Статья 'Влияние сетевизации экономики на изменение положений конкурентного права (на примере блокчейн и смарт-контрактов в области рекламы и права интеллектуальной собственности)' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Влияние сетевизации экономики на изменение положений конкурентного права (на примере блокчейн и смарт-контрактов в области рекламы и права интеллектуальной собственности)

Ермакова Ирина Викторовна

кандидат юридических наук

юрист, ООО "Редль и партнеры"

107023, Россия, г. Москва, ул. Электрозаводская, 27, стр. 2

ermakova irina viktorovna

PhD in Law

Lawyer at "Rödl & Partner" LLC

107023, Russia, g. Moscow, ul. Elektrozavodskaya, 27, str. 2

irina-ermakova@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.9.34183

Дата направления статьи в редакцию:

22-10-2020


Дата публикации:

29-10-2020


Аннотация: Предметом исследования являются правовые нормы, направленные на регулирование правом отношений в контексте применения технологии блокчейн и функционирующих на его основе смарт-контрактов в области рекламы в сети Интернет и интеллектуальной собственности. В качестве объекта исследования выступают общественные отношения, возникающие в указанных сферах. Автором проанализированы понятия и характерные признаки технологии блокчейн и смарт-контрактов. Кроме того, рассмотрены некоторые спорные теоретические и практические вопросы, например, вопросы терминологии, правовой природы блокчейн и смарт-контрактов и связанных с ними понятий. Также приведены примеры действующих блокчейн-платформ и сервисов, работающих на их основе. Новизна исследования состоит в том, что особое внимание уделено актуальным проблемам, возникающим в условиях сетевой экономики в таких сферах как реклама в сети Интернет и интеллектуальная собственность. На примере блокчей-платформ, функционирующих в названных областях, автор раскрывает, какие проблемы могут быть решены при помощи указанных технологий. Также автор указывает на некоторые трудности, возникающие на практике в процессе применения блокчейн и смарт-контрактов, связанные, в том числе, с отсутствием легального определения ряда понятий. Приводятся примеры соответствующих судебных решений. В конце статьи делаются выводы и обобщения, содержащие предложение о необходимости закрепления на законодательном уровне определений таких понятий как «блокчейн», «смарт-контракт», «криптовалюта» и «токен».


Ключевые слова: блокчейн, смарт-контракт, криптовалюта, токен, реклама, интеллектуальная собственность, товарные знаки, конкуренция, сеть Интернет, сетевая экономика

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-011-00154 А.
Acknowledgments: The reported study was funded by RFBR, project number 20-011-00154 А

Abstract: The subject of this research is the legal norms that regulate legal relations in the context of application of blockchain technology and smart contracts based on it in the area of online advertising and intellectual property. The object of this research is the social relations emerging in the indicated spheres. Analysis is conducted on the concepts and characteristics of blockchain technology and smart contracts. The author also reviews some controversial theoretical and practical issues, such as terminology, legal nature of blockchain, smart contracts, and related concepts. Examples are provided of the currently existing blockchain platforms and services premised on them. The novelty of the conducted research consists in focusing on the relevant problems that emerge in the conditions of network economy in such spheres as online advertising and intellectual property. On the example of blockchain platforms functioning in the indicated spheres, the author reveals the problems the can be resolved using such technologies. The author also underlines certain practical difficulties that arise in the process of application of blockchain and smart contracts, particularly associated with the absence of legal definition of a number of concepts. The examples of corresponding court decisions are provided. A proposal is made on the need for consolidation on the legislative level of definitions of such concepts as “blockchain”, “smart contract”, “cryptocurrency”, and “token”.



Keywords:

intellectual property, advertising, token, cryptocurrency, smart contract, blockchain, trademarks, competition, Internet, network ecenomy

Современное общество невозможно представить без многообразия цифровых инновационных технологий, которые оказывают существенное влияние на развитие предпринимательской деятельности и экономики в целом.

Одно из ключевых и в то же время наиболее обсуждаемых событий последних лет - появление технологии блокчейн, на базе которой функционируют смарт-контракты, а также множество криптовалют и цифровых сервисов широкого спектра назначения.

Возникновение и развитие указанных технологий позволяют говорить о таком явлении как трансформация различных отраслей права – за счет появления в системе той или иной отрасли новых правовых норм, категорий, понятий, качественно новых правоотношений и т.д.

В контексте такого трансформационного воздействия не составляет исключения и область конкурентного права, нормы которого, в свою очередь, выступают основным регулятором отношений в сфере предпринимательской деятельности, в том числе таких его популярных и развивающихся в условиях сетевой экономики направлений как реклама и интеллектуальная собственность.

В частности, речь идет о таких новых понятиях и категориях как: реклама в сети Интернет, цифровые сделки и действия в отношении объектов интеллектуальной собственности, смарт-контракты, токены, криптовалюта, а также о правовых нормах, посвященных регламентации качественно новых отношений, возникающих в указанных сферах. Среди таких новых норм можно отметить изменения, внесенные федеральным законом РФ от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ[1], среди которых – указание цифровых прав в качестве объекта гражданских прав (ст. 141.1 Гражданского кодекса РФ[2]) и урегулирование возможности заключения смарт-контрактов (ст. 309 Гражданского кодекса РФ).

В результате текущей трансформации применительно к правоотношениям в сфере рекламы удается говорить о повышении степени ее прозрачности, добросовестности и достоверности, что в свою очередь, корреспондирует соответствующим нормам конкурентного права, содержащих требования, которые должны быть соблюдены при оформлении рекламы.

В области интеллектуальной собственности внедрение новых технологий и норм позволяет значительно оптимизировать процесс подтверждения исключительного права в отношении того или иного объекта или распоряжения соответствующими правами, а также защиты от незаконного использования объектов интеллектуальной собственности, в том числе, в процессе оформления рекламы в сети Интернет.

Настоящая статья посвящена анализу технологии блокчейн и функционирующих на ее основе смарт-контрактов, внедрению указанных институтов в такие сферы, регулируемые конкурентным правом, как реклама и интеллектуальная собственность. Также в статье рассматриваются некоторые проблемы, возникающие на практике в процессе использования указанных технологий.

1. Понятие и общая характеристика технологии блокчейн.

Технология блокчейн была впервые была применена в 2009 г. в качестве реестра для операций, совершаемых с биткоин. Изначально блокчейн наиболее активно применяли в финансовой и банковской сферах. Однако гибкость указанной технологии позволяет расширить области ее применения и потенциально включает также и иные многочисленные области. В этой связи ученый Григорьев В.В. справедливо отмечает, что «сферы применения данной технологии не ограничены»[3, С. 489].

Что касается самого понятия «блокчейн», то легального определения указанного термина в настоящий момент не предусмотрено.

Дословно перевод слова «блокчейн» определен в словаре английского языка в следующих вариантах: «технология распределенных реестров», «распределенное хранение достоверных записей», «платформа для создания новых криптоденег» и т.д.[4].

Если говорить обобщенно и простым языком, то блокчейн представляет из себя своего рода базу данных – базу без какого-либо конкретного места хранилища в отношении тех или иных цифровых объектов. В частности, блокчейн можно представить как таблицу Excel, которая одновременно хранится на многих компьютерах и содержит определенную информацию. К такой информации могут относиться, например, данные о принадлежности лицу тех или иных материальных объектов.

В указанной базе хранится информация касательно всех транзакций участников системы в виде цепочки блоков (упорядоченных записей). Список упорядоченных записей в такой децентрализованной базе постоянно растет. Каждый блок содержит метку времени и ссылку на предыдущий блок. Новые записи вносятся только с согласия участников системы, а внесенная информация не может быть изменена либо удалена. Копии цепочек блоков хранятся и независимо друг от друга обрабатываются на разных компьютерах. То есть транзакции обрабатываются и верифицируются силами пользователей реестра. Блокчейн может хранить данные любого содержания, поскольку указанная технология представляет собой способ хранения информации[5, P.34].

С правовой точки зрения ученые рассматривают блокчейн как базу данных или разновидность распределенного реестра[6].

Так, по мнению Новоселовой Л.А., блокчейн - это компьютерная технология, построенная на особой системе шифрования, т.е. по сути дела, информационная база, которая строится по принципу добавления блоков[7].

Также встречается мнение, что правовое значение технологии блокчейн проявляется как одна из разновидностей распределенного реестра (децентрализованной базы данных), предназначенная для хранения блоков транзакций[8].

Что касается видов блокчейн, то блокчейн-платформы бывают публичными (общедоступными) и частными.

Публичная платформа блокчейн доступна для любого пользователя, в них нет контролирующего органа.

В отличие от публичной, частная платформа блокчейн предполагает возможность участия только определенных лиц или компаний. Контроль такой платформы осуществляет единый центр[9].

С понятием «блокчейн» тесно связано такие понятия как «криптовалюта» и «токен».

Криптовалюта – это разновидность цифровой валюты, создание и контроль за которой базируются на криптографических методах[10].

С правовой точки зрения криптовалюту рассматривают как разновидность имущества категории нефиатных денег (фиатные деньги - это законное средство платежа, объявленное правительством. Номинальная стоимость фиатных денег устанавливается и гарантируется государством. Фиатные деньги не имеют внутренней стоимости и не обеспечены золотом и другими драгоценными металлами[11]), имеющую товарную и рыночную ценность и выступающую как средство обмена[8].

Под токеном понимается один из возможных видов данных, отражаемых в блокчейне, который представляет из себя единицу учета определенного актива.

С правовой точки зрения токен рассматривают как единицу учета, которая не является криптовалютой и предназначена для представления цифрового баланса в активе, выполняющая функцию эквивалента ценных бумаг в цифровой сфере[8].

Далее следует остановиться на некоторых особенностях системы блокчейн, которые состоят в следующем.

Во–первых, для блокчейн характерно такое свойство как децентрализация. Ее преимущества заключаются в том, что отсутствие централизованного хранилища данных позволяет выполнять транзакции напрямую между пользователями независимо от места их нахождения, а также исключить посредника в процессе взаимодействия между пользователями. В качестве примера посредника, который фигурирует в таком институте конкурентного права как интернет реклама, можно указать поисковые системы Yandex и Google, которые предоставляют услуги по оформлению и размещению, в том числе, контекстной рекламы. В конечном итоге это позволяет снизить расходы на проведение транзакций, а также упрощает и увеличивает скорость передачи и обработки данных.

Во-вторых, характерной чертой и в то же время преимуществом блокчейн выступает распределенность, которая заключается в том, что данные транзакций хранятся на компьютерах всех участников обмена. Это в свою очередь, исключает возможность кражи, изменения или удаления данных и обеспечивает их надежное хранение.

В-третьих, характерным признаком технологии блокчейн является открытость и прозрачность транзакций. Так, вся история транзакций сохраняется в блокчейне в виде цепочки блоков (упорядоченных записей), о которых известно участникам, но при этом у пользователей нет информации об участнике той или иной транзакции.

В-четвертых, при использовании блокчейн присутствует криптозащита: все транзакции подписываются электронной цифровой подписью и таким образом, верифицируются. В технологии используются криптографические методы хеширования данных (хеширование представляет из себя преобразование данных по определенному алгоритму в битовую строку[12]) и дешифрования через удаленные серверы.

Наконец, к числу признаков блокчейн относится анонимность, которая состоит в том, что в качестве адреса участника транзакции используется абстрактное 32-битное число[3].

2. Понятие и общая характеристика смарт-контрактов.

С понятием «блокчейн» тесно связано такое понятие как «смарт-контракт», который функционирует на базе блокчейн.

Автором идеи считается Ник Сабо, определивший в 1994 г. смарт-контракт как компьютерный протокол, который самостоятельно проводит сделки и контролирует их исполнение с помощью математических алгоритмов[6].

Термин «смарт-контракт» в литературе является наиболее распространенным, однако встречается также обозначения «умный контракт» или «быстрая сделка»[13-15].

Что касается легального определения понятия «смарт-контракт», то в России его в настоящее время не существует.

Согласно определению, данному в ст. 2 проекта Федерального закона «О цифровых финансовых активах»[16], который в 2018 г. был подготовлен Министерством финансов РФ, смарт-контракт – это «договор в электронной форме, исполнение прав и обязательств по которому осуществляется путем совершения в автоматическом порядке цифровых транзакций в распределенном реестре цифровых транзакций в строго определенной таким договором последовательности и при наступлении определенных им обстоятельств».

Определение понятия «смарт-контракт» в научной литературе является одним из дискуссионных вопросов. Также дискуссии вызывает вопрос о правовой природе смарт-контракта.

Например, Савельев А.И. определяет смарт-контракт как договор, существующий в форме программного кода, имплементированного на платформе блокчейн, который обеспечивает автономность и самоисполнимость условий такого договора по наступлении заранее определенных в нем обстоятельств[17].

Исследователи Ефимова Л.Г. и Сиземова О.Б. относят смарт-контракт к числу особых несамостоятельных договорных конструкций[13].

По мнению ученого Волоса А.А., в обобщенном виде смарт-контракт можно определить как запрограммированный договор, условия которого запрограммированы в программном коде и который автоматически исполняется с помощью блокчейна[18].

Ученые Белых В.С. и Болобонова М.О. указывают, что смарт-контракт может рассматриваться также и с технологической точки зрения как компьютерная программа, размещенная на определенном адресе в блокчейн или криптографически защищенный программный код, содержащий определенные заданные условия для исполнения[19].

По нашему мнению, при определении сущности и правовой природы смарт-контрактов следует учитывать также разъяснения the Chamber of Digital Commerce (the Chamber of Digital Commerce – американская организация, ведущая разработку в области использования цифровых активов и технологий на основе блокчейн) по вопросу возможных способов оформления смарт-контрактов.

Так, в одной из работ исследователей указанной организации было указано на две возможные модели построения смарт-контрактов:

1. Стороны заключают между собой обычное соглашение, а код (смарт-контракт) автоматизирует выполнение их условий (построение смарт-контракта по т.н. «внешней модели»);

2. Код (смарт-контракт) заменяет собой обычное соглашение либо является его неотъемлемой частью (построение смарт-контракта по т.н. «внутренней модели»)[20].

Таким образом, при определении правовой природы смарт-контракта, а именно, вопроса о том, что по сути он из себя представляет – лишь компьютерный код либо непосредственно договор (его неотъемлемую часть) следует исходить из того, о какой вышеуказанной модели идет речь.

Очевидно, что авторы уже упомянутого законопроекта «О цифровых финансовых активах» исходили из применения смарт-контракта по внутренней модели, определяя его как «договор в электронной форме», в то время как автор идеи Ник Сабо изначально определил сущность смарт-контракта с технической стороны, указав, в частности, что он является компьютерным протоколом.

Далее остановимся на признаках смарт-контракта.

Среди российских ученых подробный анализ правовых особенностей смарт-контрактов произведен в работах Савельева А.И.

В частности, в одной из своих работ Савельев А.И. перечислил следующие характерные черты смарт-контрактов:

-оформление смарт-контракта исключительно в электронной среде, в электронном виде и с обязательным использованием электронной подписи;

- изложение условий смарт-контрактов осуществляется посредством языка программирования, а и их реализация - посредством платформы блокчейн;

- алгоритм заключения смарт-контакта строится по модели заключения договора присоединения. Так, условия смарт-контракта, которые внесены в публично доступную сеть брокчейн, определяет сторона, которая создает программный код, а другие участники присоединяются к условиям договора;

-за счет того, что смарт-контракт создается посредством языка программирования, ему свойственна высокая степень определенности;

- смарт-контракт направлен на распоряжение тем или иным объектом в электронной форме;

- сторона смарт-контракта исполняет свои обязанности только при наступлении определенных обстоятельств, что позволяет говорить об условном характере смарт-контракта;

-самоисполнимость: исполнение смарт-контракта не требует участия третьей стороны, поскольку компьютерная система сама определяет факт наступления соответствующих условий и вносит записи в базу данных блокчейн об изменении владельца того или иного актива[14].

3. Роль технологии блокчейн в сфере рекламы в сети Интернет.

После рассмотрения сущности понятий «блокчейн» и «смарт-контракт» следует остановиться подробнее на внедрение указанных технологий в сферу такого института конкурентного права как реклама в сети Интернет.

Актуальность применения технологии блокчейн в указанной сфере обусловлена, среди прочего, высокой степенью развития конкуренции и вместе с этим рекламы в сети Интернет в эпоху сетевой экономики.

Но несмотря на такую положительную статистику, в сфере применения Интернет рекламы существуют следующие серьезные проблемы.

1. Утечка данных пользователей. В первую очередь данная проблема возникает при оформлении таргетированной рекламы (таргетированная реклама - это реклама, которая при помощи специальных технологий и посредством применения файлов cookie[21] направляет конкретному пользователю определенные предложения, исходя из поисковых запросов пользователя, просмотра им определенных сайтов и т.д.)[22].

В данном контексте следует упомянуть довольно интересное дело, которое рассматривалось в 2015 г., и суть которого сводилась к тому, что заявитель подал иск в отношении корпорации "Google", указав на то, что всплывающая на экране его компьютера реклама могла возникнуть не иначе, как лишь после прочтения его переписки на сервисе "Gmail", что, в свою очередь, является нарушением тайны переписки. При рассмотрении дела суд второй инстанции вынес решение в пользу заявителя[23].

После этого изменилась даже политика Google применительно к рассматриваемому вопросу, в том числе, вопросу сканирования переписки пользователей сервиса "Gmail" ради рекламных доходов[24].

2. Недобросовестная конкуренция [54], в том числе, мошеннические действия, в результате которых рекламодатели теряют миллиарды долларов ежегодно. В этой связи всемирная федерация рекламодателей предупреждает, что в результате мошеннических действий потери предпринимателей будут составлять к 2025 г. 50 млрд. долларов ежегодно[25].

Незаконные действия заключаются, в том числе, в том, что злоумышленники посредством специальных программ, выполняющих определенные автоматические действия (боты или ботнеты), и поддельных сайтов генерируют большое количество ежедневных запросов на показ рекламы и в результате этого незаконно получают деньги с рекламодателей за услуги по размещению рекламы на незаконно сгенерированных сайтах[26].

Еще один вид мошенничества в рассматриваемом контексте состоит в так называемом «скликивании» рекламы или «кликфорде» (англ. click-fraud: click-щелчок, fraud-мошенничество), который состоит в том, что программа - бот «скликивает» в поиске объявления конкурентов, приводя их дневной бюджет либо общий рекламный бюджет к нулю. В итоге ресурс злоумышленника, который использует такие недобросовестные методы конкурентной борьбы, оказывается на какое-то время один в рекламной выдаче.

В данном контексте показателен пример компании "White Ops", которая в 2016 г. разоблачила большую мошенническую группировку. Указанное сообщество зарабатывало на фальшивых просмотрах и мошенничестве с кликами от 3 до 5 миллионов долларов в день, в частности, подделывая до 400 миллионов просмотров рекламы в день[27].

3. Непрозрачность рекламы.

Не менее острой проблемой, возникающей в сфере рекламы в сети Интернет, является ее непрозрачность.

В доказательство этому можно привести ряд громких дел в 2019 г. с участием таких брендов как "Samsung", "Kraft Heinz", "Clinique", "Booking.com", которые обнаружили на YouTube свою рекламу рядом с недостоверными рекламными роликами о способе лечения рака, связи с которыми у указанных брендов не имелось[28].

Другой пример – Facebook, который в 2019 г. был участником судебных разбирательств с двумя компаниями – разработчиками – "JediMobi Tech Ltd." (Сингапур) и "LionMobi Holding Ltd." (Гонконг). Указанные компании внедрили вредоносные программы в приложения для Android с целью увеличения количества просмотров и кликов рекламных роликов. В результате этого количество показов рекламы одного из приложений через аудиторию Fecebook за три месяца составило более 40 млн. раз, а количество кликов – 1,7 млн.[29].

4. Недобросовестная конкуренция в виде паразитирования на устоявшейся деловой репутации других лиц, в том числе, путем незаконного использования чужих товарных знаков и коммерческих обозначений при оформлении рекламы в сети Интернет.

В данном контексте речь идет о таких случаях как незаконное использование товарного знака в html-коде собственного сайта[30], использование словесного элемента товарного знака другого лица при определении перечня ключевых слов при оформлении контекстной рекламы[31;32] - с целью влияния на работу поисковой системы, а также паразитирование на устоявшейся чужой деловой репутации конкурента за счет указания его коммерческого обозначения в гиперссылке, которая появляется в результате ввода в адресную строку определенных ключевых слов[33].

Вышеуказанные незаконные действия говорят о нарушении требований и запретов в контексте регламентации добросовестной конкуренции, в том числе, норм ФЗ РФ «О рекламе»[34] о добросовестной и достоверной рекламе и запрете недобросовестной конкуренции (ч. 1-2 ст. 5 ФЗ «О рекламе»), а также соответствующих запретов, предусмотренных ФЗ «О защите конкуренции»[35], таких как запрет на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации, введения в заблуждение, некорректного сравнения, незаконного использования средств индивидуализации или результатов интеллектуальной деятельности, связанного с созданием смешения (ст. ст. 14.1-14.6 Закона о защите конкуренции).

Вышеуказанные проблемы, связанные с проявлением недобросовестной конкуренции, пытаются решить современные стартапы с блокчейном.

В данном контексте среди целей разработки сети блокчейн следует указать создание прозрачной рекламной сети, а также уменьшение комиссии рекламных сетей, которые не всегда являются справедливыми[36].

В качестве примера можно упомянуть популярную на сегодняшний день блокчейн платформу Ethereum и созданный на ее базе токен BAT (Basic Attention Token (ВАТ)) для оптимизации цифровой рекламы, который функционирует при помощи браузера Brave.

BAT– это криптовалюта, применимая в сфере цифровой рекламы и работающая в браузере «Brave», который был создан американским программистом Бренданом Айком – автором языка программирования "JavaScript" и одним из главных разработчиков браузера "Mozilla".

Особенности функционирования токена BAT на базе блокчейн платформы Ethereum и браузера Brave сводится к следующему:

1. Рекламодатели платят токенами издателям (под издателем понимается рекламная площадка, генерирующая тот или иной контент), чтобы донести рекламную информацию до пользователей.

2. За просмотр рекламы пользователи зарабатывают криптовалюту BAT. Это возможно, благодаря наличию функции Brave Ads браузера Brave, которая позволяет подписаться на просмотр рекламы. При этом мошенники такой возможности лишены, поскольку сервис взаимодействует с реальными рекламодателями и их потенциальными покупателями. В частности, такой алгоритм возможен посредством использования смарт-контрактов: пользователь осуществляет платеж по смарт-контракту, далее робот перенаправляет денежные средства владельцу смарт-контракта, после этого робот передает покупателю токены.

В процессе этого браузер Brave отслеживает также внимание пользователей - таким образом, что данные пользователей всегда остаются на цифровых устройствах и не используются в корыстных целях (т.е. соблюдается принцип анонимности пользователя) и потенциальному покупателю отправляется только та информация, которая ему интересна. В частности, браузер выставляет т.н. «оценку внимания» пользователя, которая формируется, в том числе, исходя из общего количества времени, проведенного пользователем на странице.

3. Браузер Brave не хранит информацию о пользователях в какой-либо базе данных.

4. Те пользователи, которые не хотят получать рекламную информацию, смогут отключать рекламы на посещаемых ресурсах, заплатив за это небольшую сумму в BAT[37].

Таким образом, можно спрогнозировать, что с помощью вышеуказанных технологий рынок цифровой рекламы станет более прозрачным, собранная статистика будет более объективной и позволит точно определить целевую аудиторию, что в целом положительно повлияет на дальнейшее развитие добросовестной конкуренции.

Не менее важным кажется решение такой проблемы как сбор данных пользователей при помощи сайтов или специализированных сервисов, а также защита от мошеннических действий.

Кроме того, при помощи рассматриваемых технологий будет решена еще одна проблема в сфере рекламы в сети Интернет, которая состоит в том, что пользователь получает рекламную информацию о товаре, который он уже приобрел. Это может быть возможно, в частности, путем использования информации на основе файлов cookies.

4. Блокчейн в сфере защиты средств индивидуализации.

Помимо рекламы, блокчейн вносит серьезные изменения в такой институт конкурентного права как интеллектуальная собственность, что на сегодняшний день в особенности актуально, поскольку рынок интеллектуальной собственности продолжает расти. В доказательство этого можно привести статистику, согласно которой по состоянию на начало 2019 г. рост рынка в сфере интеллектуальной собственности составил более 10 процентов в год[38].

Обратной стороной такой положительной динамики становится не менее активное использование цифровых технологий со стороны злоумышленников и недобросовестных предпринимателей.

В частности, к примерам ведения недобросовестной конкуренции в виде незаконного использования зарегистрированных товарных знаков с устоявшейся репутацией других лиц в сфере рекламы в сети Интернет можно отнести контекстную рекламу.

Примерами являются дела о незаконном использовании товарного знака в html-коде собственного сайта при оформлении контекстной рекламы[39], использовании словесного элемента товарного знака другого лица при определении перечня ключевых слов[31;32], что влияет на работу поисковой системы.

Применение технологии блокчейн должно решить вышеуказанные проблемы и в целом положительно влиять на развитие добросовестной конкуренции также и в сфере интеллектуальной собственности.

В частности, отмечается[40], что применение блокчейн-технологии в сфере развития рассматриваемой отрасли будет направлено на получение следующих преимуществ:

1. Упрощение регистрации и подтверждения прав в отношении объектов интеллектуальной собственности;

2. Упрощение в целом процедуры распоряжения объектами интеллектуальной собственности и снижение затрат. В частности, речь идет о применении смарт-контрактов, которые позволяют передавать данные за считанные секунды, в то время как в обычных условиях информация передается на бумажных носителях и, как правило, требуется личное присутствие сторон.

3. Решение таких проблем как конфиденциальность, безопасность, целостность данных и т.д.

Говоря о развитии блокчейн-технологий в России в рассматриваемой отрасли, следует упомянуть такую блокчейн-платформу, как IPChain.

IPChain представляет из себя универсальную цифровую инфраструктуру для правообладателей объектов интеллектуальной собственности, которая позволяет фиксировать информацию касательно всех сделок и операций любой сложности в отношении объектов интеллектуальной собственности в любой момент времени и в любой точке мира. Пользователями IPChain могут стать как правообладатели, так и пользователи.

Использование платформы IPChain, позволяет, среди прочего, как зарегистрировать тот или иной объект интеллектуальной собственности, так и получить информацию о правообладателе и способе создания объекта. Данная информация, в свою очередь, является общедоступной и защищена от фальсификации. Кроме того, по запросу правообладателя возможно провести экспертизу того или иного объекта.

Узлом сети IPChain является, в том числе, Суд по интеллектуальным правам[41].

На сегодняшний день сеть IPChain является самой крупной функционирующей публично-корпоративной сетью на евразийском пространстве, которая включает в себя десятки сервисов и объединяет более 20 участников, среди которых Российское авторское общество, Первое музыкальное издательство, Союзмультфильм, а также ведущие инновационные центры и крупные образовательные учреждения и которая позволяет регистрировать и защищать любые объекты интеллектуальной собственности[42].

Среди ведущих сервисов IPChain можно выделить: сервис n'RIS (национальная площадка для учета, хранения и оборота прав в отношении объектов интеллектуальной собственности), FONMIX (федеральный сервис аудио- и видеобрендинга), IPEX (он-лайн платформа, обеспечивающая регулярное функционирование организованного рынка объектов интеллектуальной собственности), DrnD (сеть общественных цифровых исследовательских институтов), Онлайн Патент (цифровая платформа по оказанию услуг патентования в России и за рубежом).

В частности, сервис n'RIS представляет из себя автоматизированную систему поиска и фиксации незаконно размещенного контента в сети Интернет с автоматическим ведением претензионной работы[43].

Так, сервис позволяет осуществлять в автоматическом режиме мониторинг поисковых и социальных сетей, файлообменников и других популярных ресурсов, находить в результате такого поиска незаконно размещенный контент и получать детализированные отчеты, определяя при этом владельцев ресурсов, на которых незаконно размещен тот или иной контент и направлять им досудебные претензии. По времени процесс обнаружения сервисом незаконного контента занимает 7 минут.

Кроме того, сервис n'RIS предоставляет такую услугу, как цифровое депонирование. Депонирование представляет из себя способ фиксации первоначального авторства на любой объект интеллектуальной собственности – от текста и фотографии до сложного программного кода и 3 D-объектов. Депонирование объекта интеллектуальной собственности подтверждается документом – свидетельством о депонировании с цифровой подписью[44].

Еще один сервис на базе IPChain – платформа IPEX – первая в мире биржа интеллектуальной собственности.

Платформа позволяет совершать сделки любой сложности в отношении любых объектов интеллектуальной собственности на любой территории с учетом законов и деловых обычаев каждой страны, при этом продавец и покупатель взаимодействуют напрямую в цифровой среде без посредников[45].

В контексте значимых событий, произошедших с использованием платформы IPEX, следует отметить то, что 14.09.2020 г. состоялась первая цифровая сделка, по которой между студией «Союз» и музыкальным сервисом «FONMIX» был заключен лицензионный договор (смарт-контракт) по передаче прав на музыкальную композицию. Заключение сделки длилось 10 минут[46].

Таким образом, говоря о платформе IPChain, можно выделить следующие преимущества использования указанной платформы:

1. Прозрачность сферы создания и оборота прав в отношении объектов интеллектуальной собственности, гарантии законных интересов правообладателей;

2. Упрощение процедур разрешения любых споров в области создания или использования объектов интеллектуальной собственности, в том числе, за счет предоставления возможности получения полной информации о спорном объекте через цифровую инфраструктуру;

3. Платформа предоставляет новые возможности для легального оборота прав в отношении объектов интеллектуальной собственности.

Однако, несмотря на вышеуказанные преимущества блокчейн, в том числе, в сфере таких институтов как реклама и интеллектуальная собственность, существуют и определенные проблемы в рассматриваемой области.

Речь, в частности, идет о том, что такие категории как «блокчейн», «криптовалюта», «токен» и др. не регламентируются на законодательном уровне, в связи с чем возникают определенные проблемы при защите тех или иных прав при обращении в суд. В частности, нет однозначной позиции о том, что криптовалюта должна быть отнесена к категории имущества или имущественных прав.

Так, в российской судебной практике, как среди судов общей юрисдикции, так и арбитражных судов распространена позиция, согласно которой криптовалюта и токены не относятся к таким гражданско-правовым категориям, как имущество или имущественные права [53] и должны рассматриваться как денежные суррогаты.

Например, отмечается, что «криптовалюта не обеспечена реальной стоимостью, не содержит информации о ее держателях. При этом выпуск биткойнов может быть осуществлен любым пользователем, установившим на свой компьютер специальную программу. Криптовалюты, по мнению судов, в том числе биткойн, являются денежными суррогатами, способствуют росту теневой экономики и не могут быть использованы гражданами и юридическими лицами на территории Российской Федерации»[47-49].

Также встречается позиция, согласно которой «правовое определение криптовалют, а также их сущность в законодательстве Российской Федерации не определены»[50].

Вместе с тем есть и другая положительная тенденция, согласно которой суды квалифицируют криптовалюту в качестве «иного имущества». В частности, на это было указано Девятым арбитражным апелляционным судом при рассмотрении им одного из дел в феврале 2020 г.[51].

На основе произведенного исследования можно сделать следующие выводы.

1. С правовой точки зрения блокчейн представляет из себя разновидность информационной базы, которая позволяет посредством определенных компьютерных технологий совершать те или иные операции (транзакции) в различных сферах, в том числе, в сфере рекламы и интеллектуальной собственности, а также хранить цепочку уже совершенных транзакций (блоков).

Характерными признаками блокчейн выступают такие его свойства как децентрализованность, распределенность, автономность, анонимность, прозрачность транзакций, функционирование посредством применения определенных компьютерных технологий (хеширование данных, криптографические методы защиты информации и т.д.).

2. С понятием блокчейн связаны такие категории как «смарт-контракт», «криптовалюта» и «токен».

Понятие «смарт-контракт» целесообразно рассматривать в двух возможных аспектах: во-первых, с точки зрения его функционирования в качестве программного кода, который носит самодостаточный и автономный характер по отношению к праву и который обеспечивает автоматическое исполнение сторонами условий заключенного между ними договора.

В другом аспекте смарт-контракт можно рассматривать непосредственно как договор – в том случае, если он заменяет собой традиционный договор между сторонами либо является его неотъемлемой частью.

3. Применение технологии блокчейн позволяет говорить о таких его преимуществах как открытость, надежность, доступность и прозрачность, значительное увеличение скорости совершения тех или иных сделок и действий, включая действия по распоряжению объектами интеллектуальной собственностью, снижение транзакционных издержек, в том числе, за счет минимизации человеческого фактора и посредников в процессе совершения тех или иных операций.

Также применение технологии блокчейн позволяет решить ряд проблем, возникающих, в том числе в сфере рекламы в сети Интернет и интеллектуальной собственности – такие как утечка данных пользователей, мошеннические и недобросовестные действия, в том числе, в отношении объектов интеллектуальной собственности, наличие навязчивой рекламы и др.

4. Однако, несмотря на многочисленные достоинства технологии блокчейн, можно констатировать, что российское право, в том числе, конкурентное право, еще не сформировало собственное четкое представление об указанной технологии и связанных с ней институтах.

В частности, несмотря на объявленную стратегию развития информационного общества и функционирующих в нем ряда цифровых сервисов[52], а также несмотря на упомянутые поправки в Гражданский кодекс РФ в рамках Федерального закона от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ, которым введено такое понятие как «Цифровые права», а также косвенно указано на возможность исполнение сделки посредством смарт-контракта (путем внесения изменения в ст. 309 Гражданского кодекса РФ, согласно которым исполнение сделки возможно, в том числе, посредством применения информационных технологий), можно констатировать, что в российском законодательстве и правоприменительной практике еще нет единой терминологии и легальных определений применительно к таким базовым понятиям как «блокчейн» («распределенный реестр»), «смарт-контракт» («умный контракт»), «криптовалюта» («цифровая валюта»), «токен».

В этой связи, в том числе основываясь на анализе вышеуказанных решений, можно сказать, что судебная система в Российской Федерации еще не в полной мере может защищать интересы лиц, использующих технологию блокчейн и (или) инвестирующих или использующих криптовалюты, в том числе в таких областях как реклама в сети Интернет и интеллектуальная собственность, которые на сегодняшний день развиваются стремительными темпами, порождая вместе с таким развитием увеличение случаев мошеннических и недобросовестных действий.

5. Поэтому, на наш взгляд, целесообразно закрепить на законодательном уровне такие понятия как «блокчейн», «смарт-контракт», «криптовалюта», «токен».

Нормативное закрепление указанных понятий позволит, по нашему мнению, сформировать четкое юридическое понимание о блокчейн-технологии и функционирующих на ее основе смарт-контрактов и критовалютах, а также исключить правовую неопределенность при разрешении соответствующей категории споров и сформировать единообразную судебную практику.

Библиография
1.
Федеральный закон от 18.03.2019 № 34-ФЗ О внесении изменений в части первую, вторую и статью 1124 части третьей Гражданского кодекса Российской Федерации // Российская газета, № 60, 20.03.2019.
2.
Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ // Российская газета", № 238-239, 08.12.1994.
3.
Григорьев В.В. Технология блокчейн как фактор роста экономики России // Россия: тенденции и перспективы развития. 2019. № 14-1. С. 486 – 491.
4.
Словарь «Мультитран»// https://www.multitran.com/m.exe?l1=1&l2=2&s=blockchain (дата обращ. 22.09.2020 г.).
5.
Заколдаев Д.А., Ямщиков Р.В., Ямщикова Н.В. Технология блокчейн в России: достижения и проблемы // Вестник Московского областного университета (электронный журнал). 2018. № 2. С. 94. С. 93-107.
6.
Нагродская В.Б. Новые технологии (блокчейн / искусственный интеллект) на службе права: научно-методическое пособие / под ред. Л.А. Новоселовой // СПС «Консультант Плюс».
7.
Новоселова Л.А. Открытый диалог на тему "Актуальные проблемы права информационных технологий и интеллектуальной собственности". Модуль 2: Что такое блокчейн? // https://lfacademy.ru/course/1333095 (дата обращ.: 05.10.2020 г.).
8.
Карелина С.А., Фролов И.В. Правовое регулирование обращения криптовалюты и технологий блокчейн в России: проблемы правоприменения в экономической деятельности и в сфере несостоятельности (банкротства) // Правовое регулирование экономических отношений в современных условиях развития цифровой экономики: монография / А.В. Белицкая, В.С. Белых, О.А. Беляева и др.; отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2019. 376 с.
9.
https://profitgid.ru/raznica-mezhdu-publichnymi-i-privatnymi-blokchejnami/ (дата обращ.: 07.10.2020 г.).
10.
Мащенко П. Л., Пилипенко М. О. Технология Блокчейн и ее практическое применение // Наука, техника, образование. — Олимп, 2017. — № 32. — С. 61—64.
11.
Что такое фиатные деньги? // https://finagram.com/chto-takoe-fiatnye-dengi/ (дата обращ.: 06.10.2020 г.).
12.
https://www.sites.google.com/site/kriptografics/hesirovanie (дата обращ.: 13.10.2020 г.).
13.
Ефимова Л.Г., Сиземова О.Б. Правовая природа смарт-контракта // Банковское право. 2019. № 1. С. 23 – 30;
14.
Савельев А.И. Договорное право 2.0: «умные» контракты как начало конца классического договорного права // Вестник гражданского права. 2016. N 3. С. 32 – 60;
15.
Рузакова О.А. Договоры в сфере интеллектуальной собственности и цифровые технологии // Патенты и лицензии. 2019. № 9. С. 2-8.
16.
Проект Федерального закона № 419059-7 «О цифровых финансовых активах» (ред., принятая ГД ФС РФ в I чтении 22.05.2018).
17.
Савельев А.И. Некоторые правовые аспекты использования смарт-контрактов и блокчейн-технологий по российскому праву // Закон. 2017. № 5.
18.
Волос А.А. Смарт-контракты и принципы гражданского права // Российская юстиция. 2018. N 12. С. 5-7.
19.
Белых В.С., Болобонова М.О. Проблемы правового регулирования смарт-контрактов в России // Правовое регулирование экономических отношений в современных условиях развития цифровой экономики: монография / А.В. Белицкая, В.С. Белых, О.А. Беляева и др.; отв. ред. В.А. Вайпан, М.А. Егорова. М.: Юстицинформ, 2019. 376 с.
20.
Smart-Contract: is the Law ready? // https://digitalchamber.s3.amazonaws.com/Smart-Contracts-Whitepaper-WEB.pdf (дата обращ.: 07.10.2020 г.).
21.
Как Google использует файлы cookie // https://policies.google.com/technologies/cookies?hl=ru (дата обращ.: 02.10.2020 г.).
22.
Гуляев К.С. Право человека на Интернет, права в Интернете и при использовании интернет-вещей: новые тенденции // Прецеденты Европейского суда по правам человека. 2018. № 1. С. 29 – 37.
23.
Российский суд штрафует Google за «чтение личной переписки» в Gmail // https://ru.globalvoices.org/2015/09/19/42660/ (дата обращ.: 22.09.2020 г.).
24.
Google отучит роботов читать почту пользователей // Ведомости от 25.06.2017 г. // https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2017/06/25/695884-google-otuchit-robotov (дата обращ. 22.09.2020 г.).
25.
Потери от рекламного мошенничества могут достичь 140 млрд. долларов ежегодно // https://www.sostav.ru/publication/poteri-ot-reklamnogo-moshennichestva-mogut-dostich-140-mlrd-22563.html (дата обращ.: 02.10.2020 г.).
26.
Игнатьева С. Что такое скливание бюджета контекстной рекламы и как с этим бороться // https://seo.ru/blog/sklikivanie-reklamnogo-byudzheta-v-yandeks-direkt-i-google-ads/ (дата обращ.: 22.09.2020 г.).
27.
“Biggest Ad Fraud Ever“: Hackers Make $5M A Day By Faking 300M Video Views // https://www.forbes.com/sites/thomasbrewster/2016/12/20/methbot-biggest-ad-fraud-busted/#25c2459c4899 (дата обращ.: 22.09.2020 г.).
28.
На YouTube реклама Samsung и Heinz оказалась рядом с сомнительным контентом // http://www.omn.ru/2019/09/17/%D0%BD%D0%B0-youtube-%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%B0-samsung-%D0%B8-heinz-%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%8C-%D1%80%D1%8F%D0%B4%D0%BE%D0%BC-%D1%81-%D1%81%D0%BE%D0%BC/ (дата обращ.: 23.09.2020 г.).
29.
Facebook Sues Asian Developers Over Malware on Android Apps // https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-08-07/facebook-sues-developers-it-says-planted-malware-on-android-apps (дата обращ.: 23.09.2020 г.).
30.
Постановление Суда по Интеллектуальным правам от 28.03.2019 г. № С-01-86/2019 по делу № А45-5897/2018 //СПС «Консультант Плюс».
31.
Постановление Суда по интеллектуальным правам от 02.12.2019 № С01-1161/2019 по делу № А62-7909/2018//СПС «Консультант Плюс».
32.
Ермакова И.В. Развитие контекстной рекламы в условия сетевой экономики: актуальные вопросы юридической теории и практики. // Юридические исследования. 2020. № 8. С. 12-29.
33.
Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 24.11.2015 № 07АП-10422/2015 по делу № А45-12842/2015//СПС «Консультант Плюс».
34.
Федеральный закон от 13.03.2006 г. № 38-ФЗ «О рекламе» // Российская газета. № 51 от 15.03.2006 г.
35.
Федеральный закон от 26.07.2006 г. № 135-ФЗ «О защите конкуренции» // Российская газета № 162 от 27.07.2006 г.
36.
Паршнев В. Не только биткойн. Чем блокчейн полезе маркетингу // https://yandex.ru/turbo/rbc.ru/s/crypto/news/5f2fbf979a7947a6408bdc35 (дата обращ.: 23.09.2020 г.)
37.
https://profinvestment.com/basic-attention-token/ (дата обращ.: 24.09.2020 г.).
38.
Интеллектуальная собственность – драйвер цифровой экономики // Российская газета: https://rg.ru/2019/01/18/intellektualnaia-sobstvennost-drajver-cifrovoj-ekonomiki.html (дата обращ.: 29.09.2020 г.)
39.
Постановление Суда по Интеллектуальным правам от 28.03.2019 г. № С-01-86/2019 по делу № А45-5897/2018 //СПС «Консультант Плюс»;
40.
Шатковская Т.В., Канаев М.М., Жукова И.Г. Трансформация товарных знаков в условиях цифровой экономики// Проблемы экономики и юридической практики. № 6. 2018. С. 128-130.
41.
https://ipchain.ru/association/join/ (дата обращ.: 29.09.2020 г.).
42.
Данные Роспатента о регистрации товарных знаков будут публиковаться в блокчейн-сети IPChain // Российская газета: https://rg.ru/2020/07/03/dannye-rospatenta-o-registracii-tovarnyh-znakov-budut-publikovatsia-v-blokchejn-seti-ipchain.html (дата обращ.: 29.09.2020 г.).
43.
https://nris.ru/antipiracy/ (дата обращ.: 5.10.2020 г.)
44.
https://nris.ru/deposits/ (дата обращ.: 5.10.2020 г.).
45.
https://ipex.global/ (дата обращ.: 5.10.2020 г.).
46.
FONMIX провел первую в России цифровую сделку по передаче прав на трек через платформу IPEX // https://rg.ru/2020/09/14/fonmix-provel-pervuiu-v-rossii-cifrovuiu-sdelku-po-peredache-prav-na-trek-cherez-platformu-ipex.html (дата обращ.: 05.10.2020 г.).
47.
Решение Мокшанского районного суда (Пензенская область) от 20.11.2017 г. № 2-443/2017 2-443/2017~М-451/2017 М-451/2017 по делу № 2-443/2017 // https://sudact.ru/regular/doc/UA39p2XiOWU4/ (дата обращ.: 05.10.2020 г.).
48.
Решение Анапского городского суда о 25.02.2016 г. по делу № 2-869/2016 // https://sudact.ru/regular/doc/rx4FGJP63uUK/ (дата обращ.: 05.10.2020 г.).
49.
Постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 13.03.2020 № 01АП-5933/2018 по делу № А43-34718/2017 // СПС «Консультант Плюс».
50.
Постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 11.03.2020 N 11АП-421/2020 по делу N А65-23598/2018 // СПС «Консультант Плюс».
51.
Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 04.02.2020 N 09АП-76537/2019 по делу № А40-164942/2019 // СПС «Консультант Плюс».
52.
Указ Президента РФ от 09.05.2017 № 203 «О Стратегии развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 годы» // Собрание законодательства РФ, 15.05.2017, № 20, ст. 2901; Федеральный закон от 31.07.2020 № 259-ФЗ «О цифровых финансовых активах, цифровой валюте и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» // Российская газета, № 173 от 06.08.2020 г.
53.
Belikova K.M., Dudin M.N., Frolova E.E., Badaeva N.V. (2016). Particularities of Legal Regulation and Harmonization of Proprietary Rights Legislation in the RSA, Brazil and China, Journal of Advanced Re-search in Law and Economics, (Volume VII, Fall), 5(19): 1026-1036, DOI: 10.14505/jarle.v7.5(19).08.
54.
Беликова К.М. Ограничение свободы договора в сфере антимонопольного регулирования. // Российский юридический журнал. – 2008. – № 6 (63). - C. 82-90.
References (transliterated)
1.
Federal'nyi zakon ot 18.03.2019 № 34-FZ O vnesenii izmenenii v chasti pervuyu, vtoruyu i stat'yu 1124 chasti tret'ei Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii // Rossiiskaya gazeta, № 60, 20.03.2019.
2.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii (chast' pervaya) ot 30.11.1994 № 51-FZ // Rossiiskaya gazeta", № 238-239, 08.12.1994.
3.
Grigor'ev V.V. Tekhnologiya blokchein kak faktor rosta ekonomiki Rossii // Rossiya: tendentsii i perspektivy razvitiya. 2019. № 14-1. S. 486 – 491.
4.
Slovar' «Mul'titran»// https://www.multitran.com/m.exe?l1=1&l2=2&s=blockchain (data obrashch. 22.09.2020 g.).
5.
Zakoldaev D.A., Yamshchikov R.V., Yamshchikova N.V. Tekhnologiya blokchein v Rossii: dostizheniya i problemy // Vestnik Moskovskogo oblastnogo universiteta (elektronnyi zhurnal). 2018. № 2. S. 94. S. 93-107.
6.
Nagrodskaya V.B. Novye tekhnologii (blokchein / iskusstvennyi intellekt) na sluzhbe prava: nauchno-metodicheskoe posobie / pod red. L.A. Novoselovoi // SPS «Konsul'tant Plyus».
7.
Novoselova L.A. Otkrytyi dialog na temu "Aktual'nye problemy prava informatsionnykh tekhnologii i intellektual'noi sobstvennosti". Modul' 2: Chto takoe blokchein? // https://lfacademy.ru/course/1333095 (data obrashch.: 05.10.2020 g.).
8.
Karelina S.A., Frolov I.V. Pravovoe regulirovanie obrashcheniya kriptovalyuty i tekhnologii blokchein v Rossii: problemy pravoprimeneniya v ekonomicheskoi deyatel'nosti i v sfere nesostoyatel'nosti (bankrotstva) // Pravovoe regulirovanie ekonomicheskikh otnoshenii v sovremennykh usloviyakh razvitiya tsifrovoi ekonomiki: monografiya / A.V. Belitskaya, V.S. Belykh, O.A. Belyaeva i dr.; otv. red. V.A. Vaipan, M.A. Egorova. M.: Yustitsinform, 2019. 376 s.
9.
https://profitgid.ru/raznica-mezhdu-publichnymi-i-privatnymi-blokchejnami/ (data obrashch.: 07.10.2020 g.).
10.
Mashchenko P. L., Pilipenko M. O. Tekhnologiya Blokchein i ee prakticheskoe primenenie // Nauka, tekhnika, obrazovanie. — Olimp, 2017. — № 32. — S. 61—64.
11.
Chto takoe fiatnye den'gi? // https://finagram.com/chto-takoe-fiatnye-dengi/ (data obrashch.: 06.10.2020 g.).
12.
https://www.sites.google.com/site/kriptografics/hesirovanie (data obrashch.: 13.10.2020 g.).
13.
Efimova L.G., Sizemova O.B. Pravovaya priroda smart-kontrakta // Bankovskoe pravo. 2019. № 1. S. 23 – 30;
14.
Savel'ev A.I. Dogovornoe pravo 2.0: «umnye» kontrakty kak nachalo kontsa klassicheskogo dogovornogo prava // Vestnik grazhdanskogo prava. 2016. N 3. S. 32 – 60;
15.
Ruzakova O.A. Dogovory v sfere intellektual'noi sobstvennosti i tsifrovye tekhnologii // Patenty i litsenzii. 2019. № 9. S. 2-8.
16.
Proekt Federal'nogo zakona № 419059-7 «O tsifrovykh finansovykh aktivakh» (red., prinyataya GD FS RF v I chtenii 22.05.2018).
17.
Savel'ev A.I. Nekotorye pravovye aspekty ispol'zovaniya smart-kontraktov i blokchein-tekhnologii po rossiiskomu pravu // Zakon. 2017. № 5.
18.
Volos A.A. Smart-kontrakty i printsipy grazhdanskogo prava // Rossiiskaya yustitsiya. 2018. N 12. S. 5-7.
19.
Belykh V.S., Bolobonova M.O. Problemy pravovogo regulirovaniya smart-kontraktov v Rossii // Pravovoe regulirovanie ekonomicheskikh otnoshenii v sovremennykh usloviyakh razvitiya tsifrovoi ekonomiki: monografiya / A.V. Belitskaya, V.S. Belykh, O.A. Belyaeva i dr.; otv. red. V.A. Vaipan, M.A. Egorova. M.: Yustitsinform, 2019. 376 s.
20.
Smart-Contract: is the Law ready? // https://digitalchamber.s3.amazonaws.com/Smart-Contracts-Whitepaper-WEB.pdf (data obrashch.: 07.10.2020 g.).
21.
Kak Google ispol'zuet faily cookie // https://policies.google.com/technologies/cookies?hl=ru (data obrashch.: 02.10.2020 g.).
22.
Gulyaev K.S. Pravo cheloveka na Internet, prava v Internete i pri ispol'zovanii internet-veshchei: novye tendentsii // Pretsedenty Evropeiskogo suda po pravam cheloveka. 2018. № 1. S. 29 – 37.
23.
Rossiiskii sud shtrafuet Google za «chtenie lichnoi perepiski» v Gmail // https://ru.globalvoices.org/2015/09/19/42660/ (data obrashch.: 22.09.2020 g.).
24.
Google otuchit robotov chitat' pochtu pol'zovatelei // Vedomosti ot 25.06.2017 g. // https://www.vedomosti.ru/technology/articles/2017/06/25/695884-google-otuchit-robotov (data obrashch. 22.09.2020 g.).
25.
Poteri ot reklamnogo moshennichestva mogut dostich' 140 mlrd. dollarov ezhegodno // https://www.sostav.ru/publication/poteri-ot-reklamnogo-moshennichestva-mogut-dostich-140-mlrd-22563.html (data obrashch.: 02.10.2020 g.).
26.
Ignat'eva S. Chto takoe sklivanie byudzheta kontekstnoi reklamy i kak s etim borot'sya // https://seo.ru/blog/sklikivanie-reklamnogo-byudzheta-v-yandeks-direkt-i-google-ads/ (data obrashch.: 22.09.2020 g.).
27.
“Biggest Ad Fraud Ever“: Hackers Make $5M A Day By Faking 300M Video Views // https://www.forbes.com/sites/thomasbrewster/2016/12/20/methbot-biggest-ad-fraud-busted/#25c2459c4899 (data obrashch.: 22.09.2020 g.).
28.
Na YouTube reklama Samsung i Heinz okazalas' ryadom s somnitel'nym kontentom // http://www.omn.ru/2019/09/17/%D0%BD%D0%B0-youtube-%D1%80%D0%B5%D0%BA%D0%BB%D0%B0%D0%BC%D0%B0-samsung-%D0%B8-heinz-%D0%BE%D0%BA%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BB%D0%B0%D1%81%D1%8C-%D1%80%D1%8F%D0%B4%D0%BE%D0%BC-%D1%81-%D1%81%D0%BE%D0%BC/ (data obrashch.: 23.09.2020 g.).
29.
Facebook Sues Asian Developers Over Malware on Android Apps // https://www.bloomberg.com/news/articles/2019-08-07/facebook-sues-developers-it-says-planted-malware-on-android-apps (data obrashch.: 23.09.2020 g.).
30.
Postanovlenie Suda po Intellektual'nym pravam ot 28.03.2019 g. № S-01-86/2019 po delu № A45-5897/2018 //SPS «Konsul'tant Plyus».
31.
Postanovlenie Suda po intellektual'nym pravam ot 02.12.2019 № S01-1161/2019 po delu № A62-7909/2018//SPS «Konsul'tant Plyus».
32.
Ermakova I.V. Razvitie kontekstnoi reklamy v usloviya setevoi ekonomiki: aktual'nye voprosy yuridicheskoi teorii i praktiki. // Yuridicheskie issledovaniya. 2020. № 8. S. 12-29.
33.
Postanovlenie Sed'mogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 24.11.2015 № 07AP-10422/2015 po delu № A45-12842/2015//SPS «Konsul'tant Plyus».
34.
Federal'nyi zakon ot 13.03.2006 g. № 38-FZ «O reklame» // Rossiiskaya gazeta. № 51 ot 15.03.2006 g.
35.
Federal'nyi zakon ot 26.07.2006 g. № 135-FZ «O zashchite konkurentsii» // Rossiiskaya gazeta № 162 ot 27.07.2006 g.
36.
Parshnev V. Ne tol'ko bitkoin. Chem blokchein poleze marketingu // https://yandex.ru/turbo/rbc.ru/s/crypto/news/5f2fbf979a7947a6408bdc35 (data obrashch.: 23.09.2020 g.)
37.
https://profinvestment.com/basic-attention-token/ (data obrashch.: 24.09.2020 g.).
38.
Intellektual'naya sobstvennost' – draiver tsifrovoi ekonomiki // Rossiiskaya gazeta: https://rg.ru/2019/01/18/intellektualnaia-sobstvennost-drajver-cifrovoj-ekonomiki.html (data obrashch.: 29.09.2020 g.)
39.
Postanovlenie Suda po Intellektual'nym pravam ot 28.03.2019 g. № S-01-86/2019 po delu № A45-5897/2018 //SPS «Konsul'tant Plyus»;
40.
Shatkovskaya T.V., Kanaev M.M., Zhukova I.G. Transformatsiya tovarnykh znakov v usloviyakh tsifrovoi ekonomiki// Problemy ekonomiki i yuridicheskoi praktiki. № 6. 2018. S. 128-130.
41.
https://ipchain.ru/association/join/ (data obrashch.: 29.09.2020 g.).
42.
Dannye Rospatenta o registratsii tovarnykh znakov budut publikovat'sya v blokchein-seti IPChain // Rossiiskaya gazeta: https://rg.ru/2020/07/03/dannye-rospatenta-o-registracii-tovarnyh-znakov-budut-publikovatsia-v-blokchejn-seti-ipchain.html (data obrashch.: 29.09.2020 g.).
43.
https://nris.ru/antipiracy/ (data obrashch.: 5.10.2020 g.)
44.
https://nris.ru/deposits/ (data obrashch.: 5.10.2020 g.).
45.
https://ipex.global/ (data obrashch.: 5.10.2020 g.).
46.
FONMIX provel pervuyu v Rossii tsifrovuyu sdelku po peredache prav na trek cherez platformu IPEX // https://rg.ru/2020/09/14/fonmix-provel-pervuiu-v-rossii-cifrovuiu-sdelku-po-peredache-prav-na-trek-cherez-platformu-ipex.html (data obrashch.: 05.10.2020 g.).
47.
Reshenie Mokshanskogo raionnogo suda (Penzenskaya oblast') ot 20.11.2017 g. № 2-443/2017 2-443/2017~M-451/2017 M-451/2017 po delu № 2-443/2017 // https://sudact.ru/regular/doc/UA39p2XiOWU4/ (data obrashch.: 05.10.2020 g.).
48.
Reshenie Anapskogo gorodskogo suda o 25.02.2016 g. po delu № 2-869/2016 // https://sudact.ru/regular/doc/rx4FGJP63uUK/ (data obrashch.: 05.10.2020 g.).
49.
Postanovlenie Pervogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 13.03.2020 № 01AP-5933/2018 po delu № A43-34718/2017 // SPS «Konsul'tant Plyus».
50.
Postanovlenie Odinnadtsatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 11.03.2020 N 11AP-421/2020 po delu N A65-23598/2018 // SPS «Konsul'tant Plyus».
51.
Postanovlenie Devyatogo arbitrazhnogo apellyatsionnogo suda ot 04.02.2020 N 09AP-76537/2019 po delu № A40-164942/2019 // SPS «Konsul'tant Plyus».
52.
Ukaz Prezidenta RF ot 09.05.2017 № 203 «O Strategii razvitiya informatsionnogo obshchestva v Rossiiskoi Federatsii na 2017-2030 gody» // Sobranie zakonodatel'stva RF, 15.05.2017, № 20, st. 2901; Federal'nyi zakon ot 31.07.2020 № 259-FZ «O tsifrovykh finansovykh aktivakh, tsifrovoi valyute i o vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii» // Rossiiskaya gazeta, № 173 ot 06.08.2020 g.
53.
Belikova K.M., Dudin M.N., Frolova E.E., Badaeva N.V. (2016). Particularities of Legal Regulation and Harmonization of Proprietary Rights Legislation in the RSA, Brazil and China, Journal of Advanced Re-search in Law and Economics, (Volume VII, Fall), 5(19): 1026-1036, DOI: 10.14505/jarle.v7.5(19).08.
54.
Belikova K.M. Ogranichenie svobody dogovora v sfere antimonopol'nogo regulirovaniya. // Rossiiskii yuridicheskii zhurnal. – 2008. – № 6 (63). - C. 82-90.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ
на статью на тему «Влияние сетевизации экономики на изменение положений конкурентного права (на примере блокчейн и смарт-контрактов в области рекламы и права интеллектуальной собственности)».

Предмет исследования.
Предложенная на рецензирование статья посвящена актуальным вопросам использования современных технологий блокчейн и смарт-контрактов в области рекламы и права интеллектуальной собственности в контексте их влияния на конкурентное право. Автором изучаются нормы законодательства, положения доктрины гражданского права, цифрового права, юридическая практика в сфере, связанной с темой исследования.

Методология исследования.
Цель исследования прямо в статье не заявлена. При этом она может быть ясно понята из названия и содержания работы. Цель может быть обозначена в качестве изучения проблемных аспектов, связанных с влиянием сетевизации экономики на изменение положений конкурентного права на примере блокчейн и смарт-контрактов в области рекламы и права интеллектуальной собственности. Исходя из поставленных цели и задач, автором выбрана методологическая основа исследования.
В частности, автором используется совокупность общенаучных методов познания: анализ, синтез, аналогия, дедукция, индукция, другие. Так, методы анализа и синтеза позволили обобщить и разделить выводы различных научных подходов к предложенной тематике, а также сделать конкретные выводы из материалов юридической практики.
Большую роль сыграли специально-юридические методы. В частности, автором активно применялся формально-юридический метод, который позволил провести анализ и осуществить толкование норм действующего законодательства (прежде всего, норм гражданского законодательства РФ). Например, следующий вывод автора: «речь идет о таких новых понятиях и категориях как: реклама в сети Интернет, цифровые сделки и действия в отношении объектов интеллектуальной собственности, смарт-контракты, токены, криптовалюта, а также о правовых нормах, посвященных регламентации качественно новых отношений, возникающих в указанных сферах. Среди таких новых норм можно отметить изменения, внесенные федеральным законом РФ от 18.03.2019 г. № 34-ФЗ[1], среди которых – указание цифровых прав в качестве объекта гражданских прав (ст. 141.1 Гражданского кодекса РФ[2]) и урегулирование возможности заключения смарт-контрактов (ст. 309 Гражданского кодекса РФ)».
Также автором активно использованы доктринальный метод, связанный с обобщением подходов различных авторов. В частности, автором обобщены понятие и признаки технологий «блокчейн» и «смарт-контракт», сделаны конкретные выводы об их сущности и отличительных характеристиках.
Следует положительно оценить возможности эмпирического метода исследования, связанного с изучением материалов юридической практики. Данный метод в основном использован автором в совокупности со сравнительно-правовым методом, так как в основном практика использования технологий «блокчейн» и «смарт-контракт» имеется за рубежом. Тем самым, автором приводит практику зарубежных стран и сопоставляет ее с российскими реалиями. Например, «Не менее острой проблемой, возникающей в сфере рекламы в сети Интернет, является ее непрозрачность. В доказательство этому можно привести ряд громких дел в 2019 г. с участием таких брендов как "Samsung", "Kraft Heinz", "Clinique", "Booking.com", которые обнаружили на YouTube свою рекламу рядом с недостоверными рекламными роликами о способе лечения рака, связи с которыми у указанных брендов не имелось».
Таким образом, выбранная автором методология в полной мере адекватна цели исследования, позволяет изучить все аспекты темы в ее совокупности.

Актуальность.
Актуальность заявленной проблематики не вызывает сомнений. Имеется как теоретический, так и практический аспекты значимости предложенной темы. С точки зрения теории тема влияния сетевизации экономики на изменение положений конкурентного права имеет существенное фундаментальное значение. В связи с цифровизацией экономики, появления новых современных методов и средств конкурентной борьбы, рекламирования товаров и т.п. возникает проблема теоретического осмысления имеющихся конструкций и институтов конкурентного права России и зарубежных стран. Не совсем понятно, как данные институты будут существовать и реализовывать свои функции в новых условиях сетевизации. С позиции практики необходима совокупность научно обоснованных рекомендаций практикующим юристам, представителям государственных органов по поводу того, как осуществлять деятельность по охране интересов субъектов конкурентной деятельности в современных условиях, в том числе при использовании субъектами блокчейн-технологии и смарт-контрактов.
Тем самым, научные изыскания в предложенной области стоит только поприветствовать.

Научная новизна.
Научная новизна предложенной статьи не вызывает сомнений. Во-первых, она выражается в конкретных выводах автора. Среди них, например, такой вывод:
«основываясь на анализе вышеуказанных решений, можно сказать, что судебная система в Российской Федерации еще не в полной мере может защищать интересы лиц, использующих технологию блокчейн и (или) инвестирующих или использующих криптовалюты, в том числе в таких областях как реклама в сети Интернет и интеллектуальная собственность, которые на сегодняшний день развиваются стремительными темпами, порождая вместе с таким развитием увеличение случаев мошеннических и недобросовестных действий».
Указанный и иные теоретические выводы могут быть использованы в дальнейших научных исследованиях.
Во-вторых, автором предложены идеи по совершенствованию действующего законодательства. В частности,
«на наш взгляд, целесообразно закрепить на законодательном уровне такие понятия как «блокчейн», «смарт-контракт», «криптовалюта», «токен». Нормативное закрепление указанных понятий позволит, по нашему мнению, сформировать четкое юридическое понимание о блокчейн-технологии и функционирующих на ее основе смарт-контрактов и критовалютах, а также исключить правовую неопределенность при разрешении соответствующей категории споров и сформировать единообразную судебную практику».
Приведенный вывод может быть актуален и полезен для правотворческой деятельности.
Таким образом, материалы статьи могут иметь определенных интерес для научного сообщества с точки зрения развития вклада в развитие науки.
Стиль, структура, содержание.
Тематика статьи соответствует специализации журнала «Юридические исследования», так как она посвящена правовым проблемам, связанным с конкурентным правом, охраной и защитой прав и законных интересов субъектов конкретных отношений на примере использования ими современных технологий.
Содержание статьи в полной мере соответствует названию, так как автор рассмотрел заявленные проблемы, достиг цели исследования. Статья имеет четкую и понятную структуру. В начале статьи приводится доказательство актуальности темы в практическом и теоретическом аспектах. Далее рассматриваются следующие вопросы: «Понятие и общая характеристика технологии блокчейн», «Понятие и общая характеристика смарт-контрактов», «Роль технологии блокчейн в сфере рекламы в сети Интернет», «Блокчейн в сфере защиты средств индивидуализации». В завершении делаются конкретные выводы, в частности, приводится авторская трактовка перспективных направлений для развития российского законодательства в сфере использования блокчейна и смарт-контрактов.
Качество представления исследования и его результатов следует признать в полной мере положительным. Из текста статьи прямо следуют предмет, задачи, методология и основные результаты исследования.
Оформление работы в целом соответствует требованиям, предъявляемым к подобного рода работам. Существенных нарушений данных требований не обнаружено.

Библиография.
Следует высоко оценить качество использованной литературы. Автором активно использована литература, представленная авторами из России и из-за рубежа (Григорьев В.В., Заколдаев Д.А., Ямщиков Р.В., Ямщикова Н.В., Карелина С.А., Фролов И.В., Ефимова Л.Г., Сиземова О.Б. Савельев А.И. и другие). Многие из цитируемых ученых являются признанными учеными в области цифрового права и регулирования информационных технологий. Хотело бы отметить использование автором большого количества материалов судебной и иной юридической практики, что позволило придать исследованию правоприменительную направленность.
Таким образом, труды приведенных авторов соответствуют теме исследования, обладают признаком достаточности, способствуют раскрытию различных аспектов темы.

Апелляция к оппонентам.
Автор провел серьезный анализ текущего состояния исследуемой проблемы. Все цитаты ученых сопровождаются авторскими комментариями. То есть автор показывает разные точки зрения на проблему и пытается аргументировать более правильную по его мнению.

Выводы, интерес читательской аудитории.
Выводы в полной мере являются логичными, так как они получены с использованием общепризнанной методологии. Статья может быть интересна читательской аудитории в плане наличия в ней систематизированных позиций автора применительно к вопросам, заявленным в тексте статьи.

На основании изложенного, суммируя все положительные и отрицательные стороны статьи
«Рекомендую опубликовать»
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"