Статья 'Монастырская экономика в ХVI –ХХ вв. (на примере монастыря Вознесенская Давидова пустынь ' - журнал 'Исторический журнал: научные исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Исторический журнал: научные исследования
Правильная ссылка на статью:

Монастырская экономика в ХVI –ХХ вв. (на примере монастыря Вознесенская Давидова пустынь

Бабич Ирина Леонидовна

доктор исторических наук

главный научный сотрудник, Институт этнологии и антропологии РАН

119334, Россия, г. Москва, Ленинский проспект, 32а

Babich Irina Leonidovna

Doctor of History

Chief Scientific Associate, Institute of Ethnology and Anthropology of the Russian Academy of Sciences

119334, Russia, g. Moscow, ul. Leninskii Prospekt, 32a

babi7chi@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0609.2017.4.23336

Дата направления статьи в редакцию:

15-06-2017


Дата публикации:

16-08-2017


Аннотация.

Предметом исследования является монастырская экономика. В статье на уровне микроуровне - на примере одного подмосковного монастыря, Вознесенская Давидова пустынь, рассмотрено становление экономики монастыря на протяжении более 4 -х веков. Объектом исследования является описание ключевых аспектов хозяйственной деятельности монастыря, а именно: земледелия, скотоводства, а также тех направлений, которые были обусловлены новыми экономическими условиями, например, получение доходов от капиталов, положеных в российские банки, от сдачи в аренду принадлежавщих монастырю домов и т.д. Работа подготовлена на основе архивных материалов, найденных нами в двух архивах, которые затрагивают экономическую деятельность монастыря: Российском государственном архиве древних актов и Центральном государственном архиве г. Москвы. Методом исторической реконструкции в данной статье рассмотрена экономическая деятельность монашествующих и настоятелей Вознесенской Давидовой пустыни с 1515 по 1917 гг, т.е. на протяжении более 4 веков. В настоящее время появляются научные работы, посвященные деятельности русских монастырей, в которых описывается экономика в целом. В предлагаемой статье автор обратился к микроуровню и на примере одного подмосковского монастыря – Вознесенской Давидовой пустыни проанализировал становление монастырской экономики, именно - ста-новление.Основными выводами данного исследования стали: изучив на примере одного подмосковского монастыря - Вознесенской Давидовой пустыни историю становления монастырской экономики, проследив хозяйственную, торговую, финансовую деятельность монастыря, начиная с XVI до начала ХХ вв., показано, что начав с государственных дотаций, обитель превратилась в богатую, самоокупаемую религиозную структуру, где грамотно сочетался монашеский труд с трудом наемных работников, где было правильное соотношение различных видов хозяйств и возможностей экономики Российской империи (помещение капиталов в российские банки, сдача в аренду собственных домов и т.д.).Эти виды монастырских доходов оцениваются нами как непосредственно относящиеся к предпринимательской деятельности русских православных монастырей.

Ключевые слова: монастырь, экономика, Россия, банк, Вознесенская Давидова пустынь, православие, крестьяне, кирпичный завод, мельница, монахи

Abstract.

The subject of this research is the monastic economy. The article examines on a micro level, on the example of one monastery in the Moscow region – the Voznesenskaya Davidova Poustinia, the development of the monastic economy during more than four centuries. The research object of this article is the description of the key aspects of the economic activity of the named monastery, more precisely: agriculture, cattle breeding, as well as those spheres that were dictated by the new economic conditions, for example, obtaining income from capital, such as through investments in Russian banks and renting out houses belonging to the monastery, and others. This study is based on archival material, found by the author in two archives, which concern the economic activity of the monastery: in the Russian State Archive of Ancient Acts and in the Central State Archives of Moscow. Through the method of historical reconstruction, the article examines the economic activity of the monks and priors of the Voznesenskaya Davidova Poustinia from 1515 to 1917, that is, for more than four centuries. Today there are scientific studies on the activity of Russian monasteries that describe the economy in general. In this article, however, the author turns to the micro level and on the example of one monastery in the Moscow region, the Voznesenskaya Davidova Poustinia, analyzed the development of the monastic economy, specifically, its formation. The main conclusions of this study are: having investigated the example of one monastery in the Moscow region (the Voznesenskaya Davidova Poustinia) the history of the formation of the monastic economy, and having traced the economic, trade and financial activity of the monastery from the 16th century to the beginning of the 20th century, the author shows that beginning with state grants the monastery became a rich, self-sufficient religious structure, where they competently combined monastic toil with the work of hired workers and where existed the right balance between various forms of economy and economic possibilities of the Russian Empire (placing capital in Russian banks, renting out their property, etc.). These forms of monastic income are considered by the author to be directly tied to the entrepreneurial activity of the Russian Orthodox churches.

Keywords:

Voznesenskaya Davidova Poustinia, Orthodoxy, peasants, brick factory, mill, monks, bank, Russia, economy, monastery

Введение

Хозяйственно-экономическая деятельность монастырей Русской православной церкви – важная составляющая в формировании авторитетного статуса современного духовенства России. Поэтому обращение к истории монастырской экономики в прежние века, как нам представляется, является наряду с собственно духовным развитием русского монашества ключевым в понимании данного феномена российской жизни прошлого, переходящего в настоящее и будущее.

В настоящее время появляются научные работы, посвященные деятельности русских монастырей, в которых описывается экономика в целом [1, 2]. В предлагаемой статье мы обратимся к микроуровню и на примере одного подмосковского монастыря – Вознесенской Давидовой пустыни проанализируем становление монастырской экономики, именно - становление, а также ее основные компоненты. Большинство средневековых монастырей, в том числе и Вознесенская Давидова пустынь, появились под княжеским или царским покровительством. Но со временем многим монастырям удалось стать не только экономически самостоятельными и независимыми, но и заниматься благотворительностью, оказывать социальную помощь, создавая богадельни, приюты, школы. В данной статье на примере одного монастыря мы покажем, как это происходило, как монахи из «бездельников» и «иждивенцев», как их иногда называли в народе, становились крупными «управленцами», умело и грамотно, учитывая экономические возможности Российской империи, управлять своим хозяйством, капиталами и т.д. Монашеский труд в области управления монастырской экономикой и хозяйством, безусловно, был не отделим от духовного труда, и в этом своеобразие образа жизни российских монахов.

Монастырь Вознесенская Давидова пустынь, возникший в 1515 г., функционировал до конца 1920-х годов и был возрожден в 1990-е годы. Работа подготовлена на основе архивных материалов, найденных нами в двух архивах, которые затрагивают экономическую деятельность монастыря: Российском государственном архиве древних актов и Центральном государственном архиве г. Москвы. Методом исторической реконструкции в данной статье рассмотрена экономическая деятельность монашествующих и настоятелей Вознесенской Давидовой пустыни с 1515 по 1917 гг, т.е. на протяжении более 4 веков.

1515 – 1764 гг.

Начало возникновения подмосковного монастыря Вознесенская Давидова пустынь восходит к монаху Давиду, который в 1515 г. оставил свою прежнюю обитель – Пафнутьевский монастырь, «при державе Великого Князя Московского Василия Иоанновича, при Митрополите Данииле с двумя монахами и двумя простыми мужи, поселился в Хатунской волости на реке Лопасне во владении Князя Василия Семеновича Стародубского. Основал обитель, поставя келии и созда храм Вознесения Господня, преставился 1525 года сентября 19 дня» [3; 4. Ф.1447. Оп.1. Д.15. Л.3]. В целом, в ХVI – ХVII вв. монахи Давидовой пустыни были на государственном содержании при участии собственных средств монахов. С самого начала монастырь был на собственном (или возможно княжеском) содержании. Затем он получил царскую и патриаршую поддержку и грамоту «на вотчину, рыбные ловли и на всякие угодия». При необходимости настоятели монастыря обращались за помощью к русским царям, которые оказывали ее за государственные деньги. Появлялись в это время и благодетели (например, старица Марфа Иоановна). Монахи, по всей видимости, вкладывали и свои средства. Это нам ясно из того факта, что в 1600 г. игумен Леонид поставил новый деревянный храм Вознесения Господня, как сказано в источнике, на собственные, «келейные» деньги [3].

Монастырь имел свое хозяйство и приписанные к нему деревни. По данным на 1627 – 1628 гг., хозяйство монастыря состояло из следующих объектов: «хлебни», «братской поварни», конюшенного двора и липовой рощи (15 дес.) [4, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369]. В 1655 г. при монастыре появился яблоневый сад, каменный погреб, скотный (тогда он назывался воловой) двор

[5, с. 139 – 143]. На монастырской конюшне, которая располагалась внутри монастыря, было 7 меринов (работных), 4 кобыли, на скотном дворе, который был за территорией обители, - 8 дойных коров, 7 подтелков, 20 овец.

За пределами обители монастырь имел пашню 50 чет., лес - 110 чет., на участке около р. Лопасни собиралось 300 копен сена. В это время монастырь владел мельницей на р. Лопасня (в районе дер. Баранцево), на которой уже в середине ХVII в. появились немецкие жернова [4, Ф.396. Оп.1. Ч.2. Д.1369; 5, с. 139 – 143]. По данным на 1627 – 1628 гг. к монастырю было приписано 8 деревень Хатунской волости: всего 67 дворов (деревни были маленькими – от 4 до 14 дворов). Деревни имели земли: пашни, рощи и лес [5, с. 138-139].

Разумеется, в этот период сами монахи не работали на монастырских землях: их было мало. Они составляли аппарат управления хозяйственной деятельности святой обители. Главным и «многочисленным трудовым элементом монастырской вотчины» становятся монастырские крестьяне, которые попадали в феодальную зависимость монастыря. Крестьяне по отношению к монастырю несли различные повинности: они работали на монастырских землях (пахали, сеяли, скашивали сено и т.д.), ловили рыбу для монастыря, пекли хлеб, варили пиво, оплачивали в польщу монастыря различных пошлин (на сбор грибов и др.). Кроме монастырских крестьян монастырь имел слуг (4 чел.) и наемных работников (2 чел.).

Таким образом, к первой половине ХVIII в. «пустынь владела достаточными средствами для самостоятельного существования» [6]. Экономическая жизнь монастыря включала в себя такие отрасли хозяйствования как земледелие, скотоводство, рыболовство, пчеловодство, садоводство. Обитель имела пашни, озера для ловли рыбы, улья и сады, содержала скот – все это позволяло получать некоторый доход.

К этому времени монастырь уже мог сам себя обеспечивать при хорошем рачительном настоятеле. Безусловно, в силу малочисленности монахам во многом помогали заниматься собственным хозяйством монастырские крестьяне. Со временем монахи из общего монастырского дохода стали получать небольшое жалование. Так, в 1744 г. настоятель игумен Иосиф в одном из своих доношений в Духовную консисторию писал, что монахи имели доход «из церковной кружки»: игумен - 6 руб., иеромонахи и иеродиаконы - по 3 руб. монахи - по 2 руб., псаломщик и пономарь - по 1 руб. 50 коп. В 1764 г. игумен получал жалование уже 16 руб. в год, иеромонахи – по 8 руб., иеродиаконы – по 6 руб., монахи - по 3 руб., псаломщик (из монастырских слуг) - 2 руб. в год [5, с. 145 – 149; 4. Ф.280. Оп.3. Д.174].

По данным на 1700 г. монастырь владел деревнями, в которых было 95 дворов. В 1744 г. – монастырь имел 613 душ крестьян, в 1763 г. - 1430 приписных душ. В течение двух веков – ХVI – ХVII вв. монастырь практически сохранял все свои вотчины. До 1764 г. Давидовой пустыни принадлежало 3029 дес. 1824 саж. [8, с.121].

По данным на 1744 г. общий годовой доход монастыря составлял 106 руб. 60 коп. [7, 203. Оп. 746. Д.269. Л. 1- 35; 3]. По данным на 1764 г. монастырские доходы составлялись из следующих статей: окладные денежные доходы (с монастырских вотчин - 8 сел.) - за грибы и лучину 6 руб. 56 коп. с четвертью, деньги за сдачу земли в пустошах - 39 руб. 62 коп., деньги, вырученные за от продажи продукции монастыря : коровьего масла (3 пудов 20 ф.), куриных яиц (1500 шт.) лышных веревок (750 сажен), дров (75 сажень). С монастырской пашни снималось следующее количество хлеба: ржи 180 чет., пшеницы 5 чет., овса 378 чет., ячменя 42 чет., гороху 8 чет. 4 четверика, гречи 8 четв. 4 четверика, конопляного семя 2 чет. [5, с. 145 – 149; 4. Ф.280. Оп.3. Д.174].

В начале ХVIII в. конный двор включал в себя «деревянные хоромы» (обширное деревянное помещение). Там находились монастырские «стоялые и езжалые» лошади и кобылицы. На скотном дворе стояло пять изб, в которых жили служители разных служб. По данным на 1745 г. монастырь владел дойными коровами, быками, 20-ю молодыми телятами, овцами, 26-ю барашками [9, с.23]. По данным на 1786 г. в монастыре было 15 коров, телят, быков, 30 овец и баранов, 17 лошадей, кобылиц и жеребят [7, Ф.203. Оп.746. Д.469]. Монастырь владел озером Круглым, которое располагалось вне стен обители, за дер. Баранцево. В озере водилась рыба, и крестьяне ловили ее для монастырской трапезы. За пользование озером Давидова пустынь платила государству налог (20 коп.) [5. С. 145 – 149; 4. Ф.280. Оп.3. Д.174]. Монахи вместе с наемными работниками участвовали в хозяйственной деятельности обители: по данным на 1731 г. два монаха Иосаф и Нил имели послушание конюших , а монах Филимон был скотником. В ХVIII в. в обители работали слуги и наемные работники. Очевидно, что слуги помогали братии в монашеской жизни. По данным на 1730 г. в пустыне было 13 слуг, а в 1764 г. – 14 слуг[5. с. 145 – 149; 4. Ф.280. Оп.3. Д.174]. Слуги получали жалование: 3 руб. в год, хлеб (9 четвертей).

Монастырь стремился зарабатывать деньги всеми доступными им способами: так, в ХVIII в. монастырь имел свою часовню на Арбатской площади, в которой работали две лавки: лапотню и цирюльню. Лавки приносили доход монастырю, который, в свою очередь, платил людям, которые там работали, - наемным работникам, зарплаты [7. Ф. 1788. Оп.1. Д.15. Л.14-16].

В первой половине ХVIII в. монастырь получал и пожертвования [6, с. 25]. Когда в начале 1734 г. умер настоятель монастыря - игумен Иаков, который начал «поднимать» монастырь, то братия совместно со служителями и вкладчиками Давидовой пустыни написала прошение о назначении в монастырь о. Филарета - иеромонаха Симонова монастыря [5, с. 145]. Значит, в это время у монастыря уже были «вкладчики» - благотворители. Безусловно, первым вкладчиками монастыря были те, кто проживал в округе, в Серпуховском уезде и часто посещали обитель. Среди тех, кто проживал недалеко от Давидовой пустыни, были Бобрищевы-Пушкины, которые имели принадлежавшие им деревни в Серпуховском уезде, в частности, Михаил Иванович Бобрищев-Пушкин – действительный статский советник. Когда он умер, его вдова Анастасия Васильевна Пушкина в 1741 г. обратилась к царице Елизавете Петровне с просьбой: в ноября 1740 г. по ее просьбе и при разрешении Священного Синода и царицы она решила построить в Вознесенском монастыре «по обещанию моему и по вкладу из своего иждивения построить вновь в оной пустыни церковь во имя Знамения Пресвятой Богородицы» [7, Ф.203. Оп.746. Д.255;Д.305. Л.1-21]. В одном из архивных дел она называлась «вкладчицей». Среди других дарителей и вкладчиков были: бывший стряпчий Петр Богданов – он подарил обители «крест благословящей серебрыннй весом 90 золотников». Наталия Родионовна Асеева , вдова, полковница – она подарила Давидовой пустыни на поминовение своего умершего мужа Алексея Асеева «серебряные сосуды весом 120 золотников без полузолотника». Авдотья Васильевна Зиновьева принимала финансовое участие в строительстве церкви Успения Пресвятой Богородицы (до 1745 г.) [7, Ф.203. Оп.746. Д.305. Л.1-21]. Михаил Стефанович Балыматов в 1716 г. подарил монастырю икону Знамения [9, с. 49].

Но «лишних» денег в монастыре не было: так, когда настоятель Иоаков решил провести в монастыре ремонт зданий, то для этого он продал излишки монастырского хлеба, лишних лошадей и скот и на эти деньги сделал ремонт [7, Ф. 203. Оп. 746. Д. 20. Л.1-4]. В 1760 г. настоятель обители Гедеон писал, что монастырь - ветхий, денег на строительство новых зданий в обители нет, благотворителей тоже не было. Поэтому, как писал Н.П. Виноградов, «по резолюции от 23 декабря 1760 г. было велено дать книгу на «испрошение милостыни» на шесть лет» [7, Ф. 203. Оп. 746. Д. 20. Л.1-4]. Консистория разрешила представителям Давидовой пустыни официально посещать различные места в «миру», чтобы просить милостыню на ремонт здания монастыря. Такая практика была в ХVIII в.

1764 – 1850 гг.

В 1764 г. в России прошла церковная реформа, в ходе которой часть монастырей была закрыта, а оставшиеся монастыри были лишены вотчин – деревень и крестьян. Монастыри были разделены на категории: штатные и заштатные. Штатные монастыри стали получать жалование от Священного Синода, а заштатные – должны были жить на «собственном довольстве». Пашни и лес монастырям были оставлены. Вознесенская Давидова пустынь сохранила право на некоторые земли вне монастыря, в частности на так называемую пустошь «Георгиевский погост [7, Ф.203. Оп.628. Д.226]. В этих условиях Вознесенская Давидова пустынь должна была закончить свое существование, однако этого не произошло. Настоятелю монастыря Паисию удалось получить в собственность одну из лучших часовен Замоскворечья – у Москворецких ворот, в которой находилась чудотворная икона Спасителя. В этот период была такая традиция: давать московские часовни российским монастырям для поддержания их финансового положения. К концу ХVII в. Вознесенская Давидова пустынь стала владеть тремя часовнями в Москве, которые стали приносить немалый доход. К тому же около часовни у Арбатских ворот, монастырь построил дом, который сдавался в аренду.

По данным на 1803 г.монастырь имел остаток денежных средств в размере 2814 руб. 50 коп. [4, Ф.1447. Оп..1. Д.6. Л.1 - 2]. По данным на 1825 г. - 3035 руб. Доходы монастыря складывались из пяти основных источников: 1. получению небольшой суммы от Серпуховского Казначейства, т.е. от Московской духовной Консистории, которую она посылала на содержание монастыря, в размере 300 руб., 2. получению небольшой суммы за совершение монахами монастыря молебнов в размере 588 руб., 3. получению средств от продажи сделанного на своем кирпичном заводе кирпича в размере 102 руб., 4. доходов от трех часовен в Москве (у Московорецких ворот, у Калужских ворот, у Арбатских ворот) в размере 3333 руб., 5. доходов от сдачи дома у Арбатских ворот в аренду в размере 1075 руб., 6. доходов от сдачи в аренду мельницы на р. Лопасни в размере 1750 руб. [7, Ф.203. Оп.210. Д. 797].

Монастырские расходы за 1825 г. составляли 7818 руб. Шли они на церковные потребности ( 853 руб.), на братскую трапезу (2108 руб.), на платье и обувь братии (1236 руб.), на покупку лошади и оплату годовых работников (на жатву ржи, овса) (1505 руб.), на ремонт мельницы (200 руб.), покупку дров (1279 руб.), на расходы на лошадей и скота (635 руб.). Остаток средств на 1826 г. составил 3161 руб.

Также монастырская казна приращивалась доходами от получения процентов: 1) от билетов Сохранной казны, 2) от положенных в воспитательный дом 6400 руб., полученных от благодетелей по завещаниям (за год 320 руб.), а также от средств новых, как отмечено в архивном деле, «доброхотных дарителей» в размере 474 руб. К этому периоду настоятели Давидовой пустыни и монашествующие снискали себе уважение и почтение окрестного населения, что хорошо видно по увеличению количества билетов Сохранной казны , которые дарились Давидовой пустыни для ее процветания. Причем с каждым настоятелем количество билетов все увеличивалось: больше всего их приходится на настоятельство о. Афанасия (9) и о. Паисия (12). Билеты Сохранной казны давали прибыль в виде процентов. Такие билеты покупались отдельными людьми - благодетелями и дарились монастырю. Билеты приносили каждый год доход – 5 процентов от его стоимости [7, Ф. 203. Оп.641. Д.43. Ч.1]. Среди благодетелей часто встречаются настоятели, монахи Давидовой пустыни, а также известные и малоизвестные лица, проживающие либо в округе монастыря (и часто похороненные именно в Давидовой пустыни), либо в Москве или Серпухове. Были и те, кто не пожелал назвать свое имя, многие вклады были от неизвестных лиц. Билеты ассигнациями по 5 % до 1840, далее билеты серебром по 4 %. Среди благодетелей С.Д. Дохтуров и его родственники, а также известная фамилия Орловых, проживающие недалеко от монастыря (в сел. Семеновское) и видимо активно посещавшие Давидову пустынь. Среди благодетелей были Чуфаровские, которые были владельцами деревни Мелихово: многие из них были похоронены на монастырском кладбище.

По данным на 1853 г. основные доходы монастыря заключались в следующем: 1) Уездное Казначейство выплачивало монастырю незначительную сумму 85 руб. 71 коп., 2) доход от продажи свечей – 185 руб. 37 коп., «кошельковая» - 43 руб. 42 коп., от совершения треб (молебны, панихиды, проскомидии) – 147 руб. 83 коп., от продажи просфор - 85 руб. 95 коп., доходы от аренды монастырских лавок во время ярмарки и праздника Вознесения – 85 руб., доход, получаемый от сдачи номеров в монастырской гостинице паломникам, доход от заказа лошадей для приходов – 38 руб. 15 коп., доход от аренды земли на лето (Георгиевская пустошь) – 25 руб., 3) доход от продажи того, что производил монастырь: кирпича – 71 руб. 50 коп., яблок – 12 руб., картофеля – 17 руб. 30 коп., лошадей – 22 руб., 4) получение денег на поминовение и благотворение – 130 руб. 42 коп., 5) получение процентов с «вечных билетов» (т.е. билетов Сохранной казны) и Опекунского совета – 527 руб. 65 коп.

Основной статьей доходов составляли доходы, получаемые от московских часовен и аренды монастырских домов, а также аренды монастырской мельницы: 1) за аренду монастырской мельницы монастырь получал 428 руб. 58 коп., 2) за аренда дома у Арбатской площади – 571 руб. 43 коп., 3) за аренду двух лавок и калачных мест при часовнях в Москве – 285 руб. 31 коп., 4) доходы от совершения треб в часовне у Москворецкого моста – 9330 руб. 75 коп., 5) доход от совершения треб в часовне у Калужской заставы - 120 руб. 44 коп.

Итак, монастырские доходы за 1853 г. составляли 12213 руб. 82 коп., с остатком за 1852 г. = 12920 руб. 85 коп. серебром. Расходы за 1853 г. составили 10882 руб. 64 коп.

Таким образом, мы видим, что если не доходы от часовни у Москворецкого моста, то монастырь был бы бедным. Получение в собственность в 1765 г. часовни Спасителя у Москворецкого моста спасло Вознесенскую Давидову пустынь от разорения после церковной реформы 1764 г.

В чем состояли основные расходы в 1853 г.: 1) на церковные требы 751 руб. 85 коп. 2) на братскую трапезу = 1786.00. Много средств монастырь тратил на ремонт монастырских зданий. В 1854 г. монастырь получил дохода вместе с остатком за 1853 г.- 13.844 руб. 08 коп., а истратил в течение года - 12.467 руб. 45 коп. В 1854 г. доходы и расходы были примерно одинаковыми [4, Ф.1447. Оп.1. Д.10. Л.4 – 6].

В первой половине ХIХ в. монастырское хозяйство по-прежнему включало в себя земледелие, скотоводство, садоводство , но появились и новые направления, в частности, производство кирпича. Архимандрит Пимен, приезжавший осмотреть обитель, подчеркивал, что в Давидовой пустыни «полевое хозяйство довольно обширное» [10, с. 34]. В монастыре были куры (до 90 шт.), монастырское стадо [7. Ф.203. Оп.554. Д.77; Оп.256. Д.37. С.1-3]. В обители процветало садоводство . В своих письмах строитель о. Паисий писал, что в монастыре есть хорошие сады, а также за монастырем сад, довольно большой, с плодами, благодаря чему в монастыре «яблок мочится на целый год для трапезы по праздникам» [11, с.56].

Монастырь пользовался наемным трудом для выполнения тяжелых и черных работ. В 1825 г. монастырь нанимал годовых работников для уборки ржи и овса (в 1825 г. им было выплачено 1505 руб.) [7, Ф.203. Оп.210. Д. 797]. В 1839 г. число наемных работников составляло 10 чел. [7, Ф.203. Оп.256. Д.37].

За монастырем Давидова пустынь имелись залежи глины, поэтому в первой половине ХIХ в. в обители был создан свой кирпичный завод. У нас нет точных данных времени начала работы завода, но известно, что завод уже был в 1826 г. – скорее всего завод был построен о. Иоаникием, во всяком случае, он уже активно функционировал при его настоятельстве. Для работы на заводе Давидовский монастырь нанимал работников. Завод имел свое клеймо, часть кирпича использовалось при строительстве зданий в самом монастыре, а часть кирпича шла на продажу. Так, в 1826 г. монастырь продал свой кирпич на сумму 102 руб. [7, Ф.203. Оп.210. Д. 797].

С 1810-х годов монастырская мельница стала сдаваться в аренду местным крестьянам. Ее отдали на четыре года в аренду крестьянину села Никитское Пехрянской волости Ивану Алексееву за 1560 руб. в год. В 1843 г. – за 428 руб. 57 коп. сер. в год (сдача на 8 лет) [7, Ф.203. Оп.752. Д.8612; Оп.633. Д.136].

Вторая половина Х I Х в.

Ко второй половине ХIХ в. многие российские монастыри стали «самоокупаемыми» и среди них Давидова пустынь выделялась и была на уровне «ставропигальных» монастырей, при этом являясь заштатым монастырем, правда уже с игуменным и даже архимандритским статусом его настоятелей

[4, Ф.1447. Оп.1. Д.12. Л.34]. По данным документов, хранящихся в архиве Давидовой пустыни, во второй половине ХIХ в. продолжалось увеличение количества новых билетов Сохранной казны , которые приносили обители проценты, а также увеличившиеся проценты за билеты, поступившие в монастырь еще в первой половине ХIХ в. В результате собственный капитал монастыря в процентных бумагах составлял 151.271 руб. [3]. Это была огромная сумма по тем временам.

В 1861 г. в монастыре был остаток 12450 руб. В 1871 г. прибыль составила 34600 руб. [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 24. Л. 1 -12]. В нее включались следующие статьи доходов: остаток по билетам Сохранной казны – 3920 руб., наличными деньгами - осталось 6134 руб. 37 коп., аренда территории под магазины и квартиры - 4393 руб. 60 коп., доход из московской часовни у Москворецких ворот - 27.005 руб. 99 коп., доход от поминовения от разных лиц - 3506 руб., доход от продажи восковых свеч - 398 руб. 14 коп., «кошельковые» - 97 руб. 70 коп., «молебенные» - от разных лиц 146 руб. 22 коп., синодичные» - 154 руб. 5 коп., «проскомидные» - 51 руб.18 коп., «просфорные» - 148 руб. 21 коп., «прикладные» - 81 руб. 1 коп., плата за аренду номеров в монастырской гостинице - 85 руб. 16 коп., плата за аренду мельницы – 428 руб. 58 коп., получение процентов по билетам - 750 руб. 64 коп., продажа телят – 23 руб. 50 коп. Итого приход составил 37 тысяч 609 руб. 98 коп., а остатком за 1870 г. всего 47 тысяч 664 руб. 35 коп. В 1871 г. монастырем было израсходовано 20 тысяч 146 руб.12 коп. В 1873 г. всего израсходовано в году 25173 руб. 51 коп. Остаток на январь 1874 г.: билетами - 17337 руб. 3 коп., сериями - 27000 руб., наличными деньгами 10776 руб. 21 коп. Таким образом, мы видим, что монастырь действительно стал обеспеченным, причем основной доход монастырю приносила часовня у Москворецкого моста, а также аренда московских домов. Между тем совершение различных треб - значительная часть доходов монастыря и часовни, что говорит о большой работе с населением (совершение обрядов поминовения, молебнов и проскомидий).

Во второй половине ХIХ в. у монастыря сохранялось полеводческое хозяйство. Мы видим по приходно-расходным ведомостям, что монастырь занимался уборкой хлеба, сена, овса, ржи. У обители было свое огородное хозяйство, где выращивались капуста [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 24. Л. 1 -12]. В Давидовой пустыни по-прежнему содержался конный и скотный дворы, а также мельница.

Важной статьей доходов стало пчеловодство, которое было организовано по самому высшему уровню. В монастыре с середины ХIХ в. была устроена прекрасная пасека, в которой применялась особая система ульев , за что в 1867 г. на выставке Пчеловодства при Императорском Русском Обществе акклиматизации животных и растений монахи получили большую серебряную медаль, а на следующий год - золотую медаль [9, с. 45]. Монастырь имел свои ремесленные мастерские, так послушник Федор Мартынов в 1874 г. исполнял послушание - токарь по дереву.

Примерно в 1860-70-е годы монастырский кирпичный завод был оставлен, однако, что очевидно, было связано с появлением новых технологий. В 1888 г. он вновь заработал, правда, у нас нет информации, в какой степени он был модернизирован в соответствии с новыми технологиями того времени [9, с. 39]. В монастыре, как и в прошлые времена, продолжали применять наемный труд. Часть работ производили сами монахи и послушники, но на многие виды работы нанимали работников. По отчету 1871 г. мы видим, что монастырь использовал наемный труд для уборки сена (работникам заплатили 248 руб.), ржи (98 руб. 81 коп.), а также капусты на огороде (376 руб. 64 коп.), и для подготовки овса для монастырских лошадей (оплата - 434 руб. 40 коп.). В 1871 г. в монастыре работало 20 наемников. Работники нанимались на один день, на несколько дней, на сезон или были годовыми. Например, на уборку хлеба и сенокос набирались сезонные работники. В 1873 г. монастырь заплатил за поденные работы внутри обители (182 руб. 57 коп.), за уборку хлеба и сенокоса (87 руб. 70 коп.), годовым работниками (1162 руб. 88 коп.). На скотном дворе работали наемные женщины-скотницы. Нанимали и работника – пчеловода (оплата его работы 84 руб.). Во время приезда в монастырь архиереев нанимались работники для их обслуживания, нанимались певчие для главных церковных служб [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 24. Л. 1 -12].

Подчеркнем, что Давидова пустынь, достигнув приличного финансового положения, начала заниматься благотворительной деятельностью, в частности, с 1876 г. монастырь начал платить 6 тыс. руб. за содержание низших духовных училищ Московской епархии [12, с.145-149, 297-299, 364]. Практически вся вторая половина ХIХ в. ознаменована постоянным расширением монастырской благотворительности. В монастыре был построены два дома для приема посетителей: флигель с 6 комнатами, странноприимный корпус с кухней (1886 г.), флигель для престарелых заслуженных старцев (1891 г.) [9, с.39]. Хотя сам монастырь до конца ХIХ в. не имели собственных благотворительных и богоугодных заведений, тем не менее, как только в обители появились дополнительные средства, Давидова пустынь начала активную благотворительную деятельность. В 1871 г. Давидова пустынь оказала помощь в содержании духовных семинарий: Московской (3100 руб.) и Вифанской семинарию (1100 руб.) - 4200 руб. [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 24. Л. 1 -12], а также предоставила средства для Миссионерского общества (50 руб.) и средства на содержании Островской Богадельни (1050 руб.). В 1873 г. Давидова пустынь в качестве благотворительно внесла: в Духовные семинарии: Московскую (165 руб.), Вифанскую (1000 руб.), в Заиконоспасское училище (500 руб.), в иконописное училище (1000 руб.), в Попечительство бедных девиц Духовного звания (1500 руб.), на построение храма в городе Владикавказе (25 руб.), в миссионерское общество (50 руб.), в пользу Славян 300 руб. [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 50 Л. 1- 6 об.; Ф. 1368. Оп.1 Д. 81. Л. 5]. В 1880-е годы Давидова пустынь продолжила давать 6 тыс. руб. на содержание всех вообще низших учебных заведений (обычно монастыри давали по 1 тыс. руб.). Монастырь откликался на многие беды России. Голод 1873-1874 гг., разразившийся после трех лет постоянных неурожаев, охватил в разной степени все крестьянство Самарской губернии, грозил многочисленными жертвами и получил в исторической литературе название «страшного». Населению губернии помогала вся России. 26 декабря 1873 г. по случаю неурожая в Самарской губернии по благословению Игнатия настоятель Иосиф отослал 50 руб. в Московскую Духовную Консисторию [7, Ф.1368. Оп.1. Д. 50 Л. 1- 6 об.]. Монахи Давидовой пустыни исправляли обязанности Христианского долга в Москве, в Чернорабочей больнице (больница была в Москве, монахи из разных монастырей совместно помогали ее содержать – прим. И.Б. ), безвозмездно несколько уже лет по два месяца в год» [7, Ф.1368. Оп. 1. Д.92. Л.1 – 6 об.;13, с.16].

Начало ХХ в.

К началу ХХ в. монастырь имел значительный капитал. По данным исследователей финансово-хозяйственного состояния монастырей Российской империи в Давидовой пустыни в 1908-1911 гг. было 175.102 руб., а в 1915-1916 гг. – 227.424 руб. [14, С.287 – 293]. Это были значительные суммы, которые, в основном, находились в следующих бумагах: акции Московской железной дроги, 5 % I-й внутренний займ с выигрышем 1864 г., 5 % II-й внутренний займ с выигрышем 1866 г., 5 % акции с выигрышем Государственного Дворянского Земельного Банка, 5 % внутренний займ 1905 г. I-ого и II – ого выпусков, 4 % Государственная рента, 5 % III – й внутренний займ за 1905 г., 6 % акции Государственного Дворянского Земельного банка. Монастырь имел, как и прежде, именные билеты в Государственном банке. Умело используя ежегодно начисляемые проценты с этого капитала, можно было не бояться ни голода, ни эпидемий, ни превратностей судьбы, думая и заботясь лишь о «возрастании Духа».

Приведем монастырский отчет за 1903 г. Остаток средств монастыря за 1902 г.: процентными бумагами и кредитными деньгами = 177.651 руб. 3 коп. Ключевыми статьями монастырского дохода в этот период стала сдача помещений в аренду, получение процентов по различными банковским бумагам и оплата за совершение молебнов в часовне в Москве – подворья монастыря (у Москворецкого моста).

За 1903 г. получено средств: получено от Московской часовни (молебны) – 39.004 руб., от продажи просфор – 378 руб., от продажи восковых свечей – 1074 руб. 80 коп., «кошельковых» – 110 руб. 60 коп., «молебных» – 66 руб., «панихидных», «прикладных» – 165 руб. 13 коп., «проскомидийных» – 170 руб. 90 коп., «синодичных» – 56 руб. 47 коп., «гостиных» – 367 руб. 18 коп., за молебны «поминовение усопших» – 944 руб. 28 коп., за аренду мест во время ярмарки в день Вознесения Господня – 40 руб. 20 коп., за продажу лошадей – 80 руб., получено за аренду: монастырской мельницы – 700 руб., дома при Московской часовне – 5700 руб., получены проценты по билетам: вечного вклада из Московской Конторы Государственного Банка и из Губернского Казначейства – 6395 руб. 52 коп., от государственной ренты (6 тыс. р.) – 228 руб., по двум билетам 1-ого и 2 – го выигрышного займа – 9 руб. 50 коп., по билетам вечного вклада Серпуховского Городского Общественного Банка – 129 руб. 18 коп. Итого доход в 1903 г. составил 55.619 руб. 70 коп. Вместе с остатком за 1902 г. 233.270 руб. 79 коп. Всего в 1903 г. монастырем было израсходовано 51540 руб. 19 коп. С учетом монастырских доходов на 1904 г. у монастыря осталось: 181.730 руб. 60 коп.

Доходы монастыря были значительными по сравнению с другими монастырями за счет доходов часовни у Москворецкого моста: если общий доход был примерно 56 тыс., то из них 39 тыс. приносила часовня [7, Ф.203. Оп.746. Д. 1599]. Другая статья доходов – дом при этой часовне – его сдавали в аренду, и это приносило почти 6 тыс. руб. Около 6 тыс. приносили проценты от имеющих банковских билетов.

Приведем еще один отчет за 1911 г. Общий доход монастыря в 1911 г. составил 57.956 руб. 8 коп., расход - 48.993 руб. 74 коп. Таким образом, монастырь каждый год добавлял к своим капиталам некоторую сумму. Для сравнения приведем доход Дмитровского Борисоглебского монастыря. В 1911 г. этот монастырь имел доход в 11.131 руб. Всего в 1911 г. монастырем Вознесенская Давидова пустынь было истрачено 70.254 руб.53 коп. Всего в 1914 г. получено доходов 61712 руб. 56 коп. С остатком на конец 1913 г. - 288. 875 руб. 59 коп. Всего за 1914 год потрачено 61.354 руб. 21 коп. На 1915 г. оставалось 227521 руб. 38 коп.[7, Ф. 203. Оп.532. Д.698].

По данным на 1900 г. монастырь владел 83 дес. земли. Вся делилась на пахотную, луговую и лесную, в основном вся земля была лесной и луговой. В Давидовой пустыни храмы и обитель содержались в исправности, и «одежда и братская трапеза в достаточном количестве» [14, с.16; 7, Ф.2023. Оп.746. Д.1575. Л.2 об.].

Все насельники Давидовой пустыни участвовали во всех богослужениях своей обители, тем не менее монастырь был «трудовым», т.е. значительный акцент делался именно на вкладе каждого монаха и послушника в деле налаживания образцового хозяйства. Из общего непрерывного трудового ритма исключались лишь больные и дряхлые старики, остальные насельники постоянно находились на работе. Как мы видели из отчетов, монастырь был практически самодостаточным и всем необходимым (за исключением рыбы) снабжал себя сам.

Несмотря на то, что главным источником доходов обители было не сельское хозяйство, тем не менее его удачное ведение было важной частью жизни монашествующих Давидовой пустыни. Монастырь, как и ранее, сеял рожь, овес, пшеницу, ячмень и просо. Зерно хранилось в монастыре, где были устроены хлебные амбары, богатый урожай обмолачивался на монастырской мельнице. Монастырь имел большой скотный двор, где были и куры, и лошади, и коровы, а также конный двор. До конца ХIХ в. он находился, как мы видим из архивных материалов, при входе в монастырь, внутри ограды, рядом со Святыми воротам под Успенской церковью. В 1901 г. настоятель о. Валентин построил новый конный двор за пределами монастыря и дом для монастырских рабочих. Новый конный двор включал 2-этажный корпус: вверху располагалась братия, внизу – рабочие, при нем сараи и конюшня. Для нового конного двора монастырь в 1903 г. приобрел новых лошадей на сумму 900 руб. [7, Ф.203. Оп.400. Д.3; 9, с.88].

Монастырь по-прежнему владел мельницей и сдавал ее в аренду. В одном из своих прошений о. Валентин дал ее описание: это была водяная мукомольная мельница, с тремя мукомольными поставами, сукновальней, маслобойней и крупорушкой. Среди монахов было лицо, которое отвечало за мельницу. Мельница по-прежнему сдавалась в аренду. Но новому Договору мельница сдавалась с 7 февраля 1896 г. на 12 лет, до 1908 г. на следующих условиях: оплата аренды 700 руб., оплата страховки за мельницу в Страховое общество, деньги за аренду предоставлялись монастырю за полгода вперед, арендатор проводил ремонт мельницы за собственный счет. В мельнице и прилегающих к ней зданиях нельзя было торговать спиртным. Арендатор мог нанимать работников, но у них обязательно должны был быть документ – паспорт, как сказано в архивном деле, «с законным видом». Кроме того, арендатор обязывался молоть все, что нужно монастырю бесплатно - это условие представляется особенно важным, с нашей точки зрения. При мельнице находилось два дома: один - для помольцев, т.е. тех, кто приезжает полоть, и дом для семейства арендатора. Консистория разрешила оформить новый договор. Монастырь сдавал мельницу в аренду вплоть до Октябрьской революции [7, . Ф.203. Оп.746. Д. 1599; Оп. 681. Д. 305].

К началу ХХ в. в монастыре уже было четыре гостиницы:каменная гостиница, так называемая «дворянская», смешанный – каменно-деревянный странноприимный дом и две деревянные гостиницы. Некоторые монахи имели послушание – работу в этих гостиницах. Монах Филарет (Попов) исполнял должность «гостиника», а монах Антоний (Гравский) был его помошником. В обязанности гостиника входило обслуживание приезжающих в монастырь паломников.

В начале ХХ в. в обители были устроены оранжерея, водопровод, теплицы. Водопровод снабжал водою настоятельские и братские келии, различные служебные помещения: кухню, хлебную, квасоварню, гостиницы, конный и скотный двор. В обители были сделаны необычные теплицы на рельсах для цветов и овощей [7, Ф.203. Оп.257. Д.3102. Л.24 -27; 9, с.88]

В монастыре сохранялось и пчеловодство. По данным на 1911 г., монастырь имел пчельник, при котором была смешанная каменно-деревянная пристройка, и деревянный ольшаник для пчел [7, Ф.203. Оп.257. Д.3102. Л.24 -27]. Для работы обитель нанимала работника, а также одному из монахов давалось послушание напчельника.

Монастырь по-прежнему владел кирпичным заводом, на котором изготавливался кирпич и известка, для чего нанимался работник – каменщик. Так, согласно монастырскому отчету, в 1903 г. кирпичник изготовил 138 тыс. кирпичей и ему было заплачено 793 руб. за его работу [7, Ф.203. Оп.400. Д.3; Оп.257. Д.3102. Л.24 -27].

В начале ХХ в. монастырь нанимал работников для разных видов хозяйственной деятельности: поденщиков, годовых и сезонных работников, главным образом, для сельского хозяйства:для косьбы, сушки, уборки сена, уборки хлеба, огородных работ. Например, в 1914 г. монастырь с вечера нанимал работников для сельского хозяйства – поденщиков на следующий день на таких условиях:– «монастырские харчи» и оплата за работу - 40 коп. в день. Деньги выдавались в конце дня. Для работы часовни у Москворецкого моста монастырь нанимал служителя при Иконе Спасителя, дворника, повара [7, Ф.203. Оп.746. Д. 1599; Оп.701. Д.142; Оп.746. Д. 1599]. За всеми наемными работниками требовался контроль, который осуществляла братия Давидовой пустыни, к каждому виду монастырских работ был «приставлен» послушник или монах. Кроме того в обители был свои: письмоводитель, кучер, садовник, кирпичник, колодезники, лудильщик, кухарка, кузнец, скотники, ремонтники печных приборов, пильщики, бондарь, повар, лесные работники [7, Ф.203. Оп.700. Д.411].

Заключение

Итак, изучив на примере одного подмосковского монастыря - Вознесенской Давидовой пустыни историю становления монастырской экономики, проследив хозяйственную, торговую, финансовую деятельность монастыря, начиная с XVI до начала ХХ вв., мы увидели, что начав с государственных дотаций, обитель превратилась в богатую, самоокупаемую религиозную структуру, где грамотно сочетался монашеский труд с трудом наемных работников, где было правильное соотношение различных видов хозяйств и возможностей экономики Российской империи (помещение капиталов в российские банки, сдача в аренду собственных домов). Мы выявили, что основными направлениями ведения монастырского хозяйства были земледелие, огородничество, садоводство, пчеловодство, рыболовство, а также производственная деятельность, в частности, кирпичный завод. В статье подчеркивается, что постепенно становились существенными доходы от монастырских гостиниц, домов, лавок, постоялых дворов, харчевен, ярмарок, балаганов и др., а также доходы, получаемые монастырями с денежных капиталов, находящихся в банках. Эти виды монастырских доходов оцениваются нами как непосредственно относящиеся к предпринимательской деятельности русских православных монастырей. Добившись экономического успеха монастырь Вознесенская Давидова пустынь, занимаясь благотворительностью, оказывала реальное воздействие на социально-общественную жизнь России [15,16].

Библиография
1.
Терлеева Е.С. Хозяйственно-экономическая деятельность Русской православной церкви на примере монастырей. М., 2000. Дисс. на соискание канд. истор. наук. 162 с.
2.
Соколова Н.В. Монастырское землевладение и хозяйство в Нижегородском крае в ХVII – середине ХVIII в. М., 1990, Дисс. на соискание канд. истор. наук. 406 с.
3.
Архив монастыря «Вознесенская Давидова пустынь»
4.
Российский государственный архив древних актов.
5.
Холмогоров В.И., Холмогоров Г.И. Исторические материалы о церквах и селах ХVII – ХVIII ст. Вып.7. Перемышльская и Хотунская десятины (Московского уезда). М., 1889. 165 с.
6.
Описание документов и дел, хранящихся в архиве святейшего Правительствуюшего Синода. Спб., 1885. Т.7. Стб.13-14.
7.
Центральный государственный архив г. Москвы. ЦХД до 1917 г.
8.
Зверинский В.В. Преобразование старых и учреждение новых монастырей с 1764-95 по 1 июля 1890 г. (594 монастыря). Спб., 1890. 294 с.
9.
Виноградов Н.П., дьякон. Вознесенская Второклассная Общежительная Давидова пустынь, Серпуховского уезда, Московской губернии. Краткий исторический очерк с рисунками. К 400-летию ее существования (1515 – 1915 гг.). М., 1915. 103 с.
10.
Пимен, архим. Воспоминания. М., 1877. 100 с.
11.
Пэнэжко О. прот. Вознесенская Давидова пустынь и храмы Чеховского района. Владимир, 2009. 399 с.
12.
Ростиславов Д.И. Опыт исследования об имуществах и доходах наших монастырей. Спб., 1876. 396 с.
13.
Любинецкий Н.А. Землевладение церквей и монастырей Российской империи. Ч. 4. Спб., 1900. 20 с.
14.
Зырянов П.Н. Русские монастыри и монашество в ХIХ и начале ХХ века. М., 1999. 312 с.
15.
Бабич И.Л. Российские монастыри накануне Октябрьской революции (на примере деятельности настоятеля Вознесенской Давидовой пустыни архимандрита Валентина) // Социодинамика. 2017. № 2. С. 102-119
16.
Бабич И.Л. Архимандрит Паисий (Соколов) как настоятель Вознесенской Давидовой пустыни (середина ХIХ в.) // Genesis: исторические исследования. 2016. № 1. С. 237-269
References (transliterated)
1.
Terleeva E.S. Khozyaistvenno-ekonomicheskaya deyatel'nost' Russkoi pravoslavnoi tserkvi na primere monastyrei. M., 2000. Diss. na soiskanie kand. istor. nauk. 162 s.
2.
Sokolova N.V. Monastyrskoe zemlevladenie i khozyaistvo v Nizhegorodskom krae v KhVII – seredine KhVIII v. M., 1990, Diss. na soiskanie kand. istor. nauk. 406 s.
3.
Arkhiv monastyrya «Voznesenskaya Davidova pustyn'»
4.
Rossiiskii gosudarstvennyi arkhiv drevnikh aktov.
5.
Kholmogorov V.I., Kholmogorov G.I. Istoricheskie materialy o tserkvakh i selakh KhVII – KhVIII st. Vyp.7. Peremyshl'skaya i Khotunskaya desyatiny (Moskovskogo uezda). M., 1889. 165 s.
6.
Opisanie dokumentov i del, khranyashchikhsya v arkhive svyateishego Pravitel'stvuyushego Sinoda. Spb., 1885. T.7. Stb.13-14.
7.
Tsentral'nyi gosudarstvennyi arkhiv g. Moskvy. TsKhD do 1917 g.
8.
Zverinskii V.V. Preobrazovanie starykh i uchrezhdenie novykh monastyrei s 1764-95 po 1 iyulya 1890 g. (594 monastyrya). Spb., 1890. 294 s.
9.
Vinogradov N.P., d'yakon. Voznesenskaya Vtoroklassnaya Obshchezhitel'naya Davidova pustyn', Serpukhovskogo uezda, Moskovskoi gubernii. Kratkii istoricheskii ocherk s risunkami. K 400-letiyu ee sushchestvovaniya (1515 – 1915 gg.). M., 1915. 103 s.
10.
Pimen, arkhim. Vospominaniya. M., 1877. 100 s.
11.
Penezhko O. prot. Voznesenskaya Davidova pustyn' i khramy Chekhovskogo raiona. Vladimir, 2009. 399 s.
12.
Rostislavov D.I. Opyt issledovaniya ob imushchestvakh i dokhodakh nashikh monastyrei. Spb., 1876. 396 s.
13.
Lyubinetskii N.A. Zemlevladenie tserkvei i monastyrei Rossiiskoi imperii. Ch. 4. Spb., 1900. 20 s.
14.
Zyryanov P.N. Russkie monastyri i monashestvo v KhIKh i nachale KhKh veka. M., 1999. 312 s.
15.
Babich I.L. Rossiiskie monastyri nakanune Oktyabr'skoi revolyutsii (na primere deyatel'nosti nastoyatelya Voznesenskoi Davidovoi pustyni arkhimandrita Valentina) // Sotsiodinamika. 2017. № 2. S. 102-119
16.
Babich I.L. Arkhimandrit Paisii (Sokolov) kak nastoyatel' Voznesenskoi Davidovoi pustyni (seredina KhIKh v.) // Genesis: istoricheskie issledovaniya. 2016. № 1. S. 237-269
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"