Статья 'Место принципа правовой определенности в системе принципов российского права' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Порядок рецензирования статей > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Место принципа правовой определенности в системе принципов российского права

Дербышева Екатерина Александровна

старший преподаватель, АНО ВО "Гуманитарный университет"

620041, Россия, Свердловская область, г. Екатеринбург, ул. Железнодорожников, 3

Derbysheva Ekaterina Aleksandrovna

Senior Educator, the department of Public Law, Liberal Arts University

620041, Russia, Sverdlovskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Zheleznodorozhnikov, 3

krolik7507@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2017.2.21817

Дата направления статьи в редакцию:

28-01-2017


Дата публикации:

17-03-2017


Аннотация.

Предметом настоящего исследования является выявление места принципа правовой определенности в системе принципов российского права. Данный вопрос представляется актуальным, поскольку, позволяет раскрыть содержания исследуемого принципа, понять сферу его действия, определить видовую принадлежность. В статье уделяется внимание научной дискуссии по вопросу принадлежности принципа правовой определенности к общеправовым, межотраслевым и отраслевым принципам российского права. Поскольку, принцип правовой определенности получил свое обоснование в практике Конституционного Суда РФ, в статье подробно анализируется судебная практика по данному вопросу. В статье применяются следующие методы научного познания: сравнительно-правовой, юридической герменевтики, метод анализа, формально-догматический. Новизна статьи заключается в отсутствии исследований, отдельно посвященных выявлению места принципа правовой определенности в системе принципов российского права. В результате сделан вывод о том, что принцип правовой определенности является многоаспектным, касается в целом правового регулирования, относится к общеправовым, специально-юридическим принципа российского права.

Ключевые слова: правовая определенность, принцип права, общеправовой принцип права, межотраслевой принцип права, отраслевой принцип права, определенность правовой нормы, определенность правоотношений, правовое регулирование, Конституционный Суд РФ, принцип равенства

Abstract.

The subject of this research is the identification of place of the principle of legal certainty within the system of principles of Russian law. This is a relevant question as it allows revealing the content of the examined principle, understanding the area of its impact, as well as determining its typical affiliation. The article turns attention to the academic discussion regarding the question of appurtenance of the principle of legal certainty to the general legal, cross-sectoral, and sectoral principles of the Russian law. Since the principle of legal certainty has received its justification within the practice of the Constitutional Court of the Russian Federation, the article carefully analyzes the legal precedent of this matter. The scientific novelty consists in the lack of research that are dedicated specifically to determination of the place of the principle of legal certainty within the system of principles of Russian law. The author concludes that the principle of legal certainty is multi-aspectual, pertains to legal regulation in general, as well as relates to the general legal and special legal principles of Russian law.

Keywords:

Principle of law, General legal principle of law, Cross-sectoral principle of law, Sectoral principle of law, Certainty of legal norm, Certainty of legal relations, Legal regulation, Constitutional Court of the Russian Federation, Equality principle, Legal certainty

Введение

Принцип правовой определенности формулирует требование определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы, подразумевая как ее точность по содержанию, так и отсутствие коллизий в системе правового регулирования. Роль принципа правовой определенности в правовом регулировании видится крайне важной, он предполагает для участников соответствующих правоотношений возможность в разумных пределах предвидеть последствия своего поведения и быть уверенными в неизменности своего официально признанного статуса. В силу своей важности, многоаспектности принцип правовой определенности изучается многими авторами [34, 38].

Место принципа правовой определенности в системе принципов российского права, до сих пор четко не выявлено. Данный вопрос относится к числу весьма сложных и дискуссионных. Это можно объяснить тем, что принцип правовой определенности обладает высокой степенью абстрактности, что позволяет разным авторам вкладывать в его содержание разные признаки и акцентировать внимание на разных ключевых параметрах. Кроме того, в настоящий момент, нормативно не закреплены ни его видовая принадлежность, ни содержание, ни основные признаки. Раскрытие содержания принципа правовой определенности позволит акцентировать внимание на его существенных признаках, понять сферу его действия, и, таким образом, выяснить какое место он занимает в системе принципов российского права.

Система принципов российского права

Классификация принципов права по сфере действия, в соответствии с которой выделяются общеправовые (общие), межотраслевые и отраслевые, является одной из общепризнанных в теории права. В научной литературе единодушно отмечается, что общеправовыми следует называть такие принципы, которые распространяют свое действие на все отрасли права. Общеправовые принципы являются основой системы права, всех ее отраслей и институтов, на них базируется правовое регулирование всех правоотношений [6], они способствуют единству и стабильности действующей системы права [4, с.149]. Кроме того, общеправовые принципы права характерны для всех правовых порядков, воспроизводятся на всех этапах существования правовой действительности, они универсальны в любых социально-экономических и исторических условиях [8]. Классификация каждого автора является оригинальной, и тем не менее можно выделить принципы права, которые традиционно относят к общеправовым: принцип справедливости, принцип гуманизма, принцип равенства, принцип демократизма, принцип законности.

Следует отметить, что некоторые авторы предлагают выделять в общеправовых принципах свои «подгруппы».

В частности, М.И. Байтин, опираясь на концепцию единства и взаимопроникновения естественного и позитивного права, подразделяет общеправовые принципы на морально-этические или нравственные и организационные. Морально-этические (нравственные) принципы современного российского права составляют естественные законы, символизирующие основные фундаментальные права человека и гражданина, закрепленные в Всеобщей декларации прав человека. К этим естественным законам относятся: свобода, равенство, право на жизнь, право частной и других форм собственности, безопасность, достоинство, справедливость, семья, народ как источник власти, человек-высшая ценность, охрана прав человека-цель и обязанность государства [4, с.151]. Организационные принципы составляют организационно-процедурную основу права, ориентированную на выполнение правом его специфически юридических функций. К ним относятся: федерализм, законность, сочетание убеждения и принуждения, стимулирования и ограничения в праве [4, с.157].

Аналогичного мнения придерживается и В.В. Оксамытный, выделяя среди общеправовых принципов общечеловеческие (цивилизационные) принципы, включающие такие общезначимые и универсальные ценности, как: демократизм, гуманизм, справедливость, всеобщее равенство и специально-юридические принципы, включенные в конституции и иные важнейшие акты государственной власти: верховенство закона, непротиворечивость юридических норм, законность, независимость правосудия, презумпция невиновности [17].

С.С. Алексеев из общих принципов права, характеризующих основные особенности права и распространяющихся на право в целом, предлагает выделять особую группу специально-юридических принципов, свойственных правовой материи, «правовому» содержанию, органически связанных со свойствами права и раскрывающих «почему наше право с точки зрения его содержания является правом» [1].

В отличие от общеправовых принципов права, межотраслевые и отраслевые принципы не носят универсальный характер, они разрабатываются и применяются в рамках отдельной отрасли (отраслей) права.

Межотраслевые принципы представляют собой общую для двух и более отраслей права идею, отражающую закономерности и связи развития общественных отношений, нормативно закрепленную в позитивном праве, направляющую правовое регулирование и определяющее сущность и социальное назначение права [10].

Отраслевые принципы права свойственны отдельным его отраслям [38].

Обзор мнений по исследуемому вопросу

Все имеющиеся точки зрения по вопросу отнесения принципа правовой определенности к тому или иному виду принципов права можно объединить в две группы. Представители одной из групп полагают, что принцип правовой определенности является отраслевым или межотраслевым принципом права. При этом некоторые авторы считают его процессуальным принципом, который подразумевает, что судебное решение, вынесенное по делу и вступившее в законную силу, является окончательным и, по общему правилу, не подлежит отмене. Так, Ю.А. Свирин отмечает, что принцип правовой определенности «присущ всем процессуальным отраслям права, в силу чего является межотраслевым» [37]. С.Ф. Афанасьев относит принцип правовой определенности к числу международных принципов гражданского процессуального права [7]. Т.М. Алексеева, основываясь на толковании судебных актов ЕСПЧ, особо подчеркивает, что «правовая определенность означает именно принцип правовой определенности судебных решений» и необходимо проводить разграничение между принципом правовой определенности и качеством определенности нормы права или судебного акта» [2]. М.А. Штатина относит принцип правовой определенности к отраслевым, но не процессуальным принципам. В частности, по ее мнению, он относится к основным принципам административного права, наряду с такими принципами как: законность, пропорциональность, защита законных ожиданий, недискриминация, заслушивания во время процедур принятия административных решений, справедливые условия доступа к административным судам, внедоговорная ответственность публичной администрации [42]. Д.А. Фурсов предлагает рассматривать правовую определенность как межотраслевую категорию, которая не должна именоваться отраслевым принципом гражданского права», поскольку, она «имеет отношение к одинаковому толкованию и применению норм как материального, так и процессуального права, т.е. к качеству внутреннего права» [41].

Представители другой группы исследователей, относят принцип правовой определенности к общеправовым принципам права. Так, по мнению М.Ю. Козловой принцип правовой определенности является ключевым в системе общих принципов права [13]. Судья Конституционного Суда РФ Н.С. Бондарь считает принцип правовой определенности универсальным принципом конституционного нормоконтроля, действие которого проявляется на всю систему законодательства и все сферы ее правоприменения [5]. А.В. Малько и К.А. Струсь, подразделяя общеправовые принципы на морально-этические (нравственные) и организационные, относят принцип правовой определенности к числу организационных принципов, согласно которому содержание правовых основ должно быть ясным и предсказуемым для всех субъектов [33]. А.А. Рукавишникова (Плашевская) отмечает, что отраслевое использование «правовой определенности» в уголовно-процессуальном, гражданско-процессуальном и арбитражно-процессуальном праве зачастую носит узконаправленный характер и не охватывает всего возможного содержания этого понятия по объему [35]. Такого же мнения придерживается И.М. Евлоев, говоря о том, что в узком смысле принцип правовой определенности сводится к невозможности пересмотра вступивших в законную силу судебных актов, в широком же смысле подразумевает стабильность правоотношений и их правовое регулирование, ясность наличествующих прав и неизменность правового статуса лица [9]. Весьма оригинальной позиции придерживается В.С. Синенко. С одной стороны, он рассматривает принцип правовой определенности как общеправовой, включающий в себя определенность законодательства, распадающегося на составляющие: однозначность и непротиворечивость правовых норм, наличие четкой иерархии нормативных актов различного уровня и другие. А с другой стороны, приходит к выводу, что «правовая определенность в процессуальной сфере имеет существенно большее по объему содержание» [36]. С.В. Нарутто, не называя напрямую принцип правовой определенности общеправовым, тем не менее отмечает, что он выступает «в качестве критерия конституционности нормативных правовых актов, служит важным критерием поддержания доверия граждан» [16]. Отмечая, по сути, общеправовой характер принципа правовой определенности Р. Масаладжиу, подчеркивает, что «сфера действия принципа правовой определенности распространяется на все общественные отношения, урегулированные нормами различных отраслей права» [15]. Свойство определенности права реализуется в принципе «правовой определенности», являющимся важнейшим международным и конституционным принципом, который наряду с принципами верховенства закона, равенства лиц перед законом и судом выступает как общеправовой принцип, так и принцип организации и осуществления судебной власти, тогда как «правовая неопределенность», напротив, рассматривается как возможность неограниченного усмотрения в процессе правоприменения, ведущая к произволу, а значит – к нарушению принципов равенства и верховенства закона [3].

Позиция авторов, полагающих, что принцип правовой определенности является общеправовым представляется более верной. Давайте посмотрим, используя аргумент «от противного»: разве требование и идея определенности не являются принципом какой-либо из отраслей российского права? Отрицательный ответ на этот вопрос кажется не возможным. Разумеется, роль и значение, объем и содержание этого принципа будут разными в зависимости от подсистемы (материальное и процессуальное право), а также от конкретной отрасли российского права, однако, без него вряд ли можно говорить о таких фундаментальных основаниях правовой системы общества как верховенство права, правовое государство, равенство всех перед законом и судом, доверие граждан к закону. В своем интервью В.Д. Зорькин очень точно заметил, что правовая определенность, входит в систему современных правовых принципов, которые в совокупности составляют сущностное, конститутивное ядро права [11]. Конституционный Суд РФ называет принцип правовой определенности общепризнанным и имеющим универсальное значение в отношениях государства и индивида [18]. Одним из проявлений этой универсальности будет являться то, что принцип правовой определенности охватывает весь механизм правового регулирования в целом. Не случайно исследуемый нами принцип положен в основу 119 постановлений Конституционного Суда РФ, обязательность исполнения которых предусмотрена ФКЗ «О Конституционном Суде Российской Федерации» [40]. Следовательно, выяснение места принципа правовой определенности, в системе принципов российского права, будет неполным без обращения к практике Конституционного Суда РФ.

Аспекты принципа правовой определенности

Впервые принцип правовой определенности был сформулирован в аспекте определенности правовой нормы в Постановлении от 25.04.1995 № 3-П [32]. В данном деле Конституционный Суд РФ говорит о принципе правовой определенности, как критерии конституционности проверяемых правовых норм [14]. Очевидно, что принцип правовой определенности как критерий конституционности правовых норм, не может касаться какой-то одной отрасли права, он упоминается в постановлениях Конституционного Суда РФ, касающихся воздушного права [25], уголовно-процессуального права [26], административного права [27], уголовного права [28], налогового права [29], гражданского права [30], права социального обеспечения [31] и др.

Ссылаясь на определенность правовой нормы, как на принцип, Конституционный Суд РФ разделяет позиции Европейского Суда по правам человека, цитируя, что «закон во всяком случае должен отвечать установленному Конвенцией стандарту, требующему, чтобы законодательные нормы были сформулированы с достаточной четкостью и позволяли лицу предвидеть, прибегая в случае необходимости к юридической помощи, с какими последствиями могут быть связаны те или иные его действия» [19].

В постановлениях Конституционного Суда РФ, принцип правовой определенности упоминается часто во взаимосвязи с одним из основополагающих общеправовых принципов - равенства перед законом и судом, предусмотренным ст. 19 Конституции РФ. Как неоднократно подчеркивал Конституционный Суд РФ, «общеправовой критерий определенности, ясности, недвусмысленности правовой нормы вытекает из конституционного принципа равенства всех перед законом и судом, поскольку такое равенство может быть обеспечено лишь при условии единообразного понимания и толкования нормы всеми правоприменителями» [20]. Таким образом, принцип правовой определенности, в аспекте определенности нормы права, обуславливает реализацию принципа равенства перед законом и судом. Отдельным аспектом в рамках анализируемого принципа Конституционный Суд РФ выделяет определенность законодательства, подчеркивая, что «определенность и конкретность предписаний закона, стабильность и предсказуемость в сфере гражданского оборота, высокий уровень взаимного доверия между субъектами экономической деятельности предполагаются в числе прочего общеправовым принципом правовой определенности…»[21].

Требование определенности распространяется и на правоотношения. В данном аспекте принцип правовой определенности подразумевает, что правовое регулирование должно осуществляться таким образом, чтобы обеспечить сторонам правоотношений стабильность, не допускать несоразмерных ограничений их прав и свобод [22]. Определенность правоотношений предполагает как для управомоченного, так и для обязанного лица взаимную предсказуемость поведения и последствий, которые в результате могут наступить, что, в свою очередь обеспечивается определенностью правовых предписаний [23].

Требование определенности касается не только нормативно-правовых актов, как результатов правотворчества законодателя, но и иных важных этапов правового регулирования и других субъектов –как профессиональных, так и всех остальных субъектов правовой жизни общества, результатом деятельности которых являются акты толкования, акты реализации права и акты правоприменения. Говоря иными словами, распространение принципа правовой определенности на все отрасли права вытекает и из того, что он относится ко всем источникам права и ко всем иным важным элементам механизма правового регулирования, но наиболее важным это требование является для законодателя. На основе обобщения судебной практики 2013 - 2015 годов, секретариат Конституционного Суда Российской Федерации отмечает, что допускаемые законодателем отступления от принципа правовой определенности, расплывчатость используемых в законах понятий и определений, очевидная избыточность юридико-технической эксплуатации относительно определенных категорий также подрывают единство правоприменения. От точности терминов, которыми оперирует законодатель, не в последнюю очередь зависит адекватное понимание, толкование и реализация законодательного акта в конституционном смысле[12].

Выводы

Таким образом, принцип правовой определенности является одним из системообразующих принципов правового регулирования, предполагая, что оно «должно отвечать требованиям определенности, ясности и непротиворечивости, а механизм его действия должен быть понятен субъектам соответствующих правоотношений из содержания конкретного нормативного положения или системы находящихся в очевидной взаимосвязи нормативных положений» [24]. Принцип правовой определенности распространяет свое действие на все отрасли российской системы права, поскольку, предъявляет требование определенности к правовой норме, служит критерием её конституционности. Хотя принцип правовой определенности понимается Конституционным Судом РФ в разных аспектах, однако, его действие распространяется на все элементы механизма правового регулирования. Изложенное позволяет сделать вывод, что принцип правовой определенности следует относить к общеправовым, специально-юридическим принципам российского права.

Библиография
1.
Алексеев С.С. Собрание сочинений в 10 т. (+ Справоч.том). Т. 3: Проблемы теории права: Курс лекций. М.: Статут, 2010. 781 с.
2.
Алексеева Т.М. Правовая определенность судебных решений в уголовном судопроизводстве: понятие, значение и пределы: монография. М.: Юрлитинформ, 2016. 208 с.
3.
Анишина В.И., Назаренко Т.Н. Реализация принципа правовой определенности в российской судебной системе // Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2013. № 2. С. 40-47.
4.
Байтин М.И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани 2–х веков). 2005. 544 с.
5.
Бондарь Н.С. Правовая определенность-универсальный принцип конституционного нормоконтроля (практика Конституционного Суда РФ) // Конституционное и муниципальное право. 2011. № 10. С. 4-10.
6.
Власенко Н.А. Теория государства и права. Научно-практическое пособие для самостоятельной подготовки студентов всех форм обучения. М., 2009. 424 с.
7.
Гражданское процессуальное право России: учебник для академического бакалавриата: в 2 т. Т. 1 / С.Ф. Афанасьев [и др.]; под ред. С.Ф. Афанасьева. 2-е изд., перераб. и доп. М.: Издательство Юрайт, 2016. 444 с.
8.
Дмитриев С.Д. Общеправовые принципы: теоретические проблемы конкретизации и реализации. дис. … канд. юрид. наук. Волгоград, 2012. С 43.
9.
Евлоев И.М. Правовая определенность: критерий или принцип? // Актуальные проблемы теории и практики конституционного судопроизводства: Сборник научных трудов. 2012. Вып. VII. C. 250-256.
10.
Захаров А.Л. Межотраслевые принципы права: дис. …канд. юрид. наук. Казань, 2003. С. 56.
11.
Интервью с В.Д. Зорькиным. Конституция стала той опорой, которая удержала страну от сокрушительного падения» 12.12. 2013// [Электронный ресурс]: URL: http://www.ksrf.ru/ru/Press-srv/Smi/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=3512. (дата обращения: 23.01.2017).
12.
Информация "Конституционно-правовые аспекты совершенствования нормотворческой деятельности (на основе решений Конституционного Суда Российской Федерации 2013-2015 годов)" (одобрено решением Конституционного Суда РФ от 23.06.2016)// [Электронный ресурс]: URL: http://www.ksrf.ru/ (дата обращения: 20.01.2017).
13.
Козлова М.Ю. Принцип правовой определенности (на примере антимонопольного законодательства) // Вестник Волгоградского государственного университета. Сер. 5, Юриспруденция. 2011. № 2(15). С. 108-112.
14.
Комментарий к Конституции Российской Федерации / Под ред. В.Д. Зорькина. М., 2013. 1040 с.
15.
Масаладжиу Р. Принцип правовой определенности в науке, практике ЕСПЧ и его влияние на доступность правосудия на стадии надзорного производства в гражданском и арбитражном процессе // Арбитражный и гражданский процесс. 2009. № 7. С. 22-25.
16.
Нарутто С.В. К вопросу о правовой определенности законодательства // Актуальные проблемы российского права. 2015. № 11. С. 9-19.
17.
Оксамытный В.В. ТГП: Учебник для студентов высших учебных заведений. М.: Изд-во «ИМПЭ-ПАБЛИШ», 2004. 563 с.
18.
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.03.2012 № 8-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 статьи 23 Федерального закона «О международных договорах Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина И.Д. Ушакова» // Российская газета. № 82. 13.04.2012.
19.
Постановление Конституционного Суда РФ от 27.05.2008 № 8-П «По делу о проверке конституционности положения части первой статьи 188 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки М.А. Асламазян» // Российская газета. № 123. 07.06.2008.
20.
Постановление Конституционного Суда РФ от 15.07.1999 № 11-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Закона РСФСР «О Государственной налоговой службе РСФСР» и Законов Российской Федерации «Об основах налоговой системы в Российской Федерации» и «О федеральных органах налоговой полиции» // Российская газета. № 150. 03.08.1999.
21.
Постановление Конституционного Суда РФ от 04.06.2015 № 13-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 31.1 Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в связи с жалобой граждан В.А. Князик и П.Н. Пузырина» // Российская газета. № 128. 16.06.2015.
22.
Постановление Конституционного Суда РФ от 25.02.2016 № 6-П «По делу о проверке конституционности пункта 1 части третьей статьи 31 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданки А.С. Лымарь» // Российская газета. № 51. 11.03.2016.
23.
Постановление Конституционного Суда РФ от 20.07.2011 № 20-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 4 статьи 93.4 Бюджетного кодекса Российской Федерации, части 6 статьи 5 Федерального закона «О внесении изменений в Бюджетный кодекс Российской Федерации в части регулирования бюджетного процесса и приведении в соответствие с бюджетным законодательством Российской Федерации отдельных законодательных актов Российской Федерации» и статьи 116 Федерального закона «О федеральном бюджете на 2007 год» в связи с запросом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации» // Российская газета. № 177. 12.08.2011.
24.
Постановление Конституционного Суда РФ от 24.03.2015 № 5-П «По делу о проверке конституционности статьи 19 Федерального закона «О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации» в связи с жалобой гражданина А.М. Богатырева» // Российская газета. № 71. 06.04.2015.
25.
Постановление Конституционного Суда РФ от 20.12.2011 № 29-П «По делу о проверке конституционности положения подпункта 3 пункта 2 статьи 106 Воздушного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами закрытого акционерного общества «Авиационная компания "Полет» и открытых акционерных обществ «Авиакомпания «Сибирь» и «Авиакомпания «ЮТэйр» // Вестник Конституционного Суда РФ. № 1. 2012.
26.
Постановление Конституционного Суда РФ от 25 марта 2014 г. № 8-п «По делу о проверке конституционности ряда положений статей 401.3, 401.5, 401.8 и 401.17 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан С.С. Агаева, А.Ш. Бакаяна и других» // Российская газета. № 80. 09.04.2014.
27.
Постановление Конституционного Суда РФ от 14.02.2013 № 4-П «По делу о проверке конституционности Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы и жалобой гражданина Э.В. Савенко» // Вестник Конституционного Суда РФ. № 4. 2013.
28.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.2014 № 32-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 159.4 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с запросом Салехардского городского суда Ямало-Ненецкого автономного округа» // Российская газета. № 293. 24.12.2014.
29.
Постановление Конституционного Суда РФ от 02.07.2013 № 17-П «По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 5 и статьи 391 Налогового кодекса Российской Федерации в связи с жалобой открытого акционерного общества «Омскшина» // Российская газета. № 151. 12.07.2013.
30.
Постановление Конституционного Суда РФ от 23.12.2013 № 29-П «По делу о проверке конституционности абзаца первого пункта 1 статьи 1158 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобой гражданина М.В. Кондрачука» // Российская газета. № 6. 15.01.2014.
31.
Постановление Конституционного Суда РФ от 03.06.2004 № 11-П «По делу о проверке конституционности положений подпунктов 10, 11 и 12 пункта 1 статьи 28, пунктов 1 и 2 статьи 31 Федерального закона «О трудовых пенсиях в Российской Федерации» в связи с запросами Государственной Думы Астраханской области, Верховного Суда Удмуртской Республики, Биробиджанского городского суда Еврейской автономной области, Елецкого городского суда Липецкой области, Левобережного, Октябрьского и Советского районных судов города Липецка, а также жалобами ряда граждан» // Российская газета. № 124. 15.06.2004.
32.
Постановление Конституционного Суда РФ от 25.04.1995 № 3-П «По делу о проверке конституционности частей первой и второй статьи 54 Жилищного кодекса РСФСР в связи с жалобой гражданки Л.Н. Ситаловой» // Российская газета. № 87. 05.05.1995.
33.
Принципы российского права: общетеоретический и отраслевой аспекты / [Н.И. Матузов, А.В. Малько, К.А. Струсь и др.]; под ред. Н.И. Матузова, А.В. Малько; ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права». Саратов: Изд-во ГОУ ВПО «Саратовская государственная академия права», 2010. 704 с.
34.
Пресняков М.В. Правовая определенность: формальный и материальный аспекты // Известия Саратовского университета. Новая серия. Серия Экономика. Управление. Право. № 4 / т. 14 / 2014. С. 669-674.
35.
Рукавишникова А.А. (Плашевская). Генезис категории «правовая определенность» в современной юридической науке // Вестник Томского государственного университета. 2014. № 3(13). С. 70-83.
36.
Синенко В.С. К вопросу о содержании принципа правовой определенности // Научные ведомости Белгородского государственного университета. Серия: Философия. Социология. Право. Вып. № 9 (152), т. 24, 2013. С. 154-158.
37.
Свирин Ю.А. Принцип правовой определенности в гражданском процессе // Современное право. 2013. № 11. С. 95-98.
38.
Султанов А.Р. Борьба за правовую определенность или поиск справедливости. М.: Статут, 2015. 688 с.
39.
Теория государства и права: Учебник для вузов / Отв. ред. д.ю.н., проф. В.Д. Перевалов. 3-е изд., перераб. и доп. М.: Норма, 2006. 496 с.
40.
Федеральный конституционный закон от 21.07.1994 № 1-ФКЗ (ред. от 28.12.2016) «О Конституционном Суде Российской Федерации» // СЗ РФ, 25.07.1994, № 13, ст. 1447.
41.
Фурсов Д.А. Современное понимание принципов гражданского и арбитражного процесса: Уч. пособие. М., 2009. 80 с.
42.
Штатина М.А. К вопросу о принципах административного права // Административное право: теория и практика. Укрепление государства и динамика социально-экономического развития: матер. научно-практ.конф. (Москва, 28 ноября 2001 г). С. 91-96.
References (transliterated)
1.
Alekseev S.S. Sobranie sochinenii v 10 t. (+ Spravoch.tom). T. 3: Problemy teorii prava: Kurs lektsii. M.: Statut, 2010. 781 s.
2.
Alekseeva T.M. Pravovaya opredelennost' sudebnykh reshenii v ugolovnom sudoproizvodstve: ponyatie, znachenie i predely: monografiya. M.: Yurlitinform, 2016. 208 s.
3.
Anishina V.I., Nazarenko T.N. Realizatsiya printsipa pravovoi opredelennosti v rossiiskoi sudebnoi sisteme // Nauka i obrazovanie: khozyaistvo i ekonomika; predprinimatel'stvo; pravo i upravlenie. 2013. № 2. S. 40-47.
4.
Baitin M.I. Sushchnost' prava (sovremennoe normativnoe pravoponimanie na grani 2–kh vekov). 2005. 544 s.
5.
Bondar' N.S. Pravovaya opredelennost'-universal'nyi printsip konstitutsionnogo normokontrolya (praktika Konstitutsionnogo Suda RF) // Konstitutsionnoe i munitsipal'noe pravo. 2011. № 10. S. 4-10.
6.
Vlasenko N.A. Teoriya gosudarstva i prava. Nauchno-prakticheskoe posobie dlya samostoyatel'noi podgotovki studentov vsekh form obucheniya. M., 2009. 424 s.
7.
Grazhdanskoe protsessual'noe pravo Rossii: uchebnik dlya akademicheskogo bakalavriata: v 2 t. T. 1 / S.F. Afanas'ev [i dr.]; pod red. S.F. Afanas'eva. 2-e izd., pererab. i dop. M.: Izdatel'stvo Yurait, 2016. 444 s.
8.
Dmitriev S.D. Obshchepravovye printsipy: teoreticheskie problemy konkretizatsii i realizatsii. dis. … kand. yurid. nauk. Volgograd, 2012. S 43.
9.
Evloev I.M. Pravovaya opredelennost': kriterii ili printsip? // Aktual'nye problemy teorii i praktiki konstitutsionnogo sudoproizvodstva: Sbornik nauchnykh trudov. 2012. Vyp. VII. C. 250-256.
10.
Zakharov A.L. Mezhotraslevye printsipy prava: dis. …kand. yurid. nauk. Kazan', 2003. S. 56.
11.
Interv'yu s V.D. Zor'kinym. Konstitutsiya stala toi oporoi, kotoraya uderzhala stranu ot sokrushitel'nogo padeniya» 12.12. 2013// [Elektronnyi resurs]: URL: http://www.ksrf.ru/ru/Press-srv/Smi/Pages/ViewItem.aspx?ParamId=3512. (data obrashcheniya: 23.01.2017).
12.
Informatsiya "Konstitutsionno-pravovye aspekty sovershenstvovaniya normotvorcheskoi deyatel'nosti (na osnove reshenii Konstitutsionnogo Suda Rossiiskoi Federatsii 2013-2015 godov)" (odobreno resheniem Konstitutsionnogo Suda RF ot 23.06.2016)// [Elektronnyi resurs]: URL: http://www.ksrf.ru/ (data obrashcheniya: 20.01.2017).
13.
Kozlova M.Yu. Printsip pravovoi opredelennosti (na primere antimonopol'nogo zakonodatel'stva) // Vestnik Volgogradskogo gosudarstvennogo universiteta. Ser. 5, Yurisprudentsiya. 2011. № 2(15). S. 108-112.
14.
Kommentarii k Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii / Pod red. V.D. Zor'kina. M., 2013. 1040 s.
15.
Masaladzhiu R. Printsip pravovoi opredelennosti v nauke, praktike ESPCh i ego vliyanie na dostupnost' pravosudiya na stadii nadzornogo proizvodstva v grazhdanskom i arbitrazhnom protsesse // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. 2009. № 7. S. 22-25.
16.
Narutto S.V. K voprosu o pravovoi opredelennosti zakonodatel'stva // Aktual'nye problemy rossiiskogo prava. 2015. № 11. S. 9-19.
17.
Oksamytnyi V.V. TGP: Uchebnik dlya studentov vysshikh uchebnykh zavedenii. M.: Izd-vo «IMPE-PABLISh», 2004. 563 s.
18.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 27.03.2012 № 8-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti punkta 1 stat'i 23 Federal'nogo zakona «O mezhdunarodnykh dogovorakh Rossiiskoi Federatsii» v svyazi s zhaloboi grazhdanina I.D. Ushakova» // Rossiiskaya gazeta. № 82. 13.04.2012.
19.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 27.05.2008 № 8-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya chasti pervoi stat'i 188 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanki M.A. Aslamazyan» // Rossiiskaya gazeta. № 123. 07.06.2008.
20.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 15.07.1999 № 11-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii Zakona RSFSR «O Gosudarstvennoi nalogovoi sluzhbe RSFSR» i Zakonov Rossiiskoi Federatsii «Ob osnovakh nalogovoi sistemy v Rossiiskoi Federatsii» i «O federal'nykh organakh nalogovoi politsii» // Rossiiskaya gazeta. № 150. 03.08.1999.
21.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 04.06.2015 № 13-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii stat'i 31.1 Federal'nogo zakona «O gosudarstvennoi registratsii prav na nedvizhimoe imushchestvo i sdelok s nim» v svyazi s zhaloboi grazhdan V.A. Knyazik i P.N. Puzyrina» // Rossiiskaya gazeta. № 128. 16.06.2015.
22.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 25.02.2016 № 6-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti punkta 1 chasti tret'ei stat'i 31 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanki A.S. Lymar'» // Rossiiskaya gazeta. № 51. 11.03.2016.
23.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 20.07.2011 № 20-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii punkta 4 stat'i 93.4 Byudzhetnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii, chasti 6 stat'i 5 Federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v Byudzhetnyi kodeks Rossiiskoi Federatsii v chasti regulirovaniya byudzhetnogo protsessa i privedenii v sootvetstvie s byudzhetnym zakonodatel'stvom Rossiiskoi Federatsii otdel'nykh zakonodatel'nykh aktov Rossiiskoi Federatsii» i stat'i 116 Federal'nogo zakona «O federal'nom byudzhete na 2007 god» v svyazi s zaprosom Vysshego Arbitrazhnogo Suda Rossiiskoi Federatsii» // Rossiiskaya gazeta. № 177. 12.08.2011.
24.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 24.03.2015 № 5-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti stat'i 19 Federal'nogo zakona «O vvedenii v deistvie Zhilishchnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii» v svyazi s zhaloboi grazhdanina A.M. Bogatyreva» // Rossiiskaya gazeta. № 71. 06.04.2015.
25.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 20.12.2011 № 29-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya podpunkta 3 punkta 2 stat'i 106 Vozdushnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami zakrytogo aktsionernogo obshchestva «Aviatsionnaya kompaniya "Polet» i otkrytykh aktsionernykh obshchestv «Aviakompaniya «Sibir'» i «Aviakompaniya «YuTeir» // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. № 1. 2012.
26.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 25 marta 2014 g. № 8-p «Po delu o proverke konstitutsionnosti ryada polozhenii statei 401.3, 401.5, 401.8 i 401.17 Ugolovno-protsessual'nogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami grazhdan S.S. Agaeva, A.Sh. Bakayana i drugikh» // Rossiiskaya gazeta. № 80. 09.04.2014.
27.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 14.02.2013 № 4-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti Federal'nogo zakona «O vnesenii izmenenii v Kodeks Rossiiskoi Federatsii ob administrativnykh pravonarusheniyakh i Federal'nyi zakon «O sobraniyakh, mitingakh, demonstratsiyakh, shestviyakh i piketirovaniyakh» v svyazi s zaprosom gruppy deputatov Gosudarstvennoi Dumy i zhaloboi grazhdanina E.V. Savenko» // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. № 4. 2013.
28.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 11.12.2014 № 32-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii stat'i 159.4 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zaprosom Salekhardskogo gorodskogo suda Yamalo-Nenetskogo avtonomnogo okruga» // Rossiiskaya gazeta. № 293. 24.12.2014.
29.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 02.07.2013 № 17-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii punkta 1 stat'i 5 i stat'i 391 Nalogovogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi otkrytogo aktsionernogo obshchestva «Omskshina» // Rossiiskaya gazeta. № 151. 12.07.2013.
30.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 23.12.2013 № 29-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti abzatsa pervogo punkta 1 stat'i 1158 Grazhdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhaloboi grazhdanina M.V. Kondrachuka» // Rossiiskaya gazeta. № 6. 15.01.2014.
31.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 03.06.2004 № 11-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii podpunktov 10, 11 i 12 punkta 1 stat'i 28, punktov 1 i 2 stat'i 31 Federal'nogo zakona «O trudovykh pensiyakh v Rossiiskoi Federatsii» v svyazi s zaprosami Gosudarstvennoi Dumy Astrakhanskoi oblasti, Verkhovnogo Suda Udmurtskoi Respubliki, Birobidzhanskogo gorodskogo suda Evreiskoi avtonomnoi oblasti, Eletskogo gorodskogo suda Lipetskoi oblasti, Levoberezhnogo, Oktyabr'skogo i Sovetskogo raionnykh sudov goroda Lipetska, a takzhe zhalobami ryada grazhdan» // Rossiiskaya gazeta. № 124. 15.06.2004.
32.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 25.04.1995 № 3-P «Po delu o proverke konstitutsionnosti chastei pervoi i vtoroi stat'i 54 Zhilishchnogo kodeksa RSFSR v svyazi s zhaloboi grazhdanki L.N. Sitalovoi» // Rossiiskaya gazeta. № 87. 05.05.1995.
33.
Printsipy rossiiskogo prava: obshcheteoreticheskii i otraslevoi aspekty / [N.I. Matuzov, A.V. Mal'ko, K.A. Strus' i dr.]; pod red. N.I. Matuzova, A.V. Mal'ko; GOU VPO «Saratovskaya gosudarstvennaya akademiya prava». Saratov: Izd-vo GOU VPO «Saratovskaya gosudarstvennaya akademiya prava», 2010. 704 s.
34.
Presnyakov M.V. Pravovaya opredelennost': formal'nyi i material'nyi aspekty // Izvestiya Saratovskogo universiteta. Novaya seriya. Seriya Ekonomika. Upravlenie. Pravo. № 4 / t. 14 / 2014. S. 669-674.
35.
Rukavishnikova A.A. (Plashevskaya). Genezis kategorii «pravovaya opredelennost'» v sovremennoi yuridicheskoi nauke // Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta. 2014. № 3(13). S. 70-83.
36.
Sinenko V.S. K voprosu o soderzhanii printsipa pravovoi opredelennosti // Nauchnye vedomosti Belgorodskogo gosudarstvennogo universiteta. Seriya: Filosofiya. Sotsiologiya. Pravo. Vyp. № 9 (152), t. 24, 2013. S. 154-158.
37.
Svirin Yu.A. Printsip pravovoi opredelennosti v grazhdanskom protsesse // Sovremennoe pravo. 2013. № 11. S. 95-98.
38.
Sultanov A.R. Bor'ba za pravovuyu opredelennost' ili poisk spravedlivosti. M.: Statut, 2015. 688 s.
39.
Teoriya gosudarstva i prava: Uchebnik dlya vuzov / Otv. red. d.yu.n., prof. V.D. Perevalov. 3-e izd., pererab. i dop. M.: Norma, 2006. 496 s.
40.
Federal'nyi konstitutsionnyi zakon ot 21.07.1994 № 1-FKZ (red. ot 28.12.2016) «O Konstitutsionnom Sude Rossiiskoi Federatsii» // SZ RF, 25.07.1994, № 13, st. 1447.
41.
Fursov D.A. Sovremennoe ponimanie printsipov grazhdanskogo i arbitrazhnogo protsessa: Uch. posobie. M., 2009. 80 s.
42.
Shtatina M.A. K voprosu o printsipakh administrativnogo prava // Administrativnoe pravo: teoriya i praktika. Ukreplenie gosudarstva i dinamika sotsial'no-ekonomicheskogo razvitiya: mater. nauchno-prakt.konf. (Moskva, 28 noyabrya 2001 g). S. 91-96.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"