Статья 'Разграничение уголовной и административной ответственности: теоретические основания и практические последствия' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Разграничение уголовной и административной ответственности: теоретические основания и практические последствия

Рёрихт Алла Альфредовна

кандидат юридических наук

старший научный сотрудник, ИНИОН РАН

117997, Россия, г. Москва, Нахимовский проспект, 51/21

Rerikht Alla Al'fredovna

PhD in Law

Senior Scientific Associate, Institute of Scientific Information on Social Sciences

117997, Russia, Moscow, Nakhimovskiy Prospekt 51/21

alla-1@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Дубовик Ольга Леонидовна

доктор юридических наук

главный научный сотрудник, Институт государства и права РАН

119019, Россия, г. Москва, ул. Знаменка, 10

Dubovik Ol'ga Leonidovna

Doctor of Law

Senior Research Associate at the Institute of State and Law of the Russian Academy of Sciences 

119019, Russia, Moscow, ul. Znamenka, 10

trednikova@yandex.ru

DOI:

10.25136/2409-7136.2017.5.22748

Дата направления статьи в редакцию:

21-04-2017


Дата публикации:

09-06-2017


Аннотация.

В статье анализируются предпосылки и условия разграничения уголовной и административной ответственности за нарушение правовых предписаний. Рассматриваются проблемы кодификации уголовного и административного законодательства с учетом опыта Российской Федерации и отдельных зарубежных стран. Выявляются позитивные и негативные следствия избрания различных моделей законодательного регулирования ответственности за противоправные посягательства. Освещаются позиции, выработанные в российской правовой литературе относительно понятий, сущности и особенностей правовой, юридической, уголовной, административной ответственности, их соотношения и роли в обеспечении правопорядка и законности. Сопоставляются размеры различных видов наказания, в первую очередь штрафных санкций, установленных в УК РФ и КоАП РФ. Обсуждается проблема реформирования законодательства об уголовной ответственности и ответственности за административные правонарушения, порожденная изменениями социально-экономических условий и современными вызовами в сфере борьбы с преступностью и правонарушаемостью, приведшими к феномену новой криминализации. Рассматривается на отдельных примерах юридическая техника формулирования уголовно-правовых и административно-правовых запретов. Ставятся вопросы о целесообразности усиления репрессии и тенденциях замены либерального уголовного правового регулирования более жесткими подходами, размывании границ между уголовной и административной ответственностью.

Ключевые слова: административное право, кодекс, наказание, ответственность, объективная сторона, правонарушение, преступление, противоправность, санкция, уголовное законодательство

Abstract.

The authors analyze the prerequisites and conditions of differentiation between criminal and administrative responsibility for the breach of legal regulations. The paper considers the problems of codification of criminal and administrative legislation with account for the experience of the Russian Federation and particular foreign countries. The authors reveal the positive and negative consequences of different models of legal regulation of responsibility for infringement of legislation. The paper describes the positions, established in Russian works on jurisprudence, on the concepts, the essence, and the peculiarities of legal, criminal, and administrative responsibility, their correlation and roles in the provision of legality and order. The authors compare the volumes of different types of punishment, primarily fine sanctions, specified in the Criminal Code of the Russian Federation and the Administrative Offences Code. The authors discuss the problem of reforming the legislation on criminal responsibility and responsibility for administrative offences caused by the changes of socio-economic conditions and modern challenges in the sphere of crime prevention, which have led to the new decriminalization phenomenon. The paper considers the examples of the legal mechanism of formulation of criminal-legal and administrative-legal prohibitions. The authors discuss whether it is reasonable to toughen repressions, and consider the tendencies of replacement of the liberal criminal regulation with stricter measures and of blurring of lines between criminal and administrative responsibility. 

Keywords:

criminal legislation, sanction, illegality , crime, offence, objective side, responsibility , punishment, code, administrative law

Постановка проблемы. Следует с самого начала отметить, что правовое регулирование уголовной и административной ответственности глубоко затрагивает интересы граждан, общества, государства. Оно определяет пределы свободы принятия решения о совершении того или иного действия либо отказа от него, виды и размеры санкций за нарушение правовых предписаний, требований, правил. Применение мер уголовной и административной ответственности сказывается на судьбе, планах, материальной и семейной ситуациях миллионов людей, требует значительных финансовых, временных и кадровых затрат государства, являясь неизбежным следствием осуществления актов противоправного поведения. Понятно, что самые разные аспекты уголовной[1] и административной[2] ответственности широко освещаются в научной литературе, но далеко не все из них нашли однозначное решение. Многие вопросы остаются остро дискуссионными. К их числу можно отнести, во-первых, проблемы кодификации уголовного и административного законодательства; во-вторых, проблемы соотношения уголовной и административной ответственности, в том числе и разграничения их; в-третьих, проблемы юридической техники, используемой при формулировании уголовно-правовых и административно-правовых запретов; в - четвертых, проблемы политико-правового уровня, касающиеся определения круга субъектов, подлежащих наказанию, видов и размеров санкций, механизмов исполнения наказания и т.д. и т.п.

Проблема кодификации и системы источников права. Решение вопроса о разграничении уголовной и административной ответственности так или иначе приходится начинать не с анализа их оснований, условий наступления, особенностей реализации и т. п., а с рассмотрения исходных положений о формах и способах правовой регламентации. Иными словами, необходимо оценить различные подходы и способы кодификации, создания конгломератов правовых норм (запретов), плюсы и минусы, возникающие при этом. Данная проблема (кодификации) решается по-разному. В некоторых странах укоренилась не двухзвенная (как ныне в России) система «преступление – проступок», а трехзвенная – «преступление – уголовно-наказуемый проступок – административный проступок/правонарушение». Более того, во многих национальных правовых системах даже уголовное законодательство нельзя считать полностью кодифицированным и при наличии Уголовного кодекса, поскольку наряду с ним действуют Уголовно-финансовый кодекс (в Польше), Экологический кодекс, включающий нормы об ответственности за экологические преступления (в Швеции), так называемое дополнительное уголовно-хозяйственное, уголовно – экологическое, уголовно - налоговое и иное законодательство (в Германии)[3]. Еще в более сильной степени это относится к административному законодательству. Даже в нашей стране в ходе проведения реформы, когда было принято решение о максимально полном включении норм об административных правонарушениях в соответствующий Кодекс, изъяв их составы из специального (налогового, транспортного, экологического и иного) законодательства, пришлось сделать отступление от общего правила: согласно ч.1 ст. 2.1 КоАП РФ административная ответственность наступает за нарушения, предусмотренные данным Кодексом и законами субъектов Российской Федерации об административных правонарушениях. Соответственно, в Москве, например, действует Кодекс г. Москвы об административных правонарушениях в ред. от 25 мая 2016 г., Кодекс Московской области об административных правонарушениях от 4 мая 2016г. в ред. от 14 апреля 2016 г., Кодекс Республики Татарстан об административных правонарушениях от 19 декабря 2006г. в ред. от 9 июля 2016 г., Кодекс Калининградской области об административных правонарушениях от 12 мая 2009 в ред. от 21 июня 2016 г., Кодекс Хабаровского края об административных правонарушениях от 24 июня 2009 г. в ред. от 25 мая 2016 г., Кодекс Липецкой области об административных правонарушениях от 31 августа 2004 г. в ред. от 01августа 2016г. В других странах количество актов, содержащих административно-правовые запреты, еще больше (например, в Чехии их насчитывают более двух тысяч[4], а в Польше в Особенной части Кодекса проступков предусмотрена ответственность далеко не за все виды административных правонарушений [5], она регулируется в актах специального отраслевого законодательства.

В последнее время и в России, и за рубежом ведутся споры и вносятся разнообразные предложения по поводу кодификации уголовного и административного законодательства. Так, у нас все чаще раздаются голоса о необходимости:

- разработки и принятия нового УК РФ и нового КоАП РФ;

- введения уголовной ответственности юридических лиц;

- преобразования системы уголовно-правовых запретов путем включения категории уголовно-наказуемого проступка;

- упорядочения системы и согласования размеров санкций, поскольку санкции административные в ряде случаев «не уступают» по тяжести санкциям, предусматриваемым УК РФ;

- и, конечно, о дальнейшем ужесточении уголовной и административной репрессии путем введения новых запретов и повышения размеров санкций.

Отечественные и зарубежные специалисты совершенно правильно выделяют позитивные и негативные последствия максимальной и минимальной (полной и частичной) кодификации уголовного законодательства и законодательства об административных правонарушениях. Они отмечают, что в уголовно-правовой науке, в частности, в связи с возникновением и распространением взглядов европейских юристов начиная с 90-х годов XX века укоренился тезис о необходимости усиления уголовной репрессии, о процессе так называемой новой криминализации. Это означает отход от либерального уголовного права [6], который объясняется и оправдывается интенсивностью процессов глобализации и дигитализации, усложнением социальной жизни, возникновением новых угроз безопасности, экологической, экономической миграцией, миграцией вследствие военных, межнациональных и религиозных конфликтов, ростом организованной и транснациональной преступности, терроризма, насилия и тому подобными явлениями. Достаточно напомнить об ужесточении уголовного законодательства в сфере борьбы с терроризмом[7]. И это характерно не только для России, но и для других государств, особенно непосредственно столкнувшихся с террористической угрозой после актов в Париже, Брюсселе, Лондоне и городах Германии (2015 – 2017 г. г.).

В литературе также высказано мнение о том, что полная кодификация уголовного (а тем более административного) законодательства приведет к частому внесению изменений и дополнений в соответствующие кодексы, что нежелательно, поскольку они (особенно Уголовный кодекс) должны быть стабильными. И поэтому проще вносить изменения в специальные законодательные акты, регулирующие отдельные сферы жизни и деятельности. Так, Я. Скупиньский отмечает, что в Кодекс проступков Республики Польша 1971 г. многократно вносились изменения и дополнения, пытались адаптировать его к современным условиям и согласовать с многочисленными новеллами УК РП. Это привело только к тому, что Кодекс проступков после всех преобразований стал эклектичным и внутренне несогласованным [8].

В Российской Федерации ситуация достаточно сложная. О реформе уголовного законодательства, завершившейся принятием УК РФ 1996 г., ее причинах, проектах и т.п. написано очень много [9], о нескончаемом потоке изменений за двадцать лет его действия, в свою очередь, тоже немало[10]. Так, в своем докладе на Круглом столе «Экономическое уголовное право: новый виток развития» (памяти А. Э. Жалинского), состоявшемся 24 октября 2016 г. в Высшей школе экономики, С. А. Маркунцов обращает внимание на значительное увеличение – с 47 до 88, т.е. на 66%, числа статей, содержащихся в разделе VIII УК РФ «Преступления в сфере экономики», которому соответствует почти двукратный (со 102 до 199) рост числа составов таких преступлений при трехкратном увеличении «текстологического объема» предписаний раздела VIII УК РФ. Всего же с момента вступления Кодекса в силу (1997 – 2016 г. г.) только в Особенную часть были включены 97 новых статей. Из них 9 (17%) в раздел VII «Преступления против личности», 31(66%) – в раздел IX «Преступления против общественной безопасности и общественного порядка», 21 (37,5 %) – в раздел X «Преступления против государственной власти», 2 (2,5%) – в раздел XII «Преступления против мира и безопасности человечества». При этом из Особенной части были исключены всего 10 статей. Изменения и дополнения в УК РФ были внесены 195 федеральными законами. Приведенные данные, на наш взгляд, свидетельствуют об интенсивности процесса новой криминализации. Здесь речь не идет об оценке и обоснованности нововведений, а только об их масштабности. Конечно, более тщательный и детальный анализ требует обращения к содержанию изменений и дополнений статей Особенной части, учета эволюции уголовно-правовых запретов, которые преобразовывались не один , а несколько раз, сопоставления квалифицирующих признаков и т.д. Но это - тема специального исследования. Изменения КоАП РФ 2001 г. также масштабны. И в этом случае речь идет о подготовке проекта нового Кодекса, хотя с момента вступления КоАП РФ в силу прошли всего 15 лет[11].

Даже если будут разработаны и приняты новые УК РФ и КоАП РФ, нет, да и не может быть гарантий, что ситуация не повторится и поток новелл уменьшится.

Проблемы формулирования запретов и построения их системы. При создании проектов УК РФ и КоАП РФ разработчики руководствовались задачей – сконцентрировать составы наиболее тяжких посягательств в Уголовном кодексе, менее общественно опасных – в Кодексе об административных правонарушениях. Одним из способов ее решения была ориентация на то, чтобы в УК РФ содержались, как правило, составы материальные, а в КоАП РФ – формальные. Вопрос о составах поставления в опасность решить было сложнее, но все же предпочтение регулирования ответственности за создание угрозы охраняемому правовому благу отдавалось законодательству уголовному. Указанный подход полностью реализовать не удалось: в УК РФ есть много норм, устанавливающих ответственность за нарушение тех или иных правил и требований без наступления вредных последствий (например, ст. 222, 253 и другие); в КоАП РФ – норм, предусматривающих административную ответственность в случае наступления таких последствий (например, ч.2 ст.8.7, ч.4 ст.8.37 и др.). В обоих кодексах содержатся и составы поставления в опасность (например, ст. 247 УК РФ, ст. 8.3, 8.9, 8.13 КоАП РФ). Дополнительно сказывается и то обстоятельство, что благодаря особенностям русского языка ряд терминов, обозначающих деяние и его последствия, совпадают (уничтожение, повреждение, порча и т.п.). Все это требует особого внимания при формулировании уголовно-правовых и административно-правовых запретов[12].

Далее, существуют трудности отнесения того или иного запрета к определенной группе. Основным критерием здесь, безусловно, является объект посягательства. Но во многих случаях противоправное деяние направлено против не одного, а нескольких охраняемых правом благ. Тогда речь идет о двухобъектных или многообъектных преступлениях или административных правонарушениях. Наглядно это видно на примере преступлений экологических, когда нарушение правил влечет последствия в виде вреда окружающей среде, отдельным ее компонентам, жизни и здоровью людей, имущественного вреда и прочее (гл. 26), преступлений против общественной безопасности и общественного порядка (гл.24), преступлений против здоровья населения и общественной нравственности (гл.25).

Проблема санкций. Для решения вопроса о разграничении уголовной и административной ответственности следует учитывать законодательное регулирование видов наказания (ст.44 УК РФ, ст. 3.2 КоАП РФ), в первую очередь, штрафа (ст.46 УК РФ, ст. 3.5 КоАП РФ).

Согласно ст. 46 УК РФ штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных настоящим Кодексом (ч.1). Штраф устанавливается в размере от пяти тысяч до пяти миллионов рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет либо исчисляется в величине, кратной стоимости предмета или сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов. Штраф в размере от пятисот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период свыше трех лет может назначаться только в случаях, специально предусмотренных соответствующими статьями Особенной части Кодекса РФ, за исключением случаев исчисления размера штрафа исходя из величины, кратной сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов. Штраф, исчисляемый исходя из величины, кратной сумме коммерческого подкупа, взятки или сумме незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, устанавливается в размере до стократной суммы коммерческого подкупа, взятки или суммы незаконно перемещенных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, но не может быть менее двадцати пяти тысяч рублей и более пятисот миллионов рублей (ч. 2) (выделено нами – О. Д., А. Р.)

Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до пяти лет (ч. 3).

Штраф в качестве дополнительного вида наказания может назначаться только в случаях, предусмотренных соответствующими статьями Особенной части УК РФ (ч. 4).

Согласно ст. 3.5 КоАП РФ, административный штраф является денежным взысканием, выражается в рублях и устанавливается для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 19.15.1 и ч. 2 ст. 19.15.2 Кодекса, - семи тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 7.1, 7.2, 12.21.3, ч. 6.4 ст. 15.25 Кодекса, - десяти тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 5.20, 5.66, 7.19, ч. 1 ст. 13.19.2, ч. 1 ст. 14.10, ст. 18.20, 20.33 КоАП РФ, - пятнадцати тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 5.35.1, ч. 1 ст. 8.8, ч. 6.5 ст. 15.25, ч. 25 ст. 19.5 КоАП РФ, - двадцати тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 6.1.1 КоАП РФ, - тридцати тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 5.16, ч. 1 ст. 5.17, ст. 5.18, 5.19, 5.26, 5.50, 6.22, ч. 4 ст. 6.29, ст. 7.9, 8.7, ч. 3 и 4 ст. 8.8, ч. 2 и 3 ст. 11.15.1, ч. 2 и 3 ст. 11.15.2, ст. 12.7, 12.8, ч. 2 ст. 12.24, ст. 12.26, ч. 3 ст. 12.27, ст. 12.33, 14.1.2, ч. 2 ст. 14.10, ч. 2.1 ст. 14.16, ч. 4 ст. 14.35, ст. 14.57, 14.62, ч. 2 ст. 15.15.5, ч. 1.1 ст. 17.15, ч. 3 и 4 ст. 18.8, ч. 2 и 3 ст. 18.10, ч. 4 ст. 18.15, ч. 26 ст.19.5, ст. 19.7.10, ч. 2 ст. 19.26, ч. 3 ст. 19.27, ч. 1 и 2 ст. 20.13, ч. 5 ст. 20.25, ст. 20.31 КоАП РФ, - пятидесяти тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 6.33, 11.20.1, ч. 5 ст. 14.35, ч. 3 ст. 19.21, ч. 3 ст. 20.13 КоАП РФ, - ста тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 11.26, 11.29, ч. 2 ст. 20.17 КоАП РФ, - двухсот тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных ст. 5.38, ч. 2 и 4 ст. 6.21, ст. 7.13, 7.14, ч. 3 ст. 7.14.1, ст. 7.14.2, ч. 2 ст. 7.15, ст. 20.2, 20.2.2, 20.18, ч. 4 ст. 20.25, ч. 2 ст. 20.28 КоАП РФ, - трехсот тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных ст. 11.7.1, ч. 1 - 6 ст. 12.21.1, ч. 3 ст. 17.15 КоАП РФ, - пятисот тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ч. 1 ст. 5.26, ч. 2 и 4 ст. 5.64, ч. 1 ст. 5.68, ст. 6.22, 7.9, 7.19, ч. 1 ст. 7.23.3, ст. 8.7, ч. 3 ст. 8.8, ст. 9.22, ч. 3 ст. 11.15.1, ч. 3 ст. 11.15.2, ч. 2 ст. 13.15.1, ст. 14.1.1-1, 14.1.2, 14.1.3, ч. 2 ст. 14.10, ч. 1 и 2 ст. 14.13, ст. 14.61, 14.62, ч. 2 ст. 15.37, ч. 4 и 5 ст. 18.15, ч. 3 ст. 18.16, ч. 24, 26 ст. 19.5, ст. 19.6.2, ч. 3 ст. 19.7.9, ч. 2 и 3 ст. 19.21, ч. 1 с. 20.8 КоАП РФ, - ста тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 5.26, ч. 2 ст. 6.21, ч. 2 ст. 7.23.3, ч. 4 ст. 8.8, ч. 2.1 и 2.2 ст. 14.16, ч. 4 ст. 14.17, ч. 6 ст. 14.40, ст. 20.32 КоАП РФ, - двухсот тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 5.38, 6.33, 7.13, 7.14, ч. 3 ст. 7.14.1, ст. 7.14.2, 7.15, 7.16, 19.34, ч. 1 - 4 и 6.1 - 8 ст. 20.2, ст. 20.2.2, 20.18 КоАП РФ, - шестисот тысяч рублей, в случаях, предусмотренных ст. 11.20.1 КоАП РФ, - восьмисот тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных ст. 11.7.1, ч. 1 ст. 15.36, ст. 15.39, 15.40 КоАП РФ, - одного миллиона рублей; для юридических лиц - одного миллиона рублей, в случаях, предусмотренных ст. 6.19, 6.20, 6.33, ч. 1 ст. 7.13, ч. 3 ст. 7.14.1, ст. 7.14.2, ч. 2 ст. 11.7.1, ст. 11.20.1, ч. 2 ст. 14.32, ст. 14.40, 14.42 КоАП РФ, - пяти миллионов рублей, а в случаях, предусмотренных ч. 2 ст. 7.13, ст. 7.14.1, ч. 2 ст. 7.15, ст. 15.27.1, 15.39 КоАП РФ, - шестидесяти миллионов рублей, или может выражаться в величине, кратной:

1) стоимости предмета административного правонарушения на момент окончания или пресечения административного правонарушения;

2) сумме неуплаченных и подлежащих уплате на момент окончания или пресечения административного правонарушения налогов, сборов или таможенных пошлин, либо сумме незаконной валютной операции, либо сумме денежных средств, не зачисленных в установленный срок на счета в уполномоченных банках, либо сумме денежных средств, кратной размеру ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от суммы денежных средств, зачисленных на счета в уполномоченных банках с нарушением установленного срока, либо сумме денежных средств, не возвращенных в установленный срок в Российскую Федерацию, либо сумме денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, незаконно переданных или оказанных от имени юридического лица, либо сумме неуплаченного административного штрафа, либо сумме расчета без применения контрольно-кассовой техники;

3) сумме выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо сумме расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации или приобретению товара (работы, услуги) в предшествующем календарном году;

4) сумме выручки правонарушителя, полученной от реализации товара (работы, услуги) вследствие неправомерного завышения регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного) за весь период, в течение которого совершалось правонарушение, но не более одного года;

4.1) сумме затрат, включенных в себестоимость продукции по государственному оборонному заказу, не относящихся к производству такой продукции;

5) начальной (максимальной) цене гражданско-правового договора, предметом которого является поставка товара, выполнение работы или оказание услуги (в том числе приобретение недвижимого имущества или аренда имущества) и который заключен от имени Российской Федерации, субъекта Российской Федерации или муниципального образования, а также бюджетным учреждением или иным юридическим лицом в соответствии с частями 1, 4 - 6 статьи 15 Федерального закона от 5 апреля 2013 года № 44-ФЗ «О контрактной системе в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения государственных и муниципальных нужд» (далее - контракт), цене контракта, заключенного с единственным поставщиком (подрядчиком, исполнителем);

6) сумме излишнего дохода либо сумме убытков, которых лицо избежало в результате неправомерного использования инсайдерской информации и (или) манипулирования рынком;

7) незадекларированной сумме наличных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов;

8) сумме средств, полученных из бюджета бюджетной системы Российской Федерации, использованных не по целевому назначению, либо сумме бюджетного кредита, не перечисленной в установленный срок на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо сумме платы за пользование бюджетным кредитом, не перечисленной в установленный срок на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо сумме полученного бюджетного кредита, либо сумме полученной бюджетной инвестиции, либо сумме полученной субсидии, либо сумме средств, подлежащих зачислению на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо сумме средств незаконно произведенных операций;

9) разности суммы административного штрафа, который был бы наложен за совершение административного правонарушения при представлении достоверных сведений (информации), необходимых для расчета размера административного штрафа, и суммы наложенного административного штрафа;

10) кадастровой стоимости земельного участка;

11) стоимости неисполненных обязательств, предусмотренных контрактом на поставку товаров, выполнение работ, оказание услуг;

12) цене совершенной государственным (муниципальным) унитарным предприятием или государственным (муниципальным) учреждением сделки;

13) сумме денежных средств, которые получены редакцией средства массовой информации, вещателем или издателем и информация о получении которых должна предоставляться в соответствии с законодательством Российской Федерации о средствах массовой информации (ч. 1).

Размер административного штрафа не может быть менее ста рублей, а за совершение административного правонарушения в области дорожного движения - менее пятисот рублей, за исключением случая, предусмотренного частью 1.3 статьи 32.2 КоАП РФ (ч. 2).

Размер административного штрафа, исчисляемого исходя из стоимости предмета административного правонарушения, а также исходя из суммы неуплаченных налогов, сборов или таможенных пошлин, либо суммы незаконной валютной операции, либо суммы денежных средств, не зачисленных в установленный срок на счета в уполномоченных банках, либо суммы денежных средств, кратной размеру ставки рефинансирования Центрального банка Российской Федерации от суммы денежных средств, зачисленных на счета в уполномоченных банках с нарушением установленного срока, либо суммы денежных средств, не возвращенных в установленный срок в Российскую Федерацию, либо сумме денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества или стоимости услуг имущественного характера, незаконно переданных или оказанных от имени юридического лица, либо суммы средств, полученных из бюджета бюджетной системы Российской Федерации, использованных не по целевому назначению, либо суммы бюджетного кредита, не перечисленной в установленный срок на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо суммы платы за пользование бюджетным кредитом, не перечисленной в установленный срок на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо суммы полученного бюджетного кредита, либо суммы полученной бюджетной инвестиции, либо суммы полученной субсидии, либо суммы средств, подлежащих зачислению на счета бюджетов бюджетной системы Российской Федерации, либо суммы средств незаконно произведенных операций, либо незадекларированной суммы наличных денежных средств и (или) стоимости денежных инструментов, либо суммы расчета без применения контрольно-кассовой техники, не может превышать трехкратный размер стоимости предмета административного правонарушения либо соответствующей суммы или стоимости, в случаях, предусмотренных статьями 7.27 и 7.27.1 КоАП РФ, не может превышать пятикратный размер стоимости похищенного имущества, в случае, предусмотренном частью 2 статьи 14.10 КоАП РФ, не может превышать пятикратный размер стоимости предмета административного правонарушения, в случаях, предусмотренных статьями 7.1 и 8.8 КоАП РФ, не может превышать сто тысяч рублей для граждан, триста тысяч рублей для должностных лиц, семьсот тысяч рублей для юридических лиц, а в случае, предусмотренном статьей 19.28 КоАП РФ, - стократный размер суммы денежных средств, стоимости ценных бумаг, иного имущества, услуг имущественного характера, иных имущественных прав, незаконно переданных или оказанных либо обещанных или предложенных от имени юридического лица (ч. 3).

Размер административного штрафа, исчисляемого исходя из суммы выручки правонарушителя от реализации товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, либо из суммы расходов правонарушителя на приобретение товара (работы, услуги), на рынке которого совершено административное правонарушение, не может превышать одну двадцать пятую совокупного размера суммы выручки от реализации всех товаров (работ, услуг) за календарный год, предшествующий году, в котором было выявлено административное правонарушение, либо за предшествующую дате выявления административного правонарушения часть календарного года, в котором было выявлено административное правонарушение, если правонарушитель не осуществлял деятельность по реализации или приобретению товаров (работ, услуг) в предшествующем календарном году (ч. 4).

Размер административного штрафа, исчисляемого исходя из суммы выручки правонарушителя, полученной от реализации товара (работы, услуги) вследствие неправомерного завышения регулируемых государством цен (тарифов, расценок, ставок и тому подобного), не может превышать двукратную величину излишне полученной выручки за весь период регулирования, в течение которого совершалось правонарушение, но не более одного года (ч. 4.1).

Размер административного штрафа, исчисляемого исходя из разности суммы административного штрафа, который был бы наложен за совершение административного правонарушения при представлении достоверных сведений (информации), необходимых для расчета размера административного штрафа, и суммы наложенного административного штрафа, не может превышать десятикратный размер наложенного административного штрафа (ч. 4.2).

Определение верхних и нижних границ штрафов показывает, что они не обеспечивают в должной мере дифференциацию уголовной и административной ответственности (даже учитывая предусмотренную КоАП РФ ответственность юридических лиц). В качестве примера здесь можно сослаться на ст. 253 УК РФ «Нарушение законодательства Российской Федерации о континентальном шельфе и об исключительной экономической зоне Российской Федерации», по которой размеры штрафа установлены следующим образом: от 100 тысяч до 300 тысяч рублей или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет (по ч. 1), от 100 тысяч до 500 тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до трех лет (по ч.2). В статьях 8.17 -8.20 КоАП РФ штрафные санкции могут быть назначены в больших размерах. К тому же добавляется конфискация судна, летательного аппарата и пр. Так, по ст. 8.20 - погрузка, выгрузка или перегрузка на континентальном шельфе и (или) в исключительной экономической зоне Российской Федерации добытых минеральных и (или) живых ресурсов без разрешения, если таковое разрешение обязательно, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от одной второй до одного размера стоимости минеральных и (или) живых ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, с конфискацией судна, летательного аппарата и иных орудий совершения административного правонарушения или без таковой; на должностных лиц – от одного до полуторакратного размера стоимости минеральных и (или) живых ресурсов, явившихся предметом административного правонарушения, с конфискацией судна, летательного аппарата и иных орудий совершения административного правонарушения или без таковой».

О соотношении понятий правовой, юридической, уголовной и административной ответственности: противоречия и точки соприкосновения. В теории права и отраслевых правовых науках всегда уделялось внимание проблемам социальной, правовой, юридической ответственности, их взаимосвязям и соотношению, равно как и роли отдельных видов (уголовной, административной, дисциплинарной, гражданско-правовой)ответственности. Литература, отражающая концепции, идеи, аргументацию поистине необозрима[13], а список авторов, опубликовавших результаты своих научных изысканий, огромен[14]. Н. В. Витрук в предисловии к своей монографии называет десятки имен[15], подчеркивая, что: «Юридическая ответственность – важнейший институт любой правовой системы, один из главных признаков права, необходимый элемент его действия. В силу этого проблема юридической ответственности занимает одно из центральных мест в общей теории права и в отраслевых юридических науках. Несмотря на ее традиционный характер, она всегда актуальна»[16]. Поэтому во множестве диссертационных исследований полностью или частично (главы, параграфы), посвященных данной проблематике, анализируются понятия, структура, основания, эффективность и другие вопросы, связанные с законодательным регулированием этого правового института, его реализацией, социальными и экономическими последствиями применения.

Н.В. Витрук полагает, что правовая ответственность лежит в основе юридической ответственности, устанавливается в соответствии с требованиями идеального (естественного) права и его ценностей, тесно связана с принципами свободы, справедливости и равенства [17]. Под юридической ответственностью понимается предусмотренная правовыми нормами обязанность субъектов права претерпевать неблагоприятные для него последствия правонарушения. Распространено в теории права и понимание юридической ответственности как меры государственного принуждения за совершенное правонарушение, связанной с претерпеванием виновным лишений личного (организационного) или имущественного характера [18]. Этот подход реализуется и в таком более развернутом определении юридической ответственности: «применение к лицу, совершившему правонарушение, мер государственного принуждения, предусмотренных санкцией нарушенной нормы в установленном для этого процессуальном порядке»[19], дополняемым указанием на общую цель юридической ответственности – охрану правопорядка с помощью мер государственного принуждения, которая «в зависимости от характера правонарушений и их последствий достигается либо принудительным восстановлением нарушенных прав и пресечением противоправных состояний, либо наказанием правонарушителя, либо сочетанием того и другого[20].

В науке уголовного права предложены различные определения уголовной ответственности. Одни авторы полагают, что это обязанность лица, виновного в совершении преступления, подвергнуться за это наказанию или иным мерам уголовно-правового воздействия, другие – что это - основанное на уголовном законе и определенное совершенным преступлением ухудшение правового статуса лица, заключающееся в лишении или ограничении его прав и свобод, либо в другом порицании виновного, выраженных в обвинительном приговоре суда, третьи говорят не об уголовной ответственности, а об ответственности субъекта в уголовном праве, понимая под ней комплекс обязанностей, возложенных на субъекта уголовного права, а именно: под угрозой применения наказания воздержаться от совершения преступления, во-первых, а во-вторых, если преступление совершено, подвергнуться наказанию и осуждению и выполнить другие обязанности при совершении иных действий, прямо предусмотренных уголовным законом [21].

Административная ответственность . По мнению Б.В. Россинского, «это вид юридической ответственности, которая выражается в назначении органом или должностным лицом, наделенным соответствующими полномочиями, административного наказания лицу, совершившему правонарушение. Административная ответственность наступает за деяния, менее опасные для общества, чем преступления»[22]. Иное определение сформулировано в одном из учебников по административному праву: «Административная ответственность - это реализация предусмотренных административным правом санкций, осуществляемая посредством применения уполномоченными субъектами государственного управления различных видов административных наказаний в отношении правонарушителей (физических и юридических лиц)»[23]. При этом авторы данного определения подчеркивают, что административная ответственность наиболее широко применима в сфере общественной жизнедеятельности в силу масштабного и разнообразного спектра регулируемых административными нормами отношений, простоты процедур процессуального характера [24].

Приведенные и иные доктринальные определения уголовной и административной ответственности основываются на положениях закона, но текстуально с ними не совпадают. Так, ст.8 УК РФ «Основания уголовной ответственности» гласит: «Основаниями уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом» и, следовательно, не содержит разъяснения понятия уголовной ответственности. Оно вырабатывается путем толкования. А.Э. Жалинский подчеркивал, что «Предписания данной статьи чрезвычайно важны для российского уголовного права по двум причинам. Первая: именно в ней устанавливается, что реализация или отказ от реализации уголовной ответственности является способом действия уголовного закона. Вторая: именно в этой статье уголовная ответственность регламентируется как связь запрещенного деяния и его правовых последствий»[25].

В отличие от Уголовного кодекса РФ в КоАП РФ применена иная техника формулирования норм об ответственности. В ст.2.1 «Административное правонарушение» определены основания административной ответственности, в ст. 2.4 урегулированы особенности наступления административной ответственности должностных лиц, в ст. 2.5 – военнослужащих, граждан, призванных на военные сборы, и лиц, имеющих специальные звания, в ст. 2.6 – иностранных граждан, лиц без гражданства и иностранных юридических лиц, в ст. 2.6.1 – собственников (владельцев) транспортных средств, в ст. 2.10 – юридических лиц [26]. Но и здесь в главе 2 «Административное правонарушение и административная ответственность» нет определения административной ответственности, а регулируются ее основания и особенности применения к отдельным категориям субъектов, условия освобождения и т. д.

Приемы разграничения уголовной и административной ответственности. Чаще всего в целях разграничения используются признак общественной опасности (ее степени), признаки объективной стороны составов преступлений и правонарушений, в первую очередь, характеристика последствий деяния (их наличие или отсутствие), реже – специальной противоправности. В дискуссиях, проводимых в научных кругах, ныне неоднократно высказываются суждения о том, что благодаря идентичности формулировок, описывающих составы преступлений и административных правонарушений, а также размыванию границ не только между ними, но и сближению санкций, административная ответственность фактически становится уголовной. Это дополнительно затрудняет поиск критериев разграничения административной и уголовной ответственности, квалификацию деяний и, естественно, назначение наказания.

Процесс разграничения обычно начинается с установления последствий противоправного деяния – это наиболее простой путь, хотя в ряде случаев он усложняется дополнительными обстоятельствами. В качестве примера можно использовать ст. 250 УК РФ «Загрязнение вод» и статьи 8.13 - 8.15 КоАП РФ. В части 1 ст.250 сказано: « Загрязнение, засорение, истощение поверхностных вод или подземных вод, источников питьевого водоснабжения либо иное изменение их природных свойств, если эти деяние повлекли причинение существенного вреда животному или растительному миру, рыбным запасам, лесному или сельскому хозяйству, - наказываются штрафом в размере до 80 тысяч руб. или в размере или иного дохода осужденного за период до 6 месяцев.По части 2 этой статьи указаны последствия в виде причинения вреда здоровью человека, массовой гибели животных, по части 3 – в виде причинения по неосторожности смерти человека. В части 4 ст. 8 .13 КоАП РФ сформулирован состав поставления в опасность: административная ответственность наступает за нарушение требований «к охране водных объектов, которое может повлечь их загрязнение, засорение, и / или истощение», а в ч. 5 – « за загрязнение ледников, снежников и ледяного покрова водных объектов либо загрязнения водных объектов, содержащих природные лечебные ресурсы или отнесенные к особо охраняемым водным объектам, местам туризма, спорта и массового отдыха отходами производства и потребления и (или) вредными веществами, а равно захоронение вредных веществ (материалов) в водных объектах». На первый взгляд, проблем не возникает. Уголовный кодекс перечисляет последствия по основному и квалифицированным составам загрязнения вод, Кодекс об административных правонарушениях либо о них не упоминает (формальный состав по ч.5), либо определяет их в форме угрозы (состав поставления в опасность по ч.4). Трудности осложняют квалификацию деяний и разграничение при установлении признаков деяния. И в первом, и во втором случае они описаны с помощью терминов «загрязнение, засорение». Кроме того, в ст.250 УК РФ альтернативно указаны при описании деяния понятие «истощение» и оборот «иное изменение», то есть перечень признаков деяния является открытым. В отличие от этого, в ч.5 ст. 8.13 КоАП РФ говорится еще и о захоронении вредных веществ (материалов). Как отмечалось выше, слова «загрязнение», «засорение» и т.п. означают и действие, и его последствия, и процесс, и его результат. Отсюда – споры о том, являются ли составы, сформулированные подобным образом, материальными или формальными. Трудности квалификации усиливаются и в связи с различным определением противоправности (по детализации). Так, в ч. 4 ст. 8.13 КоАП РФ говорится о нарушении требований к охране водных объектов. Нарушение многочисленных требований может состоять в самых разных действиях (бездействиях)[27].

Таким образом, проблемы разграничения уголовной и административной ответственности нуждаются в дальнейшем исследовании и являются чрезвычайно значимыми как с теоретической, так и с практической точек зрения. Следует согласиться с мнением Г. Пражковой о том, что для разграничения преступлений и административных правонарушений обычно используются шесть критериев:

а) предмет посягательства;

б) тяжесть деяния и степень его общественной опасности;

в) различный характер противоправного поведения, приводящий к использованию различной терминологии;

г) тяжесть деяния, включая его последствия, определяющая характер и суровость уголовно-правовых санкций;

д) критерий диффамации, так как для преступлений типичны моральное осуждение деяния, социальное осуждение преступника и потеря реноме осужденным лицом, тогда как административные правонарушения, как правило, расцениваются в качестве морально нейтральных;

е) значение диспозиции нормы (для административных деликтов – это нарушение конкретных запретов и требований, установленных административным правом[28].

Заключение. Приходится отметить, что, несмотря на значительные усилия специалистов в области уголовного и административного права, многие аспекты разграничения соответствующих видов ответственности остаются нерешенными, нуждаются в обсуждении. Должны быть преодолены традиционные барьеры и в то же время не нарушены исходные принципы построения отраслей права, четко определено их соотношение, границы и связи. Необходимо выработать позицию в отношении не только новой криминализации, отраженной изменениями уголовного законодательства, но и замены/подмены его законодательством административным. Не менее важно взвесить все плюсы и минусы усиления репрессивности, что, безусловно, уже оказывает, а в дальнейшем еще в большей степени может повлиять на экономику, социальную справедливость, правопорядок и охрану прав граждан в Российском государстве.

Библиография
1.
Уголовное право. Библиография (1985-2006 годы) / Под ред. А. Э. Жалинского. 2-е изд. М.: ИД «Городец», 2007. С.163-171, 631-633, а также многочисленные учебники и комментарии.
2.
Административная ответственность / Отв. ред. И. Л. Бачило, Н. Ю. Хаманева. М.: ИГП РАН, 2001; Дмитриев Ю. А., Евтеева А. А., Петров С. М. Административное право. М.: Эксмо, 2005. С.275-303; Общее административное право / Под ред. Ю. И. Старилова. Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2007. С.497-582; Россинский Б. В. Административная ответственность. Курс лекций. 2-е изд. М.: Норма, 2009; Старилов Ю.И. Административное право: специальная литература. Справочное пособие. Воронеж: Изд-во Воронежского государственного университета, 2007. С. 88-113; Административное право и процесс. Полный курс. 2-е изд. М.: Изд-во Тихомирова М. Ю., 2005. С.629-651 и др. работы.
3.
Жалинский А. Э., Рёрихт А.А. Введение в немецкое право. М.: Спарк, 2001. С. 571.
4.
Praskova H. Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S.91.
5.
Bojarski M., Radecki W. Kodeks wykroczen. Komentarz. 4 wyd. Warszawa: C. H. Beck, 2006.
6.
Praskowa H. Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S. 91.
7.
Федеральный закон от 3 июля 2016г. №375-ФЗ «О внесении изменений в отдельный законодательный акт РФ».
8.
Skupinski J. Op. cit. S.287.
9.
Уголовное право. Библиография (1985-2006 годы)./Под ред. А. Э. Жалинского. С. 106-115.
10.
Лопашенко Н.А. Уголовная политика в области преступлений в сфере экономической деятельности: можно ли хуже? // Библиотека криминалиста. Научный журнал. М.: Юрлитинформ. 2012. С. 288-302.
11.
Салищева Н. Г. Комментарий к Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях (вводный). М.:ООО «ВИТРЭМ», 2002. С. 3-5.
12.
Маркунцов С. А. Теория уголовно-правового запрета. М.: Юриспруденция, 2015; Он же. Базовые положения теории уголовно-правовых запретов. М.: Юриспруденция, 2013 и др. работы.
13.
Уголовное право. Библиография (1985-2006 годы). С.163-171, 631-633; Старилов Ю.И. Указ. соч. С.88-113.
14.
Алексеев С. С. Общая теория права. Курс в 2-х томах. Т.1. М.: Юр. лит.1981. С.271-272,276-280, 282-283 и след.; Общая теория государства и права. Академический курс в 3 томах. Т.3./ Отв. ред. М. Н. Марченко. М.: Зерцало, 2002. С.8, 54,80 и след.; Теория государства и права /Под. ред. В. Я. Кикотя, В. В. Лазарева. 3-е изд. М.:ИД «ФОРУМ» - ИНФРА. 2008. С 499-511 и др.
15.
Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд. М.: Норма, 2009. С.6-7.
16.
Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд. М.: Норма, 2009. С.5.
17.
Витрук Н. В. Общая теория юридической ответственности. 2-е изд. М.: Норма, 2009. С.26.
18.
Лазарев В. В., Липень С. В. /В кн. : Теория государства и права / Под. ред. В. Я. Кикотя, В. В. Лазарева. С. 499 и след.
19.
Лейст О.Э. /В кн. Общая теория государства и права /под ред. Н. М. Марченко. С.168.
20.
Лейст О.Э. /В кн. Общая теория государства и права /под ред. Н. М. Марченко. С.468.
21.
Номоконов В. А./В кн.: Полный курс уголовного права. В 5 томах. Т.1. « Преступление и наказание» /под ред. А. И. Коробеева, СПб.: Изд-во Р. Асланова «Юридический центр Пресс», 2008. С. 519-523.
22.
Россинский Б. В. Административная ответственность. Курс лекций. 2-е изд. М.: Норма, 2000. С.13.
23.
Дмитриев Ю. А., Евтеева А. А. Петров С. М. Указ. соч. С. 277.
24.
Там же. С.276.
25.
Комментарий к Уголовному кодексу Российской Федерации /отв. ред. А. Э. Жалинский. М.:ИД «Городец», 2010. С.34.
26.
Комментарий к указанным статьям: Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях. 7-е изд. /под общей ред. Н. Г. Салищевой. М.: Проспект, 2011. С. 21 – 40; Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях. Постатейный научно-практический комментарий /под. ред. А. П. Шергина. I-II. М.:ЗАО «Библиотека РГ». 2002; Комментарий к Кодексу об административных правонарушениях Российской Федерации /под общей ред. Э. П. Ренова. М.: Норма, 2002. С.17-36; Научно-практическое пособие по применению КоАП РФ /под ред. Заместителя Председателя Верховного Суда РФ П. П. Серкова. М.: Норма, 2006. С. 25 – 40 и др. работы.
27.
Комментарий к Водному кодексу РФ / под ред. О.Л. Дубовик. М.: Правовая база «Гарант», 2014.
28.
Praskova H.Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S. 92.
References (transliterated)
1.
Ugolovnoe pravo. Bibliografiya (1985-2006 gody) / Pod red. A. E. Zhalinskogo. 2-e izd. M.: ID «Gorodets», 2007. S.163-171, 631-633, a takzhe mnogochislennye uchebniki i kommentarii.
2.
Administrativnaya otvetstvennost' / Otv. red. I. L. Bachilo, N. Yu. Khamaneva. M.: IGP RAN, 2001; Dmitriev Yu. A., Evteeva A. A., Petrov S. M. Administrativnoe pravo. M.: Eksmo, 2005. S.275-303; Obshchee administrativnoe pravo / Pod red. Yu. I. Starilova. Voronezh: Izd-vo Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta, 2007. S.497-582; Rossinskii B. V. Administrativnaya otvetstvennost'. Kurs lektsii. 2-e izd. M.: Norma, 2009; Starilov Yu.I. Administrativnoe pravo: spetsial'naya literatura. Spravochnoe posobie. Voronezh: Izd-vo Voronezhskogo gosudarstvennogo universiteta, 2007. S. 88-113; Administrativnoe pravo i protsess. Polnyi kurs. 2-e izd. M.: Izd-vo Tikhomirova M. Yu., 2005. S.629-651 i dr. raboty.
3.
Zhalinskii A. E., Rerikht A.A. Vvedenie v nemetskoe pravo. M.: Spark, 2001. S. 571.
4.
Praskova H. Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S.91.
5.
Bojarski M., Radecki W. Kodeks wykroczen. Komentarz. 4 wyd. Warszawa: C. H. Beck, 2006.
6.
Praskowa H. Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S. 91.
7.
Federal'nyi zakon ot 3 iyulya 2016g. №375-FZ «O vnesenii izmenenii v otdel'nyi zakonodatel'nyi akt RF».
8.
Skupinski J. Op. cit. S.287.
9.
Ugolovnoe pravo. Bibliografiya (1985-2006 gody)./Pod red. A. E. Zhalinskogo. S. 106-115.
10.
Lopashenko N.A. Ugolovnaya politika v oblasti prestuplenii v sfere ekonomicheskoi deyatel'nosti: mozhno li khuzhe? // Biblioteka kriminalista. Nauchnyi zhurnal. M.: Yurlitinform. 2012. S. 288-302.
11.
Salishcheva N. G. Kommentarii k Kodeksu Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh (vvodnyi). M.:OOO «VITREM», 2002. S. 3-5.
12.
Markuntsov S. A. Teoriya ugolovno-pravovogo zapreta. M.: Yurisprudentsiya, 2015; On zhe. Bazovye polozheniya teorii ugolovno-pravovykh zapretov. M.: Yurisprudentsiya, 2013 i dr. raboty.
13.
Ugolovnoe pravo. Bibliografiya (1985-2006 gody). S.163-171, 631-633; Starilov Yu.I. Ukaz. soch. S.88-113.
14.
Alekseev S. S. Obshchaya teoriya prava. Kurs v 2-kh tomakh. T.1. M.: Yur. lit.1981. S.271-272,276-280, 282-283 i sled.; Obshchaya teoriya gosudarstva i prava. Akademicheskii kurs v 3 tomakh. T.3./ Otv. red. M. N. Marchenko. M.: Zertsalo, 2002. S.8, 54,80 i sled.; Teoriya gosudarstva i prava /Pod. red. V. Ya. Kikotya, V. V. Lazareva. 3-e izd. M.:ID «FORUM» - INFRA. 2008. S 499-511 i dr.
15.
Vitruk N. V. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. 2-e izd. M.: Norma, 2009. S.6-7.
16.
Vitruk N. V. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. 2-e izd. M.: Norma, 2009. S.5.
17.
Vitruk N. V. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. 2-e izd. M.: Norma, 2009. S.26.
18.
Lazarev V. V., Lipen' S. V. /V kn. : Teoriya gosudarstva i prava / Pod. red. V. Ya. Kikotya, V. V. Lazareva. S. 499 i sled.
19.
Leist O.E. /V kn. Obshchaya teoriya gosudarstva i prava /pod red. N. M. Marchenko. S.168.
20.
Leist O.E. /V kn. Obshchaya teoriya gosudarstva i prava /pod red. N. M. Marchenko. S.468.
21.
Nomokonov V. A./V kn.: Polnyi kurs ugolovnogo prava. V 5 tomakh. T.1. « Prestuplenie i nakazanie» /pod red. A. I. Korobeeva, SPb.: Izd-vo R. Aslanova «Yuridicheskii tsentr Press», 2008. S. 519-523.
22.
Rossinskii B. V. Administrativnaya otvetstvennost'. Kurs lektsii. 2-e izd. M.: Norma, 2000. S.13.
23.
Dmitriev Yu. A., Evteeva A. A. Petrov S. M. Ukaz. soch. S. 277.
24.
Tam zhe. S.276.
25.
Kommentarii k Ugolovnomu kodeksu Rossiiskoi Federatsii /otv. red. A. E. Zhalinskii. M.:ID «Gorodets», 2010. S.34.
26.
Kommentarii k ukazannym stat'yam: Kommentarii k Kodeksu ob administrativnykh pravonarusheniyakh. 7-e izd. /pod obshchei red. N. G. Salishchevoi. M.: Prospekt, 2011. S. 21 – 40; Kodeks Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh. Postateinyi nauchno-prakticheskii kommentarii /pod. red. A. P. Shergina. I-II. M.:ZAO «Biblioteka RG». 2002; Kommentarii k Kodeksu ob administrativnykh pravonarusheniyakh Rossiiskoi Federatsii /pod obshchei red. E. P. Renova. M.: Norma, 2002. S.17-36; Nauchno-prakticheskoe posobie po primeneniyu KoAP RF /pod red. Zamestitelya Predsedatelya Verkhovnogo Suda RF P. P. Serkova. M.: Norma, 2006. S. 25 – 40 i dr. raboty.
27.
Kommentarii k Vodnomu kodeksu RF / pod red. O.L. Dubovik. M.: Pravovaya baza «Garant», 2014.
28.
Praskova H.Odpowiedzialnose za przestepstwa, za delikty administracyjne w Republice Czeskiej || Panstwo I prawo. 2016.№ 5. S. 92.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"