Статья 'Особенности предъявления гражданского иска и исчисления суммы компенсации морального вреда по делам о преступлениях при оказании медицинской помощи.' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Особенности предъявления гражданского иска и исчисления суммы компенсации морального вреда по делам о преступлениях при оказании медицинской помощи

Гарипова Кристина Витальевна

аспирант, кафедра уголовного процесса и криминалистики, Казанский (Приволжский) Федеральный Университет

428000, Россия, республика Татарстан, г. Казань, ул. Кремлевская, 18

Garipova Kristina Vital'evna

Postgraduate student, the department of Criminal Proceedings and Criminalistics, Kazan (Volga Region) Federal University

428000, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Kremlevskaya, 18

katkova_kristina@list.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.11.33598

Дата направления статьи в редакцию:

03-08-2020


Дата публикации:

31-12-2020


Аннотация: Особое внимание в статье уделяется специфике предъявления гражданского иска и исчислению сумм компенсации в уголовном судопроизводстве о профессиональных преступлениях при оказании медицинской помощи с целью наглядно показать суммы присуждаемые судами РФ и проведения анализа методов исчисления компенсации. Предпринят историко-правовой и сравнительно правовой анализ института возмещения вреда потерпевшему по уголовному делу в России и зарубежных странах.Цель исследования заключается в разработке отвечающей современным потребностям общества концепции возмещения вреда, причиненного преступлением, совершенным медицинскими работниками в процессе осуществления своей профессиональной деятельности. В процессе исследования были использованы всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, сравнительно-правовой и герменевтический методы. Предметом исследования являются нормы уголовно-процессуального и гражданского законодательства, регулирующие вопросы возмещения вреда по делам о преступлениях при оказании медицинской помощи. Описываются методы исчисления суммы компенсации, которые предлагались различными представителями юридической науки на протяжении все отечественной истории. Статья является одной из первых попыток проанализировать компенсацию вреда в рамках уголовного дела о преступлениях при оказании медицинской помощи. По результатам проведенного исследования в рамках данной статьи мы пришли к выводу о том, что в системе российского судопроизводства присуждаются мизерные суммы компенсации.


Ключевые слова: гражданский иск, компенсация вреда, медицинская помощь, потерпевший, уголовный процесс, гражданское судопроизводство, исчисление суммы компенсации, уголовное дело, медицинская организация, моральный вред

Abstract: This article is dedicated to the specificity of filing a civil claim and calculation of compensation for emotional harm in criminal proceedings regarding the improper performance of medical personnel, for illustrating the amounts awarded by the courts of the Russian Federation and analyzing the compensation calculation procedure. The author carries out historical-legal and comparative-legal analysis of the institution of compensation for harm to the aggrieved party in Russia and foreign countries. The goal of this study consists in development of the concept of compensation for harm caused by improper performance of medical personnel that would require the current public needs. The article employs the universal dialectical, logical, formal legal, comparative-legal, and hermeneutic methods. The subject of this research is the norms of the criminal procedural and civil legislation that regulate the questions of compensation for harm in cases involving medical aid. Description is given to the methods of calculation of compensation offered by various representatives of legal science throughout the entire national history. The article is one of the first attempt to analyze compensation for harm within the framework of criminal cases involving medical aid. The conclusion is made that the courts of the Russian Federation award measly compensations.



Keywords:

calculation of the amount of compensation, civil proceedings, criminal procedure, victim, medical assistance, compensation for harm, civil suit, criminal case, medical organization, moral harm

Современный этап развития российского общества, связанный с реформированием всех сфер общественной жизни, органов государственной власти, характеризуется значительной активизацией правотворческих усилий, в том числе и в процессуально-правовой сфере. Практически складывается новая правовая система, обеспечивающая потребности дальнейшей демократизации всех сторон жизни российского общества, развития и охраны прав и свобод личности, становления и развития новых экономических механизмов. [1. C.113]

В соответствии со ст.6 Уголовно-процессуального кодекса (далее УПК РФ)[2] уголовное судопроизводство имеет одним из своих назначений защиту прав и законных интересов лиц и организаций, потерпевших от преступлений. Иначе говоря, целью уголовного судопроизводства является не только привлечение преступника к уголовной ответственности, но и восстановление прав потерпевших, включая возмещение причиненного вреда.

Европейский суд по правам человека (далее ЕСПЧ) заключил, что возмещение вреда потерпевшему может осуществляться исключительно в порядке гражданского судопроизводства или в сочетании с уголовным судопроизводством.[3]

Нормами отечественного законодательства установлено, что иск о возмещении вреда рассматривается в рамках гражданского судопроизводства, однако, в целях процессуальной экономии законодатель дает возможность выдвинуть требование о возмещении причиненного преступлением вреда посредством предъявления гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства. Порядок подачи и рассмотрения гражданского иска обусловлен рядом процессуальных особенностей. В первую очередь обратим внимание на временные ограничения предъявления гражданского иска - он может быть предъявлен с момента возбуждения уголовного дела и до окончания судебного следствия в суде первой инстанции. Предметом гражданского иска в уголовном судопроизводстве являются требования лица о возмещение имущественного или морального вреда, который он понес от преступного деяния, а также иных расходов, которые были совершены потерпевшим в связи с защитой и восстановлением нарушенных преступлением прав. Вместе с тем неурегулированным остается вопрос о рассмотрении в порядке уголовного судопроизводства требований потерпевшего о взыскании упущенной выгоды. На сегодняшний день Пленум Верховного Суда РФ подготовил проект постановления [4], согласно которому взыскание упущенной выгоды предполагается осуществлять в порядке гражданского судопроизводства. Мы полагаем, что подобная практика может негативно отразиться на процессе восстановления прав потерпевшего, так как удовлетворение его требований будет растянуто во времени.

В свою очередь, гражданский иск о возмещении вреда по делам о преступлениях при оказании медицинской помощи имеет свою специфику. Как правило, иск предъявляется к причирителю вреда, но по делам данной категории иск о возмещении вреда предъявляется к медицинской организации. В соответствии с ч. 1 ст. 54 УК РФ [5] в качестве гражданского ответчика может быть привлечено как физическое, так юридическое лицо, которое в соответствии с ГК РФ[6] несет ответственность за вред, причиненный преступлением.

После поступления искового заявления от потерпевшего следователь выносит постановление о признании его гражданским истцом, а также разъясняет ему права, предусмотренные ч.4 ст.44 УПК РФ [2]. В случаях, когда потерпевший не воспользовался правом подачи иска в рамках уголовного судопроизводства, он сможет предъявить требование о возмещении вреда и компенсации морального вреда в рамках гражданского судопроизводства после вынесения обвинительного приговора в отношении члена медицинского персонала.

Особенность медицинской помощи заключается в том, что лечебный процесс осуществляется конкретным медицинским работником, который не выступает в качестве отдельного субъекта правоотношения. Таковым является исполнитель, применительно к медицинской деятельности – только специальный субъект.[3] Исходя из законодательства, медицинскую помощь могут оказывать только юридические лица, а также индивидуальные предприниматели, имеющие лицензию.[4]

В соответствии с ч.2 ст.1064 ГК РФ[6] причиненный вред может возместить лицо, не являющееся причинителем вреда. Согласно с ч. 3 ст. 98 Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ (ред. от 29.12.2017) «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации»[7] вред, причиненный жизни и здоровью граждан при оказании им медицинской помощи, возмещается медицинскими организациями. В п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей»[8] разъясняется, что к отношениям по предоставлению гражданам медицинских услуг, оказываемых медицинскими организациями, применяется законодательство о защите прав потребителей.

Также хотелось бы отметить, что если вред причинен здоровью при оказании медицинской помощи, то его возмещение подчиняется правилам ст. 1095 ГК РФ.[6] Исходя из этого, мы приходим к выводу о том, что в рамках гражданских правоотношений ответственность несет медицинская организация, предоставляющая услуги по оказанию медицинской помощи.

Вильгоненко И.М., Гагиева Н.Р. и Белокопытова Н.Ю. выделяют проблему, связанную с возмещением вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинских услуг в рамках статьи 1095 ГК РФ. В соответствии с данной нормой возможность возмещения нанесенного вреда связана со сроком службы или годности товара (услуги, работы), а при их отсутствии вред подлежит возмещению, если он возник на протяжении 10 лет с момента предоставления услуги. Такое положение находится в прямом противоречии со ст. 208 ГК РФ, где указано, что исковые требования о возмещении вреда, причиненного жизни и здоровью человека не имеют срока исковой давности. Они также считают, что требование о возмещении вреда, причиненного преступлением при оказании медицинской помощи, не должно быть ограничено временными рамками[9]. С авторами невозможно не согласиться, так как в действительности данный факт может препятствовать возможности защиты прав граждан.

Одной из проблем в вопросе гражданского иска, вытекающего из уголовного дела, является отсутствие правовых ориентиров при исчислении компенсации морального вреда. На сегодняшний день определение суммы выплат является прерогативой суда по личному усмотрению. Согласно п.24 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 №17 "О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве" [10] при исчислении размера компенсации суд должен оценить степень причиненных физических и нравственных страданий потерпевшему.

Согласно п. 9 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» [11] при определении размера денежной компенсации морального вреда суды могут принимать во внимание размер справедливой компенсации в части взыскания морального вреда, присуждаемой Европейским Судом за аналогичное нарушение.

В Европейском суде по правам человека крайне редко рассматриваются дела, связанные с совершением преступлений при оказании медицинской помощи, преимущественно поступающие в ЕСПЧ жалобы затрагивают вопросы неоказания или ненадлежащего оказания медицинской помощи осужденным лицам в контексте нарушения прав человека, гарантируемых ст.3 Европейской конвенции по правам человека [12]. Данное обстоятельство существенно ограничивает возможность российских судов опираться на его практику по аналогичным делам при исчислении суммы компенсации. Хотелось бы отметить, что суммы возмещения морального вреда в системе российского судопроизводства в связи со смертью человека в результате совершения преступления при оказании медицинской помощи намного ниже, чем присуждает ЕСПЧ по ятрогенным делам в связи с причинением вреда здоровью.

Так в 2015 году по делу о преступлении при оказании медицинской помощи Европейский суд по правам человека присудил истцам 26 000 евро то есть 1 635 400 рублей (в соответствии с курсом евро к рублю на момент вынесения решения 23.07.2105 года). Согласно материалам жалобы, в отношении потерпевшего медицинский персонал применял физическую силу, а также оказывал ненадлежащую медицинскую помощь, в результате чего был причинен вред здоровью, которой не повлек смерть человека [13].

В целях проведения исследования по данной тематике нами были изучены и проанализированы все решения судов Республики Татарстан о компенсации морального вреда, причиненного преступлением при оказании медицинской помощи повлекшего смерть человека за 2017-2020 гг. Средняя сумма компенсации, присуждаемая истцам, составила 200 000 рублей. Очевидно, что такая сумма далека от размера сумм компенсаций, которые присуждает ЕСПЧ.

В разных странах используются различные системы и методы исчисления компенсации морального вреда. В Италии и Франции применяются таблицы с четкой системой расчета компенсаций. В Великобритании вопросами компенсации морального вреда занимается специализированная комиссия, применяющая Тарифную схему 1994 года, которая конкретизирует условия, суммы выплат и их соотношения определенными обстоятельствами.

В Германии же в данных случаях применяют принцип прецедентного права. При определении суммы компенсации обращается внимание на предыдущие решения судов о выплатах по аналогичным делам. Выписки из таких решений систематизируются и публикуются.

В России вопрос компенсации морального вреда сохраняет свою актуальность и дискуссионность. 25 сентября 2018 года в Федеральной палате адвокатов состоялся круглый стол на тему «Сколько стоит в России человеческая жизнь? Теория, практика, возможные решения». По итогу обсуждения участники конференции пришли к выводу о том, что существует необходимость принятия Резолюции, согласно которой минимальная сумма компенсации по делам о причинении вреда жизни и здоровья должна составлять двадцатикратный размер величины прожиточного минимума.

Директор Института социально-экономических исследований Финансового университета при Правительстве РФ Алексей Зубец отметил, что стоимость жизни в криминальном мире (заказные убийства) намного выше, чем суммы, присуждаемые истцам по закону.

Также он представил разработанную университетом методику расчета полной «стоимости» жизни с учетом морального и материального ущерба, основанную на несбалансированности трех показателей: удовлетворенности населения своей жизнью, средней ожидаемой продолжительности жизни и среднего размера душевого потребления в домохозяйствах. В России стоимость человеческой жизни с точки зрения полной компенсации морального и материального ущерба по последним статистическим данным составляет чуть меньше 1 млн долларов. Алексей Зубец обозначил в качестве примеров Малайзию и Таиланд - страны близкие по уровню жизни к России, в которых сумма возмещения морального вреда варьируется от 0,7 до 2 миллионов долларов.[14]

13 февраля 2019 года в ходе заседания Совета Федерации министр юстиции Александр Коновалов выступил с докладом о модернизации гражданского законодательства. В процессе выступления он отметил, что вопрос мизерных выплат остается актуальным еще с момента появления института возмещения морального вреда в отечественном праве. Он также обратил внимание на то, что судами и академическим сообществом эта тема поднимается с особой осторожностью, так как придется решать вопрос о цене человеческой жизни и здоровья. Тем не менее, Александр Коновалов не исключает возможности установления единого знаменателя.

По мнению экс-уполномоченного по правам человека Лукина Владимира Петровича: «адекватное обстоятельствам возмещение потерпевшим морального вреда, причиненного им преступлением, – это вопрос восстановления социальной справедливости». Очевидно, что российское законодательство остро нуждается в разработке и закреплении более четких критериев исчисления суммы компенсации морального ущерба потерпевшим от преступлений.

Впервые методика определения размера компенсации морального вреда была предложена научным сотрудником отдела гражданского законодательства и процесса института законодательства и сравнительного правоведения при правительстве РФ Александром Эрдлевским еще в 1994 году, которая была опубликована в журнале «Российская юстиция» № 10 в статье «О размере компенсации морального вреда». Но так как данная методика не является законодательным актом, судами активно она не применяется. Стоит отметить, что в Украине методика, разработанная Эрдлевским числилась в Реестре судебных методик и использовалась украинскими судами в течение шести лет.

На наш взгляд, самая справедливая и объективная методика расчетов компенсации вреда предложена Комиссией по определению размеров компенсации морального вреда Ассоциацией юристов России Российской Федерации (далее АЮР), так как она основана на изучении зарубежного опыта и мнении граждан страны. Также данная методика оставляет пространство для судейского усмотрения, то есть учета всех обстоятельств дела и вынесения решения с учетом личности потерпевшего, материального состояния осужденного.

Согласно статистике судебного департамента Верховного Суда РФ средняя компенсация морального вреда в России составляет 82 тысячи рублей. В соответствии с социологическим исследованием, проведенным АЮР, сами граждане считают, что адекватная и справедливая сумма компенсация, в зависимости от самого ущерба, составляет от 2,5 до 17 миллионов рублей. Средняя стоимость жизни человека согласно данному опросу составляет 9 миллионов рублей.

Комиссия АЮР считает, что вред, причиненный здоровью, необходимо разграничить на три категории: перманентный, с которым пострадавшему придется жить до конца жизни; временные страдания на период лечения; боль, не сопряженная с какими-либо долгосрочными последствиями здоровья. По каждой категории предлагается ввести 100 бальную систему, согласно которой 100 баллов = самый тяжкий ущерб здоровью в рамках категории. При исчислении суммы выплат за смерть близкого родственника рекомендуется использование той же системы, в соответствии с которой 100 баллов = потеря родителями своего ребенка, а сумма компенсации составляет 4,5 миллиона рублей.

Далее предлагается высчитывать компенсации по формуле, где в качестве коэффициентов учитываются вина причинителя (неосторожность, грубая неосторожность, умысел) и индивидуальные особенности потерпевшего.

При этом отмечается, что субъективный элемент должен учитываться как понижающий или повышающий коэффициент. Например, моральный вред при потере ребенка оценивается в 4,5 млн рублей, но, если при этом истец не жил с семьей и не участвовал активно в воспитании ребенка, сумму можно умножить на понижающий коэффициент 0,1 и назначить ему 450 тыс. рублей [15].

На данный момент Комиссия по определению размеров компенсации морального вреда АЮР находится на последней стадии доработки методики, после чего представит ее в Совет Федерации. Стоит отметить, что большинство судей отечественной системы правосудия считают, что внедрение ориентиров при расчете суммы в связи с причинением морального вреда является необходимым.

А.В. Клочков считает, что для устранения неоправданный различий обеспечения единства в судебной практике по делам о компенсации морального вреда необходимо разработать на уровне закона методику расчета суммы компенсации в виде отдельной статьи ГК РФ[16]. По нашему мнению, гражданское законодательство, несомненно, нуждается в доработке с целью устранения противоречий, но для регулирования вопросов компенсации морального вреда необходимо принятие отдельного Федерального закона.

В 2010 году был разработан законопроект "Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами" [17]. Его основной целью было создание четкого механизма регулирования правоотношений, возникающих в случае ненадлежащего оказания медицинской помощи. Основу законопроекта составила положительная правоприменительная практика страхования зарубежных стран.

Нельзя не заметить, что принятие подобного нормативного правового акта является необходимым этапом развития отечественного права, но, в то же время хотелось бы отметить, что вышеупомянутый проект нуждается в существенной доработке. Несмотря на то, что в ст.6 имеется указание на страхование причинения морального вреда, причиненного жизни и здоровью при оказании медицинской помощи, в которой было бы обращено внимание на степень вины причинителя вреда и ее взаимосвязь с суммами выплат. По нашему мнению, базовой основой главы могла бы послужить методика расчетов компенсации вреда, предложенная АЮР, но с учетом специфики рисков, существующих в медицинской деятельности, с целью избежать исков с требованием о необоснованно завышенных выплатах. Также в данной главе должны содержаться минимальная и максимальная сумма выплат компенсации, которая будет подлежать индексации с учетом инфляции и роста прожиточного минимума.

В процессе анализа решений, принятых судами Республики Татарстан, о взыскании компенсации морального вреда, причиненного преступлением при оказании медицинской помощи, мы пришли к выоду о том, что подавляющее большинство исков связаны со смертью человека, в связи, с чем зачастую используется формулировка "потерпевшему были причинены нравственные страдания". Оценка страданий потерпевшего, как уже говорилось выше, относится к прерогативе суда. С нашей точки зрения, судья, как человек, не имеющий образования и навыков психолога, не может в должной мере оценить душевное страдание потрпевшего. Из этого следует, что обязательное участие психолога, закрепленное на законодательном уровне, могло бы помочь судье вынести более объективное решение с учетом всех обстоятельств. Предполагаем, что данное положение должно быть закреплено как в методике расчетов компенсации вреда, так и в законе "Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами".

Резюмируя вышесказанное, хотелось бы отметить, что в нашей стране существует острая необходимость правового регулятора компенсации морального вреда, причиненного жизни и (или) здоровью граждан при оказании медицинской помощи, но, к сожалению, на сегодняшний день закон находится на стадии формирования, в то время как в зарубежных странах правоприменительная практика сложилась уже давно.

Библиография
1.
Антонов И.О., Верин А.Ю., Клюкова М.Е., Шагиева Р.В. Трансформация института приостановления производства по уголовному делу в стадии предварительного расследования // Ученые труды Российской академии адвокатуры и нотариата.-2018.-№ 4 (51).-С. 113-116.
2.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 N 174-ФЗ (ред. от 20.07.2020) // СПС Консультант плюс.
3.
Постановление ЕСПЧ по делу «Ойал против Турции» от 23.03.2010 (Oyal v. Turkey) жалоба № 4864/05.
4.
Проект Постановления Пленума Верховного Суда РФ «О практике рассмотрения судами гражданского иска по уголовному делу» [Электронный ресурс] // Официальный сайт Верховного Суда РФ. – Режим доступа: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/29058/ (дата обращения: 17.05.2020)
5.
Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 г. № 63-ФЗ(с изм. и доп., вступ. в силу с 27.07.2020) // СПС Консультант плюс.
6.
Гражданский кодекс Российской Федерации: Часть первая – четвертая: [Принят Гос. Думой 23 апреля 1994 года, с изменениями и дополнениями по состоянию на 10 апреля 2009 г.] // Собрание законодательства РФ. – 1994. – № 22. Ст. 2457.
7.
Федерального закона от 21 ноября 2011 года № 323-ФЗ (ред. от 29.12.2017) // СПС Консультант плюс.
8.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 года № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей» // СПС Консультант плюс.
9.
Вильгоненко И.М., Гагиева Н.Р., Белокопытова Н.Ю. Особенности возмещения вреда, причиненного ненадлежащим оказанием медицинских услуг. // Вестник Волжского университета имени В.Н. Татищева № 4, том 2, 2018.
10.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 29.06.2010 № 17 «О практике применения судами норм, регламентирующих участие потерпевшего в уголовном судопроизводстве» // СПС Консультант плюс.
11.
Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27 июня 2013 г. № 21 «О применении судами общей юрисдикции Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года и Протоколов к ней» // СПС Консультант плюс.
12.
Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и Протоколы к ней// Российская юстиция. – 1998.-№7.
13.
Постановление ЕСПЧ от 23.07.2015 "Дело "Баталины (Bataliny) против Российской Федерации" (жалоба N 10060/07) // СПС Консультант плюс.
14.
Адвокатская газета № 19 (276) [Электронный ресурс] URL: https://www.advgazeta.ru/pechatnaya-ag/276/ (дата обращения 20.07.2020)
15.
Общероссийская общественная организация. Ассоциация юристов. [Электронный ресурс] URL: https://alrf.ru/news/v-rossii-razrabotali-vnyatnuyu-formulu-otsenki-moralnogo-ushcherba/ (дата обращения 10.07.2020)
16.
Клочков А.В. Компенсация морального вреда как мера гражданско–правовой ответственности: Автореф. дис. канд. юрид. наук / А.В. Клочков. – М.: 2005. – 150 с.
17.
"Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами" [Электронный ресурс] // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации URL: http://docs.cntd.ru/document/902235098 (дата обращения 10.07.2020)
References (transliterated)
1.
Antonov I.O., Verin A.Yu., Klyukova M.E., Shagieva R.V. Transformatsiya instituta priostanovleniya proizvodstva po ugolovnomu delu v stadii predvaritel'nogo rassledovaniya // Uchenye trudy Rossiiskoi akademii advokatury i notariata.-2018.-№ 4 (51).-S. 113-116.
2.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 18.12.2001 N 174-FZ (red. ot 20.07.2020) // SPS Konsul'tant plyus.
3.
Postanovlenie ESPCh po delu «Oial protiv Turtsii» ot 23.03.2010 (Oyal v. Turkey) zhaloba № 4864/05.
4.
Proekt Postanovleniya Plenuma Verkhovnogo Suda RF «O praktike rassmotreniya sudami grazhdanskogo iska po ugolovnomu delu» [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Verkhovnogo Suda RF. – Rezhim dostupa: http://www.supcourt.ru/press_center/mass_media/29058/ (data obrashcheniya: 17.05.2020)
5.
Ugolovnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 13.06.1996 g. № 63-FZ(s izm. i dop., vstup. v silu s 27.07.2020) // SPS Konsul'tant plyus.
6.
Grazhdanskii kodeks Rossiiskoi Federatsii: Chast' pervaya – chetvertaya: [Prinyat Gos. Dumoi 23 aprelya 1994 goda, s izmeneniyami i dopolneniyami po sostoyaniyu na 10 aprelya 2009 g.] // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 1994. – № 22. St. 2457.
7.
Federal'nogo zakona ot 21 noyabrya 2011 goda № 323-FZ (red. ot 29.12.2017) // SPS Konsul'tant plyus.
8.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 28 iyunya 2012 goda № 17 «O rassmotrenii sudami grazhdanskikh del po sporam o zashchite prav potrebitelei» // SPS Konsul'tant plyus.
9.
Vil'gonenko I.M., Gagieva N.R., Belokopytova N.Yu. Osobennosti vozmeshcheniya vreda, prichinennogo nenadlezhashchim okazaniem meditsinskikh uslug. // Vestnik Volzhskogo universiteta imeni V.N. Tatishcheva № 4, tom 2, 2018.
10.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 29.06.2010 № 17 «O praktike primeneniya sudami norm, reglamentiruyushchikh uchastie poterpevshego v ugolovnom sudoproizvodstve» // SPS Konsul'tant plyus.
11.
Postanovleniya Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 27 iyunya 2013 g. № 21 «O primenenii sudami obshchei yurisdiktsii Konventsii o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod ot 4 noyabrya 1950 goda i Protokolov k nei» // SPS Konsul'tant plyus.
12.
Evropeiskaya Konventsiya o zashchite prav cheloveka i osnovnykh svobod i Protokoly k nei// Rossiiskaya yustitsiya. – 1998.-№7.
13.
Postanovlenie ESPCh ot 23.07.2015 "Delo "Bataliny (Bataliny) protiv Rossiiskoi Federatsii" (zhaloba N 10060/07) // SPS Konsul'tant plyus.
14.
Advokatskaya gazeta № 19 (276) [Elektronnyi resurs] URL: https://www.advgazeta.ru/pechatnaya-ag/276/ (data obrashcheniya 20.07.2020)
15.
Obshcherossiiskaya obshchestvennaya organizatsiya. Assotsiatsiya yuristov. [Elektronnyi resurs] URL: https://alrf.ru/news/v-rossii-razrabotali-vnyatnuyu-formulu-otsenki-moralnogo-ushcherba/ (data obrashcheniya 10.07.2020)
16.
Klochkov A.V. Kompensatsiya moral'nogo vreda kak mera grazhdansko–pravovoi otvetstvennosti: Avtoref. dis. kand. yurid. nauk / A.V. Klochkov. – M.: 2005. – 150 s.
17.
"Ob obyazatel'nom strakhovanii grazhdanskoi otvetstvennosti meditsinskikh organizatsii pered patsientami" [Elektronnyi resurs] // Elektronnyi fond pravovoi i normativno-tekhnicheskoi dokumentatsii URL: http://docs.cntd.ru/document/902235098 (data obrashcheniya 10.07.2020)

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования в представленной автором статье, как следует из ее наименования, должны были составить теоретические и практические вопросы, связанные с особенностями предъявления гражданского иска и исчисления суммы компенсации по делам о преступлениях при оказании медицинской помощи. Фактически во второй части статьи автор говорит исключительно о компенсации морального вреда, причиненного потерпевшим от ятрогенных преступлений. В связи с этим необходимо уточнить наименование работы. Относительно актуальности темы исследования, избранной автором, необходимо отметить следующее. Поскольку в той части статьи, где автор пытается выделить особенности предъявления гражданского иска в порядке уголовного судопроизводства по делам об ятрогенных преступлениях, ничего нового для науки не содержится, ученому предлагается сосредоточить свое внимание именно на вопросе исчисления суммы компенсации морального вреда потерпевшим от таких преступлений. В связи с тем, что данный вопрос законодательно так и не решен, а ученые предлагают отличающиеся друг от друга методики расчета компенсации морального вреда, указанная проблема остается весьма актуальной. Методология исследования в тексте статьи автором не обозначена, однако из анализа ее содержания следует, что ученый использовал всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, сравнительно-правовой и герменевтический методы исследования. Научная новизна исследования как таковая отсутствует. Автор не предлагает оригинальных дефиниций, не делает конкретных и четких практических рекомендаций по совершенствованию действующего российского законодательства по вопросу о компенсации вреда потерпевшим от ятрогенных преступлений. Это существенным образом снижает научную ценность представленной автором работы. По своей сути статья носит исключительно обзорный, описательный характер и в российскую правовую науку ничего ценного не вносит. Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере. Структура статьи в целом логична; в ней выделяются вводная часть, в которой автор говорит об объективных предпосылках реформирования российской правовой системы в целом, в том числе и вследствие того, что одно из назначений уголовного судопроизводства – защита прав и законных интересов потерпевших; основная, которая в свою очередь распадается на две части: в одной ученый делает попытку выявить особенности предъявления гражданского иска по делам об ятрогенных преступлениях; во второй – пытается указать правовые ориентиры при определении размера суммы компенсации вреда, причиненного преступлениями такого рода; заключительная, в которой содержатся некоторые выводы по результатам исследования, носящие общий характер. Содержание статьи не вполне соответствует ее наименованию, поскольку автор говорит о правовых ориентирах при определении компенсации исключительного морального вреда, причиненного ятрогенным преступлением. Однако вред может быть и физическим, и имущественным. Вопросы компенсации этих видов вреда автором не освещаются, что указывает на необходимость уточнения наименования работы либо ее расширения. Статья четко делится на две части, в первой из которых автор пытается выделить особенности предъявления гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства по делам об ятрогенных преступлениях. Однако эти особенности уже давно выделены и обозначены (см. работы В. В. Дубровина, С. В. Замалеевой, С. А. Синенко и др.), поэтому в данной части статью вряд ли можно назвать актуальной. Во второй части статьи автор рассматривает ряд вопросов, связанных с исчислением суммы компенсации морального вреда, причиненного потерпевшему от ятрогенного преступления. Однако в этой части работа носит сугубо описательный характер. Следует отметить, что при использовании материалов практики и иногда – теоретического материала автор не указывает источников информации, что недопустимо (материалы практики Европейского суда по правам человека, Кизлярского городского суда Республики Дагестан и др.). Говоря о зарубежном опыте расчета сумм компенсаций морального вреда, автор делает это крайне поверхностно, в результате чего читатель не может сделать вывод о том, какими правовыми ориентирами пользуются зарубежные законодатели, суды и практикующие юристы. Апелляция к оппонентам как таковая отсутствует. Автор просто ссылается на мнения тех или иных ученых или практикующих юристов, но в научную дискуссию не вступает, оригинальных суждений по рассматриваемым проблемам не высказывает. Библиография статьи представлена всего 7 источниками (из них всего 3 – теоретические), что недостаточно для проведения полноценного, всестороннего научного исследования. Автору рекомендуется, с одной стороны, глубже исследовать особенности и проблемы гражданского иска в уголовном судопроизводстве, для чего необходимо ознакомиться с диссертационными работами В. В. Дубровина (Гражданский иск и другие институты возмещения вреда от преступлений в уголовном судопроизводстве: международный, зарубежный, отечественный опыт правового регулирования: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2010), С. А. Синенко (Обеспечение прав и законных интересов потерпевшего в уголовном судопроизводстве: теоретические, законодательные и правоприменительные проблемы: автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2014) и др. С другой стороны, автор не ознакомился с диссертационными работами, посвященными ятрогенным преступлениям – С. В. Замалеевой (Ятрогенные преступления: понятие, система и вопросы криминализации: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2016), Я. И. Ивановой (Методика расследования ятрогенных преступлений, совершаемых в сфере родовспоможения: автореф. дис. …канд. юрид. наук. М., 2017), М. В. Тузлуковой (Использование специальных знаний при расследовании ятрогенных преступлений: автореф. дис. …канд. юрид. наук. Р.-н.-Д., 2013) и др., научными статьями и монографиями А. М. Горяинова, В. В. Гриба, С. В. Дьяченко, З. М. Казачковой, Л. Ф. Кильмаматовой, Е. А. Кошелевой, А. Л. Кубасова, В. М. Савковой, А. В. Тихомирова и др. Между тем расширение библиографии исследования позволит автору более глубоко рассмотреть интересующие его теоретические и практические вопросы, сформулировать новые суждения, аргументировать свою позицию должным образом, сделать практические рекомендации по совершенствованию действующего российского законодательства в данной сфере. Выводы по результатам исследования имеются, однако они неполные, не обладают свойством научной новизны и носят общий характер (автор говорит о поддержке методики, разработанной комиссией АЮР, и предлагает Верховному Суду РФ разработать ориентиры, которыми могли бы руководствоваться суды при рассмотрении соответствующих дел). Статья не вычитана автором; в ней встречаются орфографические, пунктуационные и синтаксические ошибки. Интерес читательской аудитории к представленной статье может быть проявлен со стороны специалистов, прежде всего, в области гражданского права, гражданского процесса, уголовного права, уголовного процесса при условии ее существенной доработки: уточнении наименования статьи, предмета исследования, четкого обозначения актуальности темы научной работы, введении элементов новизны, расширении библиографии исследования, углублении его содержания, введении дискуссионности, формулировании четких и конкретных выводов по результатам исследования, устранении недостатков формального характера.

Результаты процедуры повторного рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования рецензируемой работы являются специальные правоотношения, регулирующие особенности гражданского и уголовного судопроизводства при оказании медицинской помощи. Автор провел комплексный, сравнительно-правовой анализ, применял формально-юридический метод, метод анализа, синтеза и другие. Метод дедукции выражен в том, что работа построена на основе решений международного суда, а именно Европейского Суда по правам человека. Опираясь на анализ его решений, автор исследовал реализацию поставленных вопросов на национальном уровне. Актуальность работы обусловлена ростом числа преступлений при оказании медицинской помощи. Особенно актуален данный вопрос в период пандемии. Научная новизна состоит в комплексе авторских выводов и предложений. По стилю работа соответствует правовому исследованию. В статье приведен обширный анализ нормативной правовой базы по искомой тематике. Автор анализирует и деятельность профильных организаций юридического сообщества, как государственных, так и негосударственных. Приведен анализ научных публикаций, а также публикаций средств массовой информации, относящихся к исследуемой тематике. Работа выстроена логично. Присутствует вступительная часть, основная и резолютивная. Особый интерес представляют отдельные достижения автора. В частности, автор выявил особенности производства в связи с тем, что нормами отечественного законодательства установлено, что иск о возмещении вреда рассматривается в рамках гражданского судопроизводства, однако, в целях процессуальной экономии законодатель дает возможность выдвинуть требование о возмещении причиненного преступлением вреда посредством предъявления гражданского иска в рамках уголовного судопроизводства (с. 2). За этим последовал ряд ограничений и их анализ. Автор обратил внимание на особенность медицинской помощи, которая заключается в том, что лечебный процесс осуществляется конкретным медицинским работником, который не выступает в качестве отдельного субъекта правоотношения (с. 4). Автор приводит мнение авторитетных ученых в данной области и делает свои выводы. Заслуживает внимания заключение автора о том, что существует отсутствие правовых ориентиров при исчислении компенсации морального вреда, что является проблемой правового регулирования (с.3). Интересен анализ зарубежного опыта, проведенный автором. В разных странах используются различные системы и методы исчисления компенсации морального вреда. В Италии и Франции применяются таблицы с четкой системой расчета компенсаций. В Великобритании существует специализированная комиссия, в Германии - прецедент и тд. (с. 5). Автор анализирует проект методики определения размера компенсации морального вреда в Российской Федерации. Интерес представляет и предложение автора о том, что в принятии решения о размере морального вреда обязательно участие психолога, закрепленное на законодательном уровне. Это могло бы помочь судье вынести более объективное решение с учетом всех обстоятельств. Автор предлагает данное положение закрепить как в методике расчетов компенсации вреда, а также и в законе "Об обязательном страховании гражданской ответственности медицинских организаций перед пациентами" (с.8). Обратил на себя внимание тот факт, что автор при подготовке и написании работы использовал источники, новейший из которых датирован 2018 г. В то же время, большая часть источников представляет собой нормативную правовую базу. Автор отмечает необходимость исследования в связи с тем, что требуется обновление правовой базы по искомой тематике. На основании изложенного, есть причины полагать, что применение источников периода до 2018 г. объективно. Статья может представлять интерес для читателей с теоретической и практической точек зрения.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"