Статья 'Конституционное закрепление обязанностей личности в странах постсоветского пространства: сравнительно-правовой анализ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Конституционное закрепление обязанностей личности в странах постсоветского пространства: сравнительно-правовой анализ

Анциферов Николай Викторович

кандидат юридических наук

доцент, Российский университет дружбы народов (РУДН)

117198, Россия, г. Москва, ул. Миклухо-Маклая, 6, каб. 458

Antsiferov Nikolai Viktorovich

PhD in Law

Docent, the department of Constitutional Law and Constitutional Procedure, Peoples' Friendship University of Russia

117198, Russia, Moscow, Mikluho-Maklaya Street 6, office #458

nvanciferov@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2017.8.23450

Дата направления статьи в редакцию:

28-06-2017


Дата публикации:

19-08-2017


Аннотация.

Статья посвящена вопросам конституционного закрепления обязанностей личности как важного элемента конституционно-правового статуса человека и гражданина в странах постсоветского пространства. Исследуются аспекты правового закрепления таких обязанностей в структуре конституций, анализируется каталог обязанностей, конституционные подходы к определению круга их субъектов. Выявлены и рассматриваются как широко распространённые с точки зрения конституционного закрепления обязанности личности, так и более редкие, характерные для ограниченного круга конституций. Уделяется внимание общей правовой обязанности по соблюдению конституции и законов; обязанности не нарушать (уважать) права и свободы других лиц; обязанностям, направленным на консолидацию (государством) ресурсов (по уплате налогов и сборов, других обязательных платежей, защите родины, несению военной службы); обязанностям, направленным на защиту публичного интереса (охрана окружающей среды, охрана исторического и культурного наследия, получение образования, недопустимость использования прав и свобод в противоречие с защищаемыми законом публичными интересами; уважение национальных традиций, уважение государственных символов, верность (преданность) родине); обязанностям социального характера (родительские обязанности, обязанности детей перед родителями); обязанностям собственника. Рассматриваются особенности формул конкретных конституционных обязанностей, их сходства и различия. Исследование проведено с использованием как общенаучных, так и специально-юридических методов (в частности, формально-юридического, сравнительно-правового). На основе проведённого анализа делается вывод о наличии общих подходов конституционных законодателей к закреплению конституционных обязанностей личности. Однако, соответствующее закрепление (регулирование) не является идентичным как с точки зрения его содержания, так и с позиции соответствующего объёма. Подобные различия обусловливают значимый потенциал их реализации в рамках конкретных правоотношений с участием человека и гражданина.

Ключевые слова: конституция, конституционная обязанность, юридическая обязанность, личность, человек, гражданин, постсоветское пространство, права человека, государство, конституционное право

Abstract.

The article is dedicated to the aspects of constitutional entrenchment of the duties of individuals as an important element of the constitutional status of a personality and a citizen in the post-Soviet states. The article studies the aspects of legal entrenchment of such duties in the structure of constitutions, the catalogue of duties is being analyzed together with constitutional approaches to the determination of the circle of their subjects. The article reveals and considers the widely spread duties of individuals in terms of constitutional entrenchment of the duties of individuals, as well as rarer duties, typical for a limited range of constitutions. Attention is paid to general legal duty related to compliance to the constitution and laws; duties not to breach (respect) rights and freedoms of other personalities; duties aimed at consolidation (by the state) of resources (as related to payment of taxes and fees, other mandatory payments, protection of the home country and military duty); duties aimed at protection of the public interest (environmental protection, protection of historical and cultural heritage, obtainment of education, inadmissibility of the use of rights and freedoms contradicting public interests protected by the law; respect to national traditions, respect towards the state symbols, dedication to the Motherland); social duties (duties of parents and duties of children); duties of owners. The article considers the specific features of actual constitutional duties, their similarities and differences. Based on the analysis conducted, the author concludes about the presence of common approaches of the constitutional lawmakers to the entrenchment of constitutional duties of individuals. However, the respective entrenchment (regulation) is not identical both from the point of view of its contents and scope. Such differences provide for a significant potential of their implementation within the frames of actual legal relations with the participation of the individual and the citizen.

Keywords:

constitutional law, state, human rights, post-Soviet political space, citizen, person, individual, legal duty, constitutional duty, constitution

Конституционные обязанности, наряду с соответствующими правами и свободами, являются важным компонентом конституционного статуса личности. В то же время им уделяется гораздо меньшее внимание. Это обстоятельство обусловлено, в том числе, объективными причинами: природа конституций, их базисное функциональное назначение, исторические аспекты. Существует и такое мнение, что «поскольку подлинная солидарность — это осознанная солидарность свободных личностей, дихотомия «права и обязанности» характеризуется безусловным приоритетом прав перед обязанностями» [1]. Н.И. Матузов соглашается с тем, что «… определённый разрыв между правами и обязанностями свойственен всем правовым системам, поскольку непосредственные интересы, запросы, потребности людей получают своё воплощение прежде всего в правах, а уже потом в обязанностях». В то же время исследователь обоснованно отмечает: «… если бы все имели только права, но никто не выполнял никаких обязанностей, демократия была бы уничтожена, воцарился бы хаос. Обязанности скрепляют, цементируют демократию, делают её более прочной, устойчивой и жизнеспособной. Без обязанностей невозможна сколько-нибудь упорядоченная, нормальная человеческая жизнь… Обязанности – непременный атрибут зрелого правосознания, когда отдельный индивид понимает, что права и свободы одного кончаются там, где начинаются права и свободы другого» [2].

Указанные обстоятельства позволяют предположить существенное правовое значение конституционных обязанностей личности, их заметную роль в механизме конституционно-правового регулирования, что обусловливает потребность уделить данному правовому явлению необходимое внимание.

Актуальным в ситуации активно развивающихся процессов интернационализации конституционного права [3] является рассмотрение данного вопроса в логике сравнительно-правовых исследований, позволяющих полноценно воспринять соответствующую категорию, выделить значимые аспекты правового регулирования. Учитывая конституционную историческую близость, сопоставимый период конституционно-творческой активности, перспективным, на наш взгляд, является сравнительный анализ конституционного материала стран постсоветского пространства, результаты которого могут быть эффективно использованы для взаимного обогащения конституционно-правовой теории и юридической практики.

Конституции стран постсоветского пространства предлагают несколько подходов к закреплению конституционных обязанностей с точки зрения расположения в структуре конституции. Основным (наиболее распространённым) способом в этой связи является их расположение в составе глав, посвящённых, прежде всего, правам и свободам (Армения [4], Беларусь [5], Грузия [6], Казахстан [7], Кыргызстан [8], Латвия [9], Литва [10], Россия [11], Таджикистан [12], Туркменистан [13], Украина [14], Эстония [15]). В качестве альтернативного способа конституционными законодателями предложено выделение специальных, посвящённых конституционным обязанностям, глав в составе разделов, касающихся также прав и свобод (Азербайджан [16], Молдова [17], Узбекистан [18]). В целом анализ правового закрепления конституционных обязанностей в рассматриваемом контексте указывает на некоторую подчинённость конституционных обязанностей по отношению к конституционным правам и свободам. На это обращают внимание, в частности, расположение соответствующих положений (или глав), как правило, в конце крупных структурных элементов конституций, отсутствие указания на конституционные обязанности (в отличие от прав и свобод) в названиях структурных элементов конституций (разделов, глав) (Армения, Кыргызстан, Россия, Латвия), либо указание на них после упоминания категорий прав и свобод (Азербайджан, Молдова, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина, Эстония).

Анализ предложенных в рассматриваемых конституциях каталогов юридических обязанностей личности свидетельствует о следующем.

Во-первых, государства отличаются широтой подходов к конституционному закреплению обязанностей личности с точки зрения объёма соответствующих каталогов. Условно по данному критерию можно выделить три группы конституций. К первой группе относятся те, которые закрепляют наиболее широкий круг разнообразных конституционных обязанностей. К таковым можно отнести конституции следующих государств: Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина (идентифицировано от 9 до 11 конституционных обязанностей личности). Ко второй группе - конституции, закрепляющее существенное, но меньшее, число конституционных обязанностей (от 4 до 7 конституционных обязанностей). В данную группу могут быть включены основные законы Армении, Кыргызстана, Литвы, Молдовы, Эстонии. К третьей группе относятся конституции Грузии и Латвии, в текстах которых в качестве непосредственно закреплённых были идентифицированы по 2 конституционные обязанности личности.

К государствам, в конституциях которых закреплено значительное число конституционных обязанностей личности (первая и вторая группы), объяснимо относятся те, которые посвящают данному вопросу специальные главы основных законов (Азербайджан, Молдова, Узбекистан). В то же время выделение такой специальной главы не свидетельствует само по себе о том, что в таких конституциях содержится наибольшее количество конституционных обязанностей (Молдова).

Во-вторых, государства отличаются с точки зрения структуры объёма предусмотренных в конституциях обязанностей личности. Обращаясь к вопросу классификации конституционных обязанностей, следует отметить, что соответствующие наработки, относящиеся к разграничениям прав и свобод человека, не могут быть признаны в полной мере подходящими к рассматриваемой нами категории. Это связано с тем, что конституционные права и свободы в целом, в отличие от конституционных обязанностей, в большей степени ориентированы на логику предоставления государства в пользу человека и гражданина, отличаются большей правовой конкретностью, являются в этом смысле более однородными. В такой ситуации адекватным и достаточным основанием деления является предметное. Соответствующий подход нашёл отражение как в литературе, так и в юридической практике [19]. Конституционные обязанности направлены на правовое регулирование разнородных не только с точки зрения содержания, но и с позиции состава участников общественных отношений, в них более выражен аспект социальной солидарности, а объём в целом достаточно ограничен. В такой ситуации целесообразна выработка самостоятельного подхода к классификации конституционных обязанностей. В качестве такового может быть предложено выделение конституционных обязанностей, направленных на обеспечение преимущественно частного интереса (например, обязанности по недопущению нарушений права человека); обязанностей, направленных на консолидацию (государством) ресурсов (например, обязанность по уплате налогов); обязанностей, направленных на защиту публичного интереса (например, обязанности по охране окружающей среды), обязанностей социального характера (например, родительские обязанности). Отдельно может быть выделена общая правовая обязанность (общая обязанность по соблюдению конституции и законов).

Анализируя с учётом подобного подхода рассматриваемый конституционный материал, приходим к следующим выводам.

К группе наиболее распространённых обязанностей в рассматриваемом конституционном материале относятся общая правовая обязанность соблюдать конституцию и законы (11 конституций); обязанность, направленная на обеспечение преимущественно частного интереса - не нарушать (уважать) права и свободы других лиц (12 конституций); обязанности, направленные на консолидацию (государством) ресурсов (обязанность по уплате налогов, сборов и иных обязательных платежей – 10 конституций; защита родины и собственно воинская обязанность – 9 конституций); обязанности социального характера (обязанности родителей – 11 конституций, обязанности детей перед родителями – 11 конституций); обязанности, направленные на защиту публичного интереса (охрана окружающей среды – 11 конституций; охрана исторического и культурного наследия – 8 конституций; получение образования – 9 конституций).

1. Конституционная обязанность по соблюдению конституций и законов как общая правовая обязанность закономерно является одной из наиболее часто закрепляемых. С использованием тех или иных формул она непосредственно предусмотрена в конституциях Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Литвы, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Эстонии. Формулы данной конституционной обязанности отличаются однородностью, не обладая какими-либо выраженными национальными или социально-культурными особенностями. Единственное, необходимо отметить, что данная обязанность в Конституции Эстонии текстуально ориентирована на сферу осуществления прав и свобод и исполнения обязанностей (что, вероятно, соответствует по объёму соответствующей общей конституционной обязанности). Как правило, данная обязанность непосредственно адресована «каждому», «человеку» (Азербайджан, Беларусь, Грузия, Казахстан, Литва, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Эстония). Указания на эту обязанность как адресованную гражданам (Россия, Узбекистан) компенсируется общими конституционными установками об обращённости обязанностей граждан также к лицам, не являющимися гражданами соответствующего государства (если не противоречат природе соответствующих обязанностей) (ч. 3 ст. 62 Конституции РФ, ст. 23 Конституции Узбекистана). Следует отметить, что отсутствие в тексте конституции такой обязанности как непосредственно закреплённой вряд ли имеет существенное собственно юридическое значение, так как это обстоятельство компенсируется общей логикой конституционно правового регулирования и в целом соотносится с (в общем-то) надконституционной природой требования подчинению праву. Как описывает подобное положение вещей А. Дж. М. Миллн, «…закон не может налагать общую обязанность подчинения праву, поскольку такую обязанность может налагать только мораль. Правовая система общества функционирует только в случае, если его члены признают моральную обязанность и возможность руководствоваться соответствующими законами» [20]. В то же время закрепление подобной обязанности в качестве конституционной институционализирует особое системообразующее значение с точки зрения правового регулирования конституции и законов.

2. Обязанность не нарушать (уважать) права и свободы других лиц предусмотрена в конституциях Азербайджана, Беларуси, Грузии, Казахстана, Литвы, Молдовы, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Эстонии. Установление подобной конституционной обязанности, с одной стороны, подчёркивает особое конституционно-правовое значение категории прав и свобод человека и гражданина, с другой стороны, указывает на пределы соответствующей правореализации, юридически препятствует злоупотреблениям в её процессе, которое способно, в том числе, сделать невозможным осуществление прав и свобод. Данное конституционное положение в целом соотносится с категорическим императивом («поступай так, чтобы ты всегда относился к человечеству и в своем лице, и в лице всякого другого так же как цели и никогда не относился бы к нему только как средству» [21]) и выражает принципиальное положение, в формулировке М.А. Бакунина звучащее следующим образом: «свобода одного человека заканчивается там, где начинается свобода другого». Конституционные формулы соответствующей обязанности сопоставимы, в то же время имеют некоторые особенности. Ряд конституционных положений характеризуется использованием формул «не нарушать», «не ограничивать», «не посягать» (Грузия, Казахстан, Литва, Россия, Туркменистан, Узбекистан, Украина). Также применяются менее юридизированные формулы – «уважать» (права и свободы) (Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Эстония. В последнем случае – «уважать и учитывать»). Данный подход, очевидно, ориентирует на существенный моральный (внеконституционный) аспект такой обязанности. Как мы видим, некоторые государства сочетают оба подхода (Казахстан, Узбекистан). Отдельные конституции расширяют состав отражающих частный интерес явлений, возможность нарушения которых при осуществлении прав и свобод непосредственно запрещается на конституционном уровне. К таковым относятся «законные интересы» других лиц (Беларусь, Узбекистан), «честь и достоинство» (Беларусь, Казахстан, Таджикистан, Узбекистан, Украина. В последнем случае – «достоинство»). Также необходимо отметить, что в Конституции Молдовы непосредственно закреплён принцип добросовестности при осуществлении конституционных прав и свобод, а в Конституции Эстонии рассматриваемые конституционные ограничения ориентированы также на сферу исполнения конституционных обязанностей.

3. Обязанность по уплате налогов и сборов, иных обязательных платежей на конституционном уровне непосредственно закреплена в Азербайджане, Армении, Беларуси, Кыргызстане, Молдове, России, Таджикистане, Туркменистане, Узбекистане, Украине. Широта распространения данной обязанности обусловлена ключевым значением рассматриваемого экономического механизма для функционирования государства. Кроме того, соответствующая сфера общественных отношений является потенциально «спороёмкой», обусловливающей потенциал сложной иерархической системы правового регулирования, включающей конституционный уровень, на котором могут быть (в том числе косвенно) закреплены существенные ограничения для институционализации относимых требований со стороны государства. Для формул данной конституционной обязанности характерно общее определение объема категории фискальных платежей (например (в большинстве случаев), налоги и сборы - Азербайджан, Кыргызстан, Молдова, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина, кроме того - «налоги, пошлины, … другие обязательные платежи» - Армения, «налоги, … иные платежи» - Туркменистан). Важным аспектом данной конституционной обязанности является определение источника установления конкретной обязанности по внесению фискальных платежей. Наиболее распространённым подходом является определения в качестве такого источника закона (Азербайджан, Кыргызстан, Россия (формула – «законно»), Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Украина). Альтернативным подходом является умолчание по данному вопросу (Армения, Беларусь, Молдова). Некоторые конституции также непосредственно указывают на цель подобных платежей. Так, согласно Конституции Беларуси, такой целью является участие «в финансировании государственных расходов», а в соответствии с Конституцией Молдовы – «в общественных расходах». Отдельные конституции конкретизируют параметры исполнения соответствующей обязанности. В частности, на необходимость осуществления платежей в установленном законом (полном) объёме непосредственно указывают конституции Азербайджана, Туркменистана, Украины. На своевременность уплаты – Азербайджана, на соблюдение установленного законом порядка уплаты – Кыргызстана, Туркменистана, Украины. В качестве особенностей можно выделить включение в соответствующие нормы положений, касающихся состава бюджетов, в которые могут уплачиваться фискальные платежи («государственный или общинный бюджет» - Конституция Армении), весьма частной обязанности по налоговому декларированию («Все граждане ежегодно подают в налоговые инспекции по месту проживание декларации о своём имущественном положении и доходах за прошедший год в установленном законом порядке» - Конституция Украины).

4. Конституционные обязанности по защите родины и военной службе закреплены в конституциях Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины. Несмотря на то, что названные конституционные обязанности с содержательной точки зрения не тождественны, для их закрепления характерна совместность. Для правового закрепления обязанности по защите родины свойственна ориентированность на граждан в целом. Некоторым исключением из этого правила выглядит Конституция Кыргызстана, где в качестве субъекта данной обязанности использована более широкая категория – «каждый».

При формулировании рассматриваемой обязанности характерны отход от отождествления объекта соответствующей охраны с государством. В частности, в качестве такового называются «Родина» (Азербайджан, Таджикистан), «Отечество» («Отчизна») (Кыргызстан, Россия, Украина). Впрочем, идентификация подобного объекта официальным наименованием государства является также распространённым подходом (Беларусь, Туркменистан, Узбекистан). Определение рассматриваемой обязанности отличается также широким использованием понятия «долг» (вместо собственно юридической категории «обязанность» (Азербайджан, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан) или наряду с ней (Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия). Данные обстоятельства подчёркивают значимый моральный (внеправовой) акцент соответствующей обязанности.

Отражение в конституции обязанности несения военной службы само по себе не свидетельствует об установлении всеобщей воинской повинности. Как правило, соответствующий вопрос конституциями адресуется текущему законодательству (Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан, Украина). Исключением в этой связи является Туркменистан, конституция которого устанавливает всеобщую воинскую обязанность для мужчин.

Необходимо отметить, что рядом конституций предусмотрена принципиальная возможность замены военной службы альтернативной (Беларусь, Кыргызстан, Узбекистан).

5. Обязанности родителей предусмотрены в конституциях Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Литвы, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Эстонии. Данные конституционные обязанности отличаются степенью конкретизации и особенностями содержания. Распространёнными их аспектами является забота о детях (Азербайджан, Казахстан, Россия), их воспитание (забота о воспитании) (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Литва, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Узбекистан, Эстония), забота о здоровье (Армения, Беларусь, Туркменистан), содержание детей (Литва, Узбекистан, Украина), забота об образовании (обучении) (Армения, Беларусь, Туркменистан), забота о развитии (Армения, Беларусь). Следует отметить, что ряд конституций предусматривает определённые требования к воспитанию и развитию детей. Так, Конституция Армении говорит о необходимости полноценного и гармоничного развития, Конституция Литвы предписывает «воспитывать своих детей честными людьми и преданными гражданами), Конституция Туркменистана – «готовить … (детей) к труду, прививать им культуру уважения к законам, историческим и национальным традициям».

Характерной чертой данных обязанностей является их закрепление совместно с соответствующими правами (Армения, Беларусь, Казахстан, Литва, Россия, Эстония. Подобный подход обусловлен тем, что родители обязаны обеспечивать разумный уровень заботы и воспитания (с учётом требований, определённых соответствующей конституцией), что является социальным благом и обусловливает возникновение вытекающей из этого конституционной обязанности. С точки зрения конституционного субъективного права содержание рассматриваемых норм заключается в возможности родителей самостоятельно осуществлять заботу и воспитание, выбирать формы и методы осуществления этой деятельности без чрезмерного вмешательства со стороны государства и иных субъектов общественных отношений. В подобных ситуациях правового регулирования особенно актуальным является поиск адекватного соотношения обязывающего и управомочивающего контекста нормы, которое далеко не всегда очевидно [22].

6. Обязанности детей в отношении родителей закреплены в конституциях Азербайджана, Армении, Беларуси, Казахстана, Литвы, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана. Кроме того, в конституциях Кыргызстана и Эстонии предусмотрены более широкие конституционные обязанности, контекстом которых могут быть признаны обязанности детей в отношении родителей. В первом случае речь идёт об обязанностях перед старшими, во втором – об обязанностях семьи заботиться о нуждающихся членах семьи.

Соответствующие обязанности включают (в зависимости от формул) следующие аспекты: уважать родителей (Азербайджан, Кыргызстан (уважение к старшим), Литва), заботиться о родителях (Азербайджан, Армения, Беларусь, Казахстан, Кыргызстан (забота о родных и близких), Россия, Туркменистан, Узбекистан, Эстония (обязанность семьи заботиться о её членах), содержать родителей (Азербайджан), оказывать помощь (Беларусь, Туркменистан), опекать в старости (Литва), осуществлять уход и социальное обеспечение (Таджикистан), бережно относиться к наследству родителей (Литва).

В качестве активного субъекта данных конституционных обязанностей, как правило, предусматриваются совершеннолетние трудоспособные дети (Азербайджан (в отношении обязанности содержать родителей), Армения, Казахстан, Россия, Таджикистан, Узбекистан). В Конституции Туркменистана определение детей – субъектов соответствующих обязанностей ограничивается указанием на совершеннолетие. В ряде случаев конституционные законодатели не конкретизируют детей – субъектов данных обязанностей (Азербайджан (в отношении обязанности уважать родителей и заботиться о них), Беларусь, Кыргызстан (в контексте уважения к старшим, заботы о родных и близких), Литва. Конституция Эстонии предусматривает в качестве субъекта заботы о родных и близких семью. В отношении пассивного субъекта данных конституционных обязанностей называются нетрудоспособные родители (Азербайджан, Казахстан, Россия), нетрудоспособные и нуждающиеся родители (Армения), нуждающиеся в помощи (в контексте членов семьи, нуждающихся в помощи - Эстония). В некоторых конституциях родители как подобные субъекты дополнительно не конкретизированы и определяются как родители (в целом) (Азербайджан (в отношении обязанности уважать и заботиться о родителях), Беларусь (круг подобных субъектов расширен за счёт лиц, заменяющих родителей), Кыргызстан (в контексте категории «старшие»). В качестве отдельных особенностей закрепления соответствующих обязанностей можно выделить использование в Конституции Азербайджана категории «долг» в отношении обязанности уважать родителей и заботиться о них и более «юридической» категории «обязанность» в отношении требований к трудоспособным детям, достигшим возраста 18 лет, содержать нетрудоспособных родителей. Указанный подход подчёркивает существенный внеправовой аспект первой обязанности, и выраженный правоприменительный потенциал второй.

7. Охрана природы (окружающей среды) посредством тех или иных формул закреплена в виде обязанности личности в конституциях Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Кыргызстана, Молдовы, России, Таджикистана, Туркменистана, Узбекистана, Украины, Эстонии. Наиболее распространённой формулой в этой связи является установление обязанности охраны (защиты) окружающей среды (природы и т.п.) (Азербайджан, Беларусь, Казахстан, Молдова, Таджикистан, Туркменистан). В качестве иного варианта (в том числе используемого совместно с предыдущим) предложены формулы бережного отношения к природе (природным богатствам и т.п.) (Казахстан, Кыргызстан (отдельно выделяется категория растительного и животного мира), Россия, Туркменистан, Узбекистан, Эстония), сохранения (природы) (Россия). Дополнением к содержанию соответствующей обязанности иногда выступает указание на необходимость возмещать причинённый природе ущерб (Украина, Эстония). Для соответствующих обязанностей характерна непосредственная ориентация на каждого (Азербайджан, Беларусь, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Украина, Эстония). В нормах конституций Казахстана, Молдовы и Узбекистана в качестве субъекта рассматриваемой обязанности предусмотрены граждане. В то же время, очевидно, такая ограниченность круга обязанных субъектов компенсируются общими конституционными установками о распространении конституционных обязанностей, по общему правилу, и на иных лиц (ч. 4 ст. 12 Конституции Казахстана, ч. 1 ст. 19 Конституции Молдовы, ст. 23 Конституции Узбекистана).

8. Охрана исторического и культурного наследия в качестве конституционной обязанности личности предусмотрена в конституциях Азербайджана, Беларуси, Казахстана, Молдовы, России, Таджикистана, Узбекистана, Украины. Объектом такой обязанности определяется наследие (историческое и культурное – Казахстан, Россия, историко-культурное, духовное – Беларусь, историческое, духовное и культурное - Узбекистан, культурное – Украина), памятники (истории и культуры – Азербайджан, Казахстан, Молдова, Россия, Таджикистан), национальные ценности (Беларусь). В Конституции Украины данная обязанность дополняется указанием на необходимость возместить соответствующий ущерб. Для подобных обязанностей также характерна непосредственная ориентация на каждого (Азербайджан, Беларусь, Кыргызстан, Россия, Таджикистан, Туркменистан, Украина). В нормах конституций Казахстана, Молдовы и Узбекистана в качестве субъекта подобной обязанности предусмотрены граждане. В то же время, очевидно, такая ограниченность круга обязанных субъектов компенсируются упоминавшимися общими конституционными установками.

9. Обязанность получать образование в той или иной форме предусмотрена в конституциях Казахстана, Кыргызстана, Латвии, Литвы, России, Таджикистана, Туркменистана, Украины, Эстонии. В основном данная обязанность закреплена путём указания на обязательность того или иного уровня, как правило, среднего образования (Казахстан (среднее образование), Кыргызстан (общее образование), Латвия (основное образование), Россия (основное общее образование), Таджикистан (основное общее образование), Туркменистан (общее среднее образование), Украина (полное общее среднее образование), либо обучения как такового (обучение детей до 16 лет – Литва, обучение детей школьного возраста в пределах, установленных законом – Эстония). Учитывая характеристики обучающегося лица, Конституция РФ конкретизирует соответствующую обязанность, непосредственно определяя, что получение обязательного уровня образования детьми обеспечивают родители или лица их заменяющие.

Менее распространены такие обязанности, направленные на обеспечение публичного интереса, как: не использовать права и свободы в противоречие с публичными интересами – 4 конституции, уважать национальные традиции – 2 конституции, уважать государственные символы – 3 конституции, быть верным (преданным) родине – 3 конституции, а также обязанности собственника (6 конституций), которые в зависимости от конкретного содержания соотносятся с обязанностями, направленными на обеспечение частного, с одной стороны, и публичного, с другой стороны, интереса.

1. Обязанность не использовать права и свободы в противоречие с публичными интересами предусмотрена в конституциях Армении (в целях насильственного свержения конституционного строя, разжигания национальной, расовой, религиозной ненависти, пропаганды насилия и войны), Казахстана (посягать на конституционный строй и общественную безопасность), Туркменистана (нарушать нормы морали, общественного порядка, причинять ущерб национальной безопасности), Узбекистана (нарушать интересы, права государства и общества). Данные обязанности являются, с одной стороны, аспектом категорического императива, с другой стороны, препятствует деструктивной абсолютизации прав и свобод человека и гражданина. Обязанность уважать национальные традиции предусмотрена в конституциях Беларуси, Туркменистана (дополнена указанием на обязанность уважать также историческое, культурное и природное наследие). В конституциях Азербайджана, Казахстана, Украины отражена обязанность уважать государственные символы. Подобные конституционные обязанности указывают на широкое общесоциальное значение конституционных установок, которые могут быть, в том числе, направлены на сохранение национальной идентичности, уважения к идентифицирующим проявлениям конституционного строя и государства. Обязанность быть верным родине отражена в конституциях Азербайджана, Молдовы, Эстонии. Соответствующие формулы в силу используемой терминологии («священна», «долг») ориентируют на выраженность в таких обязанностях внеправового компонента, что, очевидно обусловливает существенную специфику их правоприменения. Кроме того, особенности подобных обязанностей предполагает их обращённость, прежде всего, к гражданам.

2. Обязанности собственника предусмотрены в конституциях Азербайджана, Беларуси, Латвии, Молдовы, Узбекистана, Украины. Данные обязанности являются аспектами конституционных обязанностей по недопущению осуществления прав и свобод человека и гражданина в нарушение прав и свобод других лиц, публичным интересам, абсолютизации права собственности. В качестве содержания подобных ограничений предусмотрена недопустимость осуществления права собственности в противоречие с общественной пользой (интересам общества или государства) (Азербайджан, Беларусь, Латвия, Украина), безопасностью (Беларусь), требованиями о сохранении окружающей среды (ухудшать экологическую ситуацию) (Беларусь, Молдова, Узбекистан, Украина – отдельно отмечена недопустимость наносить ущерб природным качествам земли), правами и свободами (законными интересами, достоинством) других лиц (Азербайджан, Беларусь, Узбекистан, Украина), историко-культурными ценностями (Беларусь), добрососедством (Молдова).

В целом, несмотря на то, что формулы конституционных обязанностей в различных конституциях нельзя признать идентичными подход конституционных законодателей при определении тех или иных конституционных обязанностей характеризуется схожестью, что определяет сопоставимый потенциал их толкования и подконституционного развития.

Вопрос субъектов конституционных обязанностей разрешается способами как частного, так и общего установления. Определение круга соответствующих субъектов, аналогично правам осуществляется, как правило, с помощью категорий «каждый» (человек) и «гражданин», в ряде случаев определяется иными категориями (родители, дети, собственник). Учитывая природу основной части конституционных обязанностей, в основном, они обращены к каждому. Исключением являются обязанности, непосредственно отражающие особую устойчивую правовую связь лица с конкретным государством. К таковым относятся конституционные обязанности по защите родины, несению военной службы и др. Подобным образом в ряде случаев может непосредственно определяться состав субъектов иных конституционных обязанностей, в частности, общеправовая обязанность по соблюдению конституции и законов (Россия, Узбекистан), фискальная обязанность (Беларусь, Кыргызстан, Молдова, Узбекистан), уважение государственных символов (Украина). Впрочем, отсутствие непосредственного указания на более широкий круг субъектов в норме конституционной обязанности, естественно, не отрицает возможности соответствующих требований государства к лицам, не относящихся к гражданам. Такой подход конституционного законодателя, очевидно, подчёркивает особую роль граждан в реализации содержания соответствующих обязанностей. При этом собственно юридическая ограниченность круга непосредственно указанных субъектов конкретной обязанности может компенсироваться общими конституционными установками о распространении конституционных обязанностей граждан на иных лиц, если это не противоречит закону (их природе) (например, ст. 69 Конституции Азербайджана, ст. 11 Конституции Беларуси, ч. 3 ст. 62 Конституции РФ и т.д.).

В целом можно сделать следующие выводы. Для правового закрепления обязанностей личности на конституционном уровне в пределах рассматриваемого правового материала характерны общие подходы конституционных законодателей. Указанное выражается в общности круга соответствующих конституционных обязанностей, подобии конституционных формул, месте конституционных обязанностей в структуре конституционно-правового регулирования. В то же время подходы конституций не являются идентичными. В частности, они исходят из различной степени внимания к соответствующей категории (что определяет, в частности, объём соответствующего регулирования), значимых акцентах в определении содержания конкретных конституционных обязанностей, несовпадающих полностью позиций относительно определения состава субъектов тех или иных конституционных обязанностей. Установление на конституционном уровне юридических обязанностей граждан имеет кроме политического (конфигурация общественно-политического соотношения в социуме, отражение социальной солидарности), конкретно юридическое значение. В связи с этим подобные различия обусловливают значимый потенциал их реализации в рамках конкретных правоотношений с участием человека и гражданина.

Библиография
1.
Алебастрова И.А. Конституционные обязанности человека и гражданина: значение и тенденции развития // Конституционное и муниципальное право. 2016. №12. С. 22-25.
2.
Матузов Н.И. Обязанности человека и гражданина как условие демократии и социальной стабильности // Правовая культура. 2015. № 4(23). С. 22-31.
3.
Интернационализация конституционного права: современные тенденции : монография / Под ред. Н.В. Варламовой и Т.А. Васильевой. — М.: ИГП РАН, 2017. 224 с.
4.
Конституция Республики Армения. URL: http://www.president.am/ru/constitution-2015/ (дата обращения: 29.05.2017).
5.
Конституция Республики Беларусь. URL: http://www.pravo.by/pravovaya-informatsiya/normativnye-dokumenty/konstitutsiya-respubliki-belarus/ (дата обращения: 29.05.2017).
6.
Constitution of Georgia. URL: http://www.parliament.ge/uploads/other/28/28803.pdf (дата обращения: 29.05.2017).
7.
Конституция Республики Казахстан. URL: http://www.akorda.kz/ru/official_documents/constitution (дата обращения: 29.05.2017).
8.
Конституция Кыргызской Республики. URL: http://www.gov.kg/?page_id=263&lang=ru (дата обращения: 29.05.2017).
9.
Конституция Латвийской республики. URL: http://www.satv.tiesa.gov.lv/ru/2016/02/04/конституция-латвийской-республики/ (дата обращения: 29.05.2017).
10.
Конституция Литовской республики. URL: http://www3.lrs.lt/home/Konstitucija/Konstitucija_RU.htm (дата обращения: 29.05.2017).
11.
Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ, 04.08.2014, № 31, ст. 4398.
12.
Конституция Республики Таджикистан. URL: http://www.president.tj/ru/taxonomy/term/5/112 (дата обращения: 29.05.2017).
13.
Конституция Туркменистана. URL: http://www.turkmenistan.ru/?elem_id=2251&lang_id=ru&page_id=9&type=event (дата обращения: 29.05.2017).
14.
Конституция Украины. URL: http://rada.gov.ua/uploads/documents/27396.pdf (дата обращения: 29.05.2017).
15.
Конституция Эстонской Республики. URL: https://www.president.ee/ru/republic-of-estonia/constitution-of-the-republic-of-estonia/index.html (дата обращения: 29.05.2017).
16.
Конституция Азербайджанской Республики. URL:http://www.azerbaijan.az/portal/General/Constitution/doc/constitution_r.pdf. (дата обращения 29.05.2017).
17.
Конституция Республика Молдова. URL: http://www.presedinte.md/rus/constitution (дата обращения: 29.05.2017).
18.
Конституция Республики Узбекистан. Режим доступа: http://constitution.uz/ru (дата обращения: 29.05.2017).
19.
Международный Пакт от 16.12.1966 «О гражданских и политических правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994; Международный пакт от 16.12.1966 «Об экономических, социальных и культурных правах» // Бюллетень Верховного Суда РФ, № 12, 1994.
20.
Право XX века: идеи и ценности: Сборник обзоров и рефератов / Отв. Ред. Ю.С. Пивоваров. – М., 2001. С.172.
21.
Кант И. Соч.: В 6 т. Т. 4 (1). М.: Мысль, 1965. С.270.
22.
Кордуба С.Б. Конституционная обязанность родителей заботиться о детях в Российской Федерации: понятие и признаки // Известия Саратовского университета. Сер. Экономика. Управление. Право. 2011. №1. С.70-73
References (transliterated)
1.
Alebastrova I.A. Konstitutsionnye obyazannosti cheloveka i grazhdanina: znachenie i tendentsii razvitiya // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2016. №12. S. 22-25.
2.
Matuzov N.I. Obyazannosti cheloveka i grazhdanina kak uslovie demokratii i sotsial'noi stabil'nosti // Pravovaya kul'tura. 2015. № 4(23). S. 22-31.
3.
Internatsionalizatsiya konstitutsionnogo prava: sovremennye tendentsii : monografiya / Pod red. N.V. Varlamovoi i T.A. Vasil'evoi. — M.: IGP RAN, 2017. 224 s.
4.
Konstitutsiya Respubliki Armeniya. URL: http://www.president.am/ru/constitution-2015/ (data obrashcheniya: 29.05.2017).
5.
Konstitutsiya Respubliki Belarus'. URL: http://www.pravo.by/pravovaya-informatsiya/normativnye-dokumenty/konstitutsiya-respubliki-belarus/ (data obrashcheniya: 29.05.2017).
6.
Constitution of Georgia. URL: http://www.parliament.ge/uploads/other/28/28803.pdf (data obrashcheniya: 29.05.2017).
7.
Konstitutsiya Respubliki Kazakhstan. URL: http://www.akorda.kz/ru/official_documents/constitution (data obrashcheniya: 29.05.2017).
8.
Konstitutsiya Kyrgyzskoi Respubliki. URL: http://www.gov.kg/?page_id=263&lang=ru (data obrashcheniya: 29.05.2017).
9.
Konstitutsiya Latviiskoi respubliki. URL: http://www.satv.tiesa.gov.lv/ru/2016/02/04/konstitutsiya-latviiskoi-respubliki/ (data obrashcheniya: 29.05.2017).
10.
Konstitutsiya Litovskoi respubliki. URL: http://www3.lrs.lt/home/Konstitucija/Konstitucija_RU.htm (data obrashcheniya: 29.05.2017).
11.
Konstitutsiya Rossiiskoi Federatsii // Sobranie zakonodatel'stva RF, 04.08.2014, № 31, st. 4398.
12.
Konstitutsiya Respubliki Tadzhikistan. URL: http://www.president.tj/ru/taxonomy/term/5/112 (data obrashcheniya: 29.05.2017).
13.
Konstitutsiya Turkmenistana. URL: http://www.turkmenistan.ru/?elem_id=2251&lang_id=ru&page_id=9&type=event (data obrashcheniya: 29.05.2017).
14.
Konstitutsiya Ukrainy. URL: http://rada.gov.ua/uploads/documents/27396.pdf (data obrashcheniya: 29.05.2017).
15.
Konstitutsiya Estonskoi Respubliki. URL: https://www.president.ee/ru/republic-of-estonia/constitution-of-the-republic-of-estonia/index.html (data obrashcheniya: 29.05.2017).
16.
Konstitutsiya Azerbaidzhanskoi Respubliki. URL:http://www.azerbaijan.az/portal/General/Constitution/doc/constitution_r.pdf. (data obrashcheniya 29.05.2017).
17.
Konstitutsiya Respublika Moldova. URL: http://www.presedinte.md/rus/constitution (data obrashcheniya: 29.05.2017).
18.
Konstitutsiya Respubliki Uzbekistan. Rezhim dostupa: http://constitution.uz/ru (data obrashcheniya: 29.05.2017).
19.
Mezhdunarodnyi Pakt ot 16.12.1966 «O grazhdanskikh i politicheskikh pravakh» // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, № 12, 1994; Mezhdunarodnyi pakt ot 16.12.1966 «Ob ekonomicheskikh, sotsial'nykh i kul'turnykh pravakh» // Byulleten' Verkhovnogo Suda RF, № 12, 1994.
20.
Pravo XX veka: idei i tsennosti: Sbornik obzorov i referatov / Otv. Red. Yu.S. Pivovarov. – M., 2001. S.172.
21.
Kant I. Soch.: V 6 t. T. 4 (1). M.: Mysl', 1965. S.270.
22.
Korduba S.B. Konstitutsionnaya obyazannost' roditelei zabotit'sya o detyakh v Rossiiskoi Federatsii: ponyatie i priznaki // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Ser. Ekonomika. Upravlenie. Pravo. 2011. №1. S.70-73
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"