Статья 'Беспризорность и безнадзорность: о природе феноменов и соотношении юридических понятий' - журнал 'Полицейская деятельность' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Полицейская деятельность
Правильная ссылка на статью:

Беспризорность и безнадзорность: о природе феноменов и соотношении юридических понятий

Супонина Елена Александровна

кандидат юридических наук

доцент, руководитель обособленного подразделения ООО "Национальная Юридическая Служба" в г. Воронеже.

394026, Россия, Воронежская область, г. Воронеж, Московский проспект, 4, оф. 701

Suponina Elena Aleksandrovna

PhD in Law

Docent, Head of separate subdivision of  "National Legal Service" LLC  in Voronezh.

394026, Russia, Voronezhskaya oblast', g. Voronezh, Moskovskii prospekt, 4, of. 701

suponina.amulex@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Герасимова Евгения Валериевна

старший преподаватель, кафедра Административной деятельности органов внутренних дел, Воронежский институт МВД России

394065, Россия, Воронежская область, г. Воронеж, ул. Проспект Патриотов, 53

Gerasimova Evgeniya Valerievna

Senior Lecturer at the Department of Administrative Activities of Internal Affairs Bodies of Voronezh Institute of the Ministry of Internal Affairs of Russia

394065, Russia, Voronezhskaya oblast', g. Voronezh, ul. Prospekt Patriotov, 53

gerasimova.vimvd@bk.ru

DOI:

10.7256/2454-0692.2020.2.32944

Дата направления статьи в редакцию:

20-05-2020


Дата публикации:

19-06-2020


Аннотация: Статья посвящена нормативному и доктринальному анализу понятий «беспризорность» и «безнадзорность», а также идентификации причин и условий возникновения указанных антисоциальных явлений в российском обществе. Объектом исследования выступают правовые и педагогические аспекты процесса превенции безнадзорности и беспризорности среди несовершеннолетних и работы государственных органов как в нашей стране, так и за рубежом. Предмет исследования - понятия "беспризорность" и "безнадзорность" как юридические термины.Особое место в работе уделено причинам беспризорности и безнадзорности лиц, не достигших совершеннолетия, в первую очередь – биологическому и социальному сиротству.       Методологию и методику исследования составили диалектический, формально-логический (догматический), историко-правовой, системный, лингвистический и некоторые другие методы научного познания. Приоритет при этом отдается социологическому и формально-юридическому методам познания, а также методу сравнительного правоведения. Новизна исследования: на основе проведенного анализа в рамках выделения юридических и сущностных основ двух понятий, авторы приходят к выводу о том, что, несмотря на нормативное закрепление, они требуют принципиального пересмотра подходов к изучению и идентификации. Необходимо существенное преобразование представлений о модели подросткового поведения, что, безусловно, сопряжено и с изменившимися в последнее время базовыми научными подходами в педагогической психологии и социальной педагогике. Учитывая глубину проблемы сиротства, авторы предлагают направить государственную социальную политику не только на защиту прав сирот и их семейное устройство, но и на недопущение случаев оставления детей без опеки родителей. Самым действенным инструментом в этом смысле следует признать профилактику социального сиротства органами опеки и попечительства, включающую в себя педагогическую, психологическую, правовую, социальную, образовательную и медицинскую помощь семьям, как имеющим, так и не имеющим факторов риска неблагополучия.


Ключевые слова: беспризорность, безнадзорность, несовершеннолетний, биологическое сиротство, социальное сиротство, дети улицы, правонарушения несовершеннолетних, профилактика правонарушений, семейное неблагополучие, повторное сиротство

Abstract: The authors of the article carry out the normative and doctrinal analysis of the terms “homelessness” and “neglect”, and identify the reasons and conditions of these antisocial phenomena in Russian society. 
The research object is the legal and pedagogical aspects of the process of prevention of neglect and homelessness of minors and the activities of public authorities both in Russia and abroad. The research subject is the terms “homelessness” and “neglect” as legal terms.
Special attention is given to the reasons of homelessness and neglect of juveniles, in the first place, biological and social orphanage. The research is based on the dialectical, formal-logical (dogmatical), historical-legal, systems, linguistic and some other methods of scientific cognition. The priority methods were the sociological and formal-legal methods and the method of comparative jurisprudence. The scientific novelty of the research consists in the fact that based on the analysis of legal and essential roots of the two phenomena, the authors conclude that despite being formalized, they require fundamental review of the approaches to study and identification.
It is necessary to transform the understanding of the model of juvenile behaviour which is connected with the recently changed basic scientific approaches in pedagogical psychology and social pedagogics. Taking into account the size of the problem of orphanage, the authors suggest aiming public social politics not only at the protection of rights of orphans and their adoption, but also at avoiding the cases of deprivation of parental care. The most active instrument in this context is the prevention of social orphanage by the child protection services which includes pedagogical, psychological, legal, social, educational and medical assistance to families with and without family disadvantages risk factors. 
 



Keywords:

prevention of offences, juvenile delinquency, street children, social orphanhood, biological orphanhood, minor, child neglect, homelessness, family problems, repeated orphanhood

В условиях экономической нестабильности, вызванной последствиями мирового кризиса, западных санкций и пандемии коронавирусной инфекции COVID-19, в российском обществе отмечается высокий уровень социальной напряженности. Данная ситуация спровоцировала усиление негативных тенденций в среде молодежи, проявляющихся в бурном росте подростковой преступности, алкоголизма и наркомании, проституции и бродяжничества. Помимо этого, преступное поведение несовершеннолетних имеет свою специфику, обусловленную особенностями физического, психического, культурного и нравственного развития молодых людей, их социальной незрелостью [1, с. 22].

В целях ликвидации подобных проблем в 1999 году в нашей стране был принят закон «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» [2]. В данном законе под профилактикой безнадзорности и правонарушений лиц, не достигших совершеннолетия, понимается система правовых, социальных, педагогических и прочих мер, которые направлены на выявление и устранение условий и причин, способствующих беспризорности, безнадзорности, противоправным и антиобщественным действиям несовершеннолетних, осуществляемых в совокупности с индивидуальной профилактической работой с детьми и подростками, а также находящимися в социально опасном положении семьями.

Государство в лице компетентных органов использует комплекс мер правового, социального и административного воздействия для создания действенной превентивной системы, являющейся неотъемлемой частью государственной политики, основанной на принципах:

- наибольшего обеспечения интересов лиц, не достигших совершеннолетия, в ходе дальнейшего проведения административных преобразований правового, социального и экономического характера;

- приоритетности воспитания и развития детей и подростков в благополучной семье;

- гуманизации взаимоотношений общества и молодежи в целях приобретения положительного жизненного опыта и позитивной социальной ориентации;

- разделения полномочий, согласования деятельности и увеличения ответственности органов власти различных уровней в решении подростковых проблем;

- соответствия отечественного законодательства о лицах, не достигших совершеннолетия, международным юридическим стандартам;

- обеспечения доступа детей и подростков к всевозможным формам их эффективной протекции, анализа их заявлений, жалоб и предложений, а при необходимости - реализации поддержки исков от их имени;

- необходимости в доступном виде информировать лиц, не достигших совершеннолетия, об их обязанностях и правах;

- максимальной публичности при решении детских и подростковых проблем, обеспечения их законных прав на образование, воспитание, правовую и социальную защиту.

Важность работы по противодействию безнадзорности, беспризорности и правонарушениям несовершеннолетних неоднократно подчеркивал Президент России В.В. Путин, справедливо указывая на необходимость «наращивать активность, подключать к работе с трудными подростками, группами риска, общественные и религиозные организации» [3].

Необходимо учитывать, что на законодательном уровне, а также в подзаконных нормативно-правовых актах и иных официальных документах исполнительно-распорядительных органов безнадзорность и беспризорность чаще всего позиционируется как причины, а правонарушения несовершеннолетних, как следствие этих причин. Следовательно, безнадзорность и беспризорность является крайне негативным социальным явлением, обладающим огромным криминогенным потенциалом. Ее необходимо расценивать и учитывать в соответствующих условиях как одну из основных детерминант противоправного поведения лиц, не достигших совершеннолетия.

Безнадзорность и беспризорность в качестве особых феноменов выступают объектами исследования различных областей науки. Связано это, в первую очередь, со сложностью анализируемых явлений, требующих межотраслевого подхода к ним, а также сочетания научного, нормативного, философского и некоторых других уровней их исследования. Кроме того, подобный подход продиктован мультисубъектностью самой среды формирования безнадзорности и беспризорности.

На сегодняшний день проблемы психологического свойства, относящиеся к указанным категориям несовершеннолетних, нуждаются в глубоком анализе. Следует чётко определить сущностную основу беспризорности и безнадзорности, выявить их причину, изучить динамику роста. Всё это в комплексе поможет ученым и практикам положительным образом повлиять на негативно складывающуюся ситуацию. Однако, прежде чем приступить к решению обозначенных задач, заинтересованные лица должны вооружиться единообразно понимаемыми дефинициями беспризорности и безнадзорности вообще.

В научной литературе, федеральном и региональном законодательстве, обзорах судебной практики широко применяются словосочетания «дети, лишенные родительского попечения» и «дети, оставшиеся без попечения родителей» (см., например, Федеральный закон от 02.12.2019 №380-ФЗ «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов» [4], Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 №56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» [5] и пр.).

В связи с этим понятия «беспризорность» и «безнадзорность» нередко стали использоваться как синонимичные. Как следствие, по словам В.Г. Пичугина, в течение последних десятилетий «явление беспризорности… перестали изучать не только психологи и педагоги, но и правоохранительные органы» [6, с. 239]. В течение длительного времени, анализируя детскую безнадзорность, ученые именно её считали наиболее веской причиной совершения противоправных деяний в подростковом возрасте [7, c. 7].

Термин «безнадзорность» не содержался в Большой Советской Энциклопедии, вместе с тем данное понятие в нынешнем его значении было включено в смысл общего понятия детской беспризорности. В официальных документах начального этапа советской власти вместо терминов «безнадзорность» и «беспризорность» также упоминалось понятие детской беспризорности, по смысловой нагрузке объединявшее в себе оба термина.

Термин «безнадзорность» в сочетании со словосочетанием «детская беспризорность» появился в официальных документах, а также в законодательных актах лишь в середине тридцатых годов двадцатого столетия. В годы Второй мировой войны в постановлениях Правительства также фигурировали оба термина, однако конкретных их значений в законодательных актах того периода не было [8, c. 172]. Впервые в отечественном законодательстве легальные определения понятий «беспризорность» и «безнадзорность» как явлений нетождественных были даны в Федеральном законе от 24 июня 1999 г. «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних».

Вместе с тем, помимо индивидуальных дефиниций, каких-либо иных различий между данными понятиями по тексту нормативно-правового акта не прослеживается. Как следствие, на практике возникали известные сложности в профилактике конкретно беспризорности, представляющей явление с не менее высокой степенью социальной опасности для общества, чем безнадзорность.

Остановимся более подробно на интересующих нас понятиях, закрепленных в Федеральном законе от 24.06.1999 г. №120-ФЗ.

По словам законодателя, безнадзорный - это «несовершеннолетний, контроль за поведением которого отсутствует вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения обязанностей по его воспитанию, обучению и (или) содержанию со стороны родителей или законных представителей, либо должностных лиц»; соответственно беспризорный – это «безнадзорный, не имеющий места жительства и (или) места пребывания».

Иными словами, следуя букве закона, беспризорный представляет собой того же безнадзорного, находящегося в более сложной жизненной ситуации по причине отсутствия у него места постоянного, преимущественного либо временного проживания.

В зарубежных странах применительно к безнадзорным и беспризорным нередко используется словосочетание «уличные дети» или «дети улиц», то есть не достигшие совершеннолетия лица, постоянно или в значительной степени проводящие свое время на улице. Вместе с тем, по причине своего широкого толкования, данное понятие весьма неточно, так как оно не показывает специфики социального статуса подростка.

«Дети улицы» в любом государстве – это в большинстве своем выходцы из нижних слоев социальной иерархии. Основной причиной того, что ребенок уходит на улицу выступает семейное неблагополучие. Потребности в безопасности и защите, в понимании и любви, во взаимопомощи и общении эти дети вынуждены удовлетворять на улице.

В общепринятом понимании «дети улицы» - это дети, которые лишены попечения и педагогического надзора. Международные организации, работающие в сфере помощи несовершеннолетним, дают различные определения словосочетания «уличные дети».

Например, согласно определению, которое закреплено в Конституции европейской сети по работе с уличными детьми (ENSCW), уличные дети - это несовершеннолетние в возрасте до восемнадцати лет, вне зависимости от наличия либо отсутствия семьи, большую часть времени проводящие на улице, и на образ жизни которых основополагающее влияние оказывает улица. В нашей стране понятие «дети улиц» не разработано на нормативном уровне, но, по мнению Д.К. Гайфуллина, оно синтезирует в себе два других словосочетания – «детская беспризорность» и «детская безнадзорность» [9, c. 8].

Однако вернемся к понятиям «беспризорный» и «безнадзорный» применительно к отечественному правовому полю.

Разграничивая анализируемые термины, необходимо учесть, что безнадзорность традиционно определяется рамками педагогической науки. С точки зрения педагогики, надзор за лицами, не достигшими совершеннолетия, нельзя сводить к элементарному контролю за его времяпрепровождением и поведением в быту. Наука о воспитании и обучении подростка настаивает на необходимости установления и поддержания духовной связи с ребенком, позволяющей даже на удалении сохранять контакт с ним со стороны родителей или иных законных представителей. При отсутствии подобного надзора велика вероятность возникновения различного рода неприятностей как морального, нравственного, так и правового характера.

Вместе с тем, идентифицируя беспризорность и безнадзорность, не следует забывать и об их прочной связи. Очевидно, что безнадзорность выступает питательной средой для беспризорности. Не случайно российский и советский учёный-юрист, криминолог, доктор юридических наук П.И. Люблинский, изучая специфику беспризорности, ещё в начале прошлого века утверждал, что «она, как длительный недуг, проходит через несколько стадий, или фаз, своего развития. Начальную фазу этой «болезни» как раз и составляет безнадзорность, а окончательной, уже крайне запущенной, находящейся на грани необратимости становится беспризорность как таковая, определяющая положение самого несовершеннолетнего, его своеобразный социально-психологический статус, который он обретает по собственному желанию или в силу стечения каких-либо обстоятельств. Среди них главенствует безнадзорность, то есть отсутствие надзора (контроля) со стороны родителей либо заменяющих их лиц» [10, с. 95].

В отличие от беспризорного, безнадзорный подросток проживает в семье и сохраняет определенные связи с ней. У него присутствует эмоциональная связь с теми или иными членами семьи, однако связь эта чрезвычайно хрупка и легко может быть разрушена.

Несовершеннолетние, которые по сути предоставлены сами себе, как правило бросают учёбу, проводя большую часть своего свободного времени на улице. В их «досуге» преобладает бесцельное времяпрепровождение.

Зачастую безнадзорность выступает толчком к беспризорности, первой её ступенью, за которой неминуемо следует социальная дезадаптация, полная или частичная утрата способности приспосабливаться к условиям социальной среды.

Примечательно, что ни безнадзорность, ни беспризорность в их абсолютном значении нельзя именовать сугубо асоциальными явлениями, так как они обладают общественными корнями, а сами безнадзорные и беспризорные образуют группы лиц, не достигших совершеннолетия, со свойственными последним нормами, ценностями и правилами взаимоотношений.

Следовательно, поведение беспризорных и безнадзорных нельзя называть ненормативным лишь на основании их принадлежности к соответствующим социальным группам. Их среда характеризуется комплексом норм как легитимного, так и нелигитимного свойства, позволяющим им существовать в качестве особой социальной группы. Аналогичным образом некорректным является рассмотрение подростковой беспризорности только с позиции девиантного поведения.

Наиболее распространенной причиной беспризорности и безнадзорности выступает сиротство. Как таковое сиротство не регулируется нормативным образом, однако научная литература, нормы международного права, а также правовая доктрина позволяют выделить в сиротстве несколько категорий. В первую очередь, речь идет о социальном и биологическом сиротстве.

Биологическое сиротство представляет собой общественное явление, относящееся к жизни несовершеннолетнего, лишенного попечения родителей в связи с их смертью. Именно в отношении таких лиц, не достигших совершеннолетия, юридически верно употребление термина «дети-сироты». От общего числа лишенных родительской заботы детей биологические сироты составляют около 1/10 части.

Поскольку биологическое сиротство имеет гораздо более продолжительную историю существования на территории нашей страны, можно с уверенностью говорить о его истинных причинах, к которым относятся, в первую очередь, международные и внутренние военные конфликты – мировые и гражданская войны, революции и т.п.

Более сложным явлением является сиротство социальное, при котором дети и подростки остаются без попечения родителей при существовании последних. Как правило, речь идет о ситуациях, когда:

- родители отказались от своих детей после их рождения;

- родители лишены родительских прав по решению суда;

- родители признаны безвестно отсутствующими или недееспособными;

- родители без уважительных причин в течение длительного времени не участвуют в воспитании детей.

Также к числу социальных сирот следует отнести так называемых скрытых, «домашних» сирот. Речь идет о случаях формального наличия у детей и подростков опеки со стороны родителей, когда на поверку несовершеннолетние не получают в должной мере родительской заботы в следствие равнодушия последних и отсутствия у них подлинного интереса к жизни своих детей. Всё это также выступает серьезной причиной асоциального поведения, семейных конфликтов и, наконец, беспризорности и безнадзорности.

В отличие от биологического сиротства, сиротство социальное – явление гораздо более масштабное, охватывающее не менее восьмидесяти пяти процентов всех детей и подростков, которые лишены семейной заботы. Возникновение указанной проблемы связано с общим снижением нравственности в обществе, разрушением его моральных устоев, повсеместным распространением наркомании и алкоголизма, недостаточной государственной поддержки семьи и детства и т.д. Перечисленные факторы ставят социальное сиротство на первое место в ряду проблем, с которыми государство обязано бороться в приоритетном порядке.

Глобальные масштабы социальное сиротство приобрело в период исторического распада классического института семьи и общинности. Совместный уклад жизни представителей различных поколений, забота о младших детях со стороны старших, общинный характер хозяйства – всё это в совокупности препятствовало вероятности оставления детей без присмотра в результате смерти их родителей.

Анализ современных процессов трансформации семейного уклада позволяют ученым и исследователям сделать вывод о наличии двух основных причин социального сиротства в России:

- всеобщее ослабление института семьи в мире;

- кризисные процессы, происходящие на отечественном семейном поле [11, с. 31].

Первая причина охватывает все страны западной демократии, а её проявления можно увидеть в:

- увеличении среднего возраста лиц, регистрирующих брак и создающих самостоятельную семью;

- росте количества разводов;

- увеличении числа браков, не оформляемых в установленном законом порядке;

- старении населения и снижении рождаемости;

- росте количества детей, рождённых вне брака;

- пропаганде однополых браков и т.п.

Вторая озвученная причина характерна именно для Российской Федерации и некоторых стран – бывших республик в составе единого союзного государства. Сюда, в первую очередь, следует отнести:

- сложное финансовое положение семей с детьми (особенно многодетных);

- семейная жестокость;

- высокий процент наркоманов и алкоголиков среди родителей;

- невнятная семейная политика со стороны государственных органов;

- педагогическая и социальная неспособность молодых родителей к воспитанию своих детей;

- финансовые проблемы в семье, вынуждающие родителей трудиться на нескольких работах, создавая тем самым препятствия на пути эффективного воспитания своих детей, и т.д.

Подобная ситуация, сопряженная с некоторыми иными обстоятельствами, вызывает у родителей различные социальные девиации. Это может проявляться в равнодушии к судьбе свои детей, асоциальном поведении, пристрастии к вредным привычкам, уклонении от воспитания ребенка и т.д. По статистике именно такие родители в большинстве случаев лишаются родительских прав, тем самым превращая своих детей в социальных сирот.

Не менее опасным явлением, которое связано с судьбой оставшихся без родительского попечения детей, выступает так называемое вторичное или повторное сиротство. Под вторичным сиротством понимают отказ приемных родителей от детей, которые ранее были ими усыновлены либо взяты под опеку или попечительство. Подобный отказ приводит к психической и нравственной деградации подростка, повторно брошенного уже новыми родителями.

Причиной повторного сиротства становятся:

- противоречия, возникающие между интересами приемных родителей и детей;

- неготовность новых родителей к воспитанию ребенка в психолого-педагогическом плане;

- отсутствие взаимной симпатии и невербальных контактов;

- появление тех или иных болезней (в первую очередь – генетических), которые ранее у ребенка отсутствовали;

- наличие корыстных либо иной личной заинтересованности для установления опеки или усыновления и т.п.

Основной причиной указанного явления выступает недостаточная профилактика повторного сиротства со стороны государственных органов. Очевидно, что для ликвидации этой проблемы необходимо повысить эффективность деятельности государственных институтов сопровождения и контроля приемных семей.

Учитывая глубину проблемы сиротства в нашей стране государственная социальная политика должна быть направлена не только на защиту прав сирот и их семейное устройство, но и на недопущение случаев оставления детей без опеки родителей. Самым действенным инструментом в этом смысле следует признать профилактику социального сиротства органами опеки и попечительства, включающую в себя педагогическую, психологическую, правовую, социальную, образовательную и медицинскую помощь семьям, как имеющим, так и не имеющим факторов риска неблагополучия.

Нельзя не согласиться с Н.В. Крамчаниновой, настаивающей на том, что «для эффективной борьбы с распространением социального сиротства необходимы не только интенсивные меры в рамках социальной политики, но и работа по укреплению гражданского общества и социальной солидарности, восстановлению авторитета традиционных конфессий и подъему культуры» [12, с. 87].

Таким образом, мы приходим к выводу, что понятия безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних, несмотря на нормативное закрепление, требуют не только пересмотра подходов к их изучению и идентификации. Необходимо существенное преобразование представлений о модели подросткового поведения, что, безусловно, сопряжено и с изменившимися в последнее время базовыми научными подходами в педагогической психологии и социальной педагогике. Впрочем, это уже совсем другая история.

Библиография
1.
Богданов А.В., Егоров С.А., Хазов Е.Н. Роль правового воспитания несовершеннолетних и его влияние на профилактику подростковой преступности // Социально-гуманитарное обозрение. 2017. №1. С. 22-25.
2.
Федеральный закон от 24.06.1999 №120-ФЗ (ред. от 26.07.2019) «Об основах системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних» / [Электронный ресурс] – Режим доступа.-URL: http://www.base.consultant.ru (дата обращения: 16.05.2020).
3.
Заседание Коллегии МВД России. Официальное интернет-представительство президента России / [Электронный ресурс] – Режим доступа.-URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/62860 (дата обращения: 16.05.2020).
4.
Федеральный закон от 02.12.2019 №380-ФЗ «О федеральном бюджете на 2020 год и на плановый период 2021 и 2022 годов» / [Электронный ресурс] – Режим доступа.-URL: http://www.base.consultant.ru (дата обращения: 16.05.2020).
5.
Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 26.12.2017 №56 «О применении судами законодательства при рассмотрении дел, связанных со взысканием алиментов» / [Электронный ресурс] – Режим доступа.-URL: http://www.base.consultant.ru (дата обращения: 16.05.2020).
6.
Пичугин В.Г. Детская беспризорность и безнадзорность: соотношение понятий // Вестник РГГУ. Серия: Психология. Педагогика. Образование. 2009. №7. С. 238-241.
7.
Озеров В.А. Детская беспризорность и безнадзорность как один из факторов угрозы национальной безопасности России // Право и образование. 2002. № 1. С. 5-12.
8.
Демидова Е.В. Беспризорность и безнадзорность в Российской Федерации // Ученые записки Орловского государственного университета. 2013. №5(55). С. 171-173.
9.
Гайфуллин Д.К. Безнадзорность и беспризорность несовершеннолетних в российском обществе: процессы социальной изоляции и социальной реабилитации (региональный аспект): автореферат диссертации кандидата социологических наук. Казань. 2010.-27 с.
10.
Люблинский П.И. Борьба с преступностью в детском и юношеском возрасте (Социально-правовые очерки). М., 1959.-301 с.
11.
Сарбалаев А.М. Ретроспективный анализ социального сиротства в России: сущностные характеристики // Человеческий капитал. 2020. №1(133). С. 26-33.
12.
Крамчанинова М.В. Современная государственная политика в вопросах социального сиротства в России // Историческая и социально-образовательная мысль. 2020. №12-1. С. 82-89.
References (transliterated)
1.
Bogdanov A.V., Egorov S.A., Khazov E.N. Rol' pravovogo vospitaniya nesovershennoletnikh i ego vliyanie na profilaktiku podrostkovoi prestupnosti // Sotsial'no-gumanitarnoe obozrenie. 2017. №1. S. 22-25.
2.
Federal'nyi zakon ot 24.06.1999 №120-FZ (red. ot 26.07.2019) «Ob osnovakh sistemy profilaktiki beznadzornosti i pravonarushenii nesovershennoletnikh» / [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa.-URL: http://www.base.consultant.ru (data obrashcheniya: 16.05.2020).
3.
Zasedanie Kollegii MVD Rossii. Ofitsial'noe internet-predstavitel'stvo prezidenta Rossii / [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa.-URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/62860 (data obrashcheniya: 16.05.2020).
4.
Federal'nyi zakon ot 02.12.2019 №380-FZ «O federal'nom byudzhete na 2020 god i na planovyi period 2021 i 2022 godov» / [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa.-URL: http://www.base.consultant.ru (data obrashcheniya: 16.05.2020).
5.
Postanovlenie Plenuma Verkhovnogo Suda RF ot 26.12.2017 №56 «O primenenii sudami zakonodatel'stva pri rassmotrenii del, svyazannykh so vzyskaniem alimentov» / [Elektronnyi resurs] – Rezhim dostupa.-URL: http://www.base.consultant.ru (data obrashcheniya: 16.05.2020).
6.
Pichugin V.G. Detskaya besprizornost' i beznadzornost': sootnoshenie ponyatii // Vestnik RGGU. Seriya: Psikhologiya. Pedagogika. Obrazovanie. 2009. №7. S. 238-241.
7.
Ozerov V.A. Detskaya besprizornost' i beznadzornost' kak odin iz faktorov ugrozy natsional'noi bezopasnosti Rossii // Pravo i obrazovanie. 2002. № 1. S. 5-12.
8.
Demidova E.V. Besprizornost' i beznadzornost' v Rossiiskoi Federatsii // Uchenye zapiski Orlovskogo gosudarstvennogo universiteta. 2013. №5(55). S. 171-173.
9.
Gaifullin D.K. Beznadzornost' i besprizornost' nesovershennoletnikh v rossiiskom obshchestve: protsessy sotsial'noi izolyatsii i sotsial'noi reabilitatsii (regional'nyi aspekt): avtoreferat dissertatsii kandidata sotsiologicheskikh nauk. Kazan'. 2010.-27 s.
10.
Lyublinskii P.I. Bor'ba s prestupnost'yu v detskom i yunosheskom vozraste (Sotsial'no-pravovye ocherki). M., 1959.-301 s.
11.
Sarbalaev A.M. Retrospektivnyi analiz sotsial'nogo sirotstva v Rossii: sushchnostnye kharakteristiki // Chelovecheskii kapital. 2020. №1(133). S. 26-33.
12.
Kramchaninova M.V. Sovremennaya gosudarstvennaya politika v voprosakh sotsial'nogo sirotstva v Rossii // Istoricheskaya i sotsial'no-obrazovatel'naya mysl'. 2020. №12-1. S. 82-89.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

РЕЦЕНЗИЯ на статью
Беспризорность и безнадзорность: о природе феноменов и соотношении юридических понятий

Название соответствует содержанию материалов статьи.
В названии статьи ясно просматривается научная проблема, на решение которой направлено исследование автора.
Рецензируемая статья представляет научный интерес. Автор разъяснил выбор темы исследования и обосновал её актуальность.
В статье не сформулирована цель исследования, не указаны объект и предмет исследования, методы, использованные автором. На взгляд рецензента, основные элементы «программы» исследования автором не вполне продуманы, что отразилось на его результатах.
Автор не представил результатов анализа историографии проблемы и не сформулировал новизну предпринятого исследования, что является существенным недостатком статьи.
Апелляция к оппонентам в статье отсутствует.
Автор избирательно опирался на источники и актуальные научные труды по теме исследования. В статье наблюдается дефицит ссылок на актуальную научную литературу.
Автор не разъяснил выбор и не охарактеризовал круг источников, привлеченных им для раскрытия темы.
Автор не разъяснил и не обосновал выбор географических рамок исследования.
На взгляд рецензента, автор грамотно использовал источники, выдержал научный стиль изложения, грамотно использовал методы научного познания, соблюдал принципы логичности, систематичности и последовательности изложения материала.
В качестве вступления автор указал на причину выбора темы исследования, обозначил её актуальность, заключив, что в современном «российском обществе отмечается высокий уровень социальной напряженности» и что «данная ситуация спровоцировала усиление негативных тенденций в среде молодежи».
В основной части статьи автор сообщил читателю о «профилактике безнадзорности и правонарушений лиц, не достигших совершеннолетия», предусмотренной федеральным законом от 24.06.1999 № 120-ФЗ и затем пространно перечислил принципы, являющиеся основой государственной политики детей и подростков. Вместо обобщения данного сюжета, формулирования частного вывода, последовательного перехода к следующему сюжету автор процитировал В.В. Путина о необходимости «наращивать активность» в данной сфере.
Далее автор констатировал, что «безнадзорность и беспризорность является крайне негативным социальным явлением, обладающим огромным криминогенным потенциалом» и «выступают объектами исследования различных областей науки» и перешёл к анализу определений понятий «беспризорность» и безнадзорность», указал на то, что данные понятия «нередко стали использоваться как синонимичные», неожиданно обратился к «официальным документам начального этапа советской власти» и вновь стремительно «вышел» к 1999 году, прокомментировал понятия, закрепленные в Федеральном законе от 24.06.1999 г. № 120-ФЗ, заключив, что «следуя букве закона, беспризорный представляет собой того же безнадзорного» т.д.
Затем автор неожиданно и абстрактно сообщил, что «в зарубежных странах применительно к безнадзорным и беспризорным нередко используется словосочетание «уличные дети» и что «международные организации, работающие в сфере помощи несовершеннолетним, дают различные определения словосочетания «уличные дети».
Далее автор разъяснил читателю «прочную связь» между беспризорностью и безнадзорностью, почему «безнадзорность выступает толчком к беспризорности», затем – почему «поведение беспризорных и безнадзорных нельзя называть ненормативным».
Следующий сюжет автор посвятил сиротству как причине беспризорности и безнадзорности, кратко описал сущность биологического сиротства и источники происхождения сиротства социального, объяснив, почему «сиротство социальное – явление гораздо более масштабное». Автор перечислил причины социального сиротства в России, не оформив никаких ссылок на источники или научную литературу. Автор уделил специальное внимание причинам появления вторичного сиротства, под которым «понимают отказ приемных родителей от детей, которые ранее были ими усыновлены либо взяты под опеку или попечительство», однако сделал это вновь абстрактно. В завершение основной части статьи автор заявил, что «самым действенным инструментом… следует признать профилактику социального сиротства органами опеки и попечительства, включающую в себя педагогическую, психологическую, правовую, социальную, образовательную и медицинскую помощь семьям, как имеющим, так и не имеющим факторов риска неблагополучия».
Выводы автора носят обобщающий характер, сформулированы ясно.
Выводы не позволяют оценить научные достижения автора в рамках проведенного им исследования. Выводы не отражают результатов исследования, проведённого автором, в полном объёме.
В заключительном абзаце статьи автор сообщил, что «понятия безнадзорности и беспризорности несовершеннолетних… требуют… пересмотра подходов к их изучению и идентификации» и что «необходимо существенное преобразование представлений о модели подросткового поведения».
Выводы, на взгляд рецензента, не проясняют цель исследования.
На взгляд рецензента, потенциальная цель исследования достигнута автором отчасти.
Публикация может вызвать интерес у аудитории журнала. Статья требует доработки в части формулирования ключевых элементов программы исследования и соответствующих им выводов.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"