Статья 'Фантомы сегментарной диагностики психодерматоглифики' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Фантомы сегментарной диагностики психодерматоглифики

Бадиков Константин Николаевич

кандидат юридических наук

доцент, кафедра гражданско-правовых дисциплин, Российская таможенная академия

690024, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Абрикосовая, 5а

Badikov Konstantin Nikolaevich

PhD in Law

Associate professor of the Department of Civil and Legal Disciplines at Vladivostok Branch at Russian Customs Academy

690024, Russia, Primorskii krai, g. Vladivostok, ul. Abrikosovaya, 5 a

Badikovk@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Абакарова Наталья Викторовна

директор, Медицинский центр «Бехтерев»

690000, Россия, Приморский край, г. Владивосток, ул. Океанский пр-Т, 85

Abakarova Natal'ya Viktorovna

Director, Medical centre "Bekhterev"

690000, Russia, Primorskiy kray, Vladivostok, ul. Okeanskiy pr., 85

doctor@behterev-mc.ru

DOI:

10.7256/2409-7136.2014.12.1388

Дата направления статьи в редакцию:

02-12-2014


Дата публикации:

27-12-2014


Аннотация.

Предметом исследования является интегрально-интегративные корреляции системы «клетка-ЦНС-отпечаток пальца-психика-патология-поведение». Предложенная объемная стереотаксическая модель сегментов и структур головного мозга имеет междисциплинарный характер. Проанализированы психодерматоглифические и нейронные связи, их проекции на отпечаток дистальной фаланги пальца руки. Объектом исследования является морфология пальцевого отпечатка. Морфология частных дерматоглифических признаков (минуций) сопряжена со многими свойствами человека и служит объектами психогенетических, судебно-медицинских и криминалистических идентификационных экспертиз. Результаты современных психогенетических исследований подчеркивают не только значение идентификационных признаков отпечатков, но их диагностические, психологические и нозологические корреляции. Применения стреотаксической проективной методики расширяет психодиагностическую значимость традиционного экспертного криминалистического заключения. Для экспертов-криминалистов открывается возможность не только решения задач идентификации с позиций установления тождества личности, но построения психологического профиля. Методологическую основу исследования составляют положения диалектического метода, системный подход к построению психологического профиля. Для решения задач психодиагностики следоносителя применялись общенаучные методы исследования (описание, сравнение) и специальные, (статистический анализ, интегрально-интегративный анализ). Основными выводами являются концептуальные положения приемов и способов картирования отпечатка пальца руки осуществляемые в стереотаксической проекции сегментов головного мозга. Психодерматоглифика представляя собой новое направление в криминалистической диагностике отражает интегрально-интегративные корреляции отпечатка пальца руки и стереотаксической модели головного мозга, с целью проведения топологической и нозологической диагностики. Практической задачей для применения инновационной методики является построение психологического профиля. Психодерматоглифический метод основан на соотношении топологической модели структур головного мозга и морфологии пальцевого отпечатка (первый правый, первый левый), в контексте интегративности поведения, индивидуальной морфологии частных признаков (минуций), отражающих нейропсихологические и психодерматогифические связи.

Ключевые слова: Отпечаток, психодиагностика, криминалистика, генетика, дерматоглифический маркёр, патология, экспертология, головной мозг, психика, идентификация

Abstract.

The article is devoted to the research of the cumulative and integrative correlations of the “cell-CNS-fingerprint-psychics-pathology-behavior” system. The proposed   three-dimensional stereotaxic model of brain segments and structures has the interdisciplinary nature. The author analyzes the psycho-dermatoglyphic and neuronal connections and their projections on the distal phalanx prints. The object of the research is the fingerprint morphology. The morphology of the particular dermatoglyphic features is connected with many human characteristics and serves as an object of psychogenetic, forensic medical and criminalistic examination. The results of the contemporary psychogenetic research outline not only the meaning of the identification features of fingerprints, but also their diagnostic, psychological and nosological correlations. The use of the stereotaxic projective method expands the psychodiagnostic value of a traditional forensic expert’s report. It provides criminalists with the opportunity not only to identify, but also to create a psychological profile. To solve the problem of the fingerprints owner psychodiagnosis the author of the article uses the general methods of study (description, comparison) and the special ones (statistical analysis, cumulative and integrative analysis). The main conclusions are the conceptual provisions of the fingerprint mapping methods and ways, which are being realized in the stereotaxic projection of brain segments. As a new area of forensic diagnostics, psycho-dermatoglyphics contains the cumulative and integrative correlations of the fingerprint and the stereotaxic brain model, and its main goal is the topological and nosological diagnostics. The practical task of this innovative method application is the creation of a psychological profile. The psycho-dermatoglyphic method is based on the correlation of the topological model of brain structures and the morphology of a fingerprint (thumb right, thumb left) within the context of integrative behavior and individual morphology of particular features, reflecting neuropsychological and psycho-dermatoglyphical connections. 

Keywords:

fingerprint, psychodiagnosis, criminalistics, genetics, dermatoglyphic marker, pathology, expertology, brain, psychics, identification

В условиях роста врожденной патологии органов и систем человека и ее минимальных клинических форм востребованы современные методы диагностики. Сегментарная биоэлектронная функциональная диагностика является одним из новейших методов электронной функциональной диагностики морфофункционального потенциала человека.

Сегментарная диагностика предназначена для проведения измерений электрических параметров сегментов тела, взаимосвязанных с внутренними органами и тканями. Данный вид диагностики основан на теории, согласно которой любые нарушения деятельности внутренних органов отражаются на теле человека. Сегментарная диагностика использует факт, который лежит в основе у всех животных и человека – принцип сегментов. Сегменты кожи связаны с внутренними органами нервами вегетативной нервной системы (ВНС), что и легло в основу их сопоставления. Их называют зонами по Геду в честь их первооткрывателя британского нейробиолога сэра Хенри Геда (1861-1940 гг.). Эти зоны отражают на поверхности кожи морфофункциональный статус и состояния органов, желез внутренней секреции и тканей.

Информационно-волновая диагностика или диагностика клеточного метаболизма основана на регистрации излучения крайне высоких частот, генерируемого в процессе жизнедеятельности каждой клеткой систем и тканей человека. Диагностика осуществляется на клеточном уровне.

Клеточный уровень диагностики функционального состояния человека и его генома может быть востребован не только клинической и диагностической медициной, но и криминалистикой. В криминалистике, как в судебной медицине и генетике, средства доказывания, методы идентификации и диагностики должны отвечать принципам диалектического материализма.

Следы рук являются классическим примером междисциплинарного объекта исследования. На первых этапах становления методологии экспертных исследований отпечатки рук исследовались с позиций антропологии и антропогенетики. Учитывая, что в своем развитии нервная и эндокринная системы формируются практически синхронно с пальцевыми рисунками, генетиками признана их диагностическая значимость, а методы исследования стали междисциплинарными. Соответственно, пальцевая дерматоглифика приобрела статус диагностического маркёра в медицине, генетике, судебной медицине и криминалистике [1, с.239].

Становление института комплексных медико-криминалистических экспертиз вызвало расширение перечня диагностических вопросов и объектов, подлежащих экспертному исследованию [2]. В современной экспертологии методы криминалистической и медицинской дерматоглифики применятся при необходимости решения диагностических вопросов [3].

Психодерматоглифика является разделом криминалистической дерматоглифики и служит задачам построения психологического профиля по следам пальцев рук и их фрагментированным элементам [4]. Психодерматоглифический метод является междисциплинарным, решает задачи нозологической диагностики и психодиагностики с учетом минимальных клинических форм врожденной патологии. Доктор биологических наук, профессор И.С. Гусева подчеркивает роль и значение дерматоглифики в диагностике различных заболеваний и функциональных состояний систем и органов человека [5].

Учет корреляции мозговых структур, кожной, эндокринной и нервной систем в рамках психодерматоглифического метода позволяет индивидуализировать субъект преступления. Повышение качества диагностики мозговой и психической патологии задача не только медицины. Методологическая разработка интегративных приемов и способов, обеспечивающих построение психологического профиля в криминалистике направлена на решение проблем установления личности следоносителя.

Принципы психодерматоглифической диагностики, научные положения психодерматоглифического метода имеют непосредственное отношение к клеточной теории поведения и ее психогенетическим основам. Концептуальные основы психодерматоглифики представлены теорией и практикой психогенетики, нейропсихологии и психофизиологии, в целом, а также интегрально-интегративными корреляциями системообразующих связей «клетка-мозг-ЦНС», в частности.

Мозг и центральная нервная система (ЦНС) на клеточном уровне находятся в интегрально-интегративной связи [6]. Корреляции системы «клетка-мозг-ЦНС» определяют развитие, уровень и формы сознания, особенности его функционирования, а так же виды и формы заболеваний органов и систем.

Существуют прямые и опосредованные связи между нервной, эндокринной и сердечно-сосудистой системами. Результаты исследований подтверждают модулирующий эффект этих систем друг на друга [7]. Единство процессов формирования кожи и клеток ЦНС послужили методологическим основанием для признания показателей дерматоглифики одним из генетических маркёров, свидетельствующих о состоянии генотипа [5]. Научные теории, заложенные Л. Пенрозом нашли свое продолжение в исследованиях современных авторов [8].

Объектом анализа в психодерматоглифике выступают отпечатки ладонных поверхностей кистей, пальцев рук и их частные дерматоглифические признаки (минуции). Основанием применения принципов клеточного уровня анализа морфофункционального потенциала в психодерматоглифике является интегральная связь объектов на различных морфофункциональных уровнях «клетка-кожа-ЦНС-мозг». Именно наличие такой связи и ее индивидуальные генетические особенности оказывают влияние на поведение и формируют ответ на воздействие внешней среды и ее раздражителей.

Психодерматоглифика, продолжает и трансформирует идеи, принципы, заложенные учеными-генетиками и криминалистами. Терминология психодерматоглифики междисциплинарна и отражает сущность интегрально-интегративных корреляций органов и систем. В контексте положений биофункциональной органометрии психодерматоглифика, представляет собой совокупность приемов и способов анализа частных признаков морфологии папиллярного узора.

Интегральный характер деятельности мозга и его структур, их пластичность, динамичность, индивидуальная изменчивость макро- и особенно микросистем потребовали от нас разработки специальной методики картирования отпечатков папиллярного узора. Применение статистического анализа дерматоглифических признаков в системе картирования папиллярного узора в сочетании с методом кросскорреляционного анализа частных признаков (минуций) дерматоглифики и мозговой морфологии выявил:

значение констелляции структур, определяющих физиологические, морфологические, эндокринные, нейропсихологические характеристики возрастной динамики;

интегративность функционирования мозговых зон;

наличие координатных соответствий системы «структуры мозга-отделы мозга-морфология пальцевого отпечатка-минуции».

Как интегрально-интегративный объект, минуции отражают психодерматоглифические, нейропсихологические и морфофункциональные связи, отвечая на вопросы причинности поведения. Обладая качествами системности и целостности, минуции позволяют дифференцировать общее и частное, состояние организма и его частей, выявить особенности криминального поведения, психологии личности и преступного деяния.

Важным элементом психодерматоглифической диагностики является создание индивидуального психологического профиля построенного не на данных тестологического анализа, применимых при наличии субъекта исследования. Эффективность нейропсихологических и психодерматоглифических корреляций неоспоримо значимее при работе со следами преступления, когда на месте преступления находят единичные, часто фрагментированные следы пальцев рук.

Основными критериями диагностически значимой информации в криминалистической диагностике выступают не только нозологические, но и психологические корреляции. Сущность психодерматоглифического исследования отражает систему представлений о личности в целом, элементами которой являются морфология, физиология, нозология (психическая в том числе) и психология личности. Тем самым, подчеркиваются междисциплинарные связи психодерматоглифики и ее комплексный характер.

Актуальность установления клеточных основ поведения связана с минимизацией следов, оставленных на месте преступления. Геномный или психогенетический анализ возможен при наличии объектов генома (слюна, кровь и т.д.). Психодерматоглифический метод открывает широкие перспективы для диагностики акцентуаций характера, нервно-психических заболеваний, психических и функционально-органических нарушений вследствие мозговой и сосудистой патологии, а также минимальных клинических форм врожденной патологии. Соответственно, психодерматоглифический анализ осуществляется по «отраженному геному» – морфологии пальцевого отпечатка. Психодерматоглифический термин «отраженный геном», понимается нами как совокупность генетически обусловленных характеристик и признаков, обладающих интегральными связями с системами и органами. В данном контексте понятие «психодерматоглифика» приобретает психогенетическую направленность и возможность установления генетически опосредованных психодерматоглифических, клеточных и нейронных связей.

С нашей точки зрения, наиболее оптимальным способом установления и диагностики психодерматоглифических связей является трансформация нейрохирургических принципов и методов стереотаксической хирургии [9]. Картометрический подход, применяемый в психодерматоглифике, дает представление о значении пространственной организации нейронных связей головного мозга в реализации индивидуальной программы поведения. Морфология и дерматоглифика первых пальцев рук, как отражение нейронных связей структур мозга, не может иметь плоскостной характер. Психодерматоглифические, как и нейронные связи, имеют объемное – стереотаксическое содержание и могут быть установлены только при реализации специальной картометрической методологии. Разработанные стереотаксические пространственные модели направлены на решение задач топической диагностики патологии нервной системы и ее минимальных клинических форм. Без определения локализации и распространенности патологического очага (очагов) в нервной системе, в структурах мозга установление точного психологического профиля крайне затруднительно.

Индивидуальные показатели пальцевой дерматоглифики представляют собой «удивительную и уникальную маркерную систему …» [8, с. 58], применение которой позволяет решать широкой спектр междисциплинарных вопросов. Информация, полученная дерматоглифическим методом, постепенно занимает место среди диагностических методов исследования различных физиологических и нозологических параметров человека. Методологические разработки Инновационного Центра Профориентации и Раннего Развития «Статус БиоТехнологии» при МГТУ им. Баумана указывают на значение типологии папиллярных узоров в диагностике психического статуса. [10]. Сотрудниками Центра получены результаты о диагностическом значении типов и видов папиллярных узоров для установления типа реагирования на внешний стимул для определенного психотипа. Данные представляют интерес в плане предпочтительной профессии, вида спорта, энергопотенциала и прочих общих характеристиках психологического типа.

При отсутствии полной дактилоскопической информации или в условиях фрагментации следов рук используется психодерматоглифический метод. Для психодерматоглифического анализа особое значение имеет не типология папиллярного узора. Именно, элементы гребневой кожи – минуции, их статистические и пространственные показатели отражают психодерматоглифические и нейронные связи. Морфология, статистические показатели минуций, их локализация и последовательность расположения являются фантомами сегментарной диагностики в психодерматоглифике.

Типы, виды папиллярных узоров, их распределение на пальцах может совпадать у разных субъектов. Минуции, как элементы гребневой кожи в составе пальцевых узоров, подпальцевых пространств ладони, узоров тенара и гипотенара, остаются важными источниками информации о человеке (морфологии) и его личности (психологии), так как являются индивидуальными в силу пространственных и количественных показателей.

Объекты психодерматоглифического анализа значительно шире комплекса как дерматоглифических, так и дактилоскопических признаков. При построении психологического профиля психодерматоглифическим методом анализируется совокупность морфологических и дермальных характеристик. К морфологии пальцев рук отнесены форма и строение дистальных фаланг: брахидактилия, искривление дистальных фаланг и др. наследственно обусловленные признаки, характеризующие изменения в анатомии костной системы пальцев рук.

В психодерматоглифическом исследовании имеют диагностическое значение данные объема суставной сумки дистальных и средних фаланг. Морфология, которых является диагностическим критерием диагностики проблем, связанных с сердечно-сосудистой системой (ССС) и позвоночником носителя. Так, расширение суставной сумки средней фаланги третьего пальца руки, является диагностическим маркёром стойкого высокого артериального давления (АД) с тенденцией к его повышению с возрастом и нестабильной физиологической активностью, проявляющейся социальной апатией (68,9%). Расширение суставной сумки третьего пальца в сочетании с увеличением аналогичной суставной сумки первого пальца указывает на периодические потери сознания сосудистой этиологии – синкопальные состояния (73%). Статистический анализ частных признаков узора осуществлялся с помощью программы SPSS среди двух групп лиц (15 субъектов в каждой), состоящих на учете у терапевта с диагнозом гипертония I, II степени, без синкопов и лиц, страдающих гипертонией, но имеющих дополнительный клинический признак – синкопальные состояния.

Кроме костной морфологии в психодерматоглифике диагностическое значение имеют и дермальные признаки. В частности, минуции центра узора имеют корреляции с группой крови носителя следов, координатные характеристики точечных и коротких папиллярных линий периферии папиллярного узора отражают особенности индивидуального биохимического равновесия или степень «опиодной недостаточности». Данные получены при статистической обработке частных признаков узора первого пальца правой руки левой рук (программы SPSS) двух групп лиц: первая группа лица, состоящие на учете у нарколога с диагнозом «наркомания» (20 носителей); вторая – моряков дальнего плавания с морским стажем от 3 до 20 лет (20 носителей).

Нами получены результаты о диагностической значимости морфологии папиллярных линий, их частных признаков. А именно: сужение двух-трех папиллярных линий в определенном квадрате или квадратах указывает на нарушение кровообращение в определенном участке мозга. В частности, нарушение кривизны (деформация) папиллярных линий на границе 4 и 7 квадрата (по системе 9-ти квадратов применяемых в психодерматоглифике) отпечатка первого пальца укажет на субъекта, отличающегося нарушением координации в походке (как следствие нарушения кровообращения в области глубоких структур заднего мозга. Данный психодерматоглифический признак встречается у 38% лиц, страдающих мозговой патологией.

Частные признаки дерматоглифики при определенных количественных и качественных показателях составляют диагностическую совокупность признаков. Данная корреляция позволяет перейти от установления групповой принадлежности конкретного узора к его нозологической диагностике и сформировать диагностический вывод. Выраженная совокупность частных признаков (качественных и количественных) составляют психодерматоглифические маркёры определенных психических свойств и функциональных состояний. Например: наличие одной короткой папиллярной линии в центре отпечатка первого пальца является признаком I группы крови следоносителя; наличие островка вместо коротких линий в центре узора – признак нарушения обмена веществ, т.е. следоноситель склонен к ожирению или нарушению работы эндокринных желез.

К частным дерматоглифическим признакам мы относим и дисплазии. Учет морфологии дисплазии, её локализация и в системе картирования папиллярного узора является диагностическим признаком. Наличие точечной дисплазии на отпечатке первого пальца служит диагностическим критерием проблем неврологического плана: слезливость, излишняя эмоциональность, чувствительность. В целом, в медицинской дерматоглифике разлитые (обширные) дисплазии признаны маркёром дизэмбриогенеза ЦНС [11, С. 61-65]. Соответственно, их диагностический, а следовательно и поисковый потенциал эффективен, но степень поражения ЦНС у носителей точечной и разлитой дисплазий различна.

В целом, психодерматоглифический анализ ориентирован на построение психологического профиля. Изложенное позволяет констатировать, что пальцевая дерматоглифика отражает различные блоки диагностической информации: нозологический, биохимический, психологический и др. Информация может быть востребована в условиях дефицита следов, при наличии единичного следа и его фрагмента. Выявление нозологических характеристик носителя единичного следа посредством кросскорреляционного анализа даст возможность выявить особенности психики, примерный круг общения, особенности мышления, внимания и речи, укажет на психические свойства личности и возможную врожденную патологию мозга и ЦНС в целом.

Методика картирования отпечатка пальца в стереотаксической проекции структур головного мозга объективизирует сегменты мозга. Что в свою очередь, открывает преспективы для изучения и анализа поведения с позиций сегментарной диагностики нейропсихологических нарушений эмоционально-личностной сферы и сознания, а также анализа нарушений высших психических функций при локальных поражениях мозга.

Фантомы сегментарной диагностики ЦНС, полученные психодерматоглфическим методом являются диагностически значимыми и достоверными. Содержание психодерматоглифического экспертного исследования может иметь значение судебного доказательства или выступать в качестве поисковой криминалистической модели личности (ПКМЛ).

Интегрально-интегративная сущность психодерматоглифического метода представлена приемами картирования отпечатка пальца в различных проекциях. В стереотаксической проекции отпечаток пальца и его морфология отражают совокупность нозологической, генетической информации о человеке и личности.

Психодерматоглифический метод позволяет проводить интегральную оценку состояния здоровья, осуществлять топическую диагностику и психодиагностику личности. Аналогичные возможности реализует метод вегето-резонансного тестирования. Важным представляется их общность с принципами клеточного уровня диагностики.

Библиография
1.
Гусева И.С. Пальцевые узоры человека. Морфология. Морфогенез. Генетика. Дерматоглифика как маркёр в медицинской и спортивной антропологии. Минск: ФУАинформ, 2010.
2.
Моисеева Т.В. Методология комплексного криминалистического исследования потожировых следов человека: автореф. дис. … докт. юрид. наук. М., 2002.
3.
Яровенко В.В. Проблемы применения дерматоглифическиих исследований в криминалистике: автореф. дис. … докт. юрид. наук. Екатеринбург, 1996; Богданов Н.Н., Самищенко С.С., Хвыля-Олинтер А.И. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии. 1998. №4. С.61-65; Божченко А.П. Проблемы и перспективы дактилоскопии и дерматоглификив криминалистической и судебно-медицинской экспертной практике // Судебная экспертиза. Саратов. 2007. №2. С. 29-36; Негашева М.А. Морфологическая конституция человека в юнешеском периоде онтогенеза (интегральные аспекты): автореф. дис. докт. биол. наук. М.: МГУ, 2008. С. 48;
4.
Бадиков К.Н. Становление и перспективы развития дерматоглифики в криминалистике: дис. … канд. юрид. наук. Владивосток, 2002.
5.
Гусева И.С. Генетические проблемы в дерматоглифике: дис. докт. биол. наук. Минск, 1982. С. 352.; Гусева И.С. Пальцевые узоры человека. Морфология. Морфогенез. Генетика. Дерматоглифика как маркёр в медицинской и спортивной антропологии. Минск: ФУАинформ, 2010. С. 336.
6.
Кэндел Э. Клеточные основы поведения. М.: Мир, 1979; Рэфф Р., Кофмен Т. Эмбрионы, гены и эволюция. М.: Мир, 1986; Анохин К.В. Молекулярные сценарии консолидации долговременной памяти // Журнал высшей нервной деятельности им. И.П. Павлова. 1997. Т. 47. №2. С. 262-286; Корочкин Л.И., Михайлов А.Т. Введение в нейрогенетику. М.: Наука, 2000.
7.
Адрианов О.С. О принципах организации интегративной деятельности мозга. М.: Наука, 1976; Батуев А.С. Кортикальные механизмы интегративной деятельности мозга. Л.: Наука, 1978; Ониани Т.Н. Интегративная функция лимбической системы. Тбилиси: Мецниереба, 1980.
8.
Исютин-Федотков Д.В., Каразей О.Г., Мухин Г.Н. Криминалистическая дерматоглифика (история, современность, перспективы развития): монография / под общ.ред. Д.В. Исютина-Федоткова. М.: Юрлитинформ, 2011.
9.
Смирнов В.М. Стереотаксическая неврология. Л., Медицина, 1976.
10.
URL:http://www.aif.ru/society/article.
11.
Богданов Н.Н. , Самищенко С.С., Хвыля-Олинтер. Дерматоглифика серийных убийц // Вопросы психологии. 1998. №4. С. 61-65
References (transliterated)
1.
Guseva I.S. Pal'tsevye uzory cheloveka. Morfologiya. Morfogenez. Genetika. Dermatoglifika kak marker v meditsinskoi i sportivnoi antropologii. Minsk: FUAinform, 2010.
2.
Moiseeva T.V. Metodologiya kompleksnogo kriminalisticheskogo issledovaniya potozhirovykh sledov cheloveka: avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk. M., 2002.
3.
Yarovenko V.V. Problemy primeneniya dermatoglificheskiikh issledovanii v kriminalistike: avtoref. dis. … dokt. yurid. nauk. Ekaterinburg, 1996; Bogdanov N.N., Samishchenko S.S., Khvylya-Olinter A.I. Dermatoglifika seriinykh ubiits // Voprosy psikhologii. 1998. №4. S.61-65; Bozhchenko A.P. Problemy i perspektivy daktiloskopii i dermatoglifikiv kriminalisticheskoi i sudebno-meditsinskoi ekspertnoi praktike // Sudebnaya ekspertiza. Saratov. 2007. №2. S. 29-36; Negasheva M.A. Morfologicheskaya konstitutsiya cheloveka v yunesheskom periode ontogeneza (integral'nye aspekty): avtoref. dis. dokt. biol. nauk. M.: MGU, 2008. S. 48;
4.
Badikov K.N. Stanovlenie i perspektivy razvitiya dermatoglifiki v kriminalistike: dis. … kand. yurid. nauk. Vladivostok, 2002.
5.
Guseva I.S. Geneticheskie problemy v dermatoglifike: dis. dokt. biol. nauk. Minsk, 1982. S. 352.; Guseva I.S. Pal'tsevye uzory cheloveka. Morfologiya. Morfogenez. Genetika. Dermatoglifika kak marker v meditsinskoi i sportivnoi antropologii. Minsk: FUAinform, 2010. S. 336.
6.
Kendel E. Kletochnye osnovy povedeniya. M.: Mir, 1979; Reff R., Kofmen T. Embriony, geny i evolyutsiya. M.: Mir, 1986; Anokhin K.V. Molekulyarnye stsenarii konsolidatsii dolgovremennoi pamyati // Zhurnal vysshei nervnoi deyatel'nosti im. I.P. Pavlova. 1997. T. 47. №2. S. 262-286; Korochkin L.I., Mikhailov A.T. Vvedenie v neirogenetiku. M.: Nauka, 2000.
7.
Adrianov O.S. O printsipakh organizatsii integrativnoi deyatel'nosti mozga. M.: Nauka, 1976; Batuev A.S. Kortikal'nye mekhanizmy integrativnoi deyatel'nosti mozga. L.: Nauka, 1978; Oniani T.N. Integrativnaya funktsiya limbicheskoi sistemy. Tbilisi: Metsniereba, 1980.
8.
Isyutin-Fedotkov D.V., Karazei O.G., Mukhin G.N. Kriminalisticheskaya dermatoglifika (istoriya, sovremennost', perspektivy razvitiya): monografiya / pod obshch.red. D.V. Isyutina-Fedotkova. M.: Yurlitinform, 2011.
9.
Smirnov V.M. Stereotaksicheskaya nevrologiya. L., Meditsina, 1976.
10.
URL:http://www.aif.ru/society/article.
11.
Bogdanov N.N. , Samishchenko S.S., Khvylya-Olinter. Dermatoglifika seriinykh ubiits // Voprosy psikhologii. 1998. №4. S. 61-65
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"