Статья 'Концептуальные подходы к систематизации Российского законодательства М.М. Сперанского ' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Концептуальные подходы к систематизации Российского законодательства М.М. Сперанского

Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, член Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и образования Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: historical studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2014.11.1281

Дата направления статьи в редакцию:

12-08-2014


Дата публикации:

03-11-2014


Аннотация.

В статье рассматривается деятельность известного российского правоведа М.М. Сперанского.Научная новизна статьи состоит в комплексном анализе концептуальных подходов М.М. Сперанского к определению системы и систематизации российского законодательства. В работе показан процесс формирования взглядов Сперанского на формы упорядочения узаконений, этапы и результаты деятельности. Весьма значимы подходы Сперанского к созданию Свода законов российской империи, которые представляют актуальность для решения современных проблем создания подобного акта в современной России. Методология анализа концептуальных подходов М.М. Сперанского к систематизации законодательства строиться на современной методологии изучения системности в праве. Автором выявлено оформление общих концептуальных подходов М.М. Сперанского к систематиза­ции законодательства Российской империи. Утверждается, что они определили основные направления и формы актов системати­зации узаконений, планы работ; на их основе была проведена работа по созданию Полного собрания и Свода за­конов Российской империи. Автор утверждает, что именно М.М. Сперанским впервые в российском правоведении были определены теоретические положения относительно систематизации в праве. Утверждается, что деятельность М.М. Сперанского на многие десятилетия заложила пути развития российского права и правоведения.

Ключевые слова: история России, история российского права, источники российского права, системность в праве, систематизация законодательства, система законодательства, инкорпорация законодательства, кодификация законодательства, Полное собрание законов, Свод законов

Abstract.

This article talks about the work of the well-known Russian legal scientist M. M. Speransky. The scientific novelty of this article is in the comprehensive analysis of the conceptual approaches used by M. M. Speransky to define the system and systematization of the Russian law. The work shows the process which formed Speransky’s views on the forms of systematization of legitimation, the stages and results of work. Speransky’s approaches to creating the Code of Laws of the Russian Empire, which are still important to solving modern problems with creating a similar document in modern Russia, are of special significance. The methodology of the analysis of Speransky’s conceptual approaches to the systematization of laws is based on modern methodology for  studying the systematic nature of law. The author defined the general conceptual approaches used by M. M. Speransky to systematize the laws of the Russian Empire. It is noted that they predetermined the key directions and forms of legitimation systematization documents, work plans; based on them, work was carried out to make the Full Collection and Code of Laws of the Russian Empire. The author believes that M. M. Speransky was the first in the Russian legal science to define the theoretical provisions related to the systematization in law. It is said that the work of M. M. Speransky for many decades ahead defined the direction of the development of the Russian law and legal science.

Keywords:

Russian history, history of Russian law, sources of Russian law, systemacity in law, systematization of legislation, system of legislation, incorporation of legislation, codification of legislation, Full Collection of Laws, Code of Laws

Творческое наследие М.М. Сперанского по вопросам систематизации законодательства

Концептуальные вопросы относительно систематизации законодательства были сформулированы М.М. Сперанским в ряде его проектов, записок и материалов, связанных его реформаторскими проектами и планами кодификации российского права в правление Александра I, а затем с систематизацией законодательства и созданием Полного собрания законов и Свода законов Российской империи в царствование Николая I. При этом следует заметить, что рассмотрение эволюции взглядов Сперанского и реконструкция его концепции возможна на основе ряда его произведений начала 1800 - конца 1830-х гг.

Среди них основными являются представленные Николаю I записки «Краткое историческое обозрение комиссии составления законов» и «Предложение к окончательному составлению законов» (январь 1826 г.)[1], «Предисловие» к Полному собранию законов Российской империи» (1830 г.)[2] и «Обозрение исторических сведений о Своде законов» (1833 г.)[3], а также ряд отдельных записок относительно упорядочения узаконений. Указанные работы М.М. Сперанского позволяют ренонсировать его концептуальные подходы к систематизации законодательства. При этом заметим, что и в настоящее время многие положения Сперанского представляют теоретическую и практическую значимость, а опыт упорядочения и приведения в систему узаконений поучителен и для современных законодателей.

Определение М.М. Сперанским роли и значения систематизации законодательства в правовом развитии России

Роль и значение систематизации законодательства в правовом развитии М.М. Сперанский связывал с общей проблемой – формировавшейся в России опорой на закон и законность как средства управления обществом. Особенно четко эту проблему он определил во время работ по подготовке Свода законов российской империи в 1826-1832 гг. и выразил в основной своей работе, практическом и учебном пособии к своду в 1833 г. – «Обозрение исторических сведений о Своде законов»[4].

Упорядоченного законодательства он считал невозможным решение главной задачи - повысить качество и эф­фективность законо­твор­ческой и правоприменительной деятельности. Спе­ранский подчеркивает, что «там, где законы не приведены в один со­став … все­гда есть опасность, исправляя один закон, неожиданно и сверх чаяния изменить или ослабить другой; там каждое пояснение и дополнение, составляя отдельный закон, по необходимости ум­ножает их число и затрудняет точность исполнения».

В правоприменительной практике наличие большого количества узаконений «затрудняет бес­численными ссылками и справ­ками настоящее делопроизводство, ставя производи­телей в необ­ходимость вместо одного, двух или трех решитель­ных ука­зов выпи­сывать и приводить десять совершенно не­нужных…» и порядок в законодательстве «ста­вит делопроизводство на истинном его пути». Важной задачей систематизации Сперанский считал и необходимость обеспечения официальной достоверной правовой информа­цией го­сударственных структур и подданных, которые вынуждены опираться на различного рода частные публикации источников права, для которых характерна «не­полно­та в их со­держании и невер­ность в тексте и в показа­ниях вре­мени, ко­гда со­стоялись указы». Без проведения систематизации он не видел и решения задачи создания базы для проведения правовых исследо­ва­ний и подготовки юристов. По мнению Сперанского «трудность в зако­новедении» не будет пре­одолена, если законы не будут приведены в порядок. Без этого «нельзя нам ожидать ученого законоведения. Осно­вание его лежит на правильном составе самих законов. … Тогда только можно будет по­мышлять об учеб­ных и ученых книгах и твердом образовании на­шего юношества в оте­чественных законах»

Систематизация законодательства как главнейший элемент реформирования правовой системы, по мнению М.М. Сперанского, не должна была ограничиваться лишь наведением порядка в узаконениях. Сперанский выделил основные формы систематизации, определил систему и основные характеристики актов систематизации узаконений, а также связанных с ними и необходимых для правоприменительной практики и подготовки юристов изданий.

М.М. Сперанский о месте Свода законов в системе актов систематизации законодательства

Свод законов, по замыслу М.М. Сперанского, должен был стать основным носителем действующего правового материала и главным актом систематизации законодательства. «Свод (digeste) есть соедине­ние законов, существующих по какой-либо части, располо­женное в известном порядке» - пишет Сперанский[5]. Он подчеркивал, что «дело Свода» состоит в том, чтобы «все указыи постановления на пространстве 176 лет рассеянные, привести по каждому разряду (отрасли законодательства. – С.К. ), в один состав, дать им систематическую связь, так чтоб они представляли одно целое, одну книгу, как бы одним приемом и в одно время сочиненную, без повторений и противоречий»[6]. Он выбрал и обосновал тип Свода законов на основе анализа известных в истории разви­тия западноевропейских и отечественной правовых систем и ви­дов сводов, обратившись к главным кодифи­кациям в римском праве - Феодосия II и Юс­тиниана. Образец последнеговыступил как общий эталон в подходах к созданию – «Свод законов должен быть Corpus ju­ris, общим со­ставом законов, и … должен обнимать все части зако­нода­тельства во всей их совокупно­сти»[7]. Свод законов в России должен быть объе­динением действующих узаконений российских и должен был не за­имство­вать положений евро­пейского законодательства.

Общие правила составления Свода законов, разработанные М.М. Сперанским, стали ярким образцом теоретических и практических подходов к созданию данного акта систематизации. В их основу были положены достаточно абстрактные афоризмы известного английского философа и юриста Ф. Бэкона[8], которые были переработаны и доведены до уровня правил юридической техники и реализо­ваны.

Сперанский сформулировал десять правил для составления Свода законов[9]. Они охватывали все приемы юридико-технического характера при подготовке Свода законов Российской империи как сложного акта систематизации законодательства, сочетающего использования двух основных форм упорядочения и объединения положений действующего права – консолидации и инкорпорации.

Правило первое: Свод законов имеет своей целью упорядочить действующий зако­но­дательный массив и сделать его информационно дос­туп­ным для государственных органов и подданных - «законы по воз­никающим де­лам и случаям необходимо при­бавляются, то, дабы прекратив разнообразие и смешение в ми­нувшем, пре­дупредить его и в будущем, положено, по совер­шении Свода настоящего, ус­та­новить постоянный порядок и на … последую­щее время».

Правило второе: Свод законов выступает средством обеспечения единства пра­во­вого пространства и законности в Российской империи в це­лом с учетом общегосу­дарственных целей правового регулиро­вания, а также особенностей правового разви­тия национальных регио­нов импе­рии - «по­ложено в общем Своде соединить за­коны, дейст­вующие во всем пространстве империи, а законы ме­стные соеди­нить в … Сво­дах особенных».

Правило третье: Свод законов носит официальный характер и должен состав­ляться созданным для этого государственным орга­ном под кон­тролем высших органов государственного управления - «этот со­став законов … должен быть утвер­жден надлежащей вла­стью, дабы, под видом законов старых, не вкрались законы но­вые».

Правило четвертое: Свод законов выступает в качестве акта систематизации ис­клю­чительно действующих законов - «не­употребительными за­ко­нами считать только те, которые от­менены силой других позд­ней­ших постановлений, из двух несходных между собой за­конов над­лежит следо­вать позднейшему».

Правило пятое: Свод законов не может выступать актом законотворчества, со­держать в статьях новые правовые нормы, кото­рых не было в систематизируемых узаконениях - его статьи «об­нимают только прошедшее и не опреде­ляют ничего в будущем» и в них «должно ограничиться тем, чтобы каждый за­кон представлен был так, как он есть в существе его, без пере­мены и исправле­ния».

Правило шестое: Свод законов должен обеспечить получение обобщенной и скон­цен­трированной норма­тивно-пра­вовой информации органами го­сударственного управления и под­данными - «исключить все по­вторения, и вме­сто многих поста­нов­лений, одно и тоже гласящих, принять в свод одно из них пол­ней­шее».

Правило седьмое: Свод законов не мог в результате проведения систематиза­ции за­ко­нодательного материала разрешать коллизионные ситуа­ции, содержащиеся в исходных узаконениях - он «пере­ступил бы свои гра­ницы, если бы сочинители … принялись су­дить, который из двух противоречащих законов лучше».

Правило восьмое: Свод законов должен мак­симально и адекватно воспроизводить в своих статьях нор­ма­тивное содержание узаконений - «сохра­нить так, как она стоит в тексте, - хотя бы иногда и можно было изло­жить ее и лучше и ко­роче» и соблюдать определенные подходы - «ста­тьи…, которые ос­нованы на од­ном действующем указе или по­ста­новлении, излагать теми са­мыми словами, какие стоят в тек­сте, без малейшего их из­мене­ния», «ста­тьи, которые состав­лены из двух или более указов, из­лагать сло­вами указа глав­ного, с присоединением из других тех слов, кото­рые служат ему дополнением или пояснением», «статьи, состав­ленные из со­об­ражения многих Указов, из­лагать по … смыслу, ка­кой они пред­ставляют в их совокупно­сти».

Правило девятое: Свод законов должен в примечаниях к статьям иметь четкое ука­зание на систематизируемые узаконения и акты их офи­ци­альной публикации - «под каждой статьей обозначать с точно­стью те указы и постановле­ния, из которых она состав­лена».

Правило десятое: Свод законов должен определить на официальном уровне сис­тему законодательства и поддерживаться государствен­ными орга­нами в соответствующем состоянии путем еже­годного до­полне­ния и периодического переиздания - «вновь исходящее было рас­пределяемо в ежегод­ном его продолжении, и чтобы та­ким об­ра­зом состав законов, единожды устроенный, сохра­няем был все­гда в полноте его и единстве».

Этапы создания Свода законов – технологию составления акта систематизации законодательства - М.М. Сперанский проработал на теоретическом и практическом уровне[10]. Были определены два этапа ра­бот.

Первый этап - подготовительный - включал две стадии (соз­да­ние Полного собрания законов и составление Сводов историче­ских), кото­рые предусматривали следующую деятельность по упо­рядочению за­конодательного массива: первая стадия - создание Полного собра­ния законов - состояла в под­готовке и издании самостоятельного акта сис­тематизации уза­коне­ний в виде хронологической инкорпорации, в кото­рый были вклю­чены исключительно акты нормативно-правового ха­рак­тера (законы) вне зависимости сохранения или утраты ими юри­диче­ской силы. Сперанский четко развел место и роль Свода законов и Пол­ного собрания законов - последнее выступало базой для отбора пра­вового материала, необ­ходимого для со­ставления Свода законов; вто­рая стадия - составление Сводов исторических - предусмат­ри­вала обозрение состояния законодательства в период 1649-1830 гг. пу­тем подбора узаконений. Вначале законодательные акты «приис­ки­ваемы и отмечаемы были на особых выписках, без всякого разли­чия действующих от недействующих, лишь бы они имели отноше­ние к дан­ному предмету», а затем проводился ана­лиз законодатель­ного ма­те­риала путем сравнения «узаконений одного года с узаконе­ниями дру­гого» и их классификации на три группы: отменяющие, поясняю­щие или дополняющие ранее из­данные законоположения. В итоге первые (от­меняющие установ­ленные положения узаконений) исклю­чались, а вто­рые и третьи (поясняющие и дополняющие) со­ставляли историю изме­нений за­кона.

Второй этап - окончательный - включал четыре стадии - со­став­ле­ние текста Свода законов; ревизия и исправление Свода за­конов; вне­сение дополнений и изменений в Свод законов; создание указате­лей к Своду законов. Указатели включали: общее оглавле­ние свода по кни­гам, томам, отраслевым сводам, частям главам и отделениям; хроноло­гический указатель, в котором можно легко найти указ или статью и предметный указатель, позволявший по ключевым словам найти соот­ветствующие им положения свода.

Место Полного собрания законов в подходах М.М. Сперанского к систематизации законодательства

Полное собрание законов Российской империи, его создание и здание, М.М. Сперанский рассматривал как необходимое условие наведения порядка в законодательном массиве страны, базу для издания Свода законов и проведения в последующем кодификации основных отраслей права. Им были проработаны и представлены предисловии к первому Полному собранию законов Российской империи концептуальные основы создания и использования в деятельности по упорядочению узаконений и правоприменительной практике данного акта систематизации законодательства[11].

М.М. Сперанский рассматривал Полное собрание законов в качестве акта хронологической инкорпорации ранее изданный и вновь издаваемых узаконений и необходимой базы для создания Свода законов. «Полное собра­ние законов есть первый, основной камень во всем составе их усовершения», а «Свод должен быть … последст­вием Собрания, … на нем он должен утверждаться. Сего тре­бует достоверность Свода; сего требует ис­торическая связь и це­лость за­конодательства» - подчеркивал Сперанский. По его мнению предание Полному соб­ранию законов статуса официальной хроноло­гической инкорпорации всего изданного ранее законодательства в условиях отсутствия досто­верных данных о действующих и утра­тивших силу узаконениях имело важную предпосылку для после­дующей тематической инкорпорации и консолида­ции законодатель­ства, имеющего юридическую силу уже в рамках Свода законов. При этом Сперанский Полному собра­нию за­конов предавал статус текущего официального издания законода­тельства Российской империи, по­скольку.

Сперанский выделял и практическую цен­ность Полного собрания законов для юрисдикционной деятельности государства и рассматривал ее в трех ас­пектах.

Во-первых, указвалась значение Собрания законов для законодательной деятельности – «книги законные необ­ходимы при всех зако­нодательных соображениях, где нужно знать не один по­рядок на­стоящий, но и порядок предшествовавший, дабы на полном обозрении прошедшего и на­стоящего тем с боль­шею твер­достью осно­вать будущее».

Во-вторых, Собрание законов должно было обеспечить толкование право­вых норм, поскольку «в са­мом производстве дел и в приложении за­ко­нов встре­чаются вопросы, для разре­шения коих и для точного опреде­ления смысла законов настоящих, должно восходить к зако­нам прежним, хотя уже и потерявшим свою силу, но со­хра­няющим в себе начало и при­чины законов последующих».

В третьих, Полное собрание законов обеспечивало рассмотрение бел без использования обратной силы вновь изданных узаконений - «бы­вают … в производстве дел случаи, коих начало от­но­сится к проис­шествиям, давно уже протекшим, и кои должны быть разрешаемы не по законам настоящим, но по законам того вре­мени, когда происшествия сии возникли».

Методика составления Полного собрания за­конов, разработанная М.М. Сперанским, определялась рядом Методика составления Полного собрания за­конов Российской им­перии определялась двумя «глав­ными пра­вилами» технико-юридического характера.

Правило первое: при составлении Собрания законов в его «под именем законов вме­щены, по порядку времени, все постанов­ления, к все­гдаш­нему исполне­нию от верховной власти или име­нем ее от учре­жден­ных ею месть и правительств происшедшие, по всем частям госу­дарст­венного управления, без всякого изъятия», т.е. все узаконения норматив­ного характера.

Правило второе: включение в Собрание законов судебных решений по гражданским делам допускалось лишь при признании за ними прецедентного характера – «есть судеб­ные решения, ­коих сила распространена в са­мом их изложении на все слу­чаи, им подоб­ные» и «есть другие, кои, быв в на­чале частными, приняты впо­следствии примером и образ­цом других реше­ний, и таким обра­зом сде­лались об­щими». Также допускалось включение судебных решений, содержащих интерпре­тацию правовых установлений, т.к. «есть решения частные, но в них сде­лано изъяснение закона об­щего, ус­тановлен точный смысл его, и отвергнуты тол­кования, с ра­зумом его несообразные». Сперанский указывал, что «подоб­ное сему изъятие сделано и в решениях дел уголовных. Важней­шие из оных, особенно по престу­плениям го­судар­ственным признано полезным сохранить в собра­нии».

Формулирование М.М. Сперанским концептуальных основ кодификации права

Кодификация как вид систематизации законодательства была проработана М.М. Сперанским в самом общем виде. Он рассматривает ее через понимание наиболее характерного для российской правовой системы наименования кодифицированного акта – уложения[12].

М.М. Сперанский дает общее определения акта кодификации права - «Уложение (code) есть систематическое изложение законов по их предметам». Характерно и то, что при кодификации законодательства им особое внимание об­ращалось на преемственную связь нового уложения с пре­жде из­данными узаконениями. В уложении по мнению Сперанского должно различать три рода статей. Одни составля­ются из законов существующих; другие вво­дятся вновь в виде дополнений; третьи, наконец, со­ставляют пере­мену в законе. Статьи первого рода суть основа всего дела; но они недостаточны: множество есть у нас случаев, законом не опреде­ленных, - отсюда произвольные решения и принужденные толкова­ния, большею частью также произвольные. Статьи второго рода должны быть по сей самой при­чине многочисленны, но все они должны быть единственно по­следствием. Статьи третьего рода должны быть весьма редки, все основаны на опыте и до­казанной необходимости».

М.М. Сперанский обращается и к определению структуры кодифицированного акта. По его мнению уложение должно включать: общую часть, в которой «законы общие пред­шествовали частным, и предыдущие … приуготовляли … точный смысл и разумение последующих»); особенную часть, в которой «за­коны … недостающие дополнены были … и обнимали бы сколь можно бо­лее случаев, не нис­ходя однако же к весьма редким и чрезвычай­ным подробностям». При этом в последней предполагалась необ­ходимая и достаточная детализация правовых предписаний на уровне регу­лирования возникающих конкретных правоотношений.

Сперанский указывает и на огра­ниченные возможности коди­фикации правовых положений в отдельных отраслях - «нет примера, да и невоз­можно почти составить уложение законов полицейских и хозяйст­венных. Самое существо сих законов, по непрестанной их движимо­сти, изменениям и не­прерывному приращению не допускает систе­матического их из­ложения.

Издание учебной литературы и комментариев в программе систематизации узаконений М.М. Сперанского

М.М. Сперанский, понимания крайнюю неразвитость юридического образования и науки, видит и связывает систематизацию законодательства с необходимостью обеспечением сферы изучения права и правоприменительной деятельности вспомогательными изданиями. В из число он включал учебные книги в качестве пособий для изучения действующего права и официальных комментариев к актам систематизации узаконений.

Учебная книга как элемент программы систематизации законодательства М.М. Сперанского относится к вспомогательным средствам изучения актов систематизации законодательства. Он предлагал на общего­сударственном уровне и централизованно, с привлечением право­ведов и практиков, решить проблему создания учебной литера­туры для подготовки чиновничества и юристов. Он указывает - «Учебная книга (institutes) есть то же са­мое уложе­ние, более методическое и приспособленное к учебному препода­ванию в училищах»[13].

Комментарии к актам систематизации законодательствав программе М.М. Сперанского должны были способствовать изучению и применению права. Он их рассматривал «под именем изъяснений (commentaries)» и указывал, что «в них излагается разум или основание законов, дается отчет в причинах и необходи­мости дополнения или перемен, в уложении введен­ных, и установ­ляется связь их с законами существующими»[14].

* * *

Итак, рассмотренные положения показывают оформление общих концептуальных подходов М.М. Сперанского к систематиза­ции законодательства Российской империи. Они определили основные направления и формы актов системати­зации узаконений, планы ра­бот. На их основе была проведена работа по созданию Полного собрания и Свода за­конов Российской империи. При этом заметим, что именно М.М. Сперанским впервые в российском правоведении были определены теоретические положения относительно систематизации в праве.

Библиография
1.
Сперанский М.М. Краткое историческое обозрение комиссии составления законов. Предложение к окончательному составлению законов // Русская старина. 1876. №
2.
Сперанский М.М. Предисловие // Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 1.
3.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. СПб., 1833.
4.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. С. 93-94, 103.
5.
Сперанский М.М. Предложение к окончательному составлению законов. С. 435.
6.
Сперанский М.М. Объяснительная записка содержания и расположения Свода законов гражданских // Архив исторических и практических сведений, относящихся до России. СПб., 1859. Кн. 2. С. 3.
7.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. С. 81.
8.
См.: Бэкон Ф. О достоинстве и преумножении наук. Трактат о всеобщей справедливости, или об источниках права, в одной главе, в форме афоризмов // Бэкон Ф. Сочинения в 2.т. М., 1971. Т. 1.
9.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. С. 104-115.
10.
Сперанский М.М. Обозрение исторических сведений о Своде законов. С. 128-185.
11.
Сперанский М.М. Предисловие // Полное собрание законов Российской империи. СПб., 1830. Т. 1. С. XVII-XX.
12.
Сперанский М.М. Предложение к окончательному составлению законов. С. 435, 438-439
13.
Сперанский М.М. Предложение к окончательному составлению законов. С. 436.
14.
Там же.
References (transliterated)
1.
Speranskii M.M. Kratkoe istoricheskoe obozrenie komissii sostavleniya zakonov. Predlozhenie k okonchatel'nomu sostavleniyu zakonov // Russkaya starina. 1876. №
2.
Speranskii M.M. Predislovie // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. SPb., 1830. T. 1.
3.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. SPb., 1833.
4.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. S. 93-94, 103.
5.
Speranskii M.M. Predlozhenie k okonchatel'nomu sostavleniyu zakonov. S. 435.
6.
Speranskii M.M. Ob''yasnitel'naya zapiska soderzhaniya i raspolozheniya Svoda zakonov grazhdanskikh // Arkhiv istoricheskikh i prakticheskikh svedenii, otnosyashchikhsya do Rossii. SPb., 1859. Kn. 2. S. 3.
7.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. S. 81.
8.
Sm.: Bekon F. O dostoinstve i preumnozhenii nauk. Traktat o vseobshchei spravedlivosti, ili ob istochnikakh prava, v odnoi glave, v forme aforizmov // Bekon F. Sochineniya v 2.t. M., 1971. T. 1.
9.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. S. 104-115.
10.
Speranskii M.M. Obozrenie istoricheskikh svedenii o Svode zakonov. S. 128-185.
11.
Speranskii M.M. Predislovie // Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii. SPb., 1830. T. 1. S. XVII-XX.
12.
Speranskii M.M. Predlozhenie k okonchatel'nomu sostavleniyu zakonov. S. 435, 438-439
13.
Speranskii M.M. Predlozhenie k okonchatel'nomu sostavleniyu zakonov. S. 436.
14.
Tam zhe.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"