по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Рецензирование за 24 часа – как это возможно? > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

КОРПОРАТИВНЫЕ ЖЕРТВЫ РОССИЙСКОЙ ПРЕСТУПНОСТИ: криминологический анализ виктимологической статистики за 2009-2013 гг.
Кабанов Павел Александрович

доктор юридических наук

профессор, Казанский инновационный университет им. В.Г. Тимирясова

420111, Россия, г. Казань, ул. Московская, 42

Kabanov Pavel Aleksandrovich

Doctor of Law

Professor, the department of Criminal Law and Procedure, Kazan Institute of Economics, Management and Law

420111, Russia, respublika Tatarstan, g. Kazan', ul. Moskovskaya, 42, of. NII protivodeistviya korruptsii

kabanovp@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

Аннотация.

Объектом выполненного исследования являются корпоративные жертвы (юридические лица).Цель исследования - выявление тенденций внутри российской преступности, которые характеризуют её негативные последствия для юридических лиц за период с 2009 года по 2013 год на основе официальной виктимологической статистики.Задачи исследования: а) описание общих тенденций, характеризующих количественные изменения жертвоприношения преступности со стороны юридических лиц; б) описание тенденций внутри отдельных видов преступлений, связанных с причинением вреда юридическим лицам; в) прогнозирование изменений корпоративной виктимности на ближайшую перспективу. Методологической основой проведенного исследования является диалектический материализм и основанные на нем общенаучные методы: анализ, синтез, сравнение и другие. Научная новизна проведенного исследования заключается в том, что в нем впервые в российской криминологической науке исследуется феномен корпоративной жертвы с использованием официальных статистических материалов и описываются основные тенденции негативных последствий для юридических лиц от различных видов преступности. Проведенное исследование позволяет начать формирование российской корпоративной виктимологии как частной виктимологической теории.

Ключевые слова: жертва, виктимология, корпоративная жертва, корпоративная виктимология, юридическое лицо, виктимность, преступность, тенденции, последствия преступности, виды преступности

DOI:

10.7256/2409-7136.2015.3.14420

Дата направления в редакцию:

09-02-2015


Дата рецензирования:

10-02-2015


Дата публикации:

03-03-2015


Abstract.

The object of the research are corporate victims (legal entities).The aim of the research is to identify the trends within Russian criminality which characterize its negative consequences for legal persons during the period from 2009 to 2013 on the basis of official victimological statistics.The research objectives are: a) description of the general trends characterizing quantitative changes in crimes committed by legal entities; b) description of trends within particular types of crimes related to damnification to legal entities; C) predicting the changes in corporate victimization in the nearest future.The methodology of the study is based on dialectical materialism and the general scientific methods: analysis, synthesis, comparison, and others. The scientific novelty of the research consists in the fact that for the first time in Russian forensic science the author investigates the phenomenon of corporate victims using the official statistics and describes the main trends of negative consequences for legal entities caused by different types of crime. This study allows launching the formation of Russian corporate victimology as a particular victimological theory.

Keywords:

victimization, juridical person, corporate victimology, corporate victim, victimology, Victim, criminality, trend, the consequences of crime, types of crime

Введение

Преступность как массовое социально-правовое явление имеет множество характеристик. Её состояние описывается и объясняется на основе значительного количества качественных и количественных показателей, с использованием различных источников информации, в числе таких источников выступает и виктимологическая статистика, собирающая и обобщающая сведения о потерпевших от преступлений по уголовным делам [21, c.28-32; 22, c.107-112; 35, c.25; 38, c.22-24]. Действующее российское уголовно-процессуальное законодательство подразделяет всех потерпевших на две большие группы: физических и юридических лиц [40]. При этом российскими и зарубежными специалистами активно исследуются вопросы виктимологической защиты [15, c.130-141; 18; 34, c.5-9; 37; 42, c.57-58] и виктимологической профилактики [17; 25; 26; 28] в отношении физических лиц [2, c. 18-31; 5, c.129-143; 8, c.145-168] и, практически полностью игнорируется, проведение исследований посвященных изучению юридических лиц как жертв криминального поведения. В тоже время правовые исследования, касающиеся юридических лиц – жертв преступлений, в основном ограничиваются лишь вопросами их уголовно-правовой [16, 41] и уголовно-процессуальной защиты [27; 45; 46]. В современной российской виктимологической науке имеется лишь небольшое количество работ, отражающих оценку негативных последствий отдельных видов преступности для юридических лиц [19, c.28-29; 20, c.145-148; 29, c.184-207]. Хотя вопросы, связанные с исследованием юридических лиц как жертв преступного поведения, имеющие важное значение для обеспечения их виктимологической безопасности периодически поднимаются отечественными специалистами [30, c.171-177; 36, c.39-42; 34, c.12-14; 35, c.201-207], а предложенное нами перспективное виктимологическое направление – корпоративная виктимология [7, c. 209-210; 31, c.30-32; 32, c.29-33; 33, c. 26-31], до сих пор остается не востребованным. Отдельные вопросы в области корпоративной виктимологии освящаются в зарубежных научных изданиях, где чаще всего исследуются вопросы виктимизации от преступной деятельности юридических лиц в сферах экономики, экологии и других с указанием на их высочайшую общественную опасность, массовость жертв и иных негативных последствий [3, c. 169-183; 4, c. 79-108; 6, c. 67-82; 9, c. 147-175; 10, c. 311-322; 11, c.67-88; 12; 13, c. 8; 14, c.77-97]. Вместе с тем, крупных криминологических исследований, посвященных статистическому анализу за значительный временной период жертвоприношения преступности со стороны юридических лиц в современной России, как и в других регионах мира, не проводилось. Всё это свидетельствует о научной новизне исследуемой проблемы, а полученные результаты о возможной научной и практической значимости в области виктимологической профилактики и виктимологической защиты юридических лиц (корпоративных жертв), а также снижения их корпоративной виктимности.

В целях описания общей структурной характеристики жертвоприношения юридических лиц от преступного поведения в России мы решили провести собственное исследование.

Основными задачами исследования выступают:

а) описание общих тенденций, характеризующих количественные изменения жертвоприношения преступности со стороны юридических лиц;

б) описание тенденций внутри отдельных видов преступлений, связанных с причинением вреда юридическим лицам;

в) прогнозирование изменений корпоративной виктимности на ближайшую перспективу.

В качестве методологической основы проведения исследования нами использовался диалектический материализм и основанные на нем общенаучные методы познания: анализ, синтез, сравнение и другие методы, используемые современной виктимологической наукой, испытывающей проблемы с формированием новых методов познания [1, c.265-288].

Выбор хронологических рамок исследования обусловлен тем обстоятельством, что в рассматриваемый период в Российской Федерации просматриваются устойчивые тенденции снижения криминальной активности и криминальной виктимности населения. Это положение позволило нам сформулировать рабочую гипотезу о том, что при снижении уровня криминальной активности и криминальной виктимности населения аналогичными темпами должно снижаться и количество юридических лиц , признаваемых правоохранительными органами, потерпевшими по уголовным делам .

Основные категории исследования:

корпоративная жертва – это юридическое лицо, в результате совершения преступления которому непосредственно или опосредованно причиняется материальный (имущественный) или репутационный вред.

криминальная виктимность – это способность стать при определенных обстоятельствах жертвой преступления или не способность избежать такой опасности, где она объективно могла быть предотвращена [23, c.12-13].

криминальная виктимогенность – это свойство юридического лица не способного или нежелающего принимать мер по нейтрализации очевидных виктимогенных факторов.

виктимологическая статистика – совокупность официально собираемых уполномоченными органами, обрабатываемых и хранящихся сведений о жертвах преступлений, а также направление юридической статистики, изучающее количественную сторону жертвоприношения преступности в целях выявления его тенденций и закономерностей.

криминальная корпоративная виктимность – это возможность и/или способность (потенциальная или реальная) определенного юридического лица стать жертвой преступления.

результаты исследования

Обращаясь к вопросам статистического измерения последствий преступности необходимо иметь в виду, что официальная статистика позволяет относительно полно оценить тенденции преступности в регионе или государстве за определенный промежуток времени, при отсутствии сильных «внешних раздражителей» (эпидемий, войн, экономических и политических кризисов и т.д.)

В соответствии с официальными статистическими данными в 2009 году в Российской Федерации было зарегистрировано 2994820 преступлений, то к 2013 году произошло снижение преступности до 2206249 преступлений, то есть на 26,3%, [39] что свидетельствует о снижении криминальной активности населения России. За этот же период наблюдается и значительное снижение криминальной виктимности населения. Если в 2019 году в Российской Федерации было признано, учтено и зарегистрировано 2241710 потерпевших от преступлений, то в 2013 году – 1822767, то есть почти на 19% меньше [24]. При этом очевидно, что темпы снижения криминальной активности населения России несколько выше темпов снижения криминальной виктимности.

Снижение количества потерпевших от преступлений в рассматриваемый период происходило следующим образом: в 2009 году их было признано и учтено 2241710 жертв, в 2010 г. – 2062937, в 2011 г. – 1924192, в 2012 г. – 1895970, в 2013 г. – 1822767. Здесь очевидно просматривается устойчивая тенденция к снижению количества жертв криминального поведения.

В числе важнейших показателей, характеризующих жертвоприношение преступности, следует отнести структуру потерпевших от преступлений. В исследуемый нами период среди жертв криминального поведения было зарегистрировано и учтено 8601379 физических лиц, и 1346197 юридических лиц. Соотношение этих категорий потерпевших показывает, что физические лица более чем в шесть раз чаще становятся потерпевшими от преступлений, чем юридические лица.

Обратившись к анализу статистических показателей жертвоприношения преступности в Российской Федерации, мы увидим, что в 2009 году юридические лица были признаны потерпевшими от преступлений 288531 раз, в 2010 г. – 277747, в 2011 г. – 267473, в 2012 г. – 256621, в 2013 г. – 255825. Темпы снижения составили криминальной виктимности юридических лиц составили 11,3% или на 7,7% ниже чем в целом по общему количеству учтенных жертв криминального поведения.

В тоже время физические лица становились жертвами в 2009 году 1953179 раз, в 2010 г. – 1785190, в 2011 – 1656719, в 2012 г. – 1639349, в 2013 г. – 1566942. Темпы снижения жертвоприношения российской преступности для физических лиц составили 19,8% или несколько выше, чем общее темпы общего снижения жертв преступности. Здесь необходимо отметить, что общая тенденция стабильного снижения количества жертв преступлений затрагивает оби категории потерпевших, хотя и различными темпами.

Для более детального описания тенденций криминальной виктимизации юридических лиц необходимо провести статистический анализ распределения жертв по группам преступлений в соответствии с установленным порядком (по главам УК РФ) и наступившим последствиям.

Наибольший вред юридическим лицам наносится преступлениями против собственности из всей совокупности учтенных жертв криминального поведения в рассматриваемый период именно на эту категорию преступлений приходится 1 148 610 жертв или 85,3% от всех установленных потерпевших по уголовным делам из числа юридических лиц. На втором месте по количеству учтенных жертв криминального поведения находятся преступления в сфере экономической деятельности. За рассматриваемый период правоохранительными органами было установлено и учтено 24 178 потерпевших юридических лиц от преступлений в сфере экономической деятельности, что составляет 1,8% в структуре общего количества жертв из числа юридических лиц. На третьем месте по количеству учтенных жертв преступлений оказались преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина с общим показателем 15 568 юридических лиц, потерпевших от преступлений. Этот показатель составляет 1,2% от общего количества учтенных жертв - юридических лиц. На четвертом месте с небольшим отставанием находятся преступления против общественной безопасности, в результате их совершения пострадали 15 324 юридических лица или 1,1% от их общего количества, признанных таковыми по уголовным делам. Пятое место занимают преступления против семьи и несовершеннолетних, в результате их совершения пострадали 13 256 юридических лиц или 1% от общего количества потерпевших этой категории. На шестом месте оказалась группа преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления, в результате их совершения оказались потерпевшими 8132 юридического лица или 0,6% в общей структуре данной категории потерпевших. Седьмое место занимает группа преступлений против порядка управления, в результате их совершения причинен ущерб 7 227 юридическим лицам или 0,5%. Все остальные группы преступлений причинили вред юридическим лицам в пределах арифметической погрешности и поэтому нами отдельно рассматриваться не будут. (См. Приложение №1. – Таблицу №1)

Для определения тенденций криминальной виктимогенности юридических лиц необходимо отследить её динамические изменения внутри каждой группы преступлений, с учетом общих показателей. Обратившись к виктимогенности юридических лиц, пострадавших от преступлений против собственности, мы обнаруживаем, что в 2009 году их признавалось потерпевшими 238446, в 2010 г. – 232441, в 2011 г. – 228909, в 2012 г. – 223891, в 2013 г. – 224923. Здесь отчетливо просматриваются темпы снижения количества зарегистрированных жертв юридических лиц в период с 2009 по 2012 годы на 6,1% и подъем в 2013 году по сравнению с предыдущим годом на 0,5%, в результате чего общие темпы снижения криминальной виктимогенности юридических лиц составили лишь 5,7%. Следовательно, темпы снижения криминальной виктимогенности юридических лиц от преступлений против собственности почти в два раза ниже, чем показатели характеризующие общее снижение их виктимогенности в рассматриваемый период.

Обратившись к анализу статистических показателей, характеризующих виктимогенность корпоративных жертв от преступлений в сфере экономической деятельности, мы обнаруживаем несколько иные тенденции. Динамика количественных показателей показывает, что имеется устойчивая тенденция к снижению общего количества юридических лиц, потерпевших от преступлений в сфере экономической деятельности. Если в 2009 году было учтено потерпевшими от преступлений в сфере экономической деятельности 7 660 юридических лиц, то в 2010 г. – 6162, в 2011 г. – 4107, в 2012 г. – 3325, в 2013 г. – 2924. Темпы снижения этого показателя в рассматриваемый период составили 262% или более чем в два раза.

Анализ статистических показателей, характеризующих виктимогенность корпоративных жертв от преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, несколько отличается от показателей виктимогенности юридических лиц от иных групп преступлений. Изменение количественных показателей показывает следующее: в 2009 году было выявлено и учтено 3211 юридических лица, ставших жертвами этой группы преступлений, в 2010 г. – 3476, в 2011 г. – 3543, в 2012 г. – 2836, в 2013 г. – 2502. Следовательно, в период с 2010 по 2011 гг. по отношению к 2009 году отмечается небольшой рост количества жертв юридических лиц от преступлений против конституционных прав и свобод человека и гражданина, а в последующие два года резкое снижение на 29,4%.

Несколько иначе выглядят динамика изменения виктимогенности юридических лиц от преступлений против общественной безопасности. Если в 2009 году правоохранительными органами было признано 3498 юридических лиц потерпевшими от этого вида преступлений, то в 2010 г. – 3079, в 2011 г. – 3358, в 2012 г. – 2848, в 2013 г. – 2541. Очевидная тенденция снижения виктимогенности юридических лиц от преступлений против общественной безопасности в рассматриваемый нами период на 27,4% в некоторой степени была нарушена в 2011 году возрастанием на 8,3% по сравнению с предыдущим годом.

Анализ количественных статистических показателей криминальной виктимогенности юридических лиц от преступлений против семьи и несовершеннолетних, показывает об устойчивых негативных тенденциях. Так, в 2009 году было правоохранительными органами учтено в качестве жертв преступлений данного вида 2830 юридических лиц, то в 2010 г. – 3288, в 2011 г. – 3540, в 2012 г. – 3598, в 2013 г. – 3528. Здесь с очевидностью просматривается тенденция роста виктимогенности юридических лиц на 21,3% к 2012 году и незначительное снижение в 2013 году, что явно противоречит общим тенденциям.

В рассматриваемый нами период в Российской Федерации произошло резкое снижение криминальной виктимогенности юридических лиц от преступлений против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления. Если в 2009 году было учтено 2018 юридических лиц в качестве потерпевших от данного вида преступлений, то в последующем этот показатель составил в 2010 г. – 2115, в 2011 г. – 1845, в 2012 г. – 1155, в 2013 г. – 999. Снижение этого показателя виктимогенности юридических лиц произошло благодаря относительно благополучным трем последним годам более чем в два раза.

Кратное снижение уровня криминальной виктимогенности юридических лиц произошло и по преступлениям против порядка управления. Если в 2009 году потерпевшими от преступлений против порядка управления было признано 2348 юридических лиц, то в 2010 г. – 1628, в 2011 г. – 1110, в 2012 г. – 1069, в 2013 г. – 1072. Темпы снижения криминальной виктимогенности юридических лиц по преступлениям против порядка управления составили более чем в 2 раза.

выводы

Проведенное нами виктимологическое исследование количественных статистических показателей, характеризующих общее состояние криминальной виктимности юридических лиц в современной России за период с 2009 по 2013 годы, позволяет сделать некоторые выводы. Во-первых, общее снижение преступности в Российской Федерации в период 2009-2013 гг. повлекло и снижение количества зарегистрированных и учтенных потерпевших от преступлений, при этом снижение темпов преступности опережает, снижение темпов криминальной виктимности населения и криминальной виктимогенности юридических лиц. Во-вторых, в структуре потерпевших от преступлений в Российской Федерации преобладают физические лица, доля юридических лиц в числе потерпевших от преступлений более чем в шесть раз меньше. В-третьих, значительную долю в структуре криминальной виктимогенности юридических лиц составляют преступления против собственности, именно они составляют основную угрозу для юридических лиц, именно по этой группе преступлений темпы снижения криминальной виктимности юридических лиц существенно ниже. В-четвертых, наравне с положительными тенденциями, связанными со снижением криминальной виктимности юридических лиц, отчетливо просматриваются и тревожные симптомы криминального неблагополучия. Среди них обращают на себя внимание показатели характеризующие темпы прироста криминальной виктимности юридических лиц от преступлений против семьи и несовершеннолетних.

Следует отметить, что выявленные нами тенденции криминальной виктимности юридических лиц лишь дает её общую характеристику, а для объяснения её негативных виктимологических тенденций необходимо дальнейшее исследование этого феномена с использованием не только официальной статистической информации, но и других источников и методов познания. Наиболее перспективными направлениями криминальной корпоративной виктимологии в среднесрочной перспективе можно признать исследования, которые бы дополнительно фиксировали не только количество потерпевших юридических лиц от различных преступлений, но и размер причиненного им материального ущерба. Здесь следует изначально исследовать преступления против собственности и преступления в сфере экономической деятельности и на базе их попытаться сформировать частное виктимологическое направление – корпоративную виктимологию экономической преступности и/или активизировать исследования в области виктимологии экономической преступности [47].

Приложение - Таблица №1

Таблица №1

ЮРИДИЧЕСКИЕ ЛИЦА ЖЕРТВЫ ПРЕСТУПНОСТИ

в Российской Федерации (2009-2013)

2009

2010

2011

2012

2013

Итого

преступлений

2 994 820

2 628 799

2 404 807

2 302 168

2 206 249

12 536 843

потерпевших

2 241 710

2 062 937

1 924 192

1 895 970

1 822 767

9 947 576

юридические лица

288 531

277 747

267 473

256 621

255 825

1 346 197

против конституционных прав и свобод человека и гражданина

3211

3476

3543

2836

2502

15 568

против семьи и несовершеннолетних

2830

3288

3540

3598

3528

13 256

против собственности

238446

232441

228909

223891

224923

1 148 610

в сфере экономической деятельности

7660

6162

4107

3325

2924

24 178

против общественной безопасности

3498

3079

3358

2848

2541

15 324

против здоровья населения и общественной нравственности

214

200

68

89

108

679

против безопасности движения и эксплуатации транспорта

75

16

18

45

39

193

против основ конституционного строя и безопасности государства

1

5

1

4

1

12

против государственной власти, интересов государственной службы и службы в органах местного самоуправления

2018

2115

1845

1155

999

8 132

против правосудия

349

433

293

286

348

1 709

против порядка управления

2348

1628

1110

1069

1072

7 227

против военной службы

38

35

15

12

14

114

против мира и безопасности человечества

0

1

0

0

0

1

Библиография
1.
Averdiak M. Methodological challenges in the Study of the accelerated design of the NCVS to reconstruct victim careers? // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (3). – P.265-288.
2.
Cameron G., Freymond N. Accessible service delivery of child welfare services and differential response models // Child Abuse & Neglect. – 2015. – V.39. – №1. – P.18-31.
3.
Croael H. Economic crime and Victimology: a critical appraisal // Journal International de Victimologie. – 2010. – Vol.8. – №2. – P.169-183.
4.
Croll H. Victims of White-Collar and Corporate Crime // Victims, Crime and Society / Edited by Pamela Davies, Peter Francis and Chris Greer. – London: Citi Universitu, 2007. – P.79-108.
5.
Hall M. Environmental harm and environmental victims: Seoping out a «green victimology» // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (1). – P.129-143.
6.
Hopkins M. Abuse and violence against businesses: a study of the triggers and processes of incidents // International Review of Victimology. – 2002. – Vol.9. – №1. – Р.67-82.
7.
Kabanov P.A. Russian Criminal Corporate Victimology: notion, subject, prospects // Актуальные проблемы экономики и права. – 2012. – №2. – С.209-210.
8.
Miers D. Offender and stata compensation for victims of crime: Two decades of development and change // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (1). – P.145-168.
9.
Mtgurrin D., Do F. Victims of Economic Crime in a Crand Scale // Journal International de Victimologie. – 2010. – Vol.8. – №2. – P.147-175.
10.
Nel H.C. The plight of victims of economic crime: Investors as victims // Journal of Financial Crime. – 1999. – V.6. – №4. – P.311-322;
11.
Shichor D. Corporate Deviance and Corporate Victimization: A Review and Elaborations // International Review of Victimology. – 1989. – №1. – P.67-88.
12.
Smith R.G. Organizations as Victims of Fraud, and How They Deal With it // Trends & Jssues in Crime and Criminal Justice. – 1999. – №127. – September.
13.
Szockyj E., Fox J.,G. Corporate Victimization of Women. – Boston: Northeastern Universities Press, 1996.
14.
Vaughan D. Crime between Organizations: Implications for Victimology. Gilbert Geis/Ezra Stotland (Hrsg.): White-Collar-Crime. Beverly Hills-London, 1980. – P.77-97.
15.
Азаров В.А. Защита имущественных интересов потерпевших от преступлений: законотворчество и законодательные реалии // Вестник Омского университета. – 2005. – №2 (3). – С.130-141;
16.
Анощенкова С.В. Учение о потерпевшем в российском уголовном праве: автореф. дис. … канд. юрид. наук. – Саратов, 2004.
17.
Арефьев А.Ю. Проблемы виктимологической профилактики квартирных краж, грабежей и разбоев с проникновением в жилище. – Н. Новгород, 1995.
18.
Газиев М.С., Ситковский А.Л., Шикула И.Р. Виктимологическая защита потрпевших от корыстно-насильственных преступлений: монография. – М., 2012.
19.
Гарипов И.М. Виктимологические аспекты противодействия криминальному коррупционному поведению в Республике Татарстан / под науч. ред. д-ра юрид. наук. П.А. Кабанова. – Казань, 2013.
20.
Гармаш А.М. Криминологическая характеристика юридических лиц как субъекта и жертвы преступлений в сфере предпринимательской деятельности // «Черные дыры» в российском законодательстве. – 2012. – №1. – С.145-148.
21.
Глухова А.А. Виктимологическая статистика // Проблемы юридической науки и практики в исследованиях адъюнктов и соискателей: сборник научных трудов. – Вып.3. – Н. Новгород: НЮИ МВД РФ, 1997. – С.28-32.
22.
Глухова А.А., Устинов В.С. Понятие и значение виктимологической статистики // Правовые средства и методы защиты законопослушного гражданина в экономической сфере: Вестник Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского. – Н. Новгород, 1998. – С.107-112.
23.
Горшенков Г.Н. Криминологический словарь. – 2-е изд. – Н. Новгород, 2007.
24.
Данные предоставлены ЦСИ ФКУ «ГИАЦ МВД России» письмо №34/I-П-166 от 9 сентября 2014 года, за что мы им признательны и благодарны.
25.
Журавлева Ю.В. Виктимологическая профилактика изнасилований: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2007.
26.
Задорожный В.И. Виктимологическая профилактика преступлений: организационно-управленческий и правовой аспекты. – М., 2005.
27.
Иванов Д.А. Защита следователем прав и законных интересов юридического лица, потерпевшего от преступлений: дис. … канд. юрид. наук. – М., 2007.
28.
Ильин И.В. Виктимологическая профилактика экономического мошенничества: дис. … канд. юрид. наук. – Н. Новгород, 2000.
29.
Ильин И.В. Мошенничество, совершаемое в экономической сфере, как уголовно-правовой и криминологический феномен. – М., 2010.
30.
Ильясова К.А. Юридические лица как жертвы преступлений: постановка проблемы // Актуальные проблемы экономики и права. – 2014. – №3 (31). – С.171-177.
31.
Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология как одно из направлений виктимологических знаний: попытка осознания сущности и определения предметного поля // Криминологический журнал. – 2007. – № 1 (11). – С. 30-32.
32.
Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология как частная виктимологическая теория: понятие и попытка определения предметного поля // Следователь. – 2006. – №9. – С.29-33.
33.
Кабанов П.А. Криминальная корпоративная виктимология: понятие и предмет // Сибирский криминологический журнал. – 2006. – №1. – С.26-31.
34.
Каштанова М.С. Сущность защиты прав и законных интересов потерпевших от преступлений // Полицейская деятельность. – 2011. – №4. – С.5-9.
35.
Квашис В.Е. Основы виктимологии. Проблемы защиты прав потерпевших от преступлений. – М.: NOTA BENE, 1999.
36.
Максимов В.Ю. Юридическое лицо как жертва преступления // Виктимологические проблемы борьбы с преступностью: Материалы I Междисциплинарной конференции – «круглого стола» 6 декабря 2002 г. – Ставрополь, 2002. – С.39-42.
37.
Мусаев М.А. Правовая и социальная защита жертв преступности в России. – М., 2011.
38.
Солодовников С.А. Виктимологическая статистика в отношении «преступник-жертва» в системе криминологического анализа // Закон и право. – 2004. – №12. – С.22-24.
39.
Статистические данные размещены на сайте МВД России. Режим доступа [http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/] Дата обращения: 12.12. 2014.
40.
Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. №174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. – 2001. – №52 (часть 1). – Ст.4921.
41.
Фаргиев И.А. Уголовно-правовые и криминологические основы учения о потерпевшем / под ред. д-ра юрид. наук, проф. А.И. Чучаева. – СПб., 2009.
42.
Фоменко А.Н. Государственная защита лиц, потерпевших от преступлений // Российский следователь. – 2006. – №7. – С.57-58.
43.
Чистова Э.Е. Юридическое лицо – жертва криминальной агрессии // История государства и права. – 2007. – №24. – С.12-14.
44.
Шинкевич Н.Е. Юридические лица как жертвы преступления // Безопасность личности и защита жертв преступлений: материалы межведомственной научно-практической конференции (19 марта 2010 г.) – М., 2010. – С.201-207.
45.
Ширяева Т.И. Юридическое лицо как потерпевший и особенности его участия в уголовном судопроизводстве: дисс. … канд. юрид. наук. – Волгоград, 2008.
46.
Ширяева Т.И. Юридическое лицо как потерпевший: теоретические и практические проблемы участия в уголовном судопроизводстве: монография. – Волгоград, 2010.
47.
Кабанов П.А., Паньшин Д.Л. Виктимология экономической преступности: понятие и предмет // Вестник Всероссийского института повышения квалификации сотрудников МВД России. – 2012. – №4 (24). – С.12-16.
48.
Кабанов П.А. Виктимологическое измерение преступности в Республике Беларусь: статистический анализ показателей 2009-2013 гг. // Полицейская деятельность. - 2014. - 6. - C. 529 - 534. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.6.13729.
49.
Кабанов П.А. ВИКТИМОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА КОРРУПЦИОННОЙ ПРЕСТУПНОСТИ В РЕСПУБЛИКЕ БЕЛАРУСЬ: анализ статистических показателей 2007-2012 гг. // Социодинамика. - 2014. - 2. - C. 10 - 21. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.2.10950. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10950.html
50.
П.А. Кабанов Криминологическая концепция криминальной политической виктимологии // Право и политика. - 2012. - 11. - C. 1885 - 1892.
51.
Кабанов П.А., Гарипов И.М. Виктимологическая характеристика «государственной коррупции» в Республике Татарстан // Административное и муниципальное право. - 2012. - 9. - C. 11 - 15.
52.
Кабанов П.А. Криминальная политическая виктимология как межотраслевая криминологическая теория: понятие, предмет, структура и перспективы развитя в современной России // Юридические исследования. - 2012. - 5. - C. 218 - 232. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_201.html
53.
Ю.В. Николаева Виктимологические аспекты профилактики преступлений в отношении несовершеннолетних. // Административное и муниципальное право. - 2011. - 7. - C. 83 - 91.
54.
Червинская-Якимюк Э.Ф. Женщина как жертва насилия в семье // Полицейская деятельность. - 2014. - 1. - C. 5 - 21. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.1.10735.
55.
Федорченко А.А. Понятие потерпевшего в международном уголовном процессе // Международное право и международные организации / International Law and International Organizations. - 2014. - 3. - C. 458 - 462. DOI: 10.7256/2226-6305.2014.3.11555.
References (transliterated)
1.
Averdiak M. Methodological challenges in the Study of the accelerated design of the NCVS to reconstruct victim careers? // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (3). – P.265-288.
2.
Cameron G., Freymond N. Accessible service delivery of child welfare services and differential response models // Child Abuse & Neglect. – 2015. – V.39. – №1. – P.18-31.
3.
Croael H. Economic crime and Victimology: a critical appraisal // Journal International de Victimologie. – 2010. – Vol.8. – №2. – P.169-183.
4.
Croll H. Victims of White-Collar and Corporate Crime // Victims, Crime and Society / Edited by Pamela Davies, Peter Francis and Chris Greer. – London: Citi Universitu, 2007. – P.79-108.
5.
Hall M. Environmental harm and environmental victims: Seoping out a «green victimology» // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (1). – P.129-143.
6.
Hopkins M. Abuse and violence against businesses: a study of the triggers and processes of incidents // International Review of Victimology. – 2002. – Vol.9. – №1. – R.67-82.
7.
Kabanov P.A. Russian Criminal Corporate Victimology: notion, subject, prospects // Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. – 2012. – №2. – S.209-210.
8.
Miers D. Offender and stata compensation for victims of crime: Two decades of development and change // International Review of Victimology. – 2014. – №20 (1). – P.145-168.
9.
Mtgurrin D., Do F. Victims of Economic Crime in a Crand Scale // Journal International de Victimologie. – 2010. – Vol.8. – №2. – P.147-175.
10.
Nel H.C. The plight of victims of economic crime: Investors as victims // Journal of Financial Crime. – 1999. – V.6. – №4. – P.311-322;
11.
Shichor D. Corporate Deviance and Corporate Victimization: A Review and Elaborations // International Review of Victimology. – 1989. – №1. – P.67-88.
12.
Smith R.G. Organizations as Victims of Fraud, and How They Deal With it // Trends & Jssues in Crime and Criminal Justice. – 1999. – №127. – September.
13.
Szockyj E., Fox J.,G. Corporate Victimization of Women. – Boston: Northeastern Universities Press, 1996.
14.
Vaughan D. Crime between Organizations: Implications for Victimology. Gilbert Geis/Ezra Stotland (Hrsg.): White-Collar-Crime. Beverly Hills-London, 1980. – P.77-97.
15.
Azarov V.A. Zashchita imushchestvennykh interesov poterpevshikh ot prestuplenii: zakonotvorchestvo i zakonodatel'nye realii // Vestnik Omskogo universiteta. – 2005. – №2 (3). – S.130-141;
16.
Anoshchenkova S.V. Uchenie o poterpevshem v rossiiskom ugolovnom prave: avtoref. dis. … kand. yurid. nauk. – Saratov, 2004.
17.
Aref'ev A.Yu. Problemy viktimologicheskoi profilaktiki kvartirnykh krazh, grabezhei i razboev s proniknoveniem v zhilishche. – N. Novgorod, 1995.
18.
Gaziev M.S., Sitkovskii A.L., Shikula I.R. Viktimologicheskaya zashchita potrpevshikh ot korystno-nasil'stvennykh prestuplenii: monografiya. – M., 2012.
19.
Garipov I.M. Viktimologicheskie aspekty protivodeistviya kriminal'nomu korruptsionnomu povedeniyu v Respublike Tatarstan / pod nauch. red. d-ra yurid. nauk. P.A. Kabanova. – Kazan', 2013.
20.
Garmash A.M. Kriminologicheskaya kharakteristika yuridicheskikh lits kak sub''ekta i zhertvy prestuplenii v sfere predprinimatel'skoi deyatel'nosti // «Chernye dyry» v rossiiskom zakonodatel'stve. – 2012. – №1. – S.145-148.
21.
Glukhova A.A. Viktimologicheskaya statistika // Problemy yuridicheskoi nauki i praktiki v issledovaniyakh ad''yunktov i soiskatelei: sbornik nauchnykh trudov. – Vyp.3. – N. Novgorod: NYuI MVD RF, 1997. – S.28-32.
22.
Glukhova A.A., Ustinov V.S. Ponyatie i znachenie viktimologicheskoi statistiki // Pravovye sredstva i metody zashchity zakonoposlushnogo grazhdanina v ekonomicheskoi sfere: Vestnik Nizhegorodskogo gosudarstvennogo universiteta im. N.I. Lobachevskogo. – N. Novgorod, 1998. – S.107-112.
23.
Gorshenkov G.N. Kriminologicheskii slovar'. – 2-e izd. – N. Novgorod, 2007.
24.
Dannye predostavleny TsSI FKU «GIATs MVD Rossii» pis'mo №34/I-P-166 ot 9 sentyabrya 2014 goda, za chto my im priznatel'ny i blagodarny.
25.
Zhuravleva Yu.V. Viktimologicheskaya profilaktika iznasilovanii: dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2007.
26.
Zadorozhnyi V.I. Viktimologicheskaya profilaktika prestuplenii: organizatsionno-upravlencheskii i pravovoi aspekty. – M., 2005.
27.
Ivanov D.A. Zashchita sledovatelem prav i zakonnykh interesov yuridicheskogo litsa, poterpevshego ot prestuplenii: dis. … kand. yurid. nauk. – M., 2007.
28.
Il'in I.V. Viktimologicheskaya profilaktika ekonomicheskogo moshennichestva: dis. … kand. yurid. nauk. – N. Novgorod, 2000.
29.
Il'in I.V. Moshennichestvo, sovershaemoe v ekonomicheskoi sfere, kak ugolovno-pravovoi i kriminologicheskii fenomen. – M., 2010.
30.
Il'yasova K.A. Yuridicheskie litsa kak zhertvy prestuplenii: postanovka problemy // Aktual'nye problemy ekonomiki i prava. – 2014. – №3 (31). – S.171-177.
31.
Kabanov P.A. Kriminal'naya korporativnaya viktimologiya kak odno iz napravlenii viktimologicheskikh znanii: popytka osoznaniya sushchnosti i opredeleniya predmetnogo polya // Kriminologicheskii zhurnal. – 2007. – № 1 (11). – S. 30-32.
32.
Kabanov P.A. Kriminal'naya korporativnaya viktimologiya kak chastnaya viktimologicheskaya teoriya: ponyatie i popytka opredeleniya predmetnogo polya // Sledovatel'. – 2006. – №9. – S.29-33.
33.
Kabanov P.A. Kriminal'naya korporativnaya viktimologiya: ponyatie i predmet // Sibirskii kriminologicheskii zhurnal. – 2006. – №1. – S.26-31.
34.
Kashtanova M.S. Sushchnost' zashchity prav i zakonnykh interesov poterpevshikh ot prestuplenii // Politseiskaya deyatel'nost'. – 2011. – №4. – S.5-9.
35.
Kvashis V.E. Osnovy viktimologii. Problemy zashchity prav poterpevshikh ot prestuplenii. – M.: NOTA BENE, 1999.
36.
Maksimov V.Yu. Yuridicheskoe litso kak zhertva prestupleniya // Viktimologicheskie problemy bor'by s prestupnost'yu: Materialy I Mezhdistsiplinarnoi konferentsii – «kruglogo stola» 6 dekabrya 2002 g. – Stavropol', 2002. – S.39-42.
37.
Musaev M.A. Pravovaya i sotsial'naya zashchita zhertv prestupnosti v Rossii. – M., 2011.
38.
Solodovnikov S.A. Viktimologicheskaya statistika v otnoshenii «prestupnik-zhertva» v sisteme kriminologicheskogo analiza // Zakon i pravo. – 2004. – №12. – S.22-24.
39.
Statisticheskie dannye razmeshcheny na saite MVD Rossii. Rezhim dostupa [http://mvd.ru/Deljatelnost/statistics/reports/item/] Data obrashcheniya: 12.12. 2014.
40.
Ugolovno-protsessual'nyi kodeks Rossiiskoi Federatsii ot 18 dekabrya 2001 g. №174-FZ // Sobranie zakonodatel'stva RF. – 2001. – №52 (chast' 1). – St.4921.
41.
Fargiev I.A. Ugolovno-pravovye i kriminologicheskie osnovy ucheniya o poterpevshem / pod red. d-ra yurid. nauk, prof. A.I. Chuchaeva. – SPb., 2009.
42.
Fomenko A.N. Gosudarstvennaya zashchita lits, poterpevshikh ot prestuplenii // Rossiiskii sledovatel'. – 2006. – №7. – S.57-58.
43.
Chistova E.E. Yuridicheskoe litso – zhertva kriminal'noi agressii // Istoriya gosudarstva i prava. – 2007. – №24. – S.12-14.
44.
Shinkevich N.E. Yuridicheskie litsa kak zhertvy prestupleniya // Bezopasnost' lichnosti i zashchita zhertv prestuplenii: materialy mezhvedomstvennoi nauchno-prakticheskoi konferentsii (19 marta 2010 g.) – M., 2010. – S.201-207.
45.
Shiryaeva T.I. Yuridicheskoe litso kak poterpevshii i osobennosti ego uchastiya v ugolovnom sudoproizvodstve: diss. … kand. yurid. nauk. – Volgograd, 2008.
46.
Shiryaeva T.I. Yuridicheskoe litso kak poterpevshii: teoreticheskie i prakticheskie problemy uchastiya v ugolovnom sudoproizvodstve: monografiya. – Volgograd, 2010.
47.
Kabanov P.A., Pan'shin D.L. Viktimologiya ekonomicheskoi prestupnosti: ponyatie i predmet // Vestnik Vserossiiskogo instituta povysheniya kvalifikatsii sotrudnikov MVD Rossii. – 2012. – №4 (24). – S.12-16.
48.
Kabanov P.A. Viktimologicheskoe izmerenie prestupnosti v Respublike Belarus': statisticheskii analiz pokazatelei 2009-2013 gg. // Politseiskaya deyatel'nost'. - 2014. - 6. - C. 529 - 534. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.6.13729.
49.
Kabanov P.A. VIKTIMOLOGIChESKAYa KhARAKTERISTIKA KORRUPTsIONNOI PRESTUPNOSTI V RESPUBLIKE BELARUS'': analiz statisticheskikh pokazatelei 2007-2012 gg. // Sotsiodinamika. - 2014. - 2. - C. 10 - 21. DOI: 10.7256/2409-7144.2014.2.10950. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_10950.html
50.
P.A. Kabanov Kriminologicheskaya kontseptsiya kriminal'noi politicheskoi viktimologii // Pravo i politika. - 2012. - 11. - C. 1885 - 1892.
51.
Kabanov P.A., Garipov I.M. Viktimologicheskaya kharakteristika «gosudarstvennoi korruptsii» v Respublike Tatarstan // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2012. - 9. - C. 11 - 15.
52.
Kabanov P.A. Kriminal'naya politicheskaya viktimologiya kak mezhotraslevaya kriminologicheskaya teoriya: ponyatie, predmet, struktura i perspektivy razvitya v sovremennoi Rossii // Yuridicheskie issledovaniya. - 2012. - 5. - C. 218 - 232. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_201.html
53.
Yu.V. Nikolaeva Viktimologicheskie aspekty profilaktiki prestuplenii v otnoshenii nesovershennoletnikh. // Administrativnoe i munitsipal'noe pravo. - 2011. - 7. - C. 83 - 91.
54.
Chervinskaya-Yakimyuk E.F. Zhenshchina kak zhertva nasiliya v sem'e // Politseiskaya deyatel'nost'. - 2014. - 1. - C. 5 - 21. DOI: 10.7256/2222-1964.2014.1.10735.
55.
Fedorchenko A.A. Ponyatie poterpevshego v mezhdunarodnom ugolovnom protsesse // Mezhdunarodnoe pravo i mezhdunarodnye organizatsii / International Law and International Organizations. - 2014. - 3. - C. 458 - 462. DOI: 10.7256/2226-6305.2014.3.11555.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"