Статья 'Упрощенное гражданское судопроизводство в России в конце XIX в. ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Упрощенное гражданское судопроизводство в России в конце XIX в.

Золотова Ольга Игоревна

старший преподаватель, ФГБОУ ВО "Курский государственный университет"

305000, Россия, Курская область, г. Курск, ул. Радищева, 29, оф. 606

Zolotova Olga Igorevna

Assistant at the Department of Constitutional and Administrative Law of Kursk State University

305000, Russia, Kurskaya oblast', g. Kursk, ul. Radishcheva, 29, of. 606

olga17.10.1989@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2409-7136.2016.7.18334

Дата направления статьи в редакцию:

13-03-2016


Дата публикации:

13-07-2016


Аннотация.

Объектом исследования являются общественные отношения, возникавшие в связи с применением упрощенного производства в гражданском процессе России в конце XIX в. Автор рассматривает проводившийся в казанный период процесс оптимизации процедуры отправления правосудия по гражданским делам, выявляет причины неудачи проведенной реформы. Предметом исследования выступает правовое регулирование упрощенного порядка рассмотрения гражданских дел в России в конце XIX в. Особое внимание уделяется судебной практике применения указанной процедуры, которая представлена архивными материалами. Методологическую основу исследования составили такие методы познания, как: системный, историко-правовой, диалектический, формально-логический, комплексного подхода к изучению проблемы. Основными выводами исследования являются следующие положения. Во-первых, в России в конце XIX в. была предпринята неудачная попытка оптимизации гражданского судопроизводства, заключавшаяся в введении упрощенного производства. Во-вторых, законодатель при установлении нового порядка совершил две ключевые ошибки: первая заключалась в том, что он попытался сохранить основные принципы судебного разбирательства по гражданским делам, свойственные общему порядку; вторая - в возложении ответственности за применение упрощенного порядка на истца, предоставлении ему полной инициативы в выборе порядка рассмотрения дела. В-третьих, предлагается два пути решения проблемы установления эффективного механизма оптимизации гражданского судопроизводства: во-первых, установить императивный перечень дел, подлежащих ускоренному порядку разрешения дел; во-вторых, предусмотреть инструмент экономического стимулирования применения упрощенной процедуры путем установления сложной системы распределения судебных расходов.

Ключевые слова: гражданское судопроизводство, упрощенное производство, проблемы оптимизации, правосудие, судебная реформа, история судебной реформы, реформирование гражданского судопроизводства, Устав гражданского судопроизводства, суды, эффективность

Abstract.

The research object includes social relations emerging in the process of application of facilitated civil legal proceedings in Russia in the late 19th century. The author considers the process of civil legal proceedings optimization, which had been carried out during the mentioned period, and reveals the shortcomings of the reform. The research subject is legal regulation of the facilitated procedure of civil cases consideration in Russia in the late 19th century. Special attention is paid to the judicial practice of application of this procedure, the information about which is contained in the archive materials. The research methodology is based on the system, historical and legal, dialectical, formal-logical methods and the complex approach. The author comes to the following conclusions. Firstly, the attempt to introduce facilitated legal proceedings in Russia in the late 19th century was unsuccessful. Secondly, the legislator had made two key mistakes when establishing the new procedure: the attempt to preserve the general principles of civil proceedings typical for the general order, and to entrust a claimant with the application of facilitated proceedings allowing him a free hand in deciding on the procedure of consideration of the case. Thirdly, the author offers two ways to solve the problem of establishing an effective mechanism of civil legal proceedings optimization: firstly, to establish an imperative list of cases, subject to a facilitated procedure; secondly, to provide for an instrument of economic incentive of facilitated civil proceeding application via establishing a complex system of court costs distribution. 

Keywords:

history of judicial reform, judicial reform, justice, problems of optimization, facilitated proceedings , civil legal proceedings , civil legal proceedings reform, The Statute of civil procedure, courts, efficiency

Вопрос оптимизации гражданского судопроизводства всегда являлся одним из ключевых при проведении преобразований гражданского процесса[1, C. 3; 2,C. 662; 9]. Попытки решения указанной проблемы в России в XIX в. предпринимались несколько раз. Можно выделить два основных периода, когда законодатель активно проводил работу по оптимизации гражданского судопроизводства: судебная реформа 1864 г. и преобразования 1880-1890-х гг. Особенностью первого периода является то, что проблема оптимизации решалась как системная путем осуществления коренного пересмотра основных начал отправления правосудия в России, в результате чего сформировалась новая модель гражданского правосудия – состязательная.

Второй период методологически существенно отличался от первого. Проблема оптимизации гражданского судопроизводства в 1880-1890-е гг. была обусловлена, во-первых, недочетами судебной реформы 1864 г., а именно – отсутствием ускоренных порядков разбирательства; во-вторых, активизация гражданских отношений, вызванная изменением социально-экономических условий, выявила необходимость более скорого судебного разбирательства. В рамках указанного периода законодателем в гражданское судопроизводство были введены два новых порядка – понудительное исполнение и упрощенное производство. Однако, если первый выступил действительно эффективным механизмом по оптимизации процесса, его достоинства отмечались современниками[6, с.29; 11, с. 198], то результативность последнего ставилась под сомнение.

Так, Г.Л. Вербловский отмечал, что уже в конструкции упрощенного производства содержался такой недостаток, который лишал его жизненности и практичности. По мнению процессуалиста, недостаток этот заключался в том, что начатое и даже решенное дело в упрощенном порядке могло быть обращено к общему порядку производства, а решение, постановленное в упрощенном порядке, могло быть разрушено той стороной, которой выгодно[6, c. 25]. В свою очередь Т.М. Яблочков указывал, что упрощенное производство не гарантировало абсолютной скорости производства, поскольку требовало вызова ответчика и прений. Кроме того, перспектива перехода к общему производству в двух инстанциях окончательно лишала его всех преимуществ скорости процесса[11, c. 195]. Е. А. Нефедьев оценивал введение упрощенного порядка судопроизводства как полумеру, так как дела, дела, проходящие через эту процедуру, все-таки должны были быть рассмотрены в судебном разбирательстве, что отнимало время у взыскателя[8, c. 252]. И.Е. Энгельман также называл упрощенное производство недостаточным. Причины неуспеха этого порядка он видел в том, что для производства таких дел не были назначены особые члены окружных судов, оно было возложено на имеющийся состав суда, загруженный работой. Кроме того, исследователь отмечал, что в соответствии с требованием закона многие дела после напрасного рассмотрения в упрощенном порядке обращались к общему[10, c. 436].

На наш взгляд, научный и практический интерес представляет анализ именно упрощенного производства как не совсем удачного опыта оптимизации гражданского процесса, выявление причин, не позволивших ему решить поставленную задачу.

Итак, процедура упрощенного судопроизводства была введена в гражданский процесс законом 3 июня 1891 года [3] и подлежала применению только судебными органами.

В упрощенном порядке рассматривались дела: платежа определенной денежной суммы по векселям, закладным, иным заемным письмам и письменным обязательствам, а также о платеже наемных денег по договорам найма недвижимого имущества, если исполнение обязательства не поставлено в самом акте в зависимость от условий, наступление которых должно быть предварительно доказано истцом, а также дела о сдаче по истечению договорного срока состоящего в найме имущества. Как видно из перечня, рассмотрению в упрощенном порядке подлежали дела, по которым ввиду наличия ценных бумаг или иных письменных свидетельств обязанности контрагента выплатить положенные суммы, либо дело касалось сдачи в наем имущества. Данные категории дел представляют собой ограниченный во времени интерес сторон, поскольку все они так или иначе связаны с денежными выплатами, которые выигравшей стороной могут быть использованы в гражданском обороте. Для истца цель процесса в этом случае заключается не столько в установлении за ним права на получение денежных средств, а получение их с контрагента в кратчайшие сроки, пока инвестиционный проект, где они могут использоваться, не утратит актуальности. Кроме того, истец, обращаясь в суд, имеет на руках все необходимые письменные свидетельства о своем праве на выплату ответчиком ему долга, то есть спор отсутствует, ответчик не может, по сути, оспаривать само требование.

Предусматривались и ограничения применения данного порядка в случаях: 1) когда ответчик находится за границей или место жительства его неопределенно; 2) когда иск относится к нескольким ответчикам, проживающим в разных судебных округах; 3) когда прошло пять лет со дня просрочки платежа по обязательству и год по искам о сдаче состоящего в найме имущества со дня истечения срока найма; 4) когда иск относится к наследству лица, выдавшего обязательство. Все обозначенные случаи запрета на применение упрощенного порядка согласуются с началами состязательного процесса. Первый случай, не допускающий упрощенного судопроизводства, когда ответчик находится за границей или место его проживания неизвестно, призван обеспечить процессуальное равенство сторон и не нарушить состязательность процесса, поскольку в этом случае особенности производства дела в упрощенном порядке не позволят стороне ответчика должным образом представить свою позицию, что нарушит принципы установившейся модели судопроизводства. Состязательный процесс требует соблюдения баланса интересов в процессе.

Аналогично можно отметить и о втором ограничении в применении упрощенной процедуры. Подсудность по упрощенному порядку определена законодателем четко: по месту временного или постоянного проживания ответчика. В связи с этим в случае множественности лиц на стороне ответчика, чтобы не возникало споров о подсудности, законодатель пошел путем ограничения возможности применения данной процедуры.

Третье ограничение применения процедуры упрощенного судопроизводства связано с особенностями гражданского оборота, где с течением времени обязательство и выплаты по нему утрачивают свою значимость. Экономический оборот очень динамичен, сроки, по прошествии которых заключенное обязательство утрачивает свое значения для его участников и иных участников рынка, объективно определены в законе об упрощенном судопроизводстве. В дальнейшем данные споры могут рассматриваться в общем порядке, поскольку значение приобретает уже факт установления права на получения денежных средств, инвестиционная их роль уходит на второй план.

Четвертое условие недопустимости упрощенной процедуры вызвано соединением в праве требования по обязательству наследственных прав, что связано с правоотношениями иного рода и вступлением иных лиц. В этом случае требуется полное разбирательство дела в соответствии с общим порядком. Кроме того, в связи с возникновением нового правоотношения по спорному обязательству интересы ответчика требуют особой защиты.

Упрощенное судопроизводство основывалось на начале состязательности. Приняв к производству дело в данном порядке, суд вызывал ответчика по делу в самый короткий срок, но с соблюдением условия, что с момента получения повестки ответчиком должно пройти не менее суток сверх поверстного срока, то есть времени, необходимого истцу, чтобы прибыть к месту отправления правосудия по делу. В особых случаях, когда имелось опасение, что ответчик мог скрыть имущество или скрыться сам, при условии что он проживал в месте предъявления иска, суд мог применить к нему такой способ процессуального воздействия как вызов его к определенному часу того дня, когда была вручена повестка. При этом, закон не давал ответа на вопрос о том, по чьей инициативе может быть осуществлено данное действие: истец ли в прошении обращается к суду с требованием применить в отношении ответчика немедленный вызов в суд и обоснует необходимость данной меры или же суд сам решает данный вопрос.

Производство осуществлялось непосредственно с заслушиванием сторон, хотя неявка их не препятствовала разрешению дела, и вынесенное решение не считалось заочным. Таким образом, состязание как форма реализации производства сохранилась в упрощенном порядке.

Принцип равноправия сторон нашел отражение в рассматриваемом производстве. В процессе заслушивались обе стороны. Кроме того, они имели право ссылаться только на письменные доказательства. Истец обладал правом обратиться к общему порядку судопроизводства на любом этапе рассмотрения дела, но до вынесения решения по нему. Ответчик также вправе просить суд о замене упрощенного порядка общим в случаях: во-первых, когда требование истца основано на домашнем обязательстве, за исключением векселя, во-вторых, когда со дня просрочки платежа по бессрочному или выданному до востребования обязательству или со дня его написания прошло более года. В этих случаях он должен был также указать доказательства, которые имеют существенное значение для разрешения дела и которые не могут быть рассмотрены в упрощенном порядке. В течение месяца истец и ответчик имели право ходатайствовать об обращении дела к общему порядку. Немало важно, что ответчику, не присутствовавшему в заседании, предоставлялось право еще в течение года со дня вручения ему повестки об исполнении предъявить иск в общем порядке. Кроме того, стороны могли возбудить производство о подлоге.

Рассмотренные выше правомочия сторон формально ставят их в равное процессуальное положение. Законодатель, изначально создавая данный порядок, прежде всего, исходил из необходимости защиты экономических интересов добросовестных контрагентов. Однако, стремясь уравновесить положение истца и ответчика в процессе, им было предусмотрено большое количество возможностей для последнего, которые в совокупности с установленными ограничениями по применению процедуры, являлись саморазрушительными механизмами данной процедуры. Ответчик имел большое количество процессуальных способов затянуть разбирательство и отсрочить момент исполнения по бесспорному делу.

Упрощенное производство осуществлялось устно, гласно, непосредственно. Закон определял четко, что по общему правилу дело должно было быть разрешено в одном заседании, резолютивная часть решения подлежит оглашению, а само решение должно быть в окончательной форме изготовлено не позднее, чем в трехдневный срок.

Суд в упрощенном порядке судопроизводства свободно оценивал доказательства. В этом порядке доказательства могут быть представлены с обеих сторон. Однако устанавливалось ограничение: стороны могли ссылаться только на письменные доказательства. Учитывая диспозитивный и факультативный характер упрощенного судопроизводства, суд также оценивал представленные при подаче иска доказательства, обосновывающие право на обращение к данному порядку. В отношении оценивания судом доказательств действовало общее правило свободной оценки, поскольку особых установлений на этот счет закон не делал.

Упрощенное судопроизводство помимо иска, предусматривало возможность подачи ответчиком возражений на иск. Однако закон не уделял данному процессуальному акту столько внимания, сколько в общем порядке: не определялись его формальная сторона и содержание. В целом можно говорить о праве ответчика воспользоваться данным процессуальным средством защиты, а не об обязанности представить суду свою точку зрения на конфликт.

Представляется, что сохранение института возражения на иск в упрощенном порядке явилось страховым механизмом, который бы, по мнению законодателя, позволил избежать ошибок при вынесении решения по бесспорным делам. Однако такой подход, на наш взгляд, является спорным. Сама процедура была введена в гражданский процесс для скорейшей защиты прав добросовестного контрагента по бесспорным делам. При отсутствии спора о праве сохранение института возражений на иск было нецелесообразно: возражать, по сути, было не о чем.

Контроль над процессуальными сроками принадлежал суду. Требования допустимости упрощенного судопроизводства содержат в себе указания на процессуальные сроки, которые должны быть выдержаны, чтобы дело было разрешено в данном порядке. Итак, пятилетний срок давности устанавливался по обязательствам, по которым закон допускал применение упрощенного порядка, а также годовой срок для дел о сдаче в наем имущества. По истечении указанных периодов дело могло быть рассмотрено в общем порядке. Проверять соблюдение сроков давности должен был суд, в который поступило заявление о рассмотрении дела в упрощенном порядке.

Суда вызывал ответчика и назначал дату заседания в самый краткий срок, но с расчетом, чтобы с момента вручения повестки и до дня заседания прошло не менее суток сверх поверстного срока. Кроме того, пропуск какой-либо из сторон или ими обеими срока явки в заседание не препятствовало вынесению решения.

Сохранилось деление на письменную подготовительную часть и устную основную, что было свойственно общему порядку производства. Подготовительная часть состояла из предоставления ответчиком возражения и письменных доказательств. Устная часть представляла собой непосредственно заседание, в котором истец представлял письменные доказательства, подтверждающие наличие его право на рассмотрение дела в упрощенном порядке, которые также являлись обоснованием его требования. Ответчик же, если представлял доказательства, то они опровергали требование истца об упрощенном порядке, поскольку между этими лицами в данном факультативном порядке не мог быть разрешен вопрос о праве.

Таким образом, упрощенное судопроизводство явилось попыткой оптимизации гражданского судопроизводства в России в конце XIX в. Законодатель, тем не менее, сохранил основные принципы гражданского процесса, определявшие его характер и свойственные общему порядку рассмотрения гражданских дел.

На практике, однако, упрощенное судопроизводство не нашло большой популярности у населения. По данным Министерства юстиции с 1891 по 1892 гг. в округе Московской судебной палаты у уездных членов в упрощенном порядке было рассмотрено в 1891 г. – 138 дел; в 1892 г. – 671 дело (14,7%); у мировых судей в 1891 г. – 81 дело, в 1892 г. – 498 дел (1,4%). В округе Харьковской судебной палаты было рассмотрено в упрощенном порядке у уездных членов в 1891 г. – 85 дел; в 1892 г. ­– 534 дела (8,2%); у мировых судей в 1891 г. – 2 дела[7].

Для выяснения причин такого положения дел стоит рассмотреть примеры идентичных по существу ситуаций, одна из которых была рассмотрена судом в упрощенном порядке. другая – в общем. Так, в прошении по делу о взыскании с купца Василия Петровича и жены его Надежды Михайловны Жилкиных дочерьми купца Зоей, Антониной, Ларисой Акимовных Тахтамировых, интересы которых представлял управляющий по доверенности имуществом умершего купца Акима Матвеевича Тахтамирова и его малолетней дочери Марьяны Акимовны Тахтамировой Григорий Никитович Горбачев, 1 700 руб. по заверенному нотариусом заемному письму было указана просьба о рассмотрении дела в упрощенном порядке. Уездный член окружного суда эту просьбу удовлетворил. О скорости данной процедуры в сравнении с обычным производстве можно судить по срокам рассмотрения данного дела. Прошение поступило 24 мая 1893 г., 4 июня 1893 г. ответчику была вручена повестка, а 10 июня 1893 г. состоялось рассмотрение дела, по итогам которого было вынесено решение об удовлетворении заявленных требований. Исполнительный лист был выписан уже 11 июня 1893 г.[1]

Аналогичное по обстоятельствам дело по иску Филиппа Семеновича Мамрая к Ивану, Якову Никитовичам Самсоненковым в пятьсот рублей по заемному письму, заверенному у нотариуса, поскольку не было просьбы от истца об упрощенной процедуре, рассматривалось в общем порядке. Прошение поступило на рассмотрение 5 июля 1905 г., а рассмотрено было 28 августа 1905 г., исполнительный лист был выписан только 15 сентября 1905 г.[2]

Таким образом, ключевым фактором в применении процедуры упрощенного производства являлось волеизъявление самой заинтересованной стороны, то есть законодатель, как уже отмечалось, стремился последователь и четко соблюсти начало диспозитивности судопроизводства. Однако здесь стоит учитывать, что зачастую интересы сторон в процессе представляли присяжные поверенные, они же вели подготовку документов в процессе. Согласно закону за ведение дела в упрощенном порядке полагается одна пятая часть вознаграждения, установленного в законе за ходатайство по делу в двух инстанциях по таксе вознаграждения присяжных поверенных [7]. Тем самым, предъявление иска в упрощенном порядке оказывалось менее выгодно для поверенного, чем в общем порядке. На это обращало внимание и Министерство юстиции[7]. Однако законодательное положение о системе вознаграждений так и не было пересмотрено.

Таким образом, процедура упрощенного порядка гражданского судопроизводства изначально не могла решить поставленную перед ней задачу по оптимизации процесса, поскольку законодатель при ее установлении совершил как минимум две важные ошибки. Прежде всего, он стремился сохранить все фундаментальные основы производства по гражданским делам, свойственные общему порядку процедуры оправления правосудия по гражданским делам, что никак не способствовало скорости судебного разбирательства. Кроме того, он возложил ответственность за применение упрощенного порядка на истца, который самостоятельно должен был выбрать лучший для него способ рассмотрения дела. Эта вторая ошибка вытекала из заблуждения об уровне правовой культуры населения и добросовестности присяжных поверенных, которые должны были рекомендовать упрощенный порядок своим клиентам.

Резюмируя вышеизложенное, можно заключить, что при попытке проведения оптимизации гражданского судопроизводства путем введения в него факультативных ускоренных процедур не эффективным является сохранение абсолютной диспозитивности в выборе порядка рассмотрения дела. Возможно определить два пути решения указанной проблемы: во-первых, установить императивный перечень дел, подлежащих ускоренному порядку разрешения дел; во-вторых, предусмотреть инструмент экономического стимулирования применения упрощенной процедуры путем установления сложной системы распределения судебных расходов (например, если в суде выясняется, что дело, подлежащее рассмотрению в упрощенном порядке, рассматривается в общем порядке, то истец не вправе претендовать на возмещение ему судебных расходов в полном объеме при удовлетворении его иска).

Библиография
1.
Государственный архив Курской области Ф. 282. Оп.1. Д. 47.
2.
Государственный архив Курской области Ф. 282. Оп.1. Д. 68.
3.
Закон об упрощенном и сокращенном порядках судопроизводства // Собрание узаконений и распоряжений правительства. 1891. № 45. Ст. 671.
4.
Захаров В.В., Терехин В.А. Некоторые аспекты оптимизации гражданского судопроизводства // Арбитражный и гражданский процесс. 2014. № 5. С. 3-7.
5.
Захаров В.В. Проблемы эффективности отечественного исполнительного производства в XIX-начале XX в. // Lex russica. 2013. № 6. С. 662-672.
6.
Вербловский Г. Л. Судопроизводство гражданское и уголовное в судебно-административных учреждениях. СПб: издание юридического книжного магазина Н.К. Мартынова, 1898. 266 с.
7.
Высочайше учрежденная комиссия для пересмотра законоположений по судебной части. Подготовительные материалы. Т. VII.
8.
Нефедьев Е.А. Учебник русского гражданского судопроизводства. М.: Литогр. Простакова, 1904. 567 с.
9.
Папулова З.А. Исторический аспект регламентации упрощенного производства в российском законодательстве // Право и политика. 2013. № 7. C. 938-940.
10.
Энгельман И.Е. Курс русского гражданского судопроизводства. Юрьев: Тип. К. Маттисена. 1912. 616 с.
11.
Яблочков, Т.М. Учебник русского гражданского судопроизводства. Ярославль: Книгоиздательство И.К. Гасанова. 1910. 336 с.
References (transliterated)
1.
Gosudarstvennyi arkhiv Kurskoi oblasti F. 282. Op.1. D. 47.
2.
Gosudarstvennyi arkhiv Kurskoi oblasti F. 282. Op.1. D. 68.
3.
Zakon ob uproshchennom i sokrashchennom poryadkakh sudoproizvodstva // Sobranie uzakonenii i rasporyazhenii pravitel'stva. 1891. № 45. St. 671.
4.
Zakharov V.V., Terekhin V.A. Nekotorye aspekty optimizatsii grazhdanskogo sudoproizvodstva // Arbitrazhnyi i grazhdanskii protsess. 2014. № 5. S. 3-7.
5.
Zakharov V.V. Problemy effektivnosti otechestvennogo ispolnitel'nogo proizvodstva v XIX-nachale XX v. // Lex russica. 2013. № 6. S. 662-672.
6.
Verblovskii G. L. Sudoproizvodstvo grazhdanskoe i ugolovnoe v sudebno-administrativnykh uchrezhdeniyakh. SPb: izdanie yuridicheskogo knizhnogo magazina N.K. Martynova, 1898. 266 s.
7.
Vysochaishe uchrezhdennaya komissiya dlya peresmotra zakonopolozhenii po sudebnoi chasti. Podgotovitel'nye materialy. T. VII.
8.
Nefed'ev E.A. Uchebnik russkogo grazhdanskogo sudoproizvodstva. M.: Litogr. Prostakova, 1904. 567 s.
9.
Papulova Z.A. Istoricheskii aspekt reglamentatsii uproshchennogo proizvodstva v rossiiskom zakonodatel'stve // Pravo i politika. 2013. № 7. C. 938-940.
10.
Engel'man I.E. Kurs russkogo grazhdanskogo sudoproizvodstva. Yur'ev: Tip. K. Mattisena. 1912. 616 s.
11.
Yablochkov, T.M. Uchebnik russkogo grazhdanskogo sudoproizvodstva. Yaroslavl': Knigoizdatel'stvo I.K. Gasanova. 1910. 336 s.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"