Статья 'Структура российского института медиации: настоящее, прошлое, будущее ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Структура российского института медиации: настоящее, прошлое, будущее

Вечерина Ольга Павловна

кандидат исторических наук

доцент кафедры медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета

127051, Россия, г. Москва, ул. Сретенка, 29

Vecherina Olga

PhD in History

Docent, the department of Mediation in Social Sphere, Moscow State University of Psychology and Education

127051, Russia, g. Moscow, ul. Sretenka, 29

o.p.vecherina@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 
Путалова Ирина Борисовна

кандидат педагогических наук

доцент кафедры медиации в социальной сфере Московского государственного психолого-педагогического университета

127051, Россия, г. Москва, ул. Сретенка, 29, оф. 306

Putalova Irina Borisovna

PhD in Pedagogy

Docent, the department of Mediation in Social Sphere, Moscow State University of Psychology and Education

127051, Russia, g. Moscow, ul. Sretenka, 29, of. 306

putalovaib@mgppu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.9.34287

Дата направления статьи в редакцию:

07-11-2020


Дата публикации:

14-11-2020


Аннотация.

Статья посвящена исследованию сложившейся структуры российского института медиации и ее возможных изменений в свете положений проекта нового закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиатора) в Российской Федерации». На основе принципа историзма и системного анализа авторы рассмотрели сложившуюся структуру института и выделили в ней три периода развития: латентный, эйфории и стагнации. Авторы полагают, что такие особенности развития обусловлены его внедрением «сверху». Текущее состояние института медиации, при том, что он до сих пор не вышел из «начального» уровня развития, можно охарактеризовать как многолетнюю стагнацию. Поэтому проект нового федерального закона в сфере медиации, разработанный Минюстом РФ, радикально изменяющий структуру и принципы действия института медиации в случае его принятия, стал предметом активного обсуждения в профессиональном сообществе, поскольку предполагаемая радикальная реформа вновь планируется к введению «сверху», без учета мнения профессионального сообщества и заинтересованных стейкхолдеров.    Анализируя отдельные элементы института медиации и их изменение, авторы пришли к следующим основным выводам. Одной из трех ключевых причин сложившейся ситуации в сфере медиации является низкий уровень профессиональной квалификации медиаторов. Непрофессионализм медиаторов предопределяет отсутствие массового проведения медиаций и препятствует дальнейшему развитию института медиации. Вторую причину авторы видят в слабости и разобщенности профессионального сообщества медиаторов, отсутствии профессионального органа, авторитетного в масштабах страны. Третьей причиной является существенно разное развитие двух направлений медиации — обычной и школьной как особого направления в восстановительном подходе. Представленный в статье анализ дает возможность по-новому оценить текущее состояние и потенциал российского института медиации, а также спрогнозировать дальнейшие пути его развития.

Ключевые слова: медиация, медиатор, институт медиации, медиативный подход, организации медиаторов, службы школьной медиации, школьные службы примирения, федеральный закон, профессиональный стандарт, профессиональное образование

Abstract.

This article is dedicated to examination of the traditional structure of the Russian institute of mediation and its possible transformations in light of the provisions of the new draft law “On Settlement of the Disputes Trough Mediation in the Russian Federation". Based on the principle of historicism and systemic analysis, the authors consider the established structure of the Institute, and highlight the three stages in development: latent, euphoria and stagnation. It is assumed that such peculiarities of development are substantiated by its implementation “from the top”. The current state of the institute of mediation, despite the fact that it remains at the “initial” level of development, can be characterizes as a years-long stagnation. Therefore, the draft of the new Federal Law on Mediation, developed by the Ministry of Justice, which in case of enactment significantly changes the structure and functional concept of mediation, became the subject of intense discussion within the professional community, since the intended radical reform is planned to be implemented “from the top”, without consideration of the opinion of professional community and interested stakeholders. Having analyzed separate elements of the institute of mediation and changes therein, the authors came to the following conclusions. One of the three key reasons for the established situation in the area of mediation is the low level of professional qualifications of mediators; incompetence of mediators impedes conducting mass mediation and further development of the institute of mediation. The second reason consists in incompetence and disunity of the professional community of mediators, absence of an authoritative body nationwide. The third reason lies in discrepancy of the development of two vectors of mediation — traditional and academic as a special trend in reconstructive approach. The presented analysis allows reassessing the current state and potential of the Russian Institute of mediation, as well as forecasting further ways of its development.

Keywords:

school reconciliation services, school mediation services, mediator's organizations, mediation approach, Institute of mediation, mediator, mediation, federal law, professional standard, prodessional education

Медиация развивается в России почти 30 лет. В настоящее время в этой области, по-видимому, начинаются большие изменения. Профессиональным сообществом заинтересованно обсуждается проект федерального закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиатора) в Российской Федерации» [45], подготовленный Министерством юстиции РФ во исполнение п. 2 перечня поручений Президента РФ от 06.10.2017 № Пр-2042, а также п. 196 Плана законопроектной деятельности Правительства РФ на 2020 г. (Распоряжение Правительства РФ № 3205-р). От того, в каком виде будет принят этот закон, призванный заменить действующие в настоящее время федеральный закон № 193-ФЗ [43] и № 194-ФЗ [44], во многом зависит траектория будущего развития института медиации, отмечающего в этом году свой первый 10-летний юбилей.

В случае принятия, как обоснованно отмечают эксперты, может произойти тотальное «огосударствление института медиации» [19], что, хотя и является законным правом государства, противоречит изначальным интенциям тех, кто занимался его развитием в России, полагая медиацию эффективным инструментом гражданского общества. Таким образом, предлагается радикально изменить правила и вектор развития института медиации в России.

Латентный период — накопление идей и инструментов развития

В развитии института медиации в России можно выделить три периода: латентный период (1), период эйфории (2) и период стагнации (3). Начало развития медиации в России можно датировать по-разному, однако начало появления первых процедур и первых медиаторов в нашей стране большинство исследователей относят к началу 1990-х гг., когда на волне перестройки и гласности в России появились первые американские медиаторы, а в 1993 г. был открыт первый в стране Центр разрешения конфликтов в Санкт-Петербурге, сосредоточивший свою деятельность на разрешении главным образом межличностных конфликтов [1, с. 76]. Авторы цитируемой публикации, известные петербургские медиаторы О.В. Аллахвердова (недавно ушедшая от нас) и Е.Н. Иванова отмечали также значение медиации как эффективного инструмента для формирования новой культуры взаимодействия людей на основе широкого общественного диалога [там же].

Хотя впервые возможность применения медиации была обозначена в Арбитражном процессуальном кодексе 2002 г. (ст. 138 «Примирение сторон») [3], одной из основных мер для придания импульса дальнейшему распространению медиации в России, безусловно, стало формирование правовой базы медиации, начало которому было положено в выступлении Президента РФ В.В. Путина. 30 ноября 2004 г. В.В. Путин, выступая на VI Всероссийском съезде судей, в своем вступительном слове отметил, что «надо всемерно развивать методы, широко зарекомендовавшие себя в мире. Имею в виду досудебное и судебное урегулирование споров посредством переговоров и мировых соглашений, а также альтернативные способы разрешения конфликтов с помощью третейского разбирательства» [37, с. 264].

Такое заявление главы государства стало отчетливым сигналом элитам к процессуальному оформлению и последующему интенсивному развитию новых, альтернативных способов рассмотрения споров, в том числе в рамках правовой реформы. Поэтому развитие института медиации началось «сверху», хотя и формируясь усилиями относительно немногих энтузиастов, но с опорой на режим максимального благоприятствования и всемерную поддержку властных структур всех ветвей власти России.

Создание структуры института медиации — период эйфории

Следующие несколько лет можно охарактеризовать как период создания основных структур института медиации,

В феврале 2005 г. при поддержке Администрации Президента России прошла 1-я Международная конференция «Медиация. Новый шаг на пути построения правового государства и гражданского общества». В апреле того же года в Москве появился «Научно-методический центр медиации и права» — организация, в течение многих лет во многом определявшая «ландшафт медиации» в нашей стране (https://mediacia.com/) [49].

В сентябре 2006 г. вышел первый номер журнала «Медиация и право. Посредничество и примирение», ставший одним из главных источников информации об актуальных тенденциях развития российской и зарубежной медиации для отечественных медиаторов. В журнале публиковали свои размышления о медиации многие значимые и влиятельные персоны российского политикума (например, А.В. Дворкович, А.А. Иванов, П.В. Крашенинников, Т.Г. Морщакова, В.Н. Плигин, Е.В. Семеняко, А.Н. Шохин, В.Ф. Яковлев и др.). Журнал выходил 12 лет и был первым и долгое время единственным в России периодическим изданием, целиком посвященным вопросам медиации. Всего вышло 45 номеров. В настоящее время специализированные периодические издания по медиации в нашей стране, насколько известно авторам, отсутствуют.

В этот же период активно развивались и исследования в сфере медиации, включая активную защиту диссертаций по этой проблематике. Так, на начало 2017 г. поисковый запрос в eLIBRARY давал 256 диссертаций, половина исследований из которых была в сфере юриспруденции [48, с. 62–63]. Отметим, что последний запрос одного из авторов (10.11.2020) выдал 453 наименования диссертаций, т.е. мы видим рост почти в 2 раза.

Российский союз промышленников и предпринимателей одним из первых стал развивать институты альтернативного разрешения споров, создав в 2002 г. Объединенную комиссию по корпоративной этике для укрепления этических принципов в практике ведения бизнеса с точки зрения соблюдения сторонами принципов этики, сформулированных в Хартии корпоративной и деловой этики. А.Н. Шохин в своей статье, посвященной опыту РСПП в этой сфере, отметил, что в большинстве случаев была возможность примирения сторон, поэтому еще до рассмотрения действий участников конфликта назначался арбитр с функциями медиатора. Он проводил консультации с представителями сторон, оценивал возможность достижения компромисса и оказывал сторонам содействие в определении условий мирового соглашения. Если проводимая арбитром примирительная процедура приносила положительный результат, комиссия прекращала рассмотрение претензии в связи с урегулированием спора на основе баланса интересов сторон [52]. В то же время деятельность комиссии показала, что проведение примирительных процедур исключительно в рамках этического разбирательства не позволяет использовать весь потенциал медиации. Поэтому в 2006 г. руководство РСПП приняло решение о создании системы органов альтернативного разрешения споров, в том числе Объединенной службы медиации (посредничества) при РСПП (http://ars-rspp.ru/center).

В мае 2006 г. при Торгово-промышленной палате РФ была создана Коллегия посредников по проведению примирительных процедур (http://mediation.tpprf.ru/ru/information/).

Однако первый законопроект по имплементации медиации в российскую правовую систему (2006), хотя и был разработан с учетом Типового закона ЮНСИТРАЛ «О международной коммерческой согласительной процедуре», не нашел поддержки законодателей [49].

В 2007 г. начался пилотный проект по внедрению примирительных процедур на базе Уральского федерального округа, одобренный Советом председателей судов Уральского федерального округа и поддержанная Верховным судом РФ и Высшим арбитражным судом РФ [30]. 9–10 октября 2008 г. в Екатеринбурге была проведена международная конференция «Медиация как альтернативный метод разрешения споров. Российский и зарубежный опыт регулирования. Практика применения» (см. [22]). В результате эксперимента судьи, прошедшие обучение и взявшие на вооружение медиативный подход, улучшили свои показатели. Если у их коллег количество мировых соглашений составляло всего 3%, то у судей, использующих медиативный подход, этот показатель достигал 33%. Эти данные стали убедительным доказательством эффективности медиации и необходимости ее имплементации в российскую правовую культуру.

В Национальном плане противодействия коррупции 2008 г. «развитие процедур досудебного и внесудебного разрешения споров» было признано одним из направлений государственной политики в сфере противодействия коррупции [27].

В Постановлении по итогам состоявшегося в декабре 2008 г. VII Всероссийского съезда отмечалось: «Действенной мерой, направленной на снижение нагрузки на судей и повышение тем самым эффективности и качества правосудия, является внедрение и развитие альтернативных способов разрешения споров, в том числе примирительных процедур и медиации... К сожалению, эффективных мер в этом направлении, которые привели бы к ощутимым практическим результатам, принято не было... В связи с этим VII Всероссийский съезд судей отмечает необходимость на законодательном уровне обеспечить внедрение в правоприменительную практику досудебного урегулирования споров, особенно в сфере публичных правоотношений, а также содействовать развитию альтернативных способов разрешения споров» [32]. По итогам съезда Президент РФ Д.А. Медведев дал поручение, предусматривающее «разработку и внедрение досудебных процедур рассмотрения споров (включая медиацию)» (http://kremlin.ru/supplement/4336/print). Это поручение стало поворотным пунктом в развитии медиации в нашей стране, обозначив готовность российского руководства совершенствовать правовую систему и действительно двигаться к становлению гражданского общества.

Началась работа над новым проектом Закона о медиации. В рамках этого проекта одной из основных задач разработчиков было ознакомление госорганов и общественности с европейским опытом применения медиации, для чего был подготовлен ряд документов, предложения и рекомендации, которые использовались и при подготовке законопроекта о медиации. Основным ориентиром при подготовке проекта Закона о медиации в России стала Директива ЕС «О медиации» [11].

По инициативе Президента РФ Д.А. Медведева на рассмотрение Государственной Думы были внесены проекты федеральных законов № 341071-5 «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» и № 341063-5 «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”» [29]. Оба проекта в июле 2010 г. были приняты Государственной Думой и подписаны Президентом России. С 1 января 2011 г. они вступили в силу [43; 44].

Таким образом, институт медиации сложился — по мнению большинства исследователей, скорее, как правовой, чем как социальный, что предопределило и его современные проблемы, и специфические особенности его функционирования (подробнее см. [2; 7]). За прошедшие 10 лет стало очевидно, что многие положения этого закона устарели или перестали соответствовать сформировавшимся в сфере российской медиации реалиям.

В целом период 2005–2014 гг. можно охарактеризовать как период формирования основных элементов структуры института медиации. В это время появились почти все основные центры-провайдеры услуг медиации; были созданы и получили первые образовательные лицензии центры по осуществлению образовательных услуг в сфере медиации; начали свою деятельность региональные и общероссийские общественные организации медиаторов, включая три СРО (сегодня продолжает свою деятельность только Ассоциация профессиональных медиаторов и организаций, осуществляющих деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации «Национальная организация медиаторов» — см. сайт Росреестра https://rosreestr.gov.ru/); разработаны основные типовые программы по подготовке медиаторов, включая медиаторов-тренеров и медиаторов в специализированных областях; было издано довольно большое количество наименований профессиональной литературы по медиации (особенно следует отметить деятельность по популяризации медиации издательств МЦУПК и «Инфотропик-медиа»).

Вместе с тем, необходимо подчеркнуть, что формирование структуры института медиации осуществлялось его инициаторами почти исключительно сверху, за счет активного использования административного ресурса и без анализа или учета реальных потребностей российского социума в процедуре медиации. Проблему коммуникации с обществом как потенциальным потребителем услуг по проведению процедуры медиации и обучению медиации как профессии предполагалось решить средствами пропаганды и агитации. Завершающим актом этого этапа стало принятие профессионального стандарта «Специалист в области медиации (медиатор)», разработанного в основном силами специалистов Центра медиации и права и утвержденного Министерством труда и социальной защиты РФ 15.12.2014 [35].

А.Д. Карпенко в своей работе, во многом подводящей итоги этого этапа и написанной по итогам принятия профстандарта медиатора в декабре 2014 г. [15], основные положения которой вошли впоследствии в первый учебник по медиации [20], выделил три уровня развития института медиации (начальный, успешный и высокий) и шесть стадий развития медиации (по два в каждом). Он констатировал, что «медиация находится на неустойчивом уровне своего развития» (т.е. между первым и вторым уровнем. — Авт. ). Далее он указал, что «текущие задачи переместились в создание института медиации и формирование профессиональных сообществ», особо подчеркнув благоприятный контекст развития медиации в периоде 2011–2015 гг. и отметив ряд серьезных причин внутри самого сообщества, препятствующих реализации этого режима наибольшего благоприятствования со стороны государства [15].

Ключевые причины он усматривал в своеобразии сформировавшегося профессионального сообщества, которое характеризовалось на тот период главным образом недостаточной компетентностью в профессии и определенным нежеланием многих медиаторов повышать свою профессиональную компетентность, а также спецификой только что принятого на момент написания статьи стандарта. Отмечая в целом его появление как позитивный факт в процессе становления института медиации, он, тем не менее, выявил в нем много концептуальных недоработок и потенциальных проблем, детально рассмотрев его в сравнении с проектом профстандарта, разработанным «Лигой медиаторов» [36]. Д.Г. и И.Г. Фильченко, отмечая, что в целом принятие профстандарта медиатора означает признание со стороны государства, что «сложилось отдельное направление в профессиональной деятельности, связанное с организацией и проведением переговоров», в целом скептически относятся к его практической реализации [46, c. 147].

Соглашаясь в целом с авторами вышеуказанных работ, можно констатировать, что в стране так и не сформировалась отлаженная система качественной профессиональной подготовки медиаторов. Наш опыт преподавания в рамках магистерской программы по подготовке медиаторов на кафедре медиации в социальной сфере МГППУ позволяет констатировать, что в целом хорошие результаты достигаются в следующих случаях: при наличии базового юридического, психологического или педагогического образования у магистрантов, а также если они работают в сфере юриспруденции, в образовании, в сфере HR и управления персоналом или в помогающих профессиях. В тех случаях, когда предыдущее образование и опыт работы магистрантов были далеки от медиации и работы с конфликтами, студенты испытывали довольно значительные трудности как при освоении магистерской программы, так и при написании выпускной квалификационной работы. Поэтому в целом мы разделяем положения выдвинутого Минюстом России законопроекта относительно конкретизации базового высшего образования для медиаторов.

Структура современного института российской медиации:

период стагнации

Наиболее существенными элементами современного института медиации являются несколько видов организаций медиаторов. Это — различные организаторы-провайдеры медиации и /или образовательных услуг в сфере медиации. За прошедший период медиаторы создали некоторое количество разных общественных организаций, из которых наиболее значимыми должны были стать СРО, однако этого не случилось — как в силу особенностей российского законодательства о СРО (необязательность членства в СРО для исполнения обязанностей медиатора), так и по причине финансовой слабосильности медиаторов-физических лиц и организаций медиаторов, не имеющих возможности платить сколько-нибудь существенные членские взносы. Можно согласиться с мнением Ю.В. Ширяевой, приведенном в статье А.Д. Карпенко и Е.А. Меренковой, «о преждевременности развития системы СРО медиаторов» [16].

В современной структуре российского института медиации можно выделить следующие типы организаций:

1) организации-провайдеры медиативных услуг, значительная часть которых зарабатывала на предоставлении услуг по обучению медиации на основе программы «Медиация. Базовый курс» и ее модификаций (89 организаций на 26.12.2019, согласно реестру, который велся на заявительной основе до упразднения ФГБУ «ФИМ») [38];

2) местные, региональные и общероссийские общественные организации медиаторов, включая единственную СРО — Ассоциацию медиаторов «НОМ» (образована 26.04.2011; получила статус СРО 23.10.2013), насчитывающую 115 членов на 25.04.2019 (https://npnom.ru/reestry/). Две другие СРО в настоящее время прекратили свое существование и ликвидированы. Ассоциация медиаторов «НОМ», хотя существует почти 10 лет и с самого начала претендовала на статус всероссийской организации медиаторов, так и не смогла сколько-нибудь значительно увеличить свою численность;

3) организации медиаторов в коммерческой сфере, развивающиеся под эгидой ТПП РФ (Коллегия посредников, 25 медиаторов — http://mediation.tpprf.ru/ru/arbitrators/) и РСПП (Объединенная служба медиации (посредничества), 30 медиаторов на 01.03.2019) [40];

4) ФГБУ «Федеральный институт медиации», созданный Министерством образования и науки РФ в 2013 г. и осуществляющий свою деятельность по развитию медиации в стране до 2 июля 2020 г., когда он был, весьма неожиданно даже для его сотрудников, ликвидирован приказом Министра просвещения РФ посредством переименования в ФГБУ «Федеральный институт цифровой трансформации в сфере образования» [34].

По экспертным данным, неоднократно озвучиваемым на разных конференциях медиаторов, в настоящее время число подготовленных «профессиональных» медиаторов в России, т.е. обученных на разных курсах и имеющих право проводить процедуру медиации, может составлять три–четыре тысячи человек. Из них на постоянной основе профессионально заняты проведением процедур медиации и подготовкой медиаторов, по-видимому, не более нескольких сотен человек. Практически все они аффилированы с вышеупомянутыми организациями.

Вместе с тем, по данным официальных источников, в стране создана огромная сеть служб школьной медиации (примирения), создаваемых, как правило, при юридических лицах в бюджетной сфере в области образования или помощи населению. Интенсивное формирование системы служб школьной медиации и школьных служб примирения началось в России согласно «Рекомендациям по организации служб школьной медиации в образовательных организациях» Минобрнауки России 2013 г. [39] и положениям «Концепции развития до 2017 года служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации» [17], впоследствии продленной до 2020 г. (Распоряжение № 1837-р) [28].

В настоящее время директивным документом для всех, вовлеченных в развитие школьной медиации, является «Межведомственный план комплексных мероприятий по реализации Концепции развития сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации, до 2025 года», утвержденный Правительственной комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав 25 сентября 2019 г. (далее — Межведомственный план) [21].

В 2015 г. Минобрнауки одновременно разослало в регионы два вида рекомендаций: «Методические рекомендации по созданию и развитию служб школьной медиации в образовательных организациях» (далее – СШМ) [24] и «Методические рекомендации по созданию и развитию школьных служб примирения» (далее – ШСП) [25] (оба документа направлены письмом Минобрнауки РФ от 18.12.2015 № 07-4317). Эти действия вызвали значительное недоумение в регионах. В отсутствие директивных разъяснений некоторые регионы стали развивать школьные службы примирения (в основном эти были регионы, в которых в течение многих лет работали специалисты Всероссийской ассоциации восстановительной медиации); другие регионы стали развивать СШМ согласно рекомендациям, разработанным специалистами ФГБУ «Федеральный институт медиации». Третья группа регионов развивала оба варианта служб.

Договориться организациям-разработчикам рекомендаций удалось только в 2020 г., когда были созданы, одобрены Министерством просвещения и разосланы на места объединенные «Методические рекомендации по развитию сети служб медиации (примирения) в образовательных организациях и в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» [23].

Тем не менее, в настоящее время по всей стране развернута обширная сеть, насчитывающая более 25 000 служб школьной медиации и школьных служб примирения. Эта сеть как-то соотносится с Реестром организаций, применяющих медиативные и восстановительные технологии в отношении несовершеннолетних, обнародованным ФГБУ «ФИМ» на своем сайте в рамках выполнения Госзадания и Межведомственного плана незадолго до своего расформирования, в котором насчитывается 269 организаций (в основном, государственной формы собственности, см. http://fedim.ru/reestry-mediatorov/children-mediators-reestr/). Согласно отчетам с мест, в этих службах работают свыше 75 000 тысяч человек (данные мониторингов, регулярно проводимых сначала Минобрнауки, а потом Министерством просвещения РФ, частично озвученные на 1-м всероссийском совещании 24.09.2020) [26]. В то же время эту деятельность пока трудно назвать эффективной, что было отмечено на этом же совещании представителем Министерства юстиции РФ, заместителем директора Департамента по вопросам правовой помощи и взаимодействия с судебной системой И.А. Меликян [9].

Проблемы и перспективы медиации в России

Первая попытка привести положения закона в соответствие со сложившейся практикой и реалиями сформировавшегося за это десятилетие института медиации, с тем чтобы она отвечала интересам основных его акторов, была предпринята в октябре 2017 г., когда в Государственную думу был внесен проект ФЗ № 290871-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования медиативной практики» [42].

В настоящее время в сфере российской медиации, по-видимому, начинаются большие изменения. Многие из них давно назрели. Особенно это касается проблемы профессионализма медиаторов, а также Поэтому профессиональным сообществом заинтересованно обсуждается проект федерального закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиатора) в Российской Федерации», подготовленный Министерством юстиции РФ [45].

В то же время некоторые положения этого закона вызвали активное неприятие адвокатского сообщества, что выразилось в целом ряде публикаций в СМИ и отраслевых медиа [8; 9; 12; 18; 19; 20; 47], а также было публично обнародовано на официальном сайте Федеральной палаты адвокатов как «Правовая позиция ФПА РФ» за подписью Президента ФПА РФ Ю.С. Пилипенко [33]. В этом документе указано на недопустимость установления запрета «для адвокатов и нотариусов выступать в качестве медиаторов» и отмечается внутренняя противоречивость проекта, поскольку требуя «обязательного наличия у медиатора высшего юридического образования», «именно профессиональным юристам — адвокатам и нотариусам — законопроект предлагает запретить доступ к осуществлению медиации» [там же]. Таким образом, адвокаты активно включились в борьбу за свое право проводить процедуру медиации.

Не меньше вопросов вызывают и вопросы профессионального статуса медиатора, которые радикально изменяются в проекте по сравнению с действующим сегодня законом: так, существенно повышается минимально допустимый возраст для профессионального медиатора. Проект закона предлагает ввести три категории профессиональных медиаторов (ст. 10): 1) медиатор; 2) судья в отставке; 3) медиатор, работающий в образовательной организации. Если в действующем законе возраст медиатора определен в 25 лет, то по проекту он должен быть не моложе 30 лет. Более того, медиатор может иметь только высшее юридическое, педагогическое или психологическое образование; он должен пройти специальную подготовку в соответствии с требованиями стандартов, утвержденными уполномоченным органом, обязан иметь стаж работы по юридической специальности (?!) не менее 5 лет и быть внесенным в единый реестр медиаторов.

Кроме переопределения профессии медиатора, проектом предполагается еще введение стажера медиатора (ст. 10.1), который обязан в течение 1 года ее проходить в обязательном порядке для последующей сдачи квалификационного экзамена, а также помощника медиатора.

При этом полномочия и требования к должности медиатора, работающего в образовательной сфере, должны быть определены федеральным органом исполнительной власти в сфере образования, с обязательным включением в единый реестр медиаторов, но в особом порядке.

Таким образом, если молодой человек или девушка хочет стать медиатором, ему необходимо сначала получить высшее образование по одной из трех указанных в проекте закона специальностей, затем отработать пять лет по юридической (см. ст. 15) или, видимо, психолого-педагогической специальности — в случае медиатора в образовательной сфере. В течение первых трех лет ему/ей необходимо также получить специальную подготовку, а затем пройти полугодовую или годичную стажировку у действующего медиатора. Далее необходимо сдать квалификационный экзамен, доработать до получения пятилетнего стажа, дождаться наступления тридцатого дня рождения и подать документы на включение в единый реестр.

Иными словами, обретение искомой квалификации и получение соответствующих разрешительных документов требуют от аппликанта планомерного осуществления ряда весьма непростых процедур в течение пяти лет. Порог входа в профессию значительно повышается и для многих категорий граждан, в том числе и для уже работающих в качестве медиаторов, становится почти запретительным.

Получение профессии медиатора в образовательной сфере в настоящем законопроекте детально не расписано, и можно предположить, что соответствующие регламенты будут не такими строгими, а барьер вхождения не окажется столь высоким, как в первом случае. Мы можем это предположить хотя бы потому, что в настоящее время по факту в этой подотрасли уже работают многие тысячи человек, которые должны быть с минимальными потерями встроены в фактически новый или на новых основаниях пересоздающийся институт медиации. В противном случае о реализации Межведомственного плана можно будет забыть.

Очевидно, что в случае принятия закон приведет к радикальной перекройке рынка медиации, в том числе и к изменению сложившейся структуры организаций-провайдеров медиативных услуг и образовательных услуг в сфере медиации — двух основных профессиональных сфер деятельности нынешних медиаторов, многие из которых просто не смогут соответствовать новым требованиям к профессии.

Снова «шоковая терапия»?

Как уже неоднократно отмечалось, институциональные ограничения в развитии стран и тех или иных социальных институтов определяются ценностными параметрами. Работы Р. Инглхарта, К. Вельцеля, Ш. Шварца, выполненные в т.ч. на основе результатов Всемирных исследований ценностей (World Values Survey), проводимых с 1981 г., позволяют выявить группы стран, объединенных общими ценностями (так называемые «карты культур») [13; 14; 50]. Ценностные ориентиры группы стран, к которой принадлежит Россия, противоположны англосаксонскому и протестантскому кластерам, тесно связанным между собой и активно развивающим как медиацию, так и другие способы альтернативного разрешения споров. Общность стран, входящих в российский кластер, по-видимому, более обусловлена православной ортодоксией, чем коммунистическим прошлым (подробнее см. [7]).

Исследователями выявлены имманентные причины высокого уровня конфликтности и агрессии в российском социуме, к которым относят специфику ментальности, отсутствие культуры диалога и негативное отношение к компромиссу, воспринимаемое большинством россиян как признак слабости. Низкая договороспособность в глазах россиян есть позитивное качество [6; 53]. А. Аузан определил совокупность всех этих качеств россиян как «русскую ловушку», препятствующую как развитию новых институтов, так и развитию станы в целом [4; 5].

Отметим, что в Справке Верховного Суда РФ за 2013–2014 годы также указаны психологические причины, тесно связанные со структурой ценностей россиян и особенностями российской «картины мира»: отсутствие навыков и традиций по ведению переговоров; стремление любыми способами привлечь нарушителя к ответственности; восприятие судебного решения как более «ценного» документа; нежелание ответственности за разрешение конфликта и низкий уровень правовой культуры [41].

Таким образом, ценностная карта культуры населения России в значительной степени препятствует успешному развитию института медиации. В то же время вполне вероятно, что при корректировке базовой модели имплементируемого института и ее приближении к ключевым параметрам ценностных ориентиров россиян успешное «выращивание» этого института вполне возможно. Нами уже рассматривались возможные направления исследований, в т.ч. выявление и изучение опыта тех стран, чьи карты культур и ценностные профили схожи с российскими, но имплементация медиации прошла более успешно [7], но эта работа еще ждет своих исследователей.

Теоретическим обоснованием планируемой траектории изменения института медиации могла бы стать концепция акад. В.М. Полтеровича, который рассмотрел в своих работах три типа стратегий: шоковую терапию, выращивание, стратегию промежуточных институтов и ввел понятие перспективной траектории — имеющей высокие шансы на успех, благодаря выполнению определенных им 11 требований. К числу этих требований он отнес «необходимость согласования с ресурсными, технологическими и институциональными ограничениями и создания встроенных механизмов, стимулирующих запланированные изменения институтов и предотвращающих возникновение дисфункций и институциональных ловушек» [31, с. 15–18].

Полагаем, что для того, чтобы развитие «новой редакции» института было успешным, необходимо отказаться от ее внедрения сверху, как предполагается в случае принятия рассматриваемого законопроекта Минюста России. Несмотря на перечисленные трудности, институт медиации в России все же состоялся и в своем развитии преодолел несколько этапов. Сообществом медиаторов наработан значительный опыт, созданы многочисленные организации, многие из которых весьма эффективны. Поэтому считаем абсолютно необходимым максимально широкое обсуждение возможных и эффективных путей и направлений развития института медиации, для чего было бы целесообразно: 1) сформировать экспертное сообщество медиаторов с участием всех заинтересованных сторон, включая юридическую и педагогическую общественность; 2) определить ключевые параметры и сроки новой «стратегии развития»; 3) выявить действительные ресурсные, технологические и институциональные ограничения уже работающего института; 4) разработать правовые, экономические, социально-психологические и внутриотраслевые механизмы предотвращения институциональных ловушек, с тем, чтобы реформируемый институт не превратился в свою имитацию.

Библиография
1.
Аллахвердова О.В., Иванова Е.Н. История развития медиации // Вестник Санкт-Петербургского университета. – 2007. – Сер. 6. – Вып.2 – Ч. II. – С. 73–77.
2.
Альтернативное разрешение споров : Учебник / под ред. Е.А. Борисовой. М.: Городец, 2019. – 416 с.
3.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации. Федеральный закон от 24 июля 2002 г. № 95-ФЗ. Принят Госдумой 14.06.2002. Одобрен СФ 10.07.2002. [Электронный ресурс]. – http://apkodrf.ru/razdel-2/glava-15/st-138-apk-rf (дата обращения: 10.11.2020).
4.
Аузан А.А. и др. Культурные факторы модернизации : Доклад [Электронный ресурс]. М.‒СПб., 2011. – 221 с. – http://inp.ru/.files/129/0_backup.pdf (дата обращения: 10.11.2020).
5.
Аузан А.А. Эффект колеи. Проблема зависимости от траектории предшествующего развития – эволюция гипотез // Вестник МГУ. – Серия Экономика. – 2015. – № 1. – С. 3‒17.
6.
Ахиезер А., Клямкин И., Яковенко И. История России: конец или новое начало? М.: Новое издательство, 2005. – 708 с.
7.
Вечерина О.П. Проблемы и институциональные ограничения развития социально-правового института медиации в России // Современное право. – 2017. – № 1. – С. 73–80.
8.
В «Деловой России» начали работу над развитием медиации в стране [Электронный ресурс] // Официальный сайт ООО «Деловая Россия». 08.10.2020. – https://deloros.ru/v-delovoj-rossii-obsudili-razvitie-instrumenta-mediacii.html (дата обращения: 10.11.2020).
9.
В МГЮА обсудили правовое регулирование и роль медиации в школьных конфликтах [Электронный ресурс] // Academica.ru. 24.09.2020. – https://msk.academica.ru/novosti/Novosti-VUZov/878954-v-mgjua-obsudili-pravovoe-regulirovanie-i-rol-mediacii-v-shkolnyh-konfliktah/
10.
Государственный медиатор? [Электронный ресурс] // Федеральная палата адвокатов Российской Федерации. 5 октября 2020 г. – https://fparf.ru/news/fpa/gosudarstvennyy-mediator/ (дата обращения: 10.11.2020).
11.
Директива 2008/52/ЕС Европейского Парламента и Совета от 21 мая 2008 г. относительно некоторых аспектов медиации в гражданских и коммерческих делах. [Электронный ресурс] — https://mediacia.com/wp-content/uploads/2018/07/Directive_2008_rus.pdf (дата обращения: 10.11.2020).
12.
Закон не повысит качество медиации [Электронный ресурс] // Федеральная палата адвокатов Российской Федерации. 9 октября 2020 г. – https://fparf.ru/news/fpa/zakon-ne-povysit-kachestvo-mediatsii/ (дата обращения: 10.11.2020).
13.
Инглхарт Р., Вельцель К. Модернизация, культурные изменения и демократия: Последовательность человеческого развития. М.: Новое издательство, 2011. – 464 c.
14.
Инглхарт Р. Культурная эволюция: как изменяются человеческие мотивации и как это меняет мир / пер. с англ. С.Л. Лопатиной. М.: Мысль. 2018. – 347 с.
15.
Карпенко А.Д. Профессиональный стандарт как будущее медиации // Третейский суд. – 2015. – № 2/3 (98/99). – С. 89–95.
16.
Карпенко А.Д., Меренкова Е.А. Современное состояние развития медиации в России [Электронный ресурс] // Конфликтология XXI века. Пути и средства укрепления мира. СПб., 2014 (опубликовано на: Сайт Лиги медиаторов. [б. д.]). – http://www.arbimed.ru/sovremennoe-sostoyanie-razvitiya-mediacii-v-rossii (дата обращения: 10.11.2020).
17.
Концепция развития до 2017 года служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 30 июля 2014 года № 1430-р [Электронный ресурс] // Собрание законодательства Российской Федерации. 2014. № 32. ст. 4557. – http://docs.cntd.ru/document/420211300 (дата обращения: 10.11.2020).
18.
Куликов В. Придут к согласию. Минюст предлагает узаконить процедуры примирения в школах [Электронный ресурс] // Российская газета. № 230 (8284). 12.10.2020. – https://rg.ru/2020/10/12/miniust-predlozhil-uzakonit-procedury-primireniia-v-shkolah.html (дата обращения: 10.11.2020).
19.
Макаров С. Гром медиации, раздавайся! Законопроект среди ясного неба [Электронный ресурс] // Федеральная палата адвокатов Российской Федерации. 23 октября 2020 г. – https://fparf.ru/polemic/opinions/grom-mediatsii-razdavaysya/ (дата обращения: 10.11.2020).
20.
Медиация : учебник / под ред. А.Д, Карпенко, А.Д, Осиновского. СПб.: Редакция журнала «Третейский суд»; М.: Статут, 2016. – 470 с.
21.
Межведомственный план комплексных мероприятий по реализации Концепции развития сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации, до 2025 года. Утвержден Правительственной комиссией по делам несовершеннолетних и защите их прав 25 сентября 2019 г. [Электронный ресурс]. – http://fedim.ru/services-of-mediation/mezhvedomstvennyj-plan-kompleksnyh-meropriyatij-po-realizatsii-kontseptsii/ (дата обращения: 10.11.2020).
22.
Международная конференция «Медиация как альтернативный метод разрешения споров. Российский и зарубежный опыт регулирования. Практика применения» // Медиация и право, 2008. № 4. – С. 5–27.
23.
Методические рекомендации по развитию сети служб медиации (примирения) в образовательных организациях и в организациях для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (направлены письмом Министерства просвещения России от 28.04.2020 № ДГ-375/07). – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_352492/cec075f0903ffc16f6081a06d44423a528e421a9/ (дата обращения: 10.11.2020).
24.
Методические рекомендации по созданию и развитию служб школьной медиации в образовательных организациях / ФГБУ «ФИМ» (направлены письмом Минобрнауки России от 18.12.2015 № 07-4317). [Электронный ресурс]. – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_256446/ (дата обращения: 10.11.2020).
25.
Методические рекомендации по созданию и развитию школьных служб примирения / Всероссийская ассоциация восстановительной медиации (направлены письмом Минобрнауки России от 18.12.2015 № 07-4317). [Электронный ресурс]. – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_256446/ (дата обращения: 10.11.2020).
26.
Министерство просвещения провело совещание по школьной медиации // Федеральный центр по защите прав и интересов детей. 24 сентября 2020. [Электронный ресурс]. – https://fcprc.ru/news/ministerstvo-prosveshheniya-provelo-soveshhanie-po-shkolnoj-mediatsii/ (дата обращения: 10.11.2020).
27.
Национальный план противодействия коррупции (утвержден Президентом РФ Д.А. Медведевым 31 июля 2008 г. Пр-1568). [Электронный ресурс]. — https://rg.ru/2008/08/05/plan-dok.html (дата обращения: 10.11.2020).
28.
О продлении до 2020 года срока реализации Концепции развития до 2017 года сети служб медиации в целях реализации восстановительного правосудия в отношении детей, в том числе совершивших общественно опасные деяния, но не достигших возраста, с которого наступает уголовная ответственность в Российской Федерации, утвержденной распоряжением Правительства Российской Федерации от 30 июля 2014 г. № 1430-р. Правительство Российской Федерации. Распоряжение от 1 сентября 2018 года № 1837-р. [Электронный ресурс]. – http://docs.cntd.ru/document/551031865 (дата обращения: 10.11.2020).
29.
Паспорт проекта Федерального закона № 341071-5. [Электронный ресурс]. – https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/3037707/ (дата обращения: 10.11.2020).
30.
Письмо ВС РФ № 5/общ-683 от 09.04.2008 и Письмо №ВАС–СО1/УЗ-841 от 02.06.2008. [Электронный ресурс]. – https://fasuo.arbitr.ru/node/1746 (дата обращения: 10.11.2020).
31.
Полтерович В.М. Стратегии институциональных реформ. Перспективные траектории // Экономика и математические методы. – 2006. – Т. 42. – № 1. – С. 3‒18.
32.
Постановление VII Всероссийского съезда судей от 4 декабря 2008 г. «О состоянии судебной системы Российской Федерации и приоритетных направлениях ее развития и совершенствования». [Электронный ресурс]. — http://ssrf.ru/siezd-sudiei/838 (дата обращения: 10.11.2020).
33.
Правовая позиция ФПА РФ о проекте федерального закона «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» [Электронный ресурс] // Федеральная палата адвокатов Российской Федерации. 9 октября 2020 г. – https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-legal-position-of-fpa/pravovaya-pozitsiya-federalnoy-palaty-advokatov-rf/ (дата обращения: 10.11.2020).
34.
Приказ Министерства просвещения РФ от 02.07.2020 № 335 «О федеральном государственном бюджетном учреждении “Федеральный институт цифровой трансформации в сфере образования”». [Электронный ресурс]. – http://fidte.ru/content/dokumenty (дата обращения: 10.11.2020).
35.
Профессиональный стандарт «Специалист в области медиации (медиатор)». Утвержден приказом Министерства труда и социальной защиты Российской Федерации от 15 декабря 2014 г. № 1041н // Третейский суд. – 2015. – № 2/3 (98/99). – С. 75–88.
36.
Профессиональный стандарт «Специалист в области медиации» (Проект НП «Лига медиаторов») // Третейский суд. – 2015. – № 2/3 (98/99). – С. 96–134.
37.
Путин В.В. 30 ноября 2004 года. Вступительное слово на VI Всероссийском съезде судей // Путин В.В. Избранные речи и выступления. – М.: Книжный мир, 2008. – С. 263–267.
38.
Реестр профессиональных организаций медиаторов по алфавиту на 26 декабря 2019 г. [Электронный ресурс]. – http://fedim.ru/reestry-mediatorov/reestr-organizatsij-mediatorov-po-alfavitu/ (дата обращения: 10.11.2020).
39.
Рекомендации по организации служб школьной медиации в образовательных организациях (утв. Министерством образования и науки РФ от 18.11.2013 № ВК-54/07вн). [Электронный ресурс]. – http://273-фз.рф/akty_minobrnauki_rossii/pismo-minobrnauki-rf-ot-18112013-no-vk-84407 (дата обращения: 10.11.2020).
40.
Список медиаторов Объединённой службы медиации (посредничества) при Российском союзе промышленников и предпринимателей. Утвержден распоряжением Президента РСПП от 01 марта 2019 года № РП-10. [Электронный ресурс]. – http://media.rspp.ru/document/1/5/e/5e3de5846445fe87afd35dcff4983ef8.pdf) (дата обращения: 10.11.2020).
41.
Справка о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за период с 2013 по 2014 год (утверждена Президиумом Верховного Суда РФ 1 апреля 2015 г.). [Электронный ресурс]. – http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=9939 (дата обращения: 10.11.2020).
42.
Федеральный закон № 290871-7 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в целях совершенствования медиативной практики» (Проект). [Электронный ресурс]. – https://sozd.duma.gov.ru/bill/290871-7 (дата обращения: 10.11.2020).
43.
Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)». [Электронный ресурс]. – https://rg.ru/2010/07/30/mediacia-dok.html (дата обращения: 10.11.2020).
44.
Федеральный закон Российской Федерации от 27 июля 2010 г. № 194-ФЗ «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации в связи с принятием Федерального закона “Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)”». [Электронный ресурс]. – http://kremlin.ru/acts/bank/31540 (дата обращения: 10.11.2020).
45.
Федеральный закон «Об урегулировании споров с участием посредника (медиации) в Российской Федерации» (Проект Министерства юстиции РФ. Исх. № 12/108186-МБ от 23.09.2020) [Электронный ресурс]. – https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/3a9/Zakon_o_mediatsii_ot_MinYUsta.pdf (дата обращения: 10.11.2020).
46.
Фильченко Д.Г., Фильченко И.Г. Компетенции медиатора: обучение и профессиональный стандарт // Третейский суд. – 2015. – № 2/3 (98/99). – С. 142–148.
47.
ФПА РФ подвергла критике ряд положений разработанного Минюстом России законопроекта о медиации [Электронный ресурс] // Российский адвокат. Интернет-ресурс об адвокатской деятельности и адвокатуре. 9 октября 2020 г. – https://ros-advocat.ru/partner_news/fpa-rf-podvergla-kritike-rjad-polozhenij-razrabotannogo-minjustom-rossii-zakonoproekta-o-mediacii/ (дата обращения: 10.11.2020).
48.
Шамликашвили Ц.А., Вечерина О.П. Медиация в российских исследованиях и в зеркале ELIBRARY // Вестник Федерального института медиации. – 2017. – № 1. – С. 51–74.
49.
Шамликашвили Ц.А. Медиация в современной России. Cтруктура метода, особенности и перспективы развития // Бюллетень Федерального института медиации. 2013 год. М.: МЦУПК, 2014. – С. 8‒23.
50.
Шварц Ш. Культурные ценности ориентации: природа и следствия национальных различий // психология. Журнал Высшей школы экономики. – 2008. – Т. 5. – № 2. – С. 37–67.
51.
Шестакова М. Законопроект о медиации. Минюст России предлагает изменить требования к медиаторам и исключить их саморегулируемые организации [Электронный ресурс] // «ЭЖ-Юрист». – 2020. – №41 (1142). –– https://www.eg-online.ru/print/article/427935/ (дата обращения: 10.11.2020).
52.
Шохин А.Н. Двойная победа // Медиация и право. – 2006. – № 1. – С. 18–20.
53.
Яковенко И.Г. Познание России. Цивилизационный анализ. 3-е изд., доп. М.: РОССПЭН, 2017. – 642 c.
References (transliterated)
1.
Allakhverdova O.V., Ivanova E.N. Istoriya razvitiya mediatsii // Vestnik Sankt-Peterburgskogo universiteta. – 2007. – Ser. 6. – Vyp.2 – Ch. II. – S. 73–77.
2.
Al'ternativnoe razreshenie sporov : Uchebnik / pod red. E.A. Borisovoi. M.: Gorodets, 2019. – 416 s.
3.
Arbitrazhnyi protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii. Federal'nyi zakon ot 24 iyulya 2002 g. № 95-FZ. Prinyat Gosdumoi 14.06.2002. Odobren SF 10.07.2002. [Elektronnyi resurs]. – http://apkodrf.ru/razdel-2/glava-15/st-138-apk-rf (data obrashcheniya: 10.11.2020).
4.
Auzan A.A. i dr. Kul'turnye faktory modernizatsii : Doklad [Elektronnyi resurs]. M.‒SPb., 2011. – 221 s. – http://inp.ru/.files/129/0_backup.pdf (data obrashcheniya: 10.11.2020).
5.
Auzan A.A. Effekt kolei. Problema zavisimosti ot traektorii predshestvuyushchego razvitiya – evolyutsiya gipotez // Vestnik MGU. – Seriya Ekonomika. – 2015. – № 1. – S. 3‒17.
6.
Akhiezer A., Klyamkin I., Yakovenko I. Istoriya Rossii: konets ili novoe nachalo? M.: Novoe izdatel'stvo, 2005. – 708 s.
7.
Vecherina O.P. Problemy i institutsional'nye ogranicheniya razvitiya sotsial'no-pravovogo instituta mediatsii v Rossii // Sovremennoe pravo. – 2017. – № 1. – S. 73–80.
8.
V «Delovoi Rossii» nachali rabotu nad razvitiem mediatsii v strane [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait OOO «Delovaya Rossiya». 08.10.2020. – https://deloros.ru/v-delovoj-rossii-obsudili-razvitie-instrumenta-mediacii.html (data obrashcheniya: 10.11.2020).
9.
V MGYuA obsudili pravovoe regulirovanie i rol' mediatsii v shkol'nykh konfliktakh [Elektronnyi resurs] // Academica.ru. 24.09.2020. – https://msk.academica.ru/novosti/Novosti-VUZov/878954-v-mgjua-obsudili-pravovoe-regulirovanie-i-rol-mediacii-v-shkolnyh-konfliktah/
10.
Gosudarstvennyi mediator? [Elektronnyi resurs] // Federal'naya palata advokatov Rossiiskoi Federatsii. 5 oktyabrya 2020 g. – https://fparf.ru/news/fpa/gosudarstvennyy-mediator/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
11.
Direktiva 2008/52/ES Evropeiskogo Parlamenta i Soveta ot 21 maya 2008 g. otnositel'no nekotorykh aspektov mediatsii v grazhdanskikh i kommercheskikh delakh. [Elektronnyi resurs] — https://mediacia.com/wp-content/uploads/2018/07/Directive_2008_rus.pdf (data obrashcheniya: 10.11.2020).
12.
Zakon ne povysit kachestvo mediatsii [Elektronnyi resurs] // Federal'naya palata advokatov Rossiiskoi Federatsii. 9 oktyabrya 2020 g. – https://fparf.ru/news/fpa/zakon-ne-povysit-kachestvo-mediatsii/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
13.
Inglkhart R., Vel'tsel' K. Modernizatsiya, kul'turnye izmeneniya i demokratiya: Posledovatel'nost' chelovecheskogo razvitiya. M.: Novoe izdatel'stvo, 2011. – 464 c.
14.
Inglkhart R. Kul'turnaya evolyutsiya: kak izmenyayutsya chelovecheskie motivatsii i kak eto menyaet mir / per. s angl. S.L. Lopatinoi. M.: Mysl'. 2018. – 347 s.
15.
Karpenko A.D. Professional'nyi standart kak budushchee mediatsii // Treteiskii sud. – 2015. – № 2/3 (98/99). – S. 89–95.
16.
Karpenko A.D., Merenkova E.A. Sovremennoe sostoyanie razvitiya mediatsii v Rossii [Elektronnyi resurs] // Konfliktologiya XXI veka. Puti i sredstva ukrepleniya mira. SPb., 2014 (opublikovano na: Sait Ligi mediatorov. [b. d.]). – http://www.arbimed.ru/sovremennoe-sostoyanie-razvitiya-mediacii-v-rossii (data obrashcheniya: 10.11.2020).
17.
Kontseptsiya razvitiya do 2017 goda sluzhb mediatsii v tselyakh realizatsii vosstanovitel'nogo pravosudiya v otnoshenii detei, v tom chisle sovershivshikh obshchestvenno opasnye deyaniya, no ne dostigshikh vozrasta, s kotorogo nastupaet ugolovnaya otvetstvennost' v Rossiiskoi Federatsii. Rasporyazhenie Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 30 iyulya 2014 goda № 1430-r [Elektronnyi resurs] // Sobranie zakonodatel'stva Rossiiskoi Federatsii. 2014. № 32. st. 4557. – http://docs.cntd.ru/document/420211300 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
18.
Kulikov V. Pridut k soglasiyu. Minyust predlagaet uzakonit' protsedury primireniya v shkolakh [Elektronnyi resurs] // Rossiiskaya gazeta. № 230 (8284). 12.10.2020. – https://rg.ru/2020/10/12/miniust-predlozhil-uzakonit-procedury-primireniia-v-shkolah.html (data obrashcheniya: 10.11.2020).
19.
Makarov S. Grom mediatsii, razdavaisya! Zakonoproekt sredi yasnogo neba [Elektronnyi resurs] // Federal'naya palata advokatov Rossiiskoi Federatsii. 23 oktyabrya 2020 g. – https://fparf.ru/polemic/opinions/grom-mediatsii-razdavaysya/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
20.
Mediatsiya : uchebnik / pod red. A.D, Karpenko, A.D, Osinovskogo. SPb.: Redaktsiya zhurnala «Treteiskii sud»; M.: Statut, 2016. – 470 s.
21.
Mezhvedomstvennyi plan kompleksnykh meropriyatii po realizatsii Kontseptsii razvitiya seti sluzhb mediatsii v tselyakh realizatsii vosstanovitel'nogo pravosudiya v otnoshenii detei, v tom chisle sovershivshikh obshchestvenno opasnye deyaniya, no ne dostigshikh vozrasta, s kotorogo nastupaet ugolovnaya otvetstvennost' v Rossiiskoi Federatsii, do 2025 goda. Utverzhden Pravitel'stvennoi komissiei po delam nesovershennoletnikh i zashchite ikh prav 25 sentyabrya 2019 g. [Elektronnyi resurs]. – http://fedim.ru/services-of-mediation/mezhvedomstvennyj-plan-kompleksnyh-meropriyatij-po-realizatsii-kontseptsii/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
22.
Mezhdunarodnaya konferentsiya «Mediatsiya kak al'ternativnyi metod razresheniya sporov. Rossiiskii i zarubezhnyi opyt regulirovaniya. Praktika primeneniya» // Mediatsiya i pravo, 2008. № 4. – S. 5–27.
23.
Metodicheskie rekomendatsii po razvitiyu seti sluzhb mediatsii (primireniya) v obrazovatel'nykh organizatsiyakh i v organizatsiyakh dlya detei-sirot i detei, ostavshikhsya bez popecheniya roditelei (napravleny pis'mom Ministerstva prosveshcheniya Rossii ot 28.04.2020 № DG-375/07). – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_352492/cec075f0903ffc16f6081a06d44423a528e421a9/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
24.
Metodicheskie rekomendatsii po sozdaniyu i razvitiyu sluzhb shkol'noi mediatsii v obrazovatel'nykh organizatsiyakh / FGBU «FIM» (napravleny pis'mom Minobrnauki Rossii ot 18.12.2015 № 07-4317). [Elektronnyi resurs]. – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_256446/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
25.
Metodicheskie rekomendatsii po sozdaniyu i razvitiyu shkol'nykh sluzhb primireniya / Vserossiiskaya assotsiatsiya vosstanovitel'noi mediatsii (napravleny pis'mom Minobrnauki Rossii ot 18.12.2015 № 07-4317). [Elektronnyi resurs]. – http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_256446/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
26.
Ministerstvo prosveshcheniya provelo soveshchanie po shkol'noi mediatsii // Federal'nyi tsentr po zashchite prav i interesov detei. 24 sentyabrya 2020. [Elektronnyi resurs]. – https://fcprc.ru/news/ministerstvo-prosveshheniya-provelo-soveshhanie-po-shkolnoj-mediatsii/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
27.
Natsional'nyi plan protivodeistviya korruptsii (utverzhden Prezidentom RF D.A. Medvedevym 31 iyulya 2008 g. Pr-1568). [Elektronnyi resurs]. — https://rg.ru/2008/08/05/plan-dok.html (data obrashcheniya: 10.11.2020).
28.
O prodlenii do 2020 goda sroka realizatsii Kontseptsii razvitiya do 2017 goda seti sluzhb mediatsii v tselyakh realizatsii vosstanovitel'nogo pravosudiya v otnoshenii detei, v tom chisle sovershivshikh obshchestvenno opasnye deyaniya, no ne dostigshikh vozrasta, s kotorogo nastupaet ugolovnaya otvetstvennost' v Rossiiskoi Federatsii, utverzhdennoi rasporyazheniem Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 30 iyulya 2014 g. № 1430-r. Pravitel'stvo Rossiiskoi Federatsii. Rasporyazhenie ot 1 sentyabrya 2018 goda № 1837-r. [Elektronnyi resurs]. – http://docs.cntd.ru/document/551031865 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
29.
Pasport proekta Federal'nogo zakona № 341071-5. [Elektronnyi resurs]. – https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/3037707/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
30.
Pis'mo VS RF № 5/obshch-683 ot 09.04.2008 i Pis'mo №VAS–SO1/UZ-841 ot 02.06.2008. [Elektronnyi resurs]. – https://fasuo.arbitr.ru/node/1746 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
31.
Polterovich V.M. Strategii institutsional'nykh reform. Perspektivnye traektorii // Ekonomika i matematicheskie metody. – 2006. – T. 42. – № 1. – S. 3‒18.
32.
Postanovlenie VII Vserossiiskogo s''ezda sudei ot 4 dekabrya 2008 g. «O sostoyanii sudebnoi sistemy Rossiiskoi Federatsii i prioritetnykh napravleniyakh ee razvitiya i sovershenstvovaniya». [Elektronnyi resurs]. — http://ssrf.ru/siezd-sudiei/838 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
33.
Pravovaya pozitsiya FPA RF o proekte federal'nogo zakona «Ob uregulirovanii sporov s uchastiem posrednika (mediatsii) v Rossiiskoi Federatsii» [Elektronnyi resurs] // Federal'naya palata advokatov Rossiiskoi Federatsii. 9 oktyabrya 2020 g. – https://fparf.ru/documents/fpa-rf/the-legal-position-of-fpa/pravovaya-pozitsiya-federalnoy-palaty-advokatov-rf/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
34.
Prikaz Ministerstva prosveshcheniya RF ot 02.07.2020 № 335 «O federal'nom gosudarstvennom byudzhetnom uchrezhdenii “Federal'nyi institut tsifrovoi transformatsii v sfere obrazovaniya”». [Elektronnyi resurs]. – http://fidte.ru/content/dokumenty (data obrashcheniya: 10.11.2020).
35.
Professional'nyi standart «Spetsialist v oblasti mediatsii (mediator)». Utverzhden prikazom Ministerstva truda i sotsial'noi zashchity Rossiiskoi Federatsii ot 15 dekabrya 2014 g. № 1041n // Treteiskii sud. – 2015. – № 2/3 (98/99). – S. 75–88.
36.
Professional'nyi standart «Spetsialist v oblasti mediatsii» (Proekt NP «Liga mediatorov») // Treteiskii sud. – 2015. – № 2/3 (98/99). – S. 96–134.
37.
Putin V.V. 30 noyabrya 2004 goda. Vstupitel'noe slovo na VI Vserossiiskom s''ezde sudei // Putin V.V. Izbrannye rechi i vystupleniya. – M.: Knizhnyi mir, 2008. – S. 263–267.
38.
Reestr professional'nykh organizatsii mediatorov po alfavitu na 26 dekabrya 2019 g. [Elektronnyi resurs]. – http://fedim.ru/reestry-mediatorov/reestr-organizatsij-mediatorov-po-alfavitu/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
39.
Rekomendatsii po organizatsii sluzhb shkol'noi mediatsii v obrazovatel'nykh organizatsiyakh (utv. Ministerstvom obrazovaniya i nauki RF ot 18.11.2013 № VK-54/07vn). [Elektronnyi resurs]. – http://273-fz.rf/akty_minobrnauki_rossii/pismo-minobrnauki-rf-ot-18112013-no-vk-84407 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
40.
Spisok mediatorov Ob''edinennoi sluzhby mediatsii (posrednichestva) pri Rossiiskom soyuze promyshlennikov i predprinimatelei. Utverzhden rasporyazheniem Prezidenta RSPP ot 01 marta 2019 goda № RP-10. [Elektronnyi resurs]. – http://media.rspp.ru/document/1/5/e/5e3de5846445fe87afd35dcff4983ef8.pdf) (data obrashcheniya: 10.11.2020).
41.
Spravka o praktike primeneniya sudami Federal'nogo zakona ot 27 iyulya 2010 g. № 193-FZ «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)» za period s 2013 po 2014 god (utverzhdena Prezidiumom Verkhovnogo Suda RF 1 aprelya 2015 g.). [Elektronnyi resurs]. – http://www.supcourt.ru/Show_pdf.php?Id=9939 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
42.
Federal'nyi zakon № 290871-7 «O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v tselyakh sovershenstvovaniya mediativnoi praktiki» (Proekt). [Elektronnyi resurs]. – https://sozd.duma.gov.ru/bill/290871-7 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
43.
Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 27 iyulya 2010 g. № 193-FZ «Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)». [Elektronnyi resurs]. – https://rg.ru/2010/07/30/mediacia-dok.html (data obrashcheniya: 10.11.2020).
44.
Federal'nyi zakon Rossiiskoi Federatsii ot 27 iyulya 2010 g. № 194-FZ «O vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii v svyazi s prinyatiem Federal'nogo zakona “Ob al'ternativnoi protsedure uregulirovaniya sporov s uchastiem posrednika (protsedure mediatsii)”». [Elektronnyi resurs]. – http://kremlin.ru/acts/bank/31540 (data obrashcheniya: 10.11.2020).
45.
Federal'nyi zakon «Ob uregulirovanii sporov s uchastiem posrednika (mediatsii) v Rossiiskoi Federatsii» (Proekt Ministerstva yustitsii RF. Iskh. № 12/108186-MB ot 23.09.2020) [Elektronnyi resurs]. – https://www.advgazeta.ru/upload/medialibrary/3a9/Zakon_o_mediatsii_ot_MinYUsta.pdf (data obrashcheniya: 10.11.2020).
46.
Fil'chenko D.G., Fil'chenko I.G. Kompetentsii mediatora: obuchenie i professional'nyi standart // Treteiskii sud. – 2015. – № 2/3 (98/99). – S. 142–148.
47.
FPA RF podvergla kritike ryad polozhenii razrabotannogo Minyustom Rossii zakonoproekta o mediatsii [Elektronnyi resurs] // Rossiiskii advokat. Internet-resurs ob advokatskoi deyatel'nosti i advokature. 9 oktyabrya 2020 g. – https://ros-advocat.ru/partner_news/fpa-rf-podvergla-kritike-rjad-polozhenij-razrabotannogo-minjustom-rossii-zakonoproekta-o-mediacii/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
48.
Shamlikashvili Ts.A., Vecherina O.P. Mediatsiya v rossiiskikh issledovaniyakh i v zerkale ELIBRARY // Vestnik Federal'nogo instituta mediatsii. – 2017. – № 1. – S. 51–74.
49.
Shamlikashvili Ts.A. Mediatsiya v sovremennoi Rossii. Ctruktura metoda, osobennosti i perspektivy razvitiya // Byulleten' Federal'nogo instituta mediatsii. 2013 god. M.: MTsUPK, 2014. – S. 8‒23.
50.
Shvarts Sh. Kul'turnye tsennosti orientatsii: priroda i sledstviya natsional'nykh razlichii // psikhologiya. Zhurnal Vysshei shkoly ekonomiki. – 2008. – T. 5. – № 2. – S. 37–67.
51.
Shestakova M. Zakonoproekt o mediatsii. Minyust Rossii predlagaet izmenit' trebovaniya k mediatoram i isklyuchit' ikh samoreguliruemye organizatsii [Elektronnyi resurs] // «EZh-Yurist». – 2020. – №41 (1142). –– https://www.eg-online.ru/print/article/427935/ (data obrashcheniya: 10.11.2020).
52.
Shokhin A.N. Dvoinaya pobeda // Mediatsiya i pravo. – 2006. – № 1. – S. 18–20.
53.
Yakovenko I.G. Poznanie Rossii. Tsivilizatsionnyi analiz. 3-e izd., dop. M.: ROSSPEN, 2017. – 642 c.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью на тему «Структура российского института медиации: настоящее, прошлое, будущее». Предмет исследования. Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам института медиации в России с точки зрения исторических аспектов темы, действующего правового регулирования, а также перспектив развития данного института. Автором изучены нормативно-правовые акты в данной сфере, практика использования норм указанных актов, доктринальная литература, связанная с темой исследования. Методология исследования. Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве рассмотрения и разрешения отдельных проблемных аспектов развития института медиации в России с точки зрения его истории, настоящего правового регулирования и перспектив развития. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования. В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. Так, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов судебной практики. Наибольшую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм процессуального законодательства РФ). Автором сделаны при использовании данного метода важные для исследования выводы, в частности то, что «За прошедшие 10 лет стало очевидно, что многие положения этого закона устарели или перестали соответствовать сформировавшимся в сфере российской медиации реалиям». Следует положительно оценить возможности эмпирического метода исследования, связанного с изучением материалов практики. Например, «в Справке Верховного Суда РФ за 2013–2014 годы также указаны психологические причины, тесно связанные со структурой ценностей россиян и особенностями российской «картины мира»: отсутствие навыков и традиций по ведению переговоров; стремление любыми способами привлечь нарушителя к ответственности; восприятие судебного решения как более «ценного» документа; нежелание ответственности за разрешение конфликта и низкий уровень правовой культуры». Использованы и другие методы, обусловленные целью исследования. Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности. Актуальность. Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории следует сказать, что институт медиации является сложным многоаспектным институтом. Некоторые его вопросы сложны для понимания и дискуссионы в науке. Предложенный автором подход (рассмотрение института через его историческое развитие) является оригинальным в связи с такими проблемами. С позиции практики важны научно обоснованные предложения по совершенствованию законодательства в данной сфере, ведь, как правильно указано автором, институт медиации не реализует тех целей в полном объеме, как это хотелось бы инициаторам его введения в нашей стране. Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать. Научная новизна. Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод: «для того, чтобы развитие «новой редакции» института было успешным, необходимо отказаться от ее внедрения сверху, как предполагается в случае принятия рассматриваемого законопроекта Минюста России. Несмотря на перечисленные трудности, институт медиации в России все же состоялся и в своем развитии преодолел несколько этапов. Сообществом медиаторов наработан значительный опыт, созданы многочисленные организации, многие из которых весьма эффективны». Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях. Во-вторых, автором предложен оригинальных подход к рассмотрению поставленных вопросов. «В развитии института медиации в России можно выделить три периода: латентный период (1), период эйфории (2) и период стагнации (3)». Подобная группировка является оригинальный, в ней прослеживается авторское видение, что способствует новому подходу к изучению института медиации в России и его перспектив. Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки. Стиль, структура, содержание. Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с перспективами отдельного правового института – института медиации. Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования в полном объеме. Статья состоит из взаимосвязанных частей: «Латентный период — накопление идей и инструментов развития», «Создание структуры института медиации — период эйфории», «Структура современного института российской медиации: период стагнации», «Проблемы и перспективы медиации в России», «Снова «шоковая терапия»?» Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования. Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено. Библиография. Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России (Аузан А.А., Вечерина О.П., Карпенко А.Д., Меренкова Е.А., Куликов В., Шестакова М., Шварц Ш. и другие). Хотелось бы также положительно оценить использование автором большого количества материалов практики, в том числе взятых из официальных интернет-ресурсов. Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы. Апелляция к оппонентам. Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению. Выводы, интерес читательской аудитории. Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней оригинальных подходов автора и предложений по поводу перспектив института медиации в России. На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи «Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"