процедура лишь частично регламентирована нормами ст.ст. 46, 47, УПК РФ, инструкциями по судебному делопроизводству, а также упоминается в п. 6 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 года № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». [21]

Реализуемая судьей свобода судейского усмотрения при определении достаточности исследования доказательств, в том числе, в случае их повторной проверки в судебном следствии, также образуется оценочными категориями «свобода», «достаточность», «совесть», вследствие чего формируется в виде правового обычая, а общими и специальными нормами статей 17, 88, 240, 243 УПК РФ, главы 37 УПК РФ, в полной мере применение подобный правовых категорий урегулировано быть не может, в том числе, с учетом разъяснений пунктов 8-10 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2017 года № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)». [23]

С учетом отсутствия соответствующей нормативной регламентации в статьях 294-295 УПК РФ, правовой обычай образует практикуемое по уголовным делам возобновление судебного следствия с возвращением судьи из совещательной комнаты в целях возможного дополнительного исследования доказательств либо для решения вопроса о продлении срока содержания подсудимого под стражей, что не регламентировано и не запрещено статьями 294-295 УПК РФ.

Существуют и другие сформировавшиеся при производстве по уголовному делу правовые обычаи.

Изложенное позволяется сформулировать вывод о том, что теоретически под правовым обычаем в уголовном процессе России, можно понимать один из нетрадиционных источников права, представляющий собой совокупность не запрещенных законом правил выполнения процессуальных действий и принятия процессуальных решений, которые, складываясь посредством добровольного многократного повторения участниками процесса в условиях отсутствия подлежащей применению нормы права или коллизии норм права, формируются на основе общепринятой судебной практики и приобретают форму других источников права, получая санкционирование государством в актах высших судебных инстанций по уголовным делам и нормативно-правовых актах.

По способу формирования правовые обычаи в уголовном процессе могут быть условно классифицированы на диспозитивные и императивные. Поскольку правовые обычаи как правила поведения, наиболее отвечающие общим нормам права, возникают с учетом волеизъявления участников процесса, можно говорить исключительно о диспозитивном характере их формирования и применения. При этом общепринятая юридическая практика выступает одним из признаков проявления правового обычая.

Императивный способ формирования правовых обычаев представляется негативным явлением и может выражаться в административно-управленческом воздействии на регулируемые правоотношения, посредством негласных властных распоряжений и указаний. Думается, императивные правовые обычаи, если и образуются, то существуют в виде побочных проявлений правоприменительной практики, в связи с чем, к источникам права в буквальном смысле отнесены быть не могут.

Очевидно, что одним из признаков сформировавшегося правового обычая является многократность повторения участниками процесса неких правил выполнения процессуальных действий или принятия процессуальных решений, основанных на морально-нравственных категориях и общих правовых нормах Этот признак может быть установлен посредством изучения статистических данных, исследования следственно-судебной практики, которая, становясь общепринятой, во-многом, определяет дальнейший механизм легализации правового обычая.

Таким образом, современная система уголовно-процессуального права характеризуется определенными признаками преобразования видов источников, ее составляющих, что обусловлено потребностями правоприменителя в устранении правовых пробелов, коллизий, и учитывается законодателем в ходе правотворческой деятельности.

К источникам уголовно-процессуального права может быть условно отнесен такой нетрадиционный для романо-германской системы права, как правовой обычай. Обозначенный источник права не закреплен в ст. 1 УПК РФ, однако его использование в практической деятельности не противоречит закону, направлено на обеспечение прав и законных интересов участников процесса и способствует дальнейшему развитию уголовно-процессуального законодательства, а также формированию единообразной практики его применения.

Отмеченные особенности и требования юридической техники указывают на актуальность изменения подхода к пониманию источников российского уголовно-процессуального права и целесообразность совершенствования нормативной регламентации их видов.

Библиография
1.
Алексеев С. С. Теория права. – М.: Издательство БЕК, 1995. – 320 с.
2.
Бикмурзина Н.С., Федотова А.С. Правовой обычай в российском праве. Мир науки и образования. 2017. № 4 (12) URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pravovoy-obychay-v-rossiyskom-prave/viewer (дата обращения 05.03.2021).
3.
Венгеров А.Б. Теория государства и права: Учебник для юридических вузов. 3-е изд. – М.: Юриспруденция, 2000. – 528 с.
4.
Даниелян А.С., Гелиева И.Н. Постановления Пленума Верховного Суда РФ как форма выражения судебного правотворчества // Юридическая наука. 2018. № 4.
5.
Малько А.В., Храмов Д.В. Система нетрадиционных источников российского частного права // Ленинградский юридический журнал. 2010.
6.
Малова О.В. Правовой обычай и его виды // Сибирский юридический вестник. 2001, № 1. URL: http://www.ex-jure.ru/freelaw/news.php?newsid=60 ( Дата обращения 07.03.2021).
7.
Печников А.П. Правовой обычай в гражданском праве. Бизнес в законе. 2011. № 2. С. 56-57.
8.
Рене Давид. Основные правовые системы современности / Перевод с французского В.А. Туманова. Москва: Прогресс, 1988. URL: http://www.lib.ru/PRAWO/rene.txt (дата обращения 21.02.2021).
9.
Селина Е.В. Судейская осведомленность и правовой обычай в уголовном процессе // Вестник РУДН, серия Юридические науки. 2012. № 2.
10.
Тхабисимова Л.А., Урумов А.В. Нетрадиционные источники гражданского права // Алтайский юридический вестник. 2018. № 2 (22).
11.
Халфина Р.О. Право как средство социального управления. М., 1988.
12.
Ханукаев Ю.Э. Обычай как источник российского права // Вестник Самарской гуманитарной академии. Серия «Право». 2015. № 1-2 (17).
13.
Ярмонова Е.Н. Правовой обычай как источник права // Международный журнал гуманитарных и естественных наук. 2019.
14.
Теория государства и права. Учебник. – Под ред. Матузова Н.И., Малько А.В. Издательство: Юристъ, – 2004. 245 с. URL: https://pravo-olymp.ru/wp-content/uploads/2013/04/TGP_Matuzov_Malko.pdf (дата обращения 07.03.2021).
15.
Теория государства и права. 3-е издание. Учебник. – Под ред. Мартышина О.В.Издательство:Проспект, – 2016. 503 с. URL: https://litgid.com/read/teoriya_gosudarstva_i_prava_3_e_izdanie_uchebnik/page-15.php (дата обращения 07.03.2021).
16.
Теория государства и права: учебник / Российский университет дружбы народов, Юридический институт; под ред. д.ю.н., проф. А.А. Клишаса. – М.: Статут, 2019. – 512 с.
17.
Рассказов Л.П. Теория государства и права: углубленный курс: Учебник. – М.: РИОР: ИНФРА-М, 2015. – 559 с
18.
Постановление Европейского Суда по правам человека от 27.03.2014 по делу Матыцина против Российской Федерации // Управление систематизации законодательства и анализа судебной практики Верховного Суда Российской Федерации. Обобщение правовых позиций международных договорных Органов по вопросам обеспечения права обвиняемого на защиту при оценке доказательств по уголовному делу. 2016. URL: http://www.vsrf.ru/documents/international_practice/26347/ (дата обращения 27.02.2021).
19.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 05.12.2006 № 60 (ред. от 22.12.2015) «О применении судами особого порядка судебного разбирательства уголовных дел» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64549/ (дата обращения 09.03.2021).
20.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 23.06.2015 № 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181602/ (дата обращения 07.03.2021).
21.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 30.06.2015 № 29 «О практике применения судами законодательства, обеспечивающего право на защиту в уголовном судопроизводстве». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181898/ (дата обращения 28.02.2021).
22.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.11.2016 № 55 «О судебном приговоре» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207874/13cdf2ce119c8b587c82aeb5c149642db3f39663/ (дата обращения 27.02.2021).
23.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 19.12.2017 № 51 «О практике применения законодательства при рассмотрении уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_285530/ (дата обращения 27.02.2021).
24.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 15.05.2018 № 10 «О практике применения судами положений части 6 статьи 15 Уголовного кодекса Российской Федерации» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_298065/ (дата обращения 03.03.2021).
25.
Приговор Павловского районного суда (Алтайский край) от 20.06.2011 по уголовному делу № 1-113/2011 URL: https://sudact.ru/regular/doc/aTYlbgZ5ND5l/ (дата обращения 09.03.2021).
26.
Приговор Чертановского районного суда города Москвы от 16.10.2014 по уголовному делу № 1-320/2014 URL: https://sudact.ru/regular/doc/M0sgYgVyqnLB/ (дата обращения 09.03.2021).
References (transliterated)
1.
Alekseev S. S. Teoriya prava. – M.: Izdatel'stvo BEK, 1995. – 320 s.
2.
Bikmurzina N.S., Fedotova A.S. Pravovoi obychai v rossiiskom prave. Mir nauki i obrazovaniya. 2017. № 4 (12) URL: https://cyberleninka.ru/article/n/pravovoy-obychay-v-rossiyskom-prave/viewer (data obrashcheniya 05.03.2021).
3.
Vengerov A.B. Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik dlya yuridicheskikh vuzov. 3-e izd. – M.: Yurisprudentsiya, 2000. – 528 s.
4.
Danielyan A.S., Gelieva I.N. Postanovleniya Plenuma Verkhovnogo Suda RF kak forma vyrazheniya sudebnogo pravotvorchestva // Yuridicheskaya nauka. 2018. № 4.
5.
Mal'ko A.V., Khramov D.V. Sistema netraditsionnykh istochnikov rossiiskogo chastnogo prava // Leningradskii yuridicheskii zhurnal. 2010.
6.
Malova O.V. Pravovoi obychai i ego vidy // Sibirskii yuridicheskii vestnik. 2001, № 1. URL: http://www.ex-jure.ru/freelaw/news.php?newsid=60 ( Data obrashcheniya 07.03.2021).
7.
Pechnikov A.P. Pravovoi obychai v grazhdanskom prave. Biznes v zakone. 2011. № 2. S. 56-57.
8.
Rene David. Osnovnye pravovye sistemy sovremennosti / Perevod s frantsuzskogo V.A. Tumanova. Moskva: Progress, 1988. URL: http://www.lib.ru/PRAWO/rene.txt (data obrashcheniya 21.02.2021).
9.
Selina E.V. Sudeiskaya osvedomlennost' i pravovoi obychai v ugolovnom protsesse // Vestnik RUDN, seriya Yuridicheskie nauki. 2012. № 2.
10.
Tkhabisimova L.A., Urumov A.V. Netraditsionnye istochniki grazhdanskogo prava // Altaiskii yuridicheskii vestnik. 2018. № 2 (22).
11.
Khalfina R.O. Pravo kak sredstvo sotsial'nogo upravleniya. M., 1988.
12.
Khanukaev Yu.E. Obychai kak istochnik rossiiskogo prava // Vestnik Samarskoi gumanitarnoi akademii. Seriya «Pravo». 2015. № 1-2 (17).
13.
Yarmonova E.N. Pravovoi obychai kak istochnik prava // Mezhdunarodnyi zhurnal gumanitarnykh i estestvennykh nauk. 2019.
14.
Teoriya gosudarstva i prava. Uchebnik. – Pod red. Matuzova N.I., Mal'ko A.V. Izdatel'stvo: Yurist'', – 2004. 245 s. URL: https://pravo-olymp.ru/wp-content/uploads/2013/04/TGP_Matuzov_Malko.pdf (data obrashcheniya 07.03.2021).
15.
Teoriya gosudarstva i prava. 3-e izdanie. Uchebnik. – Pod red. Martyshina O.V.Izdatel'stvo:Prospekt, – 2016. 503 s. URL: https://litgid.com/read/teoriya_gosudarstva_i_prava_3_e_izdanie_uchebnik/page-15.php (data obrashcheniya 07.03.2021).
16.
Teoriya gosudarstva i prava: uchebnik / Rossiiskii universitet druzhby narodov, Yuridicheskii institut; pod red. d.yu.n., prof. A.A. Klishasa. – M.: Statut, 2019. – 512 s.
17.
Rasskazov L.P. Teoriya gosudarstva i prava: uglublennyi kurs: Uchebnik. – M.: RIOR: INFRA-M, 2015. – 559 s
18.
Postanovlenie Evropeiskogo Suda po pravam cheloveka ot 27.03.2014 po delu Matytsina protiv Rossiiskoi Federatsii // Upravlenie sistematizatsii zakonodatel'stva i analiza sudebnoi praktiki Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii. Obobshchenie pravovykh pozitsii mezhdunarodnykh dogovornykh Organov po voprosam obespecheniya prava obvinyaemogo na zashchitu pri otsenke dokazatel'stv po ugolovnomu delu. 2016. URL: http://www.vsrf.ru/documents/international_practice/26347/ (data obrashcheniya 27.02.2021).
19.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 05.12.2006 № 60 (red. ot 22.12.2015) «O primenenii sudami osobogo poryadka sudebnogo razbiratel'stva ugolovnykh del» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_64549/ (data obrashcheniya 09.03.2021).
20.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 23.06.2015 № 25 «O primenenii sudami nekotorykh polozhenii razdela I chasti pervoi Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181602/ (data obrashcheniya 07.03.2021).
21.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 30.06.2015 № 29 «O praktike primeneniya sudami zakonodatel'stva, obespechivayushchego pravo na zashchitu v ugolovnom sudoproizvodstve». URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_181898/ (data obrashcheniya 28.02.2021).
22.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 29.11.2016 № 55 «O sudebnom prigovore» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_207874/13cdf2ce119c8b587c82aeb5c149642db3f39663/ (data obrashcheniya 27.02.2021).
23.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 19.12.2017 № 51 «O praktike primeneniya zakonodatel'stva pri rassmotrenii ugolovnykh del v sude pervoi instantsii (obshchii poryadok sudoproizvodstva)» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_285530/ (data obrashcheniya 27.02.2021).
24.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 15.05.2018 № 10 «O praktike primeneniya sudami polozhenii chasti 6 stat'i 15 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» URL: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_298065/ (data obrashcheniya 03.03.2021).
25.
Prigovor Pavlovskogo raionnogo suda (Altaiskii krai) ot 20.06.2011 po ugolovnomu delu № 1-113/2011 URL: https://sudact.ru/regular/doc/aTYlbgZ5ND5l/ (data obrashcheniya 09.03.2021).
26.
Prigovor Chertanovskogo raionnogo suda goroda Moskvy ot 16.10.2014 po ugolovnomu delu № 1-320/2014 URL: https://sudact.ru/regular/doc/M0sgYgVyqnLB/ (data obrashcheniya 09.03.2021).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной статье, как следует из ее наименования, составила проблема нетрадиционных источников права и использования общепринятой практики в уголовном процессе. Автору необходимо уточнить наименование работы с учетом того, что в одних случаях он относит общепринятую практику в уголовном процессе к источникам уголовно-процессуального права, в других – нет (т.е. позиция ученого по данному вопросу не является четкой и однозначной). Также необходимо указать, что речь в статье идет именно о российском уголовном процессе.
Методология исследования в тексте работы автором не указана. Исходя из содержания статьи, автором использовались всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, герменевтический методы исследования. Работу украсило бы применение автором сравнительно-правового метода исследования (указанное замечание носит характер пожелания).
Актуальность избранной автором темы исследования несомненна – изучению поднимаемых в работе вопросов посвящено не так уж много научных статей. Необходимо отметить, что научная мысль в отношении исследования нетрадиционных источников уголовно-процессуального права остается достаточно консервативной.
Научная новизна исследования имеется и заключается в попытке автора предложить расширение круга источников уголовно-процессуального права. Попытка не совсем удачна в том смысле, что в работе отсутствует детальный разбор сущности всех потенциальных источников уголовно-процессуального права, дефиниции основных понятий, используемых в работе, научная дискуссия. Не всегда позиция автора является должным образом аргументированной.
Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере.
Структура работы в целом логична. В ней можно выделить вводную часть, в которой обозначен круг проблем, которые будут затронуты в статье, основную, в которой рассматриваются некоторые нетрадиционные источники уголовно-процессуального права, и заключительную, содержащую общие выводы по результатам исследования. Необходимо указать, что вводная и заключительная части статьи нуждаются в расширении. В частности, автору необходимо указать степень изученности поднимаемых им дискуссионных проблем с указанием фамилий ученых, которые посвятили им свои исследования, а также уточнить и углубить выводы по результатам исследования.
Содержание исследования соответствует его наименованию, но не свободно от ряда недостатков.
Так, в начале работы автор пытается сформировать у читательской аудитории представление о сущности понятия «нетрадиционные источники права» через перечисление относящихся к таковому элементов. К сожалению, ученый не предлагает дефиниции обсуждаемого понятия (а это необходимо), не обосновывает включение в число нетрадиционных источников права всех указанных им элементов.
Автор не затрагивает вопрос о специфике нетрадиционных источников права в сфере публичного права, не раскрывает их суть и особенности применения.
Как уже отмечалось, ученый не обозначает степень изученности поднимаемых им проблем, не перечисляет фамилии ученых, которые когда-либо занимались их исследованием.
Автор пишет: «… отсутствие закрепления в ст. 1 УПК РФ подзаконных нормативно-правовых актов, признанных традиционными в теории уголовного процесса, представляется соответствующим наименованию статьи, но не отвечает реалиям правовой действительности». Другими словами, ученый считает, что подзаконными нормативными правовыми актами фактически могут быть установлены (или детализированы существующие?) уголовно-процессуальные нормы. Данный момент нуждается в уточнении со стороны исследователя и иллюстрировании примерами.
Ученый не предлагает дефиниции понятий «общепринятая юридическая практика», «обычаи правового удостоверения», «вторичные правовые нормы».
Автор подробно рассматривает сущность и виды правового обычая в уголовном процессе, другим источникам уголовно-процессуального права внимания не уделяется. В заключительной части статьи ученый указывает: «К источникам уголовно-процессуального права могут быть условно отнесены такие нетрадиционные для романо-германской системы права, как правовой обычай и общепринятая практика», однако не обосновывает свой выбор и не раскрывает степень условности применения указанных источников.
В целом высказываемые автором позиции по дискуссионным вопросам зачастую не подкреплены серьезными аргументами.
Библиография исследования представлена 11 источниками: монографией Р. Давида, научными статьями (5), разъяснениями высших судебных инстанций (Верховного Суда РФ - 4), материалами Европейского Суда по правам человека. Теоретическая база работы не является достаточной. Направление исследования ученого требует проработки куда более обширного круга источников. В частности, автору рекомендуется обратиться к работам Е. А. Агафоновой, А. А. Алексеева, Ю. Х. Епифановой, А. А. Иванова, М. А. Ивановой, О. В. Исаенковой, Л. Ю. Кухниной, А. В. Малько, Р. Г. Мельниченко, С. Г. Павликова, К. К. Рязанова, Г. З. Санакоева, В. В. Тарасовой, Е. С. Чистой и др., а также диссертационным исследованиям А. П. Рожнова (Правоприменительная практика как нетрадиционный источник российского права: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2003) и Д. В. Храмова (Нетрадиционные источники российского частного права: общетеоретический аспект: автореф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2010). Это позволит углубить содержание исследования, более подробно осветить ряд дискуссионных вопросов, сформулировать оригинальные дефиниции понятий, высказать новые научные идеи и т.п.
Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует, что недопустимо для научной статьи. Автор не вступает в полемику с учеными, отстаивающими альтернативные позиции по тому или иному вопросу.
Выводы по результатам исследования имеются, однако они носят общий характер (автор говорит о необходимости изменения подхода к пониманию источников уголовно-процессуального права) и не подкреплены серьезными аргументами.
Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен, прежде всего, со стороны специалистов в сфере теории государства и права, уголовного права, уголовного процесса при условии ее доработки: уточнении наименования работы, ее методологии, структуры, расширении теоретической базы работы, углублении ее содержания, введении дополнительных элементов научной новизны и дискуссионности, уточнении и конкретизации выводов по результатам исследования.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Рецензия на статью
"Правовой обычай и общепринятая практика в отечественном уголовном процессе"

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи ясно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
В статье ясно обозначена цель исследования, указаны методы, использованные автором. На взгляд рецензента, все основные элементы «программы» исследования просматриваются в названии и тексте статьи.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
При изложении материала автор продемонстрировал результаты анализа историографии проблемы в виде ссылок на актуальные труды по теме исследования и апелляции к потенциальным оппонентам.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал строгий научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обосновал её актуальность.
В основной части статьи автор, опираясь на актуальную научную литературу, разъяснил свою мысль о том, что «помимо нормативности и формальной определенности, признаком (свойством), характеризующим право, является динамизм», затем, апеллируя к законодательству, что «перечень источников уголовно-процессуального права России в настоящее время нормативно не закреплен».
Затем автор сформулировал ряд обоснованных частных выводов: сообщил, что «предусмотренные в ст. 1 УПК РФ отдельные источники уголовно-процессуального права по своей юридической природе разнообразны и выходят за пределы понимания одной лишь категории «законы» т.д., что «упоминаемое законодателем применение правил международных договоров Российской Федерации представляет собой легализованную в УПК РФ возможность использования в отдельных случаях правоприменительной деятельности неких правовых обычаев» т.д., наконец, что «в России юридической практикой, в том числе, при производстве по уголовному делу, могут вырабатываться правила применения не только норм международного, но и национального права, которые, существуя в форме правовых обычаев, также имеют направленность на преодоление правовых коллизий, пробелов» т.д.
Далее автор, используя актуальную научную литературу и источники, сосредоточился на обосновании своих мыслей о том, что «предпосылки для некоторого изменения подхода к современному пониманию системы источников уголовно-процессуального права и истоки формирования нетрадиционных источников права видятся едиными и представляют собой определенный запрос, который может иметь морально-нравственную, социальную, сугубо юридическую либо административно-управленческую природу» т.д., что «понятие правового обычая в целом не отрицается российским законодателем и высшими судебными инстанциями» т.д.
Далее автор сообщил, что «изучение научных точек зрения по вопросам о значимости и способах легализации правовых обычаев в условиях современной российской государственно-правовой действительности показывает неоднозначность существующих позиций» т.д. и предположил, что «правовой обычай как совокупность сложившихся в юридической практике правил поведения, являясь самостоятельным источником права, существует и применяется на основе волеизъявления участников правоотношений и так называемого «молчаливого» одобрения со стороны государства, когда выполненные юридически значимые действия и решения признаются законными и обоснованными органами государственной власти, в частности, судебной» т.д.
В завершение основной части статьи автор привёл и обстоятельно разъяснил примеры возникновения правовых обычаев и «преобразования правового обычая как источника права посредством текстуальной фиксации его в законе» т.д.
В статье встретились описки: «Некоторые из ник», «правопримениятеля», «уголовного-процессуального», неудачное выражение «источники юридической литературы».
Выводы автора носят обобщающий характер, обоснованы, сформулированы ясно.
Выводы позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы отражают результаты исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительных абзацах статьи автор сообщил, что «современная система уголовно-процессуального права характеризуется определенными признаками преобразования видов источников, ее составляющих» т.д. и что «к источникам уголовно-процессуального права может быть условно отнесен такой нетрадиционный для романо-германской системы права, как правовой обычай». Затем автор сообщил, что данный «источник права не закреплен в ст. 1 УПК РФ, однако его использование в практической деятельности не противоречит закону, направлено на обеспечение прав и законных интересов участников процесса» т.д.
Автор резюмировал, что «отмеченные особенности и требования юридической техники указывают на актуальность изменения подхода к пониманию источников российского уголовно-процессуального права и целесообразность совершенствования нормативной регламентации их видов».
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования автором достигнута.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"