Статья 'Инспекция труда в правовом механизме обеспечения прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД' - журнал 'Административное и муниципальное право' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Административное и муниципальное право
Правильная ссылка на статью:

Инспекция труда в правовом механизме обеспечения прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД

Горян Элла Владимировна

кандидат юридических наук

доцент, Владивостокский государственный университет экономики и сервиса

690014, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Гоголя, 41, каб. 5502

Gorian Ella

PhD in Law

Docent, Vladivostok State University of Economics and Service

690014, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Gogolya, 41, kab. 5502

ella-gorjan@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0595.2017.4.22846

Дата направления статьи в редакцию:

29-04-2017


Дата публикации:

16-05-2017


Аннотация: Объектом исследования являются отношения, возникающие при обеспечении прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД. Выделяются особенности правового механизма обеспечения их прав: в активном привлечении работодателей и их организаций, общественных организаций и профессиональных союзов. Исследуются международные рекомендации и тенденции участия инспекторов труда, а также аспекты их взаимодействия с работодателями и профсоюзами в механизме обеспечения прав работников в борьбе с ВИЧ/СПИД. Подчеркивается координирующая роль инспекций труда в обеспечении прав трудящихся-мигрантов работодателями и профсоюзами. С целью получения наиболее достоверных научных результатов был использован ряд общенаучных (системно-структурный, формально-логический и герменевтический методы) и специальных юридических методов познания (сравнительно-правовой и формально-юридический методы). Использование этих методов имело комплексный характер. Инспекторы труда играют особую роль в обеспечении прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы ВИЧ/СПИД. Именно от их влияния и убедительности зависят разработка и внедрение соответствующих программ на предприятиях, они наделены властными полномочиями по проведению проверок и принуждению работодателей к соблюдению международных стандартов в сфере борьбы с ВИЧ/СПИД. На сегодняшний день роль инспекторов труда трансформировалась из сугубо контролирующей в координирующую. Они могут сделать ощутимый вклад в обеспечение прав работников, занятых в неформальных секторах экономики. Именно через активную деятельность инспекторов труда происходит реализация принципа трипартизма, характерного для регулирования труда путем использования и внедрения имеющегося инструментария: образовательных и просветительских программ и курсов как среди работников, так и среди работодателей.


Ключевые слова: инспекция труда, миграция, ВИЧ-СПИД, права человека, трипартизм, МОТ, неформальная экономика, занятость, достойный труд, трудящийся-мигрант

Abstract: The article studies social relations emerging in the process of enforcement of rights of migrant workers in the context of the struggle against HIV/AIDS. The author outlines the peculiarities of the legal mechanism of enforcement of their rights: active involvement of employers and their organization, social organizations and labor unions. The author studies international recommendations and tendencies of participation of labor inspectors, and the aspects of their interaction with employers and labor unions in the mechanism of enforcement of rights of migrant workers in the struggle against HIV/AIDS. The author emphasizes the coordinating role of labor inspections in enforcement of rights of migrant workers by employers and labor unions. To acquire the most reliable scientific results, the author uses the set of general scientific methods (system-structural, formal-logical and hermeneutical) and specific research methods (comparative-legal and formal-legal). These methods are used in complex. Labor inspectors play a special role in enforcement of rights of migrant workers in the struggle against HIV/AIDS. Their influence and force of conviction promote the development and introduction of special programs in companies; they are authorized to organize inspections and to oblige employers to observe international standards of the struggle against HIV/AIDS. At the present moment, the role of labor inspectors has transformed from the merely controlling to coordinating. They can play a significant role in enforcement of rights of workers involved in informal economy. The activities of labor inspectors lead to the implementation of the tripartism principle, typical for the regulation of labor by means of educational programs and courses for employers and employees. 



Keywords:

informal economics, ILO, tripartism, human rights, HIV/AIDS, migration, labor inspection, employment, decent work, migrant worker

Жертвами ВИЧ/СПИД становятся в основном лица трудоспособного возраста (15-49 лет). Подавляющее большинство ВИЧ-инфицированных лиц имеет статус работников формального или неформального секторов экономики. Хотя ВИЧ-инфекция поражает организм конкретного человека, последствия наступают для всех – членов семьи, работодателей и экономики в целом. Для работодателей последствия наступают в виде текучести кадров и серьезных затрат на привлечение и подготовку новой рабочей силы. Последующее снижение прибыли отображается на уменьшении налоговой базы, становится препятствием для инвестиций. Утрачивается квалификация, опыт и преемственность в деятельности организаций. Разрыв неформальной цепочки передачи знаний и мастерства от поколения к поколению, рост доли детей, не получивших школьной подготовки в полном объеме – все это негативным образом отображается на развитии человеческих ресурсов [1, с. 6]. На женщин в семьях возрастает нагрузка, в том числе трудовая, семейные доходы и поступления от подсобного хозяйства сокращаются, усугубляя бедность. Чтобы выжить, женщины и молодые люди вынуждены заниматься коммерческим сексом, а осиротевшие дети – отказываться от образования в пользу трудоустройства [1, с. 7].

Гендерное неравенство, дискриминация ВИЧ-инфицированных лиц со стороны государства путем ограничения их прав и свобод, отсутствие профессиональных союзов или их пассивность, уязвимость женщин перед сексуальными домогательствами, дискриминация женщин на рабочих местах, высокая вероятность попадания в сексуальное рабство, недостаточное обеспечение медицинскими услугами или вообще их отсутствие, возраст (как правило, молодые женщины до 35 лет), другие культурные модели поведения, в том числе и сексуального, низкий уровень образования, в том числе и в сексуальной сфере, стигматизация ВИЧ-инфицированных и болеющих СПИД лиц, отсутствие знаний о ВИЧ/СПИД и его профилактике – все эти факторы обуславливают подверженность трудящихся-мигрантов нарушениям их прав и отнесение к группе риска [2].

Исследование, проведенное в 1990-х гг. в ряде стран Юго-Восточной Азии, показало интересную корреляцию между условиями труда мигрантов, доступностью медицинского обслуживания и уязвимостью перед ВИЧ/СПИД. Факторами, влияющими на сексуальное поведение мигрантов, являются страна происхождения (особенность культурных традиций) и доступность коммерческих сексуальных услуг. Ограниченность социального контроля над сексуальным поведением, присущего в странах происхождения, приводит к реализации более свободной модели сексуального поведения. Постепенно мигранты адаптируются к обществу в стране пребывания, перенимая некоторые модели социального поведения, несмотря на декларируемую приверженность социальным ценностям страны происхождения. Формируемая таким образом «идентичность мигранта» может привести к отрицанию некоторых моделей (сексуального) поведения, что затрудняет использование традиционных средств к профилактике ВИЧ/СПИД [3].

Уязвимость женщин-мигрантов перед ВИЧ зависит в значительной мере от места работы: женщины, занятые в развлекательных заведениях или сфере личного обслуживания (ночные клубы, дискотеки, парикмахерские, салоны красоты, массажные салоны и проч.) практикуют рискованное сексуальное поведение в два раза чаще, чем те, кто работает в неразвлекательных учреждениях (рестораны, торговля, домашнее хозяйство, производство и др.). Около 10% женщин, занятых в сфере развлечений, практикуют предоставление сексуальных услуг за деньги, 30% имеют несколько сексуальных партнеров, а 40% имеют половые контакты с мужчинами, имеющих беспорядочные половые связи. Постоянно пользуется презервативами менее 15% женщин. Результаты исследования показывают высокую взаимозависимость условий труда и риска ВИЧ-инфекции [4].

Зарубежные авторы отмечают осознание женщинами-мигрантами своей уязвимости перед ВИЧ из-за гендера. Однако большинство женщин имеют неадекватное представление о ВИЧ/СПИД и способах его передачи, что объясняется недостатком образования и общения женщин как между собой, так и со службами здравоохранения. Женщины становятся жертвами сексуального насилия (9%), 70% подвергаются дискриминации, в том числе в медицинских учреждениях (42%). Исследователи подчеркивают, что важным элементом предупреждения СПИД является борьба с дискриминацией в системе здравоохранения [5].

На сегодняшний день механизм обеспечения прав мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД регламентирован в соответствующей рекомендации Международной организации труда (далее - МОТ) о ВИЧ/СПИД и сфере труда №200 (далее - Рекомендация №200) [6]. Авторы рекомендации подтвердили тезис о большей уязвимости женщин и девушек к воздействию ВИЧ-инфекции из-за гендерного неравенства, а также тезис о том, что расширение прав и возможностей женщин является ключевым фактором в глобальных ответных мерах борьбы с ВИЧ/СПИД. Институциональный механизм обеспечения прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД включает как международные правительственные организации, так и международные неправительственные организации, а также государственные органы (в том числе судебные органы, занимающихся вопросами труда, и органы по регулированию вопросов труда (п. 37b)), организации работодателей и работников (п. 37е), специалистов по ВИЧ/СПИД и других заинтересованные акторов, в том числе организации лиц, живущих с ВИЧ/СПИД (п. 37f). Государство играет ключевую роль в механизме обеспечения прав мигрантов вообще и женщин в частности, осуществляя государственный контроль по соблюдению трудового законодательства. Ключевая роль в таком национальном механизме отведена инспекции труда, представители которой имеют широкие полномочия по осуществлению контроля, в частности, они имеют право в любое время суток беспрепятственно проходить на любое предприятие без предварительного уведомления, а в дневное время - входить во все здания. Важным полномочием является осуществление всех необходимых проверок, контроля и расследований в аспекте обеспечения прав работников. Во время исполнения своих служебных обязанностей инспекторы труда могут свободно проводить опрос (наедине или в присутствии свидетелей) персонала предприятия по всем аспектам, относящимся к применению положений закона. Полнота проверок, контроля и расследований обеспечивается правом инспектора труда ознакомиться с любыми материалами и документами по вопросам условий труда с целью проверки их соответствия закону, а также с целью получения копий и выписок. Кроме того, инспектор труда может требовать доведения до сведения работников информации любым доступным способом, а также изъять и взять с собой образцы используемых/обрабатываемых материалов и веществ (для анализа). На наш взгляд, важной гарантией объективности и эффективности таких проверок является право инспектора уведомлять о своем присутствии работодателя. При контроле предприятий в аспекте соблюдения прав трудящихся мигрантов (особенно женщин как наиболее уязвимой категории работников) это право имеет первостепенное значение.

К сожалению, в отечественной юридической литературе практически не уделяется внимание проблеме обеспечения прав мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ и роли инспекции труда в ее решении. Большая часть исследований посвящена общим проблемам функционирования федеральной инспекции труда [7; 8; 9], проводятся исследования по вопросам имплементации международных стандартов деятельности инспекций труда в национальное законодательство [10], однако отсутствуют исследования, в том числе междисциплинарные, в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД среди уязвимых категорий работников – мигрантов. Имеющийся опыт активного взаимодействия инспекторов труда, работодателей и работников в зарубежных странах представляет интерес как для юристов-исследователей, так и практиков. Все вышесказанное объясняет актуальность темы нашего исследования.

Полномочия инспекторов труда закреплены в конвенциях Международной организации труда (далее – МОТ): Конвенции об инспекции труда в промышленности и торговле 1947 года (№81) [11] с протоколом 1995 года к ней [12], Конвенции об инспекции труда в сельском хозяйстве 1969 года (№129) [13], Конвенции об инспекции условий труда и быта моряков 1996 года (№178) [14].

Представляя государство, инспекторы труда выступают в качестве гарантов прав трудящихся, наделены соответствующими полномочиями и должны занимать системообразующую роль в механизме обеспечения трудовых стандартов. В борьбе с ВИЧ/СПИД именно государство несет основной груз ответственности, поскольку ключевым принципом борьбы с этой инфекцией является обеспечение всеобщего доступа к медицинским и социальным услугам, что является единственным практическим способом взять эпидемию под контроль. Каждый человек должен иметь право на охрану здоровья и социальную защиту. Всеобщий доступ зиждется на справедливости, интеграции и правах человека. Его целью является предоставление указанных услуг без дискриминации всем индивидам в соответствии с их потребностями. Его содержание раскрывается в следующем. Прежде всего, пересматривается важность профилактики с акцентированием на необходимости комбинированного подхода. Этот принцип должен использоваться государствами при разработке и реализации внутренней политики в сфере борьбы ВИЧ/СПИД. Реализация принципа всеобщего подхода невозможна без участия и партнерства субъектов публичного и частного секторов. Главное – благодаря соблюдению этого принципа всем без исключения индивидам – в том числе нелегальным мигрантам и работникам секс-индустрии (даже если их деятельность запрещена законом) предоставляются медицинские и социальные услуги в полном объеме.

Всеобщий доступ рассматривается в трех аспектах. Во-первых, это предотвращение новых заражений, включая профилактику передачи ВИЧ от матери ребенку, лечение заболеваний, передающихся половым путем, безопасность крови, а также меры по устранению коренных причин инфекции: гендерного неравенства и бедности. Профилактика должна включать в себя увеличение услуг и информации о сексуальном и репродуктивном здоровье и правах (далее - СРЗП). СРЗП понимается как право всех индивидов – любого возраста, пола, сексуальной ориентации, ВИЧ-статуса – делать выбор относительно их собственной сексуальности и репродукции в той степени, пока не они не покушаются на права других на физическую неприкосновенность. СРЗП также включает в себя право на доступ к информации и услугам, необходимых для поддержания и улучшения здоровья [15, c. 5].

Во-вторых, это антиретровирусная терапия ВИЧ и лечение сопутствующих инфекций, в частности туберкулеза. И наконец, это уход и поддержка - в том числе паллиативная помощь и облегчение боли, соблюдение режима лечения и мониторинг ВИЧ-инфекции среди у лиц, не получающих лечение, психологическая поддержка, надомный и предсмертный уход, наблюдение за здоровьем матери и ребенка у ВИЧ-инфицированных женщин, забота о сиротах и уязвимых категориях детей, смягчение последствий ВИЧ, включая социальную защиту и поддержку источников средств к существованию, обеспечение возможности продолжать трудовую деятельность как можно дольше.

Профилактика, уход и поддержка должны осуществляться как взаимодополняющие, а не отдельные мероприятия. Как отмечает Всемирная организация здравоохранения, обеспечение на высоком уровне ухода и поддержки продлевает и улучшает качество жизни, а также положительным образом сказывается на профилактике ВИЧ [15, c. 5].

Рекомендация №200 особо отмечает необходимость пересмотра и повышения роли систем регулирования вопросов труда, включая службы инспекции труда и судебные органы, занимающиеся вопросами труда, в ответ на эпидемию ВИЧ/СПИДа (п. 44). Во время инспекционных проверок на рабочих местах представители работников и работодатели должны принимать активное участие (п. 43).

Особо выделены меры профилактики ВИЧ/СПИД среди мигрантов, которые должны быть приспособлены к национальным условиям и конкретным рабочим местам, а также в полной мере учитывать проблемы гендерного, культурного, социального и экономического характера (п. 15). Они включают: a) предоставление доступа к актуальной, надлежащей и своевременной информации по имеющимся различным каналам связи в форме и на языке, отражающих культурные особенности мигрантов; b) разработку комплексных программ обучения как женщин, так и мужчин с целью осознания и стремления сократить риск всех видов передачи ВИЧ-инфекции, в том числе с целью понимания важности изменения рискованных видов поведения, связанных с инфекцией; c) осуществление эффективных мер в области безопасности и гигиены труда; d) принятие мер, поощряющих работников к осведомленности о своем ВИЧ-статусе путем добровольного консультирования и проведения анализов; e) доступ ко всем средствам профилактики (в том числе постконтактным) и предоставление информации об их правильном использовании; f) эффективные меры по сокращению рискованных видов поведения в том числе среди групп, которые подвергаются наибольшему риску.

Рекомендацией №200 предусматриваются следующие гарантии обеспечения прав мигрантов (в том числе женщин и детей): 1) недопустимость требований о сдаче анализов или других форм скрининга на ВИЧ (п. 25); 2) недопустимость требования о раскрытии предоставления связанной с ВИЧ информации в отношении себя лично или других лиц (п. 27); 3) недопустимость отказа трудовым мигрантам в миграции на основе их действительного или приписываемого статуса ВИЧ-инфицированных лиц ни органами страны происхождения, ни страны транзита или страны назначения (п. 28); 4) обязанность государств установить легкодоступные процедуры урегулирования споров, которые обеспечат правовую защиту работникам, если их права будут нарушаться; 5) обязанность государств принимать меры, направленные на защиту детей и подростков от ВИЧ-инфекции, в частности, объективное просвещение по вопросам сексуального и репродуктивного здоровья (п. 36).

Максимально полно структура институционального механизма и полномочия задействованных субъектов представлены в Своде практических правил МОТ по вопросу «ВИЧ/СПИД и сфера труда» (далее - Свод) [16], установившем принципы основных подходов к проблеме ВИЧ/СПИД в сфере труда: 1) признание ВИЧ/СПИД проблемой, связанной с рабочим местом (п. 4.1); 2) недопущение дискриминации (п. 4.2); 3) гендерное равенство (п. 4.3); 4) безопасная производственная среда (п. 4.4); 5) социальный диалог (п. 4.5); 6) скрининг с целью исключения из сферы занятости или трудового процесса (п. 4.6); 7) конфиденциальность (п. 4.7); 8) продолжение трудовых отношений (п. 4.8); 9) профилактика (п. 4.9); 10) уход и поддержка (п. 4.10).

Указанным документом в институциональный механизм обеспечения прав мигрантов (в том числе и женщин) в аспекте ВИЧ/СПИД включены государственные органы, непосредственного работодатели и организации работников (профессиональные союзы). Для каждого из указанных субъектов предусмотрены обязанности, реализация которых помогает достичь поставленной цели.

Для выполнения консультативных, надзорных и правоприменительных полномочий в отношении профилактики ВИЧ/СПИД на предприятиях инспекторы труда должно располагать достаточными средствами (п. 7.5). С этой целью для них проводятся специальные подготовки по профилактике ВИЧ/СПИД с рассмотрением стратегии защиты на рабочих местах. Подобные стратегии должны быть направлены на

1) получение знаний о международных стандартах и национальном законодательстве (о дискриминации в области труда и занятий и методах информирования работников и руководства предприятий о ВИЧ/СПИД;

2) проведение инструктажей по технике безопасности и охраны труда и здоровья, а также обучение на рабочем месте в аспекте ВИЧ/СПИД;

3) помощь работникам в осуществлении своих законных прав (например, при получении существующих пособий);

4) мониторинг случаев нарушения прав ВИЧ- инфицированных работников и проч.

Отмечая особую роль инспекторов труда и лиц, отвечающих за безопасность и охрану труда на производстве, в 2005 году МОТ разработала соответствующее Руководство по ВИЧ/СПИД для этих субъектов, отметив взаимосвязь специфики некоторых профессий и рискового поведения, особенно когда работники долгое время работают вдали от дома и семьи. Роль инспекторов труда и лиц, отвечающих за безопасность и охрану труда на производстве, в обеспечении прав мигрантов в аспекте борьбы с ВИЧ заключается в трехсторонней координации усилий по выработки руководящих принципов деятельности для сокращения рисков в каждой конкретной отрасли (например, транспортной, как в Малави [1, с. 24]).

В научной литературе выделяют принципы инспекции труда в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД: 1) общественный характер деятельности; 2) сотрудничество работодателей и работников; 3) взаимодействие с системой социального обеспечения; 4) предотвращение рисков и опасностей; 5) всеобщий охват в вопросах борьбы с ВИЧ/СПИД [17, с. 26-29].

Современные международные тенденции развития инспекции труда свидетельствуют о необходимости формирования объединенной службы инспекции труда, которая будет выполнять надзорные и консультативные функции, а также заниматься вопросами безопасности и охраны труда, трудовыми отношениями и техническими проверками в аспекте борьбы с ВИЧ/СПИД.

Внедрение культуры предотвращения рисков влияет на улучшение условий труда. С этой целью инспекция труда должна координировать мероприятия в русле социального диалога: просветительскую и пропагандистскую деятельность на основе партнерства заинтересованных сторон.

До недавнего времени инспекторы труда должны были следить за соблюдением трудового законодательства, ограничиваясь лишь формальным сектором экономики. При современном подходе инспекции устанавливают цели и сотрудничают с работодателями и работниками, помогая им эти цели достигнуть. Это проявляется в выработке, осуществлении планов и кампаний, а также оценке достигнутых результатов. На первое место выходит профилактика, а не выплата компенсаций. Инспекторы сочетают методы консультирования и принуждения, применяя технологические решения. Такой подход расширяет стандарты, установленные Конвенцией об инспекции труда 1947 года (№81), привлекая в процесс социального диалога всех заинтересованных сторон: и организации предпринимателей, и работников [1, с. 16].

Для совершенствования работы инспекций труда в аспекте ведения переговоров, установления коммуникативных связей и создания мотивационных стимулов МОТ рекомендует обратиться к своему относительно новому инструментарию, построенному на принципе совместного установления целей – Руководству по системам управления охраной труда (ILO-OSH) [18]. Оно выступает в качестве системообразующей основы, интегрируя системы управления вопросами безопасности и охраны труда в производственную политику и механизм управления. При добровольном использовании предприятием указанного руководства как основы деятельности, инспекторы анализируют систему управления, проверяют именно ее, а не просто осматривают рабочие места. Правильная разработка и нормальное функционирование этой системы свидетельствует о высоком уровне безопасности и охраны труда на предприятии. Эту систему можно гармонизировать со стратегией борьбы с ВИЧ/СПИД и принять соответствующую политику по ВИЧ/СПИД. Инспектор может поддержать стремление социальных партнеров выработать такую политику и помочь им проводить ее в жизнь [1, с. 17].

Контрольно-надзорные функции инспекторов труда должны быть дополнены функцией оказания помощи работодателям по контролю методов труда и принятию всех необходимых мер. Особое внимание следует уделять таким моментам, как 1) эффективность производственно-трудовой политики и процедур; 2) эффективность информации и программ подготовки; 3) масштабы применения общих мер безопасности; 4) надлежащая регистрация происшествий; 5) эффективность мер, принимаемых в краткосрочном и долгосрочном плане [1, с. 26].

На совместной конференции ВОЗ, МОТ и других международных организаций с руководителями инспекций безопасности и охраны труда в 2004 году была отмечена ключевая роль инспекций труда в предупреждении ВИЧ/СПИД и обеспечении прав работников. Среди ключевых заданий были выделены модернизация и расширение полномочий инспекций труда, развитие культуры профилактики, вовлечение занятых в неформальном секторе экономики, обращение внимания на детский труд и особо опасные отрасли [1, с. 42].

Неформальный сектор экономики в силу своей природы зачастую остается вне поля внимания инспекторов труда, хотя понятие «неформальный сектор» было использовано МОТ еще в 1972 году в докладе, опубликованном после посещения Кении многодисциплинарной миссией по вопросам занятости [19]. Этим докладом был открыт новый этап в изучении ситуации в сфере занятости и проблем развития в развивающихся странах. В дальнейшем МОТ активно исследовало концептуальные и базисные социально-экономических проблемы, связанные с неформальной экономикой. В 1991 году был впервые озвучен тезис о необходимости решении дилеммы неформального сектора в рамках всеобъемлющей и многогранной стратегии путем устранения именно ее коренных причин, а не симптомов [20].

Начиная с 2001 года, в рамках МОТ началось общее обсуждение вопросов достойного труда и неформальной экономики, поскольку в неформальной экономике занято большинство работников во всем мире и подавляющее их большинство лишено права на адекватное социальное обеспечение, права на объединение и права голоса в сфере труда. Заключения Международной конференции труда 2002 года стали новой вехой в развитии подхода к решению проблемы неформальности [21]. Были поставлены задачи на ближайшую, краткосрочную и среднесрочную, а также продолжительную перспективу. В первом случае необходимо сократить дефицит достойного труда в неформальной экономике за счет правового признания в ней занятых лиц путем предоставления им прав, в том числе на создание представительных организаций, защищающих их интересы, а также юридической и социальной защиты. Во втором случае необходимо предоставить таким лицам возможность перехода в формальные, более защищенные секторы экономики, уделяя особое внимание женщинам, безработной молодежи и трудящимся-мигрантам. В последнем случае целью выступает официальная, защищенная и достойная занятость [21, с. 7].

Начиная с 2002 года, международное сообщество отказалось от узкого термина «неформальный сектор» и заменило его на новый термин «неформальная экономика». Учитывая обширную разнородность участников, видов экономической деятельности и отраслей, а также проявлений неформальности, присущих отдельным странам [22], трехсторонние участники МОТ сознательно избежали попыток придти к единому определению и вместо этого выделили широкие параметры, позволяющие оценить ситуацию и связанные с ней проблемы. Благодаря заключениям 2002 года МОТ стала играть центральную роль в глобальных усилиях, связанных с неформальной экономикой. В них содержится призыв к МОТ обеспечивать «сотрудничество с другими международными организациями, включая ООН и бреттонвудские учреждения, содействие диалогу во избежание дублирования, выявление опыта и обмен им, причем МОТ должна играть ведущую роль» (п. 37 q) и r)). В 2013 году МОТ опубликовала пособие по измерению неформальности, где рассматриваются методологические вопросы проведения обследований неформальной экономики на уровне отдельных стран [23].

Ввиду низкой доли формальной занятости во многих странах нормативные правовые акты и законы о труде в таких областях, как минимальный размер оплаты труда, социальная защита, безопасность и гигиена труда, защита занятости применяются только к меньшинству работников. Низкая дисциплина исполнения законодательства, являющаяся следствием неэффективного управления и слабого институционального потенциала (в том числе неадекватной инспекции труда), приводит к тому, что работники неформальной экономики лишаются защиты со стороны этих положений законодательства [23, с. 40]. Но при этом работники неформальной экономики, особенно женщины, часто трудятся в самых опасных местах, условиях и обстоятельствах. Производственный травматизм и профессиональные заболевания встречаются гораздо чаще на малых, чем на крупных предприятиях, и даже при отсутствии точных данных преобладание малых предприятий само по себе указывает на повышенный риск труда в неформальном секторе. Поэтому профилактика производственного травматизма и профессиональных заболеваний является важнейшей частью усилий, направленных на улучшение условий труда в неформальной экономике. Необходимо принимать такие меры, как информирование работников и работодателей неформальной экономики о существующих рисках, а также о положительной взаимосвязи между безопасностью и гигиеной труда (и другими здоровыми условиями труда), качеством продукции и уровнем производительности и конкурентоспособности, тем самым давая им понять, что необходимые действия вполне осуществимы в финансовом и техническом отношении [23, с. 40].

Во многих странах неформальный сектор выступает в качестве основной сферы занятости, предоставляя чуть ли не единственный шанс выжить, поскольку долговые кризисы и структурные перестройки ведут к массовому сокращению формальных рабочих мест. Например, в Африке и Азии на неформальную экономику приходится более 90% новых рабочих мест (80% несельскохозяйственной и более 60% городской занятости). В Индии 90% работающих женщин заняты в неформальной экономике. Основные отличия предприятий и работников неформальной экономики заключаются в следующем. Во-первых, они не признаются законодательными и регулирующими актами, поэтому их экономические показатели не учитываются в официальной статистике, хотя экономический вклад зачастую более значим. Поскольку затраты на формализацию слишком высоки, или же соответствующие процедуры слишком усложнены, то и деятельность работников носит неформальный характер.

Во-вторых, отношения занятости и доходы в целом нерегулярны и ненадежны, работники находятся вне структур и систем социальной защиты, не имея доступа к социальным льготам и услугам (кредитам, деловой информации и программам подготовки). В-третьих, работники практически не организованы, поэтому их голос не может быть услышан. И наконец, власти воспринимают их «вне закона», что приводит к уязвимости перед вмешательством государственных властей, в частности, преследованиям полиции [1, с. 42-43].

Подводя итог вышесказанному, отметим особую роль инспекторов труда в обеспечении прав трудящихся-мигрантов в аспекте борьбы ВИЧ/СПИД. Именно от их влияния и убедительности зависят разработка и внедрение соответствующих программ на предприятиях, они наделены властными полномочиями по проведению проверок и принуждению работодателей к соблюдению международных стандартов в сфере борьбы с ВИЧ/СПИД. На сегодняшний день роль инспекторов труда трансформировалась из сугубо контролирующей в координирующую. Они могут сделать ощутимый вклад в обеспечение прав работников, занятых в неформальных секторах экономики. Именно через активную деятельность инспекторов труда происходит реализация принципа трипартизма, характерного для международного регулирования труда путем использования и внедрения имеющегося инструментария: образовательных и просветительских программ и курсов как среди работников, так и среди работодателей.

Библиография
1.
Руководство по ВИЧ/СПИД для инспекторов труда и лиц, отвечающих за безопасность и охрану труда на производстве (2005) // Международная организация труда: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---europe/---ro-geneva/---sro-moscow/documents/genericdocument/wcms_312024.pdf (дата обращения – 29.04.2017).
2.
Weine S.M., Kashuba A.B. Labor Migration and HIV Risk: A Systematic Review of the Literature / S.M. Weine, A.B. Kashuba // AIDS and Behaviour. 2012. August. Vol. 16. Iss. 6. Pp. 1605–1621. DOI: 10.1007/s10461-012-0183-4.
3.
Wolffers I., Fernandez I. Sexual behaviour and vulnerability of migrant workers for HIV infection / I. Wolffers, I. Fernandez, S. Verghis, M. Vink // Culture, Health & Sexuality. 2002. Vol. 4. Iss. 4. Pp. 459-473. DOI: 10.1080/13691050110143356.
4.
Yang H., Li X.Workplace and HIV-related sexual behaviours and perceptions among female migrant workers / H. Yang, X. Li, B. Stanton, X. Fang, D. Lin, R. Mao, H. Liu, X. Chen, R. Severson // AIDS Care. 2005. Vol. 17. Iss. 7. Pp. 819-833. DOI: 10.1080/09540120500099902.
5.
Bandyopadhyay M., Thomas J. Women migrant workers’ vulnerability to HIV infection in Hong Kong / M. Bandyopadhyay, J.Thomas // AIDS Care. 2002. Vol. 14. Iss. 4. Pp. 509-521. DOI: 10.1080/09540120208629669.
6.
Рекомендация МОТ о ВИЧ/СПИД и сфере труда №200 // Международная организация труда: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_norm/---normes/documents/normativeinstrument/wcms_r200_ru.htm (дата обращения - 29.04.2017).
7.
Сапфирова А.А. Некоторые вопросы реализации надзорных полномочий федеральной инспекцией труда / А.А. Сапфирова // Общество: политика, экономика, право. 2016. № 1. С. 45-47.
8.
Сапфирова А.А. Правовые основы взаимодействия федеральной инспекции труда с работниками и работодателями / А.А. Сапфирова // Современная научная мысль. 2015. № 5. С. 167-178.
9.
Скавитин А.В. Правовые инспекторы о своей деятельности и состоянии трудового законодательства: результаты исследования / А.В. Скавитин // Актуальные вопросы развития социально-трудовой сферы материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвященной памяти профессора Н. М. Токарской и проходившей в рамках VIII Байкальского кадрового форума. 2016. С. 102-112.
10.
Дараганова Н.В. Соответствие полномочий государственной инспекции Украины по вопросам труда требованиям международных актов / Н.В. Дараганова // Вестник Воронежского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 4 (19). С. 88-98.
11.
Labour Inspection Convention, 1947 (No. 81) // International Labour Organisation: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312226:NO (дата обращения - 29.04.2017).
12.
Protocol of 1995 to the Labour Inspection Convention, 1947 // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312334:NO (дата обращения - 29.04.2017).
13.
Labour Inspection (Agriculture) Convention, 1969 (No. 129) // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312274:NO (дата обращения - 29.04.2017).
14.
Labour Inspection (Seafarers) Convention, 1996 (No. 178) // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312323:NO (дата обращения - 29.04.2017).
15.
Workplace action on HIV and AIDS: contributing to universal access: Toolkit for Trade Unions on HIV/AIDS. Booklet 3. - Geneva: International Labour Organization, 2010. - 36 p.
16.
Свод практических правил МОТ по вопросу «ВИЧ/СПИД и сфера труда» (2001) // Международная организация труда: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/@ed_protect/@protrav/@ilo_aids/documents/publication/wcms_114138.pdf (дата обращения – 29.04.2017).
17.
Рихтхофен, фон В. Инспекция труда: Путеводитель в профессию. – Женева: Международное бюро труда, 2002. – 382 с.
18.
Руководство по системам управления охраной труда. МОТ–СУОТ 2001 / ILO-OSH 2001. Женева: Международное бюро труда, 2003. – 32 с.
19.
Employment, incomes and equity: A strategy for increasing productive employment in Kenya // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: staging.ilo.org/public/libdoc/ilo/1972/72B09_608_engl.pdf (дата обращения – 29.04.2017).
20.
The Dilemma of the Informal Sector, Report of the Director-General. – Geneva: International Labour Office, 1991. – 65 p.
21.
Достойный труд и неформальная экономика : Доклад VI, Международная конференция труда, 90-я сессия, пункт 6 повестки дня, 2002 год. – Женева: Международное бюро труда, 2002. – 170 с.
22.
Михнева С.Г. Типология неформального сектора экономики / С.Г. Михнева, Ю.А. Рыжкова, Е.О. Петрухина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. 2013. № 4 (28). С. 227–238.
23.
Measuring informality: a statistical manual on the informal sector and informal employment // International Labour Organization: официальный сайт. [Электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ilo.ch/global/publications/ilo-bookstore/order-online/books/WCMS_222979/lang--en/index.htm (дата обращения – 29.04.2017).
24.
Переход от неформальной к формальной экономике : Доклад V (I) на Международной конференции труда, 103-я сессия, 2014 г. Пятый пункт повестки дня. – Женева: Международное бюро труда, 2014. - 90 с.
References (transliterated)
1.
Rukovodstvo po VICh/SPID dlya inspektorov truda i lits, otvechayushchikh za bezopasnost' i okhranu truda na proizvodstve (2005) // Mezhdunarodnaya organizatsiya truda: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---europe/---ro-geneva/---sro-moscow/documents/genericdocument/wcms_312024.pdf (data obrashcheniya – 29.04.2017).
2.
Weine S.M., Kashuba A.B. Labor Migration and HIV Risk: A Systematic Review of the Literature / S.M. Weine, A.B. Kashuba // AIDS and Behaviour. 2012. August. Vol. 16. Iss. 6. Pp. 1605–1621. DOI: 10.1007/s10461-012-0183-4.
3.
Wolffers I., Fernandez I. Sexual behaviour and vulnerability of migrant workers for HIV infection / I. Wolffers, I. Fernandez, S. Verghis, M. Vink // Culture, Health & Sexuality. 2002. Vol. 4. Iss. 4. Pp. 459-473. DOI: 10.1080/13691050110143356.
4.
Yang H., Li X.Workplace and HIV-related sexual behaviours and perceptions among female migrant workers / H. Yang, X. Li, B. Stanton, X. Fang, D. Lin, R. Mao, H. Liu, X. Chen, R. Severson // AIDS Care. 2005. Vol. 17. Iss. 7. Pp. 819-833. DOI: 10.1080/09540120500099902.
5.
Bandyopadhyay M., Thomas J. Women migrant workers’ vulnerability to HIV infection in Hong Kong / M. Bandyopadhyay, J.Thomas // AIDS Care. 2002. Vol. 14. Iss. 4. Pp. 509-521. DOI: 10.1080/09540120208629669.
6.
Rekomendatsiya MOT o VICh/SPID i sfere truda №200 // Mezhdunarodnaya organizatsiya truda: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/---ed_norm/---normes/documents/normativeinstrument/wcms_r200_ru.htm (data obrashcheniya - 29.04.2017).
7.
Sapfirova A.A. Nekotorye voprosy realizatsii nadzornykh polnomochii federal'noi inspektsiei truda / A.A. Sapfirova // Obshchestvo: politika, ekonomika, pravo. 2016. № 1. S. 45-47.
8.
Sapfirova A.A. Pravovye osnovy vzaimodeistviya federal'noi inspektsii truda s rabotnikami i rabotodatelyami / A.A. Sapfirova // Sovremennaya nauchnaya mysl'. 2015. № 5. S. 167-178.
9.
Skavitin A.V. Pravovye inspektory o svoei deyatel'nosti i sostoyanii trudovogo zakonodatel'stva: rezul'taty issledovaniya / A.V. Skavitin // Aktual'nye voprosy razvitiya sotsial'no-trudovoi sfery materialy Vserossiiskoi nauchno-prakticheskoi konferentsii, posvyashchennoi pamyati professora N. M. Tokarskoi i prokhodivshei v ramkakh VIII Baikal'skogo kadrovogo foruma. 2016. S. 102-112.
10.
Daraganova N.V. Sootvetstvie polnomochii gosudarstvennoi inspektsii Ukrainy po voprosam truda trebovaniyam mezhdunarodnykh aktov / N.V. Daraganova // Vestnik Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Pravo. 2014. № 4 (19). S. 88-98.
11.
Labour Inspection Convention, 1947 (No. 81) // International Labour Organisation: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312226:NO (data obrashcheniya - 29.04.2017).
12.
Protocol of 1995 to the Labour Inspection Convention, 1947 // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312334:NO (data obrashcheniya - 29.04.2017).
13.
Labour Inspection (Agriculture) Convention, 1969 (No. 129) // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312274:NO (data obrashcheniya - 29.04.2017).
14.
Labour Inspection (Seafarers) Convention, 1996 (No. 178) // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/dyn/normlex/en/f?p=NORMLEXPUB:12100:0::NO:12100:P12100_INSTRUMENT_ID:312323:NO (data obrashcheniya - 29.04.2017).
15.
Workplace action on HIV and AIDS: contributing to universal access: Toolkit for Trade Unions on HIV/AIDS. Booklet 3. - Geneva: International Labour Organization, 2010. - 36 p.
16.
Svod prakticheskikh pravil MOT po voprosu «VICh/SPID i sfera truda» (2001) // Mezhdunarodnaya organizatsiya truda: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.org/wcmsp5/groups/public/@ed_protect/@protrav/@ilo_aids/documents/publication/wcms_114138.pdf (data obrashcheniya – 29.04.2017).
17.
Rikhtkhofen, fon V. Inspektsiya truda: Putevoditel' v professiyu. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2002. – 382 s.
18.
Rukovodstvo po sistemam upravleniya okhranoi truda. MOT–SUOT 2001 / ILO-OSH 2001. Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2003. – 32 s.
19.
Employment, incomes and equity: A strategy for increasing productive employment in Kenya // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: staging.ilo.org/public/libdoc/ilo/1972/72B09_608_engl.pdf (data obrashcheniya – 29.04.2017).
20.
The Dilemma of the Informal Sector, Report of the Director-General. – Geneva: International Labour Office, 1991. – 65 p.
21.
Dostoinyi trud i neformal'naya ekonomika : Doklad VI, Mezhdunarodnaya konferentsiya truda, 90-ya sessiya, punkt 6 povestki dnya, 2002 god. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2002. – 170 s.
22.
Mikhneva S.G. Tipologiya neformal'nogo sektora ekonomiki / S.G. Mikhneva, Yu.A. Ryzhkova, E.O. Petrukhina // Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedenii. Povolzhskii region. Obshchestvennye nauki. 2013. № 4 (28). S. 227–238.
23.
Measuring informality: a statistical manual on the informal sector and informal employment // International Labour Organization: ofitsial'nyi sait. [Elektronnyi resurs]. – Rezhim dostupa: http://www.ilo.ch/global/publications/ilo-bookstore/order-online/books/WCMS_222979/lang--en/index.htm (data obrashcheniya – 29.04.2017).
24.
Perekhod ot neformal'noi k formal'noi ekonomike : Doklad V (I) na Mezhdunarodnoi konferentsii truda, 103-ya sessiya, 2014 g. Pyatyi punkt povestki dnya. – Zheneva: Mezhdunarodnoe byuro truda, 2014. - 90 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"