по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Субъект преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ
Саппаров Ринат Рамисович

помощник прокурора, Раменская городская прокуратура

140100, Россия, Московская область, г. Раменское, ул. Ногина, 8

Sapparov Rinat Ramisovich

prosecutor assistant at Ramenskoye City Prosecution Office

140100, Russia, Moskovskaya oblast', g. Ramenskoe, ul. Nogina, 8

ramis.sapparov@bk.ru

Аннотация.

Статья посвящена исследованию вопроса о субъекте преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ. Особый акцент делается на исследовании признаков специального субъекта рассматриваемых преступлений. Автор отмечает, что : а) в доктрине уголовного права сложилось единое понимание о наличии специальных признаков преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ; б) в теории уголовного права отмечается в целом неудовлетворенность качеством описания признаков специального субъекта преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ. В процессе исследования автор использует следующие методы: общенаучные методы исследования (индукция, дедукция, анализ, синтез) и частно-научные методы изучения уголовно-правовых явлений (формально-логический, конкретно-социологический). В процессе исследования автор приходит к выводу, что в российском уголовном законодательстве предусмотрено три подхода к описанию признаков специального субъекта преступлений в сфере банкротства: указание на конкретный перечень специальных субъектов преступления в сфере банкротства; указание на специальный субъект преступления, исходя из наличия у него законодательно установленной обязанности в процессе банкротства; ограничение круга специальных субъектов преступлений в сфере банкротства по смыслу закону, который предполагает возможное совершение деяния ограниченным кругам лицам.

Ключевые слова: банкротство, уголовный закон, субъект преступления, специальный субъект, уголовная ответственность, неправомерные действия, физическое лицо, юридическое лицо, руководитель организации, экономические преступления

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.5.26273

Дата направления в редакцию:

14-05-2018


Дата рецензирования:

15-05-2018


Дата публикации:

04-07-2018


Abstract.

The article is devoted to the issue of the subject of crime in bankruptcy based on the Criminal Code of the Russian Federation. Sapparov focuses on the analysis of peculiarities of the special subject of crime. He underlines that 1) the criminal law doctrine traditionally has a unified understanding of special features of bankruptcy crime based on the Criminal Code of the Russian Federation; and 2) the theory of criminal law generally demonstrates unsatisfaction with the quality of description of special subject features in bankruptcy based on the Criminal Code of the Russian Federation. In the course of his research the author has used the following research methods: general research methods (induction, deduction, analysis and sythesis) and special research methods (formal law, and sociology methods). As a result of his research, the author makes a conclusion that the Russian criminal law establishes three approaches to the description of feature sof a special subject of bankruptcy crime. These are: reference to a particular list of special subjects of bankruptcy crime; reference to a special subject of crime based on its legally enforced responsibility as a result of bankruptcy; limitation of a list of special subjects of bankruptcy crime according to the law that implies that a wrongdoing may be performed only by a limited scope of people. 

Keywords:

head of organization, legal entity, individual, unlawful actions, criminal liability, special subject, subject of crime, criminal law, bankruptcy, economic crimes

В теории уголовного права вопрос о субъектах преступлений в сфере банкротства был исследован, как в целом, так и применительно к отдельным преступлениях.

Так, В. И. Гладких и А. Н. Сухаренко указывают, что субъектом ч. 2 ст. 195 УК РФ указанного деяния до недавнего времени являлся только руководитель юридического лица или его учредитель (участник), индивидуальный предприниматель, а также внешний и конкурсный арбитражный управляющий, руководитель временной администрации по управлению кредитной организацией. Теперь в их число включен и гражданин - физическое вменяемое лицо, достигшее возраста 18 лет[1].

По новому закону ответственность за указанные деяния, помимо руководителя организации, а также арбитражного управляющего или руководителя временной администрации кредитной или иной финансовой организации, распространена и на гражданина, в том числе индивидуального предпринимателя, в отношении которых введена процедура, применяемая в деле о банкротстве.

Субъектом преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ (кроме деяний, указанных в п. 4) согласно новому закону, помимо руководителя или собственника организации-должника, а также учредителей (участников) юридического лица - должника, председателя и членов совета директоров (наблюдательного совета), арбитражных управляющих, других представителей временной администрации, теперь является также гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель[2].

А. Г. Ненайденко применительно к вопросу о субъекте преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ отмечает, что понятие «собственник коммерческой организации» противоречит действующему гражданскому законодательству, т.к. коммерческие организации, являющиеся самостоятельными субъектами гражданских прав и обязанностей с момента создания и до момента ликвидации, являются также и самостоятельными субъектами гражданско-правовых отношений, применительно к которым не действуют вещные права, в том числе право собственности. Поэтому требуется исключение из круга возможных субъектов собственника коммерческой организации[3]. Автор также предлагает «с учетом положений действующего законодательства о коммерческих организациях, предоставляющим значительную свободу в управлении юридическими лицами, предлагается расширить круг субъектов преступления, предусмотренного ст. 196 УК РФ, за счет включения в него, кроме руководителя организации, иных лиц, чьи указания обязательны к исполнению органами управления коммерческой организации»[4].

Резюмируя теоретические позиции относительно субъектов преступлений в сфере банкротства следует отметить несколько аспектов:

а) в доктрине уголовного права сложилось единое понимание о наличии специальных признаков преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ;

б) в теории уголовного права отмечается в целом неудовлетворенность качеством описания признаков специального субъекта преступлений в сфере банкротства согласно УК РФ.

Рассмотрим более подробно признаки субъекта преступлений против банкротства. Представляется, что наиболее эффективным будет исследовать субъекты данных преступлений дифференцированно, исходя из описания признаков субъекта непосредственно в уголовном законе. Можно выделить три варианта описания таких признаков:

а) Применительно к преступлению, предусмотренному ч. 1 ст. 195 УК РФ в уголовном законе не содержится указания на признаки субъекта преступления.

Таким образом, законодатель не делает ограничений относительно перечня субъектов неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных ч.1 ст. 195 УК РФ. Однако, фактически не каждое лицо может совершить действия, предусмотренные ч. 1 ст. 195 УК РФ. Таковыми могут быть только лица, наделенные соответствующими правами и обязанностями в процессе осуществления процедуры банкротства. Представляется, что перечень возможных субъектов данного преступления ограничивается следующими лицами:

- руководитель должника;

- учредитель организации-должника;

- арбитражный управляющий, на которого фактически возложены обязанности по управлению имуществом должника во время процедуры банкротства;

- руководитель и члены ликвидационной комиссии, которые также фактически способны совершить деяние, предусмотренное ч. 1 ст. 195 УК РФ;

- индивидуальный предприниматель.

Анализ судебной практики показывает, что, как правило, субъектом рассматриваемого преступления является либо руководитель должника, либо учредитель.

Так, Ш. осужден по ч. 1 ст. 195 УК РФ. Работая в должности генерального директора ООО Б. и являясь единственным учредителем, заведомо зная о том, что возглавляемое им общество имеет признаки банкротства, имея умысел на совершение неправомерных действий при банкротстве, действуя из корыстных побуждений, разработал преступный план, направленный на сокрытие имущества ООО и сведений о его местонахождении[5].

Представляется, что несмотря на отсутствие законодательных ограничений признаков субъекта неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных ч.1 ст. 195 УК РФ, субъект данного преступления является, по сути, специальным. Такое ограничение является смысловым и обусловлено наличием признаков банкротства, как обстановки совершения преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 195 УК РФ.

Однако, на наш взгляд, действующая редакция уголовного закона относительно признаков субъекта рассматриваемого преступления не может быть признана удачной. Отсутствие указания на какие-либо признаки субъекта может привести к необоснованному расширению пределов уголовной ответственности за данное преступление по признаку субъекта, а, следовательно, возможным злоупотреблениям. Представляется, что в уголовном законе необходимо уточнение признака специального субъекта рассматриваемого деяния без уточнения конкретного перечня субъектов. Думается, что наиболее удачным было бы ограничение по признаку возможности совершения определённых действий.

Заметим, что такой подход был поддержан 52 % опрошенных нами экспертов.

б) Субъектом преступлений предусмотренных ч. 2 ст. 195 УК РФ, ст. 196 УК РФ, ст. 197 УК РФ являются руководитель юридического лица или его учредитель (участником) либо гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель.

Применительно к трем составам преступления в сфере банкротства законодатель строго ограничивает перечень специальных субъектов преступлений в сфере банкротства:

1) Руководитель юридического лица. Согласно ст. 2 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» руководитель должника - это единоличный исполнительный орган юридического лица или руководитель коллегиального исполнительного органа, а также иное лицо, осуществляющее в соответствии с федеральным законом деятельность от имени юридического лица без доверенности.

2) Учредитель либо участник юридического лица;

3) Гражданин, в том числе индивидуальный предприниматель.

в) Субъектом преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 195 УК РФ является лицо, на которое возложены обязанности не препятствовать деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации.

Применительно к преступлению, предусмотренному ч. 3 ст. 195 УК РФ законодатель не ограничивает фактический перечень возможных субъектов преступления. Однако, исходя из описания признаков статьи можно сделать вывод, что таковым может выступать только лицо, на которое возложены обязанности не препятствовать деятельности арбитражного управляющего либо временной администрации кредитной или иной финансовой организации. Такие обязанности предусмотрены непосредственно в уголовном законодательстве о банкротстве.

Представляется, что такой подход законодателя является наиболее гибким. Он позволяет с одной четко очертить круг специальных субъектов преступления, с другой - не позволяет расширять перечень специальных субъектов преступления.

В целом, анализируя предложенные в российском уголовном законодательстве подходы к описанию признаков специального субъекта преступления в сфере банкротства, можно выделить три основных подхода:

а) указание на конкретный перечень специальных субъектов преступления в сфере банкротства;

б) указание на специальный субъект преступления, исходя из наличия у него законодательно установленной обязанности в процессе банкротства;

в) ограничение круга специальных субъектов преступлений в сфере банкротства по смыслу закону, который предполагает возможное совершение деяния ограниченным кругом лиц.

Представляется, что третий подход позволяет необоснованно расширять пределы уголовной ответственности за преступления в сфере банкротства по признаку субъекта и от него следует отказаться. Заметим, что изучение зарубежного уголовного в исследуемой сфере показало, что для описания признаков специального субъекта также используются первые два варианта ограничения перечня специальных субъектов преступлений в сфере банкротства.

Резюмируя сказанное относительно субъекта преступлений в сфере банкротства отметим следующее: субъект всех преступлений в сфере банкротства специальный. В российском уголовном законодательстве предусмотрено три подхода к описанию признаков специального субъекта преступлений в сфере банкротства: указание на конкретный перечень специальных субъектов преступления в сфере банкротства; указание на специальный субъект преступления, исходя из наличия у него законодательно установленной обязанности в процессе банкротства; ограничение круга специальных субъектов преступлений в сфере банкротства по смыслу закону, который предполагает возможное совершение деяния ограниченным кругам лицам. Последний подход является неудачным поскольку может привести к необоснованному расширению пределов уголовной ответственности за данное преступление по признаку субъекта и возможным злоупотреблениям в процессе правоприменения. Как следствие, в уголовном законе необходимо уточнение признака специального субъекта неправомерных действий при банкротстве, предусмотренных ч. 1 ст. 195 УК РФ.

Библиография:

1. Гладких В. И., Сухаренко А. Н. Противодействие незаконному банкротству физических лиц // Безопасность бизнеса. 2016. № 2. С. 42-46.

2. Ненайденко А. Г. Преднамеренное и фиктивное банкротство: актуальные проблемы уголовной ответственности: дис. … канд. юрид. наук. М., 2005

[1] Гладких В. И., Сухаренко А. Н. Противодействие незаконному банкротству физических лиц // Безопасность бизнеса. 2016. № 2. С. 42-46.

[2] Гладких В. И., Сухаренко А. Н. Противодействие незаконному банкротству физических лиц // Безопасность бизнеса. 2016. № 2. С. 42-46.

[3] Ненайденко А. Г. Преднамеренное и фиктивное банкротство: актуальные проблемы уголовной ответственности: дис. …канд. юрид. наук. М., 2005. С. 12.

[4] Ненайденко А. Г. Указ. раб.

[5] Постановление Майкопского городского суда Республики Адыгея 2011/123.

Библиография
1.
Гладких В. И., Сухаренко А. Н. Противодействие незаконному банкротству физических лиц // Безопасность бизнеса. 2016. №2. С. 42-46.
2.
Ненайденко А. Г. Преднамеренное и фиктивное банкротство: актуальные проблемы уголовной ответственности: дис. …канд. юрид. наук. М., 2005
References (transliterated)
1.
Gladkikh V. I., Sukharenko A. N. Protivodeistvie nezakonnomu bankrotstvu fizicheskikh lits // Bezopasnost' biznesa. 2016. №2. S. 42-46.
2.
Nenaidenko A. G. Prednamerennoe i fiktivnoe bankrotstvo: aktual'nye problemy ugolovnoi otvetstvennosti: dis. …kand. yurid. nauk. M., 2005
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"