по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Антикоррупционные стандарты поведения педагогических работников в системе предупреждения коррупции в образовательных организациях высшего образования
Дамм Ирина Александровна

кандидат юридических наук

директор Центра противодействия коррупции и правовых экспертиз, заведующий кафедрой деликтологии и криминологии ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет"

660075, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Маерчака, 6, ауд. 1-22

Damm Irina Alexandrovna

PhD in Law

Director of the Center for Corruption Prevention and Legal Expertise, Head of the department of Delictology and Criminology, Siberian Federal University

660075, Russia, Krasnoyarskii krai, g. Krasnoyarsk, ul. Maerchaka, 6, aud. 1-22

idamm@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования являются нормы антикоррупционного законодательства Российской Федерации, подзаконные и ведомственные нормативные правовые акты, а также локальные нормативные акты и положения кодексов этики, закрепляющие антикоррупционные стандарты поведения педагогических работников образовательных организаций высшего образования. В статье подробно рассматриваются складывающиеся тенденции формирования антикоррупционных стандартов поведения в сфере образования, анализируются подходы к их правовому регулированию. Особое внимание уделяется закреплению антикоррупционных обязанностей, запретов, ограничений и рекомендаций, установленных в отношении педагогических работников образовательных организаций высшего образования. Автор использовал диалектический метод познания, а также системно-структурный, формально-логический и другие методы научного познания. Проведенное исследование позволило установить, что единые антикоррупционные стандарты поведения для работников образовательных организаций высшего образования отсутствуют. Антикоррупционные стандарты поведения закреплены в подзаконных нормативных правовых актах и ведомственных актах Министерства образования и науки Российской Федерации лишь в отношении узкого круга лиц, осуществляющих управленческие функции в образовательной организации. В отношении иных категорий работников такой организации, включая педагогических работников антикоррупционные обязанности, запреты, ограничения и рекомендации устанавливаются по усмотрению образовательной организации в соответствующих кодексах этики и локальных нормативных актах. В целях предупреждения совершения коррупционных преступлений педагогическими работниками необходимо: закрепление на уровне федерального закона единых основных антикоррупционных стандартов поведения; разработка типовых локальных нормативных актов по соблюдению и исполнению соответствующих антикоррупционных стандартов поведения; реализация просветительских и образовательных программ для педагогических работников, направленных на разъяснение содержания этих стандартов, а также порядка соблюдения и исполнения возлагаемых обязанностей.

Ключевые слова: ограничения, запреты, обязанности, антикоррупционные стандарты поведения, предупреждение коррупции, коррупция, педагогический работник, образовательные организации, конфликт интересов, кодекс этики

DOI:

10.25136/2409-7136.2018.2.25488

Дата направления в редакцию:

21-02-2018


Дата рецензирования:

22-02-2018


Дата публикации:

13-03-2018


Abstract.

The subject of the research is the provisions of the anti-corruption law of the Russian Federation, sublegislative and institutional legal acts as well as local regulations and provisions of the code of ethics that fix anti-corruption standards of educators' behavior at higher education establishments. Damm examines current tendencies in developing anti-corruption standards of behavior in the field of education that have been established for educators of higher education establishments. The author applies the dialectical research method as well as system structured analysis, formal logic, etc. The results of the research demonstrate that there are no single anti-corruption standards of behavior for educators of higher education establishments. Anti-corruption standards of behavior are set forth by sublegislative legal acts and departmental regulations set forth by the Ministry of Education and Science of the Russian Federation only for educators who manage educational establishments. Anti-corruption standards, restrictions, guidelines for other educators are set forth by an educational establishment itself through the codes of ethics and local regulations. According to the author of the article, in oder to prevent corruption at higher education establishments, it is necessary to fix single anti-corruption standards of behavior at the federal level, develop local legal acts that would guarantee observation of anti-corruption standards of behavior; to carry out relevant training for educators aimed at explaining these standards, procedure and responsibilities. 

Keywords:

code of ethics, conflict of interest, educational institutions, educator, duties, bans, restrictions, anticorruption standards of conduct, prevention of corruption, corruption

Введение

Пункт 5 ст. 7 Федерального закона от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» предусматривает введение антикоррупционных стандартов, то есть установление для соответствующей области деятельности единой системы запретов, ограничений и дозволений, обеспечивающих предупреждение коррупции в данной области, отнесено к основным направлениям деятельности государственных органов по повышению эффективности противодействия коррупции. Соответственно, формирование антикоррупционных обязанностей, запретов, ограничений и рекомендаций является одним из ключевых направлений предупреждения коррупции в сфере образования.

Вместе с тем в Федеральном законе «О противодействии коррупции» нормы, непосредственно закрепляющие антикоррупционные стандарты поведения педагогических работников образовательных организаций, не установлены. Федеральный закон от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» содержит лишь понятие конфликта интересов педагогического работника и некоторые положения по его урегулированию. Другие антикоррупционные стандарты поведения в отношении как педагогических, так и иных категорий работников образовательных организаций в названном федеральном законе не закреплены.

В складывающихся реалиях судебной практики особо важное значение приобретает закрепление в отношении педагогических работников достаточных антикоррупционных обязанностей, запретов, ограничений и рекомендаций, которые позволили бы на «дальних подступах» сдерживать совершение педагогическими работниками коррупционных преступлений. В связи с чем исследование состояния и внесение предложений по совершенствованию системы антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников приобретает особую актуальность.

Отдельные аспекты антикоррупционных стандартов поведения работников сферы образования становились предметом изучения таких отечественных и зарубежных исследователей, как: Ж. Аллак и М. Пуассон [1], А. М. Баскакова и А. А. Баранова [2], Н. П. Бухарина [3], Е. А. Быковская [4], Н. В. Ванюхина и А. И. Скоробогатова [5], С. Б. Верещак и О. А. Иванова [6], Н. П. Дацко [7], С. В. Дергачев [8], Т. И. Еремина [9], Л. Р. Замалетдинова и А. Б. Фахретдинова [10], А. А. Кирилловых [11], Ю. А. Коваль [12], Л. В. Лучшева [13], М. В. Лыбанева [14], А. А. Машиньян и Н. В. Кочергина [15], А. В. Майоров и Я. Л. Ванюшин [16], В. А. Михеев [17], О. Н. Монахов и Н. В. Захаров [18], И. В. Плюгина [19; 20], С. Е. Чаннов [21], Д. С. Чекменев [22], О. А. Чепарина и Е. В. Кобчикова [23], И. В. Шишко [24] и др.

Следует отметить, что значительная часть работ названных авторов посвящена исследованию проблем урегулирования конфликта интересов в образовательной деятельности. Комплексное изучение антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников еще не становилось предметом специального научного исследования.

Основная часть

Приоритетное применение мер по предупреждению коррупции является одним из принципов противодействия коррупции в Российской Федерации, как это следует из п. 6 ст. 3 Федерального закона от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции».

Антикоррупционные стандарты поведения выступают значимым элементом в системе предупреждения коррупционной преступности и представляют собой совокупность обязанностей, запретов, ограничений и рекомендаций, возлагаемых на лиц, замещающих государственные (муниципальные) должности, государственных (муниципальных) служащих, работников организаций в целях предупреждения коррупции.

Антикоррупционные стандарты поведения в системе предупреждения коррупции выполняют следующие основные функции: информативную и охранительную. Информирование работников образовательной организации о закрепленных антикоррупционных стандартах поведения способствует разрушению базовых коррупциогенных стереотипов, сформировавшихся в сфере образования: «коррупция – это только преступление (взяточничество)», «подарок не взятка», «репетиторство не конфликт интересов», «а пусть докажут» и пр. [25]. Кроме того, закрепление антикоррупционных стандартов поведения позволяет сформировать в образовательной организации общепринятые, понятные и прозрачные правила поведения, позволяющие предупреждать влияние личной заинтересованности на исполнение педагогическим работником и иными работниками своих должностных обязанностей. Охранительная функция таких стандартов заключается в том, что они выступают дополнительными сдерживающими правовыми средствами, «препятствующими» совершению коррупционных правонарушений, в том числе и преступлений. Образно говоря, антикоррупционные стандарты поведения стоят «на страже» личной антикоррупционной безопасности работника сферы образования.

Анализ судебной практики привлечения к уголовной ответственности педагогических работников за совершение коррупционных преступлений (ст. 290 «Получение взятки» УК РФ) свидетельствует о получении ими за незаконное использование своих должностных полномочий преимущественно незначительных денежных сумм или материальных ценностей небольшой стоимости.

Традиции дарения испокон веков присущи русскому народу. Оказание внимания благодетелю в виде подарка или услуги – неотъемлемая составляющая культуры как межличностного, так и профессионального общения. Получение неподготовленным студентом оценки за зачет или экзамен может вполне восприниматься последним как благо и особое расположение со стороны преподавателя, вызывать вполне искреннее желание отблагодарить материально преподавателя за избавление от необходимости учить предмет. Вместе с тем назрела необходимость разграничения традиций дарения (благодарения) и завуалированных под подарки форм подкупа (коррупции). Преподавателю неюридических специальностей зачастую трудно самостоятельно определить, предлагают ему подарок или взятку. Дрова, подарочная карта, алкоголь и конфеты, приведенные ниже в качестве примера привлечения к уголовной ответственности, вряд ли рассматривались принимающими их педагогическими работниками как предмет взятки, как совершение уголовно наказуемого деяния.

По справедливому утверждению Н. В. Щедрина, «организуя противодействие коррупции, нужно всегда отдавать себе отчет в том, что: а) вся система и любой субъект управления действуют в условиях ограниченных ресурсов; б) особенно ресурсоемкими являются ограничительно-репрессивные меры» [26, c. 282]. В связи с этим в предупредительной деятельности необходимо руководствоваться принципом «основного звена», который «позволяет найти главную задачу деятельности по предупреждению преступлений, вычленить ключевую проблему или несколько проблем и сконцентрировать на их решении имеющиеся ресурсы» [27, c. 7].

В предупреждении коррупции роль такого «основного звена» и играют антикоррупционные стандарты поведения, формирование которых в сфере образования находится на начальном этапе своего развития.

Ранее проведенное исследование [28] позволило установить, что в отношении узкого круга лиц, осуществляющих управленческие функции в образовательной организации, распространены антикоррупционные стандарты поведения, содержащиеся в постановлении Правительства Российской Федерации от 05.07.2013 г. № 568 «О распространении на отдельные категории граждан ограничений, запретов и обязанностей, установленных Федеральным законом «О противодействии коррупции» и другими федеральными законами в целях противодействия коррупции» (далее – постановление № 568). Данным постановлением закреплены основные антикоррупционные стандарты поведения для лиц, замещающих должности в различных организациях публичной сферы.

Некоторые из содержащихся в данном постановлении антикоррупционных стандартов поведения являются едиными и распространены также на лиц, замещающих государственные, муниципальные должности (министры, депутаты и пр.), на государственных, муниципальных служащих (советники, консультанты и пр.) соответствующими нормативными правовыми актами. К таким единым стандартам относятся:

- запрет на получение вознаграждений (подарков и иных) в связи с исполнением должностных обязанностей (п. 6 ч. 1 ст. 17 Федерального закона «О государственной гражданской службе Российской Федерации», п. 5 ч. 1 ст. 14 Федерального закона «О муниципальной службе в Российской Федерации», пп. «б» п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 568);

- обязанность уведомлять об обращении каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений (ст. 9 Федерального закона «О противодействии коррупции», абз. 1 пп. «в» п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 568);

- обязанность представлять в установленном порядке сведения о своих доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера, а также о доходах, расходах, об имуществе и обязательствах имущественного характера своих супруги (супруга) и несовершеннолетних детей (ст. 8 Федерального закона «О противодействии коррупции», абз. 2 пп. «в» п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 568);

- принимать меры по недопущению любой возможности возникновения конфликта интересов и сообщать о возникновении личной заинтересованности при исполнении должностных обязанностей, которая приводит или может привести к конфликту интересов (ст. 11 Федерального закона «О противодействии коррупции», абз. 3 пп. «в» п. 1 постановления Правительства Российской Федерации № 568);

- и др.

Содержащиеся в постановлении Правительства Российской Федерации № 568 антикоррупционные обязанности, запреты и ограничения распространяются в образовательной организации высшего образования только на ректора, президента, первого проректора, главного бухгалтера и директора филиала. На работников, выполняющих управленческие функции в вузе (проректоры, руководители департаментов, директора институтов, деканы факультетов, заведующие кафедрами и др.), как и на иных работников (педагогических, научных, работников деканатов и иных структурных подразделений), единые антикоррупционные стандарты поведения, установленные данным постановлением, не распространяются [28].

Вместе с тем анализ судебной практики свидетельствует, что одним из основных субъектов коррупционных преступлений в сфере образования является педагогический работник образовательных организаций высшего образования. Основными преступлениями, совершаемыми педагогическими работниками, являются получение взятки (ст. 290 УК РФ) и мелкое взяточничество (ст. 290.1 УК РФ). При этом достаточно часто педагогические работники получают взятки в виде денежных средств в сумме до 3 000 рублей. Значительно реже предметом становятся материальные ценности. Так, например, старший преподаватель гуманитарного факультета одного из университетов попросил у студента за сдачу зачета доставить к нему на дачу машину колотых дров. Студент выполнил требование преподавателя, нанял грузовое такси, купил 1,5 кубических метра дров стоимостью 2 000–2 500 рублей. Загрузив автомашину, студент поехал на дачный участок преподавателя, по пути заехав в ОБЭП, где сообщил о требовании преподавателя. Суд признал преподавателя виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 290 ч. 1 УК РФ, и назначил ему наказание в виде лишения свободы сроком два года (условно) с лишением права занимать должности, связанные с преподавательской деятельностью, сроком два года [29].

В другом случае преподаватель признана виновной в совершении преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 290, ч. 1 ст. 292, ч. 3 ст. 30, за незаконное выставление оценки за сдачу зачета без самой процедуры зачета. Предметом взятки стала подарочная карта магазина на сумму 500 рублей. Осужденной было назначено наказание в виде штрафа в размере 20 000 рублей [30].

Преподаватель физического воспитания поставил зачеты по предмету «физическая культура» студентам, имевшим пропуски занятий и своевременно не сдавшим необходимые спортивные нормативы, за вознаграждение от одной студентки в виде 3 плиток шоколада «Бабаевский», от другого студента – в виде бутылки водки «Русский лед», бутылки шампанского «Абрау-Дюрсо». Приговором суда преподаватель признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 290 УК РФ. Ему назначено наказание в виде штрафа в размере 45 000 рублей [31].

Приведенные примеры свидетельствуют не столько о корыстности привлеченных к уголовной ответственности педагогических работников, сколько о недостаточности принимаемых мер по предупреждению коррупции в сфере образования. Представляется очевидным, что ресурсы государства, потраченные на подготовку к трудовой деятельности одного педагогического работника, «в холостую» растрачиваются репрессивным вектором борьбы с коррупцией.

В связи с этим особую актуальность приобретает изучение состояния антикоррупционных стандартов педагогических работников образовательных организаций высшего образования, поскольку именно антикоррупционные стандарты поведения как совокупность обязательных к соблюдению предписаний выполняют важную предупредительную функцию в системе противодействия коррупционной преступности.

Согласно ст. 13.3 Федерального закона от 25.12.2008 г. № 273-ФЗ «О противодействии коррупции» на организации возложена обязанность по самостоятельному предупреждению коррупции. К числу рекомендованных мер по предупреждению коррупции, принимаемых в организации, в названной статье отнесены: разработка и внедрение в практику стандартов и процедур, направленных на обеспечение добросовестной работы организации (пп. 3); принятие кодекса этики и служебного поведения работников организации (пп. 4); предотвращение и урегулирование конфликта интересов (пп. 5).

Основываясь на данных положениях, ряд образовательных организаций приступил к самостоятельному закреплению антикоррупционных стандартов поведения для работников, в том числе и педагогических, в кодексах этики и в соответствующих локальных нормативных актах. Соответственно, каждая образовательная организация вне зависимости от типа по собственному усмотрению определяет правовой акт, в котором закрепляет антикоррупционные стандарты поведения, а также их содержание и объем.

С целью выявления состояния антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников в образовательных организациях высшего образования было проведено исследование и локальных нормативных актов, и кодексов этики образовательных организаций высшего образования, вошедших в ТОП-50 Национального рейтинга вузов [32]. Проведенное исследование позволило сделать вывод, что лишь в 27 вузах из 50 приняты кодексы этики, что составляет 54 %. Соответственно, почти в половине исследованных образовательных организаций высшего образования антикоррупционные стандарты поведения либо вообще не установлены, либо закреплены в каких-то иных локальных нормативных актах (вместе с тем, возможно, кодексы этики в некоторых вузах все же приняты, но не размещены на официальном сайте).

Анализ кодексов этики вузов позволил также установить, что в подавляющем большинстве они устанавливают антикоррупционные положения для всех категорий работников образовательной организации. И за редким исключением для педагогических работников отдельно. Антикоррупционные положения в таких кодексах касаются преимущественно следующих основных антикоррупционных стандартов поведения.

Запрет на получение вознаграждений (подарков и иных) в связи с исполнением должностных обязанностей как один из основных антикоррупционных стандартов поведения, направленных на предупреждение совершения таких коррупционных преступлений, как получение взятки (ст. 290 УК РФ) и мелкое взяточничество (ст. 291.1 УК РФ), закрепляется в незначительном количестве кодексов этики ряда образовательных организаций. Так, в Этическом кодексе Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова [32] установлено, что преподаватели и научные сотрудники должны воздерживаться от таких отношений с учащимися, которые могут препятствовать эффективному обучению и затруднить беспристрастную оценку результатов учебной деятельности. Среди них отношения должника и заимодавца, дарителя и получателя подарков (абз. 5 п. 3.1).

Согласно Кодексу этики и служебного поведения работников и преподавателей Национального исследовательского ядерного университета "МИФИ" (НИЯУ «МИФИ») «недопустимо прямое или косвенное высказывание, либо иные действия преподавателя в отношении обучающихся, которые могут быть расценены ими как обещание положительной оценки или привилегий в обмен на денежные средства или подарки» (п. 3.4).

В Кодексе корпоративной этики Кубанского государственного технологического университета преподаватель не имеет права брать от обучающихся деньги или подарки за сдачу экзаменов, зачетов, иную форму отчетности; не допускать обучающихся к сдаче экзамена по причинам, не связанным с выполнением учебного плана (п. 5.5).

В Кодексе этики и служебного поведения работников Новосибирского национального исследовательского государственного университет а отдельно регламентируется общение преподавателя с обучающимся. Так, преподаватель не злоупотребляет своим служебным положением; преподаватель не имеет права требовать (просить, предлагать добровольно и т.п.) от обучающихся вознаграждения за свою работу, в том числе и дополнительную (п. 4.2.1).

Такой антикоррупционный стандарт поведения, как обязанность уведомлять об обращении каких-либо лиц в целях склонения к совершению коррупционных правонарушений, в данной формулировке применительно к педагогическим работникам не был выявлен в исследованных кодексах этики. Вместе с тем в Кодексе этики и служебного поведения работников и преподавателей НИЯУ «МИФИ » [33] закрепляется, что «преподавателю следует незамедлительно уведомлять руководителя структурного подразделения, а также проректора, курирующего вопросы противодействия коррупции, в случаях создания предпосылок для совершения правонарушений коррупционной направленности» (п. 3.1).

Специальные положения для педагогических работников по предупреждению и урегулированию конфликта интересов как одного из основных антикоррупционных стандартов поведения также содержатся в кодексах этики.

«Кодекс профессиональной этики и служебного поведения научно-педагогических работников и сотрудников ИРНИТУ» [34] содержит дословное воспроизведение понятия «конфликт интересов педагогического работника», закрепленного в п. 33 ст. 2 Федерального закона «Об образовании в Российской Федерации».

Как следует из положений Кодекса профессиональной этики и требований к служебному поведению педагогических работников Алтайского государственного университета [35], педагогические работники, сознавая ответственность перед государством, обществом и гражданами, призваны принимать меры по недопущению возникновения конфликта интересов и урегулированию возникших случаев конфликта интересов (пп. 20 п. 2.2).

В соответствии с Кодексом этики и служебного поведения работников и преподавателей НИЯУ «МИФИ» [36] преподавателю следует при возникновении в преподавательской деятельности конфликта интересов уведомлять непосредственное руководство и учебный департамент (п. 3.1).

В Этическом кодексе Московского технологического университета МИРЭА-МГУПИ-МИТХТ [37] установлено, что взаимоотношения преподавателей и обучаемых основаны на таких принципах и нормах поведения, как «взаимное доверие, порядочность, общность этических принципов – основа решения спорных вопросов и преодоления конфликта интересов в формате «преподаватель – заведующий кафедрой – декан факультета – проректор – ректор» (п. 10).

В ряде образовательных организаций приняты кодексы этики педагогических работников, в которых устанавливаются антикоррупционные стандарты поведения соответственно только для педагогических работников. Например, в К одексе деловой этики для педагогических работников Санкт-Петербургского горного университета [38]педагогическим работникам надлежит принимать меры по недопущению коррупционно опасного поведения, своим личным поведением подавать пример честности, беспристрастности и справедливости (абз. 5 п. 2). Аналогичная норма содержится п. 2.4 Кодекса профессиональной этики и требований к служебному поведению педагогических работниковАлтайского государственного университета [39].

Кодекс профессиональной этики научно-педагогических работников ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарева» [40] закрепляет, что «при осуществлении педагогической деятельности научно-педагогическому работнику запрещено «совершать действия, связанные с влиянием каких-либо личных, имущественных (финансовых) и иных интересов, препятствующих добросовестному исполнению трудовых обязанностей», а также «проявлять коррупционное поведение со своей стороны, допускать его со стороны иных субъектов образовательного процесса» (п. 5).

В настоящее время в образовательных организациях начался этап принятия локальных нормативных актов, закрепляющих антикоррупционные стандарты поведения для всех категорий работников образовательных организаций, включая педагогических работников. Изучение содержания соответствующих локальных нормативных актов этих же образовательных организаций не позволило выявить специфики правового регулирования антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников. В ряде локальных нормативных актов, принятых в виде приказов ректоров и касающихся предупреждения и урегулирования конфликта интересов в образовательной организации, воспроизводится лишь понятие «конфликт интересов педагогического работника», закрепленное в Федеральном законе от 29.12.2012 г. № 273-ФЗ «Об образовании в Российской Федерации» [41, п. 3.2]. Вместе с тем особенности предупреждения и урегулирования конфликта интересов педагогического работника не устанавливаются.

В некоторых положениях о конфликте интересов содержатся типовые ситуации конфликта интересов педагогического работника. Например, в Положении о конфликте интересов работников Казанского (Приволжского) федерального университета указано следующее: «педагогический работник участвует в процессе оказания платных образовательных услуг тем обучающимся, которые получают образование за счет бюджетных средств; педагогический работник занимается репетиторством с учащимися, которых он обучает; научно-педагогический работник является членом жюри конкурсных или иных мероприятий с участием обучающихся, в процессе обучения которых он участвует» и др. (п. 7.9 Положения) [42].

Как уже было отмечено, на уровне федеральных законов (Федеральный закон «О противодействии коррупции», Федеральный закон «Об образовании в Российской Федерации») нормы, непосредственно закрепляющие антикоррупционные стандарты поведения педагогических работников образовательных организаций, не установлены. Изучение положений кодексов этики, а также локальных нормативных актов свидетельствует, что приведенное понятие «конфликт интересов педагогического работника» используется крайне редко. Образовательные организации, как правило, воспроизводят определение конфликта интересов, закрепленного в ст. 10 Федерального закона «О противодействии коррупции» (как в новой, так и старой редакции) либо предлагают собственное определение.

Важно отметить, что в изученных локальных нормативных актах, закрепляющих основные стандарты поведения, они формулируются не всегда ясно, а с некоторой правовой неопределенностью. Антикоррупционные обязанности (например, сообщить о факте склонения к совершению коррупционного правонарушения, уведомить о возникновении личной заинтересованности, которая приводит или может привести к возникновению конфликта интересов) должны быть сформулированы четко, ясно и понятно. При этом соответствующее правовое предписание должно содержать указание на лиц, у которых такая обязанность возникает, на юридический факт или событие, с которым связывается возникновение соответствующей обязанности, сроки и порядок выполнения обязанности. Декларативность изложения правового предписания может не только повлечь проблемы с его пониманием и исполнением обязанным лицом, но и также создать проблемы с привлечением к дисциплинарной ответственности.

Заключение

Проведенное исследование антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников в образовательных организациях высшего образования позволяет сделать вывод, что закрепление единых антикоррупционных обязанностей, запретов, ограничений и рекомендаций в отношении этой категории работников образовательной организации на уровне федерального закона отсутствует.

Формирование антикоррупционных стандартов поведения педагогических работников осуществляется образовательными организациями самостоятельно. Такие стандарты закрепляются в кодексах этики и локальных нормативных актах. При этом в ряде вузов приняты и кодексы этики, и локальные нормативные акты, некоторые вузы принимают или кодексы, или акты. В большинстве исследованных кодексов этики и локальных нормативных актов устанавливаются общие антикоррупционные стандарты поведения для всех категорий работников. Образовательные организации в редких случаях устанавливают отдельные антикоррупционные стандарты для педагогических работников.

Важно отметить, что в складывающейся практике формирования антикоррупционных стандартов поведения работников образовательной организации форма, объем и содержание таких стандартов поведения определяются путем административного усмотрения.

Полагаем, что в целях предупреждения совершения коррупционных преступлений педагогическими работниками необходимо: закрепить на уровне федерального закона единые основные антикоррупционные стандарты поведения для всех категорий работников образовательных организаций; разработать типовые локальные нормативные акты по соблюдению и исполнению соответствующих антикоррупционных стандартов поведения; реализовать просветительские и образовательные программы для педагогических работников, направленные на разъяснение содержания этих стандартов, а также порядка соблюдения и исполнения возлагаемых обязанностей.

Библиография
1.
Аллак Ж., Пуассон М. Коррумпированные школы, коррумпированные университеты: Что можно сделать? Париж: Международный Институт планирования образования ЮНЕСКО, 2014. 365 c.
2.
Баскакова А. М., Баранова А. А. Конфликт интересов педагогического работника // Апробация. 2015. № 5. С. 109–111.
3.
Бухарина Н. П. Коррупция в образовательных организациях: понятие и признаки // Актуальные проблемы российского права. 2016. № 12. С. 133–144.
4.
Быковская Е. А. Предупреждение и предотвращение коррупции в вузе // Вестник Сибирского государственного университета путей сообщения. 2015. № 4.1. С. 24–30.
5.
Ванюхина Н. В., Скоробогатова А. И. Устранение конфликта интересов педагога как фактор профилактики коррупциогенного поведения в сфере образования // Диалектика противодействия коррупции: материалы III Всероссийской научно-практической конференции. 2013. С. 31–34.
6.
Верещак С. Б., Иванова О. А. Правовое регулирование конфликта интересов в образовательных организациях // Факторы и условия искоренения коррупции и других негативных явлений в образовании: психолого-педагогический аспект (на примере Краснодарского края). Славянск-на-Кубани: Филиал Кубанского гос. ун-та в г. Славянске-на-Кубани, 2016. С. 90–95.
7.
Дацко Н. П. Дисциплинарные увольнения педагогических работников в Российской Федерации // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2016. № 1. С. 67–72.
8.
Дергачев С. В. О некоторых правовых аспектах урегулирования конфликта интересов в образовательной сфере // Марийский юридический вестник. 2015. № 4. С. 116–118.
9.
Еремина Т. И. О законодательной дефиниции «конфликт интересов педагогического работника» // Экономика, педагогика и право. 2015. № 2. С. 12.
10.
Замалетдинова Л. Р., Фахретдинова А. Б. Конфликт интересов в педагогической среде высшего учебного заведения // Вестник экономики, права и социологии. 2016. № 1. С. 260–262.
11.
Кирилловых А. А. Публичная служба и конфликт интересов в сфере высшего образования: проблемные вопросы // Законодательство и экономика. 2015. № 2. С. 29–43.
12.
Коваль Ю. А. К вопросу о ситуациях конфликта интересов в сфере образования // Теория и практика общественного развития. 2014. № 4. С. 253–255.
13.
Лучшева Л. В. Антикоррупционная этика как средство регулирования конфликта интересов между преподавателем и студентом // Вестник экономики, права и социологии. 2016. № 4. С. 232–235.
14.
Лыбанева М. В. Преодоление конфликтов интересов в сфере образовательных услуг на основе государственно-частного партнерства // Вестник Национальной академии туризма. 2015. № 2. С. 69–73.
15.
Машиньян А. А., Кочергина Н. В. Противодействие коррупции в образовании: необходимость антикризисного и антикоррупционного анализа в российской системе образования // Перспективы науки и образования. 2015. № 4. С. 37–40.
16.
Майоров А. В., Ванюшин Я. Л. Обоснование нормативного закрепления антикоррупционных стандартов служебного поведения сотрудников образовательного учреждения высшего профессионального образования // Правопорядок: история, теория, практика. 2015. № 4. С. 46–50.
17.
Михеев В. А. Новации и конфликты в системе высшего образования современной России // Конфликтология. 2014. Т. 3. С. 176–191.
18.
Монахов О. Н., Захаров Н. В. Конфликт интересов преподавателя вуза в системе противодействия коррупции // Актуальные вопросы современной науки. 2015. № 39. С. 253–264.
19.
Плюгина И. В. Конфликт интересов в сфере образования // Конфликт интересов на государственной и муниципальной службе, в деятельности организаций: причины, предотвращение, урегулирование / отв. ред. А.Ф. Ноздрачев. М., 2016. С. 128–137.
20.
Плюгина И. В. Конфликты интересов и противодействие коррупции в сфере образования. URL: http://obrzakon.ru/documents/opendoc/id/1234/catid/85/.
21.
Чаннов С. Е. Можно ли уволить учителя, который занимается репетиторством с учениками класса, в котором он ведет занятия, по п. 7.1 ч. 1 ст. 81 ТК РФ? // Справочная правовая система «КонсультантПлюс». URL: http://www.consultant.ru.
22.
Чекменев Д. С. К вопросу о комиссиях по урегулированию споров как элемента организационно-правового механизма разрешения конфликтных ситуаций между студентами и другими участниками образовательных отношений // Вестник Пятигорского государственного лингвистического университета. 2014. № 4. С. 425–430.
23.
Чепарина О. А., Кобчикова Е. В. Конфликт интересов в гражданско-правовых и иных отношениях с участием образовательных организаций // Вестник экономики, права и социологии. 2014. № 4. С. 202–204.
24.
Шишко И. В., Дамм И. А. Возмездное участие государственного (муниципального) служащего в образовательных программах повышения квалификации: вопросы правомерности и наличия конфликта интересов // Юридические исследования. 2016. № 10. С. 1–9.
25.
Основы антикоррупционного просвещения в сфере образования : учеб. пособие / под ред. И.А. Дамм, Н.В. Щедрина. Красноярск: Сиб. федер. ун-т, 2016. 200 с.
26.
Щедрин Н. В. О принципах противодействия коррупции // Актуальные проблемы экономики и права. 2013. №1. С. 280–284.
27.
Щедрин Н. В. Основы общей теории предупреждения преступности : учеб. пособие. Красноярск: Красноярский университет, 1999. 58 с.
28.
Дамм И. А. Антикоррупционные стандарты поведения лиц, осуществляющих управленческие функции в образовательной организации // Право и политика. 2017. № 12. С. 14–26.
29.
Решение по делу № 1-51 Лениногорского городского суда Республики Татарстан. URL: Решение по делу https://rospravosudie.com/court-leninogorskij-gorodskoj-sud-respublika-tatarstan-s/act-102260222/.
30.
Решение по делу № 1-432/2011 Центрального районного суда г. Омска Омской области. URL: https://rospravosudie.com/court-centralnyj-rajonnyj-sud-g-omska-omskaya-oblast-s/act-100915588/.
31.
Решение по делу № 1-796/2015 Советского районного суда г. Красноярска Красноярского края. URL: https://rospravosudie.com/court-sovetskij-rajonnyj-sud-g-krasnoyarska-krasnoyarskij-kraj-s/act-501141367/.
32.
Этический кодекс Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова // Официальный сайт Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова. URL: https://www.msu.ru/.
33.
Кодекс этики и служебного поведения работников и преподавателей НИЯУ «МИФИ» // Официальный сайт Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». URL: https://www.mephi.ru/.
34.
Кодекс профессиональной этики и служебного поведения научно-педагогических работников и сотрудников ИРНИТУ // Официальный сайт Иркутского национального исследовательского технического университета. URL: https://www.istu.edu/.
35.
Кодекс профессиональной этики и требований к служебному поведению педагогических работников ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» // Официальный сайт Алтайского государственного университета. URL: http://www.asu.ru
36.
Кодекс этики и служебного поведения работников и преподавателей НИЯУ «МИФИ» // Официальный сайт Национального исследовательского ядерного университета «МИФИ». URL: https://www.mephi.ru/.
37.
Этический кодекс МГТУ МИРЭА // Официальный сайт Московского технологического университета. URL: https://www.mirea.ru/.
38.
Кодекс деловой этики федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Санкт-Петербургский горный университет» // Официальный сайт Санкт-Петербургского горного университета. URL: http://spmi.ru/.
39.
Кодекс профессиональной этики и требований к служебному поведению педагогических работников ФГБОУ ВПО «Алтайский государственный университет» // Официальный сайт Алтайского государственного университета. URL: http://www.asu.ru/.
40.
Кодекс профессиональной этики научно-педагогических работников ФГБОУ ВПО «МГУ им. Н.П. Огарева» // Официальный сайт Национального исследовательского Мордовского государственного университета им. Н.П. Огарева. URL: https://www.mrsu.ru/.
41.
Приказ от 23 окт. 2017 г. № 13595 «Об утверждении Положения о конфликте интересов Томского политехнического университета» // Официальный сайт Томского политехнического университета. URL: https://www.tpu.ru/.
42.
Положение от 11 окт. 2017 г. № 0.1.1.67-07/194 «О конфликте интересов работников федерального государственного автономного образовательного учреждения высшего образования "Казанский (Приволжский) федеральный университет"» // Официальный сайт Казанского (Приволжского) федерального университета. URL: https://www.kpfu.ru/.
References (transliterated)
1.
Allak Zh., Puasson M. Korrumpirovannye shkoly, korrumpirovannye universitety: Chto mozhno sdelat'? Parizh: Mezhdunarodnyi Institut planirovaniya obrazovaniya YuNESKO, 2014. 365 c.
2.
Baskakova A. M., Baranova A. A. Konflikt interesov pedagogicheskogo rabotnika // Aprobatsiya. 2015. № 5. S. 109–111.
3.
Bukharina N. P. Korruptsiya v obrazovatel'nykh organizatsiyakh: ponyatie i priznaki // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2016. № 12. S. 133–144.
4.
Bykovskaya E. A. Preduprezhdenie i predotvrashchenie korruptsii v vuze // Vestnik Sibirskogo gosudarstvennogo universiteta putei soobshcheniya. 2015. № 4.1. S. 24–30.
5.
Vanyukhina N. V., Skorobogatova A. I. Ustranenie konflikta interesov pedagoga kak faktor profilaktiki korruptsiogennogo povedeniya v sfere obrazovaniya // Dialektika protivodeistviya korruptsii: materialy III Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii. 2013. S. 31–34.
6.
Vereshchak S. B., Ivanova O. A. Pravovoe regulirovanie konflikta interesov v obrazovatel'nykh organizatsiyakh // Faktory i usloviya iskoreneniya korruptsii i drugikh negativnykh yavlenii v obrazovanii: psikhologo-pedagogicheskii aspekt (na primere Krasnodarskogo kraya). Slavyansk-na-Kubani: Filial Kubanskogo gos. un-ta v g. Slavyanske-na-Kubani, 2016. S. 90–95.
7.
Datsko N. P. Distsiplinarnye uvol'neniya pedagogicheskikh rabotnikov v Rossiiskoi Federatsii // Vestnik Yuzhno-Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pravo. 2016. № 1. S. 67–72.
8.
Dergachev S. V. O nekotorykh pravovykh aspektakh uregulirovaniya konflikta interesov v obrazovatel'noi sfere // Mariiskii yuridicheskii vestnik. 2015. № 4. S. 116–118.
9.
Eremina T. I. O zakonodatel'noi definitsii «konflikt interesov pedagogicheskogo rabotnika» // Ekonomika, pedagogika i pravo. 2015. № 2. S. 12.
10.
Zamaletdinova L. R., Fakhretdinova A. B. Konflikt interesov v pedagogicheskoi srede vysshego uchebnogo zavedeniya // Vestnik ekonomiki, prava i sotsiologii. 2016. № 1. S. 260–262.
11.
Kirillovykh A. A. Publichnaya sluzhba i konflikt interesov v sfere vysshego obrazovaniya: problemnye voprosy // Zakonodatel'stvo i ekonomika. 2015. № 2. S. 29–43.
12.
Koval' Yu. A. K voprosu o situatsiyakh konflikta interesov v sfere obrazovaniya // Teoriya i praktika obshchestvennogo razvitiya. 2014. № 4. S. 253–255.
13.
Luchsheva L. V. Antikorruptsionnaya etika kak sredstvo regulirovaniya konflikta interesov mezhdu prepodavatelem i studentom // Vestnik ekonomiki, prava i sotsiologii. 2016. № 4. S. 232–235.
14.
Lybaneva M. V. Preodolenie konfliktov interesov v sfere obrazovatel'nykh uslug na osnove gosudarstvenno-chastnogo partnerstva // Vestnik Natsional'noi akademii turizma. 2015. № 2. S. 69–73.
15.
Mashin'yan A. A., Kochergina N. V. Protivodeistvie korruptsii v obrazovanii: neobkhodimost' antikrizisnogo i antikorruptsionnogo analiza v rossiiskoi sisteme obrazovaniya // Perspektivy nauki i obrazovaniya. 2015. № 4. S. 37–40.
16.
Maiorov A. V., Vanyushin Ya. L. Obosnovanie normativnogo zakrepleniya antikorruptsionnykh standartov sluzhebnogo povedeniya sotrudnikov obrazovatel'nogo uchrezhdeniya vysshego professional'nogo obrazovaniya // Pravoporyadok: istoriya, teoriya, praktika. 2015. № 4. S. 46–50.
17.
Mikheev V. A. Novatsii i konflikty v sisteme vysshego obrazovaniya sovremennoi Rossii // Konfliktologiya. 2014. T. 3. S. 176–191.
18.
Monakhov O. N., Zakharov N. V. Konflikt interesov prepodavatelya vuza v sisteme protivodeistviya korruptsii // Aktual'nye voprosy sovremennoi nauki. 2015. № 39. S. 253–264.
19.
Plyugina I. V. Konflikt interesov v sfere obrazovaniya // Konflikt interesov na gosudarstvennoi i munitsipal'noi sluzhbe, v deyatel'nosti organizatsii: prichiny, predotvrashchenie, uregulirovanie / otv. red. A.F. Nozdrachev. M., 2016. S. 128–137.
20.
Plyugina I. V. Konflikty interesov i protivodeistvie korruptsii v sfere obrazovaniya. URL: http://obrzakon.ru/documents/opendoc/id/1234/catid/85/.
21.
Channov S. E. Mozhno li uvolit' uchitelya, kotoryi zanimaetsya repetitorstvom s uchenikami klassa, v kotorom on vedet zanyatiya, po p. 7.1 ch. 1 st. 81 TK RF? // Spravochnaya pravovaya sistema «Konsul'tantPlyus». URL: http://www.consultant.ru.
22.
Chekmenev D. S. K voprosu o komissiyakh po uregulirovaniyu sporov kak elementa organizatsionno-pravovogo mekhanizma razresheniya konfliktnykh situatsii mezhdu studentami i drugimi uchastnikami obrazovatel'nykh otnoshenii // Vestnik Pyatigorskogo gosudarstvennogo lingvisticheskogo universiteta. 2014. № 4. S. 425–430.
23.
Cheparina O. A., Kobchikova E. V. Konflikt interesov v grazhdansko-pravovykh i inykh otnosheniyakh s uchastiem obrazovatel'nykh organizatsii // Vestnik ekonomiki, prava i sotsiologii. 2014. № 4. S. 202–204.
24.
Shishko I. V., Damm I. A. Vozmezdnoe uchastie gosudarstvennogo (munitsipal'nogo) sluzhashchego v obrazovatel'nykh programmakh povysheniya kvalifikatsii: voprosy pravomernosti i nalichiya konflikta interesov // Yuridicheskie issledovaniya. 2016. № 10. S. 1–9.
25.
Osnovy antikorruptsionnogo prosveshcheniya v sfere obrazovaniya : ucheb. posobie / pod red. I.A. Damm, N.V. Shchedrina. Krasnoyarsk: Sib. feder. un-t, 2016. 200 s.
26.
Shchedrin N. V. O printsipakh protivodeistviya korruptsii // Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. 2013. №1. S. 280–284.
27.
Shchedrin N. V. Osnovy obshchei teorii preduprezhdeniya prestupnosti : ucheb. posobie. Krasnoyarsk: Krasnoyarskii universitet, 1999. 58 s.
28.
Damm I. A. Antikorruptsionnye standarty povedeniya lits, osushchestvlyayushchikh upravlencheskie funktsii v obrazovatel'noi organizatsii // Pravo i politika. 2017. № 12. S. 14–26.
29.
Reshenie po delu № 1-51 Leninogorskogo gorodskogo suda Respubliki Tatarstan. URL: Reshenie po delu https://rospravosudie.com/court-leninogorskij-gorodskoj-sud-respublika-tatarstan-s/act-102260222/.
30.
Reshenie po delu № 1-432/2011 Tsentral'nogo raionnogo suda g. Omska Omskoi oblasti. URL: https://rospravosudie.com/court-centralnyj-rajonnyj-sud-g-omska-omskaya-oblast-s/act-100915588/.
31.
Reshenie po delu № 1-796/2015 Sovetskogo raionnogo suda g. Krasnoyarska Krasnoyarskogo kraya. URL: https://rospravosudie.com/court-sovetskij-rajonnyj-sud-g-krasnoyarska-krasnoyarskij-kraj-s/act-501141367/.
32.
Eticheskii kodeks Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta imeni M. V. Lomonosova // Ofitsial'nyi sait Moskovskogo gosudarstvennogo universiteta imeni M. V. Lomonosova. URL: https://www.msu.ru/.
33.
Kodeks etiki i sluzhebnogo povedeniya rabotnikov i prepodavatelei NIYaU «MIFI» // Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo issledovatel'skogo yadernogo universiteta «MIFI». URL: https://www.mephi.ru/.
34.
Kodeks professional'noi etiki i sluzhebnogo povedeniya nauchno-pedagogicheskikh rabotnikov i sotrudnikov IRNITU // Ofitsial'nyi sait Irkutskogo natsional'nogo issledovatel'skogo tekhnicheskogo universiteta. URL: https://www.istu.edu/.
35.
Kodeks professional'noi etiki i trebovanii k sluzhebnomu povedeniyu pedagogicheskikh rabotnikov FGBOU VPO «Altaiskii gosudarstvennyi universitet» // Ofitsial'nyi sait Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. URL: http://www.asu.ru
36.
Kodeks etiki i sluzhebnogo povedeniya rabotnikov i prepodavatelei NIYaU «MIFI» // Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo issledovatel'skogo yadernogo universiteta «MIFI». URL: https://www.mephi.ru/.
37.
Eticheskii kodeks MGTU MIREA // Ofitsial'nyi sait Moskovskogo tekhnologicheskogo universiteta. URL: https://www.mirea.ru/.
38.
Kodeks delovoi etiki federal'nogo gosudarstvennogo byudzhetnogo obrazovatel'nogo uchrezhdeniya vysshego obrazovaniya «Sankt-Peterburgskii gornyi universitet» // Ofitsial'nyi sait Sankt-Peterburgskogo gornogo universiteta. URL: http://spmi.ru/.
39.
Kodeks professional'noi etiki i trebovanii k sluzhebnomu povedeniyu pedagogicheskikh rabotnikov FGBOU VPO «Altaiskii gosudarstvennyi universitet» // Ofitsial'nyi sait Altaiskogo gosudarstvennogo universiteta. URL: http://www.asu.ru/.
40.
Kodeks professional'noi etiki nauchno-pedagogicheskikh rabotnikov FGBOU VPO «MGU im. N.P. Ogareva» // Ofitsial'nyi sait Natsional'nogo issledovatel'skogo Mordovskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.P. Ogareva. URL: https://www.mrsu.ru/.
41.
Prikaz ot 23 okt. 2017 g. № 13595 «Ob utverzhdenii Polozheniya o konflikte interesov Tomskogo politekhnicheskogo universiteta» // Ofitsial'nyi sait Tomskogo politekhnicheskogo universiteta. URL: https://www.tpu.ru/.
42.
Polozhenie ot 11 okt. 2017 g. № 0.1.1.67-07/194 «O konflikte interesov rabotnikov federal'nogo gosudarstvennogo avtonomnogo obrazovatel'nogo uchrezhdeniya vysshego obrazovaniya "Kazanskii (Privolzhskii) federal'nyi universitet"» // Ofitsial'nyi sait Kazanskogo (Privolzhskogo) federal'nogo universiteta. URL: https://www.kpfu.ru/.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"