Статья 'Проблемы подведомственности и подсудности споров с участием самозанятого как особого субъекта экономической деятельности с неопределенным правовым статусом' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Проблемы подведомственности и подсудности споров с участием самозанятого как особого субъекта экономической деятельности с неопределенным правовым статусом

Шапсугова Мариетта Дамировна

кандидат юридических наук

старший научный сотрудник, Институт государства и права РАН

119019, Россия, Москва, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Shapsugova Marietta Damirovna

PhD in Law

Senior Scientific Associate, Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences

119019, Russia, Moskva, g. Moscow, ul. Znamenka, 10

shapsugova@gmail.com

DOI:

10.25136/2409-7136.2021.2.35014

Дата направления статьи в редакцию:

07-02-2021


Дата публикации:

14-02-2021


Аннотация: В связи с распространением эксперимента о введении специального налогового режима налога на профессиональный доход на всю территорию Российской Федерации ожидается рост числа самозанятых граждан.Кроме того, локдаун в связи пандемией коронавирусной инфекции привел к резкому росту числа самозанятых граждан. Данное обстоятельство актуализирует предмет исследования: вопросы правового статуса самозанятого во взаимосвязи его материально-правового и процессуально-правового аспектов. В статье анализируются доктринальные подходы к определению подведомственности, с помощью которых можно преодолеть сложившийся пробел в законодательстве. Исследуются нормативные акты и судебная практика Конституционного Суда РФ, формирующая концептуальный подход к пониманию самозанятости Впервые деятельность самозанятого рассмотрена в соотношении с понятиями экономическая, предпринимательская, профессиональная деятельность. Проблема неопределенности процессуального статуса самозанятого рассмотрена во взаимосвязи с неопределенностью его с статуса в материальном праве. Обоснован вывод принадлежности такой деятельности к экономической.Кроме того, научная новизна заключена в самой постановке вопроса о подведомственности споров с участием самозанятого. Автор приходит к выводу о наличии неопределенности в правовом положении самозанятого в материальном праве, что влечет правовую неопределенность его процессуального статуса. Неопределенность выражается в отсутствии правил подведомственности споров с участием самозанятых граждан.Кроме того, автором сделаны предложения по внесению изменений в процессуальное законодательство.


Ключевые слова: самозанятые, процессуальный статус, профессиональный доход, экономическая деятельность, профессиональная деятельность, предпринимательская деятельность, гражданский процесс, арбитражный процесс, экономические споры, наемный труд

Abstract: Due to proliferation of the experiment on introduction of special self-employment tax regime across the Russian Federation, the number of self-employed individuals is expected to rise. Moreover, the lockdown brought on by the current pandemic led to a sharp increase in self-employment. This circumstance makes the subject of this research more relevant – the questions of legal status of self-employed individuals in connection to their financial-legal and procedural-legal aspects. The article analyzes the doctrinal approaches towards definition of jurisdiction, the use of which allows overcoming current legislative gap. Research is conducted on the normative act and case law of the Constitutional Court of the Russian Federation that forms the conceptual approach towards self-employment. For the first time, the activity of a self-employed individual is examined in relation to the concepts of economic, entrepreneurial, and professional activities. The problem of undefined procedural status of a self-employed individual is explored in conjunction with its undefined status in the substantive law. A conclusion is made that such activity should be classified as economic. The scientific novelty consists in posing the question of jurisdiction of disputes involving self-employed individuals. The author concludes on undefined nature of self-employed individual in the substantive law, which leads to legal uncertainty of their procedural status. The uncertainty is expressed in the absence of rules of jurisdiction over disputed involving self-employed individuals. The author makes proposal for changes to procedural legislation.



Keywords:

arbitration process, civil procedure, entrepreneurial activity, professional activity, economic activity, professional income, procedural status, self-employed, economic disputes, hired labour

Появление самозанятых в структуре субъектов экономической деятельности порождает специфические теоретические и практические проблемы экономической сущности их деятельности, правового статуса, правового режима сделок, ответственности по обязательствам и подведомственности споров с их участием. Относительно материально-правового статуса самозанятого имеются работы ученых И.В. Ершовой, М.И. Клеандрова, Г.А. Титова, О.В. Чесалиной, Г.Ф. Ручкиной и других, в тоже время исследования их процессуального статуса до настоящего времени не проводились. Таким образом, в предлагаемой статье впервые исследован процессуальный статус самозанятых граждан в его корреляции с материально-правовым статусом и спецификой осуществляемой ими деятельности.

Обозначенная тема характеризуется пробельностью, что предвосхищает проблемы правоприменительной практики, которые могут образоваться в ближайшем будущем.

Поиски решений лежат в плоскости понимания понятия самозанятого, экономической и правовой природы его деятельности, определении и конкретизации подведомственности системы арбитражных судов и судов общей юрисдикции.

Прежде всего необходимо проанализировать понятие самозанятого, которое, в некотором смысле, стало общеупотребимым. К самозанятым традиционно относят работающих на себя лиц: фрилансеров, адвокатов, арбитражных управляющих, индивидуальных предпринимателей, нотариусов и др. Они осуществляют как предпринимательскую, так и иную деятельность, приносящую доход, с использованием или без использования наемного труда.

Такое понимание самозанятости можно назвать широким. Следует также упомянуть, что в известном Определении Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 № 1116-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексеева Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями статей 6, 7 и 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", а также статей 5 и 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" упоминалось, что индивидуальные предприниматели, как самозанятые граждане, осуществляют свободно избранную ими профессиональную деятельность на принципах автономии воли и имущественной самостоятельности. Однако данная правовая позиция была выдвинута до введения в действие Федерального закона «О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход" в городе федерального значения Москве, в Московской и Калужской областях, а также в Республике Татарстан (Татарстан)" (далее - закон о налоге на профессиональный доход) от 27.11.2018 № 422-ФЗ». Плательщиками налога выступают индивидуальные предприниматели и физические лица, не зарегистрированные в данном качестве. Именно в этом узком значении термин «самозанятый» будет использоваться в данной статье.

Актуальность исследуемой проблематики обостряется в связи с несколькими факторами.

Во-первых, Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 101-ФЗ "О внесении изменений в статью 1 Федерального закона "О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход"[1] позволяет устанавливать данный специальный режим на основании законов субъектов. Следует отметить, что на момент написания статьи к эксперименту по введению специального налогового режима «налог на профессиональный доход» присоединились все субъекты РФ [2]. Это означает, что число споров с участием самозанятых будет расти в геометрической прогрессии.

Во-вторых, в связи с внесением изменений в законодательство о закупках отдельными видами юридических лиц, самозанятые граждане были фактически приравнены по своему статусу к субъектам малого и среднего предпринимательства [3]. Таким образом происходит трансформация концепции деятельности самозанятого от деятельности, приносящей доход (по смыслу закона о налоге на профессиональный доход) к предпринимательской.

В-третьих, пандемия коронавирусной инфекции выступила катализатором роста числа самозанятых.

Полагаем в закрепленном в ст. 2 ГК предмете гражданско-правового регулирования предпринимательской деятельности, как отношений между лицами, осуществляющими предпринимательскую деятельность или с их участием, лежат истоки рассматриваемой проблемы. По общему правилу такие лица должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено ГК РФ (ст. 2 ГК) [4, с. 68]. В то же время, ст. 23 ГК в действующей редакции предусматривает возможность осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности, перечень которых установлен законом.

Очевидно, с одной стороны, разноотраслевые нормы, публичного и частного права, регулирующие деятельность самозанятых лиц не гармонизированы между собой [5, с. 26-41]. С другой стороны, деятельность плательщика налога на профессиональный доход по действующему правовому регулированию не соответствует признакам предпринимательской.

Отсутствие в материальном праве закрепления определения деятельности самозанятых как предпринимательской или экономической приводит к пробелу в правовом регулировании споров с участием самозанятых граждан, в том числе возможности распространения подведомственности судов общей юрисдикции. В тоже время, получение статуса самозанятого (плательщика налога на профессиональный доход) индивидуальным предпринимателем допустимо по закону и данное положение вносит диссонанс в эту картину.

Как отмечает в своей работе член-корреспондент РАН М.И.Клеандров, незарегистрированным предпринимателям «входа» нет ни в арбитражные суды, ни в суды общей юрисдикции [6]. Такая ситуация сохранялась до легализации самозанятости посредством налога на профессиональный доход и внесения изменений в ст. 2 ГК РФ. Легализация породила новую проблему подведомственности споров с их участием в силу отсутствия в процессуальном законодательстве норм, определяющих подведомственность споров с участием самозанятого.

В доктрине процессуального права подведомственность споров определяется на основании предмета и характера спора, а также по субъектному критерию [7].

При определении подведомственности в исследуемой сфере нельзя руководствоваться только одним из перечисленных критериев.

Экономические споры и дела, связанные с осуществлением предпринимательской и иной экономической деятельности подведомственны арбитражным судам (ч.1 ст. 27 АПК). Такая формулировка указывает на критерий характера и предмет спора.

Предпринимательская деятельность арбитражным процессуальным законодательством признана разновидностью экономической. Изложенное предполагает исследование понятия предпринимательской и экономической деятельности.

Под экономической деятельностью принято понимать такой вид экономической активности человека, форму его участия в общественном производстве, целью которого является финансовое обеспечение жизнедеятельности [8, с. 16]. Анализируя данное понятие мы можем вывести его существенные признаки. Субъектом экономической деятельности, по мнению автора понятия, выступает человек. Полагаем такое понимание узким, поскольку экономическая деятельность также может осуществляться и иными субъектами экономической деятельности: государством и организациями [9, с.24]. Поэтому использование понятия субъект экономической деятельности в данном контексте представлется предпочтительным. Кроме того, может быть подвергнут критике признак экономической деятельности как формы общественного производства, поскольку производство является лишь одной из стадий общественного воспроизводства, помимо которой экономическая деятельность осуществляется на стадии распределения, обмена и потребления. Кроме изложенного автор определения выделяет целевой признак обеспечения жизнедеятельности. Экономический подход к пониманию экономической деятельности предполагает ее направленность на удовлетворение потребностей [9, с. 26] на завершающем этапе общественного воспроизводства - потреблении.

В тоже время экономическая деятельность понимается как хозяйственная активность индивидов, организаций в рамках товарно-денежного обмена, основанная на владении, пользовании и распоряжении благами в целях удовлетворения материальных потребностей [10, с. 16]. Такой подход ограничивает осуществление экономической деятельности стадией обмена, что не соответствует экономической сущности данного явления, о чем сказано выше, однако учитывает направленность экономической деятельности на удовлетворение материальных потребностей.

Учитывая изложенное, полагаем, можно определить экономическую деятельность как деятельность экономических субъектов, осуществляемую в процессе общественного воспроизводства, направленную на удовлетворение материальных потребностей.

В соответствии со ст. 2 ГК РФ предпринимательской является самостоятельная, осуществляемая на свой риск деятельность, направленная на систематическое получение прибыли от пользования имуществом, продажи товаров, выполнения работ или оказания услуг. Лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность, должны быть зарегистрированы в этом качестве в установленном законом порядке, если иное не предусмотрено ГК РФ [4, с. 68].

В свете внесённых в ст. 23 ГК РФ изменений, в отношении отдельных видов предпринимательской деятельности законом могут быть предусмотрены условия осуществления гражданами такой деятельности без государственной регистрации в качестве индивидуального предпринимателя. По закону о налоге на профессиональный доход деятельность самозанятого не признана предпринимательской, однако справочные правовые системы[11] отсылают к закону о налоге на профессиональный доход, то есть самозанятость рассматривают как пример не требующей регистрации предпринимательской деятельности граждан. Следует учитывать, что данное указание не является научным аргументом в пользу отнесения самозанятости к предпринимательской деятельности, осуществляемой без регистрации. Несмотря на то, что оно обусловлено удобством поиска информации, тем не менее невольно формирует иллюзию предпринимательского характера деятельности самозанятого у пользователей.

Деятельность плательщика налога на профессиональный доход закон не относит к предпринимательской, выделяя в качестве ее признаков отсутствие работодателя при ее ведении, запрет на привлечение наемных работников по трудовым договорам, а также получаемый от использования имущества предельный доход. На данный момент она представляет собой промежуточное явление между наемным трудом и предпринимательством. Некоторое непонимание особенности самозанятости, регулируемой законом о налоге на профессиональный доход может возникать в отношении индивидуальных предпринимателей, по общему правилу, осуществляющих предпринимательскую деятельность. Следуя смыслу данного закона мы приходим к выводу, что индивидуальный предприниматель может осуществлять как предпринимательскую деятельность используя общую систему налогообложения, и специальные налоговые режимы ЕНВД (до его отмены с 2021 г.), УСН), так и деятельность, приносящую доход по закону о налоге на профессиональный доход. На отсутствие четких критериев отграничения деятельности самозанятого и индивидуального предпринимателя обращает внимание Г.А. Титов [12], стирание границы между наемным трудом и самозанятостью отмечает О.В. Чесалина [13], необходимость дальнейшего совершенствования системы налогообложения и социального страхования самозанятых обозначает Г.Ф. Ручкина [14].

Таким образом, представляется ошибочной сформулированная в Письме Минтруда России от 03.03.2020 N 16-1/В-87 позиция, что на формально-юридическом уровне нашла отражение дефиниция "самозанятый гражданин" как субъект, осуществляющий приносящую доход деятельность и не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, и данная дефиниция позволяет определить, что понятия "предпринимательство" и "самозанятость" по сути являются однокоренными понятиями. В то же время следует обратить внимание что данное письмо не является нормативно правовым актом, поскольку не было в установленном для таких актов зарегистрировано в Министерстве юстиции РФ и официально опубликовано.

Разграничение наемного труда и самостоятельной экономической деятельности, основанное на признании социального характера российского государства осуществлено Конституционным Судом РФ в Постановлении от 23.04.2012 N 10-П "По делу о проверке конституционности абзаца десятого статьи 2 Закона Российской Федерации "О занятости населения в Российской Федерации" в связи с жалобой гражданки Е.Н. Эрлих». В нем выделено два вида занятости: наемный труд и самостоятельная экономическая деятельность, посредством которых гражданин может реализовать свои конституционные гарантии, такие как свобода труда и право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, так и право на защиту от безработицы (ч.1 и 3 ст. 37), а также право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (ч. 1 ст. 34).

Поскольку на деятельность по трудовому договору режим самозанятости не распространяется и она не относится к предпринимательской, следует признать, что такая деятельность по терминологии Конституционного суда РФ является «самостоятельной экономической деятельностью, целью которой является получение дохода» (Постановление Конституционного Суда РФ от 23.04.2012 № 10-П).

В силу самого названия специального налогового режима «налог на профессиональный доход», можно предположить, что деятельность самозанятого можно считать профессиональной.

Анализ данного в ст. 2 закона о налоге на профессиональный доход определения профессионального дохода приводит к выводу, что признаками профессиональной деятельности, в понимании законодателя выступают отсутствие у физического лица работодателя и наемных работников по трудовым договорам, а также деятельность, приносящая доход от использования имущества. Однако, вряд ли такие признаки определяют деятельность как профессиональную.

Полагаем необходимо обратиться к теоретико-правовым позициям, раскрывающим понятие профессиональной деятельности.

Интересными представляются исследования профессиональной деятельности сквозь призму саморегулирования.

В понятии саморегулирования, приведенном в ст. 2 Федерального закона "О саморегулируемых организациях" от 01.12.2007 № 315-ФЗ [15] (далее - закон о СРО) упоминается и предпринимательская и профессиональная деятельность, однако не проводится их различие.

Сунгатуллина Л.А., к правовым характеристикам профессиональной деятельности относит ее осуществление физическими лицами, общественную значимость такой деятельности, подтверждение компетенции исполнителя наличием диплома, оплачиваемый характер деятельности, императивное закрепление требований к договору при осуществлении профессиональной деятельности, включение субъектов профессиональной деятельности в специальный реестр [16, с. 10].

Сама по себе профессия выступает основным свойством профессиональной деятельности. Получение профессии предполагает прохождение специальной профессиональной подготовки, завершающееся получением подтверждающего квалификацию документа.

В случае с самозанятостью, зачастую речь идет о наборе навыков, знаний, опыта. Следует обратить внимание, что закон о налоге не профессиональный доход к плательщикам данного налога не предъявляет квалификационных требований.

Таким образом, мы можем согласиться с И.В. Ершовой в том, что родовым понятием по отношению к понятиям «предпринимательская деятельность» и «профессиональная деятельность» является «экономическая деятельность»[17, с. 46-61].

Возвращаясь к проблеме подведомственности отметим, что арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, с участием граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч.2 ст. 27 АПК, субъектный критерий).

Пробельность возникает в отношении самозанятых, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Поскольку арбитражное законодательство не предусматривает рассмотрение арбитражными судами споров с их участием.

В то же время, нелогичен подход различной подведомственности споров с участием самозанятых имеющих и не имеющих статуса индивидуального предпринимателя.

Отсутствие прямого упоминания в АПК РФ самозанятых без статуса индивидуального предпринимателя, создает правовую неопределенность, ложащуюся в основу подхода к рассмотрению споров с их участием в судах общей юрисдикции.

В соответствии со ст. 22 ГПК РФ суды общей юрисдикции рассматривают и разрешают исковые дела с участием граждан, организаций, органов государственной власти, органов местного самоуправления о защите нарушенных или оспариваемых прав, свобод и законных интересов, по спорам, возникающим из гражданских, семейных, трудовых, жилищных, земельных, экологических и иных правоотношений.

Рассмотрение экономических споров не относится к компетенции судов общей юрисдикции (ч.3. ст. 22 ГПК РФ).

Кроме того, можно выделить и проблему подсудности споров с участием самозанятых. Несмотря на статус физического лица, закон о налоге на профессиональный доход предусматривает основную привязку места ведения деятельности, а не места жительства. Данная проблема может быть обусловлена следующими факторами.

Деятельность осуществляется самозанятым в нескольких регионах. Так, по правилам, закрепленным в ч.3 ст. 2 закона о налоге на профессиональный доход, в случае если плательщик налога осуществляет деятельность в нескольких регионах, он вправе самостоятельно определить основное место ведения деятельности в целях уплаты налога. Можно ли распространить этот выбор на правила определения подсудности или должно применяться правило места жительства?

Деятельность осуществляется дистанционно, например, репетиторство посредством Интернет. Потребителем его услуги может быть житель другого города, региона, страны. Сама услуга оказывается в виртуальном пространстве. Закон о налоге на профессиональный доход не регулирует порядок определения места осуществления деятельности при дистанционном оказании услуг.

С учетом упомянутых изменений в законодательстве о закупках, деятельность самозанятых со временем может трансформироваться в предпринимательскую.

Возможность в будущем применения законодательства о защите прав потребителей, предусматривающим альтернативную подсудность по спорам о защите прав потребителей по месту жительства истца или по месту нахождения ответчика.

Подводя итог вышесказанному, мы приходим к следующим выводам.

Во-первых, отмечая пробел в правовом регулировании подведомственности споров с участием самозанятых граждан, число которых растет с каждым днем, полагаем, законодателю следует обратить внимание на необходимость создания условий для реализации права на судебную защиту [18], поскольку такого рода неопределенность приводит к нарушению конституционных прав как самозанятых граждан, так и их контрагентов.

Во-вторых, изложенные проблемы носят как теоретический, так и практический характер и могут быть решены исходя из ответа на принципиальный вопрос, является ли деятельность самозанятого экономической, а споры с его участием экономическими. Или же речь идет о рядовых гражданских обязательствах физических лиц, споры по которым рассматриваются в судах общей юрисдикции.

Третий вывод вытекает из двух пердыдущих. С формально-юридической точки зрения споры с участием самозанятых могут быть отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции, однако с точки зрения сущности явления, деятельность самозанятых все же является экономической. Обращаясь к доктринальным критериям подведомственности споров, мы полагаем, что критерий субъектного состава в случае споров с участием самозанятых не может рассматриваться отдельно от критерия характера и предмета спора. По этой причине указанная категория споров, по нашему мнению, все же относится к подсудности арбитражных судов. Однако, критерий существа спора также должен применяться, поэтому, например, в случае если на сделки с участием самозанятых будет распространено законодательство о защите прав потребителей, такие споры, а также споры по искам физических лиц должны рассматриваться в судах общей юрисдикции.

Накопленный массив правовых норм вместе с отсутствием общего подхода к пониманию самозанятости требуют создания концептуальной правовой модели самозанятости в России на уровне принципов, которые могут быть положены в основу принятия законодательных решений и правоприменительной практики в дальнейшем.

Библиография
1.
Федеральный закон от 1 апреля 2020 г. № 101-ФЗ "О внесении изменений в статью 1 Федерального закона "О проведении эксперимента по установлению специального налогового режима "Налог на профессиональный доход" // Собрание законодательства Российской Федерации от 6 апреля 2020 г.-№ 14 (часть I).-Ст. 2031.
2.
Справочная информация: "Налоговые ставки при применении специальных налоговых режимов" (Материал подготовлен специалистами КонсультантПлюс) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_71764/20bb34ff77b43636786b9d5b673f638ecd7a8449/ (дата обращения 09.11.2020)
3.
Федеральный закон от 27 декабря 2019 г. № 474-ФЗ "О внесении изменений в статью 25.1 Федерального закона "О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации" и статью 8 Федерального закона "О закупках товаров, работ, услуг отдельными видами юридических лиц" // Собрание законодательства Российской Федерации от 30 декабря 2019 г.-№ 52 (часть I).-Ст. 7792.
4.
Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации / под ред. Т.Е. Абовой, А.Ю. Кабалкина. В 3 т. Т. 1.-М., 2007. – 456 с.
5.
Занковский С.С. Публичные и частные начала в правовом регулировании экономики // В сб.: Предпринимательское право в XXI веке: преемственность и развитие. – М.: МЗ Пресс, 2002.-192с.
6.
Клеандров М.И. О необходимости обретения незарегистрированным предпринимателем легального статуса // Предпринимательское право.-2015.-№ 3.-С. 3-13.
7.
Арбитражный процесс / Отв.ред. В.В. Ярков-М.: Статут, 2017. [Электронный ресурс] Mybook (дата обращения 07.01.2020)
8.
Предпринимательское (хозяйственное) право: в 2 т. Т. 1 / Отв.ред. О.М. Олейник.-М., 1999. – 727 с.
9.
Леиашвили П. Экономическая деятельность: телеологический анализ. – Тбилиси: Сиахле, 2011. – 194 с.
10.
Белых С.В. Свобода предпринимательской деятельности как конституционно-правовая категория в Российской Федерации.-СПб.: Юрид.центр, 2005. – 189 с.
11.
СПС «Консультант Плюс»
12.
Титов Г.А. Правовой статус самозанятых граждан: гражданско-правовой и налоговый аспект // Финансовое право.-2020.-№ 1.-С. 42 – 44.
13.
Чесалина О.В. К вопросу о незыблемости правового статуса работника и правового статуса самозанятого лица // Трудовое право в России и за рубежом.-2020.-№ 1.-С. 24 – 27.
14.
Ручкина Г.Ф. К вопросу о совершенствовании правового регулирования деятельности самозанятых граждан в Российской Федерации // Налоги.-2020.-№ 1.-С. 42 – 46.
15.
Федеральный закон "О саморегулируемых организациях" от 01.12.2007 N 315-ФЗ // Собрание законодательства РФ от 3 декабря 2007.-N 49.-Ст. 6076.
16.
Сунгатуллина Л.А. Участие субъектов предпринимательской и профессиональной деятельности в саморегулируемых организациях: цивилистическое исследование: дисс.канд.юрид.наук.-Казань, 2015. – 229 с.
17.
Ершова И.В. Экономическая деятельность: понятие и соотношение со смежными категориями // Lex Russica,-2016.-№ 9 (118).-С. 46-61.
18.
Чудиновских К.А. Подведомственность в системе гражданского и арбитражного процессуального права-М.: Юридический центр Пресс, 2004. [Электронный ресурс] MyBook (дата обращения 07.01.2020).
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon ot 1 aprelya 2020 g. № 101-FZ "O vnesenii izmenenii v stat'yu 1 Federal'nogo zakona "O provedenii eksperimenta po ustanovleniyu spetsial'nogo nalogovogo rezhima "Nalog na professional'nyi dokhod" // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 6 aprelya 2020 g.-№ 14 (chast' I).-St. 2031.
2.
Spravochnaya informatsiya: "Nalogovye stavki pri primenenii spetsial'nykh nalogovykh rezhimov" (Material podgotovlen spetsialistami Konsul'tantPlyus) // http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_71764/20bb34ff77b43636786b9d5b673f638ecd7a8449/ (data obrashcheniya 09.11.2020)
3.
Federal'nyi zakon ot 27 dekabrya 2019 g. № 474-FZ "O vnesenii izmenenii v stat'yu 25.1 Federal'nogo zakona "O razvitii malogo i srednego predprinimatel'stva v Rossiiskoi Federatsii" i stat'yu 8 Federal'nogo zakona "O zakupkakh tovarov, rabot, uslug otdel'nymi vidami yuridicheskikh lits" // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 30 dekabrya 2019 g.-№ 52 (chast' I).-St. 7792.
4.
Kommentarii k Grazhdanskomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii / pod red. T.E. Abovoi, A.Yu. Kabalkina. V 3 t. T. 1.-M., 2007. – 456 s.
5.
Zankovskii S.S. Publichnye i chastnye nachala v pravovom regulirovanii ekonomiki // V sb.: Predprinimatel'skoe pravo v XXI veke: preemstvennost' i razvitie. – M.: MZ Press, 2002.-192s.
6.
Kleandrov M.I. O neobkhodimosti obreteniya nezaregistrirovannym predprinimatelem legal'nogo statusa // Predprinimatel'skoe pravo.-2015.-№ 3.-S. 3-13.
7.
Arbitrazhnyi protsess / Otv.red. V.V. Yarkov-M.: Statut, 2017. [Elektronnyi resurs] Mybook (data obrashcheniya 07.01.2020)
8.
Predprinimatel'skoe (khozyaistvennoe) pravo: v 2 t. T. 1 / Otv.red. O.M. Oleinik.-M., 1999. – 727 s.
9.
Leiashvili P. Ekonomicheskaya deyatel'nost': teleologicheskii analiz. – Tbilisi: Siakhle, 2011. – 194 s.
10.
Belykh S.V. Svoboda predprinimatel'skoi deyatel'nosti kak konstitutsionno-pravovaya kategoriya v Rossiiskoi Federatsii.-SPb.: Yurid.tsentr, 2005. – 189 s.
11.
SPS «Konsul'tant Plyus»
12.
Titov G.A. Pravovoi status samozanyatykh grazhdan: grazhdansko-pravovoi i nalogovyi aspekt // Finansovoe pravo.-2020.-№ 1.-S. 42 – 44.
13.
Chesalina O.V. K voprosu o nezyblemosti pravovogo statusa rabotnika i pravovogo statusa samozanyatogo litsa // Trudovoe pravo v Rossii i za rubezhom.-2020.-№ 1.-S. 24 – 27.
14.
Ruchkina G.F. K voprosu o sovershenstvovanii pravovogo regulirovaniya deyatel'nosti samozanyatykh grazhdan v Rossiiskoi Federatsii // Nalogi.-2020.-№ 1.-S. 42 – 46.
15.
Federal'nyi zakon "O samoreguliruemykh organizatsiyakh" ot 01.12.2007 N 315-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF ot 3 dekabrya 2007.-N 49.-St. 6076.
16.
Sungatullina L.A. Uchastie sub''ektov predprinimatel'skoi i professional'noi deyatel'nosti v samoreguliruemykh organizatsiyakh: tsivilisticheskoe issledovanie: diss.kand.yurid.nauk.-Kazan', 2015. – 229 s.
17.
Ershova I.V. Ekonomicheskaya deyatel'nost': ponyatie i sootnoshenie so smezhnymi kategoriyami // Lex Russica,-2016.-№ 9 (118).-S. 46-61.
18.
Chudinovskikh K.A. Podvedomstvennost' v sisteme grazhdanskogo i arbitrazhnogo protsessual'nogo prava-M.: Yuridicheskii tsentr Press, 2004. [Elektronnyi resurs] MyBook (data obrashcheniya 07.01.2020).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Представленная на рецензирование научная статья «Проблемы подведомственности и подсудности споров с участием самозанятого как особого субъекта экономической деятельности с неопределенным правовым статусом» подготовлена на актуальную тему, релевантную специализации журнала «Юридические исследования», поскольку в контексте институционализации самозанятости в российской экономике и правовом поле все чаще отмечается недостаточная проработанность теоретических, методических и практических подходов к обоснованию и закреплению правового статуса самозанятых как полноценных субъектов экономической деятельности, обеспечению действенных механизмов реализации их прав и созданию условий для исполнения обязанностей. Большинство правовых исследований по заявленной проблематике сконцентрированы на отдельных аспектах «встраивания» самозанятости в налоговое поле, развития и совершенствования соответствующих специальных налоговых режимов, вследствие чего особенно значимыми становятся исследования, направленные на определение правового статуса самозанятого в процессуальных отношениях, в контексте реализации такой значимой составляющей правосубъектности как право на обеспечение и защиту своих прав.
Содержание произведения в целом соответствует заявленной в названии теме. Предмет исследования составляют нормы гражданского, гражданского процессуального, арбитражного процессуального, налогового и иных отраслей российского права, имеющие отношение к определению правового статуса самозанятого в Российской Федерации и позволяющие установить правовые предпосылки подведомственности и подсудности споров с участием самозанятого как особого субъекта экономической деятельности. Для исследования данного предмета автором используется достаточная методологическая база, включающая в себя комплекс общенаучных и частно-научных (включая специально-юридические) методов – диалектического, формально-юридического, системного и т.п., необходимая для достижения цели исследования – в качестве таковой, исходя из основного содержания статьи, видится решение проблемы пробельности процессуального законодательства в области установления подведомственности и подсудности споров с участием самозанятых. Обозначенной цели коррелируют вспомогательные задачи исследования, который состоят непосредственно в анализе основ правового статуса самозанятых в Российской Федерации, определении содержания предпринимательской и иной экономической деятельности в контексте заявленной проблематики, установлении правовых и доктринальных предпосылок для решения проблем подведомственности и подсудности споров с участием самозанятых.
Стиль изложения произведения научный, научная статья имеет некоторую внутреннюю структуру, в рамках которой осуществляется обоснование актуальности заявленной темы, при этом автор совершенно справедливо отмечает, что ввиду участия всех регионов РФ в эксперименте по применению специального налогового режима в виде налога на профессиональных доход «споров с участием самозанятых будет расти в геометрической прогрессии», в то же время, «в связи с внесением изменений в законодательство о закупках отдельными видами юридических лиц… происходит трансформация концепции деятельности самозанятого … к предпринимательской», что закономерно порождает постановку и решение вопросов об определении подведомственности и подсудности споров с участием самозанятых в современной арбитражной практике и практике судов общей юрисдикции, исследование сущности и содержания различных видов экономической деятельности, поэтапная формулировка собственных выводов и предложений. Особую значимость проведенному исследованию придает комплексный анализ понятия профессиональной деятельности, используемого в специальном налоговом режиме для самозанятых, сквозь призму саморегулирования на основании норм Федерального закона «О саморегулируемых организациях» от 01 декабря 2007 г. № 315-ФЗ, аргументация необходимости понимать самозанятость применительно к набору «навыков, знаний, опыта», исходя из того, что в «законе налоге не профессиональный доход к плательщикам данного налога не предъявляется квалификационных требований».
Вместе с тем, автор зачастую весьма вольно обращается с юридической терминологией, используя, наряду с понятиями и терминами, имеющими легальное определение и (или) устоявшееся доктринальное толкование, словосочетания и отдельные обороты, не отличающиеся подобными характеристиками, не раскрывая при этом их содержания и не обосновывая потребности в их использовании в данном тексте. Так, в частности, отмечается, что самозанятые «осуществляют как предпринимательскую, так и непредпринимательскую деятельность с использованием или без использования наемного труда», тогда как гражданское и налоговое, а равно и процессуальное законодательство не содержат понятия «непредпринимательская деятельность», оперируя при этом терминами иного рода – «деятельность, приносящая доход», «иная оплачиваемая деятельность» и т.п., которые автор по непонятным причинам предпочитается не приводить в статье, в равной мере, не давая читателю возможность уяснить содержание термина «непредпринимательская деятельность» посредством собственного доктринального толкования. Прибегая к позициям оппонентов для выведения базовых доктринальных предпосылок для своих выводов, автор нередко не производит их обоснованного критического разбора, а сформулированное в итоге собственное мнение не является логическим результатом целенаправленной аналитической работы. Так, например, промежуточный вывод о содержании понятия «экономическая деятельность» формулируется на основании всего лишь двух позиций оппонентов, согласно одной из которых экономическая деятельность представляет собой «форму … участия в общественном производстве, целью которого является финансовое обеспечение жизнедеятельности», а согласно другой – «хозяйственная активность индивидов, организаций в рамках товарно-денежного обмена, основанная на владении, пользовании и распоряжении благами в целях удовлетворения материальных потребностей». Полагая возможным определить «экономическую деятельность как деятельность экономических субъектов, осуществляемую посредством реализации товаров, работ, услуг в процессе общественного воспроизводства», автор никак не аргументирует такого решения, не обосновывает, в частности, почему именно процесс «реализации товаров, работ, услуг» составляет, по его мнению, единственное содержание экономической деятельности, тогда как из приводимых им цитат это напрямую не вытекает.
Приводимая аргументация зачастую вступает в противоречие с признанными критериями обеспечения достоверности, полноты и объективности результатов научных исследований. Так, например, один из аргументов в пользу того, чтобы рассматривать самозанятость как пример не требующей регистрации предпринимательской деятельности граждан, по мнению автора, состоит в том, что «справочные правовые системы отсылают в закону о налоге на профессиональный доход» при перечислении специальных налоговых режимов, доступных для субъектов предпринимательской деятельности. Следует полагать, что подобная отсылка носит чисто технический характер, а справочные правовые системы представляют информацию ознакомительного характера, руководствуясь здесь не правовыми предпосылками и последовательным доктринальным обоснованием, а удобством их использования для различных субъектов хозяйственных отношений, вследствие чего подобный аргумент выглядит неуместно в научной работе.
В содержании статьи достаточно много опечаток, случаев необоснованного использования знаков препинания, несогласованных оборотов и т.п. («термин «самозанятый» для обозначения плательщика налога на профессиональный стал исплльзоваться с введением в действие…», «по закон о налоге на профессиональный доход, деятельность плательщика такого налога не отнесена к предпринимательской», «в силу отсутствия в процессуальном законодательстве норм определяющих подведомственность споров» - пропуск знака препинания и т.п.). Отдельные, практически идентичные текстовые блоки, воспроизводятся в нескольких частях работы (например, неоднократное упоминание о том, что отличительными особенностями деятельности самозанятых является отсутствие работодателя при ее ведении, запрет на привлечение по трудовым договорам наемных работников, а также получаемый от использования имущества доход).
Библиография представлена достаточным количеством источников (всего 14 шт.), включая как нормативные правовые акты, так и научную литературу. Наряду с этим, нельзя не обратить внимание на отсутствие в приведенном списке научных работ, посвященных непосредственно правовому статусу самозанятых, несмотря на достаточное количество подобных публикаций в настоящее время (см., например: Титов Г.А. Правовой статус самозанятых граждан: гражданско-правовой и налоговый аспект // Финансовое право. 2020. № 1. С. 42 – 44; Ручкина Г.Ф. К вопросу о совершенствовании правового регулирования деятельности самозанятых граждан в Российской Федерации // Налоги. 2020. № 1. С. 42 – 46; Чесалина О.В. К вопросу о незыблемости правового статуса работника и правового статуса самозанятого лица // Трудовое право в России и за рубежом. 2020. N 1. С. 24 – 27 и т.п.). Думается, использование подобных источников позволило бы автору повысить уровень теоретической обоснованности приводимых постулатов и теоретическую значимость исследования.
Итоговые выводы по статье не отличаются последовательностью изложения, поскольку, отмечая, что «с формально-юридической точки зрения споры с участием самозанятых могут быть отнесены к подведомственности судов общей юрисдикции», однако «критерий субъектного состава в случае споров с участием самозанятых не может рассматриваться отдельно от критерия характера и предмета спора», а, значит, «указанная категория споров … все же относится к подсудности арбитражных судов», автор переходит к достаточно скомканному изложению другой, вполне самостоятельной проблемы – проблемы привязки территориальной подсудности данной категории споров к месту ведения профессиональной деятельности. Завершающий вывод о том, что «накопленный массив правовых норм вместе с отсутствием общего подхода к пониманию самозанятости требуют создания концептуальной правовой модели самозанятости в России на уровне основных принципов, которые могут быть положены в основу законодательных решений и правоприменительной практики» представляется лишенным необходимой научной значимости и новизны ввиду отсутствия стройного изложения авторского видения содержания таких «законодательных решений» и тенденций развития правоприменительной практики.
Несмотря на высказанные замечания, представленная статья может рассматриваться в качестве самостоятельного научного исследования, обладающего некоторой незначительной степенью научной новизны и значимости в контексте дальнейшего исследования и обобщения проблем определения правового статуса самозанятого в процессуальных отношениях, в рамках реализации такой значимой составляющей правосубъектности как право на обеспечение и защиту своих прав. Автору рекомендуется произвести вычитку материала на предмет устранения опечаток, несогласованностей в изложении текста, а также корректности использования юридической терминологии.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования
Статья посвящена двуединому предмету – правовым нормам, регламентирующим правовой статус самозанятых граждан, и определению подсудности и подведомственности споров с участием. Вместе с тем анализ предмет исследования создает впечатление эклектичности. Автор объединяет всех самозанятых в единый гомогенный массив, что представляется не вполне корректным. В свою очередь, к категории самозанятых относятся: индивидуальные предприниматели (далее - ИП); адвокаты, нотариусы, арбитражные управляющие, оценщики, медиаторы и иные лица, занимающиеся в установленном порядке частной практикой; иные граждане, которые, как правило, выполняют работы или оказывают услуги по гражданско-правовым договорам и получают за это вознаграждение. Соответственно, нежелательно «сваливать в одну кучу» всех самозанятых без указания на характерные дифференцирующие признаки.
Методология исследования
В статье использованы формально-юридический, сравнительно-правовой методы, а также методы анализа, синтеза, дедукции, индукции, системно-структурный метод.
Актуальность
Актуальность тематики в целом усматривается. В представленном варианте актуальность не обнаружена ввиду допущенных неточностей при квалификации и классификации правового статуса (в том числе, гражданско-правового) самозанятых граждан.
Научная новизна
Научной новизны в статье не выявлено ввиду допущенного некорректного определения правового статуса самозанятых граждан (в том числе, по причине неиспользования актуального законодательства и правоприменительной практики), а также анализа проблематики разграничения подсудности и подведомственности.
Стиль, структура, содержание
Стиль статьи в целом соответствует обычно предъявляемым требованиям к публикациям юридического типа. Допущены в некоторых местах орфографические и пунктуационные ошибки. Стилистически неудачным представляется тезис «неопределенность, ложащуюся в основу».
Структура статьи
Структура выстроена логично. При этом в отдельных аспектах усматривается дисбаланс объема. Прежде всего, в части, касающейся определения понятия экономическая деятельность.
Содержание
1. Автор не учитывает актуальные нормы, регламентирующие правовой статус самозанятых граждан. Так, автор доказывает, что самозанятые граждане не осуществляют предпринимательскую деятельность. В свою очередь, Определение Конституционного Суда РФ от 29.05.2014 N 1116-О "Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Алексеева Александра Николаевича на нарушение его конституционных прав отдельными положениями статей 6, 7 и 28 Федерального закона "Об обязательном пенсионном страховании в Российской Федерации", а также статей 5 и 14 Федерального закона "О страховых взносах в Пенсионный фонд Российской Федерации, Фонд социального страхования Российской Федерации, Федеральный фонд обязательного медицинского страхования" устанавливает, что индивидуальные предприниматели, как самозанятые граждане (!), осуществляют свободно избранную ими профессиональную деятельность на принципах автономии воли и имущественной самостоятельности. В Письме Минтруда России от 03.03.2020 N 16-1/В-87) указывается, что в подзаконном нормативном правовом акте на формально-юридическом уровне нашла отражение дефиниция "самозанятый гражданин" как субъект, осуществляющий приносящую доход деятельность и не зарегистрированный в качестве индивидуального предпринимателя, и данная дефиниция позволяет определить, что понятия "предпринимательство" и "самозанятость" по сути являются однокоренными понятиями, содержанием которых является деятельность, приносящая прибыль (доход), но различающимися по признаку формальной легализации. Индивидуальные предприниматели зарегистрированы официально в этом качестве, а самозанятые граждане - нет. Ввиду того, что автор не потрудился тщательно разобраться в тематике статьи вся концепция обрушивается.
2. Все самозанятые «свалены в одну кучу», что неприемлемо, кроме случаев узкоспециального характера. Думается, что автору целесообразно было бы остановиться на конкретной категории самозанятых граждан (например, фрилансерах).
3. Не вполне понятна логика автора в следующих рассуждениях: «Возвращаясь к проблеме подведомственности отметим, что арбитражные суды разрешают экономические споры и рассматривают иные дела с участием организаций, являющихся юридическими лицами, граждан, осуществляющих предпринимательскую деятельность без образования юридического лица и имеющих статус индивидуального предпринимателя, приобретенный в установленном законом порядке, а в случаях, предусмотренных АПК и иными федеральными законами, с участием граждан, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя (ч.2 ст. 27 АПК, субъектный критерий). Пробельность возникает в отношении самозанятых, не имеющих статуса индивидуального предпринимателя. Поскольку арбитражное законодательство не предусматривает рассмотрение арбитражными судами споров с их участием». О какой пробельности идет речь – непонятно.
Библиография
Следует скорректировать список с учетом действующих в актуальный период правовых актов.
Апелляция к оппонентам
Апелляционный блок выявлен. Заслуживает поддержки стремление автора придать статье дискуссионный характер.
Выводы, интерес читательской аудитории
Автор недостаточно тщательно разобрался в тематике и проблематике статьи. Отсюда получились неверные выводы. Статьи целесообразно доработать с учетом сделанных замечаний, затем представить на повторное рецензирование. Тема самозанятых граждан весьма актуальная, а потому допускаю, что будет интересной для читательского круга.

Результаты процедуры окончательного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом представленной на рецензирование рукописи является процессуальный статус лиц, выбравших специальный налоговый режим "налог на профессиональный налог" (в обиходе называемых самозанятыми). Автор ставит достаточно актуальный вопрос о том, какому суду должны быть подсудны и подведомственны споры с участием таких субъектов. Параллельно в публикации анализируется материально-правовая сущность труда самозанятых, а также сравниваются понятия предпринимательской и экономической деятельности.
В качестве методов научного познания в исследовании использованы общенаучные методы синтеза и анализа, моделирования, а также специальные формально-юридический и сравнительные методы.
Актуальность публикации видится в абсолютной объективности поднятой автором проблемы неопределенности в вопросе о том, какие суды (по территориальному признаку и по характеру подведомственных дел) должны рассматривать споры с участием лиц, применяющих рассматриваемый специальный налоговый режим. Кроме того, констатируем факт неизученности данной проблемы со стороны научного сообщества.
Научная новизна видится в выводе автора о том, что экономические споры с участием самозанятых должны рассматриваться арбитражными судами.
Материал разбит на четыре части. В первой автор анализирует само понятие самозанятого в широком и узком смыслах. Во второй части он выделяет признаки и сравнивает предпринимательскую и экономическую виды деятельности. В третьей части произведена попытка разобраться с подведомственностью и подсудностью споров с участием рассматриваемых лиц. В четвертой части обобщены достигнутые результаты проведенного труда.
Какие замечания по публикации имеются. Во-первых, стиль, особенно первые три абзаца работы, следует привести в соответствие с правилами русского языка и как-то облагородить. Второе замечание уже по содержанию рукописи. Так, существу заявленной темы автор фактически посвятил два абзаца и выводы. При чем в этих собственно основных абзацах не раскрыты проблемы, которые могут возникнуть у самозанятого в судебных органах. Вопрос с территориальной подведомственности только слегка затронут, но не исследован до конца. Вывод о необходимости рассмотрения экономических споров с участим самозанятых арбитражными судами недостаточно аргументирован. На взгляд рецензента, в публикации в первую очередь следует исследовать вопрос о том, какие споры могут возникнуть с участием самозанятого и разделить их на группы. После того, как будет выявлена структура споров, можно обосновывать целесообразность отнесения части из них к компетенции арбитражных судов.
Несмотря на то, что замысел автора кажется весьма интересным, а подготовленная рукопись очевидно имеет все основания быть опубликованной, на настоящий момент ее следует откорректировать.
На основании изложенного и на усмотрение главного редактора, тем не менее, предлагаем рукопись отправить на доработку.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"