Статья 'Актуальные вопросы регулирования первичного размещения монет (ICO) в Европейском союзе и Российской Федерации' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Актуальные вопросы регулирования первичного размещения монет (ICO) в Европейском союзе и Российской Федерации

Сундетова Алина Нурлибаевна

аспирант, департамент Правового регулирования экономической деятельности, ФГОБУ ВО «Финансовый университет при Правительстве РФ»

109456, Россия, г. Москва, пр-д 4-Й вешняковский, 4

Sundetova Alina Nurlibaevna

post-graduate student of the Department of Legal Regulation of Economic Activity at Financial University under the Government of the Russian Federation

109456, Russia, g. Moscow, pr-d 4-I veshnyakovskii, 4

alina_sundetova@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.4.29429

Дата направления статьи в редакцию:

03-04-2019


Дата публикации:

24-04-2019


Аннотация.

Предметом исследования в настоящей статье выступают подходы правового регулирования первичного размещения монет (ICO) в Европейском союзе (далее — ЕС) и в Российской Федерации. В статье проводится их правовой анализ в контексте, в какой степени регулирование ценных бумаг применимо к ICO и, в частности, должны ли эмитенты публиковать и регистрировать проспект эмиссии. Особое внимание уделяется вопросу законодательного регулирования инвестиционной деятельности, осуществляемой с использование цифровых технологий, в ЕС и в Российской Федерации. В процессе исследования методологической базой служили общенаучные методы познания: анализ, синтез, логический и структурно-функциональный; частнонаучные методы познания: формально-юридический, метод правового моделирования и сравнительно-правовой. Новизна исследования заключается в рассмотрении такой специфической формы инвестиционной деятельности как ICO в контексте правого регулирования рынка ценных бумаг в ЕС и в Российской Федерации. В результате исследования автор пришла к заключению, что на сегодняшний день законодательство в вопросах правового регулирования инвестиционной деятельности при осуществлении финансирования с использованием цифровых технологий несовершенно и не защищает в полной мере права и интересы ни инвесторов, ни предпринимателей, которые хотели бы привлекать денежные средства в свои проекты посредством интернет-платформ.

Ключевые слова: ФинТех, первичное размещение монет, криптовалюта, рынок ценных бумаг, инвестиционная деятельность, компании, Европейский союз, токен, иностранные инвестиции, инвестор

Abstract.

The subject of the research is the approaches to legal regulation of initial coin offering (ICO) in the European Union (EU) and Russian Federation. In her article Sundetova carries out their legal analysis and focuses on the degree of applicability of securities regulations to ICO, in particular, whether emitters must publish and register issue prospectus. The researcher focuses on regulation of investment activity using digital technologies in the EU and Russian Federation. The methodological basis of the research includes general research methods such as analysis, synthesis, logical and structured functional analysis as well as special research methods such as formal law, legal modelling and comparative law analysis. The novelty of the research is caused by the fact that the author analyzes such specific form of investment activity as ICO in terms of legal regulation of securities market in the EU and Russian Federation. As a result of the research, the author concludes that today's legal regulation of investment activity associated with the use of digital techhnologies has certain gaps and does not fully defend the rights or interests of investors or entrepreneurs who want to attract funds into their projects via Internet platforms. 

Keywords:

companies, investment activities, Securities Market, cryptocurrency, ICO, FinTech, European Union, token, foreign investments, investor

Сегодня происходят значительные изменения в экономике, в основе которых лежит динамичное развитие новых цифровых технологий. Сфера инвестиционной деятельности переживает новый этап развития как в России, так и в зарубежных странах. Все более распространенным видом инвестиционной деятельности является привлечение средств с использованием виртуальных валют, в том числе путем выпуска криптографических токенов (Initial Coin Offering, далее – ICO).

Только в 2018 году технологические предприниматели собрали более 6,3 миллиарда долларов за счет продажи цифровых токенов на основе блокчейна, причем некоторые продажи длились всего несколько секунд [1]. Организаторы проекта «продают токены» населению для финансирования разработки новых технологических платформ и сервисов.

В этой статье автор освещает вопрос о том, в какой степени регулирование ценных бумаг ЕС применимо к ICO и, в частности, должны ли эмитенты публиковать и регистрировать проспект, чтобы избежать уголовной и гражданской ответственности за проспект эмиссии в ЕС.

В концептуальном плане это зависит от того, считаются ли токены «ценными бумагами» в рамках режима правового регулирования в ЕС. Этот вопрос имеет большое практическое значение, поскольку до сих пор ни один эмитент токенов не опубликовал или не зарегистрировал ни одного такого проспекта.

Следует отметить, что в отличие от юрисдикции ЕС, в России перечень ценных бумаг закрытый (ст. 142 ГК РФ), а само понятие «ценная бумага» привязана к форме, а не к экономической сущности.

Согласно законодательству РФ существует принцип признания в качестве ценной бумаги любого финансового инструмента на основании указания закона (ст. 143 ГК РФ). Причем это происходит либо в связи с прямым упоминанием в законе, либо на основании соблюдения установленного в законодательстве порядка отнесения к числу ценных бумаг. В последнем случае положение ГК раскрыто в Законе о рынке ценных бумаг, который относит к числу полномочий Банка России право квалифицировать ценные бумаги (п. 2 ст. 44 Закона). Однако на сегодняшний день токены не квалифицируются в качестве ценных бумаг.

В соответствии с законодательством ЕС к основному понятию «ценная бумага» применяются различные виды регулирования. Это является необходимым условием для применимости регулирования проспекта эмиссии. Кроме того, поскольку ценная бумага является частью более крупной категории финансовых инструментов, Регламент о злоупотреблениях на рынке (MAR) и Директива о рынках финансовых инструментов (MiFID) также регулируют ценные бумаги [2].

Наконец, Положение о совместных инвестициях в обращающиеся ценные бумаги (UCITS) и Правила регулирования инфраструктуры европейского финансового рынка (EMIR) могут в равной степени применяться к ценным бумагам. Углубленное рассмотрение всех этих правил выходит за рамки настоящей статьи. Скорее мы сфокусируемся на положениях режима регулирования проспекта, поскольку требование проспекта эмиссии имеет важное значение для структуры процесса продажи токенов. Кроме того, как упоминалось выше, гражданская и уголовная ответственность может следовать из предложения ценных бумаг без проспекта эмиссии [4].

В целом, в законодательстве ЕС используются три довольно формальных критерия и еще один существенный критерий, определяющие ценную бумагу. Формальными из них являются оборотоспособность, стандартизация и обращаемость на рынках капитала (однако обращаемость является частным случаем оборотоспособности). Кроме того, выпускаемая единица должна быть сопоставима с перечнем примеров, таких как акции или облигации. Важно отметить, что для ценной бумаги не нужен зарегистрированный документ или сертификат.

(1) Оборотоспособность

Во-первых, в соответствии со статьей 2(1)(а) Директивы о проспекте эмиссии (статья 2(а) «Правила регулирования проспекта эмиссии») правила регулирования проспекта эмиссии ЕС применяются только к выпущенным единицам, которые могут быть переданы. Однако в этом контексте возможность передачи означает лишь то, что единицы могут быть присвоены другому лицу вообще, независимо от наличия свидетельств, которые регистрируют или документируют существование единиц. Токены не подтверждаются сертификатами, но, как правило, могут продаваться на вторичных рынках. Поэтому они, как правило, оборотоспособные.

Однако возможность передачи токенов может быть ограничена на договорной основе; более того, такие ограничения могут даже подкрепляться тем, что другие лица, помимо первоначальных инвесторов, не могут осуществлять какие-либо права по токену. Однако одно лишь договорное ограничение передачи выпущенных единиц (например, положение о запрете на перепродажу по отношению к ранним инвесторам) не лишает их статуса возможности передачи. Причина в том, что такие договорные ограничения не препятствуют держателям токенов передавать право собственности на токен в нарушение договорного положения. Это может сделать их ответственными за убытки по отношению к эмитенту; но нарушение договора не влияет на действительность передачи права собственности. Косвенно это признается в статье 7 (7)(а)(v) Положения о проспекте эмиссии, которая требует, чтобы резюме проспекта эмиссии включало информацию о любых ограничениях на свободную передачу ценных бумаг.

Однако, если такие договорные ограничения сопровождаются техническими ограничениями на передачу права собственности на токены, которые делают невозможной фактическую передачу токенов третьим лицам, необходимо сделать вывод, что токены не подлежат передаче и, следовательно, не подпадают под регулирование проспекта ЕС.

Примером может служить реализация, которая связывает осуществление любых прав, вытекающих из токенов, с уникальным идентификатором блокчейна (публичным ключом) первоначального покупателя. Для тех эмитентов, которые пытаются обойти регулирование ценных бумаг ЕС, данная ситуация представляет собой технический обходной путь, который может быть экономически привлекательным в схемах финансирования, стремящихся установить очень стабильные и долгосрочные отношения между пользователями продукта. Такая схема редка, но не неизвестна. Например, токены, выпущенные в одном из крупнейших ICO до сих пор (на момент написания этой статьи) ­­­– ICO токенов EOS, «станут фиксированными (непередаваемыми) на блокчейне Ethereum в течение 23 часов после окончания периода распределения nокенов EOS, который произойдет 1 июня 2018 года». Как только произойдет данная фиксация, следовательно, с этого момента токены EOS, скорее всего, не будут являться больше ценными бумагами.

В России под оборотоспособностью ценных бумаг понимается возможность свободно распоряжаться объектами гражданских прав посредством их передачи другим лицам. Общее правило об оборотоспособности объектов гражданских прав сформулировано в ст. 129 ГК РФ. Специальные положения можно обнаружить в ст. 142, 146 ГК РФ, а также в Законах о рынке ценных бумаг (гл. 6), об ипотечных ценных бумагах (гл. 2).

Таким образом, ценная бумага является объектом гражданского оборота не в силу ее физических свойств, а по причине закрепления в ней имущественных прав.

Согласно ст. 22 Закона о РЦБ проспект эмиссии должен содержать подробную информацию об эмитенте. Информация должна отражать все обстоятельства, которые могут оказать существенное влияние на принятие решения о приобретении эмиссионных ценных бумаг. Таким образом, если к токенам, которые будут по своей природе приравнены к эмисионным ценным бумагам, будет применяться законодательство о РЦБ, то в проспекте эмиссии имеет место быть информация об ограничениях на свободную передачу ценных бумаг, т.к. это может повлиять на решение о покупке этого токена.

(2) Обращаемость

Как объяснялось выше, ценные бумаги должны быть «обращаемыми на рынке капитала» в соответствии со статьей 4(1)(18) Директивы о рынках финансовых инструментов (MiFID), к которой относится статья 2(1)(а) Директивы о проспекте эмиссии. Хотя возможность передачи относится к простому факту перехода права собственности на ценные бумаги, их обращаемость касается простоты передачи права собственности. Легко увидеть, что обращаемость фактически подразумевает возможность передачи [3].

Европейская комиссия предложила руководящие указания относительно толкования обращаемости: «Если рассматриваемые ценные бумаги имеют вид, который может быть продан на регулируемом рынке или многосторонней торговой площадке [MTF], это будет убедительным свидетельством того, что они являются передаваемыми ценными бумагами». Регулируемые рынки и многосторонние торговые площадки являются техническими терминами, определенными в режиме Директивы о рынках финансовых инструментов (MiFID), на которые ссылается статья 2(1)(j) Директивы о проспекте эмиссии. Первые включают в себя только авторизованные торговые площадки для финансовых инструментов, функционирующих в соответствии с разделом III MiFID, например, фондовые биржи. Аналогичным образом, многосторонние торговые площадки являются площадками для финансовых инструментов, характеризующихся объединением интересов покупки и продажи. На данный момент токены конечно не торгуются на регулируемых рынках; они обмениваются на криптовалютных биржах, таких как Coinone, Kraken или HitBTC. На данный момент нам не нужно окончательно определять, являются ли эти платформы мносторонними торговыми площадками по смыслу режима MiFID (хотя многое можно сказать об этом), поскольку сама Комиссия указывает, что даже инструменты, которые не могут быть проданы на многосторонних торговых площадках или регулируемых рынках, могут считаться обращаемыми. Важно, что они могут быть легко проданы на рынке капитала. Концепция рынка капитала, в свою очередь, не определена в регулировании ценных бумаг ЕС, но «является широкой и должна включать все контексты, в которых встречаются покупка и продажа ценных бумаг».

Поэтому тот факт, что токены активно торгуются на криптовалютных платформах, является четким свидетельством того, что они являются обращаемыми на рынках капитала. Однако ученые расходятся во мнениях по вопросу о том, должны ли соблюдаться дополнительные критерии для обеспечения обращаемости [6]. Некоторые истолковывают обращаемость в узком смысле, с тем чтобы четко отличать ее от простой оборотоспособности. В частности, они, как правило, подчеркивают, что приобретение ценных бумаг на основе добросовестности должно быть возможным, или что должны быть созданы эквивалентные механизмы обеспечения для защиты инвесторов в целом, а не только по отношению к их договорной стороне, от небезопасных связей в цепочке передачи прав собственности. Поскольку токены имеют много различных форм, и поскольку законодательство, применимое к их передаче, будет варьироваться от случая к случаю, трудно сказать в целом, возможно ли добросовестное приобретение токенов.

Можно утверждать, что если требования не относятся к движимому или недвижимому имуществу, это часто не так. Тем не менее, сам блокчейн обеспечивает идеальную замену. Он содержит и криптографически обеспечивает точную цепочку владения для каждого выпущенного токена. Каждая передача собственности прозрачно фиксируется на блокчейне. Сама суть токенизации заключается в том, что право требования по своей сути связано с токенами, которые непосредственно зарегистрированы на блокчейне. Таким образом, критерий достаточной защиты от недействительной передачи права собственности четко выполняется в токенах на основе блокчейна. Следовательно, те токены, которые активно торгуются на криптовалютных платформах, являются обращаемыми.

Согласно российской доктрине о ценных бумагах обращаемость – это способность ценных бумаг выступать в качестве или предмета купли-продажи (акции, облигации и др.), или платежного инструмента, опосредствующего обращение на рынке других товаров (чеки, векселя, коносаменты).

Криптовалютные биржи, которые сейчас работают на рынке, не регулируются как фондовые биржи согласно российскому законодательству. Они в некотором роде самонастраиваются, саморегулируются. Никаких юридических или законодательных требований для них на данный момент нет.

(3) Стандартизация

Еще один горячо обсуждаемый вопрос касается стандартизации. Ученые согласны с тем, что если выпущенные единицы недостаточно стандартизированы, они не могут считаться ценными бумагами в соответствии с законодательством ЕС. В пользу этого выдвигаются два аргумента.

Во-первых, статья 4(1)(18) MiFiD определяет ценные бумаги как «классы ценных бумаг» с определенными качествами. Это означает, что выпущенные единицы должны иметь ряд общих характеристик, чтобы их можно было считать классом. Самое главное, что требования, представленные единицами, не должны оговариваться индивидуально с инвесторами.

Во-вторых, утверждается, что с функциональной точки зрения нестандартизированные выпущенные единицы не могут быть легко проданы на рынке капитала, поскольку стандартизация необходима для сокращения затрат на поиск для инвесторов. Поэтому одно из популярных определений гласит, что единицы должны определяться общими характеристиками, с тем чтобы можно было ссылаться на тип и количество единиц для торговли ими.

Таким образом, с функциональной точки зрения, наиболее разумным требованием к токенам является то, что все токены, выпущенные одним эмитентом в одном раунде финансирования, имеют одинаковые соответствующие характеристики [5]. Поскольку классы могут быть произвольно созданы на каждом уровне абстракции, нет необходимости, чтобы все инвестиционные или все служебные (utility) токены были стандартизированы в соответствии с одной моделью токена. Скорее, стандартизация на уровне отдельных эмитентов должна быть достаточной; нет необходимости, как утверждают некоторые ученые, стандартизировать выпущенные единицы на более абстрактном уровне. Стандартизация на основе эмитентов не только позволяет торговать токенами с низкой стоимостью поиска инвесторов, обычно названными в честь эмитентов («filecoin» для Filecoin; «ether» для Ethereum и т.д.); инвесторы также могут передавать их, ссылаясь только на название токена и количество единиц. Наиболее важно то, что стандартизация на уровне эмитента необходима, но также достаточна для того, чтобы обязательство по проспекту эмиссии имело смысл. Как правило, проспекты публикуются для ценных бумаг, которые эмитент предлагает населению в определенный момент времени. Если эти ценные бумаги являются однородными, проспект эмиссии может содержательно передавать инвесторам информацию о каждой отдельной единице, указанной в предложении. Однако не имеет значения, имеют ли токены, проданные другими эмитентами, разные структуры, поскольку они будут сопровождаться другими, конкретными проспектами.

Согласно ст. 142 ГК РФ:

1) ценными бумагами являются документы, соответствующие установленным законом требованиям и удостоверяющие обязательственные и иные права, осуществление или передача которых возможны только при предъявлении таких документов (документарные ценные бумаги).

2) ценными бумагами признаются также обязательственные и иные права, которые закреплены в решении о выпуске или ином акте лица, выпустившего ценные бумаги в соответствии с требованиями закона, и осуществление и передача которых возможны только с соблюдением правил учета этих прав в соответствии со ст. 149 ГК РФ (бездокументарные ценные бумаги).

Таким образом, российское законодательство более формально подходит к признаку ценных бумаг как стандартизация. Форма и обязательные реквизиты ценной бумаги устанавливаются законом.

В целом, тот факт, что большинство токенов активно торгуются на биржевых площадках, часто со значительной ликвидностью, свидетельствует об их обращаемости на рынках капитала, по крайней мере, в целом. Если технические препятствия не будут целенаправленно реализованы для предотвращения активной торговли, или отдельные соглашения с инвесторами не сделают один конкретный токен особенно разнородным с точки зрения требований, которые он воплощает, токены, следовательно, соответствуют критерию обращаемости в определении ценной бумаги в соответствии с регулированием проспекта ЕС.

Учитывая то, что токены на сегодняшний день все же могут быть предметом купли-продажи, т.к. отсутствует прямой запрет на это, то они безусловно обладают признаком обращаемости и по российскому законодательству.

Библиография
1.
Предупреждение и публикации для инвесторов: [Электронный ресурс] // Официальный сайт Европейского управления по надзору за рынком ценных бумаг.-Режим доступа: https://www.esma.europa.eu/search/site/ICO (дата обращения: 01.04.2019).
2.
Консультативный документ Базельского комитета по банковскому надзору о последствиях финтех разработок для банков и надзорных органов от октября 2017 года.-Режим доступа: https://www.bis.org/bcbs/publ/d415.pdf (дата обращения: 01.04.2019).
3.
Court of Justice of the European Union, Judgment in Case C-264/14 Skatteverket v David Hedqvist [Электронный ресурс].-Режим доступа: https://curia.europa.eu/jcms/upload/docs/application/pdf/2015-10/cp150128en.pdf (дата обращения: 01.04.2019)
4.
Directive 2006/112/CE du Conseil, du 28 novembre 2006, relative au système commun de taxe sur la valeur ajoutée (JO L347, p.1) [Электронный ресурс].-Режим доступа: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/FR/ALL/?uri=CELEX:32006L0112 (дата обращения: 01.10.2018).
5.
Iansiti M., Lakhani K. R. The Truth About Blockchain / M. Iansiti, K. R. Lakhani // Harvard Business Review. 2017.-Issue January-February.-pp. 118-127.
6.
Church Z. An MIT expert on why distributed ledgers and cryptocurrencies have the potential to affect every industry // MIT SLOAN SCHOOL OF MANAGEMENT, 2017.-Режим доступа: http://mitsloan.mit.edu/newsroom/articles/blockchain-ex-plained (дата обращения: 01.04.2019).
References (transliterated)
1.
Preduprezhdenie i publikatsii dlya investorov: [Elektronnyi resurs] // Ofitsial'nyi sait Evropeiskogo upravleniya po nadzoru za rynkom tsennykh bumag.-Rezhim dostupa: https://www.esma.europa.eu/search/site/ICO (data obrashcheniya: 01.04.2019).
2.
Konsul'tativnyi dokument Bazel'skogo komiteta po bankovskomu nadzoru o posledstviyakh fintekh razrabotok dlya bankov i nadzornykh organov ot oktyabrya 2017 goda.-Rezhim dostupa: https://www.bis.org/bcbs/publ/d415.pdf (data obrashcheniya: 01.04.2019).
3.
Court of Justice of the European Union, Judgment in Case C-264/14 Skatteverket v David Hedqvist [Elektronnyi resurs].-Rezhim dostupa: https://curia.europa.eu/jcms/upload/docs/application/pdf/2015-10/cp150128en.pdf (data obrashcheniya: 01.04.2019)
4.
Directive 2006/112/CE du Conseil, du 28 novembre 2006, relative au système commun de taxe sur la valeur ajoutée (JO L347, p.1) [Elektronnyi resurs].-Rezhim dostupa: https://eur-lex.europa.eu/legal-content/FR/ALL/?uri=CELEX:32006L0112 (data obrashcheniya: 01.10.2018).
5.
Iansiti M., Lakhani K. R. The Truth About Blockchain / M. Iansiti, K. R. Lakhani // Harvard Business Review. 2017.-Issue January-February.-pp. 118-127.
6.
Church Z. An MIT expert on why distributed ledgers and cryptocurrencies have the potential to affect every industry // MIT SLOAN SCHOOL OF MANAGEMENT, 2017.-Rezhim dostupa: http://mitsloan.mit.edu/newsroom/articles/blockchain-ex-plained (data obrashcheniya: 01.04.2019).

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - актуальные вопросы регулирования первичного размещения монет (ICO) в Европейском союзе и Российской Федерации. Другими словами, предмет статьи - определение актуальных вопросов регулирования блокчейн-индустрии. Методология исследования состоит из ряда методов, которыми автор с успехом пользуется, в основном формально-юридический, сравнительно-правовой. Насчёт анализа, можно отметить, что автор почему-то избегает анализировать работы российских исследователей. А они есть. Актуальность статьи вероятно может быть определена следующим образом. Отрасль блокчейн-индустрии находится на начальной стадии своего развития и в настоящее время является саморегулируемой. Она находится вне правового поля многих государств. Законодательное регулирование криптовалют и блокчейн-технологий в целом начинает только складываться. Научная новизна прослеживается слабо. Теоретических выводов практически нет. Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого вида. Автор правильно отмечает, что «распространенным видом инвестиционной деятельности является привлечение средств с использованием виртуальных валют». Вот о них и идет речь в статье. Он также отмечает, что «в законодательстве ЕС используются три довольно формальных критерия и еще один существенный критерий, определяющие ценную бумагу». К формальным относятся «оборотоспособность, стандартизация и обращаемость на рынках капитала». О существенном критерии информация в статье отсутствует. В отличие от законодательства России «для ценной бумаги не нужен зарегистрированный документ или сертификат». Автор анализирует каждый из формальных критериев по законодательству ЕС и сравнивает с НПА России. При этом, например, они («токены») «обладают признаком обращаемости и по российскому законодательству». Большая часть регуляторов еще не понимает, каким образом можно создать работоспособную нормативно-правовую базу с учетом уникальных особенностей криптовалют. Уже понятно, что с учетом трансграничного характера операций такое регулирование должно носить межгосударственный характер. Можно также отметить, что в Российской Федерации Банк России отнес криптовалюты к денежным суррогатам, выпуск которых запрещен статьей 27 Федерального закона "О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)", и предупредил, что предоставление услуг по обмену "виртуальных валют" на рубли и иностранную валюту, а также на товары (работы, услуги) будет рассматриваться как потенциальная вовлеченность в осуществление сомнительных операций в соответствии с законодательством о противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма (Информация Банка России от 27.01.2014 "Об использовании при совершении сделок "виртуальных валют", в частности, Биткойн"). Выделяют три области правового регулирования - защита прав пользователей, налогообложение и предотвращение отмывания преступных доходов. В целях развития блокчейн-технологий необходимо найти баланс между саморегулированием и государственным регулированием данной отрасли, что автору следовало бы более полно отразить. Библиография представлена однобокая, только акты и 2 статьи зарубежных авторов. Но есть и работы российских ученых на российских и зарубежных материалах. Апелляция к оппонентам присутствует, но с учетом предыдущих замечаний, не полная. Выводы – статья может быть опубликована ввиду высокой актуальности темы и ее интереса, но ее публикация возможна после небольшой доработки. Интерес читательской аудитории в материалу будет присутствовать.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"