Статья 'К вопросу о нормативно-правовом регулировании организации аспирантуры в СССР в конце 1920-х-1930-х годах' - журнал 'Политика и Общество' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Политика и Общество
Правильная ссылка на статью:

К вопросу о нормативно-правовом регулировании организации аспирантуры в СССР в конце 1920-х-1930-х годах

Милаева Оксана Всеволодовна

кандидат исторических наук

доцент, Пензенский государственный университет

440035, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Красная, 40, оф. 5

Milaeva Oksana Vsevolodovna

PhD in History

Docent, the department of Philosophy and Social Communication, Penza State University

440035, Russia, Penza, Krasnaya Street 40, office #5

milaevaov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Морозов Сергей Дмитриевич

доктор исторических наук

профессор, кафедра "История и философия", Пензенский государственный университет архитектуры и строительства

440028, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Германа Титова, 28, оф. 2217

Morozov Sergei Dmitrievich

Doctor of History

Professor of the Department of History and Philosophy at Penza State University of Architecture and Building

440028, Russia, Penzenskaya oblast', g. Penza, ul. Germana Titova, 28, of. 2217

morozova4591@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Сиушкин Альберт Евгеньевич

кандидат социологических наук

доцент, Пензенский государственный университет

440035, Россия, Пензенская область, г. Пенза, ул. Красная, 40, оф. 5

Siushkin Al'bert Evgen'evich

PhD in Sociology

Docent, the department of Theory of State and Law, and Political Science, Penza State University

440035, Russia, Penza, Krasnaya Street 40, office #5

bert_s@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0684.2018.11.27436

Дата направления статьи в редакцию:

18-09-2018


Дата публикации:

01-12-2018


Аннотация: Актуальность обращения к истории формирования аспирантуры как системы подготовки научных кадров обусловлена попытками ее реформирования на современном этапе. Объектом исследования является формирование аспирантуры как системы подготовки научных кадров в СССР в конце 1920-х-1930-е гг. Предметом изучения – нормативно-правовые акты и документы, направленные на регулирование процесса организации системы аспирантуры. Целью данной статьи является выделение основных этапов становления аспирантуры в 1930-х гг. и роли государственно-правовых механизмов осуществления этого процесса. В задачи исследования включаются: рассмотрение основных актов и документов, оказавших влияние на организацию системы аспирантуры и становление ее нормативной базы; анализ документов, направленных на решение методических вопросов функционирования аспирантуры, нормативных основ аттестации научных кадров и системы управления подготовкой научных кадров через аспирантуру. Реализация исследовательских задач была достигнута на основе источниковедческого анализа документов (постановлений и распоряжений правительства СССР, нормативных актов различных ведомств), опубликованных и архивных источников. Методологический аппарат включает историко-хронологический метод, методы анализа и синтеза, метод анализа нормативно-правовых актов. Выявлены основные этапы процесса организации системы подготовки научных кадров через аспирантуру в СССР 1930-х гг., тенденции и механизмы нормативно-правового регулирования этого процесса: 1. 1929-1933 годы; 2. 1934-1938 годы;3. 1939-1941 годы. Развитие аспирантуры в заявленных хронологических рамках отдельным предметом изучения ранее не являлось, что обуславливает новизну исследования.


Ключевые слова: советское право, советская апирантура, советская наука, организация науки, научная политика, научные кадры, подготовка научных кадров, управление наукой, наука в СССР, государственное регулирование науки

Abstract: The relevance of referring to the history of establishment of postgraduate education as the scientific personnel training system is substantiated by the attempts of its reforming at the present stage. The object of this research is the establishment of postgraduate education as the system for preparing scientific personnel in the Soviet Union during the late 1920’s – 1930’s. The subject is the legal acts and regulatory documents aimed at maintaining the organization process of the system of postgraduate education. The goal of this work lies in determining the key stages in establishment of postgraduate education in the 1930’s and the role of state-legal mechanism of implementation of this process. The author examines the basic acts and documents that affecter the organization of the system of postgraduate education and the establishment of is regulatory framework; analyzes the documents aimed at resolution of procedural questions regarding the functionality of postgraduate education; considers the legal framework of performance assessment of the scientific personnel and supervision of scientific personnel training through postgraduate education. Methodological apparatus contains the historical-chronological method, analysis and synthesis of the legal and regulatory framework, historiographical analysis, exploration of the published and archival sources. The authors determine the key stages in organization process of preparing the scientific personnel through postgraduate education in the Soviet Union during the 1930’s; trends and mechanism of the legal and regulatory framework of this process during the three different periods (1929-1933; 1934-1938; and 1939-1941). The scientific novelty is defined by the fact that the development of postgraduate education within the indicated chronological context has not been previously a separate subject of research.



Keywords:

training of scientific personnel, scientific personnel, Soviet scientific policy, the organization of science, Soviet science, Soviet postgraduate studies, Soviet law, science management, science in the USSR, state regulation of science

К вопросу о нормативно-правовом регулировании организации аспирантуры в СССР в конце 1920-х-1930-х годах

Актуальность обращения к истории формирования аспирантуры как системы подготовки научных кадров обусловлена попытками ее реформирования на современном этапе. Объектом исследования в данной статье является формирование аспирантуры как системы подготовки научных кадров в СССР в конце 1920-х-1930-е гг. Предметом изучения – нормативно-правовые акты и документы, направленные на регулирование процесса организации системы аспирантуры. Основной целью данной статьи является выделение основных этапов становления аспирантуры как системы подготовки научных кадров в СССР на протяжении предвоенного десятилетия и роли государственно-правовых механизмов осуществления этого процесса. В задачи исследования включаются: рассмотрение основных актов и документов, оказавших влияние на организацию системы аспирантуры и становление ее нормативной базы; анализ документов, направленных на решение методических вопросов функционирования аспирантуры, нормативных основ аттестации научных кадров и системы управления подготовкой научных кадров через аспирантуру. Хронологические рамки исследования обусловлены началом масштабной экономической реконструкции страны и с началом второго периода реорганизации системы высшего образования, окончательным выделением науки и собственно аспирантуры в особый сектор государственной научной политики, организацией и реформированием структур управления научно-исследовательской работой и подготовкой научных кадров. Именно в предвоенное десятилетие была организована разветвленная вузовская сеть, где сосредотачивались основные аспирантские контингенты, перестроена научно-исследовательская работа вузов на принципиально новых структурно-организационных и методологических началах. Ограничение исследования концом 1930-х годов обусловлено тем, что к этому времени завершились процессы реорганизации науки и вспомогательных систем (подготовки научных кадров, квалификационной аттестации и пр.), которые в общих чертах практически без изменений просуществовали до середины 1950-х годов.

Реализация исследовательских задач была достигнута на основе анализа нормативных актов и документов государственных и партийных органов, позволяющих выявить основные этапы, задачи и направления процесса формирования советской аспирантуры в 1930-х гг. (партийных и правительственных постановлений и распоряжений ЦИК и СНК СССР и РСФСР, нормативных актов соответствующих ведомств, положений об аспирантуре), опубликованных и архивных источников. Методологический аппарат включает историко-хронологический метод, методы анализа и синтеза, метод анализа нормативно-правовых актов.

В рамках данной статьи полную историографию вопроса привести не представляется возможным, однако можно выделить ряд направлений исследований в новейшей историографии по данной теме. В исследованиях, посвященных истории аспирантуры СССР, основное внимание уделялось формам управления наукой, деятельности специальных органов управления [1], государственному планированию и финансированию научных исследований, развитию сети вузов в регионах и подготовки научных кадров при них [2]. Следует отметить работы, посвященные изучению истории возникновения и современного состояния российской системы аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации [3], аспектам развития государственной системы подготовки кадров через аспирантуру [4], аспектам правового оформления советской аспирантуры [5]. В ряде работ освещается подготовка кадров через аспирантуру по отдельным направлениям. [6-8] Значительная часть работ по теме советской аспирантуры посвящена проблемам и формам аттестации научных кадров [9-18], политико-идеологическому влиянию на систему аттестации научных кадров и деятельности ВАК [19]. Отметим, что развитие аспирантуры в заявленных хронологических рамках отдельным предметом изучения ранее не являлось, что обуславливает новизну исследования.

Со времен СССР аспирантура занимала промежуточное положение между наукой и образованием, функционируя как самостоятельная система по подготовке научных кадров. С 2013 года в процессе реформирования она утратила свое уникальное положение и на уровне законодательства стала рассматриваться как третья ступень высшего образования (после бакалавриата и магистратуры). Обращаясь к периоду формирования аспирантуры в СССР – 1930-м гг. – следует отметить многочисленные параллели с современным этапом организации науки: административные методы регулирования научными структурами и централизация управления, создание наднаучных руководящих организационных форм, регулирование тематики научных изысканий и целых направлений, акцент на практико-ориентированный подход и применение результатов научных изысканий, отделение вузов от собственно науки и пр. Актуальность обращения к изучению периода, когда сама эта система формировалась, с целью изучения причин ее определенной структурной организации, механизмов регулирования и управления, зафиксированных в документальной базе ее существования в течение почти ста лет несомненна, поскольку позволяет увидеть те элементы, которые являются условиями функционирования самой системы подготовки кадров через аспирантуру в современных условиях. И спрогнозировать те возможные результаты при доведении реформирования до определенной точки бифуркации, когда существование этой системы становиться невозможным.

Оформление самостоятельного института аспирантуры как основной формы подготовки научных и научно-педагогических кадров в СССР относится к 1930-м гг., когда были сформированы ее организационные и управленческие структуры, нормативно-правовая база, методическое сопровождение, квалификационно-аттестационные структуры и показатели. До начала активного государственно-нормативного регулирования широкого распространения подготовка научных кадров через аспирантуру не получила. В этом можно убедиться в том числе и на материалах переписки между Академией наук, Комиссией по подготовке научных работников Наркомпроса РСФСР, Отделом научных учреждений Совнаркома СССР в 1929 г., где речь идет непосредственно о состоянии дел аспирантуры. Так, Комиссия по подготовке научных работников Наркомпроса РСФСР направила 27 мая 1929 г. в АН СССР письма с просьбой предоставить отчетность по подготовке аспирантов. [20, с. 195]Помимо Академии наук, такое же письмо было направлено в Комитет по заведованию учеными учреждениями и учебными заведениями ЦИК СССР, ВСНХ СССР, Наркомздрав РСФСР, Наркомпросы союзных республик, Комакадемию и в другие государственные органы и научные учреждения, связанные с реализацией этого процесса. В письмах содержалась просьба предоставить списки и анкеты аспирантов, сметы по расходам на аспирантов, включая оплату научного руководства. В п.2 и п.3 письма имелось требование предоставить организационные документы по функционированию аспирантуры: пятилетний план подготовки аспирантуры, Положение об аспирантуре, Положение о системе подготовки аспирантуры, Положение о защите диссертации, программы занятий аспирантов по марксистской методологии и пр. Ответ АН СССР позволяет констатировать отсутствие планомерной организационной работы в этом направлении, документальной базы функционирования аспирантуры. В ответном письме Академии наук от 11 июня 1929 г.[20, с. 195-197] отмечалось, что институт аспирантуры, как таковой, в стране еще только организуется, а основания для его развития предварительно начали вырабатываться Организационной комиссией АН СССР в апреле того же года. Отсутствовали «Положения об аспирантах», пятилетние планы подготовки контингента. Обеспечение профессиональной подготовки научных кадров, как отмечалось в письме, реализовалось через институт практикантов при АН СССР, который решением Организационной комиссии от 17 апреля 1929 года ликвидировался. [20, с. 197] Решение о ликвидации было подтверждено и решением Отдела научных учреждений Совнаркома СССР. [20, с. 198]

Фактически, к концу 1920-х гг., когда задача развития аспирантуры как системы подготовки научных кадров в масштабе государства, включая формирование нормативной и методической базы, широких аспирантских контингентов, решалась на уровне отдельных учреждений, количественного или заметного качественного роста подготовки кадров высшей квалификации не наблюдалось. При саморегулировании, без государственного вмешательства развитие аспирантуры не проходило в требуемых для модернизации масштабах, не решало задачу, сформулированную еще вдекрете СНК от 2 сентября 1921 г. «О высших учебных заведениях РСФСР» [21, с. 803-809], где в п.1.б обозначено, что целью вузов является, в том числе, «подготовлять научных работников для обслуживания научных, научно-технических и производственных учреждений Республики, в частности, для самих высших учебных заведений».

Возможно, это было связано с возникшей в социальной сфере диспропорцией, обусловленной различием между сформулированными на государственном уровне задачами широкой модернизации и возможностями развития науки в СССР (стране преимущественно аграрной в 1920-х гг., научные ресурсы которой вполне соответствовали этому уровню). Поэтому с первого момента плановой подготовки научных кадров в годы первой пятилетки из двух типов связей в структуре научного потенциала – государственного воздействия или взаимодействия государственных и научных структур – основную роль стали играть первые. Перед государством стояло несколько задач: создание унифицированной нормативно-правовой базы функционирования системы подготовки кадров высшей квалификации, структур управления ею, формирование широких аспирантских контингентов для покрытия в перспективе потребности в научных кадрах не только в центре, но в краях и республиках, регламентация процессов обучения и аттестации будущих научных кадров.

Ряд этих задач поставлен в постановлении ЦК ВКП (б) «О научных кадрах ВКП (б)» от 26 июня 1929 г. [22, с. 524-526], что можно считать начальным (первым) этапом организационного оформления аспирантуры в государственном масштабе. В названном постановлении отражены значимые направления работы по подготовке научных кадров и некоторые принципы организации науки, что впоследствии найдет отражение во всех документах, имеющих отношение к организации системы аспирантуры.

1. Унификация законодательной базы функционирования системы подготовки научных кадров во всех вузах, втузах, научно-исследовательских учреждениях (далее НИУ). Ответственность за разработку этой базы возлагалась на президиум Коммунистической академии и соответствующие ведомства; устанавливался и срок реализации в три месяца (п.1).

2. Доминирование прикладного (в меньшей степени фундаментального) подхода к науке, приведение плана подготовки научных работников в соответствие с планами развития народного хозяйства при обязательном создании единого всесоюзного центра планирования научно-исследовательских работ в течение пяти месяцев (п.5).

3. Партийный и общественный контроль за выдвижением претендентов на научную работу. При этом отбор студентов-выдвиженцев возлагался на общественные организации и профессорско-преподавательский состав соответствующих учреждений (п.3,5).

4. Партийный и классовый подход к подбору кадров будущих научных работников (аспирантов). При этом приоритет в плане подготовки и продвижения по научной карьере отдавался коммунистам и партийным функционерам. Устанавливались контрольные цифры, фиксирующие необходимый процент приема коммунистов (60%) и социальный состав будущих научных работников: предпочтение отдавалось выходцам из рабочих и крестьян (п.3), коммунисты в составе аспирантов должны были составлять не менее 40%.

5. Обязательное участие соответствующих ведомств (Наркомпрос, ВСНХ, Наркомдрав и пр.) в работе по подбору и подготовке научных кадров, включая их распределение и формирование краевых и областных ведомственных органов, руководящих работой вузов, втузов и НИИ (п.2).

Основной проблемой первого этапа организации аспирантуры стало отсутствие не столько централизованного управления, сколько отсутствие системного планирования научно-исследовательской работы и фиксации ее результатов на государственном уровне. Именно это отмечалось в ходе обследования работы вузов и НИИ со стороны Рабоче-крестьянской инспекции (РКИ) в1930 году. Инспекция пришла к выводу, что Госпланом не разработана какая-либо методология планирования научно-исследовательской работы. [23] К организационным недостаткам были отнесены отсутствие учета самих НИУ, результатов их работы, кадрового потенциала, отсутствие органов планирования НИР. Внутрисистемными проблемами организации науки РКИ были названы отсутствие взаимодействия между ведомственными НИИ, вузами и втузами, между потребностями народного хозяйства и тематикой НИР организаций. С целью систематизации НИР в государственном масштабе вносилось предложение по организации особых органов: Комитета науки с оперативными функциями при СНК СССР (или в системе Госплана), специальных ассоциаций при ведомствах (ВСНХ, Наркомзем, Наркомтруд, Наркомторг, Наркомпрос и др.), в которые входили бы и представители вузов, ведущих научную работу.

Второй важной проблемой, которая не была решена без государственного вмешательства, являлась крайняя малочисленность контингентов, обучающихся по программам аспирантуры, особенно в краях и областях. Немаловажным является то, что в сфере подготовки научных кадров, как и в других важнейших сферах жизнедеятельности общества, в рассматриваемый период темпы осуществления преобразований значительно опережали накопленные к концу 1920-х годов возможности кадрового потенциала страны. В деле подготовки научных кадров это привело к усилению внимания к количественной, а не качественной составляющей подготовки научных кадров под давлением государства. Вследствие чего, параллельно с процессом разработки принципов планирования и управления наукой (в перспективе вылившегося в базовые основания концепции плановой науки) начинается работа над ускоренным экстенсивным наращиванием аспирантских контингентов. Так, в 1930 году Наркомпросом были открыты годичные курсы по подготовке кандидатов в аспирантуру, а в края, области и республики рассылались разверстки с цифрами обязательного набора кандидатов. Обращает на себя внимание, что на курсы принимались в том числе и лица, не получившие законченного высшего образования, но имевшие опыт практической работы в выбранной сфере. Вступительных испытаний в аспирантуру не предусматривалось, а все, кто успешно выполнил годовой план, зачислялись в аспирантуру в первую очередь.

Органом управления, который обратился к системному планированию работы аспирантуры при вузах и втузах на уровне издания подзаконных актов, является Комитет по заведованию учеными учреждениями и учебными заведениями ЦИК СССР (Ученый комитет). В разработанных им «Указаниях по вопросам аспирантуры» отмечалась необходимость при планировании и наборе аспирантских контингентов исходить из согласования потребностей вузов, втузов с потребностями ведущих отраслей хозяйства края/области. Предлагалась система планирования работы аспирантуры и учета аспирантских контингентов, включавшая анализ имеющегося состава аспирантов, источников его пополнения (студенты-выдвиженцы, студенты старших курсов, младшие научные сотрудники, повышающие квалификацию). В разработанном вузом или втузом пятилетнем плане требовалось представить мероприятия по улучшению подготовки аспирантов (с установлением двухлетнего среднего срока обучения в аспирантуре); финансовую сторону подготовки научных кадров (стипендии, оплату научного руководства, научные командировки и т.д.). [24] В показатели оценки эффективности работы по формированию аспирантских контингентов включали, помимо остальных, критерии социального происхождения, партийности, стажа общественной работы кандидатов в соответствии с интенциями постановления «О научных кадрах ВКП (б)» от 26 июня 1929 г.

Помимо нормативных и организационных мер, советским государством применялись и экономические методы стимулирования роста научных кадров. Формирование значительных аспирантских контингентов сопровождалось проработкой вопросов их материального обеспечения (стипендий), оплаты научного руководства и обеспечения жилищными условиями. Так, в 1930 году вышло постановление ЦИК и СНК Союза ССР № 52/752 от 23 декабря 1930 г. «О размере стипендий для аспирантов при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях», где указывалось на необходимость «повысить с 1 января 1931 г. до 200 рублей в месяц размер стипендий для имеющих несовершеннолетних детей аспирантов при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях». [25, с. 18] Постановлением ЦИК СССР N 65, СНК СССР N 751 от 27.04.1933 «О размере стипендий для аспирантов втузов, вузов и научно-исследовательских институтов» [26] при условии нормальной успеваемости стипендия сохранялась в размере 200 руб. в месяц, а при повышенной успеваемости — 250 руб. в месяц. При этом руководителям учреждений (начальникам секторов кадров и науки наркоматов) по представлению директоров институтов было предоставлено право устанавливать для особо выделяющихся в научной работе аспирантов стипендию в размере до 300 руб. в месяц. Для аспирантов-ассистентов при НИИ размер стипендии составлял 300 руб. в месяц.

Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 30.05.1930 «Об оплате жилых помещений получающими стипендии учащимися государственных учебных заведений и аспирантами научно-исследовательских учреждений» [27] размер квартирной платы для аспирантов устанавливался, «исходя из ставок, установленных для рабочих и служащих в зависимости от общей суммы заработка стипендиата (включая как стипендию, так заработную плату и другие доходы)» (п.1). для тех аспирантов, доход которых составляла только стипендия, п.2 постановления предусматривалось снижение оплаты квартиры на 25%.

С 1934 г. в отношении прав на обеспечение жилищными условиями аспиранты уже приравнивались к научным работникам и имели право пользоваться всеми льготами, установленными для научных работников на основании ст.13 постановления СНК СССР от 13 января 1934 г. № 78 «О подготовке научных и научно-педагогических работников». [28] Аспиранты могли пользоваться и дополнительной площадью (не менее 20 кв.м.) в соответствии с постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 ноября 1934 года «О жилищных правах аспирантов при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях». [29]

На закрепление статуса аспирантуры как основной системы подготовки научных кадров, оказало влияние постановление СНК РСФСР № 752 от 13 июля 1931 г. «О реорганизации государственных университетов» [30, с. 693-695], восстановившее университеты после «ликвидаторской» реформы в связи с постановлением ЦИК и СНК СССР от 23 июля 1930 г. «О реорганизации высших учебных заведений, техникумов и рабочих факультетов». [31] В фокусе внимания данного документа находились проблемы ведения научно-исследовательской работы и подготовки кадров по естественно-научным и физико-математическим дисциплинам. В соответствии с документом эти виды деятельности должны были быть сосредоточены в восстановленных университетах. В компетенции вузовской аспирантуры оставалась подготовка научных работников «второго» разряда, то есть ассистентов для вузов и втузов; научных работников более высокой квалификации - для самостоятельной педагогической и исследовательской работы. После восстановления в университетах факультетской системы, закреплению института аспирантуры как системы подготовки высококвалифицированных работников для самостоятельной научно-исследовательской и педагогической деятельности в вузах и научных учреждениях [32, с. 2] способствовал заново разработанный в 1933 году университетский устав.

Значимым документом, определившим основные задачи в области повышения учебной нагрузки и педагогической подготовки научных кадров, можно считать постановление ЦИК СССР от 19 сентября 1932 г. «Об учебных программах и режиме в высшей школе и техникумах», глава пятая которого полностью посвящена аспирантуре. [33] Впервые на государственном уровне устанавливалось требование защиты диссертации (ч.5, п.2) после двух-трех лет обучения в зависимости от специальности (ч.5, п.6,), признавалось необходимым установление системы ученых степеней (ч.5, п.5).

Следующим этапом организационного оформления аспирантуры было постановление СНК СССР от 13 января 1934 года № 78 «О подготовке научных и научно-педагогических работников», где аспирантура уже рассматривается как основная форма подготовки научно-педагогических кадров. [28] В постановлении указывалось, что «…Подготовка научных и научно-педагогических кадров по обще-научным обще-техническим и специальным дисциплинам осуществляется путем аспирантуры при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях» (ч.1, п1). При этом, в отличии от более раннего этапа, когда аспирантура могла работать и в очевидно слабых в кадровом и материально-техническом отношении вузах и НИУ, что повлекло за собой пересмотр сети учреждений, становившихся базой подготовки кадров высшей квалификации, особое внимание обращалось на степень готовности того или иного учреждения осуществлять подготовку аспирантов: определялись условия, при которых вузах и НИИ имели право открывать аспирантуру. Такие организации должны быть «обеспечены высококвалифицированными научными кадрами и располагают соответствующим оборудованием (библиотеки, лаборатории, испытательные станции и т.п.). (ч.1 п.2). В главе второй постановления определялся порядок и условия зачисления в аспиранты для лиц различных категорий. Порядок обучения (ч.3) в аспирантуре не претерпел существенных изменений по сравнению с постановлением от 1932 г., как и срок обучения в аспирантуре (он оставался в пределах двух-трех лет). Впервые было введено требование публичной защиты диссертации, упоминается степень кандидата наук (ч.3, п.10): «По выполнении всех требований плана каждый аспирант публично защищает диссертацию на степень кандидата наук».

Параллельно с организационными и методическими вопросами функционирования аспирантуры решался вопрос аттестации кадров. В постановлении СНК СССР № 79 «Об ученых степенях и званиях» от 13 января 1934 г. утверждается двухступенчатая модель научной квалификации: учреждены степени кандидата и доктора наук, определены условия их присуждения. [34] После выхода вышеназванного положения в Управлении Университетов и Научно-исследовательских учреждений была пересмотрена сеть учреждений, в которых велась подготовка аспирантов, состав руководителей и номенклатура специальностей, по которым готовились аспиранты. Пересмотрен был и вопрос распределения средств на аспирантуру по различным специальностям. Так, в 1934 году руководство аспирантами оплачивалась в размере 825 руб., на учебные расходы аспирантов 150 руб. в год на каждого. При этом самим Управлением финансирование признавалось недостаточным, что особенно отражалось на подготовке аспирантов естественно-научных специальностей (химия, физика, биология). Выход был найден за счет снижения оплаты на руководство аспирантами, если руководитель получал в институте персональную ставку, а также за счет сокращения финансирования аспирантов по специальностям математика, литература, история, философия и др., где затраты на оборудование и материалы были не столь значительны, до 800 руб. [35]

Говоря о результатах начального формирования нормативно-правовой базы функционирования аспирантуры, следует отметить рост количественных показателей роста аспирантских контингентов и сети учреждений, осуществлявших их подготовку. С 1930 г. по 1934 г. окончили аспирантуру 6.600 человек, в том числе 4.600 при вузах и 2.000 при Институтах Красной Профессуры. [36, с. 67] Именно государственное регулирование сделало возможным из института единичных «практикантов» при АН СССР в конце 1920-х гг. сформировать тысячные контингенты кадров высшей квалификации в течение пяти лет.

Второй этап организационного оформления аспирантуры совпадает с годами второй пятилетки, что закономерно при плановой организации науки и народного хозяйства. Особое внимание государственными ведомствами уделялось разработке системы регламентации процесса обучения и контроля над ним. Примером может служить разработанное Наркомпросом «Положение о подготовке научных кадров в системе педагогического образования Наркомпроса РСФСР» от 30 ноября 1935 года. [33]

Для поступления в аспирантуру претендент проходил многоступенчатый отбор, где упор делался на общественную и партийную работу. Кандидаты в аспирантуру отбирались членами кафедр из числа студентов последнего курса и выдвиженцев. От кандидата в аспиранты требовалось заключение Совета института, отзывы общественных организаций института, разрешение директора. Но для разных кандидатов набор документов варьировался: беспартийные обязаны были представить документы об успешном окончании вуза и отзывы общественных организаций; партийные предъявляли те же документы и отзывы партийных организаций; от выдвиженцев требовались заключения кафедры и Совета института. Далее пакет документов направлялся в Управление подготовки учителей Наркомпроса, где и производился отбор кандидатов. Отметим, что получившие одобрение кандидаты не оставались в рекомендовавшем их к обучению вузе или втузе, но в большинстве случаев командировались в «образцовые» учреждения, «чтобы была возможность их научно-педагогического роста». Но после положенного срока «стажировки» организация, куда был прикомандирован кандидат, без его согласия удерживать его не могла, что позволяло закреплять кадры на местах, расширяя кадровый потенциал, ликвидируя диспропорцию по регионам.

В «Положении» четко разграничены основные виды работы аспиранта, установлен новый порядок зачисления в аспирантуру. Возрастной ценз устанавливался в 35 лет, при этом требовалось обязательное наличие законченного высшего образования, до приема в аспирантуру требовался стаж научной работы по специальности не менее двух лет. Впрочем, для ряда лиц предусматривались исключения, которые могли быть согласованы с Наркомпросом.

«Положение» уделяло внимание организации самостоятельной работы аспиранта, чтобы диссертационное исследование «не явилось первой попыткой самостоятельной научной работы, а результатом зрелого труда». Научно-исследовательскую работу аспиранта разделяли на три направления: работа по утвержденному индивидуальному плану; сдача кандидатского минимума по специальности; трехступенчатая педагогическая практика. Очень важным пунктом документа был восьмой (параграф второй «Организация работы с аспирантами»), где указывалось на необходимость прикрепления аспирантов к научному руководителю, который не только должен был контролировать научно-исследовательскую работу, но и передавать аспиранту свою методику работы с целью формирования научных и методологических школ и перспективных направлений исследований.

Работе над диссертацией отводилось три года, при этом тема утверждалась Наркомпросом в конце второго года обучения. Утверждался порядок защиты диссертации: предварительное рассмотрение диссертации происходило в комиссии, состав которой назначался и утверждался директором вуза или втуза (комиссия, как правило, состояла из руководителя кафедры, научного руководителя и рецензента), решение комиссии также утверждалось директором. Работа на рассмотрение комиссии должна была быть представлена в трех экземплярах, включая развернутые тезисы работы. Одобренная диссертация направлялась в Совет вуза, а в случае неудовлетворительного решения диссертант имел право обжаловать решение комиссии в Наркомпросе.

«Положением» устанавливались конкретные сроки выполнения всех направлений работы аспиранта: а) защита в течение срока обучения, предоставление работы за два месяца до окончания обучения; б) публикация сведений о защите в местной печати за десять дней до защиты; в) направление сведений о результатах защиты в Наркомпрос в течение двух последующих месяцев. Процедура защиты проходила публично, а протокол заседания по защите диссертации с изложением всех выступлений и решение Совета через директора института направлялись в ведомственную квалификационную комиссию (в данном случае - Управления подготовкой учителей для утверждения в степени кандидата наук).

Напомним, что именно Наркомпрос выполнял весь объем работ по ведению учета всех аспирантов вне зависимости от ведомственной принадлежности аспирантуры при которой они обучались (Наркомздрав, Наркомзем, Госплан, Наркомюст и пр.). В Наркомпрос отсылались личные листки и сведения об успеваемости. Поэтому в «Положении» Наркомпроса представлены материалы по вопросам учета контингента аспирантуры, контроля за работой аспирантов, в основном подтверждавшие соответствующие параграфы «Положения» от 1934 года.

Обращает на себя внимание тот факт, что работа по контролю и руководству аспирантурой не предусматривала централизации на уровне учреждения: в документах нет указаний на выделение лица, ответственного за аспирантуру в рамках вуза, втуза или НИУ. В большинстве случаев эти обязанности возлагались на директора организации, что в купе с другими обязанностями (административными, научными и преподавательскими), приводило к руководству аспирантурой по «остаточному принципу». Вследствие чего Наркомпросом были разработаны рекомендации для директоров вузов и региональной аспирантуры с целью оптимизации организационного процесса. [37]

Рекомендации включали ряд важных аспектов, которые позволяют судить в том числе и о тех проблемах, которые имелись в системе подготовки кадров. Во-первых, для повышения качества академической подготовки аспирантов, прием в аспиранты следовало проводить только при наличии отзывов об успешном окончании кандидатом вуза. Во-вторых, требовалось уделить внимание таким критериям отбора кандидатов, как партийность и социально-классовая принадлежность. В-третьих, должна была быть введена обязательная сдача зачетов по всем изучаемым дисциплинам (особенно иностранным языкам и методологическим дисциплинам). В-пятых, требовалось прекратить составление индивидуальных планов самими аспирантами, что являлось обязанностью научного руководителя. В-шестых, требовалось не допускать совместительства аспирантов (кроме аспирантов старших курсов и по специальности). В-шестых, с целью улучшения организационной работы в аспирантуре предлагалось выделить из числа дирекции вуза лицо, ответственное за работу аспирантуры, или назначить специальных директоров аспирантур, в случае, если их не назначили ранее. В-седьмых, директорам вузов слабо обеспеченных в кадровом и материально-техническом отношении, предлагалось ликвидировать аспирантуру, а обучающихся уже аспирантов откомандировать в другие институты.

На втором этапе формирования нормативных основ работы аспирантуры предпринимались шаги в отношении совершенствования управления аспирантурой, что соответствовало тенденциям централизации руководства высшей школой с целью унификации образовательного пространства в целом. В 1936 году постановлением ЦИК и СНК СССР от 21 мая для руководства высшей школой был образован Всесоюзный Комитет по делам Высшей школы (далее ВКВШ), на который был возложен контроль и руководство высшим образованием. Вузы начали рассматривать как комплексные научно-исследовательские учреждения, что связано с принятием постановления ЦК ВКП (б) и СНК СССР «О работе высших учебных заведений и руководстве высшей школой» от 21 мая 1936 г. [33] Положение не отменяло подчиненности вузов различным ведомствам, но вводило требование организовать в обязательном порядке научно-исследовательскую работу в вузах, без которой, как констатировалось в документе, не может быть качественной подготовки научно-педагогических кадров и повышения их квалификации на уровне требований современной науки. ЦК ВКП(б) предложил всем Наркоматам, в ведении который находились учебные заведения, а также руководству самих вузов обеспечить ускоренные темпы развертывания научно-исследовательской работы на кафедрах. Этим актом устанавливались следующие положения. Во-первых, народные комиссары и руководители ведомств лично должны были нести ответственность за работу вузов. Во-вторых, они были обязаны лично знакомиться с состоянием дел в подведомственных вузах: заслушивать отчеты директоров, обсуждать вопросы, связанные с подготовкой специалистов высшей квалификации (планы подготовки, качество готовящихся специалистов и т. д.). В-третьих, при всех наркоматах, в ведении которых находились вузы, требовалось организовать отдельные структуры по управлению учебными заведениями, возложив на них руководство всей работой по подготовке и переподготовке кадров высшей квалификации, инспектированию вузов по всем направлениям их работы.

Существенным аспектом формирования общей системы подготовки научных кадров стала нормотворческая работа по их аттестации, начавшаяся в полной мере именно в данный период. Единого органа, который имел бы право присуждения ученых степеней не существовало, несмотря на созданный еще в 1932 году ВАК. Лидирующие позиции занимал Всесоюзный комитет по высшему техническому образованию (ВК ВТО) и Ученый комитет ЦИК, в ведении которого находились основные исследовательские центры, учебные заведения социально-гуманитарного профиля. Последний не был органом, уполномоченным присуждать ученые степени и ученые звания даже в подведомственных ему учреждениях. [38, с.150] Но, учитывая содержание Постановления СНК СССР «Об ученых степенях и званиях» от 13 января 1934 г., стоит отметить, что Ученому комитету ЦИК удалось добиться двух важных правомочий: 1) права присуждать ученые степени в области социально-гуманитарных наук квалификационными комиссиями Наркомпросов союзных республик, президиумом Академии наук СССР (и академий наук союзных республик), президиумом Комакадемии; 2) права утверждать ученые звания в подведомственных ему НИИ и вузах. [39, с. 9-17]

В процесс аттестации кадров высшей квалификации внесли ряд изменений Постановления Совнаркома от 20 марта 1937 г. № 464 [40] и от 26 апреля 1938 г. № 558 «Об ученых степенях и званиях» [41]. В постановлении СНК от 20 марта 1937 г. № 464 «Об ученых степенях и званиях» в п.5 указывается: «Ученая степень доктора присуждается советами высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов Академии Наук СССР по прилагаемому списку (приложение N 1), а также Всесоюзного Института Экспериментальной Медицины им. А.М. Горького Наркомздрава СССР и утверждается высшей Аттестационной Комиссией Всесоюзного Комитета по Делам Высшей Школы при СНК СССР». Вузы и НИУ были распределены по двум категориям: часть из указанных в списке организаций наделялись правом приема и защиты кандидатских и докторских диссертаций (78 организаций); другая часть указанных в Приложении организаций могли принимать для защиты только кандидатские диссертации (31 организация).

В Приложениях №1 и №2 рассматриваемого постановления представлен полный список комиссариатов, в ведении которых находились вузы и НИИ: Наркомпрос (РСФСР и союзных республик), Наркомзем, Народный Комиссариат Тяжелой Промышленности, Народный Комиссариат Оборонной Промышленности, Народный Комиссариат Легкой Промышленности, Народный Комиссариат Пищевой Промышленности, Народный Комиссариат Лесной Промышленности, Народный Комиссариат Внутренней Торговли, Народный Комиссариат Путей Сообщения, Народный Комиссариат Водного Транспорта Народный Комиссариат Обороны СССР, Главное Управление Гражданского Воздушного Флота, Академия Наук СССР. Все указанные инстанции имели право создания квалификационных комиссий по присвоению ученых степеней и званий. Очевидна основная проблема – при таком разбросе в территориальном расположении и подчиненности невозможно выработать систему универсальных требований к уровню и показателям научной квалификации, что в условиях индустриализации являлось необходимостью, особенно в области технических специальностей.

Вследствие чего в постановлении СНК от 26 апреля 1938 г. № 558 «Об ученых степенях и званиях» в первую очередь проводится идея централизации управления подготовкой кадров высшей квалификации и усиления полномочий ВАК: «1. Упразднить, как лишнюю инстанцию, квалификационные комиссии наркоматов (ведомств). Установить, что ученые звания профессора, доцента и старшего научного сотрудника присваиваются Высшей Аттестационной Комиссией Всесоюзного Комитета по Делам Высшей Школы по представлению советов высших учебных заведений (научно-исследовательских институтов)».

Упраздненные квалификационные комиссии наркоматов передавали в ВАК все дела по присвоению ученых степеней и званий, поступившие после 1 января 1936 г. В целом такое решение носило объективный характер, способствовало относительной унификации критериев аттестации кадров, и можно согласиться с выводами В.Г. Выскуба, что этим в том числе обеспечивалось поступательное развитие аспирантуры [3, с.215]. При этом расширялся список вузов и НИИ, советы которых имели право приема докторских и кандидатских диссертаций (к предыдущему списку были добавлены еще 29 учреждений), присуждения ученой степени кандидата наук» (добавлены 48 организаций). Советам высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов было окончательно предоставлено право принимать защиты диссертаций и решать вопрос о присуждении степени кандидата наук. Дела о присуждении степени доктора наук должны были направляться для утверждения в ВАК, который также решал вопросы о присвоении ученых званий профессора, доцента и старшего научного сотрудника. Данный аттестационный орган и результаты его деятельности можно оценивать неоднозначно, в чем можно согласиться с позицией В. С. Парсамова и А. В. Шалаевой. [19] Однако отсутствие единого органа, осуществлявшего аттестацию, приводило к удлинению срока рассмотрения дел, отсутствию единых четких квалификационных критериев.

Устранение лишних инстанции в виде комиссий наркоматов и ведомств значительно повысило роль советов вузов и научных учреждений. Отметим, что это содействовало ускоренному рассмотрению дел по присуждению ученых степеней и званий: только в течение одного года (с мая 1938 по май 1939) Высшая аттестационная комиссия рассмотрела более шести тысяч дел соискателей, в том числе и дела, лежавшие без движения с 1935 г.

Одновременно пересматривался и размер стипендий аспирантов вузов и НИИ. Постановлением СНК СССР № 2019 «О размере стипендий для аспирантов высших учебных заведений и научно-исследовательских институтов» от 11 ноября 1937 г. ставка государственной стипендии была установлена в размере 400 рублей в месяц. [42]

Государственное законодательное регулирование вопросов работы аспирантуры имело ряд позитивных моментов: увеличился контингент аспирантов и количество закончивших аспирантуру с защитой диссертацией в срок. Улучшился и упорядочился процесс комплектования и учебной подготовки аспирантов.

Третий этап организации системы подготовки научных кадров через аспирантуру, содержанием которого стало правовое и нормативно-организационное завершение работы над формированием структуры подготовки научно-педагогических кадров, связан с выходом «Положения об аспирантуре» СНК СССР от 31 марта 1939 года, в котором окончательно положение аспирантуры как основной формы подготовки научных кадров в СССР. [43] Общее руководство этой подготовкой окончательно возлагалось на ВКВШ при СНК СССР, что ликвидировало разночтения в требованиях, предъявляемых к аспирантам квалификационными комиссиями различных ведомств, нарушения плановости подготовки научных кадров, что имело место в силу их ведомственной принадлежности. На руководство ВКВШ возлагалось утверждение контингентов аспирантов, контроль над их работой, разработка «объема требований по специальности для оканчивающих аспирантуру» (ч.2, п.18-19).

Возрастной ценз для поступления в аспирантуру был увеличен до 40 лет, срок обучения устанавливался в три года и включал подготовку по одной из социально-экономических дисциплин, двум иностранным языкам, по избранной специальности. В «Положении» указывалось, что «…Лица, зачисленные в аспирантуру, откомандировываются предприятиями и учреждениями в распоряжение высшего учебного заведения или научно-исследовательского института не позднее, чем через 15 дней после их зачисления» (ч.1, п.10). Каждый аспирант не только прикреплялся к научному руководителю, назначаемому из числа наиболее квалифицированных членов профессорско-преподавательского состава вузов, но и включался в состав кафедры. «Положением» устанавливалась нагрузка по выполнению индивидуального плана аспирантом: 30 часов при шестидневной рабочей неделе. План подготовки составлялся руководителем кафедры и утверждался директором института. Тематика работы утверждалась уже на первом году обучения директором института, а не Наркомпросом, как ранее. Функция распределения окончивших аспирантуру оставалось за ведомствами и наркоматами.

В связи с возросшими потребностями в научно-педагогических кадрах в годы третьей пятилетки на основании постановления СНК СССР от 16.09.1939 N 1469 «О заочной аспирантуре», организовывалась заочная аспирантура, которая давала возможность специалистам-производственникам повышать квалификацию без отрыва от основного места работы. [44]

В ходе внедрения и реализации «Положения об аспирантуре» 1939 года как основного нормативного документа, обеспечивающего функционирование этого института, в 1938-1939 гг. были пересмотрены уставы институтов и университетов, штатная и должностная системы. В части работы аспирантуры в Уставы вузов должен был быть включен ряд обязательных положений. [45]

1. В аспирантуру принимались исключительно лица, имевшие законченное высшее образование по той специальности, на которую принимались в аспиранты, проявившие способность к педагогической и научно-исследовательской деятельности.

2. Порядок проверки знаний (вступительных испытаний) устанавливался ВКВШ при СНК СССР.

3. Зачисление в аспирантуру производилось директором института на основании представления заведующего кафедрой; утверждение проходило в наркомате.

4. Индивидуальный план подготовки аспиранта представлялся заведующим кафедрой, осуществлявшей руководство аспирантурой, утверждался директором.

5. Непосредственное руководство и ответственность за подготовку аспиранта возлагались на научного руководителя.

6. Аспирант обязывался в период обучения следовать утвержденному индивидуальному плану и защитить диссертацию в течение трех лет с начала срока обучения, после чего (в случае успешной защиты) ему присваивалась ученая степень кандидата наук.

7. Все аспиранты обеспечивались государственной стипендией, размер которой варьировался в зависимости от успеваемости.

8. Распределение аспирантов, закончивших обучение, производилось соответствующим ведомством по плану, утвержденному ВКВШ.

Отметим, что некоторые особенности имела подготовка аспирантов при медицинских вузах. В 1938 году Наркомздравом был разослан циркуляр Управления высшими медицинскими учебными заведениями от 23 августа, где указывалось, что для аспирантов медицинских вузов обязательной является подготовка по санитарно-оборонным дисциплинам, без прохождения которой аспирантура не может считаться законченной. [46]В циркуляре отмечалось, что программы по этим дисциплинам будут рассылаться по мере получения их Гувузом НКЗ СССР. При этом специально разработанных программ для аспирантов мединститутов, за исключением специальных дисциплин, не разрабатывалось, а обучение проходило по адаптированным программам курсов усовершенствования врачей.

О результатах государственного планирования при формировании нормативно-правовой базы системы подготовки научных кадров к концу 1930-х гг. свидетельствуют цифры, демонстрирующие очевидный рост, как численности аспирантов, так и количества заведений, осуществлявших их подготовку по отношению к 1930 г. Если период самоорганизации науки в конце 1920-х гг. представлен в интересующем нас аспекте институтом единичных практикантов при АН СССР и некоторых вузовских кафедрах, не обнаруживая в близлежащей перспективе организационных и количественных изменений, то при государственном вмешательстве к началу 1939 года подготовка аспирантов была сосредоточена уже в 228 вузах и 267 НИИ страны. [36] Все вузы и научные учреждения, готовившие научные и научно – педагогические кадры, были размещены в 63 городах СССР, в том числе в 41 городе РСФСР (75,8% от общего числа аспирантов). Изменение численности аспирантских контингентов за период первых трех пятилеток представлено нами в таблице 1. [47]

Таблица 1

Рост контингента аспирантуры с 1930 по 1941 гг. в СССР

Год

Количество аспирантов

(в тыс. чел.)

Аспиранты вузов

(в тыс. чел.)

1930

3,0

2,0

1931

12,7

10,3

1933

14,8

8,4

1934

13,0

7,0

1935

10,6

6,3

1936

9,8

6,4

1937

9,0

6,1

1938

8,3

5,8

1939

12,2

9,2

1941

16,9

13,2

В целом с 1930 по 1940 год по СССР было подготовлено 110, 3 тысячи аспирантов. Из них 74,7 тысяч, то есть 68 %, при вузовских аспирантурах. [47] Научное пространство было расширено включением в систему подготовки научных кадров большинства регионов страны.

Можно выделить три основных этапа организации советской аспирантуры в предвоенное десятилетие.

1. 1929-1933 годы – период активного поиска путей и вариантов организационного развития института аспирантуры в общегосударственном масштабе.

2. 1934-1938 годы – в основных чертах в этот период организационная структура аспирантуры уже оформлена, законодательно прорабатываются отдельные частные вопросы методического характера и квалификационной аттестации.

3. 1939-1941 годы – в этот период институт аспирантуры организационно оформлен, сформирована модель централизованного управления подготовкой научных кадров.

Таким образом, институт аспирантуры в качестве основной формы подготовки научных и научно-педагогических кадров в СССР, фактически был полностью сформирован к началу 1940-х гг. В ходе организации системы подготовки кадров через аспирантуру в СССР окончательно закрепился принцип прохождения будущими научными работниками последовательно через все ступени образования, была сформирована нормативно-законодательная и методическая база функционирования аспирантуры, утвердилась новая модель управления подготовкой научных кадров, закреплена тесная связь с производством. В конце 1930-х годов утвердилась и квалификационная система в качестве вспомогательной системы подготовки научных кадров, как основной фиксатор ее достижений. Сложившаяся система аспирантуры, в значительной степени организованная при использовании методов государственного регулирования на нормативно-правовом уровне и партийного контроля, заточенная под нужды модернизации, отразила характерные для всей организации советской науки принципы плановости и централизации управления.

Библиография
1.
Глухарев Н.Н. Ученый комитет при ЦИК СССР как орган управления наукой и образованием: Дис… канд. ист. наук: 07.00.02. – М., 2011.-256 с.
2.
Милаева О.В. Развитие науки в Поволжье в 1930-е годы: По материалам высших учебных заведений Самары, Саратова, Ульяновска: Дис... канд. ист. наук: 07.00.02.-Пенза, 2004.-259 с.
3.
Выскуб В Г Российская общественно-государственная система аттестации научных и научно-педагогических кадров высшей квалификации / В. Г. Выскуб.-М.: Логос, 2005 (ГУП ИПК Ульян. Дом печати).-254 с.
4.
Кононова С. В. Становление и развитие государственной системы подготовки научных кадров через аспирантуру в России :1918-2004: Дис. ... канд. пед. наук: 13.00.01: Невинномысск, 2005.-281 c.
5.
Цеховой Н. П. Организационно-правовое оформление системы советской аспирантуры: основные этапы и особенности//Вестн. Том. гос. ун-та. 2012. №362. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/organizatsionno-pravovoe-oformlenie-sistemy-sovetskoy-aspirantury-osnovnye-etapy-i-osobennosti (дата обращения: 04.11.2018).
6.
Булавин В.М. Научно-педагогические кадры системы МВД России: теоретико-правовые проблемы подготовки: Дис.... канд. юрид. наук: 12.00.01.-СПб., 1998.-238 с.
7.
Проценко Е.Д. Государственная образовательная политика в системе МВД России: историко-правовой анализ: Дис.... д-ра юрид. наук: 12.00.01.-СПб., 1998.-398 с.
8.
Хохлова Д.А. История научной подготовки и аттестация кадров на историко-филологическом факультете в архивных документах Казанского университета (1804-1918): Дис. ... канд. ист. наук: 05.25.02 ВНИИДАД.-М., 1998.-253 с.
9.
Казначеев А.А. Государственная политика в сфере присуждения учёных степеней в России (1802-1994): Дис.... канд. ист. наук: 07.00.02 / ПГТУ.-Пятигорск, 2004.-298 с.
10.
Климов А.Ю. История кандидатских экзаменов в нормативных правовых актах России (1802–2004): Дис. … канд. ист. наук. Пятигорск, 2004. 246 с.
11.
Якушев А.Н., Исупова И.В., Кулькина И.В. Высшая аттестационная комиссия в подзаконных актах СССР и РФ. Состав и итоги деятельности (1934–2007) // Закон и право. 2008. № 1. С. 36–39.
12.
Якушев А.Н., Кулькина И.В. Развитие совместных постановлений ЦК КПСС и Совета Министров СССР в сфере присуждения учёных степеней // Закон и право. 2007. № 4. С. 104–105.
13.
Якушев А.Н., Пация Д.В.Требования к диссертациям в СССР. Историко-правовой аспект // Закон и право. 2010. № 5. С. 107–111.
14.
Кулькина И.В. Правовое регулирование деятельности высшей аттестационной комиссии СССР в сфере присуждения ученых степеней (1934–1991 гг.): автореф. дис. … канд. юридич. наук. Владимир, 2008.
15.
Ишанова М.В. Регулирование порядка присуждения ученых степеней в дореволюционный и советский период: Сравнительно-правовой анализ: автореф. дис. … канд. юридич. наук. Тамбов, 2007.
16.
Кулинич М.В. Исторический опыт государственной политики СССР в сфере организации научных исследований в 1960–1980-е годы: автореф. дис. … канд. историч. наук. М., 2006.
17.
Напсо М.Б. Порядок присвоения ученых званий в России (СССР) (1804–1995): историко-правовой аспект: автореф. дис. …канд. юридич. наук. Краснодар, 2003.
18.
Воропаев И.Г. Порядок присуждения учёных степеней в России и СССР (1802–1995): дис. ... канд. юридич. наук. Невинномысск, 2000.
19.
Парсамов, В. С., Шалаева, А. В. ВАК и проблемы научной аттестации в СССР в 1930-е годы. Итоги и перспективы изучения. / В. С. Парсамов, А. В. Шалаева; Нац. исслед. ун-т «Высшая школа экономики». – М.: Изд. дом. Высшей школы экономики, 2014. – 40 с.
20.
Организация советской науки в 1926-1932 гг. Сб. документов. /Под ред. академика Б. Е. Быховского. Ленинград: Изд. «Наука», 1974. –406 с.
21.
Декрет СНК от 2 сентября 1921 г. «О высших учебных заведениях РСФСР». // Собрание узаконений и распоряжений правительства за 1921 г. М.: Управление делами Совнаркома СССР, 1944. № 65. Ст. 486. 9 ноября 1921 г. — 1198 с.
22.
Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК (1898-1986) / Ин-т марксизма-ленинизма при ЦК КПСС. — 9-е изд., испр. и доп. — М.: Политиздат, 1983-1990. — Т. 4: 1926-1929. — 1984. — 575 с.
23.
Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-7668. Оп. 1. Д. 338. Л. 8 (об.).
24.
Государственный архив Российской Федерации. Ф. Р-7668. Оп.1. Д. 234. Л.7.
25.
Постановление ЦИК и СНК Союза ССР от 23 декабря 1930 г. № 52/752 «О размере стипендий для аспирантов при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях». // Собрание законов и распоряжений Рабоче-крестьянского правительства Союза Советских Социалистических Республик: издаваемое Управлением делами Совета народных комиссаров Союза ССР и Совета труда и обороны. 1924-1937 (Отд. 1-й). № 2. Ст. 16. 2 января 1931 г. —518 с.
26.
Постановление ЦИК СССР N 65, СНК СССР N 751 от 27.04.1933 «О размере стипендий для аспирантов втузов, вузов и научно-исследовательских институтов». //Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических Республик [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3882.htm. Дата обращения 16.07.2018.
27.
Постановление ВЦИК, СНК РСФСР от 30.05.1930 «Об оплате жилых помещений получающими стипендии учащимися государственных учебных заведений и аспирантами научно-исследовательских учреждений» («СУ РСФСР». 1930, N 28, ст. 380 [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=22736&dst=100003. Дата обращения 9.09.2018.
28.
Постановление СНК СССР от 13 января 1934 года № 78 «О подготовке научных и научно-педагогических работников».// Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических Республик [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3953.htm. Дата обращения 10.07.2018.
29.
Постановлением ВЦИК и СНК РСФСР от 1 ноября 1934 года «О жилищных правах аспирантов при высших учебных заведениях и научно-исследовательских учреждениях». // «Собрание узаконений и распоряжений рабоче-крестьянского правительства РСФСР». N 40, ст.249, 10 декабря 1934 года.
30.
Постановление СНК РСФСР от 13 июля 1931 года № 752 «О реорганизации государственных университетов»// Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР за 1930 год. // Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических Республик [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3748.htm. Дата обращения 20.07.2018.
31.
Постановление ЦИК и СНК СССР от 23 июля 1930 г. «О реорганизации высших учебных заведений, техникумов и рабочих факультетов». // Собрание законов и распоряжений Рабоче-Крестьянского Правительства СССР за 1930 год, № 38, ст. 411.
32.
Университеты и научные учреждения к XVII съезду ВКП(б). М., Л.: Гос. техн.-теоретич. изд-во, 1934. — 423 с.
33.
Высшая школа: Сб. основных постановлений, приказов и инструкций: [В 2 ч.] / М-во высш. и сред. спец. образования СССР; [Сост. Е.И. Войленко и др.]; Под ред. Е.И. Войленко.-Москва: Высш. школа, 1978. — Ч. 2. — 1978. — 360 с.
34.
Постановление СНК СССР от 13 января 1934 № 79 «Об ученых степенях и званиях». // Библиотека нормативно-правовых актов Союза Советских Социалистических Республик [Электронный ресурс] Режим доступа: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3954.htm. Дата обращения 10.07.2018
35.
Государственный архив Российской Федерации. Ф. А-2306. Оп. 70. Д. 3498. Л.4 (об.).
36.
Культурное строительство СССР: Стат. сб. Госплана. – М. — Л.: Госпланиздат, 1940. – 267 с.
37.
Центр документации новейшей истории Саратовской области (ЦДНИСО). Ф. 30. Оп. 9. Д.262. Л. 13.
38.
Берлявский Л.Г. Правовое регулирование науки и научной деятельности в советском государстве (1917-1941 гг.): монография. М.: Юрлитинформ, 2012. — 320 с.
39.
Инструкция Комитета по высшему техническому образованию при ЦИК СССР о порядке применения постановления СНК СССР от 13 января 1934 г. «Об учёных степенях и званиях». 10 июня 1934 г. // Об ученых степенях и званиях.-М.: Изд-во ВАСХНИЛ, 1936.
40.
Постановление СНК СССР от 20.03.1937 N 464 «Об ученых степенях и званиях» («СЗ СССР». 1937, N 21, ст. 83). [Электронный ресурс] Режим доступа: КонсультантПлюс: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=33148&dst=100002%2C1. Дата обращения 10.08.2018.
41.
Постановление СНК от 26 апреля 1938 г. № 558 «Об ученых степенях и званиях» («СП СССР». 1938. N 21. Ст. 134). [Электронный ресурс] Режим доступа:
References (transliterated)
1.
Glukharev N.N. Uchenyi komitet pri TsIK SSSR kak organ upravleniya naukoi i obrazovaniem: Dis… kand. ist. nauk: 07.00.02. – M., 2011.-256 s.
2.
Milaeva O.V. Razvitie nauki v Povolzh'e v 1930-e gody: Po materialam vysshikh uchebnykh zavedenii Samary, Saratova, Ul'yanovska: Dis... kand. ist. nauk: 07.00.02.-Penza, 2004.-259 s.
3.
Vyskub V G Rossiiskaya obshchestvenno-gosudarstvennaya sistema attestatsii nauchnykh i nauchno-pedagogicheskikh kadrov vysshei kvalifikatsii / V. G. Vyskub.-M.: Logos, 2005 (GUP IPK Ul'yan. Dom pechati).-254 s.
4.
Kononova S. V. Stanovlenie i razvitie gosudarstvennoi sistemy podgotovki nauchnykh kadrov cherez aspiranturu v Rossii :1918-2004: Dis. ... kand. ped. nauk: 13.00.01: Nevinnomyssk, 2005.-281 c.
5.
Tsekhovoi N. P. Organizatsionno-pravovoe oformlenie sistemy sovetskoi aspirantury: osnovnye etapy i osobennosti//Vestn. Tom. gos. un-ta. 2012. №362. URL: https://cyberleninka.ru/article/n/organizatsionno-pravovoe-oformlenie-sistemy-sovetskoy-aspirantury-osnovnye-etapy-i-osobennosti (data obrashcheniya: 04.11.2018).
6.
Bulavin V.M. Nauchno-pedagogicheskie kadry sistemy MVD Rossii: teoretiko-pravovye problemy podgotovki: Dis.... kand. yurid. nauk: 12.00.01.-SPb., 1998.-238 s.
7.
Protsenko E.D. Gosudarstvennaya obrazovatel'naya politika v sisteme MVD Rossii: istoriko-pravovoi analiz: Dis.... d-ra yurid. nauk: 12.00.01.-SPb., 1998.-398 s.
8.
Khokhlova D.A. Istoriya nauchnoi podgotovki i attestatsiya kadrov na istoriko-filologicheskom fakul'tete v arkhivnykh dokumentakh Kazanskogo universiteta (1804-1918): Dis. ... kand. ist. nauk: 05.25.02 VNIIDAD.-M., 1998.-253 s.
9.
Kaznacheev A.A. Gosudarstvennaya politika v sfere prisuzhdeniya uchenykh stepenei v Rossii (1802-1994): Dis.... kand. ist. nauk: 07.00.02 / PGTU.-Pyatigorsk, 2004.-298 s.
10.
Klimov A.Yu. Istoriya kandidatskikh ekzamenov v normativnykh pravovykh aktakh Rossii (1802–2004): Dis. … kand. ist. nauk. Pyatigorsk, 2004. 246 s.
11.
Yakushev A.N., Isupova I.V., Kul'kina I.V. Vysshaya attestatsionnaya komissiya v podzakonnykh aktakh SSSR i RF. Sostav i itogi deyatel'nosti (1934–2007) // Zakon i pravo. 2008. № 1. S. 36–39.
12.
Yakushev A.N., Kul'kina I.V. Razvitie sovmestnykh postanovlenii TsK KPSS i Soveta Ministrov SSSR v sfere prisuzhdeniya uchenykh stepenei // Zakon i pravo. 2007. № 4. S. 104–105.
13.
Yakushev A.N., Patsiya D.V.Trebovaniya k dissertatsiyam v SSSR. Istoriko-pravovoi aspekt // Zakon i pravo. 2010. № 5. S. 107–111.
14.
Kul'kina I.V. Pravovoe regulirovanie deyatel'nosti vysshei attestatsionnoi komissii SSSR v sfere prisuzhdeniya uchenykh stepenei (1934–1991 gg.): avtoref. dis. … kand. yuridich. nauk. Vladimir, 2008.
15.
Ishanova M.V. Regulirovanie poryadka prisuzhdeniya uchenykh stepenei v dorevolyutsionnyi i sovetskii period: Sravnitel'no-pravovoi analiz: avtoref. dis. … kand. yuridich. nauk. Tambov, 2007.
16.
Kulinich M.V. Istoricheskii opyt gosudarstvennoi politiki SSSR v sfere organizatsii nauchnykh issledovanii v 1960–1980-e gody: avtoref. dis. … kand. istorich. nauk. M., 2006.
17.
Napso M.B. Poryadok prisvoeniya uchenykh zvanii v Rossii (SSSR) (1804–1995): istoriko-pravovoi aspekt: avtoref. dis. …kand. yuridich. nauk. Krasnodar, 2003.
18.
Voropaev I.G. Poryadok prisuzhdeniya uchenykh stepenei v Rossii i SSSR (1802–1995): dis. ... kand. yuridich. nauk. Nevinnomyssk, 2000.
19.
Parsamov, V. S., Shalaeva, A. V. VAK i problemy nauchnoi attestatsii v SSSR v 1930-e gody. Itogi i perspektivy izucheniya. / V. S. Parsamov, A. V. Shalaeva; Nats. issled. un-t «Vysshaya shkola ekonomiki». – M.: Izd. dom. Vysshei shkoly ekonomiki, 2014. – 40 s.
20.
Organizatsiya sovetskoi nauki v 1926-1932 gg. Sb. dokumentov. /Pod red. akademika B. E. Bykhovskogo. Leningrad: Izd. «Nauka», 1974. –406 s.
21.
Dekret SNK ot 2 sentyabrya 1921 g. «O vysshikh uchebnykh zavedeniyakh RSFSR». // Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii pravitel'stva za 1921 g. M.: Upravlenie delami Sovnarkoma SSSR, 1944. № 65. St. 486. 9 noyabrya 1921 g. — 1198 s.
22.
Kommunisticheskaya partiya Sovetskogo Soyuza v rezolyutsiyakh i resheniyakh s''ezdov, konferentsii i plenumov TsK (1898-1986) / In-t marksizma-leninizma pri TsK KPSS. — 9-e izd., ispr. i dop. — M.: Politizdat, 1983-1990. — T. 4: 1926-1929. — 1984. — 575 s.
23.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii. F. R-7668. Op. 1. D. 338. L. 8 (ob.).
24.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii. F. R-7668. Op.1. D. 234. L.7.
25.
Postanovlenie TsIK i SNK Soyuza SSR ot 23 dekabrya 1930 g. № 52/752 «O razmere stipendii dlya aspirantov pri vysshikh uchebnykh zavedeniyakh i nauchno-issledovatel'skikh uchrezhdeniyakh». // Sobranie zakonov i rasporyazhenii Raboche-krest'yanskogo pravitel'stva Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik: izdavaemoe Upravleniem delami Soveta narodnykh komissarov Soyuza SSR i Soveta truda i oborony. 1924-1937 (Otd. 1-i). № 2. St. 16. 2 yanvarya 1931 g. —518 s.
26.
Postanovlenie TsIK SSSR N 65, SNK SSSR N 751 ot 27.04.1933 «O razmere stipendii dlya aspirantov vtuzov, vuzov i nauchno-issledovatel'skikh institutov». //Biblioteka normativno-pravovykh aktov Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3882.htm. Data obrashcheniya 16.07.2018.
27.
Postanovlenie VTsIK, SNK RSFSR ot 30.05.1930 «Ob oplate zhilykh pomeshchenii poluchayushchimi stipendii uchashchimisya gosudarstvennykh uchebnykh zavedenii i aspirantami nauchno-issledovatel'skikh uchrezhdenii» («SU RSFSR». 1930, N 28, st. 380 [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=22736&dst=100003. Data obrashcheniya 9.09.2018.
28.
Postanovlenie SNK SSSR ot 13 yanvarya 1934 goda № 78 «O podgotovke nauchnykh i nauchno-pedagogicheskikh rabotnikov».// Biblioteka normativno-pravovykh aktov Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3953.htm. Data obrashcheniya 10.07.2018.
29.
Postanovleniem VTsIK i SNK RSFSR ot 1 noyabrya 1934 goda «O zhilishchnykh pravakh aspirantov pri vysshikh uchebnykh zavedeniyakh i nauchno-issledovatel'skikh uchrezhdeniyakh». // «Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii raboche-krest'yanskogo pravitel'stva RSFSR». N 40, st.249, 10 dekabrya 1934 goda.
30.
Postanovlenie SNK RSFSR ot 13 iyulya 1931 goda № 752 «O reorganizatsii gosudarstvennykh universitetov»// Sobranie zakonov i rasporyazhenii Raboche-Krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR za 1930 god. // Biblioteka normativno-pravovykh aktov Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3748.htm. Data obrashcheniya 20.07.2018.
31.
Postanovlenie TsIK i SNK SSSR ot 23 iyulya 1930 g. «O reorganizatsii vysshikh uchebnykh zavedenii, tekhnikumov i rabochikh fakul'tetov». // Sobranie zakonov i rasporyazhenii Raboche-Krest'yanskogo Pravitel'stva SSSR za 1930 god, № 38, st. 411.
32.
Universitety i nauchnye uchrezhdeniya k XVII s''ezdu VKP(b). M., L.: Gos. tekhn.-teoretich. izd-vo, 1934. — 423 s.
33.
Vysshaya shkola: Sb. osnovnykh postanovlenii, prikazov i instruktsii: [V 2 ch.] / M-vo vyssh. i sred. spets. obrazovaniya SSSR; [Sost. E.I. Voilenko i dr.]; Pod red. E.I. Voilenko.-Moskva: Vyssh. shkola, 1978. — Ch. 2. — 1978. — 360 s.
34.
Postanovlenie SNK SSSR ot 13 yanvarya 1934 № 79 «Ob uchenykh stepenyakh i zvaniyakh». // Biblioteka normativno-pravovykh aktov Soyuza Sovetskikh Sotsialisticheskikh Respublik [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: http://www.libussr.ru/doc_ussr/ussr_3954.htm. Data obrashcheniya 10.07.2018
35.
Gosudarstvennyi arkhiv Rossiiskoi Federatsii. F. A-2306. Op. 70. D. 3498. L.4 (ob.).
36.
Kul'turnoe stroitel'stvo SSSR: Stat. sb. Gosplana. – M. — L.: Gosplanizdat, 1940. – 267 s.
37.
Tsentr dokumentatsii noveishei istorii Saratovskoi oblasti (TsDNISO). F. 30. Op. 9. D.262. L. 13.
38.
Berlyavskii L.G. Pravovoe regulirovanie nauki i nauchnoi deyatel'nosti v sovetskom gosudarstve (1917-1941 gg.): monografiya. M.: Yurlitinform, 2012. — 320 s.
39.
Instruktsiya Komiteta po vysshemu tekhnicheskomu obrazovaniyu pri TsIK SSSR o poryadke primeneniya postanovleniya SNK SSSR ot 13 yanvarya 1934 g. «Ob uchenykh stepenyakh i zvaniyakh». 10 iyunya 1934 g. // Ob uchenykh stepenyakh i zvaniyakh.-M.: Izd-vo VASKhNIL, 1936.
40.
Postanovlenie SNK SSSR ot 20.03.1937 N 464 «Ob uchenykh stepenyakh i zvaniyakh» («SZ SSSR». 1937, N 21, st. 83). [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa: Konsul'tantPlyus: http://www.consultant.ru/cons/cgi/online.cgi?req=doc&base=ESU&n=33148&dst=100002%2C1. Data obrashcheniya 10.08.2018.
41.
Postanovlenie SNK ot 26 aprelya 1938 g. № 558 «Ob uchenykh stepenyakh i zvaniyakh» («SP SSSR». 1938. N 21. St. 134). [Elektronnyi resurs] Rezhim dostupa:
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"