Статья 'Инспекция труда в правовом механизме борьбы с детским трудом: международные стандарты' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Инспекция труда в правовом механизме борьбы с детским трудом: международные стандарты

Горян Элла Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

690014, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Гоголя, 41, каб. 5502

Gorian Ella

PhD in Law

Docent, Vladivostok State University of Economics and Service

690014, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Gogolya, 41, kab. 5502

ella-gorjan@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.5.22854

Дата направления статьи в редакцию:

30-04-2017


Дата публикации:

19-06-2017


Аннотация: Объектом исследования являются отношения в сфере борьбы с детским трудом. Выделяются особенности правового механизма ликвидации детского труда: в активном привлечении работодателей и их организаций, общественных организаций и профессиональных союзов. Исследуются международные рекомендации и тенденции участия инспекторов труда, а также аспекты их взаимодействия с работодателями и профсоюзами в механизме борьбы с детским трудом. Подчеркивается координирующая роль международных организаций в ликвидации детского труда, в частности в секторах неформальной экономики. С целью получения наиболее достоверных научных результатов был использован ряд общенаучных (системно-структурный, формально-логический и герменевтический методы) и специальных юридических методов познания (сравнительно-правовой и формально-юридический методы). Использование этих методов имело комплексный характер. Инспекторы труда играют особую роль в ликвидации детского труда. Они наделены властными полномочиями по проведению проверок и принуждению работодателей к соблюдению международных стандартов в сфере ликвидации детского труда. На сегодняшний день роль инспекторов труда трансформировалась из сугубо контролирующей в координирующую. Они могут сделать ощутимый вклад в ликвидацию детского труда в неформальных секторах экономики. Именно через активную деятельность инспекторов труда происходит реализация принципа трипартизма, характерного для международного регулирования труда путем использования и внедрения имеющегося инструментария.


Ключевые слова: инспекция труда, детский труд, права человека, МОТ, занятость, работодатель, профсоюз, мониторинг детского труда, культура профилактики, неформальная экономика

Abstract: The research object is the struggle against child labor. The author outlines the peculiarities of a legal mechanism of child labor elimination via the involvement of employers and their associations, social organizations and labor unions. The author studies international recommendations and the tendencies of involvement of labor inspectors, and the aspects of their interaction with employers and labor unions in the mechanism of child labor prevention. The author emphasizes the coordinating role of international organizations in the elimination of child labor, particularly in informal sectors of the economy. To acquire the most reliable scientific results, the author uses the range of general scientific methods (system-structural, formal-logical and hermeneutical) and specific legal methods of cognition (comparative-legal and formal-legal). They are used as a complex. Labor inspectors play a significant role in the elimination of child labor. They are entitled to hold inspections and oblige employers to meet international standards in child labor elimination. Nowadays, the role of labor inspectors has transformed from a merely controlling to coordinative. They can make tangible contribution to the elimination of child labor in informal sectors of the economy. The tripartism principle, typical for the international regulation of labor, is being implemented with the help of labor inspectors.



Keywords:

child labour monitoring, trade union, employer, employment, ILO, human rights, child labour, labour inspection, prevention, informal economics

С 2000 года общее количество детей, занятых детским трудом, снизилось почти на треть с 246 до 168 млн. Более половины детей (85 млн.) занято на опасных видах производства. Наибольшее количество детей эксплуатируется в Азиатско-Тихоокеанском регионе (почти 78 млн. или 9.3% от общего количества детей), но только Тропическая Африка продолжается оставаться регионом с максимальной вовлеченностью детей в эксплуатацию (59 млн. или более 21%). В странах Латинской Америки и Карибского бассейна количество эксплуатируемых детей составляет 13 млн. человек (8.8%), а на в странах Ближнего Востока и Северной Африки 9.2 млн. человек (8.4%). Большинство эксплуатируемых детей занято в сельскохозяйственном секторе экономики (98 млн. или 59%), на втором и третьем месте идут сфера услуг и промышленность (соответственно 54 и 12 млн.) – в основном в неформальном секторе экономики [1, с. 17-18]. Для государств бывшего Советского союза проблема детской эксплуатации приобретает серьезные масштабы. Исследователи отмечают следующие причины роста детской эксплуатации в этих странах [2, с. 150]: 1) изменение общественной системы ценностей (верховенство материальных ценностей); 2) кризис системы образования (недостаточное финансирование, снижение доступности образования); 3) отсутствие государственных детских организаций (пионерия, скаутское движение); 4) неэффективный государственный контроль исполнения законов, в том числе в сфере детского труда и защиты детей; 5) бедность и нищета, вынуждающие уязвимые семьи прибегать к использованию детского труда.

Международное сообщество озаботилось проблемой детского труда более 150 лет назад, поместив ее в повестку дня государственной политики индустриальных стран первой волны. Программные меры искоренения трудовой эксплуатации детей включали в себя информационно-пропагандистские кампании; социологические опросы; законодательное установление минимального возраста привлечения к труду; создание институционального и нормативного механизмов инспекции труда; обеспечение права работающих детей на образование.

С принятия Международной организацией труда (далее – МОТ) первой конвенции по детскому труду (№138), охватывающей все сектора экономики, международное сообщество поставило принцип всеобъемлющего подхода к упразднению детского труда во главу этой кампании. Этот принцип предполагает системный подход, включающий строгое и неукоснительное соблюдение трудовых стандартов МОТ, эффективное проведение инспекции труда, всеобщее информирование, международное сотрудничество, обязательное получение детьми образования, развитие системы международной торговли на справедливых началах [3, с. 1].

Совещание экспертов по инспекции труда и детскому труду (Женева, 1999 год) и Трехстороннее совещание экспертов из Африканского региона (Харара, 2001 год) единогласно отметили ключевую роль органов инспекции труда по борьбе с детским трудом. В рамках этого тезиса Международная программа ликвидации детского труда и современного рабства (IPEC) подготовила пакет материалов: пособие для инспекторов труда, учебное пособие для оказания помощи инспекторам в рассмотрении специфических ситуаций, связанных с детским трудом. Кроме того, IPEC способствовала повышению роли инспекторов труда на различных технических форумах: Совещании МОТ/МАИТ по вопросам интеграции инспекции труда (Болгария, 2003 год); Межрегиональной конференции МОТ/ЕС по интегрированным системам инспекции труда (Люксембург, 2005 год).

Государство играет ключевую роль в механизме ликвидации детского труда, используя помимо прочего метод государственного контроля по соблюдению трудового законодательства. Как было отмечено выше, основная роль в таком национальном механизме отведена инспекции труда, представители которой имеют широкие полномочия по осуществлению контроля, в частности, они имеют право в любое время суток беспрепятственно проходить на любое предприятие без предварительного уведомления, а в дневное время - входить во все здания. Важным полномочием является осуществление всех необходимых проверок, контроля и расследований в аспекте обеспечения прав работников. Во время исполнения своих служебных обязанностей инспекторы труда могут свободно проводить опрос (наедине или в присутствии свидетелей) персонала предприятия по всем аспектам, относящимся к применению положений закона. Полнота проверок, контроля и расследований обеспечивается правом инспектора труда ознакомиться с любыми материалами и документами по вопросам условий труда с целью проверки их соответствия закону, а также с целью получения копий и выписок. Кроме того, инспектор труда может требовать доведения до сведения работников информации любым доступным способом, а также изъять и взять с собой образцы используемых/обрабатываемых материалов и веществ (для анализа). На наш взгляд, важной гарантией объективности и эффективности таких проверок является право инспектора уведомлять о своем присутствии работодателя. При контроле предприятий в аспекте ликвидации детского труда это право имеет первостепенное значение.

К сожалению, в отечественной юридической литературе практически не уделяется внимание роли инспекции труда в решении проблемы детского труда. Большая часть исследований посвящена общим проблемам функционирования федеральной инспекции труда [4; 5; 6], проводятся исследования по вопросам имплементации международных стандартов деятельности инспекций труда в национальное законодательство [7]. Активно исследуется проблема ликвидации детского труда в Республике Кыргызстан [2], поскольку 45,8% детей возраста 7-15 лет заняты экономической деятельностью и наблюдается тенденция дальнейшего расширения масштабов детского труда [2, с. 149]. В Российской Федерации было проведено исследование, осветившее проблемы прокурорского надзора и уголовной ответственности в сфере детского труда [8], показавшее значительную степень распространенности применения труда несовершеннолетних на вредных и опасных для них видах работ, а также пробелы в законодательстве, позволяющие взрослым лицам избегать ответственности за нелегальную эксплуатацию детей, в том числе малолетних, с целью извлечения за их счет наживы, например, попрошайничества. Исследователи отметили также проблему отсутствия надлежащих мер ответственности за привлечение детей к некоторым из видов деятельности, отнесенных Конвенцией МОТ №182 к «наихудшим формам детского труда»: сексуальной эксплуатацией [8, с. 25]. Все авторы сходятся во мнении о необходимости усиления роли контрольных механизмов для надзора за продолжительностью и интенсивностью детского труда, включая виды работы в неформальных секторах экономики. Однако практически отсутствуют исследования, в том числе междисциплинарные, посвященные конкретным контрольным механизмам, в частности, инспекциям труда. Имеющийся рекомендации международных организаций, а также опыт активного взаимодействия инспекторов труда, работодателей и работников в зарубежных странах представляет интерес как для юристов-исследователей, так и практиков. Все вышесказанное объясняет актуальность темы нашего исследования.

Полномочия инспекторов труда закреплены в конвенциях Международной организации труда (далее – МОТ): Конвенции об инспекции труда в промышленности и торговле 1947 года (№81) с протоколом 1995 года к ней, Конвенции об инспекции труда в сельском хозяйстве 1969 года (№129), Конвенции об инспекции условий труда и быта моряков 1996 года (№178). Представляя государство, инспекторы труда выступают в качестве гарантов прав трудящихся, наделены соответствующими полномочиями и должны занимать системообразующую роль в механизме обеспечения трудовых стандартов.

В научной литературе выделяют определенные категории детского труда [9, с. 247-248]. Каждая из форм эксплуатационного детского труда имеет свои особенности, которые определяют характер, стратегию и тактику деятельности инспекторов труда: сконцентрированный видимый детский труд; сконцентрированный невидимый детский труд; рассредоточенный видимый детский труд; рассредоточенный невидимый детский труд.

В случае сконцентрированного видимого детского труда рабочие места, находящие в зоне видимости общественности, заняты в основном детьми: крупные производственные предприятия и городской неформальный сектор, сельскохозяйственные предприятия.

Сконцентрированный невидимый детский труд характеризуется скрытостью рабочих мест, как правило, в сельскохозяйственных районах на малых предприятиях и фермах.

Рассредоточенный видимый детский труд наблюдается на отдельных предприятиях или в сфере самостоятельной занятости, связанных с большим производством, представляет собой городской неформальный сектор экономики. Рассредоточенный невидимый детский труд представляет собой большую угрозу здоровью и благополучию детей и оказывается вне поля зрения инспекторов труда, поскольку дети работают в отдаленных или изолированных районах домашними слугами; в малом семейном производстве; в растениеводстве, рыболовстве, охоте и на сельскохозяйственных работах. В эту категорию попадают дети беженцев или мигрантов, занимающиеся неквалифицированным трудом (уборка мусора, погрузка и проч.), а также дети, вовлеченных в асоциальные отношения: воровство, контрабанду, торговлю наркотиками и порнографию [9, с. 247-248].

До недавнего времени инспекторы труда должны были следить за соблюдением трудового законодательства, ограничиваясь лишь формальным сектором экономики, однако вовлечение подавляющего количества населения в неформальную экономику, имеющее место в развивающихся странах или развитых странах, переживающих экономический кризис, вынудило пересмотреть существующие подходы. Современный подход требует от инспекций труда большей инициативности по установлению целей и сотрудничеству с работодателями и работниками, активно помогая им этих целей достигнуть. Инспекции труда теперь вовлечены в выработку, осуществление планов и кампаний, а также в процесс оценки достигнутых результатов. На первое место выходит профилактика, а не выплата компенсаций. Инспекторы сочетают методы консультирования и принуждения, применяя технологические решения. Такой подход расширяет стандарты, установленные Конвенцией об инспекции труда 1947 года (№81), привлекая в процесс социального диалога всех заинтересованных сторон: и организации предпринимателей, и работников.

Неформальный сектор экономики в силу своей природы зачастую остается вне поля внимания инспекторов труда, хотя понятие «неформальный сектор» было использовано МОТ еще в 1972 году в докладе, опубликованном после посещения Кении многодисциплинарной миссией по вопросам занятости [10]. Этим докладом был открыт новый этап в изучении ситуации в сфере занятости и проблем развития в развивающихся странах. В дальнейшем МОТ активно исследовало концептуальные и базисные социально-экономических проблемы, связанные с неформальной экономикой. В 1991 году был впервые озвучен тезис о необходимости решении дилеммы неформального сектора в рамках всеобъемлющей и многогранной стратегии путем устранения именно ее коренных причин, а не симптомов [11].

Начиная с 2001 года, в рамках МОТ началось общее обсуждение вопросов достойного труда и неформальной экономики, поскольку в неформальной экономике занято большинство работников во всем мире и подавляющее их большинство лишено права на адекватное социальное обеспечение, права на объединение и права голоса в сфере труда. Заключения Международной конференции труда 2002 года стали новой вехой в развитии подхода к решению проблемы неформальности [12]. Были поставлены задачи на ближайшую, краткосрочную и среднесрочную, а также продолжительную перспективу. В первом случае необходимо сократить дефицит достойного труда в неформальной экономике за счет правового признания в ней занятых лиц путем предоставления им прав, в том числе на создание представительных организаций, защищающих их интересы, а также юридической и социальной защиты. Во втором случае необходимо предоставить таким лицам возможность перехода в формальные, более защищенные секторы экономики, уделяя особое внимание женщинам, безработной молодежи и трудящимся-мигрантам. В последнем случае целью выступает официальная, защищенная и достойная занятость [12, с. 7].

В 2002 году международное сообщество отказалось от использования узкого термина «неформальный сектор» и заменило его на новый термин «неформальная экономика». Учитывая обширную разнородность участников, видов экономической деятельности и отраслей, а также проявлений неформальности, присущих отдельным странам [13], трехсторонние участники МОТ сознательно избежали попыток придти к единому определению и вместо этого выделили широкие параметры, позволяющие оценить ситуацию и связанные с ней проблемы. Благодаря заключениям 2002 года МОТ стала играть центральную роль в глобальных усилиях, связанных с неформальной экономикой. В них содержится призыв к МОТ обеспечивать «сотрудничество с другими международными организациями, включая ООН и бреттонвудские учреждения, содействие диалогу во избежание дублирования, выявление опыта и обмен им, причем МОТ должна играть ведущую роль» (п. 37 q) и r)). В 2013 году МОТ опубликовала пособие по измерению неформальности, где рассматриваются методологические вопросы проведения обследований неформальной экономики на уровне отдельных стран [14].

Ввиду низкой доли формальной занятости во многих странах нормативные правовые акты и законы о труде в таких областях, как минимальный размер оплаты труда, социальная защита, безопасность и гигиена труда, защита занятости применяются только к меньшинству работников. Низкая дисциплина исполнения законодательства, являющаяся следствием неэффективного управления и слабого институционального потенциала (в том числе неадекватной инспекции труда), приводит к тому, что работники неформальной экономики лишаются защиты со стороны этих положений законодательства [14, с. 40]. Но при этом работники неформальной экономики, особенно женщины, часто трудятся в самых опасных местах, условиях и обстоятельствах. Производственный травматизм и профессиональные заболевания встречаются гораздо чаще на малых, чем на крупных предприятиях, и даже при отсутствии точных данных преобладание малых предприятий само по себе указывает на повышенный риск труда в неформальном секторе. Поэтому профилактика производственного травматизма и профессиональных заболеваний является важнейшей частью усилий, направленных на улучшение условий труда в неформальной экономике. Необходимо принимать такие меры, как информирование работников и работодателей неформальной экономики о существующих рисках, а также о положительной взаимосвязи между безопасностью и гигиеной труда (и другими здоровыми условиями труда), качеством продукции и уровнем производительности и конкурентоспособности, тем самым давая им понять, что необходимые действия вполне осуществимы в финансовом и техническом отношении [14, с. 40].

Во многих странах неформальный сектор выступает в качестве основной сферы занятости, предоставляя чуть ли не единственный шанс выжить, поскольку долговые кризисы и структурные перестройки ведут к массовому сокращению формальных рабочих мест. Например, в Африке и Азии на неформальную экономику приходится более 90% новых рабочих мест (80% несельскохозяйственной и более 60% городской занятости). В Индии 90% работающих женщин заняты в неформальной экономике. Основные отличия предприятий и работников неформальной экономики заключаются в следующем. Во-первых, они не признаются законодательными и регулирующими актами, поэтому их экономические показатели не учитываются в официальной статистике, хотя экономический вклад зачастую более значим. Поскольку затраты на формализацию слишком высоки, или же соответствующие процедуры слишком усложнены, то и деятельность работников носит неформальный характер.

Во-вторых, отношения занятости и доходы в целом нерегулярны и ненадежны, работники находятся вне структур и систем социальной защиты, не имея доступа к социальным льготам и услугам (кредитам, деловой информации и программам подготовки). В-третьих, работники практически не организованы, поэтому их голос не может быть услышан. И наконец, власти воспринимают их «вне закона», что приводит к уязвимости перед вмешательством государственных властей, в частности, преследованиям полиции [15, с. 42-43].

Перед инспекторами труда, выполняющими функции по ликвидации детской эксплуатации, стоят препятствия правового, политического, экономического, административного и культурного характера.

В качестве правовых барьеров выступает банальное несовершенство законодательства: пробелы, коллизии, неточные и двусмысленные формулировки, перегруженность подзаконными предписаниями. Например, могут быть предусмотрены разные стандарты минимального возраста, различаться или вовсе отсутствовать определения опасной, неопасной или приемлемо легкой работы [16, с. 13].

Отсутствие политической воли выражается в двойных стандартах государственной политики, призывающей инспекторов труда обеспечивать применение законодательных норм и одновременно не допускать разрушение экономики. Их статус должен позволять им противостоять давлению, с которым они сталкиваются, «угрожая» важным экономическим интересам. Государство и общество должны поддерживать инспекторов в таких случаях. Отсутствие политической воли неизбежно подрывает уверенность инспекторов труда и ослабляет стремление противостоять оказываемому на них давлению [16, с. 14]. Одним из проявлений политической воли в ликвидации детского труды выступает создание согласованной, скоординированной системы органов инспекции труда. Многие государства (например, Центральной и Восточной Европы) до сих пор не выработали согласованную концепцию осуществления инспекции труда, предусматривающую единый орган контроля труда, который может быть ответственен как за выявление детского труда, так и за общий надзор над условиями труда, нормами оплаты, сверхурочным временем работы и за решение споров между работниками и работодателями. Инспекторы предприятий или инспекторы по безопасности труда и охране здоровья на предприятиях формального сектора экономики обращают внимание на механические, химические и эргономические опасности на рабочем месте и в ходе проверок не общаются с детьми, в частности теми, которые подвергаются наибольшему риску. Разрозненность инспекторов труда усугубляется отсутствием связей с правоохранительными органами, которые занимаются противодействием проституции, порнографии или незаконному обороту наркотиков, а также с инспекторами безопасности труда и охраны здоровья. Это приводит к дублированию деятельности, конкуренции, злоупотреблению служебным положением, переадресованием проблемных ситуаций друг другу [16, с. 14-15].

Как было отмечено выше, неформальная экономика должна быть приоритетной сферой деятельности инспекторов труда, однако ее сложный характер функционирования требует многих ресурсов: правовых, информационных, материальных. Например, в случае эксплуатации своих или чужих детей в качестве домашней прислуги, закон может предусматривать получение разрешения собственника для входа в дом, если работники проживают и работают в одном и том же помещении. Нестационарные рабочие места в неформальном секторе (например, на улице) достаточно трудно выявить. Недоступны также отдаленные и перемещаемые места работы. Сложность и запутанность трудовых отношений в неформальном секторе экономики затрудняют применение закона, поскольку не всегда ясно, кто несет ответственность в той ситуации, когда детский труд использует не владелец предприятия, а посредники, которые иногда тайно набирают детей на работу и оплачивают их труд. Даже законодательно послушные компании нанимают работников с нелегального рынка труда и используют неофициальных субподрядчиков, что приводит в трудностям в установлении действительных отношений между работодателем и работниками [16, с. 15].

Важное и зачастую решающее значение в ликвидации детского труда играют культурные факторы. В некоторых социальных группах, прибегающих к детскому труду как безальтернативному способу выживания, отмена детского труда может восприниматься негативно: по их мнению, праздность и социальный паразитизм приводят антисоциальному поведению и противоречат общественным ценностям. Труд в детском возрасте воспринимается как лучшая форма образования и подготовки к жизни в обществе, то есть выступает вполне нормальной стадией взросления детей. Нередко работающие дети не желают избавления от трудовой эксплуатации, поскольку они получают определенный доход и определенный профессиональный опыт, позволяет им выживать и ощущать себя взрослыми. Это влияет на их восприятие себя не как жертв, но как ответственных и уважаемых членов общества. Самооценка детей повышается уже не из-за успехов в учебе, недоступной им в силу объективных причин, а в силу трудовой занятости и «нужности» в качестве работников [16, с. 16].

Системообразующим фактором детской эксплуатации выступает ранее упоминавшийся экономический аспект, который сводит на нет все попытки инспекторов труда исправить ситуацию в лучшую сторону. Фактически существует «порочный круг» взаимосвязи между экономической неразвитостью и детским трудом. Экономическая неразвитость приводит к низкой производительности труда, что отражается на уровне жизни, не повышая его. Низкий уровень жизни связан с недостаточным питанием, плохими образованием, условиями проживания, гигиены, санитарии и здравоохранения. Эти факторы приводят к снижению работоспособности, усталости, преждевременному старению, несчастным случаям на производстве и болезням. Соответственно уменьшаются доходы, растут долги и нищета, что вынуждает использовать детский труд. В свою очередь, работающие дети прекращают получение образования и в результате имеют низкий уровень общего и профессионально-технического образования, низкую зарплату, плохое питание, жилье и медицинскую помощь. Завершают цикл экономической неразвитости вытекающая из этого низкая работоспособность и низкий потребительский спрос. В прошлом инспекторы влияли только на одну из позиций этого цикла, не имея возможностей повлиять на другие связанные с ней условия. На сегодняшний день МОТ предлагает использовать два новых подхода: «культуру профилактики» и «мониторинг детского труда» [16, с. 16-17].

Все международные стандарты МОТ своей целью ставят развитие «культуры профилактики» в сфере труда. Трудящимся необходимо дать возможность вести продолжительную, производительную и здоровую жизнь, а для отдельных лиц, предприятий и общества нужно одновременно сократить постоянно растущую стоимость всевозможных неблагоприятных побочных обстоятельств и незапланированных ситуаций. Культура профилактики нацелена на то, чтобы все рабочие места соответствовали установленным стандартам таким образом, чтобы работодатели и работники расценивали это не только как норму, но также как и социальную ответственность. Кроме того, культура профилактики требует стремления к непрерывному совершенствованию, чтобы затраты на профилактику и польза от нее становились бы все более очевидными не только работодателям и работникам, но также правительству и широкой общественности. Применительно к детскому труду эта концепция означает, что общество получит более производительную рабочую силу, новое поколение работников будет более здоровым и лучше приспособленным к требованиям нового времени. Переход к культуре профилактики выдвигает инспекцию труда на первый план, предлагая ей консультативные функции, очень востребованные предприятиями разной мощности и форм собственности. Работодатели активно интересуются вопросом учета проблемы безопасности труда и здоровья с точки зрения соотношения «стоимость – эффективность» [16, с. 18].

Ключевым принципом культуры профилактики выступает принцип сотрудничества инспекторов труда. Круг взаимодействующих субъектов очень широк: это и работодателями с профсоюзами, и технические, медицинские и научные организации. Поэтому профилактика не ограничивается отношениями «инспектор – предприятие». Чем более тесные и многочисленные отношения формируются вокруг инспектора труда, тем успешнее будет весь процесс профилактики. Результатом такого сотрудничества является соглашение о стандартах и программах действий, которое одновременно с надзором со стороны органов инспекции труда на местах охватывает все больше предприятий, не участвующих в соглашениях или ищущих возможность получения быстрой прибыли. В настоящее время предприятия промышленного и торгового сектора экономики, поэтому роль инспекции труда трансформируется из контрольно-надзорной в координирующую, а сами инспекции становятся участниками процесса усовершенствования и внедрения профилактики. Это, конечно, усложняет деятельность инспекторов, требуя от них осведомленность о процессах деятельности предприятия, его структуре, социальных отношениях и проч. При подобном подходе возрастают компетентность, эффективность, знания технологий инспекторов труда, что усиливает их влияние. Культура профилактики изменяет отношения между инспектором и его оппонентами. Инспектор имеет дело с руководителями высокого ранга, предлагает им советы, а не делает их работу (поскольку именно руководители ответственны за вопросы безопасности труда и охраны здоровья). Поскольку инспекторы имеют хорошую профессиональную подготовку и разбираются в вопросах управления и трудовых отношений, работодатели охотнее полагаются на их знания и личную убежденность. Такое смещение акцентов особенно важно при решении проблемы детского труда [16, с. 19].

Концепция мониторинга детского труда возникла на базе ряда проектов IPEC, осуществлявшихся в течение нескольких лет в секторах производства одежды (Бангладеш), ковроткачества, изготовления футбольных мячей и производства хирургических инструментов (Пакистан), в рыболовстве и обувной промышленности (в Индонезии и на Филиппинах), сборе кофе и сельском хозяйстве (Центральная Америка). Ее возникновению послужила необходимость создания всесторонней системы отслеживания, определения, инспектирования и проверки, поскольку дети, избавленные от трудовой эксплуатации в одной отрасли, возвращались работать в другие секторы экономики. Необходимо было не только контролировать рабочие места, но и применять меры «социальной защиты» (школьное обучение, опека и др.). Контроля одного сектора экономики было недостаточно, поэтому был применен территориальный подход [16, с. 20].

Модели мониторинга детского труда применяются и осуществляются в зависимости от сектора экономики: неформального или реального. В реальной экономике используются официальные механизмы инспекции труда. Мониторинг осуществляется с помощью многоотраслевых групп мониторинга, состоящих их инспекторов труда, социальных работников, педагогов и представителей неправительственных организаций, каждый из которых выполняет свои конкретные функции. В рамках неформальной экономики к мониторингу детского труда привлекаются организации гражданского общества и неправительственные организации. Внимание акцентируется на вопросах предупреждения и распространения информации о неблагоприятных последствиях детского труда. Такой мониторинг осуществляется на базе общин, в случаях, когда физически невозможно убрать детей с рабочих мест, например, если дети живут со своими семьями. Задача такого мониторинга заключается в привлечении общины к этому процессу посредством социальной мобилизации, подготовки и предоставления инструментов. Немаловажной целью такого мониторинга является объединение усилий с местными органами власти (самоуправления) и охраны правопорядка. Результатом этого мониторинга должно являться изменение отношения к детскому труду [3, с. 50].

Мониторинг детского труда отличается традиционного мониторинга, осуществляемого инспектором труда, именно нацеленностью на конкретный результат: вывести детей из трудовых отношений. Поэтому в фокусе действий инспекторов труда выступает жертва, а не нарушитель законов [17, с. 9].

Подводя итог вышесказанному, отметим особую роль инспекторов труда в ликвидации детского труда. Они наделены властными полномочиями по проведению проверок и принуждению работодателей к соблюдению международных стандартов в сфере ликвидации детского труда. На сегодняшний день роль инспекторов труда трансформировалась из сугубо контролирующей в координирующую. При разработке стратегии в отношении проблемы детского труда орган инспекции труда должен учитывать следующие элементы. Во-первых, акцент должен делаться на предупреждение как главную цель, поэтому методы вмешательства должны разрабатываться с учетом этого направления. Во-вторых, инспектор труда должен соблюдать баланс между функциями консультирования, принуждения и надзора и функциями предупреждения. В-третьих, интеграция систем мониторинга детского труда должна включать взаимодействие с другими организациями и органами власти в сфере образования, здравоохранения, социальной защиты, правоохранительной деятельности и уделение особого внимания мотивации и убеждению в активном сотрудничестве по скорейшей ликвидации детского труда потенциальных партнеров из указанных сфер. И наконец, инспекции труда должны привлекать вспомогательные возможности органов регистрации гражданских состояний, информационных служб, средств массовой информации, программ добровольного сотрудничества и др. Именно через активную деятельность инспекторов труда происходит реализация принципа трипартизма, характерного для международного регулирования труда путем использования и внедрения имеющегося инструментария.

Библиография
1.
Marking progress against child labour - Global estimates and trends 2000-2012 / International Labour Office, International Programme on the Elimination of Child Labour (IPEC) - Geneva: ILO, 2013. – 60 р.
2.
Рахманалиева А.А. Использование детского труда в экономической деятельности как одна из проблем современности / А.А.Рахманалиева // Вестник Кыргызско-Российского славянского университета. 2013. Т. 13. № 2. С. 148-151.
3.
Прекращение детского труда: цель близка : Доклад I(b), Международная конференция труда, 95-я сессия, 2006 г. – Женева: Международное бюро труда, 2006. – 103 с.
4.
Сапфирова А.А. Некоторые вопросы реализации надзорных полномочий федеральной инспекцией труда / А.А. Сапфирова // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 1. С. 45-47.
5.
Сапфирова А.А. Правовые основы взаимодействия федеральной инспекции труда с работниками и работодателями / А.А. Сапфирова // Современная научная мысль. 2015. № 5. С. 167-178.
6.
Скавитин А.В. Правовые инспекторы о своей деятельности и состоянии трудового законодательства: результаты исследования / А.В. Скавитин // Актуальные вопросы развития социально-трудовой сферы материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Н. М. Токарской и проходившей в рамках VIII Байкальского кадрового форума. 2016. С. 102-112.
7.
Дараганова Н.В. Соответствие полномочий государственной инспекции Украины по вопросам труда требованиям международных актов / Н.В. Дараганова // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 4 (19). С. 88-98.
8.
Ображиев К.В. Экономическая эксплуатация несовершеннолетних и наихудшие формы детского труда (проблемы прокурорского надзора и уголовной ответственности) / К.В. Ображиев, О.В. Пристанская, П.Е. Разумовская // Вестник Академии Генеральной прокуратуры Российской Федерации. 2008. № 1-3. С. 21-29.
9.
Рихтхофен, фон В. Инспекция труда: Путеводитель в профессию. – Женева: Международное бюро труда, 2002. – 382 с.
10.
Employment, incomes and equity: A strategy for increasing productive employment in Kenya // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: staging.ilo.org/public/libdoc/ilo/1972/72B09_608_engl.pdf (дата обращения – 29.04.2017).
11.
The Dilemma of the Informal Sector, Report of the Director-General. – Geneva: International Labour Office, 1991. – 65 p.
12.
Достойный труд и неформальная экономика : Доклад VI, Международная конференция труда, 90-я сессия, пункт 6 повестки дня, 2002 год. – Женева: Международное бюро труда, 2002. – 170 с.
13.
Михнева С.Г. Типология неформального сектора экономики / С.Г. Михнева, Ю.А. Рыжкова, Е.О. Петрухина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2013. № 4 (28). С. 227–238.
14.
Measuring informality: a statistical manual on the informal sector and informal employment // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.ch/global/publications/ilo-bookstore/order-online/books/WCMS_222979/lang--en/index.htm (дата обращения – 29.04.2017).
15.
Переход от неформальной к формальной экономике : Доклад V(I), Международная конференция труда, 103-я сессия, 2014 г. Пятый пункт повестки дня. – Женева: Международное бюро труда, 2014. - 90 с.
16.
Борьба с детским трудом: Пособие для инспекторов труда /Документ Международной программы по искоренению детского труда (IPEC), Целевой программы МОТ по безопасности и здоровью на работе и окружающей среде (SAFEWORK) и Международной Ассоциации инспекторов труда (IALI). – Москва: Международное бюро труда, 2003. – 70 с.
17.
Ни В.П. Руководство по организации и проведению мониторинга детского труда в Казахстане / В.П. Ни; МОТ-ИПЕК, ОФ «Азиатско-Американское партнерство». – Алматы: Fortress, 2011. – 64 с.
References (transliterated)
1.
Marking progress against child labour - Global estimates and trends 2000-2012 / International Labour Office, International Programme on the Elimination of Child Labour (IPEC) - Geneva: ILO, 2013. – 60 r.
2.
Rakhmanalieva A.A. Ispol'zovanie detskogo truda v ekonomicheskoi deyatel'nosti kak odna iz problem sovremennosti / A.A.Rakhmanalieva // Vestnik Kyrgyzsko-Rossiiskogo slavyanskogo universiteta. 2013. T. 13. № 2. S. 148-151.
3.
Prekrashchenie detskogo truda: tsel' blizka : Doklad I(b), Mezhdunarodnaya konferentsiya truda, 95-ya sessiya, 2006 g. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2006. – 103 s.
4.
Sapfirova A.A. Nekotorye voprosy realizatsii nadzornykh polnomochii federal'noi inspektsiei truda / A.A. Sapfirova // Obshchestvo: politika, ekonomika, pravo. 2016. № 1. S. 45-47.
5.
Sapfirova A.A. Pravovye osnovy vzaimodeistviya federal'noi inspektsii truda s rabotnikami i rabotodatelyami / A.A. Sapfirova // Sovremennaya nauchnaya mysl'. 2015. № 5. S. 167-178.
6.
Skavitin A.V. Pravovye inspektory o svoei deyatel'nosti i sostoyanii trudovogo zakonodatel'stva: rezul'taty issledovaniya / A.V. Skavitin // Aktual'nye voprosy razvitiya sotsial'no-trudovoi sfery materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi pamyati professora N. M. Tokarskoi i prokhodivshei v ramkakh VIII Baikal'skogo kadrovogo foruma. 2016. S. 102-112.
7.
Daraganova N.V. Sootvetstvie polnomochii gosudarstvennoi inspektsii Ukrainy po voprosam truda trebovaniyam mezhdunarodnykh aktov / N.V. Daraganova // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pravo. 2014. № 4 (19). S. 88-98.
8.
Obrazhiev K.V. Ekonomicheskaya ekspluatatsiya nesovershennoletnikh i naikhudshie formy detskogo truda (problemy prokurorskogo nadzora i ugolovnoi otvetstvennosti) / K.V. Obrazhiev, O.V. Pristanskaya, P.E. Razumovskaya // Vestnik Akademii General'noi prokuratury Rossiiskoi Federatsii. 2008. № 1-3. S. 21-29.
9.
Rikhtkhofen, fon V. Inspektsiya truda: Putevoditel' v professiyu. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2002. – 382 s.
10.
Employment, incomes and equity: A strategy for increasing productive employment in Kenya // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: staging.ilo.org/public/libdoc/ilo/1972/72B09_608_engl.pdf (data obrashcheniya – 29.04.2017).
11.
The Dilemma of the Informal Sector, Report of the Director-General. – Geneva: International Labour Office, 1991. – 65 p.
12.
Dostoinyi trud i neformal'naya ekonomika : Doklad VI, Mezhdunarodnaya konferentsiya truda, 90-ya sessiya, punkt 6 povestki dnya, 2002 god. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2002. – 170 s.
13.
Mikhneva S.G. Tipologiya neformal'nogo sektora ekonomiki / S.G. Mikhneva, Yu.A. Ryzhkova, E.O. Petrukhina // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Povolzhskii region. Obshchestvennye nauki. 2013. № 4 (28). S. 227–238.
14.
Measuring informality: a statistical manual on the informal sector and informal employment // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.ch/global/publications/ilo-bookstore/order-online/books/WCMS_222979/lang--en/index.htm (data obrashcheniya – 29.04.2017).
15.
Perekhod ot neformal'noi k formal'noi ekonomike : Doklad V(I), Mezhdunarodnaya konferentsiya truda, 103-ya sessiya, 2014 g. Pyatyi punkt povestki dnya. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2014. - 90 s.
16.
Bor'ba s detskim trudom: Posobie dlya inspektorov truda /Dokument Mezhdunarodnoi programmy po iskoreneniyu detskogo truda (IPEC), Tselevoi programmy MOT po bezopasnosti i zdorov'yu na rabote i okruzhayushchei srede (SAFEWORK) i Mezhdunarodnoi Assotsiatsii inspektorov truda (IALI). – Moskva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2003. – 70 s.
17.
Ni V.P. Rukovodstvo po organizatsii i provedeniyu monitoringa detskogo truda v Kazakhstane / V.P. Ni; MOT-IPEK, OF «Aziatsko-Amerikanskoe partnerstvo». – Almaty: Fortress, 2011. – 64 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"