Статья 'Правовое регулирование производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций в странах БРИКС на примере ЮАР (некоторые аспекты защиты интеллектуальных прав)' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Правовое регулирование производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций в странах БРИКС на примере ЮАР (некоторые аспекты защиты интеллектуальных прав)

Беликова Ксения Михайловна

доктор юридических наук

профессор кафедры гражданского права и процесса и международного частного права, Юридический институт, ФГАОУ ВО "Российский университет дружбы народов" (РУДН), профессор

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, оф. 359

Belikova Ksenia Michailovna

Doctor of Law

Professor, the department of Civil Law and Procedure and International Private Law, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, g. Moscow, ul. Miklukho-Maklaya, 6, of. 359

BelikovaKsenia@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.5.29541

Дата направления статьи в редакцию:

16-04-2019


Дата публикации:

29-05-2019


Аннотация.

В статье исследуется вопрос правового регулирования производства, распространения и внедрения научной (в том числе технической) информации в контексте защиты прав интеллектуальных прав в одной из стран БРИКС – ЮАР. Анализируется ряд законов в этой сфере (Закон № 51 2008 г. «О праве интеллектуальной собственности на финансируемые государством исследования и разработки» (в ред. 2014 г.), Закон № 98 1978 г. «Об авторском праве» (в ред. 2008 г.)), акты и документы стратегического характера (напр., Национальный план развития ЮАР до 2030 г.) и др.), дается основная мысль одного из ключевых прецедентов в сфере развития научной (патентной) информации в ЮАР. Очерчивается институциональная структура, нацеленная на развитие науки, аккумулирование, распространение и охрану научной информации и развитие инноваций, дается функционал ряда элементов обозначенной структуры. При исследовании использовались такие методы научного познания, как: общенаучный диалектический, исторический, сравнительно-правового анализа. Автор исходит из субъективно-объективной заданности процессов и явлений. Новизна исследования состоит в комплексном исследовании с позиции права интеллектуальной собственности подходов ЮАР к правовому регулированию вопросов производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций. Делается вывод о том, что развитие науки, техники и стремление к построению государства инновационного типа в ЮАР не прекратилось. Однако ЮАР сталкивается с угрозами (напр., сокращение (миграция) человеческого капитала, недостаточное финансирование науки, оптимизация ВУЗов и др.), которые могут влиять на успех проводимой в рассматриваемой сфере политики.

Ключевые слова: ЮАР, БРИКС, научная информация, производство, интеллектуальные права, внедрение, инновационное государство, государственное финансирование, защита, наука

Статья подготовлена в ходе работы по гранту РФФИ 2018 г. на тему «Научная информация в орбите содержания, форм и проблем охраны прав на результаты интеллектуальной деятельности (сравнение на примере стран БРИКС)» (проект 18-29-15030 мк, грантополучатель и научн. рук. – д.ю.н., проф. Беликова К.М.) (РУДН, www.rudn.ru).

Abstract.

The article observes the issue of legal regulation of the production, spread, and implementation of scientific information (including the technical one) in the context of the protection of intellectual rights in one of the BRICS countries - the RSA. The article analyzes a number of laws in this sphere (the Law no 51 of 2008 On the Right of Intellectual Ownership of Researches and Inventions Financed by the Government (rev. 2014), Law no 98 1978 On the Author's Right (rev. 2008)), acts and documents of a strategic character (for example, the SA National Development Plan till 2030) and others). The study presents the main idea of one of the key precedents in the sphere of scientific (patent) information development in the RSA. The author forms the institutional structure aimed at science development, accumulation, as well as the spread and protection of scientific information and innovation development. Also, she gives the functionality of a number of elements of such a structure. In the course of the research, the author has implied such methods of scientific knowledge as general scientific, dialectical, and historical methods, as well as a method of rather-legal analysis. The author relies on the subjective-objective orientation of the processes and phenomena. The novelty of the study is due to the complex research of the RSA approaches to legal regulation of the issues of production, spread, and implementation of scientific information and innovation from the perspective of the right of intellectual ownership. The article concludes that the development of science and technology and the aiming at building a state of innovative type in the RSA continues. However, the RSA faces the frets (for example, the reduction (migration) of human capital, lacking financing of science, optimization of Higher Education, etc.) which can affect the success of the conducted politics in this sphere. 

Keywords:

production, intellectual rights, implementation, innovative state, state financing, protection, sience, scientific information, BRICS, SA

В свое время К.Маркс предсказывал превращение наук непосредственно в производительные силы за счет того, что естественные науки смогут осуществлять исследования и эксперименты с помощью материальных средств, созданных капиталистическим производством. Именно наличие этих средств будет способствовать превращению общественного знания (knowledge) в непосредственную производительную силу. Одновременно с этим достигнутый уровень развития производства будет нуждаться в сознательном применении науки для решения производственных задач за счет использования знаний естественных наук (механика, химия, физика и др.). Можно будет поэтому говорить о том, что в результате производственный процесс все больше и больше будет превращаться в технологическое применение науки, а труд непосредственно человека будет иметь тенденцию становиться необходимым, но второстепенным производственным актом [1. С. 203-204, 215, 263 и др.]. Так и происходит в настоящее время, когда знания, научные знания и информация приобретают все большее и большее значение, когда общество зависит от информации. По сути, информация является таким же ресурсом, как и другие (нефть, руды, урожай). Как и в случае с другими ресурсами, ее ценность можно повысить за счет переработки, но в отличие от других ресурсов, имеющих ограниченное предложение и быстрое исчерпание при использовании, имеющаяся информация со временем в объеме увеличивается (обычно, в геометрической прогрессии) и ее запасы нуждаются в наличии все более эффективных средств обработки [2. P. 1], сейчас – посредством информационных, компьютерных технологий.

Поэтому исследование вопроса правовой квалификации информации в качестве научной своевременно и необходимо. В качестве объекта исследования выбрано право одной из стран БРИКС – ЮАР, поскольку эта страна имела и имеет значительные достижения в сфере науки и техники (напр., первая операция по пересадке сердца от человека человеку в 1967 г., создание к 2004 г. национальной свободной операционной системы Ubuntu, которая стала самым популярным дистрибутивом ОС на основе ядра Linux и др.). ЮАР обладает и особенностью правовой системы, которая характеризуется: действием смешанного (гибридного) правопорядка, сочетающего в себе черты романо-германского, англо-саксонского и обычного права [3. С. 58-60; 4. С. 940], отсутствием кодексов при наличии законодательства и прецедентного права в качестве главных источников современного права ЮАР.

По этой причине в ЮАР нет понятия «информация» или «научная информация» на уровне кодекса, и научно-техническая сфера регулируется специальными законами и актами типа стратегий, долгосрочных планов развития и т.д. [5. С. 140-154], в числе которых можно назвать следующие.

В 1992 г. были разработаны и приняты к исполнению «Миссия» (“Mission on Science and Technology Policy for Democratic South Africa”) [6] и «Инициатива» (“Science and Technology Initiative”) [7] в сфере науки и технологической политики ЮАР, сформулировавшие приоритетными следующие шесть направлений деятельности в этой сфере: распространение информации (научной, технологической); прозрачность принятия решений; будущность науки и техники; учреждение научных центров; развитие человеческого научного и управленческого капиталов.

В период с 1996 г. по 1999 г. в ЮАР осуществлялась Стратегия экономического роста, занятости, перераспределения прибавочного продукта (“Growth, Employment, Redistribution Strategy”) [8], нацеленная на обеспечение стабильности макроэкономики. В ее рамках была принята «Белая книга в сфере науки и технологии» (“White paper on Science and Technology”), основной идеей которой являлось признание знаний важным компонентом развития экономики, а обязательное наличие креативного и эффективного управления инновациями и максимальная занятость населения признавались основой обеспечения конкурентоспособности экономики. Достижение этих целей привело к переустройству научных и технологических ресурсов ЮАР.

Таким образом в стране была создана «Национальная система инноваций» (“National System of Innovation”, NSI) в виде сети учреждений (публичных и частных), действия которых направлены на распространение (путем создания, импорта, изменений) новых технологий. Для решения задач и достижения целей, поставленных перед NSI, были учреждены прикладные научно-технологические центры (прогностический (Research and Technology Foresight) и национального аудита (National Science and Technology Audit)), стали выполняться институциональные обзоры (Science, Engineering and Technology Institutional Reviews).

В 2000 г. стране была предложена «Стратегия микроэкономической реформы» (“Microeconomic Reform Strategy”) со средне- и долгосрочным видением развития ЮАР, в пределах которой выработана концепция «Национальной системы инноваций», состоящей из занятого в науке и технике и осуществляющего взаимодействие триумвирата в виде предприятий (частных и государственных, крупных и малых), университетов и государственных органов. Это взаимодействие может осуществляться не только в научно-техническом, но и в торговом, правовом, финансовом и социальном направлении, поскольку его целями провозглашены: развитие (создание, регулирование, защита) и финансирование исследовательских работ [9].

Государственная стратегия ЮАР в сфере научных исследований и разработок была сформулирована в 2002 г. [10] и целью своей провозглашала переход страны от сырьевой экономики к технологической, основанной на знаниях. Этот документ признал необходимость отказа ЮАР от импортных инновационных продуктов для повышения независимости экономики страны и уровня жизни ее граждан. Так, в Стратегии отмечается, что инновации – это не то же самое, что исследования и разработки (R&D, НИОКР). Инновации – это ключ к процессу, посредством которого создаются товары и услуги и который генерирует рабочие места и благосостояние. Для реализации этого процесса было признано необходимым активно привлекать инвестиции в науку ЮАР, более эффективно управлять наукой и технологиями, обеспечить технологические изменения в экономике и обществе. Приоритетными были объявлены био-, нано- и информационные технологии. Коэффициент технологической зависимости страны предложено было понизить за счет создания (расширения существующих) структур, нацеленных на реализацию положений Стратегии 2002 г. (Национального консультационного совета по инновациям (NACI), Совета по научным и промышленным исследованиям (CSIR), Международной ассоциации научных парков (IASP), Центра научных и инновационных показателей (CeSTII), научно-исследовательских университетских центров).

Проблему консолидированного финансирования предложено было решать, создавая необходимые условия для развития инновационного сектора экономики и с помощью Фонда технологических инноваций (Foundation for Technological Innovation).

Приоритетными в инновационной политике были признаны «Образование» и «Наука» при сохранении грантовой системы ее поддержки. Это привело к отбору учреждений из числа научно-исследовательских, увеличению числа иных предприятий в качестве субъектов инновационной деятельности и такой реструктуризации ВУЗов, что в 2006 г. в стране осталось 26 ВУЗов.

Данный подход изменил соотношение финансирования науки от госсектора к частным фирмам. Так, если в 2004-2005 гг., значительную часть (42%) как фундаментальных, так и прикладных научных исследований осуществлял государственный сектор (при этом 21 % из них приходился на долю высших учебных заведений)[11. С. 86-92], то в 2008 г. основное финансирование НИОКР производится национальным бизнесом (51,3 %) при финансировании от государства в размере 33,9 % [12].

Очередной план развития науки в качестве основы экономики на 2008-2018 гг. (Innovation towards a knowledge-based economy - Ten-Year Plan for South Africa (2008-2018)) [13] был направлен на реализацию инновационного развития путем внедрения научных достижений в все сферы экономики страны для обеспечения общего благополучия. Он рассматривал перспективу развития страны с помощью инноваций в направлении «от фермера к фармации» (from farmer to pharma), в прямом и переносном смыслах говоря о том, что за счет своих природных ресурсов и расширения базы знаний ЮАР способна войти в десятку мировых лидеров по биотехнологиям и фармацевтике [14. С. 28-33].

Сформулированные в рамках Стратегии 2002 г. миссии и платформы были расширены для того, чтобы ответить на вызовы в космической науке и технологии, энергетической безопасности, социальном развитии человека, глобальных изменениях, включая биоэкономику. Ответственность за решение этих задач была распределена между многими государственными ведомствами. На основе обозначенных вызовов в Плане были поставлены задачи: 1) стать лидером среди стран, не так давно вступивших на рыночный путь развития экономики, но уже принимающих активное участие в фармацевтическом производстве на мировом уровне; 2) обеспечить научными знаниями все сферы безопасности, задействованные в государственном управлении, государственном и частном секторах; 3) повысить до 25% национальную долю в мировых рынках водорода и топливных элементов, полученных на основе новых катализаторов платиновой группы; 4) стать мировым лидером в области климатологии и эффективно отвечать на многочисленные вызовы, связанные с глобальными изменениями климата [15. P. 3]. Для реализации этого Плана предполагалось: увеличить вложение научно-технической составляющей в рост экономики с 10 до 30 %, а долю отраслей, отличающихся научной емкостью и передовыми технологиями и экспортирующих свою продукцию, с 30 до 55 %, увеличив за счет этого вдвое национальный доход и процент компаний, пользующихся инновационными технологиями. Количество подаваемых патентов планировалось к росту со 100 до 250; ассигнования на НИОКР должны были превысить 1 % ВВП (свыше 2 млрд. долл.), а к 2018 г. составить 2 % ВВП. Поддержку от министерства науки и технологий по-прежнему планировалось предоставлять четырем национальным научным советам и главным государственным и частным компаниям ЮАР [16].

В российской периодике имеется анализ одного из ведущих специалистов по вопросам развития науки и техники в ЮАР с позиции как перспектив [17. С. 67-82], так и итогов действия этого Плана. Его оценка работы в рамках этого Плана на 2011 г. в общем cводится к тому, что, если в 2008 г. он писал, что «несмотря на все проблемы и трудности, ЮАР уже вступила на путь инновационного развития», «Сегодня (в 2011 – авт .) приходится с грустью констатировать, что Южная Африка, оставаясь пока научным и технологическим лидером континента, все более переходит в состояние слаборазвитой страны, что ранее казалось опасной тенденцией, сегодня стало мейнстримом инволюции страны. Виной тому неэффективно управляемая страна, теряющая свой научный и человеческий потенциал, где экономически активное белое население, еще составляющее ядро современного научно-технологического уклада страны, все больше выталкивается из всех профессиональных сфер, да и само все более ориентировано на выезд, где на лицо массовая эмиграция квалифицированных кадров, уже не только белых, где происходит свертывание крупнейших инновационных программ (напр., по производству модульных ядерных реакторов четвертого поколения и др.) [18. С. 93-103]. Так ли это попробуем разобраться дальше.

Кроме указанных, в ЮАР были приняты две специфические стратегии: 1) Национальная стратегия в сфере нанотехнологий 2006-2014 г. [19] и Научно обоснованная био-экономическая стратегия – Партнерство ради зеленой экономики 2013 г. [20] В рамках первой развивался Флагманский проект нанотехнологий (Nanotechnology Flagship Project), нацеленный на ускорение конвейерного создания передового опыта в области НИОКР путем привлечения и удержания молодых ученых и специалистов высокого уровня [15. P. 3]. Эти акты говорят о науке, но не определяют понятия «научная информация».

Остановимся на Законе № 51 от 22 декабря 2008 г. «О праве интеллектуальной собственности на финансируемые государством исследования и разработки» (в ред. 2014 г., Закон 2008 г.) [21], нацеленном на обеспечение частного сектора возможностями использовать результаты научных исследований, профинансированных государством, путем регламентации прав на объекты интеллектуальной собственности, полученные в ходе таких работ.

Согласно этому закону, получатели госфинансирования в ЮАР вправе самостоятельно патентовать свои изобретения, но на разработчика (получателя бюджетных средств) возлагается ряд дополнительных ограничений и обязанностей в связи с использованием результата интеллектуальной деятельности (далее – РИД) – изобретения, чем обеспечивается баланс интересов последнего и государства. Так, если правообладатель (получатель бюджетных средств) практически не использует изобретение, хотя для государства оно является социально значимым, то государство имеет право выдачи принудительной лицензии на его использование. Закон оперирует понятиями «коммерциализация», «интеллектуальная собственность», «создатель интеллектуальной собственности», «финансируемые государством исследования и разработки». «Финансируемые государством исследования и разработки » – это исследования и разработки, осуществляемые с использованием любых средств, выделенных финансирующим учреждением, кроме средств, предоставленных для цели стажировки, или стипендий (ст. 1 Закона 2008 г.). Под термином «интеллектуальная собственность» Закон понимает любые соглашения (лицензирование, уступка прав), возникающие относительно использования РИД (в виде интеллектуальной собственности), полученных на основании финансирования государством проведенных работ. Создатель интеллектуальной собственности - это лицо, вовлеченное в концептуализацию интеллектуальной собственности согласно условиям настоящего закона и определяемый в качестве такового для цели получения защиты в рамках закона, включая защиту его интеллектуальных прав. Коммерциализация в рамках этого закона предполагает применение любого интеллектуального продукта, разработанного на основе государственного финансирования исследований, для получения государством прибыли или в общественно полезных целях (ст. 1 Закона 2008 г.). Понятия «информация» или «научная информация» этот закон не определяет.

Другие действующие законы определяют правовой статус различных органов, учреждений и структур, созданных в целях научно-технического и инновационного развития, а также перечень научных профессий, например:

- Закон о Национальном исследовательском фонде № 23 от 1998 г. (The National Research Foundation (NRF) Act (Act No 23 of 1998))( URL: https://www.nrf.ac.za/ (дата обращения: 07.04.2019)) учредил НИФ как независимое правительственное агентство, предназначенное для финансирования (в виде поощрения и поддержки) научных исследований и повышения научного уровня человеческих ресурсов путем организации необходимых условий в научно-исследовательских учреждениях. Целями всех этих мероприятий является созидание знаний и инноваций и улучшение тем самым уровня жизни всех граждан ЮАР;

- Закон об Академии наук Южной Африки (ASSAf) № 67 от 2001 г. (The Academy of Science of South Africa (ASSAf) Act, 2001 (Act 67 of 2001 в ред. 2011 г.) (URL: https://www.assaf.org.za/index.php/about-assaf (дата обращения: 07.04.2019)), учредивший южноафриканскую Академию наук, деятельность которой осуществляется выдающимися учеными Южной Африки во всех областях научных исследований. В настоящее время Академия прекрасно себя зарекомендовала и является достойным представителем страны в международном сообществе;

- Закон о естественнонаучных профессиях № 27 от 2003 г. (The Natural Scientific Professions Act, 2003 (Act 27 of 2003)), учредил южноафриканский Совет по естественным наукам (South African Council for Natural Scientific Professions) и законодательно закрепил регистрацию профессиональных естествоиспытателей и естествоиспытателей, проходящих подготовку; технологов в сфере естественных наук и технологов, проходящих подготовку;

- Закон об Агентстве технологических инноваций № 26 от 2008 г. (The Technology Innovation Agency Act, 2008 (Act 26 of 2008)), нацелен на содействие повышению общественного интереса к открытиям, изобретениям, инновациям и нововведениям, для этой цели и создает указанное Агентство;

- Закон о Национальном космическом агентстве Южной Африки (SANSA) № 36 от 2008 г. (The South African National Space Agency (SANSA) Act, 2008 (Act 36 of 2008)), учредил SANSA для содействия развитию научных исследований в сфере космонавтики, развития сотрудничества в космической деятельности и создания условий, способствующих развитию промышленных космических технологий [15. P. 2] и др. Они также не содержат определения исследуемого понятия.

Поэтому имеющийся пробел приходится заполнять доктрине. Так, доктрина предлагает в числе источников научной информации считать:

· статьи;

· обзорные статьи;

· книги и монографии,

· главы книг и монографий;

· материалы конференций [22];

· защищенные диссертации (бакалаврские, магистерские и кандидатские) [23].

В связи со сказанным отдельно нужно остановиться на вопросе о так называемом «человеческом капитале», занятом в сфере науки и высоких технологий, о кадрах высшей квалификации, представленных лицами, пишущими выше названные диссертации (бакалаврские, магистерские, кандидатские). Проблемам, связанным с подготовкой южноафриканских научных кадров, посвящен обзор University World News 2010 г., в котором отмечен факт несоответствия реальных данных плановым показателям, заявленным Министерством науки и технологий и Национальным исследовательским фондом, как то: достижение к 2018 г. 6 тыс. защищаемых диссертаций (из них 3 тыс. на тему науки и техники) [24]. Однако, научные работники и преподаватели ВУЗов ЮАР (около 41 тыс.) состоят из бакалавров (с самым большим % африканцев) на 60 %, магистров - примерно на 33,6 %, кандидатов – на 6,4 % [24]. Отметим в этой связи, что по данным Всемирного экономического форума, Африка в целом производит лишь 1,1% мировых научных знаний. На континенте всего 79 ученых на миллион жителей по сравнению с такими странами, как Бразилия и Соединенные Штаты, где это соотношение составляет 656 и 4500 соответственно [25]. Такая ситуация – результат того, что все 26 университетов Южной Африки до 4-го курса бакалавриата преподают естественные науки (химию, физику, математику), получая средства на эту работу из Департамента высшего образования и профессиональной подготовки. В магистратуре и аспирантуре образовательное направление резко перестраивается на ведение научных исследований, которые более затратны, чем учебные программы. Такие исследования требуют оснащенных необходимыми приборами лабораторий, современного доступа к интернет-ресурсам и др. Довольно часто университеты подобными материальными и виртуальными ресурсами не располагают, и поэтому практически не ведут достойных научных исследований. К ним относится более половины из всех (26) университетов страны. Вследствие этого мировой рейтинг QS за 2016/17 названы только девять университетов ЮАР. К ним относятся, как правило, учреждения, финансово-обеспеченные в период апартеида, а их коллеги, обслуживавшие в основном чернокожих студентов (напр., основанный в 1982 г. и действующий Университет Венда (University of Venda) в Тхохояндоу, провинция Лимпопо, ЮАР) и сейчас имеют меньшую исследовательскую инфраструктуру и поэтому больше борются за привлечение ведущих исследователей. Это влияет на их производительность, когда дело доходит до реальных научных результатов [26]. (Автор, пишущий об этом - проф. Вернер ван Зил – сам получает финансирование от Национального исследовательского фонда и Программы поддержки высшего образования, проводимой компанией ESCOM). Как вариант решения этой ситуации предлагается, например, финансово (гранты, стипендии и пр.) поддерживать участие достойных студентов из всех социально-экономических слоев общества в ведущих научно-исследовательских институтах; активизировать деятельность, уже ведущуюся в научно-активных вузах, помня об истории научных открытий и инноваций Южной Африки [23. C. 35-49]; открывать больше педагогических институтов (teacher training colleges), готовящих преподавателей инженерных специальностей и математики, в которых отчаянно нуждается наука для развития технологий. Такие институты могли бы базироваться в учебных университетах, имеющих для этого инфраструктуру [26; 27. С. 86-92; 28. C. 95-105].

Вместе с тем, согласно данным обзора University World News на июнь 2018 г. согласно анализу сведений из международной базы данный Web of Science [22] по двум категориям научных работ – статьи и обзорные статьи – по трем видам показателей – публикационная активность, международное сотрудничество (работы в соавторстве) и цитируемость (импакт -фактор), вырисовывается следующая картина (Рис. 1-3).

Рис. 1. Публикационная активность южноафриканский авторов и их доля в мировом массиве публикаций в БД Web of Science (2000-2016 гг.)

Источник : Johann Mouton and Jaco Blanckenberg. Op. cit.

Рис. 2. Международное сотрудничество (работы в соавторстве) южноафриканских ученых

вБД Web of Science (2000-2016 гг.)

Источник : Johann Mouton and Jaco Blanckenberg. Op. cit.

Рис. 3. Цитируемость (импакт -фактор) южноафриканских ученых в БД WebofScience (2000-2016 гг.)

Источник : Johann Mouton and Jaco Blanckenberg. Op. cit.

При этом сами южноафриканские исследователи отмечают [26], что университеты страны скатываются вниз по глобальным рейтинговым таблицам. Ухудшение качества их работы (по показателям как образования, так и науки) свидетельствует о меньших инвестициях в научные исследования и аспирантуру, именно это, в значительной степени, и влияют на то, как рассчитываются рейтинги. Тяжелую форму такое положение дел приобрело в 2016 г., когда Национальное казначейство страны предупредило, что денег у него недостаточно, чтобы компенсировать дефицит, созданный замораживанием налоговых сборов 2016 года. Вследствие этого университеты готовились поднять плату за обучение, в ответ на что начались протестные выступления и недовольство студентов. Автор статьи могла наблюдать это в период пребывания в ЮАР в августе 2016 г., куда прибыла по приглашению проф. Х.Стридома (H.Strydom), Председателя Южноафриканского отделения Ассоциации международного права (SABILA) для участия в Специальной сессии 77-й Конференции Ассоциации международного права (77th ILA Conference) (7-11 августа 2016, Йоханесбург, ЮАР) на тему «The BRICS in International Law» (10.08.2016) и выступления с докладом “ILO compliance, application of conflict-of-laws provisions, dispute-settlement, etc.”, и по приглашению доцента Э.Манамелы (E.Manamela), соорганизатора международной научной конференции “Labour Relations Law Conference” (17-18 августа 2016 г.) (кафедра торгового права Университета Южной Африки, Претория, ЮАР) (Department of Mercantil Law, University of South Africa (UNISA)(, где выступила с докладом “On the possibility of a supranational collective bargaining of labour relations within the BRICS countries (the experience of China, India and South Africa)”.

Что касается защиты прав авторов указанных выше произведений, то Закон № 98 «Об авторском праве» от 20 июня 1978 г. ЮАР (в ред. 2008 г., изменения в силе с 2011 г., Закон 1978 г.) [28], для цели защиты оперирует понятием «творческая работа » (artistic work – п. iii) ст. 1 этого Закона). Под творческими работами понимаются: (a) картины, скульптуры, рисунки, гравюры и фотографии; (b) произведения архитектуры, быть то здания или модели зданий; а также (с) произведения художественного ремесла, которые не подпадают под положения пунктов а) или b). Научные работы (как, впрочем, и иные), которые не поименованы в этом перечне, безусловно, должны быть творческими, иначе это плагиат [29. C. 1-11].

Вместе с тем, Закон 1978 г. оперирует понятием «литературное произведение » (literary work), которое охватывает (несмотря на форму выражения и литературное качество): а) поэтические произведения, рассказы и романы; b) сценарии кинофильмов, сценические постановки, драматические произведения и радиовещательные постановки (радиоспектакли); c) учебники (textbooks), трактаты (treatises), хронологии (histories), биографии, эссе (essays) и статьи (articles); d) энциклопедии (encyclopaedias) и словари (dictionaries); e) письма, доклады (reports) и меморандумы (memoranda); f) лекции, обращения и проповеди; g) письменные таблицы и сборники (compilations).

Для наших целей поиска источников научной информации, названные выше виды информации на основе анализа положений Закона 1978 г. необходимо, по нашему мнению, дополнить такими источниками, как:

· учебники (textbooks);

· трактаты (treatises);

· хронологии (histories);

· эссе (essays);

· энциклопедии (encyclopaedias);

· словари (dictionaries);

· доклады (reports);

· письменные таблицы;

· сборники (compilations).

Названные объекты авторского права должны быть: выраженными в материальной форме и оригинальными.

Авторами литературных (literary) и творческих (artistic) работ признаются лица, впервые создавшие такую работу (п. (iv)(a) ст. 1 Закона 1978 г.). Однако, из этого правила есть исключения в таких случаях, когда:

· творческие (литературные) произведения выполнены автором во время работы в газетах или журналах, - в этом случае авторские права принадлежат издателю газеты (журнала);

· есть заказчик, который оплатил создание произведения;

· работа была создана в процессе трудовой деятельности, - в таком случае – это служебное произведение, и авторские права на него принадлежат работодателю.

Сроки защиты прав авторов, например, творческих произведений, составляют 50 лет после смерти автора, добавляемые к сроку его жизни.

В соответствии с законодательством ЮАР авторское право признается нарушенным при изготовлении контрафактной копии (infringing copy) в отношении литературного произведения. В случае импортируемого произведения (an imported article) контрафактная копия будет иметь место в случае, если первоначальное произведение было выполнено в ЮАР (п. (xxii (а) ст. 1 Закона 1978 г.). Использование объектов авторского права в ЮАР возможно в коммерческих или в личных целях, поэтому не составляет нарушения авторских прав использование для ознакомления ксерокопий текстов и их цитирования. А reproduction - воспроизведение - в отношении литературных произведений включает в себя воспроизведение в виде записи (record) или кинематографического фильма (п. xi ст. 1 того же Закона), запись, в свою очередь, подразумевает использование любого диска, ленты, перфорированного рулона или другого устройства, в котором или на котором звуки воплощены таким образом, чтобы они могли автоматически воспроизводиться из него или выполняться (п. xxxvii ст. 1 Закона 1978 г.).

Закон разрешает использование письменных работ (writing), в том числе лекций, учебных курсов в целях общественной или личной пользы в рамках следующих ограничений:

- получение разрешения автора на воспроизведение его работы целиком (не так давно в практике автора было общение с представителями Института правовых исследований БРИКС Восточно-Китайского университета политологии и права (Institute of BRICS Legal Studies of East China University of Political Science and Law), которые обращались за разрешением перевести на китайский язык и опубликовать статью автора (в соавт.) “Concept and Different Types of Restrictive Business Practices in the Legal Orders of BRICS Countries” в Ежегоднике «Юридические исследования БРИКС» (“BRICS Legal Studies”), издаваемом престижным китайским юридическим издательством) или ее значительной части (глава, параграф); при использовании текста небольшого объема (пара абзацев, предложений) неустановленного автора - разрешения не требуется;

- цитирование должно позволять идентифицировать автора текста и источник, откуда он взят [30. С. 161-169].

При этом само «записанное» произведение включает в себя как запись от руки, так и печать на принтере (printing), печатной машинке (typewriting) и любой сходный с указанными процесс (п. xlvii ст. 1 Закона 1978 г.).

Таким образом, любое несанкционированное использование объектов авторского права рассматривается как нарушение авторского права, и в соответствии с Законом 1978 г. лицо, признанное виновным, несет ответственность:

  • в случае первой судимости, в виде штрафа в размере пяти тысяч рандов или лишения свободы на срок, не превышающий три года;
  • в любом другом случае, в виде штрафа, не превышающего десять тысяч рандов или лишения свободы на срок не более пяти лет (ст. 27).

Что касается прецедентов, затрагивающих вопросы содержания, ценности и применимости научной информации, то показательным является дело Moore v. Regents of the University of California [31], на которое ссылаются в своих работах южноафриканские исследователи. Так, согласно его обстоятельствам, врач, лечивший в 1976 г. некоего мистера Мура от волосисто-клеточного лейкоза, взял образцы его крови, аспират костного мозга и других тканей и жидкостей его организма для исследования. Вскоре врач и его ассистент-исследователь поняли, что эти образцы имеют потенциальную коммерческую и научную ценность как материал для медицинских исследований, но не раскрыли эту информацию мистеру Муру. В 1979 г. Медицинский центр Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе (UCLA) создал и запатентовал из клеток мистера Мура линию особых клеток. Патент был выдан сотрудникам Калифорнийского университета из числа его Ученого совета (University of California Board of Regents), которые помогали названным выше врачу и его ассистенту в коммерческом развитии клеточной линии и продуктов из нее. Когда мистер Мур обнаружил, что его клетки использовались для получения патента, он подал в суд на членов Ученого совета, исследователей и врачей Медицинского центра Калифорнийского университета в Лос-Анджелесе и тех, что занимались его лечением.

Верховный суд Калифорнии постановил, что у Мура были основания для иска за нарушение обязанности его врача по раскрытию информации [32. P. 10], и, что физическое лицо имеет материальное (осязаемое) право собственности (tangible property right) на свои ткани. Однако, в части obiter dictum этого прецедента суд прямо заявил, что его решение оставляет нерешенным вопрос о том, должна ли передача человеческих тканей осуществляться на основе дарения или на основе рыночных отношений, и что будущие споры по этому вопросу належит решать на основе индивидуального казуистического подхода [33. P. 489].

Возвращаясь к ситуации с университетами, следует заметить, что научные исследования признаны решающими факторами роста и для отдельных университетов, и для экономики страны в целом. Поэтому Национальный план развития ЮАР до 2030 г. (National Development Plan 2030) [34] определяет науку и технику в качестве революционных методов производства и торговли и обозначает возможность вклада Южной Африки в мировой научно-технический прогресс за счет развития национальных новаторских способностей.

Безусловно это потребует значительных вложений в исследования и более эффективного использования имеющихся ресурсов. В связи с этим необходимо констатировать, что объем финансирования НИОКР в 2018 г. в размере 2 % от ВВП, установленный в Десятилетнем плане (2008–2018), не выполнен. В отличие от Южной Кореи с населением в 50 млн. чел., затрачивающей на науку, исследования и развитие техники 4,3 % своего ВВП, ЮАР с размером населения 52 млн. чел. тратит 0,73% своего ВВП [26].

Как мы знаем эти вложения принесли свои дивиденды: РК, например, считается мировым лидером в области науки и техники, хотя на сегодняшний день и ее возможности подвергаются вызовам [35].

При этом в числе развивавшихся в недавнее время и развиваемых проектов, которые, безусловно, основываются на научной информации, например, следующие:

· Проект Tshwane Khulelwe , в рамках которого в течение 2017/18 Департамент науки и технологий ЮАР (Department of Science and Technology, DST) поддерживал инициативу, направленную на сокращение материнской смертности. Основная цель проекта заключалась в оценке клинической значимости и пользы рутинного скрининга с помощью Umbiflow - портативного доплеровского устройства для исследования состояния пуповинной артерии, разработанного Южноафриканским Советом медицинских исследований (the South African Medical Research Council, SAMRC) и Советом по научным и промышленным исследованиям (Council for Scientific and Industrial Research, CSIR) не выбиравшегося специально населения в условиях малообеспеченного первичного медико-санитарного обслуживания. Устройство предназначено для помощи в обнаружении плодов, подверженных риску мертворождения, и является экономически эффективным по сравнению с другими такими устройствами. Всемирная организация здравоохранения выделила финансовые средства для расширения этого проекта на другие африканские страны;

· Проект по созданию хаба возобновляемой энергии , осуществлявшийся в 2017/18 компанией SolarTurtle, одной из компаний Центра возобновляемой энергии (Renewable Energy Center) в содружестве с программой Spoke , реализуемой на базе Стелленбосского университета (University of Stellenbosch), вдохновленные успехом программы «Технология для сельского образования и развития» в Кофимвабе (Coffimwab), в Восточном Кейпе (Eastern Cape), решили расширить свое присутствие в других сельских районах Южной Африки и южноафриканского региона. Так, в 2017 г. в партнерстве с компанией Nedbank команда SolarTurtle запустила свой 100 %-но возобновляемый энергетический “мобильный банк в грузовом контейнере” в деревне Мнкваса (Mncwasa) в удаленном местном муниципалитете Мбхаше (Mbhashe) в Восточном Кейпе. Суть проекта состояла в замене проводных сетей копаний Telkom и Eskom, которые повержены таким рискам, как кража кабеля и незапланированные простои, беспроводная ветвью. Этот проект также получил поддержку в виде госконтракта в Лесото для расширения прав и возможностей женщин-предпринимателей, имеющих доступ к чистым формам энергии;

· Проект по использованию металлического порошка титана , который имеет потенциально значительное экономическое воздействие для Южной Африки, поскольку титан находит медицинское применение, используется в космическом оборудовании и исследованиях для создания высокопроизводительных, облегченных частей, полезен в 3D-печати, которая все больше и больше рассматривается как альтернативный способ изготовления различных вещей;

· Проект по развитию технологии водородных топливных элементов (Hydrogen Fuel Cell Technology, HFCT) (интересно в этой связи, например, что уже упоминавшаяся в рамках настоящей работы Южная Корея, испытывающая дефицит нефтегазовых ресурсов и стремящаяся проводить борьбу с загрязнением воздуха, планирует начать компанию по внедрению автомобилей с водородным двигателем [36], на данный момент она располагает и определенным числом водородных заправочных станций [37]), является частью технологий, определенных в правительственном плане из девяти пунктов, который направлен на стимулирование экономики и создание столь необходимых рабочих мест. В 2017/18 году в рамках проекта в средней школе Поелано (Poelano) на северо-западе страны была установлена DST установил первую южноафриканскую систему топливных элементов на водороде (Hydrogen SA-developed fuel cell system), которая обеспечила надежное питание осветительного и компьютерного оборудования. Эта инициатива таким образом показала, как возобновляемые источники энергии могут удовлетворять потребности общин без доступа к основным сетям электроснабжения;

· Проект «Квадратный километр» (Square Kilometre Array, SKA) - международное предприятие по строительству самого большого и чувствительного радиотелескопического комплекса в мире, проводимое при поддержке 10 стран, участвующих в проекте - Австралии, Великобритании, Индии, Италии, Канады, Китая, Нидерландов, Новой Зеландии, Швеции и Южной Африки, и объединившее лучших ученых, инженеров и политиков мира, а также более 100 компаний и научно-исследовательских институтов из 20 стран. Телескоп MeerKAT, работы по строительству которого ведутся с 2016 г., может стать первым этапом возведения проектируемого телескопа Square Kilometre Array (URL: https://www.gov.za/about-sa/science-technology (дата обращения: 06.04.2019)).

Таким образом, изложенное позволяет заключить, что развитие науки, техники и стремление к построению государства инновационного типа в ЮАР не прекратилось. Какие последствия избранной политики возобладают, покажет время. Однако уже на сегодня можно констатировать, что угрозами, с которыми сталкивается и будет сталкиваться ЮАР, выступает сокращение (миграция) человеческого капитала, недостаточное финансирование науки, оптимизация ВУЗов и сходные с ними политические и социально-экономические шаги.

Библиография
1.
Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 46. Ч. II (Экономические рукописи 1857-1859 (Первоначальный вариант «Капитала»). Часть вторая). – С. 203-204, 215, 263 и др. URL: http://politazbuka.info/downloads/Knigi/marx_and_engels__sow_2nd_edition_ru.rar (дата обращения: 16.04.2019)
2.
National Research Council (1986) Microcomputers and Their Applications for Developing Countries. Westview Press, Boulder, Colorado. P. 1.
3.
Национальные особенности и перспективы унификации частного права стран БРИКС: учебник: в 2 т. – Т. 2 / под ред. д.ю.н., проф. К.М. Беликовой. – М.: РУДН, 2015. – С. 58-60 (582 с.).
4.
Правовые системы стран мира: Энциклопедический справочник / отв. ред. А.Я. Сухарев. – М.: НОРМА, 2003. – С. 940.
5.
Беликова К.М., Ахмадова М.А. Национальная политика в сфере развития инноваций стран БРИКС: опыт ЮАР. // Африка в поисках источников мира и развития: Ежегодник – 2013 [Текст]: сб. статей / под ред. Н.С. Кирабаева, Л.В. Пономаренко, В.И. Юртаева, Е.А. Долгинова. – М.: РУДН, 2013. – С. 140-154 (373 с.).
6.
Nelson Mandela, David Kaplan. Building a New South Africa: Volume 3 Science and Technology Policy: A Report from the Mission on Science and Technology Policy for a Democratic South Africa. 14 of May 2014. – 109 p. URL: https://books.google.co.vi/books?id=769zmrblrUAC (дата обращения: 07.04.2019)
7.
David Kaplan. The State of Science and Technology in South Africa: New Priorities, New Policies. University of Cape Town Development Policy Research Unit Working Paper. 95/06. URL: http://www.dpru.uct.ac.za/sites/default/files/image_tool/images/36/DPRU%20WP95-001.pdf (дата обращения: 07.04.2019)
8.
Growth, Employment, Redistribution. South African Economic Plan. Цит. по: Vishnu Padayachee, Jonathan Michie. Three years after apartheid: Growth, employment and redistribution? // Cambridge Journal of Economics, 22(5):623-635, September 1998. DOI: 10.1093/cje/22.5.623. URL: https://www.researchgate.net/publication/233674254_Three_years_after_apartheid_Growth_employment_and_redistribution (дата обращения: 07.04.2019)
9.
Wendy Dobson. A guide to the microeconomic reform strategy. A Discussion Paper From the DTI of South Africa. May 2002. URL: https://www.gov.za/sites/default/files/gcis_document/201409/miceconref0.pdf (дата обращения: 07.04.2019)
10.
South Africa’s National Research and Development Strategy. Publ. by The Government of the Republic of South Africa August 2002. 82 pp. URL: https://www.cepal.org/iyd/noticias/pais/0/31490/Sudafrica_Doc_1.pdf (дата обращения: 07.04.2019)
11.
Скубко Ю. ЮАР: инновационное развитие и человеческий фактор. // Мировая экономика и международные отношения. – 2008.-№ 6. – С. 86-92.
12.
Nthambeleni Gabara. South Africa increases R&D spend. 18 September 2008. URL: http://www.southafrica.info/about/science/rnd-180908.htm (дата обращения: 02.09.2012)
13.
Innovation towards a knowledge-based economy-Ten-Year Plan for South Africa (2008-2018). Issued by Department of Science and Technology. 2008. URL: https://www.esastap.org.za/wp-content/uploads/2018/05/sa_ten_year_innovation_plan.pdf (дата обращения: 07.04.2019)
14.
Скубко Ю.С. ЮАР – технологический лидер Африки. // Азия и Африка сегодня. – 2010.-№ 4. – С. 28-33.
15.
South Africa Yearbook 2017/18. Science and Technology. P. 3. URL: https://www.gcis.gov.za/content/resourcecentre/sa-info/south-africa-yearbook-201718 (дата обращения: 07.04.2019)
16.
Audra Mahlong, Govt promises innovation boost. Johannesburg, 12 Jun 2009. // ITWeb's IT in Government newsletter. URL: http://www.itweb.co.za/sections/business/2009/0906121046.asp?O=FPTOP&S=IT%20in%20Government&A=ITG (дата обращения: 02.09.2012)
17.
Скубко Ю.С. Переход к «экономике знаний» и перспективы НТП в ЮАР в предстоящем десятилетии. // Восток (Oriens). – 2008.-№ 4. – С. 67-82.
18.
См.: Скубко Ю.С. ЮАР на пути к экономике знаний: съезд на обочину? // Восток (Oriens). – 2011.-№ 1. – С. 93-103.
19.
National nanotechnology strategy. / Ed. and publ. by SA Department of Science and Technology (DST). 2006. URL: https://www.gov.za/documents/national-nanotechnology-strategy (дата обращения: 07.04.2019)
20.
The Bio-economy Strategy-Partnership for Action on Green Economy. / Ed. and publ. by SA Department of Science and Technology (DST). 2013. URL: http://www.un-page.org/file/1529/download?token=eZBApDmw. (дата обращения: 07.04.2019)
21.
Intellectual Property Rights from Publicly Financed Research and Development Act No. 51 of 2008. // Government Gazette. 22 December 2008. No. 31745. Vol. 522 (Cape Town). URL: https://wipolex.wipo.int/en/text/183776 (дата обращения: 07.04.2019)
22.
Johann Mouton and Jaco Blanckenberg. How well is South African science doing? // University World News. 22 June 2018. URL: https://www.universityworldnews.com/post.php?story=20180621152125458 (дата обращения: 07.04.2019)
23.
Скубко С.Ю. ЮАР на пути к экономике знаний: наука, университеты, инновация. / Предисловие и отв. ред. Фитуни Л.Л. – М.: Инст-т Африки, 2011. – С. 109-110 (146 с.).
24.
University World News. Africa Edition 13.10.2010. Цит. по: Скубко С.Ю. ЮАР на пути к экономике знаний: наука, университеты, инновация. / Предисловие и отв. ред. Фитуни Л.Л. – М.: Инст-т Африки, 2011. – С. 109-110 (146 с.).
25.
Tom Kariuki. Africa produces just 1.1% of global scientific knowledge-but change is coming. // The Guardian. Mon 26 Oct 2015. URL: https://www.theguardian.com/global-development-professionals-network/2015/oct/26/africa-produces-just-11-of-global-scientific-knowledge (дата обращения: 08.04.2019)
26.
Werner van Zyl. How the funding of science research in South Africa can be overhauled. September 19, 2016. http://theconversation.com/how-the-funding-of-science-research-in-south-africa-can-be-overhauled-65272 (дата обращения: 08.04.2019)
27.
Скубко Ю. ЮАР: инновационное развитие и человеческий фактор. // Мировая экономика и международные отношения. – 2008.-№ 6. – С. 86-92.
28.
Скубко Ю.С. Некоторые аспекты развития высшего образования в ЮАР. // Восток (Oriens). – 2013.-№ 2. – C. 95-105. 28. South Africa Copyright Act № 98 of 1978. // Government Gazette. Cape Town, 30 June 1978. VoL. 156. No. 6092. URL: https://www.gov.za/sites/default/files/gcis_document/201504/act-98-1978.pdf (дата обращения: 09.04.2019).
29.
Беликова К.М. Монетизация морали как правовой способ защиты интеллектуальной собственности. // Право и политика. — 2018.-№ 12.-С.1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.12.28311. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_28311.html (дата обращения: 07.02.2019)
30.
Макарова И.А. Правовая охрана интеллектуальной собственности в Южно-Африканской Республике. // Сравнительно-правовой анализ в исследованиях правовых институтов и явлений в отраслевом, страноведческом и временном аспектах: труды Лаборатории сравнительно-правовых исследований.-СПб.: Изд-во Политехн. ун-та, 2012, Ч. II.-С. 161-169.
31.
Mahomed S. The legal position on the classification of human tissue in South Africa: Can tissues be owned? // Vol 6, No 1 (2013). URL: http://sajbl.org.za/index.php/sajbl/article/view/258/285 (дата обращения: 09.04.2019).
32.
Ksenia M. Belikova. Tort Law (Torts in International Private Law) [Higher education field 40.04.01. MD. Jurisprudence, Specialization “International Private Law”, Graduate degree Master of Laws (LLM)]. Course Syllabus & Study Guide. – Moscow: Типография ООО «МДМПринт», 2018. – P. 10 (46 p.).
33.
Ivey LM. Case comment: Moore v. Regents of the University of California: Insufficient protection of patients’ rights in the biotechnological market. Ga L Rev 1991; 489.
34.
National Development Plan 2030. // Our future make it work. National Planning Commission. The Presidency. National Development Plan 2030. Executive summary. URL: https://www.gov.za/sites/www.gov.za/files/Executive%20Summary-NDP%202030%20-%20Our%20future%20-%20make%20it%20work.pdf (дата обращения: 08.04.2019)
35.
Мат-лы докладов Синяковой А.Ф. (МГИМО) «Экономическая ситуация в РК-2019: надежды и реалии», Суслиной С.С. (ИДВ РАН) «Экономика РК: внешние и внутренние вызовы и перспективы инновации», прослушанных на XXIII научной конференции корееведов России и стран СНГ на тему «Корейский полуостров в поисках мира и процветания» 28-29 марта 2019 г. (Москва, ИДВ РАН).
36.
Кирьянов О. Южная Корея начнет внедрение автомобилей с водородным двигателем. 20.03.2019. URL: https://rg.ru/2019/03/20/iuzhnaia-koreia-nachnet-vnedrenie-avtomobilej-s-vodorodnym-dvigatelem.html (дата обращения: 08.04.2019)
37.
По мат-лам докладов, прослушанных на XXIII научной конференции корееведов России и стран СНГ на тему «Корейский полуостров в поисках мира и процветания» 28-29 марта 2019 г. (Москва, ИДВ РАН).
References (transliterated)
1.
Marks K., Engel's F. Soch. 2-e izd. T. 46. Ch. II (Ekonomicheskie rukopisi 1857-1859 (Pervonachal'nyi variant «Kapitala»). Chast' vtoraya). – S. 203-204, 215, 263 i dr. URL: http://politazbuka.info/downloads/Knigi/marx_and_engels__sow_2nd_edition_ru.rar (data obrashcheniya: 16.04.2019)
2.
National Research Council (1986) Microcomputers and Their Applications for Developing Countries. Westview Press, Boulder, Colorado. P. 1.
3.
Natsional'nye osobennosti i perspektivy unifikatsii chastnogo prava stran BRIKS: uchebnik: v 2 t. – T. 2 / pod red. d.yu.n., prof. K.M. Belikovoi. – M.: RUDN, 2015. – S. 58-60 (582 s.).
4.
Pravovye sistemy stran mira: Entsiklopedicheskii spravochnik / otv. red. A.Ya. Sukharev. – M.: NORMA, 2003. – S. 940.
5.
Belikova K.M., Akhmadova M.A. Natsional'naya politika v sfere razvitiya innovatsii stran BRIKS: opyt YuAR. // Afrika v poiskakh istochnikov mira i razvitiya: Ezhegodnik – 2013 [Tekst]: sb. statei / pod red. N.S. Kirabaeva, L.V. Ponomarenko, V.I. Yurtaeva, E.A. Dolginova. – M.: RUDN, 2013. – S. 140-154 (373 s.).
6.
Nelson Mandela, David Kaplan. Building a New South Africa: Volume 3 Science and Technology Policy: A Report from the Mission on Science and Technology Policy for a Democratic South Africa. 14 of May 2014. – 109 p. URL: https://books.google.co.vi/books?id=769zmrblrUAC (data obrashcheniya: 07.04.2019)
7.
David Kaplan. The State of Science and Technology in South Africa: New Priorities, New Policies. University of Cape Town Development Policy Research Unit Working Paper. 95/06. URL: http://www.dpru.uct.ac.za/sites/default/files/image_tool/images/36/DPRU%20WP95-001.pdf (data obrashcheniya: 07.04.2019)
8.
Growth, Employment, Redistribution. South African Economic Plan. Tsit. po: Vishnu Padayachee, Jonathan Michie. Three years after apartheid: Growth, employment and redistribution? // Cambridge Journal of Economics, 22(5):623-635, September 1998. DOI: 10.1093/cje/22.5.623. URL: https://www.researchgate.net/publication/233674254_Three_years_after_apartheid_Growth_employment_and_redistribution (data obrashcheniya: 07.04.2019)
9.
Wendy Dobson. A guide to the microeconomic reform strategy. A Discussion Paper From the DTI of South Africa. May 2002. URL: https://www.gov.za/sites/default/files/gcis_document/201409/miceconref0.pdf (data obrashcheniya: 07.04.2019)
10.
South Africa’s National Research and Development Strategy. Publ. by The Government of the Republic of South Africa August 2002. 82 pp. URL: https://www.cepal.org/iyd/noticias/pais/0/31490/Sudafrica_Doc_1.pdf (data obrashcheniya: 07.04.2019)
11.
Skubko Yu. YuAR: innovatsionnoe razvitie i chelovecheskii faktor. // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. – 2008.-№ 6. – S. 86-92.
12.
Nthambeleni Gabara. South Africa increases R&D spend. 18 September 2008. URL: http://www.southafrica.info/about/science/rnd-180908.htm (data obrashcheniya: 02.09.2012)
13.
Innovation towards a knowledge-based economy-Ten-Year Plan for South Africa (2008-2018). Issued by Department of Science and Technology. 2008. URL: https://www.esastap.org.za/wp-content/uploads/2018/05/sa_ten_year_innovation_plan.pdf (data obrashcheniya: 07.04.2019)
14.
Skubko Yu.S. YuAR – tekhnologicheskii lider Afriki. // Aziya i Afrika segodnya. – 2010.-№ 4. – S. 28-33.
15.
South Africa Yearbook 2017/18. Science and Technology. P. 3. URL: https://www.gcis.gov.za/content/resourcecentre/sa-info/south-africa-yearbook-201718 (data obrashcheniya: 07.04.2019)
16.
Audra Mahlong, Govt promises innovation boost. Johannesburg, 12 Jun 2009. // ITWeb's IT in Government newsletter. URL: http://www.itweb.co.za/sections/business/2009/0906121046.asp?O=FPTOP&S=IT%20in%20Government&A=ITG (data obrashcheniya: 02.09.2012)
17.
Skubko Yu.S. Perekhod k «ekonomike znanii» i perspektivy NTP v YuAR v predstoyashchem desyatiletii. // Vostok (Oriens). – 2008.-№ 4. – S. 67-82.
18.
Sm.: Skubko Yu.S. YuAR na puti k ekonomike znanii: s''ezd na obochinu? // Vostok (Oriens). – 2011.-№ 1. – S. 93-103.
19.
National nanotechnology strategy. / Ed. and publ. by SA Department of Science and Technology (DST). 2006. URL: https://www.gov.za/documents/national-nanotechnology-strategy (data obrashcheniya: 07.04.2019)
20.
The Bio-economy Strategy-Partnership for Action on Green Economy. / Ed. and publ. by SA Department of Science and Technology (DST). 2013. URL: http://www.un-page.org/file/1529/download?token=eZBApDmw. (data obrashcheniya: 07.04.2019)
21.
Intellectual Property Rights from Publicly Financed Research and Development Act No. 51 of 2008. // Government Gazette. 22 December 2008. No. 31745. Vol. 522 (Cape Town). URL: https://wipolex.wipo.int/en/text/183776 (data obrashcheniya: 07.04.2019)
22.
Johann Mouton and Jaco Blanckenberg. How well is South African science doing? // University World News. 22 June 2018. URL: https://www.universityworldnews.com/post.php?story=20180621152125458 (data obrashcheniya: 07.04.2019)
23.
Skubko S.Yu. YuAR na puti k ekonomike znanii: nauka, universitety, innovatsiya. / Predislovie i otv. red. Fituni L.L. – M.: Inst-t Afriki, 2011. – S. 109-110 (146 s.).
24.
University World News. Africa Edition 13.10.2010. Tsit. po: Skubko S.Yu. YuAR na puti k ekonomike znanii: nauka, universitety, innovatsiya. / Predislovie i otv. red. Fituni L.L. – M.: Inst-t Afriki, 2011. – S. 109-110 (146 s.).
25.
Tom Kariuki. Africa produces just 1.1% of global scientific knowledge-but change is coming. // The Guardian. Mon 26 Oct 2015. URL: https://www.theguardian.com/global-development-professionals-network/2015/oct/26/africa-produces-just-11-of-global-scientific-knowledge (data obrashcheniya: 08.04.2019)
26.
Werner van Zyl. How the funding of science research in South Africa can be overhauled. September 19, 2016. http://theconversation.com/how-the-funding-of-science-research-in-south-africa-can-be-overhauled-65272 (data obrashcheniya: 08.04.2019)
27.
Skubko Yu. YuAR: innovatsionnoe razvitie i chelovecheskii faktor. // Mirovaya ekonomika i mezhdunarodnye otnosheniya. – 2008.-№ 6. – S. 86-92.
28.
Skubko Yu.S. Nekotorye aspekty razvitiya vysshego obrazovaniya v YuAR. // Vostok (Oriens). – 2013.-№ 2. – C. 95-105. 28. South Africa Copyright Act № 98 of 1978. // Government Gazette. Cape Town, 30 June 1978. VoL. 156. No. 6092. URL: https://www.gov.za/sites/default/files/gcis_document/201504/act-98-1978.pdf (data obrashcheniya: 09.04.2019).
29.
Belikova K.M. Monetizatsiya morali kak pravovoi sposob zashchity intellektual'noi sobstvennosti. // Pravo i politika. — 2018.-№ 12.-S.1-11. DOI: 10.7256/2454-0706.2018.12.28311. URL: http://e-notabene.ru/plp/article_28311.html (data obrashcheniya: 07.02.2019)
30.
Makarova I.A. Pravovaya okhrana intellektual'noi sobstvennosti v Yuzhno-Afrikanskoi Respublike. // Sravnitel'no-pravovoi analiz v issledovaniyakh pravovykh institutov i yavlenii v otraslevom, stranovedcheskom i vremennom aspektakh: trudy Laboratorii sravnitel'no-pravovykh issledovanii.-SPb.: Izd-vo Politekhn. un-ta, 2012, Ch. II.-S. 161-169.
31.
Mahomed S. The legal position on the classification of human tissue in South Africa: Can tissues be owned? // Vol 6, No 1 (2013). URL: http://sajbl.org.za/index.php/sajbl/article/view/258/285 (data obrashcheniya: 09.04.2019).
32.
Ksenia M. Belikova. Tort Law (Torts in International Private Law) [Higher education field 40.04.01. MD. Jurisprudence, Specialization “International Private Law”, Graduate degree Master of Laws (LLM)]. Course Syllabus & Study Guide. – Moscow: Tipografiya OOO «MDMPrint», 2018. – P. 10 (46 p.).
33.
Ivey LM. Case comment: Moore v. Regents of the University of California: Insufficient protection of patients’ rights in the biotechnological market. Ga L Rev 1991; 489.
34.
National Development Plan 2030. // Our future make it work. National Planning Commission. The Presidency. National Development Plan 2030. Executive summary. URL: https://www.gov.za/sites/www.gov.za/files/Executive%20Summary-NDP%202030%20-%20Our%20future%20-%20make%20it%20work.pdf (data obrashcheniya: 08.04.2019)
35.
Mat-ly dokladov Sinyakovoi A.F. (MGIMO) «Ekonomicheskaya situatsiya v RK-2019: nadezhdy i realii», Suslinoi S.S. (IDV RAN) «Ekonomika RK: vneshnie i vnutrennie vyzovy i perspektivy innovatsii», proslushannykh na XXIII nauchnoi konferentsii koreevedov Rossii i stran SNG na temu «Koreiskii poluostrov v poiskakh mira i protsvetaniya» 28-29 marta 2019 g. (Moskva, IDV RAN).
36.
Kir'yanov O. Yuzhnaya Koreya nachnet vnedrenie avtomobilei s vodorodnym dvigatelem. 20.03.2019. URL: https://rg.ru/2019/03/20/iuzhnaia-koreia-nachnet-vnedrenie-avtomobilej-s-vodorodnym-dvigatelem.html (data obrashcheniya: 08.04.2019)
37.
Po mat-lam dokladov, proslushannykh na XXIII nauchnoi konferentsii koreevedov Rossii i stran SNG na temu «Koreiskii poluostrov v poiskakh mira i protsvetaniya» 28-29 marta 2019 g. (Moskva, IDV RAN).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - правовое регулирование производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций в странах БРИКС на примере ЮАР (некоторые аспекты защиты интеллектуальных прав). Методология исследования – ряд методов, используемых автором: сравнительно-правовой, анализ и синтез, формально-юридический, логика и др. Актуальность обоснована автором и выражается в следующем. В настоящее время «исследование вопроса правовой квалификации информации в качестве научной своевременно и необходимо. В качестве объекта исследования выбрано право одной из стран БРИКС – ЮАР, поскольку…» и автор обосновывает этот выбор. Научная новизна хорошо обоснована в исследовании автора. Она заключается в теоретическом обосновании производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций в странах БРИКС на примере ЮАР, в том числе и в сфере защиты интеллектуальных прав. Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого вида. Автор правильно подводит читателя к существующей проблеме. В начале статьи автор акцентирует внимание читателя на предмете статьи: Автор отмечает, что «в ЮАР нет понятия «информация» или «научная информация» на уровне кодекса, и научно-техническая сфера регулируется специальными законами и актами типа стратегий, долгосрочных планов развития и т.д.». Автор правильно описывает политику ЮАР в данной сфере в историческом аспекте: 1. «с 1996 г. по 1999 г. в ЮАР осуществлялась Стратегия экономического роста, занятости, перераспределения прибавочного продукта…». 2. «Для решения задач и достижения целей, поставленных перед NSI, были учреждены прикладные научно-технологические центры (прогностический (Research and Technology Foresight) и национального аудита (National Science and Technology Audit)), стали выполняться институциональные обзоры (Science, Engineering and Technology Institutional Reviews)». 3. «В 2000 г. стране была предложена «Стратегия микроэкономической реформы»» и «взаимодействие может осуществляться не только в научно-техническом, но и в торговом, правовом, финансовом и социальном направлении». 4. «Государственная стратегия ЮАР в сфере научных исследований и разработок была сформулирована в 2002 г. ». «Коэффициент технологической зависимости страны предложено было понизить за счет создания (расширения существующих) структур, нацеленных на реализацию положений Стратегии 2002 г.». «в стране осталось 26 ВУЗов…». 5. «Очередной план развития науки в качестве основы экономики на 2008-2018 гг. (Innovation towards a knowledge-based economy - Ten-Year Plan for South Africa (2008-2018))». «…рассматривал перспективу развития страны с помощью инноваций в направлении «от фермера к фармации»…». Останавливаясь в статье «на Законе № 51 от 22 декабря 2008 г. «О праве интеллектуальной собственности на финансируемые государством исследования и разработки»», автор признает, что он определяет термины «интеллектуальная собственность … Создатель интеллектуальной собственности … Коммерциализация». «Понятия «информация» или «научная информация» этот закон не определяет». «Другие действующие законы определяют правовой статус различных органов, учреждений и структур, созданных в целях научно-технического и инновационного развития». Но все термины все же не определяются. «Поэтому имеющийся пробел приходится заполнять доктрине. Так, доктрина предлагает в числе источников научной информации считать: статьи; обзорные статьи; книги и монографии, главы книг и монографий; материалы конференций; защищенные диссертации». Автор останавливается «на вопросе о так называемом «человеческом капитале», занятом в сфере науки и высоких технологий, о кадрах высшей квалификации, представленных лицами, пишущими выше названные диссертации». И рассматривает его, приводя данные ученых ЮАР: «Африка в целом производит лишь 1,1% мировых научных знаний. На континенте всего 79 ученых на миллион жителей по сравнению с такими странами…». Автор несколько противоречит сам себе указывая: «на основе анализа положений Закона 1978 г. необходимо, по нашему мнению, дополнить такими источниками, как:…», но ведь большинство перечисленного уже есть в законе. Автор, рассматривая «Национальный план развития ЮАР до 2030 г. (National Development Plan 2030) [34] определяет науку и технику в качестве революционных методов производства и торговли …», видит перспективы развития правового регулирования производства, распространения и внедрения научной информации и инноваций в ЮАР. Однако «необходимо констатировать, что объем финансирования НИОКР в 2018 г. в размере 2 % от ВВП, установленный в Десятилетнем плане (2008–2018), не выполнен». Автор перечисляет развивавшиеся «в недавнее время и развиваемых проектов, которые, безусловно, основываются на научной информации». Заканчивая свою статью, автор замечает: «изложенное позволяет заключить, что развитие науки, техники и стремление к построению государства инновационного типа в ЮАР не прекратилось». Последствия такой политики «покажет время». Однако он перечисляет и угрозы, «с которыми сталкивается и будет сталкиваться ЮАР…». Библиография представлена достаточная, что позволяет автору правильно определить проблемы, исследовать их и раскрыть предмет статьи. Есть и НПА, статистика, судебная практика, научные публикации, как российских исследователей, так и зарубежных ученых и политических деятелей. Апелляция к оппонентам присутствует. Автор хорошо использует материал других исследователей, да и свои предыдущие публикации, и строит свои выводы. Выводы – работы может быть опубликована, интерес читательской аудитории будет.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"