Статья 'Сравнительный анализ законодательства Бессарабии с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав.' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Сравнительный анализ законодательства Бессарабии с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав.

Серегин Кирилл Валерьевич

аспирант, кафедра Теории и истории права и государства, Государственный университет "Дубна"

141980, Россия, Московская область, г. Дубна, ул. Университетская, 19

Seregin Kirill Valer'evich

post-graduate student of the Department of the Theory and History of Law and State at Dubna State University

141980, Russia, Moskovskaya oblast', g. Dubna, ul. Universitetskaya, 19

spartacg@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2019.2.29007

Дата направления статьи в редакцию:

18-02-2019


Дата публикации:

25-02-2019


Аннотация.

Объектом исследования выступают отношения связанные с защитой вещных прав в Бессарабии и Российской империи. Предметом исследования является гражданское законодательство, действовавшее в Бессарабии и Российской империи в период с 1812 по 1917 года, в частности нормы права регулировавшие защиту вещных прав на территориях Бессарабии и Российской империи. Особое значение уделено выделению конкретных способов защиты вещного права в гражданском законодательстве Бессарабии, а так же выявлению их особенностей. При проведении исследования были использованы следующие методы: анализа, синтеза, экстраполяции, метод системного подхода, герменевтический, сравнительно-исторический. Основными выводами проведенного исследования являются:1) в законодательстве, действовавшем на территории Бессарабии, существовала негаторная защита, в качестве отдельного способа защиты вещного права. 2) Различия в регулировании виндикации, в качестве способа защиты вещного права, были несущественны. В законодательстве Бессарабии виндикационные ограничения были закреплены законом, а на остальной территории Российской империи, не обладавшей автономией, данный способ защиты получил свои ограничения посредством судебной практики. Фактические судебные решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената говорили о невозможности применения иска в тех или иных случаях и также ставили своеобразные рамки (например, прописывали процедуру подачи виндикации).3) Отличительной особенностью виндикации в Бессарабии являлось ее частичное ограничение в отношении добросовестного владельца и только в отношении отдельных конкретных вещей4) Среди способов защиты вещных прав в Бессарабии, в качестве отдельного, выделялся иск о насилии.5)Рассмотрена возможность применения некоторых принципов и конструкций в реалиях действующего законодательства для ликвидации пробелов.

Ключевые слова: Российская империя, негаторный иск, негаторная защита, история иска, история права, защита собственности, иск, право Бессараби, иск о насилии, свод законов

Abstract.

The object of the research is the relations that arise in the process of protection of property rights in Bessarabia and Russian Empire. The subject of the research is the civil laws that were effective in Bessarabia and Russian Empire during the period since 1812 till 1917, in particular, the provisions that regulated protection of proiperty rights in the territories of Bessarabia and Russian Empire. The author of the article focuses on particular methods and means of protection of property rights in civil law of Bessarabia as well as their peculiarities. In the course of the research the author has used the following methods: analysis, synthesis, extrapolation, systems approach, hermeneutical and comparative law method. The main conclusions of the research are as follows: 1) Bessarabian laws set forth negatory actions as an individual means of protection of property rights. 2) Differences in regulation of vindication as the means of protection of property rights were insignificant. Bessarabian laws fixed vindication limitations while the rest of Russian Empire restricted the aforesaid means of proteciton of property rights through judicial practice. Actual judicial decisions of the Civil Cassation Department of Directing Senate proved impossibility of making a claim in particular cases and imposed certain limitations (such as vindication procedure). 3) Distinguished feature of vindication in Bessarabia was its partial restriction in reference to bona fide owner and particular items. 4) Violence claim was one of the means of protection of property rights in Bessarabia. 5) The author also analyses whether it is possible to apply some principles and constructs in modern law to eliminate gaps. 

Keywords:

Bessarabia law, suit, protection of property, legal history, claims history, negatory defence, negatory action, Russian empire, case of violence, body of law

Исследование способов защиты вещных прав имеет важное научное и практическое значение. Право собственности всегда выступало в качестве базиса гражданского оборота, на протяжении всей истории его развития. По сей день защита различных вещных прав является одним из основных направлений в гражданском законодательстве.

В связи с этим, стоит обратить внимание на способы защиты вещных прав, применявшихся в прошлом на территориях государств-предшественников современной РФ, чтобы сформировать более точное представление о способах защиты вещных прав, а также рассмотреть возможность применения выявленного инструментария защиты для устранения пробелов в вещно-правовой защите. Поскольку охватить столь широкий исторический период в рамках одной статьи не представляется возможным, данная статья ограничивается анализом способов защиты вещных прав Бессарабии в период вхождения в состав Российской империи. Выбор обусловлен тем, что законы, действовавшие на этой территории в выбранный период, применялись исключительно в рамках Бессарабской губернии; территория имела специфические (в сравнении с Российской империей) источники права; кроме того, в научной литературе отсутствует четкое понимание инструментария защиты вещных прав, имевшегося в распоряжении у граждан, проживавших в Бессарабии в рассматриваемый период.

В частности, нам интересен период с 1812 г. по 1917г. поскольку именно тогда территория Бессарабии вошла в состав Российской империи; а уже в 1917 году Бессарабия начала провозглашать независимость своих территорий.

Научная литература, охватывающая данный период, включает в себя работы, анализирующие как гражданское право Бессарабии, так и гражданское право Российской империи в целом. К примеру, Кодан С.В.и Февралёв С.А. занимались анализом местного права в регионах Российской империи [10], Кассо Л.А., Линовский В.А., Егунов А.Н.,Гроссман С.М. анализировали местное право территорий Российской империи и в частности Бессарабии [9;12;8;7], Пахман С.В. описывал историю кодификации гражданского права [16], Тесля А.А. анализировал все источники гражданского права Российской империи, [19], Нольде А.Е. в своих работах освещал историю кодификации местных законов [15], Победоносцев К.П. занимался исследованием гражданского права Российской империи, в том числе и способами защиты вещных прав [18].

В 1812 году, в ходе Русско-Турецкой войны, произошло присоединение восточной части Молдавского княжества к Российской империи, чуть позже, а именно в 1818 году, была образована Бессарабская область[5]. На данной территории было установлено временное правление, а для жителей продолжали действовать их местные законы [6].

На основании анализа различных научных исследований [13-14], можно сделать вывод о том, что на данной территории автономия была сохранена (однако, ближе к концу 19 века, была урезана). Между тем, процесс «урезания автономии» не коснулся норм, регулирующих способы защиты вещных прав.

Интерес, в рамках данного исследования, представляет защита права собственности: какие исковые и не исковые способы защиты вещных прав существовали. Однако, для детального исследования необходимо, для начала, понять каким образом регулировались данные отношения в правовом поле.

Итак, если обобщить литературу, имеющуюся по данной тематике, то мы придем к выводу, что основными источниками права были: Шестикнижие Арменопула, Собрание законов, извлеченных из царских книг А. Донича, Соборная грамота Господаря Маврокордато [8, с. 8] Именно эти источники санкционировались Верховным советом в качестве источников, производивших правовое регулирование в пределах Бессарабии[12].

Вместе с тем, в источниках права царила неопределенность, что неоднократно отмечалось учёными-юристами[11;17]. Егунов А.Н. в своем труде «Местные законы Бессарабии» отмечал факт отсутствия согласованности норм в местном праве Бессарабии. Зачастую, нормы противоречили друг другу, а их применение оставалось на усмотрение суда. В книге было освещено письмо Бессарабского губернатора Гангардта, который писал следующее в отношении Шестикнижия Арменопула: «это ни что иное как хаотичная смесь Римско-Византийских законов, очень часто противоречащих друг другу, зачастую лишенных всякого смысла, а иногда совершенно безнравственных»[8, с.9]. В отношении же книг Донича, А.Н. Егунов пояснял, что они были созданы для учеников, чтобы помочь им «уловить главную суть хаоса», который содержался в законах Арменопула. Однако, был и один существенный минус у этой книги ­­­­­­­­­­- сам Донич «досочинил» законы в своей книге. Таким образом, возникла потребность в ревизии норм местного права а также их систематизации.

Как отмечается юристами, изучавшими данный вопрос, в процессе систематизации некоторые местные законы утратили свою силу, а именно: «1)все законы не гражданские; 2)законы о порядке взыскания по долговым обязательствам и о продаже имений с публичных торгов; З) законы об отчуждении имений малолетних 4) законы о земской давности 5) законы о сроках выкупа владения»[12, с. 9].

После ревизии норм была предпринята попытка кодифицировать законодательство, однако она не увенчалась успехом. Вместе с тем, за основу судопроизводства в Бессарабии была взята неофициальная кодификация, которая имела следующее название: «Полный систематический сборник местных Бессарабских законов Арменопула, Грамоты Маврокордато и ручной книги о браках, с позднейшими узаконениями и разъяснениями по решениям Гражданского кассационного департамента, Общего собрания и Соединенного присутствия документов Правительствующего Сената и по сборникам Р. Кохманского и М. Шимановского: с алфавитным предметным указателем». Эта книга являлась переводом на русский язык ручной книги Арменопула, собрания законов, извлеченных из царских книг А. Донича и соборной грамоты Господаря Маврокордато. Вместе с тем она была неофициальной кодификацией норм местного права и впервые была издана лишь в 1831 году [7]. Сборник был составлен исключительно из законов, действовавших на территории Бессарабии в рассматриваемый период, с учетом норм, утративших юридическую силу. В 1854 году книга была перепечатана с учетом исправлений и неточностей и впоследствии использовалась в качестве официального источника права Бессарабии. Для удобства проводимого исследования, далее будут представлены статьи из «… полного систематического сборника местных бессарабских законов Арменопула, Донича, Соборной Грамоты Маврокордато и ручной книги о браках, с позднейшими узаконениями и разъяснениями по…» изданного в 1904 году, текст которого ничем не отличался от вышеописанных сборников, за исключением лучшей систематизации норм.

Положения местного права, регулировавшие защиту вещных прав, применялись весь период с момента включения Территории Бессарабии в состав Российской империи, и до конца 19 века без изменений.

Начиная анализ интересующих норм, сразу стоит отметить статью 603, гласящую: «если вода стекая на чью-нибудь землю вредит ему и она воздвигнет какой-нибудь оплот которым она будучи оттолкнута протечет в иную сторону и причинит вред другому то воду оставляют в первобытном ее токе, он же обязуется сломать сделанный им оплот сколько бы вода ему навредила». На основании данной нормы, можно с уверенностью сказать, что на рассматриваемой территории действовала негаторная защита. Однако, возможность использования данного способа была исключительно у собственника. Если же говорить о законодательстве, которое действовало на основной территории Российской империи (в регионах, которые не обладали автономией), то здесь не все так однозначно. О существовании негаторной защиты шли споры – так, например, в работе К. Анненкова «Начала русского гражданского права», подтверждалось наличие отдельного вида негаторного иска. Данное мнение опиралось ст. 691 и 693 тома 10 ч.1 свода законов Российской империи [4].

Также, существование негаторного иска в рассматриваемый период можно обосновать следующим образом: право предъявления негаторного иска обосновывалось в юридической литературе ссылками на ст. 420, где раскрывалась сущность права собственности, как полного и исключительного господства, независимой от третьих лиц власти над вещью. Несмотря на отсутствие в законодательстве того времени нормы, закреплявшей подобное право за обладателями других вещных прав, возможность данных лиц прибегать к вещно-правовой защите не подвергалась сомнению ни в доктрине, ни в судебной практике.

Необходимо отметить, что в бессарабском гражданском законодательстве отдельно была выделена глава о защите права собственности, а именно: «Притязания основанные на праве собственности». В данном случае мы можем видеть некую схожесть с законодательством Российской империи. Дело в том, что глава со схожим названием, а именно глава IV тома X Свода законов Российской империи звучала: «О праве судебной защиты по имуществам».

Также необходимо обратить внимание на формулировку, указанную в первых двух предложениях ст. 664: «Тот кто добросовестно купил или посредством дара или наследства получил вещь от наследующего ею насильственно, обязан возвратить ее, хотя бы она находилась у другого». По своей сути это была виндикационная защита. Между тем, в издании свода законов Российской империи 1900 года уже была включена ст.635, которая полностью копировала вышеуказанную ст. 664, правда со следующей оговоркой: «…если имение было в залоге, то добросовестный приобретатель обязан был отдать денежную сумму необходимую для выкупа из залога».

Однако, необходимо отметить, что у данного иска существовали определённые ограничения. Исходя из буквального толкования нормы права, имеется исчерпывающий перечень условий, при которых можно виндицировать вещь у добросовестного владельца: «…если вещь была получена в следствии купли-продажи, дарения или наследства…» - данное ограничение не было характерно для законодательства Российской империи. Также имеются вопросы относительно применения данной нормы в случае, если вещь была получена вследствие иных сделок. В своде законов Российской империи такого ограничения и пробела не наблюдалось. Такое положение дел можно связать с тем, что т.н. «Шестикнижие Арменопула» было частной кодификацией византийского права, созданной верховным судьей в 14 веке. Данная кодификация незначительно дополнялась с течением времени, что, однако, не помогло полностью устранить пробелы в регулировании защиты вещных прав. Вызвано это, отчасти, различиями в юридической технике того времени по сравнению с юридической техникой рассматриваемого периода.

Анализируя последние два предложения статьи 664, можно увидеть следующую формулировку: «Владеющий отнятой насильно вещью так же платит за оную, хотя и не он навел страх и эта вещь оплачивается вчетверо т.е. со всеми доходами и принадлежностью». Стоить отметить, что в томе X Свода законов Российской империи (ред. 1832 года), была весьма схожая по своему смыслу и содержанию статья 362, в соответствии с которой добросовестный владелец был обязан возвратить вещь законному владельцу. Однако, у добросовестного владельца отсутствовала обязанность возвратить доход полученный от использования вещи и убытки, которые титульный владелец понес в ходе поиска вещи. Иными словами, исходя из формулировки ст. 664, добросовестный владелец должен был возместить полученные от использования вещи доходы (ни что иное, как упущенную выгоду), в то время, как в ст. 362 такой обязанности не было. В последующих изданиях возмещение упущенной выгоды так же не вменялось в обязанность добросовестного приобретателя.

Гражданское право Бессарабии позволяло защищать права третьих лиц (чего не было в законодательстве Российской империи) посредством ст. 665, в которой говорилось следующее: «…если у кого-нибудь отнимут имение, которое было взято для обработки и пользования, то через год он может взять его обратно посредством иска о насилии, но против наследников он не имеет права иска о насилии, разве только по части им доставшейся». В данной статье вводится так называемый «иск о насилии». Особенность данного способа защиты вещного права заключается в том, что его могло предъявить исключительно лицо, которое взяло имение для пользования или обработки (то есть не является собственником). На первый взгляд, данный вид защиты весьма похож на виндикационный иск, однако, это не так. Дело в том, что, для иска о насилии имеется срок, по истечении которого он может быть подан, в то время как для виндикационной защиты такой срок не был предусмотрен.

Если же говорить о различиях между иском о насилии и негаторным иском, то они очевидны: цель иска о насилии не устранение каких-либо препятствий, а именно физический возврат в пользование.

В контексте данного исследования интерес представляет ст. 666, в которой сказано, что «…лицо, возвращающее вещь, не должно иметь ни прибыли, ни убытков от нее». Говоря о томе X свода законов Российской империи, необходимо отметить, что такой статьи не было, однако были нормы, посредством которых обеспечивался тот же самый принцип. К примеру, ст. 631, по условиям которой добросовестному владельцу возмещались расходы понесённые на содержание вещи.

Также весьма интересна ст. 671, в которой говорится следующее: «Если добросовестный владелец, сделав к вещи прибавление или улучшения, отдавая вещь назад, захочет оценить ее, то, если он насадил виноград, маслины и т.п. вещи дорого им ценимые, то ему возвращаются издержки, однако, если издержки велики, а прибавленная вещь меньше стоит, то ему возвращают цену прибавленной вещи, ибо он осуждается как безрассудный, без предусмотрения истративший деньги на нехорошую землю». Здесь наблюдается ни что иное, как своеобразная реституция. Однако, есть и исключения, ст. 673 говорит о том, что «…животные, а также их молоко, шерсть и приплод всегда будут принадлежать только добросовестному приобретателю». Также есть еще одно положение, защищающее право добросовестного приобретателя: «В случае, если лицо, добросовестно владевшее от засева поля и до сбора плодов, узнало, что оно чужое, то все плоды и прибыль с них будет принадлежать ему, как добросовестному владельцу».

Статьями 677-678 провозглашалась, фактически, неограниченная возможность виндикации от недобросовестного владельца (в том числе и от наследника недобросовестного владельца) [7, с. 124].

Если же говорить о регионах Российской империи, которые не обладали автономией, то тут также встречается ограничение виндикации. Данное ограничение проявлялось в рамках судебной практики. Правительствующий сенат признавал, с одной стороны, возможность истребования имущества его собственником из рук любого приобретателя [1-2], а с другой стороны, подтверждал бесповоротность прав приобретателей, рассматривая их права как не подлежащие спору [3].

Так, например, решением Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената за 1878 г. N 77 применимость виндикационного иска ограничивалась через призму наследственного дела, а вот в решении Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената за 1879 г №19, ограничение происходило через «процессуальные рамки» т.е. суд указывал на то, что некорректно был подан виндикационный иск, и, частично, прописывал процедуру подачи такого иска. Суть этого дела была в следующем: житель деревни обратился в суд с иском о восстановлении владения пастбищем в одном из урочищ (ни что иное как виндикационный иск), которое нарушено мелкопоместными жителями той же деревни; чуть позже, в отношении тех же мелкопоместных подали иск другие жители; далее, данные иски были объединены в одно дело. В данном случае, эти два примера ни что иное как ограничение виндикации посредством судебной практики. Наблюдалось данное ограничение с 1878 года, как можно видеть из ранее приведенных решений. Именно судебная практика положила начало процессу ограничения рамок виндикации т.к. до этих постановлений, трактуя законодательство буквально, виндикация абсолютно ничем не ограничивалась, однако правоприменение внесло свои «коррективы», и сложилась следующая ситуация: с одной стороны, виндикация все так же являлась не ограниченной, однако, со стороны судебной практики, она ограничивалась.

На основании проведенного исследования, можно сделать следующие выводы:

1) В законодательстве, действовавшем на территории Бессарабии, существовала негаторная защита, в качестве отдельного способа защиты вещного права.

2) Имелась схожесть в правовом регулировании защиты вещных прав общеимперского законодательства и законодательства, действовавшего на территории Бессарабии.

3) Различия в регулировании виндикации, в качестве способа защиты вещного права, были несущественны. В законодательстве Бессарабии виндикационные ограничения были закреплены законом, а на остальной территории Российской империи, не обладавшей автономией, данный способ защиты получил свои ограничения посредством судебной практики. Фактические судебные решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената говорили о невозможности применения иска в тех или иных случаях и также ставили своеобразные рамки (например, прописывали процедуру подачи виндикации).

4) Отличительной особенностью виндикации в Бессарабии являлось ее частичное ограничение в отношении добросовестного владельца и только в отношении отдельных конкретных вещей

Что же до применимости в рамках действующего законодательства, то нет надобности применять выявленные конструкции, в связи с тем, что похожие положения, правда доработанные, уже имеются. Однако, проблема расчётов при возврате имущества из незаконного владения до сих пор является актуальной. Так ст. 303 ГК РФ не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведен­ных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собствен­нику, причитаются доходы от имущества. Иными словами, до того, как добросовестный владелец получил повестку в суд, узнал или должен был узнать о неправомерности владения. Фактически, складывается следующая ситуация: добросовестному владельцу приходит повестка из суда о заявлении на его имущество виндикационного иска, однако, к тому времени были потрачены уже определенные деньги для поддержания собственности в надлежащем состоянии, и эти средства, исходя из формулировки статьи, ему никто не возместит. Даже при условии, что он не догадывался о том, что владеет чужой собственностью. В данном случае весьма интересно было бы применить принцип указывавшийся в ст. 666, который носит декларативный характер и конструкцию ст.631 свода законов Российской империи (в ней нет привязки к моменту, с которого можно требовать издержки, понесённые на поддержание вещи).

Библиография
1.
Решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената за 1870 г. (N 337). Екатеринославль, 1910. С. 456
2.
Решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената за 1878 г. (N 77). СПб., 1879. С. 243
3.
Решения Гражданского кассационного департамента Правительствующего сената за 1879 г. (N 31, 22, 50). Екатеринославль, 1904. С. 69-138
4.
Анненков К. Начала русского гражданского права. Выпуск 1. СПб., 1900. С. 85-86
5.
Военно-статистическое обозрение Российской империи.т.XI.ч.3. Бессарабская область. Спб., 1849. С. 90
6.
Временное правление в Бессарабии // Записки Бессарабского статистического комитета. Кишинев, 1868. Т. 3. С. 108-110
7.
Гроссман С. М. Местные законы Бессарабии: полный систематический сборник местных бессарабских законов Арменопула, Донича, Соборной Грамоты Маврокордато и ручной книги о браках, с позднейшими узаконениями и разъяснениями по решениям Гражданского кассационного департамента, Общее собрание и Соед. присутствия документов Правительствующего Сената и по сборникам Р. Кохманского и М. Шимановского : с алфавитным предметным указателем. Спб ., 1904.С. 429
8.
Егунов А.Н. Местные гражданские законы Бессарабии. Спб., 1881. С.8-9
9.
Кассо Л.А. Византийское право в Бессарабии. М., 1907. С. 49
10.
Кодан С.В., Февралёв С.А. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕСТНОГО ПРАВА В БЕССАРАБИИ В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1812-1917 гг.) // Юридические исследования. — 2013.-№ 4.-С.230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_502.html
11.
Куницкий П.С. Краткое статистическое описание Заднестровской области, присоединенной к России по мирному трактату, заключенному с Портою Оттоманскою в Бухаресте 1812 года. Спб., 1813. С. 19
12.
Линовский В.А. О местных бессарабских законах. Одесса, 1842. С. 39
13.
Морозан В.В. Формирование и деятельность административных органов управления в Бессарабской области в начале ХIХ в. // Клио. Журнал для ученых. 2005. № 1 (28). С. 125–134
14.
Накко А. Очерк гражданского устройства Бессарабской области с 1812 по 1828 г. // Записки Одесского общества истории и древностей. – Одесса, 1900. С. 115
15.
Нольде А.Е. Очерки по истории кодификации местных гражданских законов при графе Сперанском. СПб., 1914. C.75-280
16.
Пахман С.В. История кодификации гражданского права. Спб., 1876. Т.2 С. 485
17.
Пергамент М.Я. О применении местных законов Арменопула и Донича. Спб., 1905. С. 8
18.
Победоносцев К.П. Курс гражданского права. Первая часть: Вотчинные права. СПб., 1896. С.800
19.
Тесля А.А. Источники гражданского права Российской империи XIX – начала ХХ века. Хабаровск, 2005 С. 68-77
References (transliterated)
1.
Resheniya Grazhdanskogo kassatsionnogo departamenta Pravitel'stvuyushchego senata za 1870 g. (N 337). Ekaterinoslavl', 1910. S. 456
2.
Resheniya Grazhdanskogo kassatsionnogo departamenta Pravitel'stvuyushchego senata za 1878 g. (N 77). SPb., 1879. S. 243
3.
Resheniya Grazhdanskogo kassatsionnogo departamenta Pravitel'stvuyushchego senata za 1879 g. (N 31, 22, 50). Ekaterinoslavl', 1904. S. 69-138
4.
Annenkov K. Nachala russkogo grazhdanskogo prava. Vypusk 1. SPb., 1900. S. 85-86
5.
Voenno-statisticheskoe obozrenie Rossiiskoi imperii.t.XI.ch.3. Bessarabskaya oblast'. Spb., 1849. S. 90
6.
Vremennoe pravlenie v Bessarabii // Zapiski Bessarabskogo statisticheskogo komiteta. Kishinev, 1868. T. 3. S. 108-110
7.
Grossman S. M. Mestnye zakony Bessarabii: polnyi sistematicheskii sbornik mestnykh bessarabskikh zakonov Armenopula, Donicha, Sobornoi Gramoty Mavrokordato i ruchnoi knigi o brakakh, s pozdneishimi uzakoneniyami i raz''yasneniyami po resheniyam Grazhdanskogo kassatsionnogo departamenta, Obshchee sobranie i Soed. prisutstviya dokumentov Pravitel'stvuyushchego Senata i po sbornikam R. Kokhmanskogo i M. Shimanovskogo : s alfavitnym predmetnym ukazatelem. Spb ., 1904.S. 429
8.
Egunov A.N. Mestnye grazhdanskie zakony Bessarabii. Spb., 1881. S.8-9
9.
Kasso L.A. Vizantiiskoe pravo v Bessarabii. M., 1907. S. 49
10.
Kodan S.V., Fevralev S.A. FORMIROVANIE I RAZVITIE MESTNOGO PRAVA V BESSARABII V SOSTAVE ROSSIISKOI IMPERII (1812-1917 gg.) // Yuridicheskie issledovaniya. — 2013.-№ 4.-S.230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://e-notabene.ru/lr/article_502.html
11.
Kunitskii P.S. Kratkoe statisticheskoe opisanie Zadnestrovskoi oblasti, prisoedinennoi k Rossii po mirnomu traktatu, zaklyuchennomu s Portoyu Ottomanskoyu v Bukhareste 1812 goda. Spb., 1813. S. 19
12.
Linovskii V.A. O mestnykh bessarabskikh zakonakh. Odessa, 1842. S. 39
13.
Morozan V.V. Formirovanie i deyatel'nost' administrativnykh organov upravleniya v Bessarabskoi oblasti v nachale KhIKh v. // Klio. Zhurnal dlya uchenykh. 2005. № 1 (28). S. 125–134
14.
Nakko A. Ocherk grazhdanskogo ustroistva Bessarabskoi oblasti s 1812 po 1828 g. // Zapiski Odesskogo obshchestva istorii i drevnostei. – Odessa, 1900. S. 115
15.
Nol'de A.E. Ocherki po istorii kodifikatsii mestnykh grazhdanskikh zakonov pri grafe Speranskom. SPb., 1914. C.75-280
16.
Pakhman S.V. Istoriya kodifikatsii grazhdanskogo prava. Spb., 1876. T.2 S. 485
17.
Pergament M.Ya. O primenenii mestnykh zakonov Armenopula i Donicha. Spb., 1905. S. 8
18.
Pobedonostsev K.P. Kurs grazhdanskogo prava. Pervaya chast': Votchinnye prava. SPb., 1896. S.800
19.
Teslya A.A. Istochniki grazhdanskogo prava Rossiiskoi imperii XIX – nachala KhKh veka. Khabarovsk, 2005 S. 68-77

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предмет исследования - сравнительный анализ законодательства Бессарабии с нормами гражданского законодательства Российской империи в сфере защиты вещных прав. Методология исследования состоит из ряда методов: основной - сравнительно-правовой, формально-юридический, анализ научной литературы и правовых актов. Автор с успехом пользуется ими. Актуальность исследования заключается в необходимости проведения сравнительного анализа положений законодательства Бессарабии и норм гражданского законодательства Российской империи, причем только в сфере защиты вещных прав. При этом другие авторы исследовали несколько иные вопросы, оставив в стороне исследование законодательства в период с 1812 по 1917г.г. Автор это показал в своей статье. Научная новизна статьи хорошо прослеживается. Автор правильно формулирует вопросы и проводит теоретическое исследование. Новизна заключается в обосновании схожести и различий при защите вещных прав в те годы в законодательстве. Стиль, структура, содержание соответствуют статьям такого рода, т. е. в сравнении положений законодательства Бессарабии и норм гражданского законодательства Российской империи. Автор также использует материал других исследователей, как опубликовавших свои работы до Революции 1917 г., так и современных исследователей. В сфере защиты вещных прав используются негаторный («На основании данной нормы, можно с уверенностью сказать, что на рассматриваемой территории действовала негаторная защита», ст. 603), так и виндикационный иски («По своей сути это была виндикационная защита», ст. 664). Им четко показано схожесть видов защиты в законодательстве Бессарабии и Российской империи. При этом автор делает переход и к современному законодательству России. Кстати не совсем ясна интерпретация ст. 303 ГК РФ, когда автор говорит о том, что «не предусматривает возмещение необходимых затрат, произведен¬ных добросовестным владельцем за тот период, когда ему, а не собствен¬нику, причитаются доходы от имущества» и далее «добросовестному владельцу приходит повестка из суда о заявлении на его имущество виндикационного иска, однако, к тому времени были потрачены уже определенные деньги для поддержания собственности в надлежащем состоянии, и эти средства, исходя из формулировки статьи, ему никто не возместит». Но ст. 303 ГК РФ говорит об обратном: «При истребовании имущества из чужого незаконного владения собственник вправе также потребовать … от добросовестного владельца возврата или возмещения всех доходов, которые он извлек или должен был извлечь со времени, когда он узнал или должен был узнать о неправомерности владения или получил повестку по иску собственника о возврате имущества». Поэтому не совсем ясно предложение автора «В данном случае весьма интересно было бы применить принцип указывавшийся в ст. 666, который носит декларативный характер и конструкцию ст.631 свода законов Российской империи (в ней нет привязки к моменту, с которого можно требовать издержки, понесённые на поддержание вещи)»? Библиография представлена современная, полная и достаточная для раскрытия предмета статьи. Апелляция к оппонентам присутствует в достаточном количестве и представлена в виде ссылок. Выводы – статью можно опубликовать. Интерес читательской аудитории будет.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"