Статья 'Сравнительно-правовое исследование административной и уголовной ответственности кадастрового инженера. ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Сравнительно-правовое исследование административной и уголовной ответственности кадастрового инженера

Дворцов Вадим Евгеньевич

помощник судьи, Минераловодский городской суд Ставропольского края

357203, Россия, Ставропольский край, г. Минеральные Воды, пр. К. Маркса, 58

Dvortsov Vadim Evgenievich

Judge Assistant at the town court of Mineral'nye Vody, Stavropol region

357203, Russia, Stavropol region, Mineral'nye Vody, pr. K. Marksa, 58

vadim.dvortsov@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2016.12.2118

Дата направления статьи в редакцию:

22-11-2016


Дата публикации:

08-01-2017


Аннотация: Уголовный Кодекс Российской Федерации и Кодекс об административных правонарушениях Российской Федерации содержат немало норм, устанавливающих ответственность за смежные, иногда даже аналогичные деяния. Объектом исследования является административная ответственность, наступающая при совершении кадастровым инженером правонарушения в виде внесении заведомо ложных сведений в межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка, либо карту-план территории или подлог документов, на основании которых были подготовлены указанные документы и уголовная ответственность за совершение указанных выше действия, в случае если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству. Предмет исследования - административная и уголовная ответственность кадастрового инженера за совершение деликта в сфере кадастровой деятельности, практика применения. Методология строится на сравнительно – аналитическом методе исследования. Автором использованы различные методы исследования общего и частного характера: формально-логический, системный, принцип неразрывности метода и истины, анализа и синтеза. Проведенное исследование является первым и единственным комплексным изучением возможности применения административной и уголовной ответственности к кадастровому инженеру. В статье представлен нетрадиционный анализ объективных и субъективных признаков рассматриваемых правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ и преступления, предусмотренного ст. 170.2 УК РФ, дана оценка эффективности установленных законодателем мер административной и уголовной ответственности, рассматриваются вопросы квалификации правонарушений и преступлений, отмечаются проблемы применения ответственности на практике, предлагается внесение существенных дополнений в законодательство.


Ключевые слова:

КоАП РФ, УК РФ, Административная ответсвенность, Уголовная ответственность, Кадастровая деятельность, Кадастровый инженер, Вина, Заведомо ложные сведения, Подлог документов, Наказание

УДК:

343.2/7

Abstract: The Criminal Code of the Russian Federation and the Code of Administrative Offences of the Russian Federation contain many norms establishing responsibility for related, sometimes even similar acts. The object of the study is the administrative responsibility that occurs when a cadastral engineer commits an offense in the form of entering deliberately false information into boundary or technical plans, a survey report, a land surveying project, or a map-plan of the territory or forgery of documents on the basis of which these documents were prepared and criminal liability for the commission of the above actions, if these acts caused major damage to citizens, organizations or the State. The subject of the study is the administrative and criminal liability of a cadastral engineer for committing a tort in the field of cadastral activity, the practice of application. The methodology is based on the comparative – analytical method of research. The author uses various methods of general and particular research: formal-logical, systematic, the principle of continuity of method and truth, analysis and synthesis. The conducted research is the first and only comprehensive study of the possibility of applying administrative and criminal liability to a cadastral engineer. The article presents an unconventional analysis of objective and subjective signs of the considered offenses under Part 4 of Article 14.35 of the Administrative Code of the Russian Federation and crimes under Article 170.2 of the Criminal Code of the Russian Federation, assesses the effectiveness of the measures of administrative and criminal responsibility established by the legislator, examines the issues of qualification of offenses and crimes, the problems of applying responsibility in practice are noted, significant additions to the legislation are proposed.


Keywords:

Administrative Code of the Russian Federation, Criminal Code of the Russian Federation, Administrative responsibility, Criminal liability, Cadastral activity, Cadastral Engineer, Fault, Deliberately false information, Forgery of documents, Punishment

В доктрине российского уголовного права не утихают споры между сторонниками «отраслевой чистоты» [8, 9] и самостоятельности уголовного права, которые исходят из несводимости административных правонарушений к преступлениям, и адептами развития концепции «широкого уголовного права», [2, 3, 5] полагающих, что уголовное право нуждается в существенном расширении за счет поглощения административных правонарушений.   Поводом для конфронтации стало формирование в практике Европейского суда по правам человека догмата о том, что административные правонарушения по своей природе есть уголовные правонарушения со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Не вдаваясь в полемику данных споров, необходимо отметить, что корреляцию уголовной и административной ответственности отрицать невозможно, поскольку лучше всего она прослеживается на примере совершения смежных общественно опасных деяний, за совершение которых, в зависимости от степени опасности, может наступать либо административная, либо уголовная ответственность.

Одним из таких примеров служит криминализация Федеральным законом от 13.07.2015 г. № 228-ФЗ [12]  внесение кадастровым инженером заведомо ложных сведений в межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка либо карту-план территории или подлог документов, на основании которых были подготовлены указанные документы, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданину, организации или государству.

Состав данного преступления предусмотрен ст. 170.2 Уголовного кодекса Российской Федерации [12] (далее – УК РФ), в случае если указанные выше действия не содержат уголовно наказуемого деяния, то наступает административная ответственность, предусмотренная ч. 4 ст. 14.35 Кодекса об административных правонарушениях Российской Федерации [4] (далее – КоАП РФ).

Статья 170.2 УК РФ является относительной новеллой российского уголовного законодательства,  однако, более чем за год своего существования у  научной общественности какого-либо интереса не вызвала. Объяснением данного обстоятельства является тот факт, что научные исследования, как правило, протекают в какой-либо одной зоне правовой ответственности – гражданской, административной, уголовной и т.д. Диспозиция данной статьи, которая носит ярко выраженный бланкетный характер, находится одновременно в трех из указанных выше плоскостях, при этом, грани перехода от одной ответственности к другой слишком размыты, что не позволяет авторам сосредоточить внимание на широком спектре нерешенных уголовно-правовых вопросов и проблем, связанных с законодательным описанием, квалификацией и наказуемостью данного вида преступления.

Помимо этого, отсутствуют сведения и о практическом применении ст. 170.2 УК РФ, что объясняется специфичностью вопросов в сфере кадастровой деятельности, слабой компетентностью по данному вопросу правоохранительных и следственных органов, сложностью отграничения от смежных составов преступлений, что создает определенные сложности для судейского корпуса.

В связи с указанными обстоятельствами, назрела необходимость проведения комплексного сравнительно-правового исследования уголовной и административной ответственности кадастрового инженера, поскольку составы административно-деликтных и уголовных норм схожи между собой, охраняют одни и те же общественные отношения, согласованно выполняют задачу превенции правонарушений и преступлений.

Анализ отношений, охраняемых ст. 170.2 УК РФ и ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, позволяет прийти к выводу, что объектом и в том и в другом случае являются нормальные отношения по поводу рационального использования и оборота земли (сфера экономической деятельности) и общественные отношения в области кадастровой деятельности.

         Объективная сторона выражается во внесении заведомо ложных сведений в межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка либо в карту-план территории; подлоге документов, на основании которых были подготовлены указанные документы, определения которых закреплены в   Федеральном законе от 24.07.2007 г. № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости» [13] (далее – ФЗ «О государственном кадастре недвижимости»).

Состав рассматриваемого правонарушения является формальным, считается оконченными с момента совершения неправомерных действий, т.е. с момента внесения заведомо ложных сведений, либо подлога документов.

В связи с новизной уголовно-правовой ответственности, установленной ст. 170.2 УК РФ, научные и практические комментарии к указанной статье отсутствуют. Исходя из правил законодательной техники при конструировании преступлений, наличия в рассматриваемой статье указания на деяние, которое признается общественно опасным, причинно-следственной связи, а также последствий, предполагающих причинение крупного ущерба гражданам, организациям или государству (более 2 250 000 руб.) можно с уверенностью утверждать, что состав данного преступления является материальным.

Очевидно, что в силу прямого указания закона, применительно к таким формам совершения преступления и правонарушения, как внесение заведомо ложных сведений в межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка либо карту-план территории, определение субъекта преступления затруднений не вызывает, поскольку им может выступать только кадастровый инженер –  физическое лицо, которое имеет действующий квалификационный аттестат кадастрового инженера и осуществляет кадастровую деятельность в качестве индивидуального предпринимателя или в качестве работника юридического лица на основании трудового договора с таким юридическим лицом, и является членом саморегулируемой организации кадастровых инженеров. [13]

Вместе с тем, анализ ст. 170.2 УК РФ и ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ показывает, что данные нормы имеют существенный пробел в части определения субъекта преступления когда речь идет о подлоге документов, на основании которых были подготовлены межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка либо в карта-план территории. Теоретически, такой подлог может иметь место, как со стороны кадастрового инженера, так и иного лица, например, заказчика кадастровых работ или смежного сособственника, а также сотрудника юридического лица, в котором работает кадастровый инженер.  Вследствие чего, на практике могут возникнуть проблемы с отграничением данного преступления от смежных составов, предусмотренных статьями 158 (мошенничество), 201 (злоупотребление полномочиями), 292 (служебный подлог), ч. 3 ст. 327 УК РФ (использование заведомо подложного документа).

С субъективной стороны рассматриваемые правонарушение и преступление могут быть совершены только в условиях наличия прямого умысла.

Постановлением Владимирского областного суда от 30.06.2016 г. отменены постановление мирового судьи и решение городского суда, производство по делу об административном правонарушении прекращено в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Приходя к такому выводу, суд исходил из того, что при рассмотрении дела судебными инстанциями не установлено, что заведомо ложные сведения вносились кадастровым инженером Г.Ю. умышленно, вместе с тем, именно такая форма вины характеризует субъективную сторону вменяемого ей правонарушения. Умысла на искажение фактических данных о земельном участке заказчика и смежных ему участках у нее не имелось. [9]

В качестве обязательных признаков субъективной стороны законодатель выделяет только вину, при этом, мотивы и цели оставлены за пределами состава преступления и правонарушения.

         Совершение правонарушения, предусмотренного ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ, влечет наложение административного штрафа в размере от тридцати до пятидесяти тысяч рублей или дисквалификацию на срок до трех лет, в то время как санкция ч. 1 ст. 170.2 УК РФ, предусматривает наказание в виде штрафа в размере от ста до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, либо обязательные работы на срок до трехсот шестидесяти часов.

Указанная попытка российского законодателя найти формальный критерий на уровне санкций для того, чтобы разграничить между собой административные и уголовные санкции, выглядит изолированной не только в силу новейшего изменения законодательства, но также и потому, что она с самого начала не вписывалась в общую панораму наказаний, предложенных УК РФ и КоАП РФ [1]

Несмотря на мнение авторитетного ученого Головко Р.В., вполне рациональной выглядит ориентация законодателя на карательные санкции при конструировании рассматриваемых экономических правонарушения и преступления, поскольку позволяет достичь всех целей юридической ответственности, в частности, социальной справедливости и восстановления нарушенного права. Экономическая санкция, заложенная в нормах административного и уголовного законодательства, не ограничивается применением к кадастровому инженеру исключительно штрафа, поскольку убытки, причиненные действиями кадастрового инженера заказчику кадастровых работ и (или) третьим лицам, подлежат возмещению за счет страхового возмещения по договору обязательного страхования гражданской ответственности кадастрового инженера (два с половиной миллиона рублей), а если страховой суммы не хватит, убытки возмещает саморегулируемая организация, в которой состоит кадастровый инженер, [13]  что также является новацией отечественного законодательства.

В связи со вступлением в силу 15.07.2016 г. новых поправок в УК РФ, ч. 2 ст. 76.1 «Освобождение от уголовной ответственности по делам о преступлениях в сфере экономической деятельности» дополнена, в том числе, статьей 170.2 УК РФ, таким образом, теперь лицо может быть освобождено от уголовной ответственности, если оно совершило указанное преступление впервые, возместило причиненный ущерб и перечислило денежное возмещение в двукратном размере, вместо пятикратного по прежней редакции.

         Обращает на себя внимание, что лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью на срок до трех лет, согласно санкции ч. 1. ст. 170.2 УК РФ, должно применяться к кадастровому инженеру, совершившему указанное преступление, в качестве основного наказания. В соответствии с санкцией ч. 4 ст. 14.35 КоАП РФ дисквалификация за совершение административного правонарушения кадастровым инженером может быть применена к нему также в качестве основного вида административного наказания и тоже на срок до трех лет. Данные меры (дисквалификация и лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью) по своей сущности во многом совпадают. [6] В этой связи, норма, закрепленная в ч. 1 ст. 170.2 УК РФ, согласно которой действия кадастрового инженера, которыми причинен крупный ущерб гражданам, организациям или государству, наказываются также как административное правонарушение, которое не предполагает нанесение кому бы то ни было какого-либо вреда, вызывает сомнения. К данной проблеме уже обращались в научной литературе, например, Ч.Ш. Купирова писала о том, что «поскольку УК РФ охраняет более важные общественные отношения, то и санкции за совершение преступлений должны быть более строгими, чем за совершение схожего деяния, но с меньшей общественной опасностью». [7] Возникшую антиномию возможно устранить путем включения в санкцию ч. 1 ст. 170.2 УК РФ в качестве обязательного дополнительного наказания лишение права занимать определенные должности или заниматься определенной деятельностью.

Настоящее исследование показало, что соотношение и взаимосвязь норм уголовного и административного права носит не абстрактное, а практическое содержание. В частности, вопрос о криминализации внесения кадастровым инженером заведомо ложных сведений в межевой или технический планы, акт обследования, проект межевания земельного участка либо карту-план территории или подлог документов, на основании которых были подготовлены указанные документы, напрямую связан с изменениями в административном законодательстве. Установление точного соответствия между признаками рассмотренных общественно опасных деяний в сфере экономической деятельности и признаками, предусмотренными в нормах уголовного и административного законодательства, предотвратит следственные ошибки при квалификации и будет способствовать единообразию судебной практики.

         Кроме того, осуществление широкой декриминализации с одновременным введением в УК РФ состава преступления со специальным субъектом – кадастровым инженером, аналогичного правонарушению, предусмотренному КоАП РФ, способствует превенции как административного деликта, так и смежного с ним уголовно наказуемого деяния, поскольку служит своеобразной профилактикой преступности, устанавливая наказание за такие правонарушения, которые в силу малозначительности или недостаточной общественной опасности, еще не переросли в преступление, тем самым, формируя у лица, нарушившего закон, мотивацию к правовому воспитанию.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.