по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Роль функции контроля в уголовно-исполнительной системе
Миронов Ринат Гаянович

доктор юридических наук

профессор кафедры права Восточной экономико-юридической гуманитарной академии (Академия ВЭГУ)

450071, Россия, республика Башкортостан, г. Уфа, ул. Менделеева, 215/4

Mironov Rinat

Doctor of Law

Professor at the Eastern Economic and Legal Academy, Department of the Theory of State and Law and International Relations

450071, Russia, respublika Bashkortostan, g. Ufa, ul. Mendeleeva, 215/4

mirorinat@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Предметом исследования является управленческая деятельность уголовно-исполнительной системы по исполнению уголовных наказаний. Автором представлен теоретико-методологический и практический анализ функции контроля в деятельности учреждений и органов исполнения наказаний. С учетом выявленных закономерностей и принципов современного управления, содержания целей и задач, стоящих перед уголовно-исполнительной системой, разработан механизм формирования контрольных функций руководителей учреждений и органов исполнения наказаний на местах, что предопределяет существенное повышение качества исполнения не только уголовно-исполнительных, но и правоохранительных функций. В качестве основного и интегрирующего использовался метод материалистической диалектики, в совокупности его законов и принципов, позволивший рассмотреть функцию контроля в уголовно-исполнительной системе в качестве целостного, непрерывно развивающегося явления, находящегося в прямых и обратных связях с социальной действительностью. Особым вкладом автора в исследовании темы является комплексный анализ функции контроля в уголовно-исполнительной системе, исходя из требований современных принципов, адекватно отражающих происходящие социальные, правовые, структурные изменения как в обществе в целом, так и в среде функционирования учреждений и органов исполнения наказаний. К ним следует отнести принципы компетенциональной самостоятельности, функциональной целесообразности и личной ответственности любого сотрудника за принимаемые им решения. Выявлен и критически оценен методологический и эмпирический потенциал функции контроля. Обоснована и предложена типологическая модель процесса формирования контрольных функций руководителей учреждений и органов исполнения наказаний, увязанных с принципиальным пересмотром системы учебно-воспитательного процесса и подготовки кадров для службы в УИС. В рамках теории управления новое звучание приобрела проблема аксиологии функции контроля в уголовно-исполнительной системе.

Ключевые слова: уголовно-исполнительная система, органы исполнения наказаний, механизм управления, функции управления, контроль, эффективность, исправительное учреждение, следственный изолятор, руководитель учреждения, осужденный

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.6.14829

Дата направления в редакцию:

29-03-2015


Дата рецензирования:

30-03-2015


Дата публикации:

01-06-2015


Abstract.

The subject of the research is a managerial activity of penitentiary system in execution of criminal punishments. The author represents theoretical-methodological and practical analysis of the function of control in the activities of penitentiary institutions and bodies. With account to the revealed patterns and principles of modern management, aims and goals of penitentiary system, the author develops the mechanism of formation of control functions of the heads of local penitentiary institutions which predetermines the improvement of execution of both penitentiary and law-enforcement functions.
The research is based on the method of dialectical materialism which allows considering the function of control in penitentiary system as an integral, continuously developing phenomenon which is in direct and inverse relation with social reality. Special contribution of the author consists in the complex analysis of the control function in penitentiary system based on the modern principles reflecting the existing social, legal and structural changes in the society in general and in the penitentiary system. They include the principles of competency independence, functional reasonability and personal responsibility of each employee for the decisions made. The author reveals and critically estimates the methodological and empirical potential of the control function. He offers and substantiates the typological model of the process of formation of control functions of the heads of penitentiary institutions connected with a fundamental revision of the system of educational process and personnel training in penitentiary system. Within the theory of management the perception of the problem of axiology of the control function in penitentiary system has changed. 

Keywords:

penitentiary system, penitentiary bodies, mechanism of management, functions of administration, control, efficiency, penitentiary institution, pre-trial prison, head of the institution, convicted person

Проблема контрольных функций в организации деятельности уголовно-исполнительной системы

Несмотря на предпринимаемые государством меры направленные на совершенствование правового регулирования общественных отношений во всех сферах общественной и государственной жизни, включая улучшение материально-технической обеспеченности государственных служащих, повышение их профессионального мастерства и денежного содержания, социально адекватного улучшения в деятельности большинства органов исполнительной власти не наблюдается. Деятельность учреждений и органов, исполняющих уголовные наказания, не является исключением. Заметных изменений в деятельности всей уголовно-исполнительной системы (далее УИС) не произошло. Несмотря на сокращение численности осужденных в исправительных колониях страны (на 1 января 2015 г. численность осужденных к лишению свободы составляла 671,7 тыс. человек, по сравнению с аналогичным периодом 2010 г. - 864 тыс. человек), общее количество лиц, содержащихся под стражей, остается стабильно высоким, а в некоторых регионах их число значительно превышает количество мест в следственных изоляторах. По объективным причинам темпы строительства и реконструкции исправительных учреждений и следственных изоляторов не соответствуют динамике роста численности осужденных и лиц, содержащихся под стражей. Вследствие этого в ряде учреждений установленные лимиты превышены на 15-20 процентов.

Переполнение учреждений ведет к общему ухудшению условий содержания подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений, нарушению предусмотренных законом прав и интересов осужденных и лиц, содержащихся под стражей, увеличивает нагрузку на работников УИС, создает конфликтные ситуации.

За несколько лет количество осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления (против жизни и здоровья, собственности, здоровья населения и общественной нравственности, главным образом связанные с незаконным оборотом наркотиков) возросло вдвое и достигло к началу 2015 г. 80 процентов общей численности осужденных к лишению свободы. Более четверти осужденных приговорены к длительным срокам лишения свободы, почти половина - отбывает наказание второй раз и более, что приводит к увеличению удельного веса социально деградировавших граждан.

Более 70 процентов осужденных при поступлении в учреждения УИС не имели профессиональных и трудовых навыков либо утратили их. Около 50 тыс. осужденных нуждаются в получении обязательного основного общего образования.

В настоящее время в исправительных учреждениях происходит концентрация лиц, страдающих различными заболеваниями, прежде всего, социально-значимыми, и в основном, запущенной, тяжелой формы. Более 40% лиц, которые содержатся в учреждениях УИС, имеют несколько заболеваний (например, туберкулез + ВИЧ, наркомания + гепатит, алкоголизм + психопатия, а так же болезни сердечно-сосудистой, эндокринной, пищеварительной системы, почек, онкологические заболевания и т.д.). На 1 июля 2014 года на диспансерном наблюдении, в связи с наличием заболеваний, находилось более 622,5 тыс. заключенных (более 90 процентов от общего количества осужденных находящихся в местах лишения свободы), в том числе: инвалидов - 22,8 тыс. человек; больных активной формой туберкулеза - 27,3 тыс. человек, что составляет 4,2% от общего числа диспансерных больных; больных психическими расстройствами - 54,9 тыс. человек (8,29%); больных наркоманией - 50,2 тыс. человек (7,62%); ВИЧ-инфицированных - 57,6 тыс. человек (8,2%); больные хроническим алкоголизмом – 20,5 тыс. человек (2,98%); больных вирусными гепатитами – 57,7 тыс. человек (7,77%) [1].

Проблема противодействия криминальным структурам требует решения целого комплекса вопросов, связанных с организацией надлежащего взаимодействия правоохранительных органов по нейтрализации внешних и внутренних факторов, создающих угрозу нормальному функционированию исправительных учреждений, то есть угроз со стороны находящихся на свободе криминальных «авторитетов» и угроз «внутри учреждения», исходящих от лидеров группировок осужденных отрицательной направленности.

Служба в УИС не считается престижной среди населения страны. Несмотря на некоторое увеличение денежного довольствия в 2013 году, с этого же периода началась программа по оптимизации деятельности УИС, что привело к сокращению штатной численности персонала. В связи с этим значительно возросла нагрузка на работников УИС, участились связанные со служебной деятельностью случаи угроз в их адрес и нападений на них. Утвержденная распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 октября 2010 г. № 1772-р Концепция развития уголовно-исполнительной системы Российской Федерации до 2020 года за пять лет не внесла существенных изменений в ее деятельность и во многом продолжает сохранять черты старой пенитенциарной системы.

Налицо несовершенство организации построения самих органов и учреждений исполнения наказаний, и как следствие, низкие показатели их функционирования. Между тем опыт экономически развитых стран показывает, что эффективное и стабильное функционирование общества, государства, различных отраслей народного хозяйства и сфер человеческой деятельности на современном этапе невозможно без постоянного совершенствования управления и максимального использования его организационного потенциала.

Эффективная управленческая деятельность, удовлетворяющая требованиям системного подхода и в целом закономерностям и принципам управления, в значительной степени обеспечивается правильным выбором функций, адекватным пониманием их содержания и сущности, а также грамотным определением форм и методов их реализации. В функциях, как справедливо отмечают многие специалисты, проявляются сущность и содержание цели и задачи управления [2, с. 157-162]. Познание функций составляет основу рационального построения управленческого механизма, каждого конкретного органа управления всякой социальной системы, определения компетенции его структурных подразделений и соподчинённости аппаратов управления. На основе функций формируется организационная структура аппарата управления. Роль функций управления с точки зрения практической реализации задач, возложенных на социальную систему, столь значительна, что их без преувеличения можно назвать одним их центральных системообразующих элементов всего механизма управления.

По существу, управленческие функции - это виды управленческих работ, которые субъект должен осуществлять в соответствии с закономерностями и принципами управления. Поэтому они имеют объективно обусловленный характер, само их существование связано с потребностями и закономерностями диалектики развития управляемого объекта.

Каждая функция управления характеризуется особой сферой регулирования, направленностью действия и специфическими методами осу­ществления.

В реальной управленческой практике выделение функций происходит под воздействием различных факторов, причин и условий. К таковым следует отнести степень организованности самого управляемого объекта, показатели состояния законности и служебной деятельности среди личного состава, уровень их профессионального мастерства и знания нормативно-правовых ак­тов, состояние морально-психологического климата в коллективе и т.д. К причинам, обусловливающим объём и интенсивность контрольных функций субъекта управления, можно отнести уровень квалификации сотрудника (чем менее он квалифицирован, тем более требует внимания и помощи), характер, режим и условия деятельности, наличие в системе провоцирующих и иных неблагоприятных условий и т.д. Различные функции управления, будучи обус­ловленными этими факторами, пересекаются друг с другом, взаимно дополняя или продолжая друг друга. В теории управления принято делить функции на общие и специальные. Общие функции имеют место в организации деятельности всех социальных систем вне зависимости от масштабов, характера и направленности предметной деятельности системы, от количества структурных подразделений и численности персонала, сложности и социальной значимости реализуемых задач. К общим функциям управления обычно относят: учёт, анализ, прогнозирование, планирование, организацию, регулирование, коррегирование, контроль, которые осуществляются с определенной интенсивностью во всех управляемых системах. Специальные функции направлены на решение конкретных управленческих задач, например, информационно-аналитической, кадровой работы и др. Сама по себе ни одна из функций управления не может дать целостного и системного представления о содержании управленческой деятельности.

Наиболее часто применяемой на практике, в достаточной степени разработанной в теории является такая функция, как контроль. Если контроль понимают как постоянное, систематическое и целенаправленное наблюдение за поведением, действиями или решениями кого-либо или чего-либо (определённого объекта), то в теории управления функция контроля - это систе­ма наблюдения и проверки процесса функционирования объекта на предмет соответствия его функционирования принятым управленческим решениям (законам, планам, нормативам, стандартам, правилам, приказам, указаниям соответствующих уполномоченных субъектов).

Качество реализации контрольных функций управления наиболее рельефно проявляется в сфере деятельности учреждений и органов исполнения наказаний, по существу, затрагивающей жизненно важные интересы, права и свободы как лиц, отбывающих уголовные наказания, так и персонала уголовно-исполнительной системы. Как показывает практика, несмотря на всевозрастающий объём контрольных функций в организации деятельности УИС, адекватного повышения эффективности деятельности учреждений и органов, не наблюдается, и она далека от социально одобряемого уровня. Так, одним из основных показателем в деятельности УИС является состояние законности и правопорядка (уровень пенитенциарной преступности), которая имеет тенденцию постоянного роста к соотношению снижения общей численности осужденных.

Анализ статистических данных о состоянии преступности в исправительных учреждениях ФСИН России свидетельствует о том, что даже применение самой строгой меры уголовного наказания к лицам, совершившим преступление, не способствует снижению преступности в пенитенциарной системе, и ее уровень остается достаточно высоким. Так, в 2006 г. осужденными, содержащимися в местах лишения свободы, было совершено 1231 преступление, в 2007 г. – 1133; в 2008 г. – 964; в 2009 г. – 893; в 2010 г. – 944; в 2011 г. – 799; в 2012 г. – 1280; в 2013 г. было зарегистрировано 971 преступление [3].

Необходимо отметить, что этому способствуют расширяющиеся возможности и постоянное совершенствование средств мобильной связи, делают все более привлекательными их использование и в противоправных целях. Наличие бесконтрольных средств мобильной связи в исправительных учреждениях и следственных изоляторах способствует дестабилизации оперативной обстановки, при помощи указанных средств связи спецконтингент устанавливает преступные связи с лидерами уголовно-преступной среды, организует доставку запрещенных предметов в учреждения УИС [4, с. 112]. Наличие у осужденных средств сотовой связи не только облегчает совершение преступлений, но и позволяет активно противодействовать расследованию преступлений.

Характерно, что этот важный показатель, отражающий степень функциональной готовности УИС к выполнению возложенных уголовно-исполнительных (правоохранительных) задач, начиная с 2010 г. имеет тенденцию к постоянному ухудшению, тем самым напрямую дестабилизируя состояние законности и правопорядка в учреждениях и органах исполнения наказаний. Наряду с другими факторами, влияющими на состояние данных показателей, подобное положение обусловлено несвоевременным, неквалифицированным осуществлением контрольных функций руководителями. Следует учитывать, что состояние законности и служебной дисциплины сотрудников УИС в значительной степени влияет на формирование общественного мнения о деятельности ФСИН России в целом. Несмотря на незначительное возрастание доверия населения к деятельности правоохранительных органов, за последние годы (по данным социологических исследований, этот показатель колеблется на уровне 55-60% в 2013 г., против 15-17% в 2003-2004 гг. [5]), реализацию контрольных функций в деятельности УИС нельзя признать удовлетворительной.

Эффективность реализации контрольных функций в уголовно-исполнительной системе

Вместе с тем с учётом имеющихся теоретических наработок обозначенной проблемы есть реальные предпосылки к значительному усилению отдачи от реализации контрольных функций в сфере организации деятельности УИС. Эффективность достигается лишь при реализации функции в рамках определённых требований, принципов, например, целенаправленности, предметности, своевременности, системности, компетентности, действенности, гласности, властности и т.д., в строгом соответствии с которыми и должен осуществляться контроль. Однако на практике реализуемые контрольные полномочия руководителей учреждений и органов исполнения наказаний не всегда соответствуют этим требованиям. Наиболее распространённым недостатком субъектов управления остаётся формальный подход к осуществлению контрольных полномочий, игнорирование требований принципов предметности и целесообразности контрольных функций. Разумеется, подобная управленческая (контрольная) деятельность только для отчёта, бессмысленно расходуя материальные, финансовые, кадровые и информационные ресурсы, не приносит заметной пользы. Причины подобного формального поведения соответствующих субъектов могут быть различны: отсутствие у руководителей необходимых теоретических знаний, профессиональных навыков, соответствующей методики реализации контрольных функций; искусственность, нецелесообразность, неактуальность, необусловленность самих этих функций объективными пред­посылками. Трудно также добиться заметных результатов, когда контрольные функции превращаются в бессистемное, зачастую эпизодическое, беспредметное вмешательство в оперативную деятельность управляемого органа. В этом случае руководитель вторгается в сферу компетенции самостоятельного субъекта. Как показывает практика, именно этот недостаток является фактором, деструктивно влияющим на управленческую деятельность учреждений и органов исполнения наказаний на современном этапе. Это в значительной степени объясняется приходом в УИС лиц, не имеющих юридического образования, достаточного опыта работы, в т.ч. и на руководящих должностях.

Ещё сложнее обстоит дело по определению предмета и пределов контрольных функций на уровне организации деятельности ГУФСИН (УФСИН) по субъектам Федерации. Материалы инспекторских проверок показывают, что, несмотря на установленное ФСИН России требование о не­обходимости постепенного сокращения ненужного документооборота, сохраняются факты истребования не предусмотренных государственными стандартами отчётов, дополнительных документов, объяснений и сведений [6].

Речь идёт об осуществлении контроля за действиями и решениями сотрудников, имеющих диплом о высшем юридическом образовании го­сударственного образца, прошедших долгий путь государственной аттестации и получивших своё назначение на должности в соответствии с установленными процедурами. Все назначения на должности в УИС происходят с письменного согласования тех же руководителей, которые осуществляют контроль. Это порождает безынициативность сотрудников, отбивает у них самостоятельность при решении уголовно-исполнительных (правоохранительных задач), а также формирует безответственность руководителей за свои действия или решения. В этой связи особую актуальность и важное прикладное значение приобретает вопрос об определении предмета контрольной функции руководителей, о пределах и основании её осуществления.

В организации деятельности УИС по рассматриваемой проблеме реализации контрольных функций следует выделить несколько самостоятельных аспектов.

В настоящее время нужно отказаться от распространённой в условиях старой административной системы государственного управления практики чрезмерно широкого понимания предмета контрольных функций. Очевидно, что тотальный контроль по принципу «всё как обычно» в новых экономических условиях себя изжил. Старые подходы в сфере формирования контрольных функций экономически неэффективны и организационно нерациональны. Тотальный контроль не обеспечивает необходимую самостоятельность должностным лицам, государственным служащим в реализации возложенных на них задач и функций. Уголовно-исполнительная система, основанная на принципе вмешательства в самоорганизационные процессы, имеющие место на уровне ГУФСИН (УФСИН) по субъектам РФ, учреждения и органы исполнения наказаний и индивидуальных исполнителей, обречена на низкоэффективное функционирование. В этом случае реализация контрольных функций приведёт к отрицательным последствиям и вызовет ненужные затраты.

На наш взгляд, при формировании контрольных функций управления в сфере деятельности УИС необходимо исходить из требований современных принципов, адекватно отражающих происходящие социальные, правовые, структурные изменения как в обществе в целом, так и в среде функ­ционирования учреждений и органов исполнения наказаний. К ним следует отнести принципы компетенциональной самостоятельности, функциональной целесообразности и личной ответственности любого сотрудника за принимаемые им решения. Реализация требований принципов, в рамках которых должны формироваться контрольные полномочия соответствующих субъектов в сфере управления, требует уяснения существенных аспектов рассматриваемой проблемы.

Практика широкого, беспредметного формирования контрольных полномочий в сфере управления УИС имеет давнюю историю и определённые правовые предпосылки. В соответствии с Положением о Федеральной службе исполнения наказаний [7], ФСИН России является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим правоприменительные функции, функции по контролю и надзору в сфере исполнения уголовных наказаний в отношении осужденных, функции по содержанию лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, и подсудимых, находящихся под стражей, их охране и конвоированию, а также функции по контролю за поведением условно осужденных и осужденных, которым судом предоставлена отсрочка отбывания наказания, и по контролю за нахождением лиц, подозреваемых либо обвиняемых в совершении преступлений, в местах исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением ими наложенных судом запретов и (или) ограничений. ФСИН России осуществляет свою деятельность непосредственно и (или) через свои территориальные органы, учреждения, исполняющие наказания, следственные изоляторы, а также предприятия, учреждения и организации, специально созданные для обеспечения деятельности уголовно-исполнительной системы.

Обеспечение и осуществление указанных полномочий в полном объеме возложены на руководителей территориальных органов УИС в субъектах Российской Федерации и прямо пропорционально на руководителей объектовых учреждений и органов исполнения наказаний в соответствии с которыми, последние несут персональную ответственность за состояние выполнения возложенных на них задач.

Эта формулировка сохранилась и в действующих основах и положениях об организации воспитательной работы с работниками УИС [8]. Именно в силу существующих положений (положение об органах воспитательной работы с работниками УИС; положение о наставничестве в учреждениях и органах УИС) и руководства по организации общественно-государственной подготовки, общественно-политического и государственно-правового информирования в учреждениях и органах УИС, ставиться вопрос о персональной ответственности за решение возложенных задач. Начальник органа исполнения наказаний, вынужден вмешиваться во все тонкости и аспекты деятельности каждого из своих подчиненных, в форме согласования или корректировки решений. Разумеется, в силу колоссального объёма контрольных функций реализовать их целиком у него нет ни реальной возможности, ни времени. Тем самым в организацию деятельности основного исполнительного звена в системе учреждений и органов исполнения наказаний изначально закладывается нефункционирующая схема. В лучшем случае речь может идти лишь о выборочном контроле. Стало быть, в деятельности начальника учреждения заложен своеобразный риск доверия. Стоит кому-либо из сотрудников допустить проступок, как руководитель автоматически привлекается к ответственности. Нелогичность подобного положения очевидна. Действительно, материалы служебных проверок показывают, что более 90% начальников учреждений и органов исполнения наказаний, привлекаемых к дисциплинарной ответственности, наказаны с формулировкой «за упущения в работе с личным составом и недостаточный контроль».

Кроме того, подобная практика противоречит общим началам привлечения виновных к юридической ответственности. В строго правовом аспекте для привлечения лица к ответственности необходимо наличие в его действиях состава правонарушения, индивидуализация ответственности, особый процессуальный порядок её возложения и неотвратимость ответствен­ности за виновное действие или бездействие. При таком подходе к вопросу об ответственности руководителей проблема сведётся к необходимости точного определения функциональных обязанностей и юридической формулировке су­щественных признаков неправомерного наказуемого поведения. В этом случае можно говорить об обеспечении принципа личной ответственности руководителя за свои решения и действия. Руководитель должен нести юридическую ответственность за принимаемые им решения по кадровым вопросам.

Между тем, на наш взгляд, процесс формирования контрольных функций руководителей учреждений и органов исполнения наказаний необходимо увязать с некоторыми обязательными условиями.

Во-первых, требуется по-новому подойти к процессу формирования предметной компетенции каждого сотрудника УИС в пределах занимаемой должности. Сотрудников отрядного звена, оперативных аппаратов, режимных, воспитательных и производственных подразделений, служб безопасности и др., необходимо наделить объёмом полномочий, достаточным для качественного самостоятельного выполнения всех возложенных уголовно-исполнительных (правоохранительных) задач в пределах занимаемой должности. Одновременно следует закрепить в нормативных правовых актах основание и порядок контроля за действиями и решениям указанных лиц. Контроль со стороны руководителей может осуществляться лишь при наличии жалобы на действия или решения указанных лиц. Во всех остальных случаях необходимо запретить вмешательство руководства в предметную деятельность сотрудников учреждений и органов исполнения наказаний. Разумеется, предлагаемая схема формирования контрольных функций в сфере организации деятельности УИС потребует принципиального пересмотра системы учебно-воспитательного процесса и подготовки кадров для службы в УИС. Процесс подготовки кадров в учебных заведениях ФСИН России должен быть переориентирован на сотрудника, обладающего высоким чувством самостоятельности и ответственности за свои действия и поступки. Формирование этих профессиональных качеств возможно лишь при условии, когда кандидат на службу в УИС, обладающий высокими морально-нравственными личностными качествами, необходимой физической подготовкой, в процессе обучения приобретает теоретические знания, практические навыки и умения, чтобы в полном объёме реализовать принцип личной ответственности за свои действия и принимаемые решения. Контролировать исполнение - не значит только вскрывать недостатки. Необходимость постоянно анализировать любые отклонения - как в сторону ухудшения, так и в сторону улучшения показателей работы - должна быть, прежде всего, делом самого исполнителя. При этом побудительный мотив добросовестного исполнения возложенных обязанностей - не боязнь быть наказанным, а невыгодность, внутренняя недопустимость, неприемлемость недобросовестного поведения самого сотрудника УИС.

Во-вторых, на законодательном уровне, прежде всего в УИК РФ, КоАП РФ и УПК РФ, следует закрепить положения, наделяющие сотрудников УИС, непосредственно занимающихся профилактикой и предупреждением преступности, расследованием уголовных дел в форме дознания, охраной и надзором за спецконтингентом как в местах лишения свободы, так и отбывающим наказание в обществе (без изоляции от общества), обеспечением безопасности и правопорядка полномочиями, позволяющими самостоятельно реализовать в полном объёме уголовно-исполнительные (правоохранительные) задачи. Эти полномочия должны включать совершение необходимых уголовно-процессуальных и административно-процессуальных действий (возбуждение уголовных дел и дел об административных правонарушениях, принятие по ним окончательных процессуальных решений, применение мер процессуального обеспечения, вынесение постановления по делам об административных правонарушениях с наложением административных наказаний, отнесённых к компетенции органов и учреждений исполнения наказаний).

Такая идея и закладывалась при подготовке проектов указанных нормативных правовых актов. Однако в окончательном варианте возобладала другая точка зрения. Основным аргументом оппонентов при этом выступило слабое знание сотрудниками УИС положений действующих нормативных правовых актов, низкие профессиональные качества и недостаточный уровень исполнительской дисциплины. Безусловно, подобная проблема перед учреждениями и органами исполнения наказаний стоит, но её решение лежит несколько в иной плоскости и требует принятия организационных, финансовых и материально-технических мер. Повышение уровня теоретических знаний, приобретение необходимых навыков составления процессуальных документов и совершения тактически грамотных действий обусловливают необходимость принципиальным образом пересмотреть всю систему подготовки кадров для УИС. По мнению автора, практика совмещения профессионального и высшего юридического образования в учебных заведениях системы ФСИН России, особенно за последние годы, показала свою полную несостоятельность. В реальной правоохранительной практике нужны не лица, прослушавшие курсы лекций по основам российского законодательства, а способные по своим профессиональным, деловым и морально-нравственным качествам реализовать на высоком уровне возложенные на УИС правоохранительные задачи в рамках реализации уголовно-исполнительной политики государства. Разумеется, решение кадровых вопросов требует дифференцированного подхода. Одно дело, когда речь идет о подготовке сотрудников для воспитательных, психологических и режимных служб, которым в случае отсутствия коммуникативных качеств не поможет наличие даже нескольких высших образований, другое дело - подготовка сотрудников для оперативных подразделений, когда речь идет о противодействии преступлениям в сфере высоких технологий или финансово-экономической сфере.

Как показывает анализ содержания документов, значительная часть контрольных функций управления изначально направлена на определение качества уголовно-исполнительных (правоохранительных) задач, реализуемых сотрудниками УИС. В этих целях разработана целая система оценок эффективности в виде пороговых значений для отдельных служб, подразделений и сотрудников. Проведённый нами анализ материалов инспекторских проверок в территориальных органах УИС в Приволжском федеральном округе, а также опрос и анкетирование сотрудников УИС, представляющих все должностные категории служб в период с 2011-2013 гг., показывает, что более 90% сотрудников не понимают реального смысла этих показателей и не одобряют данный вид контроля. К сожалению, до сегодняшнего дня в сфере организации деятельности УИС сохраняется принцип недоверия к добросовестному труду сотрудника УИС, когда все усилия руководителей учреждений и органов исполнения наказаний направлены на выявление мнимых недостатков и мелочных упущений в деятельности сотрудника. Это приводит к взаимному недоверию и озлобленности сотрудников друг на друга.

Настало время всерьёз задуматься о реальных критериях оценки работы подразделений УИС в целом. К таковым можно отнести уровень отсутствия фактов нарушения законности и служебной дисциплины, жалоб на нецелесообразные действия сотрудников со стороны лиц, отбывающих уголовные наказания и граждан посещающих учреждения и органы исполнения наказаний.

В процессе реализации контрольных полномочий руководителей на практике мы сталкиваемся с немаловажной проблемой ответственности самих руководителей. Они должны иметь полномочия по назначению и освобождению сотрудников от занимаемых должностей. Наличие таких полномочий является объективно необходимым условием для принятия решений, адекватных складывающейся обстановке. При этом объектом управленческого воздействия в уголовно-исполнительной сфере могут выступать поведение и действие сотрудников касающихся сферы их личных неотъемлемых прав и свобод. В связи с этим попытки контроля за морально-нравственными поступками сотрудников представляются в большей степени неправомерными и малоэффективными. К этим вопросам следует подходить осторожно и деликатно.

В завершение следует сказать, что переход УИС к новым международным стандартам исполнения наказаний предполагает существенное повышение качества уголовно-исполнительных и правоохранительных услуг. Без выработки принципиально новых подходов к сущности форм и методов контроля в УИС эту задачу вряд ли возможно реализовать.

Библиография
1.
Источник: http://prisonlife.ru/ © Тюремный портал России (дата обращения 28.02.2015 г.)
2.
Яськов Е.Ф. Теория организации: учебное пособие для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Менеджмент организации», «Государственное и муниципальное управление/-М.: ЮНИТИ-ДАНА, 2010.-271 с.
3.
Отчет о состоянии преступности среди лиц, содержащихся в учреждениях УИС за 2013 г. [Электронный ресурс]. URL: http://fsin.su/structure/inspector/iao/statistika (дата обращения: 28.02.2015).
4.
Опыт учреждений и органов ФСИН России по предупреждению поступления средств мобильной связи в исправительные учреждения и следственные изоляторы: сборник передового опыта / сост. С.Ю. Смирнов [и др.]; НИИ ФСИН России. М., 2010.-238 с.
5.
Аналитический обзор ГИАЦ МВД России. 2003-2013 гг.
6.
В период с 2011-2013 гг. автор, в составе главной инспекции ФСИН России принимал участие в инспектировании оперативно-служебной и производственно-хозяйственной деятельности территориальных органов УИС в Приволжском федеральном округе.
7.
Указ Президента РФ от 13 октября 2004 г. № 1314 (с изменениями и дополнениями от: 2 декабря 2005 г., 30 апреля, 23 октября, 17 ноября 2008 г., 18 января, 5, 14 мая 2010 г., 30 марта 2012 г., 29 июня, 21 декабря 2013 г., 23 июня 2014 г., 20 января 2015 г.). Система ГАРАНТ: http://base.garant.ru/12137239/#ixzz3TEqz1akG
8.
Приказ ФСИН РФ от 28 декабря 2010 г. №555 «Об организации воспитательной работы с работниками уголовно-исполнительной системы».
9.
Шугрина Е.С. Правовое регулирование административного контроля и надзора за иностранными орга- низациями // Административное и муниципальное право. - 2012. - 5. - C. 21 - 27.
References (transliterated)
1.
Istochnik: http://prisonlife.ru/ © Tyuremnyi portal Rossii (data obrashcheniya 28.02.2015 g.)
2.
Yas'kov E.F. Teoriya organizatsii: uchebnoe posobie dlya studentov vuzov, obuchayushchikhsya po spetsial'nostyam «Menedzhment organizatsii», «Gosudarstvennoe i munitsipal'noe upravlenie/-M.: YuNITI-DANA, 2010.-271 s.
3.
Otchet o sostoyanii prestupnosti sredi lits, soderzhashchikhsya v uchrezhdeniyakh UIS za 2013 g. [Elektronnyi resurs]. URL: http://fsin.su/structure/inspector/iao/statistika (data obrashcheniya: 28.02.2015).
4.
Opyt uchrezhdenii i organov FSIN Rossii po preduprezhdeniyu postupleniya sredstv mobil'noi svyazi v ispravitel'nye uchrezhdeniya i sledstvennye izolyatory: sbornik peredovogo opyta / sost. S.Yu. Smirnov [i dr.]; NII FSIN Rossii. M., 2010.-238 s.
5.
Analiticheskii obzor GIATs MVD Rossii. 2003-2013 gg.
6.
V period s 2011-2013 gg. avtor, v sostave glavnoi inspektsii FSIN Rossii prinimal uchastie v inspektirovanii operativno-sluzhebnoi i proizvodstvenno-khozyaistvennoi deyatel'nosti territorial'nykh organov UIS v Privolzhskom federal'nom okruge.
7.
Ukaz Prezidenta RF ot 13 oktyabrya 2004 g. № 1314 (s izmeneniyami i dopolneniyami ot: 2 dekabrya 2005 g., 30 aprelya, 23 oktyabrya, 17 noyabrya 2008 g., 18 yanvarya, 5, 14 maya 2010 g., 30 marta 2012 g., 29 iyunya, 21 dekabrya 2013 g., 23 iyunya 2014 g., 20 yanvarya 2015 g.). Sistema GARANT: http://base.garant.ru/12137239/#ixzz3TEqz1akG
8.
Prikaz FSIN RF ot 28 dekabrya 2010 g. №555 «Ob organizatsii vospitatel'noi raboty s rabotnikami ugolovno-ispolnitel'noi sistemy».
9.
Shugrina E.S. Pravovoe regulirovanie administrativnogo kontrolya i nadzora za inostrannymi orga- nizatsiyami // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2012. - 5. - C. 21 - 27.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"