Статья 'О роли решений Конституционного Суда в формировании системы конституционной ответственности' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

О роли решений Конституционного Суда в формировании системы конституционной ответственности

Липинский Дмитрий Анатольевич

доктор юридических наук

профессор, Тольяттинский государственный университет

445667, Россия, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Lipinsky Dmitriy Anatol'evich

Doctor of Law

Professor, Togliatti State University

445667, Russia, Samarskaya oblast', g. Tol'yatti, ul. Belorusskaya, 14

Dmitri8@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Станкин Алексей Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра теории государства и права, Тольяттинский государственный университет

445000, Россия, Самарская область, г. Тольятти, ул. Белорусская, 14

Stankin Aleksei Nikolaevich

PhD in Law

Associate Professor at the Department of Theory of State and Law of Togliatti State University

445000, Russia, Togliatti, ul. Belorusskaya, 14

ans77@list.ru

DOI:

10.7256/2409-7136.2016.10.1946

Дата направления статьи в редакцию:

12-06-2016


Дата публикации:

07-10-2016


Аннотация.

Объектом исследования выступает конституционная ответственность как один из необходимых элементов гражданского общества и правового государства. На основе решений Конституционного суда РФ автор развивает идею о самостоятельности конституционной ответственности как вида юридической ответственности. При этом анализируются конкретные проявления – меры конституционной ответственности: досрочное освобождение от должности, ограничение избирательного права. Такая постановка вопроса может дать импульс новым исследованиям в данной области. В статье обосновываются взаимозависимости гражданского общества и правового государства. Авторы использовали диалектический метод, сравнительно-правовой метод, формально-юридический метод. Широко применялся системный подход, абтсрагирование от общего к частному На основе решений Конституционного суда делается вывод, что конституционная ответственность не сводится исключительно к негативному аспекту, она носит и позитивный характер, не связанный с конституционными правонарушениями. Однако без негативной стороны – позитивный аспект становится бессильным или бессмысленным, поэтому негативная конституционная ответственность выступает средством обеспечения позитивной ответственности.Решения Конституционного Суда РФ утверждают и подтверждают два блока в системе конституционной ответственности: позитивную и негативную. Та-кое деление происходит на макроуровне конституционной ответственности. Также из решений Конституционного суда РФ вытекает подразделение конституционной ответственности на макроуровне на федеральную конституционную ответственность и ответственность субъектов РФ. Микроуровень конституционной ответственности характеризуется такими субститутами как от-ветственность: Президента, Правительства, Федерального Собрания, а также ответственность в сфере конституционных отношений. Статья выполнена при поддержке РГНФ, проект № 16-33-00017 «Комплексный, межотраслевой институт юридической ответственности: понятие, структура, взаимосвязи и место в системе права».

Ключевые слова: юридическая ответственность, конституционная ответственность, гражданское общество, правовое государство, меры конституционной ответственности, ответственность должностных лиц, решения конституционного суда, взаимная ответственность, ответственность Президента, ответственность Правительства

Abstract.

The research object is constitutional responsibility as one of the key elements of civil society and a law-bound state. Based on the Constitutional Court’s judgements, the author develops the idea of the independence of constitutional responsibility as a form of legal responsibility. The author analyzes certain manifestations – constitutional responsibility measures: amotion and restriction of the right to vote. Such presentation of a problem can serve as an impetus for further studies in this sphere. The article substantiates the interdependence between civil society and a law-bound state. The author applies dialectical, comparative-legal and formal-legal methods, the system approach, the method of abstraction. Based on the judgements of the Constitutional Court of the Russian Federation, the author concludes that constitutional responsibility is not limited to the negative aspect; it also has a positive character which is not connected with constitutional offences. But without a negative side, the positive aspect becomes weak or meaningless, therefore negative constitutional responsibility serves as a means of ensuring positive responsibility.
The judgements of the Constitutional Court of the Russian Federation assert and prove two blocks within the system of constitutional responsibility: the positive and the negative one. This division happens on the macro-level of constitutional responsibility. They also predetermine the division of constitutional responsibility on the macro-level into the federal constitutional responsibility and the responsibility of the territorial units of the Russian Federation. The micro-level of constitutional responsibility is characterized by such substitutes as the responsibility of: President, Government, Federal Assembly, and the responsibility in the sphere of constitutional relations. The study is supported by the Russian Foundation for Humanities, project No. 16-33-00017 “A comprehensive, interdisciplinary institution of legal responsibility: the concept, structure, interrelations and the role within the system of law”. 

Keywords:

judgements of the Constitutional Court, responsibility of officials, constitutional responsibility measures, law-bound state, civil society, constitutional responsibility, legal responsibility, mutual responsibility, President's responsibility, Government's responsibility

Конституционная ответственность: введение в проблему

Взаимная ответственность личности и государства выступает одним из признаков правового государства, важной составляющей гражданского общества и гарантией реализации прав и свобод человека и гражданина. Она может находить свое выражение в уголовной, гражданско-правовой, административной и конституционной ответственности. При этом конституционная ответственность ввиду как особых свойств Конституции РФ, так и места в системе юридической ответственности играет важную роль в формировании гражданского общества и построения правового государства. Это обусловлена тем, что субъектами конституционной ответственности являются государство в целом, его органы и должностные лица, ответственность которых наступает в связи с обязанностью соблюдать и защищать права и свободы граждан. В рамках отношений конституционной ответственности можно говорить об ответственности за подготавливаемые и принимаемые решения, состоянии законности и степени защищенности прав и свобод.

В советский период правоведения существовали единичные работы [1, 2] посвященные проблематике юридической ответственности государства перед другой стороной правоотношения – гражданами, что было обусловлено самой концепцией отрицания идеи правового государства. Однако преобразования, которые начались в нашей стране и продолжаются и в настоящий день дали новый импульс научным изыскания в данной сфере. Так, исследованиям подвергалась конституционная ответственность в целом [3, 4], взаимосвязи конституционной ответственности с президентской властью [5], ее роль в механизме реализации Конституции [6], уделялось внимание субъектам конституционной ответственности [7], она рассматривалась как элемент федерализма [8,9]. Особое внимание уделялось конституционной ответственности федеральных органов государственной власти РФ [10, 11]. И это не случайно, т.к. научные идеи с течением времени воплощаясь в деятельности законодателя и формализовываясь в нормативных правовых актах создают основы конституционной ответственности, а следовательно и гражданского общества с правовым государством. Именно народ как один из основных институтов гражданского общества выступает тем субъектом, который через определенные механизмы требует от государств, его органов и должностных лиц соответствующей деятельности, влияя на принятие социально значимых решений.

Принятие в 1993 году Конституции России заложило основы для развития конституционной ответственности в иных нормативных правовых актах, а также послужило толчком для новых научных изысканий в данной области. Конституционная ответственность органично вписалась в существующую систему юридической ответственности и заняла в ней ведущее место. Такое положение дел объяснимо характером, регулируемых конституционной ответственностью общественных отношений и особым местом конституционной ответственности в системе юридической ответственности.

Между тем в регулировании конституционной ответственностью все еще остаются определенные проблемы. На сегодняшний день нет системообразующего нормативного правового акта, где были бы четко формализованы понятие, основание, состав и другие отношения конституционно-правовой ответственности. Спорными остаются вопросы конституционно-правового правонарушения. До настоящего времени не определен перечень санкций конституционной ответственности. На теоретическом и практическом уровнях не разрешено, является ли муниципально-правовая ответственность самостоятельным видом юридической ответственности или она выступает подвидом конституционной ответственности. Таким образом, в науках конституционного права и теории государства и права стоят вопросы о системе конституционной ответственности и системе юридической ответственности.

За относительно небольшой период становления конституционной ответственности сложилась определенная практика Конституционного суда РФ, которая помогает сформировать доктринальное понимание многих мер конституционной ответственности, оснований возникновения, ее систему.

В связи с этим представляется важным анализ правовых позиций Конституционного Суда Российской Федерации. Заметим, что далеко не все из них поддерживаются научным сообществом. Неоднозначны и оценки правовой природы решений Конституционного Суда. Бесспорно лишь то, что зачастую правовые позиции Суда имеют определяющее значение для правотворчества, правоприменения и формирования доктрины конституционной ответственности.

Решения Конституционного суда и система конституционной ответственности.

Сама юридическая ответственность представляет собой сложную систему. Она выступает сложным элементом системы права и межотраслевым институтом, в который входят субинституты юридической ответственности. При этом на уровне отрасли права субинститут юридической ответственности выступает уже самостоятельным институтом юридической ответственности, со своей сложной структурой и строением. В эту структуру входят уже отраслевые субинституты юридической ответственности. Поэтому система конституционной ответственности, являясь институтом конституционного права сама состоит из определенных субинститутов, которые образуют ее структуру. В вопросах о субинститутах Конституционной ответственности в юридической литературе нет полной ясности. Так, пишут об ответственности Президента РФ, Государственной Думы, Федерального Собрания, Правительства и так далее.

Для того, чтобы внести ясность со структурой конституционной ответственности необходимо определить само понятие субинститута юридической ответственности. Так, под субинститутом необходимо понимать некую обособленную систему однородных норм, регулирующую и охраняющую более узкую группу общественных отношений, по сравнению с целым институтом отраслевого вида юридической ответственности. Указанное деление возможно на микроуровне. Однако существует еще и макроуровень конституционной ответственности, который составляют позитивная и негативная конституционная ответственность. При этом все большее количество ученых, видят в конституционной ответственности прежде всего позитивный аспект ее реализации [12, с. 45, 13, с. 42].

На наличие позитивной конституционной ответственности прямо указывается в одном из Постановлений Конституционного Суда. Так, на Президента РФ возлагается обязанность выступать гарантом конституции, прав и свобод человека и гражданина. Одновременно Президент является и субъектом законодательной инициативы, что позволяет ему формировать законодательство, которое бы обеспечивало реализацию защиту прав и свобод человека и гражданина. В Постановлении Конституционного Суда РФ от 11 декабря 1998 г. «По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации» специально указывается: «Президент Российской Федерации, согласно Конституции Российской Федерации, является главой государства ….Именно этим обусловлены полномочия Президента Российской Федерации по формированию Правительства Российской Федерации, определению направлений его деятельности и контролю за ней, а также конституционная ответственность Президента Российской Федерации за деятельность Правительства Российской Федерации. Отсюда вытекает и роль Президента Российской Федерации в определении персонального состава Правительства Российской Федерации, в том числе в выборе кандидатуры и назначении на должность Председателя Правительства Российской Федерации [14, с. 41]

Кроме того, в Конституции РФ содержатся обязанности должностных лиц, подчеркивающие взаимную ответственность. Приведем некоторые из них: «каждый имеет право на возмещение государством вреда, причиненного незаконными действиями (или бездействием) органов государственной власти или их должностных лиц» (ст. 53); «в РФ не должны издаваться законы, отменяющие права и свободы человека» (ч. 2 ст. 55); «РФ гарантирует своим гражданам защиту и покровительство за ее пределами» (ч. 2 ст. 61). «Через общие правоотношения реализуются основные (естественные) права человека, зафиксированные в известных международных документах: российской Декларации прав человека и гражданина, в Конституции РФ. Государство обязано соблюдать и защищать эти права, а граждане, в свою очередь, должны строить свое поведение в соответствии с требованиями Основного Закона, блюсти общий интерес, исполнять свой долг, уважать права друг друга» [15, с. 44], - отмечает Н.И. Матузов.

О наличии в системе конституционной ответственности двух крупных блоков – позитивной и негативной юридической ответственности говорят и другие решения Конституционного суда РФ. В частности, в постановлениях Конституционного Суда говорится о «публичной власти, несущей конституционную ответственность за сохранение природы и окружающей среды» [16], «ответственности главы государства за согласованное единство органов государственной власти» [17], «конституционной ответственности главы государства за деятельность Правительства» [18], «ответственности главы исполнительной власти субъекта деятельность исполнительной власти соответствующего субъекта» [19], «конституционной ответственности за выполнение актов публичной власти» [20] и т.д. Такая постановка вопроса обусловлена самой Конституцией России, провозгласившей нашу страну правовым государством. Наглядно видно, что речь здесь идет о позитивной ответственности субъектов, без наличия которой сложно утверждать о процессе формирования гражданского общества.

Думается, что делением системы конституционной ответственности на макроуровне на позитивную и негативную не является единственным. Федеративный характер нашего государства позволяет выделить на макроуровне конституционную ответственность на уровне Российской Федерации и на уровне субъекта РФ.

О конституционной ответственности на уровне субъекта РФ указывается в ряде Постановлений Конституционного Суда. «В Постановлении от 18 января 1996 года по делу о проверке конституционности ряда положений Устава (Основного Закона) Алтайского края Конституционный Суд Российской Федерации установил, что нормы, закрепляющие досрочное освобождение от должности главы администрации Алтайского края за неправомерные действия в качестве института конституционной ответственности, не противоречат Конституции Российской Федерации при условии, что неправомерность этих действий подтверждается вступившим в силу решением суда. Данная правовая позиция была подтверждена в определении Конституционного Суда Российской Федерации от 14 января 1999 года № 37-О по запросу администрации Калининградской области о проверке конституционности отдельных положений Устава (Основного Закона) Калининградской области» [21]. Наличие конституционной ответственности на уровне субъекта РФ подтверждается также и нормативными правовыми актами. В ст. 1 ФЗ «Об общих принципах организации (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» [22] провозглашен принцип верховенства Конституции РФ и федеральных законов на всей территории РФ. Из этого принципа вытекает обязанность законодательных и исполнительных органов субъектов РФ принимать нормативно-правовые акты, соответствующие Конституции РФ и федеральным законам. Эта обязанность направлена на регулирование деятельности представительных и исполнительных органов субъектов РФ, а реализуется она в конституционно-правомерном поведении представительных и исполнительных органов субъектов РФ. В соответствии с указанным законом высшее должностное лицо субъекта РФ вправе принять решение о досрочном прекращении полномочий законодательного органа субъекта РФ, а законодательный орган – выразить недоверие высшему должностному лицу субъекта РФ.

Представляет интерес правовая позиция Конституционного Суда относительно ограничения пассивного избирательного права как меры юридической ответственности. «В соответствии с подпунктом "а" пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" - как по его буквальному смыслу, так и по смыслу, придаваемому ему правоприменительной практикой, - назначенное когда-либо гражданину по приговору суда наказание в виде лишения свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления влечет утрату им права быть избранным в органы государственной власти и органы местного самоуправления независимо от того, какой период прошел с момента отбытия им наказания, была ли его судимость снята или погашена, т.е. ограничение пассивного избирательного права распространяется на граждан, привлеченных к уголовной ответственности как до, так и после установления данного ограничения, и его действие прямо не обусловлено каким-либо сроком; не имеет значения и то, какой именно срок лишения свободы был назначен по приговору суда, отбывалось ли наказание в местах лишения свободы или оно было условным.

По своей природе в системе действующего правового регулирования ограничение пассивного избирательного права, предусмотренное указанным законоположением, непосредственно не относится к мерам уголовной ответственности, поскольку носит не уголовно-правовой, а конституционно-правовой характер: оно введено федеральным законодателем в качестве особого конституционно-правового дисквалифицирующего препятствия для занятия выборных публичных должностей (и, следовательно, для возможности баллотироваться на соответствующих выборах), сопряженного с повышенными репутационными требованиями к носителям публичной (политической) власти, что обусловлено их прямым участием в принятии правовых актов (нормативных и индивидуальных) и ответственностью, с которой связано осуществление ими своих полномочий.

Такое ограничение, не указываемое в приговоре в качестве наказания, в силу закона применяется как следующее самому факту осуждения к лишению свободы за совершение тяжкого или особо тяжкого преступления, т.е. за совершение предусмотренного уголовным законом деяния определенной категории, и, не будучи уголовным наказанием, тем не менее, является общеправовым последствием судимости» [23].

Еще в одном Постановлении Суда упоминается об отмене регистрации кандидата в качестве меры ответственности за нарушения избирательного законодательства [24]. В одном из постановлений обозначен и такой вид ответственности, как досрочное прекращение депутатских полномочий. Но суд упоминает ее как меру государственно - правовой ответственности [25].

Таким образом, из анализа решений Конституционного Суда и действующего законодательства на микро-уровне выделяется субститут конституционной ответственности в сфере избирательных отношений, он органически вписывается в структуру подотрасли избирательного права, которая в свою очередь выступает составной частью отрасли конституционного права РФ.

Ряд правовых позиций Конституционного Суда посвящено универсальным правилам и принципам юридической ответственности. Согласно одной из них: «Законы, устанавливающие, изменяющие или отменяющие административную или уголовную ответственность, должны соответствовать конституционным правилам действия закона во времени: согласно статье 54 Конституции Российской Федерации закон, устанавливающий или отягчающий ответственность, обратной силы не имеет (часть 1); никто не может нести ответственность за деяние, которое в момент его совершения не признавалось правонарушением; если после совершения правонарушения ответственность за него устранена или смягчена, применяется новый закон (часть 2). Данное решение Конституционного суда воздействует не только на систему конституционной ответственности, но и на всю систему юридической ответственности в целом.

Однако здесь возникает другая проблема: исполнение решений Конституционного суда. Решения КС РФ о привидении нормативных правовых актов в соответствии с Конституцией РФ не исполняются годами, а правоприменительные органы часто не придают значения данным решениям. Теоретически в качестве субинститута конституционной ответственности можно выделить ответственность органов законодательной власти, но фактически реальных рычагов воздействия на законодателя нет. Поэтому остается только их позитивная юридическая ответственность, но она без ответственности ретроспективной бессильна.

Между тем, Конституционный суд указывал, что данные правила, основанные на общеправовых принципах справедливости, гуманизма и соразмерности ответственности за совершенное деяние его реальной общественной опасности, имеют универсальное для всех видов юридической ответственности значение и являются обязательными и для законодателя, и для правоприменительных органов, в том числе судов; принятие законов, устраняющих или смягчающих ответственность, по-новому определяет характер и степень общественной опасности тех или иных правонарушений и правовой статус лиц, их совершивших, вследствие чего законодатель не может не предусмотреть - исходя из конституционно обусловленной обязанности распространения действия такого рода законов на ранее совершенные деяния - механизм придания им обратной силы, а уполномоченные органы не вправе уклоняться от принятия юрисдикционных решений об освобождении конкретных лиц от ответственности и наказания или о смягчении ответственности и наказания, оформляющих изменение статуса этих лиц (Постановление от 20 апреля 2006 года № 4-П; определения от 16 января 2001 года № 1-О, от 10 октября 2013 года № 1485-О и от 21 ноября 2013 года № 1903-О).

Положения статьи 54 Конституции Российской Федерации, устанавливающие правила действия закона во времени, конкретизируются в отраслевом законодательстве» [26].

Представляется важной следующая правовая позиция Конституционного Суда относительно общих принципов юридической ответственности. «Обращаясь к вопросу об общих принципах юридической ответственности, которые вытекают из Конституции Российской Федерации и по своему существу относятся к основам правопорядка, Конституционный Суд Российской Федерации пришел к следующим выводам: юридическая ответственность, по смыслу статьи 54 (часть 2) Конституции Российской Федерации, может наступать только за те деяния, которые законом, действующим на момент их совершения, признаются правонарушениями; наличие состава правонарушения является, таким образом, необходимым основанием для всех видов юридической ответственности; при этом признаки состава правонарушения, прежде всего в публично-правовой сфере, как и содержание конкретных составов правонарушений должны согласовываться с конституционными принципами демократического и правового государства, включая требование справедливости, в его взаимоотношениях с физическими и юридическими лицами как субъектами юридической ответственности; в свою очередь, наличие вины как элемента субъективной стороны состава правонарушения - общепризнанный принцип привлечения к юридической ответственности во всех отраслях права, и всякое исключение из него должно быть выражено прямо и недвусмысленно, т.е. закреплено непосредственно в законе [27].

Данная правовая позиция представляется вполне обоснованной за одним исключением. Среди принципов юридической ответственности Конституционный Суд упоминает общеправовой принцип (требование) справедливости. Но, к сожалению, содержание данного принципа Судом не раскрывается. На наш взгляд, поскольку данный принцип является конституционным, Конституционный Суд должен дать его трактовку. Справедливость является системообразующим принципом. При этом его системность проявляется на двух уровнях. Во-первых, он влияет на всю систему принципов юридической ответственности. Во-вторых, определяет систему юридической ответственности и систему конституционной ответственности. Раскроем эти уровни. Принципами юридической ответственности выступают сама справедливость, гуманизм, неотвратимость, индивидуализация, законности и виновность деяния [28, с. 45, 29, с. 12]. Юридическая ответственность справедлива, когда она гуманна, неотвратима и наступает за виновные деяния. Принцип справедливости предопределяет содержание других принципов юридической ответственности. Они вытекают из него, он выступает обобщением принципов юридической ответственности, их основой, влияя тем самым через систему принципов на формирование системы юридической ответственности.

Само наличие конституционной ответственности Президента, Правительства, других государственных органов обусловлено наличием принципа справедливости, когда не только граждане обязаны отвечать за свои действия и подчиняться требованиям государства, но и само государство должно нести ответственность перед своими контрагентами – выполнять их законные требования и претерпеть неблагоприятные последствия в случае нарушения прав и свобод человека и гражданина.

Вывод

Итак, решения Конституционного Суда РФ утверждают и подтверждают два блока в системе конституционной ответственности: позитивную и негативную. Такое деление происходит на макроуровне конституционной ответственности. Также из решений Конституционного суда РФ вытекает подразделение конституционной ответственности на макроуровне на федеральную конституционную ответственность и ответственность субъектов РФ. Микроуровень конституционной ответственности характеризуется такими субститутами как ответственность: Президента, Правительства, Федерального Собрания, а также ответственность в сфере конституционных отношений.

Библиография
1.
Боброва Н.А., Зражевская Т.Д. Ответственность в системе гарантий конституционных норм. Воронеж, 1985. 190 с.
2.
Зражевская Т.Д. Реализация конституционного законодательства (Проблемы теории и практики): Дис. … д-ра. юрид. наук. Воронеж, 1999. 453 с.
3.
Шон Д.Т. Конституционная ответственность // Государство и право. 1995. № 7. С. 18-26
4.
Колосова Н.М. Конституционная ответственность в РФ: Ответственность органов государственной власти и иных субъектов права за нарушение конституционного законодательства РФ. М.: Городец, 2000. 153 с.
5.
Чиркин В.Е. Президентская власть // Государство и право. 1997. № 5; Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих («круглый стол» журнала «Государство и право») // Государство и право. 2000. № 3. С. 86-98.
6.
Лучин В. Ответственность в механизме реализации Конституции // Право и жизнь. 1992. № 1. С. 29-38.
7.
Виноградов В.А. Субъекты конституционной ответственности: Дис. … канд. юрид. наук. М., 2000. 198 с.
8.
Барциц И.Н. Федеративная ответственность. Конституционно-правовые аспекты. М.: РЭА, 1999. 210 с.
9.
Умнова И.А. Конституционные основы современного российского федерализма. М.: Дело, 2000. 301 с.
10.
Сергеев А.Л. Конституционная ответственность федеральных органов государственности власти РФ: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2006. 18 с.
11.
Тишанин В.Е. Конституционная ответственность высшего должностного лица субъекта РФ: проблемы теории и практики: Автореф. дис. …. канд. юрид. наук. М., 2012. 21. с.
12.
Витрук Н.В. Общая теория юридической ответственности. М., 2008. 380 с.
13.
Мамут Л.С. Проблема ответственности народа // Вопросы философии. 1999. № 8. С. 22-36.
14.
Витрук Н.В. Проблемы правовой ответственности государства, его органов и служащих («круглый стол» журнала «Государство и право») // Государство и право. 2000. № 3. С. 45-57.
15.
Матузов Н.И. Права человека и общерегулятивные правоотношения // Правоведение. 1996. № 3. С. 41-49.
16.
Постановление Конституционного Суда РФ от 05.06.2013 № 12-П "По делу о проверке конституционности абзаца второго пункта 14 статьи 15 Федерального закона "О статусе военнослужащих" в связи с жалобами граждан А.С. Зорина, А.Г. Кожушного и других" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 6.
17.
Постановление Конституционного Суда РФ от 21.03.2014 № 7-П "По делу о проверке конституционности положения пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в связи с жалобами граждан А.М. Асельдерова, К.Г. Рабаданова, Г.К. Сулейманова и Е.В. Тарышкина" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2014. № 3.
18.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11.11.2014 № 29-П "По делу о проверке конституционности пункта 7 части 3 статьи 82 Федерального закона "О службе в органах внутренних дел Российской Федерации и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" в связи с жалобами граждан Д.А. Васина и И.С. Кравченко" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2015. № 1.
19.
Постановление Конституционного Суда РФ от 05.03.2013 № 5-П "По делу о проверке конституционности статьи 16 Федерального закона "Об охране окружающей среды" и постановления Правительства Российской Федерации "Об утверждении Порядка определения платы и ее предельных размеров за загрязнение окружающей природной среды, размещение отходов, другие виды вредного воздействия" в связи с жалобой общества с ограничен-ной ответственностью "Тополь" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2013. № 5.
20.
Постановление Конституционного Суда РФ от 01.12.1999 № 17-П "По спору о компетенции между Советом Федерации и Президентом Российской Федерации относительно принадлежности полномочия по изданию акта о временном отстранении Генерального прокурора Российской Федерации от должности в связи с возбуждением в отношении него уголовного дела" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. № 6.
21.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11.12.1998 № 28-П // "По делу о толковании положений части 4 статьи 111 Конституции Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1999. № 2.
22.
Собрание законодательства РФ. 1999. № 42. Ст. 5005.
23.
Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 5.
24.
Постановление Конституционного Суда РФ от 31.07.1995 № 10-П "По делу о проверке конституционности Указа Президента Российской Федерации от 30 ноября 1994 г. № 2137 "О мероприятиях по восстановлению конституционной законности и правопорядка на территории Чеченской Республики", Указа Президента Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. № 2166 "О мерах по пресечению деятельности незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и в зоне осетино-ингушского конфликта", Постановления Правительства Российской Федерации от 9 декабря 1994 г. № 1360 "Об обеспечении государственной безопасности и территориальной целостности Российской Федерации, законности, прав и свобод граждан, разоружения незаконных вооруженных формирований на территории Чеченской Республики и прилегающих к ней регионов Северного Кавказа", Указа Президента Российской Федерации от 2 ноября 1993 г. № 1833 "Об Основных положениях военной доктрины Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 1995. № 5.
25.
Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П "По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона "Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2000. № 5.
26.
Постановление Конституционного Суда РФ от 10.10.2013 № 20-П "По делу о проверке конституционности подпункта "а" пункта 3.2 статьи 4 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации", части первой статьи 10 и части шестой статьи 86 Уголовного кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан Г.Б. Егорова, А.Л. Казакова, И.Ю. Кравцова, А.В. Куприянова, А.С. Латыпова и В.Ю. Синькова" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2014. № 1.
27.
Постановление Конституционного Суда РФ от 11.06.2002 № 10-П "По делу о проверке конституционности положений пункта 1 статьи 64, пункта 11 статьи 32, пунктов 8 и 9 статьи 35, пунктов 2 и 3 статьи 59 Федерального закона "Об основных гарантиях избирательных прав и права на участие в референдуме граждан Российской Федерации" в связи с запросами Верховного Суда Российской Федерации и Тульского областного суда" // Вестник Конституционного Суда РФ. 2002. № 5.
28.
Липинский Д.А. Принципы и правоотношения юридической ответственности. М., 2003. 230 с.
29.
Мироненко М.Б. Принципы юридической ответственности: Авто-реф. дис. … канд. юрид. наук. Саратов, 2000. 22 с.
30.
Грудцына Л.Ю. Философско-правовая концепция гражданского общества как самоорганизующейся социальной системы: от Гегеля до наших дней // Административное и муниципальное право. 2014. № 4. C. 392 - 397. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.4.11370.
31.
Попова А.Д. Особенности формирования гражданского общества в России в условиях догоняющей модернизации // Исторический журнал: научные исследования. 2016. № 1. C. 40 - 50. DOI: 10.7256/2222-1972.2016.1.17785.
32.
Кривенкова М.В. Ответственность государства за искажение исторических фактов: международно-правовой аспект // Право и политика. 2016. № 5. C. 605 - 609. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.5.14826.
33.
Айнутдинов Р.Ф. Роль и место политической власти в правовом государстве // Право и политика. 2012. № 3. C. 592 - 596.
34.
Шеломенцев В.Н. Формирование законодательства о гражданском
обществе в России на рубеже XVIII–-XIX веков // Политика и Общество. 2013. № 1. C. 4 - 16. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.01.1.
References (transliterated)
1.
Bobrova N.A., Zrazhevskaya T.D. Otvetstvennost' v sisteme garantii konstitutsionnykh norm. Voronezh, 1985. 190 s.
2.
Zrazhevskaya T.D. Realizatsiya konstitutsionnogo zakonodatel'stva (Problemy teorii i praktiki): Dis. … d-ra. yurid. nauk. Voronezh, 1999. 453 s.
3.
Shon D.T. Konstitutsionnaya otvetstvennost' // Gosudarstvo i pravo. 1995. № 7. S. 18-26
4.
Kolosova N.M. Konstitutsionnaya otvetstvennost' v RF: Otvetstvennost' organov gosudarstvennoi vlasti i inykh sub''ektov prava za narushenie konstitutsionnogo zakonodatel'stva RF. M.: Gorodets, 2000. 153 s.
5.
Chirkin V.E. Prezidentskaya vlast' // Gosudarstvo i pravo. 1997. № 5; Problemy pravovoi otvetstvennosti gosudarstva, ego organov i sluzhashchikh («kruglyi stol» zhurnala «Gosudarstvo i pravo») // Gosudarstvo i pravo. 2000. № 3. S. 86-98.
6.
Luchin V. Otvetstvennost' v mekhanizme realizatsii Konstitutsii // Pravo i zhizn'. 1992. № 1. S. 29-38.
7.
Vinogradov V.A. Sub''ekty konstitutsionnoi otvetstvennosti: Dis. … kand. yurid. nauk. M., 2000. 198 s.
8.
Bartsits I.N. Federativnaya otvetstvennost'. Konstitutsionno-pravovye aspekty. M.: REA, 1999. 210 s.
9.
Umnova I.A. Konstitutsionnye osnovy sovremennogo rossiiskogo federalizma. M.: Delo, 2000. 301 s.
10.
Sergeev A.L. Konstitutsionnaya otvetstvennost' federal'nykh organov gosudarstvennosti vlasti RF: Avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. M., 2006. 18 s.
11.
Tishanin V.E. Konstitutsionnaya otvetstvennost' vysshego dolzhnostnogo litsa sub''ekta RF: problemy teorii i praktiki: Avtoref. dis. …. kand. yurid. nauk. M., 2012. 21. s.
12.
Vitruk N.V. Obshchaya teoriya yuridicheskoi otvetstvennosti. M., 2008. 380 s.
13.
Mamut L.S. Problema otvetstvennosti naroda // Voprosy filosofii. 1999. № 8. S. 22-36.
14.
Vitruk N.V. Problemy pravovoi otvetstvennosti gosudarstva, ego organov i sluzhashchikh («kruglyi stol» zhurnala «Gosudarstvo i pravo») // Gosudarstvo i pravo. 2000. № 3. S. 45-57.
15.
Matuzov N.I. Prava cheloveka i obshcheregulyativnye pravootnosheniya // Pravovedenie. 1996. № 3. S. 41-49.
16.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 05.06.2013 № 12-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti abzatsa vtorogo punkta 14 stat'i 15 Federal'nogo zakona "O statuse voennosluzhashchikh" v svyazi s zhalobami grazhdan A.S. Zorina, A.G. Kozhushnogo i drugikh" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2013. № 6.
17.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 21.03.2014 № 7-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti polozheniya punkta 7 chasti 3 stat'i 82 Federal'nogo zakona "O sluzhbe v organakh vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii i vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii" v svyazi s zhalobami grazhdan A.M. Asel'derova, K.G. Rabadanova, G.K. Suleimanova i E.V. Taryshkina" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2014. № 3.
18.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 11.11.2014 № 29-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti punkta 7 chasti 3 stat'i 82 Federal'nogo zakona "O sluzhbe v organakh vnutrennikh del Rossiiskoi Federatsii i vnesenii izmenenii v otdel'nye zakonodatel'nye akty Rossiiskoi Federatsii" v svyazi s zhalobami grazhdan D.A. Vasina i I.S. Kravchenko" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2015. № 1.
19.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 05.03.2013 № 5-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti stat'i 16 Federal'nogo zakona "Ob okhrane okruzhayushchei sredy" i postanovleniya Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii "Ob utverzhdenii Poryadka opredeleniya platy i ee predel'nykh razmerov za zagryaznenie okruzhayushchei prirodnoi sredy, razmeshchenie otkhodov, drugie vidy vrednogo vozdeistviya" v svyazi s zhaloboi obshchestva s ogranichen-noi otvetstvennost'yu "Topol'" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2013. № 5.
20.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 01.12.1999 № 17-P "Po sporu o kompetentsii mezhdu Sovetom Federatsii i Prezidentom Rossiiskoi Federatsii otnositel'no prinadlezhnosti polnomochiya po izdaniyu akta o vremennom otstranenii General'nogo prokurora Rossiiskoi Federatsii ot dolzhnosti v svyazi s vozbuzhdeniem v otnoshenii nego ugolovnogo dela" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 1999. № 6.
21.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 11.12.1998 № 28-P // "Po delu o tolkovanii polozhenii chasti 4 stat'i 111 Konstitutsii Rossiiskoi Federatsii" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 1999. № 2.
22.
Sobranie zakonodatel'stva RF. 1999. № 42. St. 5005.
23.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 07.06.2000 № 10-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii Konstitutsii Respubliki Altai i Federal'nogo zakona "Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti sub''ektov Rossiiskoi Federatsii" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2000. № 5.
24.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 31.07.1995 № 10-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti Ukaza Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 30 noyabrya 1994 g. № 2137 "O meropriyatiyakh po vosstanovleniyu konstitutsionnoi zakonnosti i pravoporyadka na territorii Chechenskoi Respubliki", Ukaza Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 9 dekabrya 1994 g. № 2166 "O merakh po presecheniyu deyatel'nosti nezakonnykh vooruzhennykh formirovanii na territorii Chechenskoi Respubliki i v zone osetino-ingushskogo konflikta", Postanovleniya Pravitel'stva Rossiiskoi Federatsii ot 9 dekabrya 1994 g. № 1360 "Ob obespechenii gosudarstvennoi bezopasnosti i territorial'noi tselostnosti Rossiiskoi Federatsii, zakonnosti, prav i svobod grazhdan, razoruzheniya nezakonnykh vooruzhennykh formirovanii na territorii Chechenskoi Respubliki i prilegayushchikh k nei regionov Severnogo Kavkaza", Ukaza Prezidenta Rossiiskoi Federatsii ot 2 noyabrya 1993 g. № 1833 "Ob Osnovnykh polozheniyakh voennoi doktriny Rossiiskoi Federatsii" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 1995. № 5.
25.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 07.06.2000 № 10-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti otdel'nykh polozhenii Konstitutsii Respubliki Altai i Federal'nogo zakona "Ob obshchikh printsipakh organizatsii zakonodatel'nykh (predstavitel'nykh) i ispolnitel'nykh organov gosudarstvennoi vlasti sub''ektov Rossiiskoi Federatsii" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2000. № 5.
26.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 10.10.2013 № 20-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti podpunkta "a" punkta 3.2 stat'i 4 Federal'nogo zakona "Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii", chasti pervoi stat'i 10 i chasti shestoi stat'i 86 Ugolovnogo kodeksa Rossiiskoi Federatsii v svyazi s zhalobami grazhdan G.B. Egorova, A.L. Kazakova, I.Yu. Kravtsova, A.V. Kupriyanova, A.S. Latypova i V.Yu. Sin'kova" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2014. № 1.
27.
Postanovlenie Konstitutsionnogo Suda RF ot 11.06.2002 № 10-P "Po delu o proverke konstitutsionnosti polozhenii punkta 1 stat'i 64, punkta 11 stat'i 32, punktov 8 i 9 stat'i 35, punktov 2 i 3 stat'i 59 Federal'nogo zakona "Ob osnovnykh garantiyakh izbiratel'nykh prav i prava na uchastie v referendume grazhdan Rossiiskoi Federatsii" v svyazi s zaprosami Verkhovnogo Suda Rossiiskoi Federatsii i Tul'skogo oblastnogo suda" // Vestnik Konstitutsionnogo Suda RF. 2002. № 5.
28.
Lipinskii D.A. Printsipy i pravootnosheniya yuridicheskoi otvetstvennosti. M., 2003. 230 s.
29.
Mironenko M.B. Printsipy yuridicheskoi otvetstvennosti: Avto-ref. dis. … kand. yurid. nauk. Saratov, 2000. 22 s.
30.
Grudtsyna L.Yu. Filosofsko-pravovaya kontseptsiya grazhdanskogo obshchestva kak samoorganizuyushcheisya sotsial'noi sistemy: ot Gegelya do nashikh dnei // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. 2014. № 4. C. 392 - 397. DOI: 10.7256/1999-2807.2014.4.11370.
31.
Popova A.D. Osobennosti formirovaniya grazhdanskogo obshchestva v Rossii v usloviyakh dogonyayushchei modernizatsii // Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya. 2016. № 1. C. 40 - 50. DOI: 10.7256/2222-1972.2016.1.17785.
32.
Krivenkova M.V. Otvetstvennost' gosudarstva za iskazhenie istoricheskikh faktov: mezhdunarodno-pravovoi aspekt // Pravo i politika. 2016. № 5. C. 605 - 609. DOI: 10.7256/1811-9018.2016.5.14826.
33.
Ainutdinov R.F. Rol' i mesto politicheskoi vlasti v pravovom gosudarstve // Pravo i politika. 2012. № 3. C. 592 - 596.
34.
Shelomentsev V.N. Formirovanie zakonodatel'stva o grazhdanskom
obshchestve v Rossii na rubezhe XVIII–-XIX vekov // Politika i Obshchestvo. 2013. № 1. C. 4 - 16. DOI: 10.7256/1812-8696.2013.01.1.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"