Статья 'Право на свободу передвижения и выбор места жительства в конституционном законодательстве Российской Федерации и Республики Таджикистан: сравнительный анализ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Право на свободу передвижения и выбор места жительства в конституционном законодательстве Российской Федерации и Республики Таджикистан: сравнительный анализ

Исматуллоев Баходурджон Исматуллоевич

адъюнкт, кафедра Конституционного права, Московский Университет МВД России им.В.Я.Кикотя

117997, Россия, г. Москва, ул. Академика Волгина, 12

Ismatulloev Bakhodurdzhon Ismatulloevich

Adjunct, the department of Constitutional Law, Vladimir Kikot Moscow University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

117997, Russia, g. Moscow, ul. Akademika Volgina, 12

bahodur.i@mail.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2020.7.33207

Дата направления статьи в редакцию:

13-06-2020


Дата публикации:

14-09-2020


Аннотация.

В статье исследуются особенности конституционно-правового регулирования права на свободу передвижения и выбор места жительства, являющегося фундаментом миграционных правоотношений в Российской Федерации и Республике Таджикистан. Основное внимание в статье уделено изучению положений конституционного законодательства России и Таджикистана в сфере регулирования миграции, а также современных научных подходов к осмыслению возможностей реализации права на свободу передвижения и выбор места жительства, представленных как в российском, так и таджикистанском конституционном праве. Методологию исследования составили общенаучные и специальные юридические методы: формально-догматический, историко-правовой и сравнительно-правовой.    Основными выводами проведенного исследования стало понимание, что право на свободу передвижения и выбор места жительства является базовым правом в конституционно-правовом статусе современных мигрантов, что отражено в конституционном законодательстве России и Таджикистана. Анализ законодательства этих государств позволяет утверждать, что общей тенденцией стало дополнение права на свободу передвижения обязанностями иммигрантов по прохождению миграционного учета и регистрации. Это требование законодателя представляется вполне обоснованным и необходимым для предотвращения нелегальной (незаконной) миграции, которую можно считать негативным проявлением реализации права на свободу передвигаться и выбирать место жительства.

Ключевые слова: конституция, иммигрант, иностранный гражданин, конституционное право, личные права, миграция, миграционное законодательство, миграционный учет, разрешение на проживание, федеральный закон

Abstract.

This article explores the peculiarities of constitutional-legal regulation of the right to freedom of movement and choice of the place of residence, which is the foundation of migration relations in the Russian Federation and the Republic of Tajikistan. Special attention is given to examination of the provisions of constitutional legislation of Russia and Tajikistan regarding regulation of migration, and modern scientific approaches towards understating the possibilities of exercising the right to freedom of movement and choice of the place of residence reflected in the constitutional law of both countries. The main conclusion of the conducted research consists in the statement that the right to freedom of movement and choice of the place of residence is the basic right in the constitutional legal status of modern migrants, which is specified in constitutional legislation of Russia and Tajikistan. Analysis of the legislation of these countries underlines that a common trend became an amendment to the freedom of movement with responsibility of immigrants to migration registration. This requirement of the legislator is aimed at prevention of illegal migration, which is a negative consequence of exercising the right to freedom of movement and choice of the place of residence.

Keywords:

migration registration, migration law, мigration, personal rights, constitutional law, foreign citizen, immigrant, constitution, residence permit, the federal law

Развитие миграционных процессов на постсоветском пространстве в современную эпоху определяет необходимость совершенствования правовых механизмов, позволяющих одновременно обеспечить как реализацию права на свободу передвижения и выбор места жительства населению бывшего СССР, так и предотвратить возможные угрозы безопасности существующих национальных государств. Реализация данных прав закономерно приводит к перемещению населения, часто характеризуемого как миграция. В современном юридическом лексиконе под миграцией понимается переселение, перемещение населения как внутри страны (внутренняя миграция), так из одной страны в другую (внешняя миграция) [1, с. 224].

Основой регулирования права на свободу передвижения и выбор места жительства в государствах, входящих в состав Содружества Независимых Государств, являются нормы-принципы международного права и положения внутригосударственного права, фундамент которого образует конституционное законодательство. Особенностью современного этапа развития конституционного права можно считать существование в большинстве стран-участниц СНГ нормативных правовых актов, регулирующих миграционные процессы и основывающихся на нормах действующих конституций. Сказанное в полной мере применимо к конституционному праву России и Таджикистана.

Обращение к изучению обозначенной темы объясняется несколькими причинами. Во-первых, в настоящее время право на свободу передвижения и выбор места жительства активно реализуется гражданами Республики Таджикистан: миграционный поток из Республики Таджикистан в Российскую Федерацию является вторым по величине (после Узбекистана) из всех стран СНГ. По данным МВД РФ трудовая миграция из Таджикистана в 2019 г. составила 21, 7 % от общего притока иммигрантов [2]. По данным Росстата на протяжении последних лет въезд в России граждан Таджикистана имеет устойчивую положительную динамику (в 2016 – 52 676, в 2017 – 63 467, в 2018 – 67929 человек) [3, c.80]. Российская Федерация является привлекательным государством также для молодежи Таджикистана с точки зрения возможностей академической мобильности [4]. К тому же Россию и Таджикистан связывают и многовековые исторические связи, что неизбежно отразилось на культурной, языковой и ментальной близости российского и таджикского народов и стало дополнительным фактором активной миграции между странами.

Во-вторых, реализация данного права в рамках СНГ привела к превращению внешней миграции в масштабное явление. Сегодня она включает в себя как добровольную (трудовую и не трудовую), так и вынужденную миграцию (беженцы). Активное перемещение населения из одного государства в другое также предполагает создание современного законодательства, а также осуществление взаимодействия между государствами посредством заключения международных соглашений.

Актуальность темы исследования объясняется также тем, что в условиях пандемии CORVID-19, наименее защищенными оказались внешние (трудовые) мигранты из стран-участниц СНГ, потерявшие не только законный источник средств к существованию в связи с экономическим кризисом, но и возможность вернуться на родину по причине закрытия государственных границ. Тем самым современная ситуация показала уязвимость права свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах СНГ.

В рамках настоящей статьи мы проанализируем особенности регламентации в конституционном законодательстве Российской Федерации и Республики Таджикистан права на свободу передвижения и выбор места жительства. Авторская гипотеза состоит в том, что многолетнее социально-экономическое и политическое сотрудничество РФ и РТ в миграционной сфере определило сближение этих государств также в сфере конституционно-правового регулирования правоотношений, возникающих в сфере регулирования права на свободное передвижение и выбор места жительства. Регулирование данного права определило появление комплекса нормативных правовых актов, включающих как законы, так и подзаконные акты, условно называющихся «миграционным законодательством». В настоящее время миграционное законодательство развивается под влиянием идей, отраженных в Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на период 2019-2025 годы [5].

В правовой литературе ситуация, сложившаяся в сфере правового регулирования миграции, подвергается обоснованной критике. Большинство исследователей отмечают, что миграционное законодательство России является, во-первых, достаточно объемным, во-вторых, не систематизированным [6, c.14-15], в-третьих, излишне казуальным, когда федеральные законы, регулирующие правоотношения в сфере миграции, перенасыщаются нормами, регламентирующими процедуру въезда и статус иностранных граждан в связи с конкретными мероприятиями (международными спортивными соревнованиями, музыкальными конкурсами и т.п.) [7, c. 36]. В современных исследованиях указывается также на сверхимперативность регулирования миграции федеральными органами власти, исключающую возможность нормативно-правового обеспечения миграции субъектами Федерации и органов местного самоуправления в целях адаптации и интеграции иностранных граждан и лиц без гражданства [8, c.95]. Указанные недостатки объективно затрудняют процесс правоприменения.

Обращение к научной дискуссии позволяет утверждать, что в современном российском праве сложилось отдельное направление, аккумулирующее достижения публично-правовых исследований по проблеме регулирования права на свободное передвижение и выбор места жительства[9]. В таджикистанском конституционном праве изучение особенностей данной проблемы не носит столь полемичного характера [10]. Представители юридической науки РТ обращают сегодня внимание на возможность государства противодействовать незаконной миграции в лице беженцев из Афганистана [11].

По нашему мнению, сегодня требует научного осмысления исследование возможностей России и Таджикистана по конституционно-правовому регулированию внешней миграции как основной формы реализации права на свободу передвижения и выбор места жительства.

Очевидно, что публично-правовые отношения иностранного лица с принимающим государством возникают только после пересечения им государственной границы. Таким образом, юридический факт въезда иностранного лица, зафиксированный органом государственной власти, следует считать основанием возникновения соответствующих отношений.

Отношения, возникающие из данного факта, регулируются в Российской Федерации следующими актами:

- Конституцией Российской Федерации (ст. ст. 27, 62) [12];

- Федеральным законом от 15.08.1996 № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»[13];

- Федеральным законом от 25.07.2002 № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» [14];

- Федеральный закон от 18.07.2006 № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации» [15];

- Федеральным законом от 19.02.1993 № 4528-1 «О беженцах»// Российская газета. 1997. 03.06. № 126 [16].

Конституция России наделяет иностранных граждан и лиц без гражданства таким же объемом прав, свобод и обязанностей, что и российских граждан пользуются в соответствии (ст. 62). Основной закон закрепляет за иностранцами, при условии законности их нахождения на территории РФ, право свободно передвигаться и выбирать место жительства (ч. 1 ст. 27) [12]

Конституционные положения получили развитие в Федеральном законе № 114-ФЗ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию» (1996) [13] , который следует считать фундаментом регулирования права на свободу передвижения и выбор места жительства. Данный акт предусматривает въезд иностранных граждан на территорию РФ, как в визовом, так и безвизовом режиме.

Большинство иммигрантов из стран СНГ пребывают в РФ в безвизовом режиме. Для подобных ситуаций закон предусматривает обязанность получения и заполнения миграционной карты [17, С. 205]. В миграционной карте содержатся сведения об иностранном гражданине, въезжающем в Российскую Федерацию, что позволяет осуществлять контроль за его временным пребыванием в Российской Федерации. Миграционная карта сдается мигрантом при выезде на пропускном пункте через границу РФ.

Въезд лиц, получивших разрешение на временное проживание в Российской Федерации, происходит на основании действительных документов, удостоверяющих их личность, а для иностранцев, имеющих вид на жительство при въезде на территорию, необходимым документом является вид на жительство. Соответственно, беженцы въезжают в Россию на основании проездного документа беженца.

Длительность временного нахождения иммигрантов в России определяется сроком выдаваемой визы. Для иностранцев, приезжающих в порядке, не требующем получения визы, срок не может превышать девяносто суток в сумме в течение каждого периода в сто восемьдесят суток [18, с. 24-26]. Срок временного проживания внешних мигрантов в России составляет три года. Разрешение выдается на основании квоты, устанавливаемой Правительством РФ. В частности, на 2020 такая квота составила 60270 разрешений на временное проживание [19].

Отметим, что в условиях чрезвычайных ситуаций природного или техногенного характера (например, пандемии COVID-19) течение как сроков временного пребывания, временного или постоянного проживания иммигрантов в России, так и сроков, на которые иностранные граждане и лица без гражданства поставлены на учет по месту пребывания или зарегистрированы по месту жительства, в случае если такие сроки истекают в указанный период приостанавливаются указом Президента РФ [20], что является вполне обоснованным и оправданным с точки зрения соблюдения прав мигрантов.

Таким образом, законодатель устанавливает ограничение временного пребывания иностранцев на территории России, что не противоречит международно-правовым стандартам. Обратим внимание, что в отношении высококвалифицированных специалистов, прибывших в Россию в порядке, не требующем получения визы, действует другое правило. Длительность временного пребывания такого лица и его родственников устанавливается сроком действия разрешения на работу.

Российское законодательство, признавая права иммигрантов на свободу передвижения и выбор места жительства на территории РФ, дополняет его требованиями обязательности прохождения миграционного учета и регистрации. Положения, регламентирующие данные процедуры, содержатся двух нормативных правовых актах. Так, Федеральный закон № 115-ФЗ «О правовом положении иностранных граждан в РФ», будучи базовым нормативным правовым актом, закрепляет лишь основы миграционного учета, однако более подробно данная процедура регулируется Федеральным законом № 109-ФЗ «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации».

Обратим внимание, что Федеральный закон № 115-ФЗ не касается технической стороны регулирования процедуры миграционного учета, закрепляя отсылочную норму на профильный Федеральный закон № 109-ФЗ, что вполне оправдано: перегруженность данного нормативного правового акта лишними положениями не способствует его правоприменению. Данный акт ориентирован, прежде всего, на регулирование контроля со стороны государственных органов за учетом мигрантов. В частности, он содержит положение о федеральном государственном контроле (надзоре) в сфере миграции как за пребыванием и проживанием, так и за трудовой деятельностью иммигрантов; закрепляет последствия несоблюдения иностранцами сроков пребывания или проживания в РФ. В 2015 году в текст этого закона было включена статья, устанавливающая возможность Уполномоченного по правам человека в РФ, осуществлять контроль соблюдения прав мигрантов. Например, за федеральным омбудсменом закреплялось право посещать центры временного размещения и места временного содержания (ЦВСИГ) в ходе проверки жалоб, поступивших от иностранных граждан, помещенных вследствии нарушения ими порядка пребывания на территории РФ. Таким образом, Федеральный закон № 115-ФЗ никак не затрагивает процедуру миграционного учета, но при этом подробно определяет направления федерального контроля в сфере миграции, что говорит о необходимости корректирования названия пятой главы: исключить из нее «миграционный учет иностранных граждан», оставив в названии конструкцию «Федеральный государственный контроль (надзор) в сфере миграции».

Итак, миграционный учет как государственная деятельность государственных органов по фиксации и обобщению сведений об иностранцах и о перемещениях таких лиц регламентирована соответствующим Федеральным законом № 109-ФЗ.

Законодатель предусмотрел несколько оснований для прохождения данной процедуры. Среди них выделим фактов: во-первых, легальный въезд иностранца в РФ; во-вторых, рождение иностранного гражданина, автоматически не приобретающего российского гражданства; в-третьих, прекращение отношений гражданства лицом, проживающим на территории России.

Иммигранты, постоянно или временно проживающие в РФ, обязаны также пройти процедуру регистрации, т. е. фиксации соответствующим государственным органом сведений о нахождении или проживании иностранного гражданина. Применительно к временно пребывающим иностранцам действует правило обязательного учета по месту пребывания. Таким образом, законодатель закрепил две обязанности иммигрантов: во-первых, предоставлять достоверные сведения о себе (персональные данные); во-вторых, проходить процедуры регистрации и учета.

При осуществлении миграционного учета должны соблюдаться следующие права иностранных граждан. Во-первых, право на ознакомление с личной информацией, содержащейся в информационной системе миграционного учета; во-вторых, право на защиту персональных сведений, размещенных в данной системе; в-третьих, право на исправление этих сведений, а также внесение изменений и дополнение в них; в-четвертых, на получение справок личного характера в органах миграционного учета.

Отдельные процедурные аспекты миграционного учета и регистрации иммигрантов регламентируются на уровне подзаконных актов [18]. Так, регистрация иностранца, временно или постоянно проживающего, осуществляется по месту жительства при условии предоставления документов подтверждающих право собственности на данную недвижимость. На подачу заявления такому лицу отводится 7 дней. Такой же срок отводится на подачу уведомления о прибытии мигранта для осуществления миграционного учета по месту пребывания. Политика российского государства направлена на привлечение высококвалифицированных специалистов, для которых сделаны исключения: они могут не выполнять действия по миграционному учету в течение 90 дней после прибытия на территорию России. Имеющие регистрацию по месту жительства и прибывшие в новое место пребывания могут не становиться на миграционный учет в течение 30 дней.

По нашему мнению, обозначенное иммиграционное законодательство регулирует в широком смысле право иностранцев на свободу передвижения и выбор места жительства на российской территории. Полагаем, что в правовом статусе иностранцев данное право следует признать фундаментальным: его реализация автоматически влечет наделение иностранного гражданина особым правовым статусом в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Конституционное право Республики Таджикистан также предусматривает право свободно передвигаться и выбирать место проживания, выезжать за пределы республики и возвращаться в нее (ст. 24 Конституция РТ) [21]. С позиций таджикистанской науки конституционного права данное право понимается в широком значении «как естественно возникающая, неотъемлемая, законодательно закрепленная и гарантированная возможность человека пользоваться благом в виде беспрепятственного перемещения по территории страны, где он законно находится, а также его беспрепятственного временного или постоянного проживания в лично им определяемом месте» [22, с. 80].

А. М. Диноршоев обращает внимание, что сегодня, законодательство РТ предельно ясно регулирует обозначенное право, давая возможность покидать любую страну без ограничений в необходимом ему направлении. Под ограничениями понимаются выездные визы, выдача которых практиковалась до 2000 г. Однако «в 2000 г. после ратификации МПГПП (Международный пакт о гражданских и политических правах) со стороны Таджикистана это требование было отменено» [22, с. 85].

Обеспечение прав личности на свободу выбора места проживания, выезда из страны, а также свободу передвижения является основополагающим принципом миграционного законодательства РТ, что нашло отражение в Законе РТ от 11 декабря 1999 года №881 «О миграции» [23]. В этом законе впервые в постсоветском конституционном праве были закреплены определения внутренней и внешней трудовой миграции, приграничной трудовой миграции, трудящегося-мигранта, иммиграции, семейной иммиграции, нелегальной иммиграции, экологической миграции. Так, внешняя трудовая миграция понимается как «добровольный выезд на законном основании граждан, постоянно проживающих на территории Республики Таджикистан за границу, а также въезд иностранных граждан и лиц без гражданства постоянно проживающих вне пределов Республики Таджикистан, на ее территорию для оплачиваемой работы по трудовому договору (контракту)» [23]. Законодатель также ввел понятие приграничной трудовой миграции как «ежедневного или еженедельного выезда граждан Республики Таджикистан на территорию сопредельного государства в целях получения оплачиваемой работы по трудовому договору (контракту) при условии постоянного проживания на территории государства выезда»[23]. Соответственно, субъектами миграционных отношений являются иммигранты (лица, переселяющие на постоянное жительство), эмигранты (лица, переселяющие на срок не более шести месяцев), внутренние мигранты (лица, переселяющие внутри страны), реэмигранты (лица, находившиеся в эмиграции и возвращающиеся на Родину), эмигранты (физические лица, совершающие эмиграцию); экологические мигранты (лица, вынужденные оставить свои жилища из-за экологических катастроф). Закрепление многочисленных статусов мигрантов, несомненно, является положительным моментом обозначенного закона.

В настоящее время миграционный закон корректируется в соответствии с изменениями в миграционных правоотношениях. В частности, в 2018 г. парламент РТ (Маджлиси Милли Маджлиси Оли) внес изменения в действующий закон, которые касались: во-первых, нового изложения преамбулы, включив в нее положения, что закон «определяет правовые, экономические и социальные основы внутренней и внешней миграции и направлен на регулирование миграционных процессов в Республике Таджикистан» [24]; во-вторых, формулировок названий органов публичной власти, ответственных за обеспечение миграции (на «уполномоченный государственный орган» - в предыдущей редакции «уполномоченный орган»; «уполномоченным государственным органом, определённым Правительством Республики Таджикистан» – в предыдущей редакции «уполномоченным Правительством Республики Таджикистан государственным органом»); в-третьих, изменения в регулировании иммиграции (новое редакция термина «поселенцы», установление запретов на получение статус иммигранта или реэмигранта, лицами, совершившими преступления, направленные против мира, безопасности человечества, террористического и экстремистского характера).

Недостатком Закона РТ «О миграции» следует признать значительное количество отсылочных норм на подзаконные акты. В целом же следует признать, что Закон РТ «О миграции» содержит положения аналогичные нормам Федерального закона РФ «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию». Вместе с тем в нем содержатся многие нормы, не получившие аналогичного закрепления в российском законодательстве.

Важно отметить, что конституционно-правовое регулирование права на свободное передвижение и выбор места жительства получило развитие и в других нормативных правовых актах Республики Таджикистан. К ним следует отнести: Закон Республики Таджикистан от 2 января 2018 года № 1471 «О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Таджикистан» [25], закрепивший процедуры миграционного учета и регистрации иммигрантов, а также Закон РТ «О беженцах» от 10 мая 2002 г.[26].

Для обеспечения права на свободное передвижение и выбор места жительства имел Договор Республики Таджикистан и Российской Федерация об урегулировании двойного гражданства 7 сентября 1995 г. [27] [1]. В соответствии с этим актом Республика Таджикистан признает за своими гражданами право приобрести гражданство Российской Федерации, не утрачивая при этом гражданства Республики Таджикистан. По мнению С. Ф. Назаршоевой, вступление в силу положений этого договора способствовало усилению эмиграции в Россию таджиков и узбеков из Республики Таджикистан. Двойное гражданство легализовало пребывание тысяч граждан с российским гражданством в Республике Таджикистан, предоставив им все права гражданина Таджикистана [28, с. 122].

Проведенное исследование позволяет сделать несколько выводов. Во-первых, право на свободу передвижения и выбор места жительства, являясь одним из фундаментальных прав, занимает особое место в конституционно-правовом статусе современных мигрантов, что отражено в конституционном законодательстве России и Таджикистана. Во-вторых, анализ миграционных нормативных правовых актов Российской Федерации и Республики Таджикистан позволяет утверждать, что право на свободное передвижение граждан, закрепленное в конституциях, более подробно регламентируется в самостоятельном миграционном законодательстве, определяющем порядок въезда и выезда населения, правовые статусы различных категорий мигрантов. Общей тенденцией стало дополнение права на свободу передвижения обязанностями иммигрантов по постановке на миграционный учет и прохождения регистрации. Это требование представляется вполне обоснованным и необходимым для предотвращения нелегальной (незаконной) миграции, которую можно считать негативным проявлением реализации права на свободу передвигаться и выбирать место жительства. Таким образом, конституционно-правовое регулирование данного права способствует развитию миграции между Россией и Таджикистаном.

Библиография
1.
Тихомирова Л. В., Тихомиров М. Ю. Юридическая энциклопедия /Под ред. М.Ю. Тихомирова. М.: 1997. 525 c.
2.
Информационно-справочные материалы о миграционной ситуации в Российской Федерации и реализации органами внутренних дел Российской Федерации полномочий в сфере миграции за 2019 год// СЭД МВД №20/5167 от 17.02.2020// Источник официально не опубликован.
3.
Россия в цифрах. 2019: Крат. стат. Сб. M. 2019. 549 с.
4.
См: Россия увеличила количество квот для таджикских студентов (07.02.2020)/ URL: https://regnum.ru/news/society/2236010.html
5.
Указ Президента РФ от 31.10.2018 № 622 «О Концепции государственной миграционной политики Российской Федерации на 2019-2025 годы» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 31.10.2018.
6.
Андриченко Л.В., Плюгина И.В. Миграционное законодательство Российской Федерации: тенденции развития и практика применения: монография // ИЗиСП, НОРМА, ИНФРА-М, 2019. 392 с.
7.
Безруков А.В., Невирко Д. Д. Современное состояние миграционного законодательства и роль судебных решений в защите прав мигрантов // Миграционное право. 2018. № 2. С. 35 – 39.
8.
Хабибулин Р. Модели правового регулирования миграции в Российской Федерации // Актуальные проблемы российского права. 2018. № 3. С. 87-95.
9.
Прудников А.С., Сандугей А.Н. О проблемах совершенствования законодательства в сфере миграции// Международный журнал конституционного и государственного права. 2018. № 2. С. 23-24.
10.
Диноршоев А. М. Салохидинова С. М. Конституционное право РТ: Учебное пособие. Душанбе, 2017; 247 c.; Диноршоев А. М. Конституционные основы регламентации и реализации прав и свобод человека и гражданина в Республике Таджикистан: автореф. дисс. докт. юрид. наук. М., 2015.47с.
11.
Саиданваров К.Д. Сравнительно-правовой анализ основных принципов определения статуса беженцев по международному и национальному законодательству// Государствоведение и права человека. 2017. № 1 (05). С. 58-62; Муминов У. К. Проблемы конституционно-правового статуса беженцев в Республике Таджикистан // Юридическая техника. 2019. №13. С. 735-737.
12.
Конституция Российской Федерации (принята всенародным голосованием 12.12.1993 с изменениями, одобренными в ходе общероссийского голосования 01.07.2020)// Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.
13.
Федеральный закон от 15.08.1996 № 114-ФЗ (ред. от 07.04.2020) «О порядке выезда из Российской Федерации и въезда в Российскую Федерацию»// Собрание законодательства РФ. 1996. 19.08. № 34. Ст. 4029.
14.
Федеральный закон от 25.07.2002 № 115-ФЗ (ред. от 01.03.2020) «О правовом положении иностранных граждан в Российской Федерации» // Российская газета. 2002. 31.07. № 140.
15.
Федеральный закон от 18.07.2006 № 109-ФЗ (ред. от 01.05.2019) «О миграционном учете иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации»// Российская газета. 2006. 20.07. № 156.
16.
Федеральный закон от 19.02.1993 № 4528-1 (ред. от 26.07.2019) «О беженцах»// Российская газета. 1997. 03.06. № 126.
17.
Жеребцов А. Н., Малышев Е. А. Миграционное право России: учебник для вузов/ под общей редакцией А. Н. Жеребцова. Москва: Издательство Юрайт, 2020. 437 с.
18.
Калинина С. В. О некоторых проблемных вопросах оформления и выдачи иностранным гражданам документов для проживания и временного пребывания в Российской Федерации // Миграционное право. 2019. № 2. С. 24-26.
19.
Распоряжение Правительства РФ от 23.11.2019 № 2793-р «Об установлении квоты на выдачу иностранным гражданам и лицам без гражданства разрешений на временное проживание в Российской Федерации на 2020 год»// Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 27.11.2019/
20.
Указ Президента РФ от 18.04.2020 № 274 «О временных мерах по урегулированию правового положения иностранных граждан и лиц без гражданства в Российской Федерации в связи с угрозой дальнейшего распространения новой коронавирусной инфекции (COVID-19)» // Официальный интернет-портал правовой информации http://www.pravo.gov.ru, 18.04.2020.
21.
Конституция Республики Таджикистан от 6 ноября 1994 года [электронный ресурс]// Официальный сайт Президента Республики Таджикистан. URL: http://www.prezident.tj/ru/taxonomy/term/5/112
22.
Диноршоев А. М. Реализация конституционных прав и свобод человека и гражданина по Конституции Республики Таджикистан. Душанбе 2015. 185 с.
23.
Закон Республики Таджикистан от 11 декабря 1999 года № 881 «О миграции (с изменениями и дополнениями по состоянию на 08.08.2018 г.) [электронный ресурс ]// Законодательство стран СНГ/ https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2137
24.
Постановление Маджлиси Милли Маджлиси Оли Республики Таджикистан от 2 августа 2018 года №565 О Законе Республики Таджикистан "О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Таджикистан «О миграции»// Законодательство стран СНГ/ URL: https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=109012
25.
Закон Республики Таджикистан от 2 января 2018 года № 1471 «О правовом статусе иностранных граждан и лиц без гражданства в Республике Таджикистан» (с изменениями и дополнениями по состоянию на 08.08.2018 г)// Законодательство стран СНГ/ URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=103402
26.
Закон Республики Таджикистан от 10 мая 2002 года №50 «О беженцах»// Законодательство стран СНГ/ http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2100
27.
Договор между Российской Федерацией и Республикой Таджикистан об урегулировании вопросов двойного гражданства (Подписан в г. Москве 07.09.1995)// СЗ РФ. 14 февраля 2005 г. № 7. Ст. 495.
28.
Назаршоева С. Ф. Развитие межгосударственного взаимодействия Республики Таджикистан и Российской Федерации в сфере регулирования трудовой миграции (конец XX-начало XXI В. ) // Известия АлтГУ. 2018. №5 (103).С.119-123.
References (transliterated)
1.
Tikhomirova L. V., Tikhomirov M. Yu. Yuridicheskaya entsiklopediya /Pod red. M.Yu. Tikhomirova. M.: 1997. 525 c.
2.
Informatsionno-spravochnye materialy o migratsionnoi situatsii v Rossiiskoi Federatsii i realizatsii organami vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii polnomochii v sfere migratsii za 2019 god// SED MVD №20/5167 ot 17.02.2020// Istochnik ofitsial'no ne opublikovan.
3.
Rossiya v tsifrakh. 2019: Krat. stat. Sb. M. 2019. 549 s.
4.
Sm: Rossiya uvelichila kolichestvo kvot dlya tadzhikskikh studentov (07.02.2020)/ URL: https://regnum.ru/news/society/2236010.html
5.
Ukaz Prezidenta RF ot 31.10.2018 № 622 «O Kontseptsii gosudarstvennoi migratsionnoi politiki Rossiiskoi Federatsii na 2019-2025 gody» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 31.10.2018.
6.
Andrichenko L.V., Plyugina I.V. Migratsionnoe zakonodatel'stvo Rossiiskoi Federatsii: tendentsii razvitiya i praktika primeneniya: monografiya // IZiSP, NORMA, INFRA-M, 2019. 392 s.
7.
Bezrukov A.V., Nevirko D. D. Sovremennoe sostoyanie migratsionnogo zakonodatel'stva i rol' sudebnykh reshenii v zashchite prav migrantov // Migratsionnoe pravo. 2018. № 2. S. 35 – 39.
8.
Khabibulin R. Modeli pravovogo regulirovaniya migratsii v Rossiiskoi Federatsii // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2018. № 3. S. 87-95.
9.
Prudnikov A.S., Sandugei A.N. O problemakh sovershenstvovaniya zakonodatel'stva v sfere migratsii// Mezhdunarodnyi zhurnal konstitutsionnogo i gosudarstvennogo prava. 2018. № 2. S. 23-24.
10.
Dinorshoev A. M. Salokhidinova S. M. Konstitutsionnoe pravo RT: Uchebnoe posobie. Dushanbe, 2017; 247 c.; Dinorshoev A. M. Konstitutsionnye osnovy reglamentatsii i realizatsii prav i svobod cheloveka i grazhdanina v Respublike Tadzhikistan: avtoref. diss. dokt. yurid. nauk. M., 2015.47s.
11.
Saidanvarov K.D. Sravnitel'no-pravovoi analiz osnovnykh printsipov opredeleniya statusa bezhentsev po mezhdunarodnomu i natsional'nomu zakonodatel'stvu// Gosudarstvovedenie i prava cheloveka. 2017. № 1 (05). S. 58-62; Muminov U. K. Problemy konstitutsionno-pravovogo statusa bezhentsev v Respublike Tadzhikistan // Yuridicheskaya tekhnika. 2019. №13. S. 735-737.
12.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii (prinyata vsenarodnym golosovaniem 12.12.1993 s izmeneniyami, odobrennymi v khode obshcherossiiskogo golosovaniya 01.07.2020)// Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 04.07.2020.
13.
Federal'nyi zakon ot 15.08.1996 № 114-FZ (red. ot 07.04.2020) «O poryadke vyezda iz Rossiiskoi Federatsii i v''ezda v Rossiiskuyu Federatsiyu»// Sobranie zakonodatel'stva RF. 1996. 19.08. № 34. St. 4029.
14.
Federal'nyi zakon ot 25.07.2002 № 115-FZ (red. ot 01.03.2020) «O pravovom polozhenii inostrannykh grazhdan v Rossiiskoi Federatsii» // Rossiiskaya gazeta. 2002. 31.07. № 140.
15.
Federal'nyi zakon ot 18.07.2006 № 109-FZ (red. ot 01.05.2019) «O migratsionnom uchete inostrannykh grazhdan i lits bez grazhdanstva v Rossiiskoi Federatsii»// Rossiiskaya gazeta. 2006. 20.07. № 156.
16.
Federal'nyi zakon ot 19.02.1993 № 4528-1 (red. ot 26.07.2019) «O bezhentsakh»// Rossiiskaya gazeta. 1997. 03.06. № 126.
17.
Zherebtsov A. N., Malyshev E. A. Migratsionnoe pravo Rossii: uchebnik dlya vuzov/ pod obshchei redaktsiei A. N. Zherebtsova. Moskva: Izdatel'stvo Yurait, 2020. 437 s.
18.
Kalinina S. V. O nekotorykh problemnykh voprosakh oformleniya i vydachi inostrannym grazhdanam dokumentov dlya prozhivaniya i vremennogo prebyvaniya v Rossiiskoi Federatsii // Migratsionnoe pravo. 2019. № 2. S. 24-26.
19.
Rasporyazhenie Pravitel'stva RF ot 23.11.2019 № 2793-r «Ob ustanovlenii kvoty na vydachu inostrannym grazhdanam i litsam bez grazhdanstva razreshenii na vremennoe prozhivanie v Rossiiskoi Federatsii na 2020 god»// Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 27.11.2019/
20.
Ukaz Prezidenta RF ot 18.04.2020 № 274 «O vremennykh merakh po uregulirovaniyu pravovogo polozheniya inostrannykh grazhdan i lits bez grazhdanstva v Rossiiskoi Federatsii v svyazi s ugrozoi dal'neishego rasprostraneniya novoi koronavirusnoi infektsii (COVID-19)» // Ofitsial'nyi internet-portal pravovoi informatsii http://www.pravo.gov.ru, 18.04.2020.
21.
Konstitutsiya Respubliki Tadzhikistan ot 6 noyabrya 1994 goda [elektronnyi resurs]// Ofitsial'nyi sait Prezidenta Respubliki Tadzhikistan. URL: http://www.prezident.tj/ru/taxonomy/term/5/112
22.
Dinorshoev A. M. Realizatsiya konstitutsionnykh prav i svobod cheloveka i grazhdanina po Konstitutsii Respubliki Tadzhikistan. Dushanbe 2015. 185 s.
23.
Zakon Respubliki Tadzhikistan ot 11 dekabrya 1999 goda № 881 «O migratsii (s izmeneniyami i dopolneniyami po sostoyaniyu na 08.08.2018 g.) [elektronnyi resurs ]// Zakonodatel'stvo stran SNG/ https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2137
24.
Postanovlenie Madzhlisi Milli Madzhlisi Oli Respubliki Tadzhikistan ot 2 avgusta 2018 goda №565 O Zakone Respubliki Tadzhikistan "O vnesenii izmenenii i dopolnenii v Zakon Respubliki Tadzhikistan «O migratsii»// Zakonodatel'stvo stran SNG/ URL: https://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=109012
25.
Zakon Respubliki Tadzhikistan ot 2 yanvarya 2018 goda № 1471 «O pravovom statuse inostrannykh grazhdan i lits bez grazhdanstva v Respublike Tadzhikistan» (s izmeneniyami i dopolneniyami po sostoyaniyu na 08.08.2018 g)// Zakonodatel'stvo stran SNG/ URL: http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=103402
26.
Zakon Respubliki Tadzhikistan ot 10 maya 2002 goda №50 «O bezhentsakh»// Zakonodatel'stvo stran SNG/ http://base.spinform.ru/show_doc.fwx?rgn=2100
27.
Dogovor mezhdu Rossiiskoi Federatsiei i Respublikoi Tadzhikistan ob uregulirovanii voprosov dvoinogo grazhdanstva (Podpisan v g. Moskve 07.09.1995)// SZ RF. 14 fevralya 2005 g. № 7. St. 495.
28.
Nazarshoeva S. F. Razvitie mezhgosudarstvennogo vzaimodeistviya Respubliki Tadzhikistan i Rossiiskoi Federatsii v sfere regulirovaniya trudovoi migratsii (konets XX-nachalo XXI V. ) // Izvestiya AltGU. 2018. №5 (103).S.119-123.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной на рецензирование статье проведен анализ состояния законодательства двух государств, обеспечивающих сочетание прав на свободу передвижения с одновременным введением оптимальных ограничений в этой сфере для безопасности. Автор провел работу по анализу норм права двух государств, по словам автора «условно называющихся «миграционным законодательством»». Заслуживает поддержки довод автора о том, что необходимо «одновременно обеспечить как реализацию права на свободу передвижения и выбор места жительства населению бывшего СССР, так и предотвратить возможные угрозы безопасности существующих национальных государств». Обоснованным представляется довод автора о том, что «современная ситуация показала уязвимость права свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах СНГ». Вместе с тем в отношении указанной статьи хотелось бы высказать следующие замечания и предложения, которые являются авторским суждением и могут не рассматриваться в числе критичных. Предмет исследования: Предлагаемое автором название статьи «Право на свободу передвижения и выбор места жительства в конституционном законодательстве Российской Федерации и Республики Таджикистан: сравнительный анализ» предполагает анализ конституционно-правовых норм регулирования данного вопроса двумя суверенными государствами для обеспечения свободы перемещения через границу и условий проживания в иностранном государстве. Анализ научных концепций по предмету исследования приводит автора к справедливому выводу места и роли миграционного права в системе конституционного права. Автор предлагает научно осмыслить «исследование возможностей России и Таджикистана по конституционно-правовому регулированию внешней миграции как основной формы реализации права на свободу передвижения и выбор места жительства» В числе дискуссионных вопросов автор справедливо предлагает выделить новый институт «миграционного права». Однако, в статье автором в качестве предмета исследования избран в большей степени миграционный порядок, обеспечивающий, либо препятствующий свободе перемещения граждан между границами двух исследуемых государств. В частности, автор делает акцент на «контроле (надзоре) в сфере миграции как за пребыванием и проживанием, так и за трудовой деятельностью иммигрантов; закрепляет последствия несоблюдения иностранцами сроков пребывания или проживания в Российской Федерации», «процедуру миграционного учета» различных категорий граждан, полномочия «органов публичной власти, ответственных за обеспечение миграции», что безусловно отражает специфику выводов по исследуемому предмету. Вопрос проникновения конституционно-правовых норм двух государств является действенным механизмом для обеспечения должных «свобод» и «ограничений» в рассматриваемом предмете исследования. Автор доступно раскрывает необходимость исследования проблемы правового статуса лиц, имеющих разрешение на временное проживание на территории одного из государств. Но преимущественно рассматривается перспектива перемещения именно с территории Таджикистана на территорию Россию (даже приводится статистика для въезжающих в Россию), а не наоборот. Возможно, и обратное перемещение в сфере миграции является важным в качестве элемента свободы (заявленный предмет исследования) Методология исследования: В рамках статьи применялись достаточный объем методов, обеспечивающих раскрытие предмета исследования. Актуальность: Тематика очень актуальна ввиду необходимости постоянного поиска механизма регламентации правил предоставления баланса свободы перемещения (миграции) и одновременного ввода ограничений для обеспечения безопасности, с целью которой эти свободы ограничиваются. Актуальность исследования усиливается ограничением прав трудовых мигрантов в условиях пандемии CORVID-19. Научная новизна достаточно обоснована в исследовании. На основе сравнительно правового анализа действующего законодательства двух рассматриваемых государств, автор подвергает научному осмыслению механизм правового регулирования вопросов миграционного учета, вопросов регламентации свободного передвижения и выбор места жительства. Автор отмечает условную достаточность в правовом регулировании по обеспечению прав личности на свободу выбора места проживания, выезда из страны, а также свободу передвижения для жителей Таджикистана в качестве основополагающего принципа, отраженного в национальном законодательстве. Автор также отмечает проблему системности миграционного права в РТ. У автора имеется единая концептуальная линия, которой он придерживался в ходе исследования. Стиль, структура, содержание: Стилистика в целом имеет юридический окрас. Однако в работе присутствует некоторые фразы, некоторая работа с которыми позволит улучшить работу для чтецов. Но данные замечания могут быть восприниматься автором в качестве рекомендации. Некоторые части предложений, вероятно, требуют изменений: «современном юридическом лексиконе»; логично заменить "в теории права", при этом понятие «современный» не сочетается со ссылкой на источник 1997 года. «Авторская гипотеза состоит в том, что многолетнее социально-экономическое и политическое сотрудничество РФ и РТ в миграционной сфере определило сближение этих государств также в сфере конституционно-правового регулирования правоотношений, возникающих в сфере регулирования права на свободное передвижение и выбор места жительства»: сложно понять в чем именно состоит выдвигаемая гипотеза. Хотелось бы уточнить изложение текста автором: в чем именно состоит гипотеза? В однородных способах определения свобод перемещения, или, наоборот, применение единых правовых механизмов в их ограничениях. Или гипотеза состоит в сотрудничестве в сферах «социально-экономической и политической»? Что предлагает автор? Хотелось бы увидеть гипотезу четко изложенной и понятной для читателя. «Конституция России наделяет иностранных граждан и лиц без гражданства таким же объемом прав, свобод и обязанностей, что и российских граждан пользуются в соответствии (ст. 62).»; предложение не завершено? «Обратим внимание, что в отношении высококвалифицированных специалистов, прибывших в Россию в порядке, не требующем получения визы, действует другое правило»: имеет смысл указать на норму права? Библиография оправдана в достаточной степени. Так, автор опирается на источники, авторы которых являются признанными учеными в исследовании данной темы. Апелляция к оппонентам: Статья имеет дискуссионную составляющую, и автор отмечает некоторые подходы, среди которых указывает на формировании общей для двух государств тенденции по дополнению права на свободу передвижения обязанностями иммигрантов по постановке на миграционный учет и прохождения регистрации Выводы, интерес читательской аудитории. Работа представляет собой набор достаточных аргументов к доводам автора. Статья производит впечатление завершенного глубокого исследования со вполне изученным теоретико-понятийным аппаратом и практикой правового регулирования. Работа может быть рекомендована к опубликованию.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"