Статья 'Применение экспертной инициативы в современной экспертной практике ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Применение экспертной инициативы в современной экспертной практике

Яровенко Василий Васильевич

доктор юридических наук

профессор, Дальневосточный федеральный университет; Владивостокский государтвенный университет экономики и сервиса

690091, Россия, г. Владивосток, ул. Уткинская, 30

Yarovenko Vasilii Vasil'evich

Doctor of Law

Professor at Far Eastern Federal University, Department of Justice, Supervised Probation and Forensics

690091, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Utkinskaya, 30, kv. 10

dermkrim@jur.dvgu.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.25136/2409-7136.2017.6.22855

Дата направления статьи в редакцию:

30-04-2017


Дата публикации:

23-06-2017


Аннотация.

В статье уделено внимание спорным моментам экспертной инициативы по вопросам, не поставленным в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования. Рассмотрено действующее законодательство, а также позиция учёных о необходимости законодательного закрепления этой инициативы, которая, по мнению автора, не согласуется с принципом состязательности сторон. Кроме того, исследованы различные виды заключений экспертов по конкретным уголовным делам, имеющим отношения к экспертной инициативе. При проведении исследования автор использовал два основных подхода: сравнение, предлагаемых разными авторами, новаций по экспертной инициативе, с существующим законодательством, а также анализ экспертной практики для подтверждения собственных выводов. Основные выводы исследования: вопросы, поставленные самим экспертом и проведенные по ним исследования, не должны быть включены в содержание заключения эксперта, так как они могут быть признаны недопустимым доказательством и исключены из доказательственной информации; нецелесообразно закреплять в действующем уголовно-процессуальном законодательстве норму, которая может нарушать интересы сторон; экспертная инициатива допустима применительно к решению экспертом вопросов, если они не изменяют смыслового содержания и объема исследования.

Ключевые слова: следователь, эксперт, вопросы, объём исследования, выводы, процессуальное законодательство, инициатива, доказательства, заключение эксперта, состязательность

Abstract.

The author gives attention to the controversial points of expert initiative on the issues, not mentioned in a decision about the appointment of judicial expertise, but related to the subject of expert investigation. The author studies the current legislation and the scholars’ positions on the necessity to formalize this initiative, which, in the author’s opinion, doesn’t correspond with the adversarial principle. Besides, the author studies various types of expert’s opinions on particular criminal cases related to expert initiative. The author uses two main approaches to substantiate his decisions: the comparison of expert initiative novels, proposed by different authors, with the current legislation, and the analysis of expert practice. The author concludes that the problems, raised by the expert, and their investigations shouldn’t be included in the expert’s opinion, since they can be considered as an inadmissible evidence and can be excluded from evidentiary information; it is unreasonable to formalize the provision, which can infringe the interests of the parties; expert initiative can be applied to the expert’s questions if they don’t change the meaning and the volume of the investigation. 

Keywords:

initiative, procedural legislation, findings, scope of study, questions, expert, investigator, evidence, expert opinion, adversary character

Процессуальное законодательство (уголовное, гражданское, арбитражное) предусматривает право эксперта давать заключение по вопросам, не поставленным в постановлении или определении о назначении судебной экспертизы, но имеющим отношение к предмету экспертного исследования (п. 4 ч. 3 ст. 57 УПК РФ, ч. 3 ст. 85 ГПК РФ, ст. 86 АПК РФ) [1; 2; 3]. Эксперт, исследуя предоставленные объекты, убеждается в наличии возможности выйти за рамки сформулированного следователем (судом) задания и реализует данную возможность путем формулирования дополнительных сведений, относящихся к предмету доказывания [4].

Обратим внимание, что вопрос об экспертной инициативе в юридической науке обсуждается на протяжении длительного периода времени [5, с.11; 6, с.57-66; 7, с.23-24; 8, с.104-105; 9; 10, с.42]. Возможность инициативных действий эксперту предоставляла ст. 191 УПК РСФСР: «Если при производстве экспертизы эксперт установит обстоятельства, имеющие значение для дела, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, он вправе указать на них в своем заключении» [11]. Проявление инициативы – право, а не обязанность эксперта. Р.С. Белкин считал, что экспертная инициатива – установление экспертом по собственному усмотрению фактов и обстоятельств, не предусмотренных экспертным заданием, но имеющих значение для дела. Обстоятельства, инициативно устанавливаемые экспертом, излагаются в заключении наряду с выводами эксперта [10, с.42].

Для нас представляет интерес позиция учёных, считающих не только допустимым формулировать и ставить самим экспертом вопросы, подлежащие исследованию, но и предлагающих внести соответствующие изменения и дополнения в процессуальное законодательство. Так, Э.Р. Исеева и В.С. Ядыкин предложили внести в ч. 1 ст. 80 УПК РФ дополнения: «Заключение эксперта – представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами, или самим экспертом. В заключение эксперта указываются обстоятельства, имеющие значение для дела и установленные самим экспертом, а также иные обстоятельства, установленные статьей 204 УПК РФ».

Они же предложили изложить ч. 2 ст. 204 УПК РФ в следующей редакции: «Если при производстве судебной экспертизы эксперт установит обстоятельства, которые имеют значение для уголовного дела, но по поводу которых ему не были поставлены вопросы, то он вправе указать на них в своем заключении, либо самостоятельно поставить вопрос о данных обстоятельствах и представить в письменном виде содержание исследования и выводы по самостоятельно поставленным вопросам» [12].

Возражение, на наш взгляд, вызывает предоставление эксперту права ставить самому вопросы, имеющие значение для дела и обстоятельства, инициативно установленные самим экспертом. Данное предложение противоречат ст. 9 ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации», в которой указано, что судебная экспертиза – процессуальное действие, состоящее из проведения исследований и дачи заключения экспертом по вопросам, разрешение которых требует специальных знаний в области науки, техники, искусства или ремесла и которые поставлены перед экспертом судом, судьей, органом дознания, лицом, производящим дознание, следователем, в целях установления обстоятельств, подлежащих доказыванию по конкретному делу [13].

Эксперт не назван в числе лиц, которые могут ставить вопросы. Ставя себе вопросы, эксперт подменяет следователя и этим нарушает действующее законодательство. В статье 9 содержатся основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе, в частности, заключение эксперта – письменный документ, отражающий ход и результаты исследований, проведенных экспертом. Более полное определение содержится в ч.1 ст. 80 УПК РФ: заключение эксперта – представленные в письменном виде содержание исследования и выводы по вопросам, поставленным перед экспертом лицом, ведущим производство по уголовному делу, или сторонами. В тексте статьи не указан даже суд.

Согласно части 1 статьи 75 УПК РФ «доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса, являются недопустимыми. Недопустимые доказательства не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу обвинения, а также использоваться для доказывания любого из обстоятельств, предусмотренных статьей 73 настоящего Кодекса». Часть 2 статьи конкретизирует перечень недопустимых доказательств. Пункт 3 части 2 статьи 75 УПК РФ определяет, что помимо указанных в п. 1 и 2 части 2 статьи 75 УПК РФ к недопустимым доказательствам относятся «иные доказательства, полученные с нарушением требований настоящего Кодекса», т. е. любые доказательства, не соответствующие требованиям УПК по собиранию, проверке и оценке доказательств в целях установления обстоятельств, предусмотренных статьей 73 УПК РФ. Следовательно, вопросы поставленные судом, а также экспертом, и проведенные по ним исследования не могут быть включены в содержание заключения эксперта, так как они по ходатайству одной из сторон могут быть признаны недопустимым доказательством и исключены из доказательственной информации.

Мнение отдельных учёных, что следователь или суд, назначившие экспертизу, не всегда могут установить верный объем задания эксперту, так как информация о новых возможностях судебной экспертизы доходит до них с опозданием, являются спорным [14]. Эти факты свидетельствуют о том, что следователи или суды не имеют и не повышают свои профессиональные знания в области подготовки и назначения судебных экспертиз.

А.В. Фролова считает, что нормы уголовно-процессуального права, должны полностью регламентировать и раскрывать понятие экспертной инициативы. Эксперт, реализуя право на экспертную инициативу, может сам сформулировать вопросы, которые не были поставлены перед ним судом, но ответы, на которые он считает необходимым дать, так как они имеют отношение к делу. По её мнению, если экспертная инициатива будет неограниченной, то она может повлечь ряд недостатков. Так, необходимо учитывать вопросы, связанные с состязательным характером процесса, в частности, тот факт, что при проведении экспертизы по инициативе стороны эксперт не вправе без согласования с ней ставить и разрешать вопросы, поскольку может иметь место ситуация, когда обстоятельства, установленные экспертом, негативно отразятся на положении участника процесса, чьи интересы он обязан отстаивать средствами судебной экспертизы [14].

Полагаем, спорным является положение, что эксперт обязан отстаивать средствами судебной экспертизы интересы стороны, по инициативе которой назначена экспертиза. Согласно ст. 7 Федерального закона при производстве судебной экспертизы эксперт независим, он не может находиться в какой-либо зависимости от органа или лица, назначивших судебную экспертизу, сторон и других лиц, заинтересованных в исходе дела. Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме (ст.8 ФЗ).

Эксперт относится к иным участника уголовного судопроизводства. Он является нейтральным по отношению к сторонам, на нём нет обязанности отстаивать чьи-либо интересы путём проведения судебной экспертизы (ст.57 УПК РФ). Если будут установлены факты, что эксперт отстаивает интересы какой-либо стороны, то это свидетельство о прямой или косвенной заинтересованности в исходе дела (ч. 2 ст. 61 УПК РФ), а поэтому его необходимо перевести в группу участников уголовного судопроизводства со стороны обвинения или защиты [15, с.73]. В соответствии с ч. 2 ст. 70 УПК РФ этот эксперт подлежит отводу.

О законодательном закреплении экспертной инициативы посредством предоставления эксперту права с разрешения следователя переформулировать поставленные вопросы, пишет и Е.А. Зайцева. При этом дополнительные вопросы, формулируемые по инициативе эксперта, не должны выходить за пределы его специальных познаний [16, с.32].

Такой же точки зрения придерживается и Е.П. Гришина, которая отметила, что институт экспертной инициативы становится не только жизненной реальностью, но и насущной потребностью уголовного судопроизводства. Важно проявить взвешенное отношение к проявлению этой инициативы, определить ее пределы. С этой целью она предлагает дополнить УПК РФ ст. 1961 "Экспертная инициатива":

1. Эксперт вправе по своей инициативе с согласия следователя проводить исследования для установления обстоятельств, имеющих значение для дела, входящих в предмет экспертного исследования, по поводу которых ему не были поставлены вопросы, с обязательным отражением полученных результатов в своем заключении.

2. Эксперт вправе с согласия следователя переформулировать и скорректировать поставленные перед ним вопросы.

3. Действия, указанные в частях 1 и 2 настоящей статьи, не должны выходить за рамки специальных познаний эксперта [17].

На наш взгляд, исходя из анализа следственной и экспертной практики, нет необходимости в принятии этой нормы. Так, если в постановление следователь на разрешение эксперта неправильно сформулировал вопросы, то эксперт в заключении сначала приводит дословно вопросы в редакции следователя, а затем их правильную формулировку без изменения смыслового содержания и объёма исследования. Существует и другой способ: эксперт при необходимости переформулировать и скорректировать поставленные перед ним вопросы ставит в известность следователя, который переписывает постановление о назначении экспертизы с вопросами в редакции эксперта.

Применительно ч.3, предлагаемой статьи, отметим, что эксперты на основании п.6 ч.3 ст. 58 УПК РФ отказываются от дачи заключения по вопросам, выходящим за пределы специальных знаний. Например, на судебно-психиатрическую экспертизу были поставлены следующие вопросы: страдает ли Т. наркоманией?; нуждается ли Т. в лечении, а также медико-социальной реабилитацией по поводу наркомании? Эксперты дали следующий ответ: Т. наркоманией не страдает, имеет эпизодическое употребление каннабиоидов, характер содеянного не связан с поиском и оборотом наркотиков [18].

Эксперты внимательно анализируют и смысловое содержание вопросов на предмет применения специальных знаний. Так, на судебно-психиатрическую экспертизу был поставлен вопрос: способен ли несовершеннолетний Ч. к лживости? Ответ эксперта: вопрос поставлен некорректно, так как относится к завуалированному вопросу о достоверности показаний. Оценка достоверности показаний не входит в компетенцию эксперта психолога [19].

По другому уголовному делу на разрешение экспертов были поставлены вопросы в следующей редакции: имеется ли у Х., отставание в психическом развитии, если имеется, то в чём выражается, каковы причины, связано ли с психическим расстройством?; имеется ли у Х., отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которое лишало бы её способности в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими?

Эксперты дали следующий ответ на эти вопросы. Вопрос: «имеется ли у Х., отставание в психическом развитии, не связанное с психическим расстройством, которое лишало бы её способности в полной мере осознавать значение своих действий и руководить ими?» задан не корректно, так как не является предметом данного вида экспертизы. Вопрос о наличии отставания в психическом развитии, не связанном с психическим расстройством ставится в отношении несовершеннолетних и определяется формулой ч.3 ст.29 УК РФ [20].

Нельзя оставить без внимания и тот факт, что предлагая законодательно закрепить экспертную инициативу, Е.П. Гришина пишет о подверженности организационным и личностным ошибкам этой инициативы, имеющим различную природу [17]. Полагаем, нецелесообразным закреплять в уголовно-процессуальном законодательстве норму, если она может порождать ошибки в существующей практике.

Введение нормы уголовно-процессуального права, которая бы полностью регламентировала и раскрывала понятие экспертной инициативы, вступает в противоречие с принципом состязательности сторон: эксперт самостоятельно расширяет границы исследования объектов, предоставленных на экспертизу, без согласования со следователем или судом. Действующие уголовный, гражданский и арбитражный процессы представляет новые модели судопроизводства, осуществляемые на основе принципа состязательности сторон (ст. 15 УПК РФ, ст. 12 ГПК РФ, ст. 9 АПК РФ), а поэтому данная инициатива не исключает нарушения интересов сторон.

По мнению И.А. Восканян, в условиях действия принципа состязательности сторон позиция законодателя вызывает сомнения в ее правильности, так как даже реализация экспертом права позволяют ему дать заключение, которое может противоречить интересам стороны защиты. Если оно согласуется с мнением защиты, то такое заключение следователем оценивается, прежде всего, в какой степени подтверждает версию о виновности обвиняемого. В случаи противоречия ей, оно не берется во внимание для проверки версии защиты [21].

На наш взгляд, экспертная инициатива в условиях состязательности не должна нарушать интересы сторон. Она допустима применительно к решению экспертом вопросов, если они не изменяют смыслового содержания и объема исследования, во-первых, из-за отсутствия знания о современных возможностях судебной экспертизы; во-вторых, сформулированы неграмотно из-за отсутствия необходимого объема профессиональных знаний, в-третьих, имеют одинаковое смысловое значение или повторяются. Так, на судебно-психиатрическую экспертизу были поставлены вопросы: в каком психическом состоянии находился Ч. в период, непосредственного предшествовавший совершению вышеуказанного преступления?; какое влияние оказало психическое состояние Ч. в период, предшествовавший совершению преступления и в момент его совершения, на его способность понимать содержание ситуации, осознавать значение самих действий и контролировать свои действия?; страдает ли Ч. в настоящее время каким-либо психическим заболеванием либо иным психическим расстройством?; страдал ли Ч. в момент совершения им преступления, каким-либо психическим заболеванием или психическим расстройством?; не лишало ли это расстройство Ч. способности понимать характер и значение преступных действий в момент совершения инкриминируемого ему деяния?

Эксперты скорректировали эти вопросы и дали один ответ: по своему психическому состоянию в настоящее время Ч. может понимать характер и значение уголовного судопроизводства и своего процессуального положения, способен осуществлять действия, направленные на реализацию своих процессуальных прав и обязанностей, может правильно воспринимать обстоятельства, имеющие значение для дела и давать о них показания [22].

Кроме того, экспертная инициатива допустима при исследовании различных обстоятельств, в том числе и не указанных следователем, в отношении объекта присланного на исследование с целью извлечения максимума доказательственной информации. Например, для установления возможности производства непроизвольного выстрела следователь ограничился такой формулировкой вопроса: возможен ли выстрел без нажатия на спусковой крючок? Следователю нужно было указать эксперту, при каких обстоятельствах необходимо исследовать этот факт. Отдельные эксперты при наличии вопроса, без указания конкретных обстоятельств, по собственной инициативе произвольно определяют их, в частности, выстрелы без нажатия возможны при падении с небольшой высоты (до 0,5 м) и при ударе по колодке и по другим частям ружья в районе колодки ружья [23; 24, с. 801-806].

Необходимость в экспертной инициативе возникает и в ситуациях, когда в предоставленном объекте на экспертизу, в частности, в револьвере отсутствует ударник, барабан, а в пистолете повреждён ствол, что не позволяет производить выстрела. Из материалов уголовных дел известно, что именно это оружие использовалось при совершении преступления. Например, на месте происшествия была обнаружена гильза, которая предположительно выброшена при выстреле из данного пистолета, для установления этого факта эксперт заменил ствол из коллекции вместо повреждённого ствола и произвел экспериментальные выстрелы. Путем сравнения следа бойка на капсюлях гильз он установил их полное сходство [25, с. 134-138].

По другому уголовному делу эксперт не стал проявлять инициативу и сделал следующий вывод: из-за отсутствия ствола, выстрелить из пистолета, произведя сборку имеющихся деталей, не представляется возможным [26]. Полагаем, что экземпляры оружия, приведенные в непригодное для выстрела состояние, не теряют своего криминалистического значения [27, с.21-23]. Право эксперта на инициативу состоит в восстановлении недостающих конструктивных деталей для возврата оружия в прежнее состояние. В результате этих действий будет восстановлена возможность производства выстрелов для проведения экспертизы по следам от ударно-спускового механизма, от полей нареза канала ствола и дачи ответов на поставленные вопросы. Эксперт в заключении должен отразить, какие изменения внесены в оружие.

О правильности такого решения ранее писал А. Панасюк. Так, судебно-баллистической экспертизой револьвер был признан непригодным для производства выстрелов из-за недостаточной длины (отлома части) бойка ударно-спускового механизма. Но свидетели говорили, что выстрел был произведен именно из этого револьвера. Была назначена дополнительная судебно-баллистическая экспертиза, при производстве которой в конструкцию ударно-спускового механизма было внесено изменение – старый боек извлекался, а на его место помещался другой, большей длины аналогичной формы и диаметра. После этого отстреливалась пуля. Совпадение следов на пуле, изъятой из трупа, и следов на пуле, экспериментально выстрелянной из представленного на исследование револьвера, позволило произвести идентификацию оружия [28, с. 23].

На практическом семинаре «Современное состояние и возможности судебно-баллистической экспертизы в раскрытии и расследовании преступлений, связанных с применением и незаконным оборотом огнестрельного оружия», состоявшемся 2-5 июня 2015 г. на базе ЭКЦ У МВД России по Тульской области (г.Тула), было обращено, что при поломке бойка или отсутствии ударника для оценки баллистических свойств объекта, получения экспериментальных гильз, пуль, эксперт имеет право в порядке эксперимента добавить в его конструкцию недостающий ударник (боёк) или металлический стержень, который способен выполнить функцию бойка. Пули и гильзы полученные при экспериментальной стрельбе используются для проведения идентификации, а также для проверки по учётам в целях расследования и раскрытия других преступлений.

Вопрос о необходимости экспертной инициативы возникает при проведении судебно-баллистической экспертизы оружия при отсутствии в распоряжении эксперта патронов для экспериментальной стрельбы. Так, по одному из уголовных дел была назначена баллистическая экспертиза по решению вопросов: пригоден ли травматический пистолет «Лидер ТТ 10*32 Т» калибра 10 мм для производства выстрелов; выстреляна ли гильза из оружия, представленного на экспертизу. Проведя исследование, эксперт сделал следующие выводы: а) представленный на исследование пистолет, вероятнее всего, находится в технически исправном состоянии и, вероятно всего, пригоден для производства выстрелов. Ответить на данный вопрос в категорической форме возможно только по предоставлению патронов для проведения экспериментальных выстрелов; б) ответить на вопрос «Выстреляна данная гильза из оружия, представленного на исследование?», не представляется возможным по причине отсутствия патронов для производства экспериментальных образцов [29].

На наш взгляд, результаты данной экспертизы оказались бессмысленными, так как не была проведена экспериментальная стрельба и не получены пуля и гильза для идентификации, а это не позволило установить в полном объёме важные обстоятельства по конкретному уголовному делу. [30].

Таким образом, экспертная инициатива должна касаться не изменения объёма и смыслового содержания вопросов, вопросов, не поставленных в постановлении о назначении судебной экспертизы, или постановки самим экспертом дополнительных вопросов, а грамотной, логически последовательной их формулировке и применения более современных методик исследования объектов. Полученные экспертом таким способом результаты исследования, не нарушая принципа состязательности сторон (ст.15 УПК РФ), а также п.3 ч.1 ст. 195 УПК РФ, способствуют более объективной оценке сторонами обстоятельств, совершенного преступления. Приведённые нами различные виды заключений экспертов являются ярким подтверждениём этому.

Библиография
1.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации" от 18.12.2001 № 174-ФЗ (ред. от 17.04.2017). Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/.
2.
Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации от 14.11.2002 № 138-ФЗ (с изм. и доп., вступ. в силу с 01.01.2017). Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/.
3.
Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации от 24.07.2002 № 95-ФЗ (ред. от 17.04.2017). Режим доступа: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_37800/.
4.
Мельник С.Л.. Актуальные вопросы экспертной инициативы. Автореф. канд. юрид. наук. – Челябинск, 2005. Режим доступа: http://dissertation.com.ua/sites/default/files/1013497150.jpg.
5.
Шляхов А.Р. Вопросы судебной экспертизы в новом УПК РСФСР // Советская юстиция, №1, 1961. – С.11.
6.
Пинхасов Б.И. Инициатива эксперта при производстве судебной экспертизы // Вопросы криминалистики. 1964. № 12/27. – С. 57 – 66.
7.
Шкляр Б.М. Некоторые вопросы правоотношений следователя и эксперта при производстве судебной экспертизы // Экспертиза при расследовании преступлений (информационные материалы). Вып. 10. – Вильнюс, 1972. – С.23-24.
8.
Новиков В.Н. К вопросу об экспертной инициативе на стадии предварительного расследования // Актуальные вопросы правоведения. Вып. 11. –Томск, 1978. – С.104-105.
9.
Кульчицкий С.М. Вопросы теории и практики экспертной инициативы при производстве криминалистических экспертиз: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. 1980.
10.
Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. – М., 1997. – С. 42.
11.
Уголовно-процессуальный кодекс РСФСР (текущая редакция по состоянию на 17 апреля 2000 г.). http://innovbusiness.ru/pravo/DocumShow_DocumID_11854_DocumIsPrint__Page_3.html
12.
Исеева Э.Р., Ядыкин В.С. Экспертная инициатива при производстве судебно-бухгалтерской экспертизы в методике расследования коррупционных преступлений в бюджетной сфере, связанных с легализацией преступных доходов. Режим доступа: https://www.eurasialaw.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1269:2010-10-13-06-27-43&catid=170:2010-10-13-06-25-29.
13.
Федеральный закон от 31 мая 2001 г. № 73-ФЗ "О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации" С изменениями и дополнениями от: 30 декабря 2001 г., 5 февраля, 24 июля 2007 г., 28 июня 2009 г., 6 декабря 2011 г., 2 июля, 25 ноября 2013 г., 8 марта 2015 г.
14.
Фролова А.В. Право экспертной инициативы и экспертная профилактика в современном уголовном процессе. Режим доступа: http://www.tstu.ru/book/elib/pdf/stmu/2011/76.pdf.
15.
Винницкий Л.В., Мельник С.Л. Экспертная инициатива в уголовном судопроизводстве. – М.: «Экзамен», 2009. – С. 73.
16.
Зайцева Е.А. Концепция развития института судебной экспертизы в условиях состязательного уголовного судопроизводства: Автореф. дис. ... д-ра юрид. наук. – М., 2010. – С. 32.
17.
Гришина Е.П. Ошибки экспертной инициативы. Режим доступа: http://www.justicemaker.ru/view-article.php?id=22&art=3517.
18.
Заключение судебно-психиатрической экспертизы (комиссии экспертов) № 165 от 28 февраля 2017 г. Архив ГБУЗ «Краевая клиническая психиатрическая больница» Отделение амбулаторной судебно-психиатрической экспертизы за 2017 г. г. Владивосток.
19.
Заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов № 1074 от 17 ноября 2015 г. Архив ГБУЗ «Краевая психиатрическая больница №1» за 2015 г. г. Владивосток.
20.
Заключение судебно-психиатрической комиссии экспертов от 17 июня 2016 г. Архив ГБУЗ «Краевая психиатрическая больница №1» за 2016 г. г. Владивосток.
21.
Восканян И.А. Право эксперта на инициативу и принцип состязательности сторон // Право и политика.-2010.-№ 8.
22.
Заключение комиссии экспертов № 405 от 23 марта 2017 г. Архив ГБУЗ АО «Амурская областная психиатрическая больница» Отделение амбулаторных судебно-психиатрических экспертиз за 2017 г. г. Благовещенск.
23.
Заключение эксперта №168 от 21 июня 2015 года. Архив ЭКО ОМВД РФ по г. Артёму за 2015 год.
24.
Яровенко В.В. Применение специальных знаний при исследовании объектов судебной баллистики (обзор практики) // Право и политика №4, 2012. – С. 801-806.
25.
Яровенко В.В., Полещук О.В. Криминалистическое исследование незаконно изготовленного огнестрельного оружия // Право и политика. №3. 2007. – С.134-138.
26.
Заключение эксперта № 989 от 30 июня 2006 года. Архив ЭКЦ УВД Приморского края за 2006 год.
27.
Яровенко В.В., Полещук О.В. Разобранное огнестрельное оружие как объект криминалистического исследования // Дальневосточные криминалистические чтения. Вып. 14. – Владивосток: Изд-во Дальневост. ун-та. 2007. С.21-23.
28.
Панасюк А. Нетрадиционные способы собирания и закрепления доказательств // Законность, 2001, № 4. – С.23.
29.
Заключение эксперта № 537 от 08 июня 2009 года. Архив ЭКЦ УВД по Приморскому краю с дислокацией в г. Артеме за 2009 год.
30.
Яровенко В.В., Яровенко Т.В. Проблемы экспертизы огнестрельного и холодного оружия // Право и политика. № 4 (112). 2010.
References (transliterated)
1.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii" ot 18.12.2001 № 174-FZ (red. ot 17.04.2017). Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_34481/.
2.
Grazhdanskii protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 14.11.2002 № 138-FZ (s izm. i dop., vstup. v silu s 01.01.2017). Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_39570/.
3.
Arbitrazhnyi protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 24.07.2002 № 95-FZ (red. ot 17.04.2017). Rezhim dostupa: http://www.consultant.ru/document/cons_doc_LAW_37800/.
4.
Mel'nik S.L.. Aktual'nye voprosy ekspertnoi initsiativy. Avtoref. kand. yurid. nauk. – Chelyabinsk, 2005. Rezhim dostupa: http://dissertation.com.ua/sites/default/files/1013497150.jpg.
5.
Shlyakhov A.R. Voprosy sudebnoi ekspertizy v novom UPK RSFSR // Sovetskaya yustitsiya, №1, 1961. – S.11.
6.
Pinkhasov B.I. Initsiativa eksperta pri proizvodstve sudebnoi ekspertizy // Voprosy kriminalistiki. 1964. № 12/27. – S. 57 – 66.
7.
Shklyar B.M. Nekotorye voprosy pravootnoshenii sledovatelya i eksperta pri proizvodstve sudebnoi ekspertizy // Ekspertiza pri rassledovanii prestuplenii (informatsionnye materialy). Vyp. 10. – Vil'nyus, 1972. – S.23-24.
8.
Novikov V.N. K voprosu ob ekspertnoi initsiative na stadii predvaritel'nogo rassledovaniya // Aktual'nye voprosy pravovedeniya. Vyp. 11. –Tomsk, 1978. – S.104-105.
9.
Kul'chitskii S.M. Voprosy teorii i praktiki ekspertnoi initsiativy pri proizvodstve kriminalisticheskikh ekspertiz: Avtoref. dis. ... kand. yurid. nauk. 1980.
10.
Belkin R.S. Kriminalisticheskaya entsiklopediya. – M., 1997. – S. 42.
11.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks RSFSR (tekushchaya redaktsiya po sostoyaniyu na 17 aprelya 2000 g.). http://innovbusiness.ru/pravo/DocumShow_DocumID_11854_DocumIsPrint__Page_3.html
12.
Iseeva E.R., Yadykin V.S. Ekspertnaya initsiativa pri proizvodstve sudebno-bukhgalterskoi ekspertizy v metodike rassledovaniya korruptsionnykh prestuplenii v byudzhetnoi sfere, svyazannykh s legalizatsiei prestupnykh dokhodov. Rezhim dostupa: https://www.eurasialaw.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1269:2010-10-13-06-27-43&catid=170:2010-10-13-06-25-29.
13.
Federal'nyi zakon ot 31 maya 2001 g. № 73-FZ "O gosudarstvennoi sudebno-ekspertnoi deyatel'nosti v Rossiiskoi Federatsii" S izmeneniyami i dopolneniyami ot: 30 dekabrya 2001 g., 5 fevralya, 24 iyulya 2007 g., 28 iyunya 2009 g., 6 dekabrya 2011 g., 2 iyulya, 25 noyabrya 2013 g., 8 marta 2015 g.
14.
Frolova A.V. Pravo ekspertnoi initsiativy i ekspertnaya profilaktika v sovremennom ugolovnom protsesse. Rezhim dostupa: http://www.tstu.ru/book/elib/pdf/stmu/2011/76.pdf.
15.
Vinnitskii L.V., Mel'nik S.L. Ekspertnaya initsiativa v ugolovnom sudoproizvodstve. – M.: «Ekzamen», 2009. – S. 73.
16.
Zaitseva E.A. Kontseptsiya razvitiya instituta sudebnoi ekspertizy v usloviyakh sostyazatel'nogo ugolovnogo sudoproizvodstva: Avtoref. dis. ... d-ra yurid. nauk. – M., 2010. – S. 32.
17.
Grishina E.P. Oshibki ekspertnoi initsiativy. Rezhim dostupa: http://www.justicemaker.ru/view-article.php?id=22&art=3517.
18.
Zaklyuchenie sudebno-psikhiatricheskoi ekspertizy (komissii ekspertov) № 165 ot 28 fevralya 2017 g. Arkhiv GBUZ «Kraevaya klinicheskaya psikhiatricheskaya bol'nitsa» Otdelenie ambulatornoi sudebno-psikhiatricheskoi ekspertizy za 2017 g. g. Vladivostok.
19.
Zaklyuchenie sudebno-psikhiatricheskoi komissii ekspertov № 1074 ot 17 noyabrya 2015 g. Arkhiv GBUZ «Kraevaya psikhiatricheskaya bol'nitsa №1» za 2015 g. g. Vladivostok.
20.
Zaklyuchenie sudebno-psikhiatricheskoi komissii ekspertov ot 17 iyunya 2016 g. Arkhiv GBUZ «Kraevaya psikhiatricheskaya bol'nitsa №1» za 2016 g. g. Vladivostok.
21.
Voskanyan I.A. Pravo eksperta na initsiativu i printsip sostyazatel'nosti storon // Pravo i politika.-2010.-№ 8.
22.
Zaklyuchenie komissii ekspertov № 405 ot 23 marta 2017 g. Arkhiv GBUZ AO «Amurskaya oblastnaya psikhiatricheskaya bol'nitsa» Otdelenie ambulatornykh sudebno-psikhiatricheskikh ekspertiz za 2017 g. g. Blagoveshchensk.
23.
Zaklyuchenie eksperta №168 ot 21 iyunya 2015 goda. Arkhiv EKO OMVD RF po g. Artemu za 2015 god.
24.
Yarovenko V.V. Primenenie spetsial'nykh znanii pri issledovanii ob''ektov sudebnoi ballistiki (obzor praktiki) // Pravo i politika №4, 2012. – S. 801-806.
25.
Yarovenko V.V., Poleshchuk O.V. Kriminalisticheskoe issledovanie nezakonno izgotovlennogo ognestrel'nogo oruzhiya // Pravo i politika. №3. 2007. – S.134-138.
26.
Zaklyuchenie eksperta № 989 ot 30 iyunya 2006 goda. Arkhiv EKTs UVD Primorskogo kraya za 2006 god.
27.
Yarovenko V.V., Poleshchuk O.V. Razobrannoe ognestrel'noe oruzhie kak ob''ekt kriminalisticheskogo issledovaniya // Dal'nevostochnye kriminalisticheskie chteniya. Vyp. 14. – Vladivostok: Izd-vo Dal'nevost. un-ta. 2007. S.21-23.
28.
Panasyuk A. Netraditsionnye sposoby sobiraniya i zakrepleniya dokazatel'stv // Zakonnost', 2001, № 4. – S.23.
29.
Zaklyuchenie eksperta № 537 ot 08 iyunya 2009 goda. Arkhiv EKTs UVD po Primorskomu krayu s dislokatsiei v g. Arteme za 2009 god.
30.
Yarovenko V.V., Yarovenko T.V. Problemy ekspertizy ognestrel'nogo i kholodnogo oruzhiya // Pravo i politika. № 4 (112). 2010.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"