Статья 'Определение в Основных государственных законах Российской империи 1832-1892 гг. требований к системе, содержанию и реализации законодательных актов' - журнал 'Юридические исследования' - NotaBene.ru
по

 

 

Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > О журнале > Требования к статьям > Редсовет > Редакция > Порядок рецензирования статей > Политика издания > Ретракция статей > Этические принципы > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Публикация за 72 часа: что это? > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала

Публикация за 72 часа - теперь это реальность!
При необходимости издательство предоставляет авторам услугу сверхсрочной полноценной публикации. Уже через 72 часа статья появляется в числе опубликованных на сайте издательства с DOI и номерами страниц.
По первому требованию предоставляем все подтверждающие публикацию документы!
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Юридические исследования
Правильная ссылка на статью:

Определение в Основных государственных законах Российской империи 1832-1892 гг. требований к системе, содержанию и реализации законодательных актов

Кодан Сергей Владимирович

доктор юридических наук

профессор, Заслуженный юрист Российской Федерации, член Экспертного совета по праву Высшей аттестационной комиссии при Министерстве науки и образования Российской Федерации, профессор кафедры теории государства и права Уральского государственного юридического университета, главный редактор журнала "Genesis: исторические исследования"

620137, Россия, Свердлвская область, г. Екатеринбург, ул. Комсомольская, 21, оф. 210

Kodan Sergei Vladimirovich

Doctor of Law

Professor, the department of Theory of State and Law, Merited Lawyer of the Russian Federation, Ural State Law Academy; Editor-in-Chief of the Scientific Journal “Genesis: historical studies”

620137, Russia, Sverdlvskaya oblast', g. Ekaterinburg, ul. Komsomol'skaya, 21, of. 210

svk2005@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 
Владимирова Галина Евгеньевна

кандидат юридических наук

доцент, кафедра теории и истории государства и права, Сургутский государственный университет

г. Сургут, Энергетиков ул., 22

Vladimirova Galina Evgen'evna

PhD in Law

associate professor of the Department of Theory and History of State and Law at Surgut State University

Surgut, ul. Energetikov 22

dosiavg@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2305-9699.2014.4.11409

Дата направления статьи в редакцию:



Дата публикации:

1-4-2014


Аннотация.

В статье показывается закрепление в Основных государственных законах 1832-1892 гг. издания основных параметров российского позитивного права. Авторами анализируется содержание Основных законов на предмет консолидации законоположений относительно определения системы и видов законодательных актов, требований к опубликованию узаконений, порядку изменения, действия узаконений по лицам, во времени и пространстве. При этом анализируются и правовые источники, на основе которых были выстроены требования к позитивному праву в Основных законах. На основе исторического и формально-юридического методов проанализированы источники и содержание Основных законов относительно требований к законодательству. Научная новизна состоит в том, что в статье анализируются положения Основных государственных законов Российской империи 1732-1892 гг. в плане установления параметров относительно позитивного права. Показано, что впервые в истории российского права законоположения, ранее разрозненные по различным правовым актам, были собраны и в консолидированном виде и представлены как система параметров и требований к действующему законодательству.

Ключевые слова: история российского права, государственное право России, источники права, источники государственного права, позитивное право, Основные государственные законы, субъекты правовового регулирования, территориальное действие законов, темпоральное действие законов, реализация правовых предписаний

Abstract.

The article shows the provisions in the Basic Laws of the State of 1832-1892 for the main parameters of the Russian positive law. The authors analyze the contents of the Basic Laws regarding consolidation of legal provisions on defining system and types of legislative acts, requirements to the publication of laws, procedures for amendment and the scope of application of norms (temporal, territorial, range of persons). At the sam time the authors analyze the legal sources, providing for the requirements to the positive law in the Basic Laws.  Based upon historical and formal legal methods the authors analyze the sources and contents of the Basic Laws regarding the requirements to legislation. The scientific novelty is due to the fact that the article provides analysis of the Basic State Laws of the Russian Empire of 1832-1892 regarding the parameters of positive law. It is shown that for the first time in the history of the Russian law the legal provisions, which were previously spread in various legal acts, were consolidated and provided as a system of paramters and requirements to the current legislation.

Keywords:

history of Russian law, state law of Russia, sources of law, sources of state law, positive law, Basic Laws of the State, subjects of legal regulation, territorial application of laws, temporal application of laws, implementation of legal prescriptions

Основные государственные законы Российской империи 1832-1892 гг. впервые в истории России установили не только основные параметры организации государственной власти и законодательного процесса, но и впервые определили систему параметров позитивного права – требования к его содержанию и реализации законодательств. В рамках данной статьи рассмотрим основные положения Основных законов в указанном плане.

Система источников позитивного права, общие признаки и порядок учета и хранения законов определялись в Основных государственных законах 1832 г. издания в подразделе «О форме законов и хранении их» (ст. 53-56). В них впервые была предпринята попытка выделить и определить специфику отдельных видов узаконений, а также вопросы учета и хранения законов [1].

Определение видов узаконений было установлено в ст. 53 Основных законов, в которой устанавливалось, что «законы издаются в виде уложений, уставов, учреждений, грамот, положений, наказов (инструкций), манифестов, указов, мнений Государственного совета и докладов, удостоенных высочайшего утверждения». Одновременно в примечании к ст. 53 определялась специфика нормативно-правовых актов, адресованных исключительно руководителям подразделений государственного аппарата, и устанавливалось, что «высочайшие повеления в порядке управления изъявляются сверх сего рескриптами и приказами». Далее в ст. 54 закреплялось требование обязательной подписи лично императором текста законодательного акта: «Новый закон и дополнения закона постановляется не иначе, как за собственноручным высочайшим подписанием», что придавало ему силу акта высшей юридической силы и отграничивало от так называемых объявляемых указов. Обычно подписывался лично документ (манифест, указ и др.), или на докладе или тексте узаконения следовала резолюция: «Быть по сему» с подписью царя.

Определение юридических признаков законодательных актов , закрепление отличия последних от других правовых документовв Основных государственных законах стало существенной новеллой в определении законодательной деятельности. В ст. 55 Основных законов назывались два вида правовых актов, не имеющих нормативно-правовой силы и носящих характер «изъяснения закона»: первым определялся порядок реализации узаконений – «установляется токмо образ его исполнения», а вторым давалось толкование закона – «определяется ис­тинный его разум». Указанные правовые акты ненормативного характера, в соответствии с той же ст. 55, имели особую форму и порядок доведения до сведения исполнителей: «Могут быть излагаемы по словесным высочайшим повелениям в виде указов, объявляемых местами и лицами, от верхов­ной власти к сему уполномоченными». В примечании к ст. 55 Основных законов был закреплен сложившийся в управленческой практике и узаконениях перечень должностных лиц, которые «к объявлению высочайших указов уполномочиваются» и к которым относились: председатели Общего собрания и департаментов Государственного совета, министры и главноуправляющие отдельными ведомствами, вице-канцлер, начальник Главного морского шта­ба е.и.в., сенаторы, члены и обер-прокурор Святейшего синода, го­сударственный секретарь, статс-секретари, дежур­ные генерал-адъютанты, а также «лица, кои особо будут на то уполномочены императорским величеством». Указанные положения закрепили традицию предоставления отдельным высокопоставленным чиновникам права выступать от имени главы государства, что подчеркивало их положение в бюрократической иерархии и степень доверия императора.

Функции хранения узаконений возлагались на Правительствующий сенат как «хранилище законов», как государственный депозитарий правовых актов, исходивших от главы государства, и государственный орган, ответственный за подлинность узаконений. В ст. 56 Основных законов указывалось, что «общее хранение законов полагается в Пра­вительствующем сенате», и «посему все законы, хотя бы они содержались в именных повелениях, данных особенно какому либо лицу или месту, долж­ны быть от тех мест и лиц вносимы в списках в Правительствующий сенат». Примечание к данной статье также закрепляло «общее распоряжение, по коему велено со всех именных высочайших указов, кроме подлежащих особливой тайне, вно­сить списки в Правительствующий сенат».

Нормативная база ст. 53 Основных законов использовала в качестве исходных сложившиеся в законотворческой практике наименования законодательных актов [2]. Требования ст. 54 (о подписании закона императором) опирались на Учреждение Государственного совета 1810 г., которое определяло требования к форме законодательных актов и обязательным их элементам (название, преамбула, содержание, место и время издания, подпись императора, контрассигнование председателем Государственного совета, заверение копии узаконения государственным секретарем). По поводу определения особенностей отдельных видов правовых актов (ст. 55) были использованы положения манифеста «Образование Государственного совета» от 1 января 1810 г., которым от законодательных актов отделялись и не принадлежали к ним правовые документы, содержащие «изъяснения, предписывающие только образ исполнения или устанавливающие истинный … разум» узаконений при их реализации «по возникшим сомнениям». Указанная статья исходила также из закрепленного указом Александра I от 29 августа 1814 г. разрешения Государственному совету во время отсутствия императора в столице (в связи в выездом в действующую армию) «по могущим встретиться обстоятельствам пояснять и пополнять существующие узаконения» при утверждении мнения совета императором. Он же с возвращением в Петербург указом от 10 января 1816 г. восстановил прежний порядок рассмотрения дел Государственным советом и утвердил форму доклада его мнения императору [3].

В Основных законах (прим. к ст. 53), была отражена и практика использования в правовом регулировании «объявляемых высочайших повелений», начавшаяся указом Екатерины II от 3 июля 1762 г. Им были конфирмированы (утверждены) состоявшие ранее в кругу особо уполномоченных лица и предписано впредь по объявляемым словесным повелениям от сенаторов, генерал-прокурора и президентов основных коллегий «непременное исполнение чинить» [4]. Дальнейшие узаконения в 1750-1830-е гг. распространили это требование и на других должностных лиц. Прием и объявление от имени императора словесно объявляемых высочайших повелений, которые принимались к безусловному исполнению, был установлен узаконениями для отдельных категорий должностных лиц: с 7 ноября 1762 г. – дежурные генерал-адъютанты; с 3 февраля 1763 г. – члены и обер-прокурор Святейшего синода, дежурные генерал-адъютанты и управляющий Кабинетом е.и.в.; с 27 июля 1801 г. – вице-канцлер и вице-президент Военной и Адмиралтейской коллегий; с 8 сентября 1802 г. – министры; с 1 января 1810 г. – председатель Общего собрания и председатели департаментов Государственного совета, государственный секретарь; с 25 июня 1811 г. – главноуправляющие отдельными ведомствами; с 27 февраля 1831 г. – начальник Главного морского шта­ба е.и.в. [5]. Обратим внимание, что второе примечание к ст. 55 указывало на «ограничения в силе объявляемых указов», которые были приведены в ст. 66 и рассматриваются далее.

Законоположения ст. 56 (о хранении законов) базировались на указах Петра I: от 11 мая 1719 г. – «о чем какие его царского величества именные указы в коллегиях или Санкт-Петербургской губернии и городовой канцелярии состоятся, а касаются правлению или ведению сенатскому (кроме тайных дел), с тех всех указов, для известия, в сенат копиями за руками, того же числа» и от 14 мая 1723 г. – «когда от его величества которой коллегии или канцелярии присланы будут письменные, или по словесным его величества приказам записаны указы, и о тех указах немедленно для ведома объявить в Сенате, чтоб, за неизвестием о таковых указах, не происходило в делах помешательства» В контексте создания «хранилища законов» особо следует выделить указ Петра I от 10 августа 1724 г., который определил механизм сосредоточения прежде изданных узаконений в Сенате. Им предписывалось в сенате «все его величества указы, которые состоялись в прошедшие времена не временные, но в регламенты надлежащие, разобрать, и на которое одно дело не один указ, снесть в один, и когда от его величества апробированы будут, и оные напечатать и прикладывать к регламентам, куда надлежат». Для обеспечения наведения порядка в узаконениях было предписано: «Ежели в некоторых коллегиях обретаются его величества именные указы, которые состоялись в прошлых годах в бывшей Ближней канцелярии, также и в других приказах и канцеляриях до состояния Сената и коллегий, а подлежат оные к вечному установлению, а не временные: с тех подать в Сенат точные копии за судейскими руками без замедления, дабы за неведением каких его величества указов упущено не было». В правление Александра I манифест «Об учреждении министерств» от 8 сентября 1802 г. четко закрепил правило: «Все именные императорского величества указы, кроме подлежащих особливой тайне, должны вноситься в Сенат от всех мест и лиц, которым оные даны будут»; это правило подтвердил также указ от 24 декабря 1714 г., изданный в связи с нарушениями указанного выше предписания [6].

Основные государственные законы 1842 г. положения ст. 53-56 прежнего их издания, 1832 г., оставили без изменения. Издание 1857 г. внесло коррективы лишь в нормативную базу/ Cт. 53 (о видах узаконений) была дополнена ссылкой на Уложение о наказаниях уголовных и исправительных 1845 г. [7]. Ст. 55 (об императорских повелениях) дополнялась ссылками на узаконения, определяющие предоставление такого права новым высшим должностным лицам [8]. Cт. 56 характеризовалась уточнением порядка учета вновь изданных законов [9]. Издание Основных законов 1892 г. лишь расширило нормативную базу ст. 55 в связи с расширением круга лиц, имеющих право объявлять высочайшие повеления. Его получили командующий императорской главной квартирой «во время путешествий императора» (1869 г.), главноуправляющий Кодификационным отделом при Государственном совете (1899 г.) [10].

Порядок доведения узаконений до государственных органов и подданныхрегламентировался в подразделе «О обнародовании законов» (ст. 57-58). Здесь также впервые были сведены вместе законоположения об обеспечении государственных учреждений и населения правовой информацией на официальном уровне.

Ст. 57 Основных законов требовала доведения узаконений для субъектов права: «Законы общие, содержащие в себе новое пра­вило, или пояснение, дополнение, либо отмену прежних законов, обнародываются во всеобщее известие Правительствующим Сенатом». Примечаниями к данной статье устанавливались определенные стадии обнародования узаконений. На первой стадии «закон предается от Сената тиснению, сообщается Святейшему Синоду и по­сылается присутственным местам и лицам при указать по установленной для сего форме» (прим. 1). Далее подчеркивалось, что «министры сами собою не приводят в действие никакого нового общего закона, не предъявив его в списке Правительствующему сенату и не получив от него указа для дальнейших распоряжений» (прим. 2). Это подчеркивало роль Сената как «хранилища законов» и органа, обеспечивающего законность в государственном управлении. При этом оговаривалось, что «постановления, не изменяющие и не дополняющие общих узаконений, но определяющие только распорядок местного исполнения и по предметам своим к общему сведению и наблюдению последующие, обращаются к исполнению единственно тех мест и лиц, к коим они по существу сво­ему принадлежат» (прим. 3). Согласно ст. 58, на местном уровне «обнародование закона в губернии принадлежит токмо губернскому правлению», и «он обнародывается без всякого сокращения, а тем паче изменения». Примечание к данной статье указывало, что «порядок обнародования законов в губерниях подробно излагается в IV части Свода Уставов благочиния» (14-й том Свода законов Российской империи).

Законодательную базу положений ст. 57 Основных законов (об обнародовании узаконений) составили указы Петра I: от 16 марта 1714 г., предписывающий: «Которые его царского величества именные указы … сенатские приговоры состоятся о всяких государственных генеральных делах, а надлежат ко всенародному объявлению, и те указы, … посылати по прежнему в губернии к губернаторам и в приказы к судьям, а для всенародного объявления велети в типографии печатать и продавать всем, дабы были о том ведомы»; от 27 апреля 1722 г., который предписывал рассылать для исполнения указы исполнителям с указанием: «Чтоб такое было, чтоб возможно то сделать», а также штрафовать за просрочку рапорта об исполнении (100 руб. с увеличением кратности по просроченным месяцам до четырех, а после пяти ссылать на вечную каторгу на галеры, «ежели законных причин не доложит») [11]. Позднее указ от 8 апреля 1725 г. подтвердил, что «о всех знатных делах, принадлежащих к ведению народному, публичные, кроме секретных ведомостей, присылать … для печатания … из коллегий и канцелярий… для печати в народное ведение» типографией Академии наук, а указ от 1 мая 1728 г. вновь указал на прежнее требование о представлении к печати узаконений, «кроме секретных и не принадлежащих к народному известию» [12]. При Екатерине II последовал весьма примечательный именной указ «О признании публикуемых указов действительными, когда они будут печатные» от 17 марта 1764 г., издание которого мотивировалось тем, что «простой народ … нередко обманываем бывал списками ложных от ее императорского величества и от сенатов указов, которые вымышляются и составляются единственно от злых людей» и которые народ приводят «в неизвестность и смущение». Поэтому императрица решила истребить «зло в самом корне» и «единожды навсегда освободить подданных … от всяких впредь подобных», для чего повелела Сенату объявить, что «отныне никакие указы и манифесты для всенародного сведения и исполнения, от имени ее императорского величества собственно, или от Сената издаваемые, не должны быть признаваемы за действительные, кроме печатных». При этом предписывалось узаконения «обнародовать обыкновенным образом, печатными на публичных местах прибиваемыми и в церквях прочитываемыми листами во всех провинциях империи». Она также в 1771 г. указом возложила на московские департаменты Сената обязанность доводить сенатские указы до присутственных мест Москвы [13]. Указ Александра I «О правах и обязанностях Сената» от 8 сентября 1802 г. подтвердил, что Правительствующий сенат есть «хранитель законов», и «все именные императорского величества указы, кроме подлежащих особливой тайне, должны вноситься в Сенат от всех мест и лиц, которым оные даны будут» [14]. Это Александр I подтвердил указанием Комитету министров от 30 января 1819 г. [15].

Положения ст. 58 Основных законов (о порядке обнародования узаконений в губерниях) опирались на Учреждения для управления губерний 1775 г., где указывалось: «Правление (губернии) наместническое есть то место, которое … обнародывает и объявляет повсюду в подчиненных оному областях законы, указы, учреждения, повеления и приказания императорского величества, и выходящие из Сената и из прочих государственных мест, на то власть имеющих». Изданный в 1782 г. Устав благочиния возложил на полицию надзор за распространением различного рода ложных «узаконений» и указывал, что «управа благочиния не дозволяет в городе гражданину вчинать новизну в том, на что узаконение есть; всякую же новизну, узаконению противную, пресекает в самом начале». Характерно, что Екатерина II указом от 2 мая 1783 г. развила данные положения Устава благочиния «в пресечение всякой новизны узаконению» и предписала производить публикацию узаконений («кои для народного сведения публикуются от наместнического правления в городах через городничих и управу благочиния, а в уездах через земских исправников и нижние земские суды») только «печатными листами», а также чтобы «никаким под именем манифестов и указов письменным спискам, яко пасквилям, многократными указами запрещенным, никто не верил, с тем подтверждением, чтоб впредь с таковыми ложными и вредными сочинениями поступаемо было по силе прежде опубликованных о том указов непременно» [16].

Основные государственные законы 1842 и 1857 гг. издания положения ст. 57-58 не изменили. Издание 1892 г. лишь расширило нормативную базу ссылкой на высочайше утвержденный Доклад главноуправляющего Кодификационным отделом при Государственном совете от 19 декабря 1899 г. [17].

Действие узаконений во времени определялось группой статей Основных законов, объединенных под общим подзаголовком «О сроке, с коего начинается действие закона» (ст. 59-61). Эти законоположения имели важное практическое значение для реализации узаконений в целом и были прописаны достаточно тщательно.

Время начала действия закона устанавливала ст. 59 Основных законов, которая предусматривала, что «закон получает обязательную силу не прежде, как со дня его объявления. В присутственных местах каждый закон воспримет свою силу и должен быть прилагаем к делам не прежде, как со дня получения его в том месте, к исполнению коего оный подлежит».

Обратное действие законодательных актов ограничивалось – ст. 60 формулировалось общее правило: «Закон действует токмо на будущее время», и «никакой закон не имеет обратного действия, и сила оного не распространяется на деяния, совершившиеся прежде его обнародования». При этом ст. 61 установила два изъятия из общего правила о запрете обратной силы закона, «когда в законе именно сказано, что он есть токмо подтверждение и изъяснение смысла закона прежнего», и «когда в самом законе постановлено, что си­ла его распространяется и на времена, предшествовавшие его обнародованию».

Ст. 59 Основных законов (о времени вступления в юридическую силу узаконений) базировалась на предписании Устава благочиния 1782 г.: «Управа благочиния не взыскивает с людей исполнения по закону, буде закон не обнародован», и утвержденном 31 августа 1825 г. Александром I мнении Государственного совета: «Если бы указу … дать силу и действие общего закона, то должно прежде всего опубликовать оный и потом уже прилагать к делам, считая действие его не со дня состояния, но со дня публикации и даже со дня получения его в каждом месте» [18].

Ст. 60 (об обратной силе закона) исходила из предписания указа от 18 декабря 1785 г., который определял, что «имеет свою силу … всякий закон на времена будущие после издания его», и утвержденных Александром I мнений Государственного совета (от 23 ноября 1817 г., от 31 октября 1821 г. и от 10 апреля 1823 г.), в которых указывалось, что «никакой закон обратного действия не имеет», и «каждый закон имеет действие токмо на будущее время» [19]. Характерно, что обратное действие закона в законодательстве связывалось и с нарушением в отдельных делах принципа справедливости. В этом отношении характерно Положение Комитета министров «О сроке службы канцелярских чиновников, определяющихся в Кавказскую область с чином коллежского асессора» от 10 декабря 1828 г., на которое сделана ссылка в Основных законах и которое установило новый срок службы в три года «в отношении тех только чиновников, кои впредь определены будут», но в отношении «ныне там на службе находящихся правила сего не распространять, ибо сие было бы несправедливо и противно тому общему правилу, что никакой закон обратного действия иметь не может» [20].

Положения ст. 64 (об изъятии в запрете обратной силы закона) опирались на указ от 7 августа 1825 г., который устанавливал, что никакой закон обратного действия, «без точного в оном о сем постановления, иметь не может», а также приводили в качестве примера отсылку к указам от 24 сентября и 26 октября 1825 г., которые прямо предписывали распространить действие прежних узаконений на вновь возникшие правовые отношения [21].

Основные государственные законы 1842 и 1857 гг. издания корректив в ст. 59-61 Основных законов 1832 г. издания не внесли. Издание Основных законов 1892 г. несколько расширило нормативную базу ст. 59 высочайше утвержденным мнением Государственного совета от 22 декабря 1862 г. «Об издании Собраний и распоряжений правительства» – периодического хронологического издания вновь издаваемых узаконений, в котором предписывалось «помещать все манифесты, высочайшие повеления, указы Сената, трактаты и постановления, имеющие силу закона и подлежащие впоследствии внесению в Полное собрание законов Российской империи» [22]. Но и ст. 59 также была дополнена примечанием о порядке введения в действие узаконений в чрезвычайных обстоятельствах. Оно базировалось на высочайшем повелении «О призыве запаса армии и флота на действительную службу» от 16 июня 1884 г., в котором указывалось, что такое повеление, «объявленное по империи военным министром, управляющим морским министерством и министром внутренних дел, немедленно приводится в исполнение, хотя бы указ о том Правительствующего сената не был получен на местах. О воспоследовании сего повеления все надлежащие установления и лица уведомляются, с соблюдением порядка подчиненности, телеграммами или посредством курьеров и эстафет, без всякого промедления» [23].

Требования к реализации узаконений Основные законы устанавливали в подразделе «Об исполнении и применении закона» (ст. 62-71). В нем впервые в истории российского законодательства были объединены и системно выстроены принципы обеспечения законности в деятельности государственного аппарата и реализации узаконений подданными: требования знания законов подданными, всеобщности действия закона и равенства перед законом, законности и справедливости решений при рассмотрении дел, а также определены механизмы обеспечения законности – пределы толкования и усмотрения правоприменителя, ограничение круга высших должностных лиц, объявляющих правовые решения от имени императора, отграничения узаконений от актов толкования и применения права.

Презумпция знания закона была четко прописана в Основных законах в ст. 62: «Никто не может отговариваться неведением закона, когда он был обнародован установленным порядком». Это положение не только выступало в качестве принципа правового регулирования, но и обеспечивало требование к государству официально публиковать узаконения.

Принцип всеобщности закона и равенства перед законом – распространения равных его требований на всех субъектов права – был определен в ст. 63: «Закон, в надлежащем порядке обнародо­ванный, должен быть свято и ненарушимо исполняем всеми и каждым, как подданными, так и иностранцами, в России пребывающими, поколику то до них принадлежать может, без различая званий, чина и пола». Данная статья также требовала, чтобы были реализованы и «правила, изложенные в Своде уголовных законов и в разных уставах, о наказаниях за нарушение законов» [24].

Принципы беспристрастности правоприменителя и справедливости решения дел определяла ст. 64, которая предписывала, что «законы должны быть исполняемы беспристрастно, не смотря на лица и не внимая ни чьим требованиям и предложениям». Это положение должно было обеспечить как соблюдение законности правоприменительной деятельности, так и воспрепятствовать вопиющим злоупотреблениям в государственном управлении.

Определение пределов толкования узаконений и усмотрения правоприменителя при решении дел выступало гарантией реализации воли верховной власти как законодателя и обеспечения законности. Часть 1 ст. 65 Основных законов установила, что «законы должны быть исполняемы по точному и буквальному смыслу оных без всякого изменения или распространения». Далее часть 2 ст. 65 уточняла: «Все без изъятия места, не исключая и высших правительств, во всяком случае должны утверждать определения свои на точных словах закона, не переменяя в них, без доклада императорскому величеству, ни единой буквы и не допуская обманчивого непосто­янства самопроизвольных толкований». В части 3 ст. 65 определялся общий подход к разрешению коллизионных ситуаций – противоречий между различными действующими узаконениями. В ней устанавливались следующие три этапа действий правоприменителя в случае выявления противоречий между действующими узаконениями, регулирующими одни и те же общественные отношения: (1) «если … по различию буквального смысла узаконений встретилось затруднение в избрании и при­ложении закона к рассматриваемому делу» и (2) «по невозможности согласить букваль­ный смысл одного закона с таковым же другого», то (3) необходимо «следовать общему духу законо­дательства и держаться смысла, наиболее оному соответствующего». Особенно это относилось к окончательному разрешению дел «в высших местах».

Ограничение юридической силы и содержания для словесно объявляемых указов императора также должно было гарантировать точную передачу воли монарха и обеспечить законность в государственном управлении. Ст. 66 Основных законов в п. 1 предупреждала возможность какого-либо злоупотребления правом высшей бюрократии давать предписания от лица главы государства: «Никакой закон, за собственноручным высочайшим подписанием изданный, не может быть отменен указом объявляемым». Далее в п. 2 обозначался круг вопросов, которые находились исключительно в ведении императора и не могли быть решены без правового акта, непосредственно исходящего и подписанного монархом: «Объявляемый указ не может иметь силы в делах: о лишении жизни, чести или имущества, об установлении и уничтожении налогов, о сложении недоимок и казенных взысканий и об отпуске денежных сумм свыше тех, кои особыми постановлениями ограничены, о возведении в дворянство и лишении оного, и о производстве в чины первых шести классов и из 9-го в 8-й класс».

Отграничение узаконений от актов применения права также было направлено на обеспечение верховенства закона в правоприменительной деятельности. Для этого ст. 67 Основных законов устанавливала отличие указа императора, содержавшего нормативно-правовые предписания, от указа правоприменительного характера (так называемый «сепаратный указ») и определяла, что указ, «состоявшийся по частному делу … не имеет силы закона» при условии «если в нем не будет именно означено, что он распространяется в подобных случаях и на будущее время, и … если он не будет надлежащим порядком обнародован». Одновременно достаточно четко прописывался и отказ от использования судебного прецедента в качестве источника позитивного права. Ст. 68 определяла, что «окончательное судебное решение частного дела имеет силу закона для того дела, по коему оно состоялось». При этом примечание к данной статье отсылало к другим разделам Свода законов Российской империи: «Ср. узаконения, приведенные в Сводах гражданских и уголовных законов». Далее в ст. 69 разъяснялось, что «судебные решения дел частных хотя мо­гут быть приводимы в пояснение в докладах, но не могут быть признаваемы законом общим, для всех обязательным, ни … служить основанием окончательных решений по делам подобным».

Исключительное право монарха на отмену действия узаконений по отдельным делам и предоставлению привилегий Основные законы все же закрепили. Это не противоречило праву императора как законодателя отменить действие общего закона в отношении отдельного решения главы государства. По этому поводу ст. 70 Основных законов определяла, что «высочайший указ, по частному делу последовавший, или особенно на какой либо род дел состоявшийся, по сему именно делу или роду дел отменяет действие законов общих», а ст. 71 указывала и на то, что императору принадлежали полномочия предоставить исключительное право на какие-либо льготы отдельным субъектам права: «Привилегии, дарованные верховною самодер­жавною властью частным лицам или обществам, изъемлют их от действия общих законов по тем предметам, на которые в тех привилегиях содержатся точные постановления». При этом систематизаторы не смогли найти прямого указания на это положение в изданных узаконениях и ограничились примечанием: «Сие явствует из самого существа привилегий и из образа применения оных».

Положения ст. 62-71 Основных законов отразили более чем вековую практику российской верховной власти: опираться в государственном управлении на закон и законность. Положения данных статей базировались на обширной группе узаконений, изданных в различные правления российских императоров – от Петра I до Николая I.

Положения ст. 62 (о презумпции знания закона) основывались на узаконениях Петра I: указы от 10 апреля 1716 г., от 9 февраля 1720 г., от 22 января и 25 сентября 1724 г. предписывали рассылать и читать начальством военнослужащим и чиновникам узаконения, «дабы неведением никто не отговаривался» [25]. Устав благочиния 1782 г. также предусмотрел обеспечение знания закона подданными через определение процедур его обнародования, а управам и руководителям подразделений центральных и местных государственных органов предписал: своим подчиненным «читать и перечитывать узаконения и учреждения, … дабы … учинились известнее и в памяти возобновлялось положенное на них» [26]. Таможенный устав по европейской торговле от 14 декабря 1819 г. четко указывал, что «неведением закона никто, российский подданный ни иностранный, оправдываться не может» [27]. На необходимость обязательного доведения до сведения населения узаконений как условие обеспечения знания закона обращал внимание в одном из первых своих указов (от 26 ноября 1825 г.) и Николай I (в период междуцарствования) [28].

Ст. 63-54 (о всеобщности и равенстве перед законом, беспристрастности и справедливости при рассмотрении дел) уходили истоками к ст. 1 Соборного уложения 1649 г., которое требовало «судом судити и расправа делами по государеву указу», но основной их базой стали узаконения Петра I. Воинский устав 1716 г. в арт. 35 определил, что «все указы, которые … объявятся, имеет каждый необходимо исполнять», а если «кто тому явится противен, оный достойна себя при сем упомянутого наказания сочинил» [29]. Указ от 4 февраля 1719 г. предписывал решать дела строго по закону, «без меньшей волокиты и напрасных убытков челобитчикам, … а наипаче призирать бедных людей, вдов и сирот безгласных и безпомощных, которым самое его царское величество всемилосердным защитителем есть и взыскателем обид их напрасных от насильствующих». Указ от 4 мая 1720 г. требовал, чтобы суд был «истинный и нелицемерный», а «дело «вершить по надлежащим указам без помешательства». Морской устав 1720 г. подтвердил требование «исполнять все объявленные указы» [30]. Указ «О должности Сената» в 1718 г. требовал от сенаторов знания и соблюдения узаконений и обращал внимание на то, что «презрение указов ничем рознится с изменою» и даже более опасно, поскольку, «услышав измену, всяк остережется», а несоблюдение законов «никто вскоре почуствен, но мало по малу все разорится, и люди в непослушании останутся», поэтому «ничто иное, токмо общая погибель следовать будет, как то о греческой монархии явный пример имеем» [31].

Заметим, что петровские узаконения последовательно проводили в жизнь требования строгого и неуклонного соблюдения законов в деятельности государственного аппарата. Так, например, приведенный в качестве базы Основных законов указ от 17 апреля 1722 г. предписывал решать управленческие дела «по регламентам» и подчеркивал (в связи с казнью за злоупотребления бывшего сибирского губернатора кн. М.П. Гагарина), что любой злостный «нарушитель прав государственных и противник власти казнен будет смертью безо всякой пощады, и чтобы никто не надеялся ни на какие свои заслуги, если в сию вину впадет». С введением в 1711 г. должности фискалов с полномочиями тайного надзора за деятельностью государственного аппарата петровский указ от 12 июля 1722 г. вменил в их обязанность следить, чтобы «посылаемые для публики указы публикованы», а предписанное ими «исполняемо было во всем непременно без упущения времени» [32].

Послепетровские правления также характеризовались вниманием верховной власти к вопросам соблюдения законности в практике применения узаконений. Так, императрица Елизавета Петровна в указе от 12 декабря 1741 г. обращала внимание на отступления от требований законодательства Петра I и обязывала все «указы и регламенты наикрепчайшее содержать и по них неотменено поступать во всем» [33]. В правление Екатерины II Наставление губернаторам от 21 апреля 1764 г. предписывало должностным лицам, чтобы «правосудия и истина во всех судебных подчиненных ему обитали, и чтоб ни знатность вельмож, ни сила богатых совести и правды помрачать, а бедность вдов и сирот … в делах справедливых утиснена не была», а чиновников и судей «нерадивых о должности своей, или порочных людей приметить, … понуждать и исправлять их разными в законах изображенными образы; а в случае безнадежного исправления имеет власть отрешить от места» [34]. Затем и Учреждения для управления губерний 1775 г. требовали от губернских властей действовать «точно в силу закона» и «по точной силе и словам закона, несмотря ни на чьи требования или предложения», а Устав благочиния 1782 г. указывал на то, что «управа благочиния с иногородних, иностранных и иноверных, равно как и с природных, взыскивает исполнения узаконений по гражданству» [35]. Император Павел I в Учреждении об императорской фамилии 1797 г. подчеркнул распространение действия законов и на членов императорского дома [36].

Особенно четко правовое оформление требования соблюдения законов просматривается в правление Александра I. В этом отношении наиболее показателен указ Сенату «О непреступлении губернаторами пределов власти, назначенной им законами» от 16 августа 1802 г., в котором, подтвердив «о точном исполнении законов», в 18 пунктах император расписал систему требований к местным властям о соблюдении законности по отдельным направлениям реализации управленческой деятельности, и прежде всего, «чтоб в решении дел не смотрели ни на какое лицо, ни на какие предложения, тем менее на партикулярные письма, хотя бы первейших людей в государстве; но поступали бы в решении дел на точной силе и по словам законов» [37]. Этот указ, правда, во многих губерниях не выполнялся, и был подтвержден повторным указом от 30 ноября 1814 г. [38]. В указе «О неприкосновенности прав, представленных дворянству»от 21 марта 1803 г. монарх говорит о «сохранении прав каждого состояния», а Общее учреждение министерств от 25 июня 1811 г. требует «точного исполнения» законов от всей системы министерского управления [39].

Положения ст. 65 (определение пределов усмотрения правоприменителя при решении дел) базировались на манифесте Екатерины II от 15 декабря 1763 г., который указывал, что государственный орган «имеет принадлежащие ему … дела решать … на точном разуме законов» [40]. На это же указывали и Учреждения об управлении губерний 1775 г., требовавшие следовать «словам закона» [41].

В правление Александра I Общее учреждение министерств от 25 июня 1811 г. подчеркнуло исключительное право императора на законодательную власть и издание законов и однозначно определило, что власть министерств относится исключительно к «порядку исполнительному», и поэтому «никакой новый закон, никакое учреждение или отмена прежнего не могут быть установляемы властью министра», а изданные узаконения он обязан привести в «точное исполнение» [42]. Позднее указом от 28 мая 1818 г. (по конкретному делу, содержащему «неправое решение») было предписано, что правоприменительное решение должно быть основано «на точном разуме существа дела» и «прописанных узаконений», а также наложено наказание на ряд чиновников «за превратное истолкование законов» [43].

И в дальнейшем Александр I обращал внимание на необходимость при решении дел руководствоваться исключительно законом. В указе от 29 июля 1821 г. в связи с пассивной позицией сенаторов при рассмотрении дел в Сенате, которые чаще всего следовали мнению генерал-прокурора (министра юстиции) или обер-прокуроров департаментов, император отмечал, что «таковые действия … противны порядку и не совместны с достоинством верховного судилища», и предписал сенаторам, чтобы «они при решении дел излагали свои мнения свободно, не стесняясь ни в чем и основывая суждения свои единственно на прямом разуме законов». Указом от 31 октября 1823 г. царь утвердил мнение Государственного совета о недопустимости толкования, выходящего за пределы общих требований закона, и указал, что «если бы по множеству узаконений и указов и встретилось затруднение в избрании и приложении закона, под который рассматриваемое дело подходит, то в таких случаях, находясь в невозможности согласить буквальный смысл одного закона с таковым же смыслом другого, самая необходимость предписывает, особенно в высших судебных инстанциях, следовать общему духу законодательства и держаться точному смыслу законов, сему общему духу законодательства соответствующих» [44].

Еще более четко требование к дословному исполнению законов было сформулировано Николем I в указе от 27 июня 1826 г.: закон «должен быть исполняем по точному и буквальному смыслу оного без всякого изменения или распространения». В дальнейшем его же указ от 9 августа 1828 г. указал на недопустимость при реализации узаконений направлять их исполнителям с сокращением или с искажением первоначального содержания – вносить «изменения в мысли» [45].

Предписания ст. 66 Основных законов (о содержании словесно объявляемых указов императора) опирались на узаконения Екатерины II: указ от 3 июля 1762 г. запрещал принимать к исполнению повеления, связанные с тяжкими наказаниями (лишением жизни, чести и имения) и высокими наградами (свыше более 10 тыс. руб., деревнями и чинами), а Устав благочиния 1782 г. запрещал и требовать их исполнения [46]. В правление Александра I манифест «Об учреждении министерств» от 8 сентября 1802 г. требовал, чтобы решения императора по докладам министров и объявляемые ими словесные указы императора не содержали «ни отмены существующих законов, ни введения или учреждения новых», а указ от 29 мая 1806 г. подчеркнул, что объявленный министром указ не может состояться «в отмену общих законов, за подписанием нашим изданных» [47]. Общее учреждение министерств от 25 июня 1811 г. уже прямо запрещало не только исполнять объявляемые министрами словесные указы, которыми «отменялся закон или учреждение, за собственноручным подписанием изданное», но предписывал требовать подтверждения этого министром, а при получении последнего «внести представление в Правительствующий сенат» [48]. Характерно также и то, что на время длительного выезда императора из столицы (два указа от 3 апреля 1812 г., а также указы от 29 августа 1814 г. и 10 января 1816 г.) полномочия Государственного совета по изданию общеобязательных актов могли быть повелением царя расширены: совету на данный период делегировалось, «по могущим встретиться обстоятельствам, пояснять и пополнять существующие узаконения», но запрещалось «постановление новых законов», «установление или уничтожение оных», а также «возведение в дворянское достоинство, лишение оного и наказание дворян по делам уголовным» (эти запреты и перешли в рассматриваемую ст. 66 Основных государственных законов). По возвращении государя в столицу возвращался и общий порядок издания узаконений, в котором право законотворчества принадлежало исключительно императору [49].

Ст. 67-71 Основных законов (об отграничении узаконений от актов при­менения права и о неприменении частых решений императора в качестве нормативных) уходили истокам к указу Петра I от 15 июня 1714 г., ко­тором предписывалось «вершить дела» по Уложению 1649 г., решения по «се­паратным указам отнюдь не делать», т.е. запрещалось использовать при рассмотрении дел государственными органами исходящие от царя правоприменительные акты – указы по частным делам и установлению привилегий и др., которые «учинены не в образец». Его же указ, последовавший 15 октября 1719 г., предписал: «Всякие надлежащие его великого государя дела … управ­лять … без всякого отлагательства по старому уложению и по новосостоя­тельным его же великого государя указам, которые в пополнение того же уложения всенародно напечатаны, а не по сепаратным и не примерным делам» [50]. Позд­нее указом Павла I от 22 февраля 1798 г. было ука­зано, что при реше­нии дел государственные органы «не должны брать … примером частные предписания Правительствующего сената» [51]. А в дальнейшем Александр I указом от 21 марта 1803 г. обращает внимание на то, что при наличии указа, который «по частным судным не согласен с прочими узаконениями», нельзя обращаться за пересмотром дела, как решенного императором неправомерно, а указом от 31 марта 1825 г. устанавливает, что нельзя пересматривать дела при уже вынесенном решении «в противность высочайшей резолюции». Он же 31 августа 1825 г. утвердил мнение Государственного совета о том, что для применения положений указа по частному делу в качестве нормативно-правового акта необходимо было первоначально придать ему силу узаконения, опубликовать и «потом уже прилагать к делам, считая действие его … со дня получения его в каждом месте»[52]. Этими положениями четко определился запрет на использование административного и судебного прецедента в правоприменительной практике. Эти положения были закреплены также в гражданско-процессуальном и уго­ловно-про­цессуальном законодательстве Свода законов Российской импе­рии 1832 г. (Свод законов гражданских и Свод законов уголовных).

Основные государственные законы 1842 г. издания изменений в положения издания 1832 г. не внесли. В них была лишь расширена база ст. 66 (об объявляемых указах) в связи с изданием ряда новых узаконений о производстве в чины по гражданской службе и о определении должностей в государственных органах чинам по гражданской службе [53]. Основные законы 1857 г. издания уточнили завершающую часть ст. 66 о том, что объявляемый указ не может касаться «о определении в высшие должности и об увольнении от них на основании учреждений», а также расширили ее правовую базу узаконениями и высочайшими повелениями. С созданием Инспекторского департамента гражданского ведомства от 5 сентября 1846 г. была определена юридическая сила «высочайших приказов» как правоприменительных актов, которые «заменяют по всей силе именные указы … и могут быть приемлемы по всем делам как действительные документы», «составляются по определенной форме», и их «последовательность … означается числами и номерами» [54]. Порядок объявления высочайших указов отдельными должностными лицами также был уточнен высочайше утвержденным мнением Государственного совета от 28 января 1852 г. [55]. При этом эти положения неоднократно подтверждались повелениями императора (от 1 декабря 1851 г. и 20 апреля 1856 г.) и указами Сената (от 9 января и 3 февраля 1847 г) [56].

Основные законы 1892 г. издания сохранили формулировки ст. 62-71 прежних изданий. Они лишь расширили нормативную базу ст. 65 ссылкой на ст. 12 Устава уголовного судопроизводства и ст. 8 Устава гражданского судопроизводства от 20 ноября 1864 г., в которых определялось: «Все судебные установления обязаны решать дела по точному разуму существующих законов, а в случае неполноты, неясности или противоречия законов, коими судимое деяние воспрещается под страхом наказания, должны основывать решение на общем смысле законов» [57]. Cт. 58 опиралась на Доклад главноуправляющего Кодификационным отделом при Государственном совете от 19 декабря 1899 г. [58].

Порядок прекращения юридической силы законовбыл определен в Основных законах в подразделе «Об отмене законов» (ст. 72-79). Содержащиеся в них положения должны были обеспечить реализацию изданных узаконений, а также воспрепятствовать произвольному отношению к требованиям законодательных актов со стороны властей и подданных.

Прекращение действия узаконений в Основных законах определялось общим правилом в ст. 72: «Закон сохраняет свое действие, доколе не будет отменен силою нового закона». При этом порядок принятия и прекращения юридической силы узаконений устанавливался идентичный. По поводу этого ч. 1 ст. 73 Основных законов определяла, что «отмена закона существующего совершается тем же порядком, какой выше означен для составления законов». В ч. 2 ст. 73 предусматривался и порядок отмены узаконения: «Закон общий и всенарод­но объявленный отменяется не иначе, как таковым же общим законом», а «указ, изданный за собственноручным высочайшим подписанием, не иначе отменен быть может, как таковым же указом за собственноручным высочайшим подписанием».

Механизмы предупреждения вступления в силу законодательных актов, противоречащих интересам власти и местной специфике отдельных территорий, должны были предотвратить их исполнение местными властями. Они закреплялись в ст. 74 Основных законов, которая предусматривала, что «если бы по делам общим государственным или гражданским существовал закон, сопряженный с неудобствами в исполнении, то Правительствующему сенату дозволяется предста­вить о том императорскому величеству», но это представление могло высказывать мнение сенаторов только «о прежних постановлениях, и не может касаться законов, вновь издаваемых или подтверждаемых от верховной власти». При этом особо оговаривался механизм своеобразного «местного» надзора (на уровне губерний) за целесообразностью введения в действие узаконений, которые могли вступить в противоречие с особенностями жизни населения отдельных территорий. Ст. 75 Основных законов прямо указывала на то, что «при получении в губернии нового общенародного узаконения главный начальник губернии может созвать палаты, для уважения оного обще с губернским правлением; и буде новый закон усмотрится в чем либо, по местным обстоятельствам неудобным, то дозволяется им вообще еди­ногласно сделать свое представление Сенату; но в случае подтверждения от верховной власти имеет быть чинимо непременное и безмолвное исполнение». Данная статья корреспондировала с положениями Свода законов Российской империи, определяющими соответствующие обязанности Сената и губернского начальства [59].

Механизмы предупреждения нарушения законности, интересов верховной власти и отмены узаконений актами высших государственных учреждений также нашли отражение в Основных законах. Ст. 76 Основных законов содержала положение, предусматривающее для местных властей возможность предотвратить нарушение законности и интересов верховной власти: «Если бы в указе, от Правительствующего сената последовавшем, губернское присутствен­ное место усмотрело что либо противное законам или интересу императорского величества, то оно обязано, не исполняя указа, представить о том Правительствующему сенату; если же Сенат, не взирая на то, останется при своем определении, и оное подтвердит, то учинить уже безмолвное и не­пременное исполнение». Этому же была посвящена и ст. 77 Основных законов: «Если б предписанием Министра, содержащим в себе объявление высочайшего повеления, отменялся закон или учреждение, за собственноручным высочайшим подписанием изданное, тогда начальство, ему подчиненное, обязано, не чи­ня исполнения, представить о сем Министру», но при условии: «Если же и за сим представлением предписание будет подтверждено в той же силе, то начальство обяза­но случай сей представить Правительствующему се­нату на окончательное разрешение». Далее в статье определялось, что «если бы в предписании, непосредственно от власти министра исходящем, начальство, ему под­чиненное, усмотрело отмену закона, учреждения или объявленного прежде высочайшего повеления, то­гда оно обязано представить о сем министру», а если и после этого «предписание будет подтверждено от лица министра в той же силе, тогда начальство обязано случай сей представить на окончательное разрешение Правительствующему сенату». Тем самым обеспечивалось участие Сената и, главным образом, участие возглавляющего его генерал-прокурора (одновременно и министра юстиции) в надзоре за законностью в деятельности министерской системы государственного управления на уровне ее высших должностных лиц – министров. Отвечающие Основным законам требования к местным властям определялись и в Своде Учреждений губернских Свода законов Российской империи 1832 г. [60].

Особенности отмены узаконений, распространяющихся на отдельные национальные регионы или относящихся к отдельным категориям подданных , определялись в ст. 79 Основных законов, в которой подчеркивалось, что «законы, особенно для какой либо губернии или для какого либо рода людей изданные, новым общим законом не отменяются, если в нем имен­но таковой отмены не постановлено». То же самое правило по указанной статье «разу­меется и о личных привилегиях». Данная статья корреспондировала с положениями ст. 48 Основных законов, устанавливающей деление законодательного массива на общегосударственные законы и местные узаконения [61].

Ст. 72-79 Основных законов опирались на законодательную практику XVIII – первой трети XIX вв., которая изобиловала узаконениями, связанными с проблемами правового определения порядка прекращения юридической силы закона и противодействия произвольного отношения к изданным узаконениям со стороны местных властей. Эти вопросы имели принципиально важное политическое и юридическое значение как с точки зрения укрепления власти главы государства, так и правопорядка в стране.

Ст. 72-73 Основных законов (порядок прекращение действия узаконений) основывались на прежде изданных узаконениях и обращались, прежде всего, к указу Петра I от 15 июня 1714 г., в котором он подчеркивал необходимость строгого соблюдения законов при разрешении дел и указывал, что это запрещается («отнюдь не делать») по актам, изданным с нарушением процедуры издания, как устанавливающим новые, так и отменяющим принятые законы. Эти положения неоднократно подтверждались узаконениями 1714, 1719, 1762, 1775 и 1798 гг., которые указывали на то, что изданное узаконение действует, «если в народ опубликовано будет». Из их смысла следовало, что без соответствующего законодательно оформленного решения монарха об отмене закон не может не исполняться. Среди них наиболее детально этот вопрос регламентировали изданные в правление Екатерины II Учреждения для управления губерний 1775 г., которые предписывали и регламентировали механизмы наблюдения губернских прокуроров за непреложным соблюдением изданных узаконений и пресечения противозаконных действий чиновников и подданных [62].

В первой четверти XIX в. узаконениями (1802, 1806, 1810, 1811, 1816 и 1825 гг.) Александра I было подчеркнуто исключительное право царя на законодательную деятельность и требовалось непреложное соблюдение установленных процедур отмены узаконений (обязательного подписания и опубликования соответствующего узаконения). При этом наиболее четко эти вопросы определили два закона. Манифестом о преобразовании Государственного совета от 1 января 1810 г. указывалось, что «поступают предварительно на уважение Государственного совета … все предметы ... требующие нового закона, устава или учреждения» или «отмены, ограничения или дополнения прежних положений», а также дела, требующие в законах, уставах и учреждениях изъяснения истинного их смысла». Затем рассмотренные законопроекты, связанные с изданием или отменой нормативно-правовых предписаний, поступали на рассмотрение императора, от которого зависело окончательное решение законодательного вопроса. Общее учреждение министерств от 25 июня 1811 г. четко указывало на требование соблюдения безусловного правила, чтобы «отменялся закон или учреждение за собственноручным высочайшим подписанием» [63].

Одновременно составители Основных законов опирались и на юридическую практику 1820 – начала 1830-х гг., связанную с определением времени окончания действия закона. В примечании к ст. 72 с пометкой «ср.» («сравните») были указаны узаконения, которые требовали соблюдать правила отмены узаконений. Приведенный в ссылке к ст. 72 указ от 22 июля 1822 г. «О преобразовании сибирских губерний по новому учреждению» указывал на механизм разрешения вопросов утраты юридической силы узаконений при издании общегосударственного и местного законодательства. В указанном узаконении, в данном случае посвященном отношению общего губернского законодательства и специально изданного для Сибири закона – Сибирского учреждения, определялось: «Общее Учреждение для губерний во всех статьях, на кои в сем особенном учреждении не постановлено никаких изъятий, сохраняет в Сибири свою силу и действие» [64]. Интересное предписание относительно отмены узаконений содержалось в Положении о торгах по подрядам, поставкам и др. отношениям частных лиц с казной от 17 октября 1830 г., в котором указывалось, что «с изданием сего положения, все дела по договорам, на основании оного заключенным, имеют быть разрешаемы правилами, в сем положении постановленными», а «все предписанное» в правилах в закупках для отдельных ведомств, «с настоящим положением несогласное, само собою отныне впредь отменяется» [65], т.е. определялись правила отмены прежде изданных нормативно-правовых предписаний (полностью или в части утративших юридическую силу) новым узаконением и без специального в нем указания на них. Были определены и правила времени действия специальных узаконений. Позднее предшествующий Рекрутскому уставу от 28 июня 1831 г. указ императора Николая I свидетельствовал, что в наборе на службу в армию и на флот «причины беспорядков и поводы к злоупотреблениям возникали по сей части главнейшее … от разнообразия и многосложности правил и от недостатка надзора», а в ст. 2 самого устава указывалось, что «рекрутские наборы принадлежат к числу государственных повинностей, и назначаются каждый раз высочайшими указами, в виде манифестов исходящих» [66], т.е. для решения определенных вопросов разового характера (в данном случае призыва на службу) требовалось издание специального узаконения, действие которого прекращалось с реализацией его целей, а для нового решения проблемы требовалось новое узаконение.

Положения ст. 74-76 Основных законов (о предупреждении вступления в силу законодательных актов, противоречащих интересам власти и местной специфике отдельных территорий) опирались, прежде всего, на узаконения Екатерины II. Ст. 101 Учреждения для управления губерний от 7 ноября 1775 г. устанавливала, что «при получении нового общенародного узаконения, … государев наместник призвать может палату уголовного суда, палату гражданского суда и казенную палату для уважения дел обща с губернским правлением. При случае же нового узаконения, буде закон в чем не удобен усмотрится, то дозволяется им вообще единогласно делать свои представления в Сенат, а в случае подтверждения от верховной власти непременное и безмолвное исполнение последовать имеет». Далее § 1 ст. 405 данного закона требовал, «когда присланы будут новые общие узако­нения, или учреждения, или указы в губернию, или наместничество, тогда для записания в книгу законов, учреждений и указов, губер­нское правление и палаты выслушивают на пе­ред заключения губернского прокурора, сей предложит им тогда новоизданный закон, уч­реждение или указ, с каким узаконением схо­ден, или каким узаконениям противен, или в отмену, или в поправление, или дополнение которых». Указ от 13 декабря 1782 г. подтвердил это требование и предписал «впредь, если губернскими или наместническими правлениями испрашиваемо будет у Сената изъяснение на присланный каковой либо высочайший ее императорского величества указ, наблюдать прежде, поступлено ли было в сем случае во всем сходственно с 1 § статьей 405» Учреждения о губерниях 1775 г. [67].

Александр I указом от 8 сентября 1802 г. «О правах и обязанностях Сената» дал последнему право вносить представление императору при наличии законодательного акта, «который был бы сопряжен с великими неудобствами в исполнении или … не согласен с прочими узаконениями, или не ясен, … но когда по таковому представлению не будет учинено перемены, то остается он в силе». Указ от 21 марта 1803 г. скорректировал это положение тем, что представления вносятся лишь в отношении законов, «не касаясь вновь издаваемых и утвержденных нами», а также было подтверждено право Сената представлять о сопряженности изданного закона «с великими неудобствами в исполнении», и если Сенат «не согласен с прочими узаконениями», то это относится «единственно к существующим уже законам», т.е. изданным до принятия власти правящим императором. В связи с этими узаконениями указ Александра I от 15 октября 1805 г. подтвердил требования ст. 405 Учреждения для управления губерний 1775 г. [68].

Требования ст. 76-78 (о предупреждении нарушений интересов верховной власти и отмены узаконений актами высших государственных учреждений) исходили из требований петровского Генерального регламента от 28 февраля 1720 г., который предусматривал для любого государственного органа при получении узаконений из Сената, «если усмотрит, что то его величества указам и высокому интересу противно», обязанность «не должно того вскоре исполнять» и «в Сенат о том письменное предложение учинить» [69]. В Общем учреждении министерств от 25 июня 1811 г. было четко установлено требование к местному начальству при получении от министра объявленного им от имени императора повеления или предписания самого министра с отменой узаконения «представить о сем министру», а при подтверждении последним направленного документа «представить Правительствующему сенату на окончательное разрешение» [70].

Ст. 79 Основных законов (относительно отмены узаконений для отдельных территорий и категорий подданных) опиралась на две группы ранее изданных законодательных актов. В отношении местных узаконений отдельных территорий данная статья ссылалась на утвержденное императором положение Комитета министров «Об увольнении обывателей Курляндской губернии по прежней привилегии от платежа крепостных пошлин» от 19 августа 1824 г., которое подтвердило действие грамоты от 15 апреля 1795 г. «о сохранении сей губернии прежде дарованного права», а также объявило решение царя, что «дарованное право Курляндии оставить неприкосновенным» [71]. При этом, относительно отдельных категорий населения, составители Основных государственных законов обращались к Уставу об управлении инородцев от 22 июля 1822 г., который подчеркивал, что «никакой новый общий по государству налог не распространяется на сибирских кочующих и бродящих инородцев, если о том именно не будет предписано». Указанные подходы подтвердило и утвержденное царем Положение Сибирского комитета от 20 мая 1831 г. при рассмотрении коллизионной ситуации, когда установленные 1 января 1831 г. новые правила о ревизии уголовных дел вошли в противоречие с предписаниями Сибирского учреждения 1822 г., определив, что «правила сии, быв основаны с одной стороны на местном положении сибирских губерний, … не отменяются, а должны быть оставлены в полной своей силе и действии» [72].

Основные государственные законы 1842 г. издания изменений в формулировки ст. 72-79 прежнего издания (1832 г.) Основных законов не внесли. При этом была уточнена лишь нормативная база ст. 75. Последовавший по повелению императора Сенатский указ от 20 февраля 1833 г. подтвердил требование «по поводу возникающих сомнений между присутственными местами и начальниками губерний в применении вновь выходящих постановлений к прежде изданным законам» руководствоваться ст. 101 Учреждений о губерниях 1775 г., но этим пользоваться, только «когда действительно были встречены затруднения в исполнении оных или когда бы самый буквальный смысл изданного закона подаст повод к недоразумению». Порядок внесения представлений местными властями по поводу «неудобства» исполнения узаконений «по местным обстоятельствам» был закреплен и в Общем наказе Гражданским губернаторам и Положении о порядке производства дел в губернских правлениях от 3 июня 1837 г. [73]. В ст. 75 также содержалась отсылка к т. 2 Свода законов Российской империи (Свод учреждений губернских) – было указано: «см. Общее губернское учреждение». Переиздания Основных законов 1857 и 1892 гг. изменений в них не внесли.

* * *

Итак, в Основных государственных законах 1832г. издания впервые в истории российского права, опираясь на практику более чем векового регулирования законодательной и правоприменительной деятельности в России, были выстроены достаточно полные и соответствующие уровню развития правоведения основные законоположения, касающиеся практически всего спектра вопросов позитивного права, а также реализации узаконений. Консолидация и приведение в систему касающихся данных вопросов законоположений позволили согласовать предписания изданных в различное время узаконений и придать системный характер нормативно-правовому регулированию, формам выражения и реализации узаконений.

Библиография
1.
См.: Основные государственные законы Российской империи // Свод законов Российской империи. СПб., 1832. Т. 1. Ч. 1.
2.
При подготовке Основных государственных законов 1832 г. систематизаторы указали «примеры» узаконений как образцы нормативно-правовых актов (со ссылками на них по ПСЗРИ-1): Уложение 1649 г. (Т. 1. № 1); Инструкция, или наказ воеводам. 1719 г. (Т. 5. № 3294); Наказ губернаторам и воеводам и их товарищам. 12 сентября 1728 г. (Т. 8. № 5333); Инструкция межевщикам. 13 мая 1754 г. (Т. 14. № 10237); Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. (Т. 16. № 12137); Инструкция межевым губернским канцеляриям и провинциальным конторам. 25 мая 1766 г. (Т. 17. № 12659); Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. 7 ноября 1775 г. (Т. 20. № 14592); Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства. 21 апреля 1785 г. (Т. 22. № 16187); Грамота на права и выгоды городам Российской империи. 21 апреля 1785 г. (Т. 22. № 16188); Учреждение об императорской фамилии. 5 апреля 1797 г. (Т. 24. № 17906); Сенатский указ по высочайше утвержденному докладу Сената «О неотдаче на выкуп проданных и заложенных имений по прошествии трехлетнего срока». 17 января 1804 г. (Т. 28. № 21127); Высочайше утвержденный доклад министра внутренних дел «О правилах для принятия и водворения иностранных колонистов». 20 февраля 1804 г. (Т. 28. № 21163); Манифест «О дарованных купечеству новых выгодах, отличиях, преимуществах и новых способах к распространению и усилению торговых предприятий». 1 января 1807 г. (Т. 29. № 22418); Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О мерах к остановлению употребляемых при подаче в судебные места просьб, укорительных и к делу не принадлежащих слов». 13 апреля 1810 г. (Т. 31. № 24193); Общее учреждение министерств. 25 июня 1811 г. (Т. 31. № 24686); Учреждение Министерства полиции. 25 июня 1811 г. (Т. 31. № 24687); Учреждение Министерства финансов. 25 июня 1811 г. (Т. 31. № 24688); Именной указ Сенату «О преобразовании сибирских губерний по новому учреждению». 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29124); Учреждение для управления сибирских губерний. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29125); Высочайше утвержденный Устав об управлении инородцев. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29126); Высочайше утвержденный Устав о сибирских киргизах. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29127); Высочайше утвержденный Устав о ссыльных. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29128); Высочайше утвержденный Устав об этапах в сибирских губерниях. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29129); Высочайше утвержденный Устав о содержании сухопутных сообщений в Сибири. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29130); Высочайше утвержденный Устав о сибирских городовых казаках. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29131); Высочайше утвержденное Положение о земских повинностях в сибирских губерниях. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29132); Высочайше утвержденное Положение о казенных хлебных запасных магазинах. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29133); Высочайше утвержденное Положение о разборе исков по обязательствам, заключаемым в сибирских губерниях обывателями разных сословий. 22 июля 1822 г. (Т. 38. № 29134).
3.
Образование Государственного совета. 1 января 1810 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24064. § 73-75; Именной указ Государственному совету «О приведении в действие решений Совета по случаю отбытия его императорского величества за границу». 29 августа 1811 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 25668; Именной указ Государственному совету «Об отмене установленного на время высочайшего отсутствия порядка в заседаниях и в производстве дел Государственного Совета и о приведении в первобытное его положение. С присоединением формы, по коей приводит в исполнение решенные дела в общем собрании совета». 10 января 1816 г. // ПСЗРИ-1. Т. 33. № 26065.
4.
См.: Именной указ в Сенате «О непременном исполнении высочайших повелений словесно-объявляемых сенаторами, генерал-прокурором и президентами первых трех коллегий, и о представлении ее величеству еженедельно точных копий словесно-объявляемых повелений, с надлежащею отметкою об исполнении». 3 июля 1762 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11592.
5.
См.: Именной указ в Сенате «О исполнении именных указов, объявляемых дежурным генерал-адъютантом». 7 ноября 1762 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11704; Именной указ Сенату «О принимании оному словесных именных указов от членов Синода, генерал-прокурора, обер-прокурора синодского, от дежурных генерал-адъютантов и от правящего Кабинетом». 3 февраля 1763 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11746; Именной указ Сенату «О принятии объявляемых именных указов от вице-канцлера и вице-президентов Военной и Адмиралтейств-коллегий». 27 июля 1801 г. // ПСЗРИ-1. Т. 26. № 19954; Манифест «Об учреждении министерств». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20406. П. 10; Образование Государственного совета. 1 января 1810 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24064. § 66; Общее учреждение министерств. 25 июня 1811 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24686. § 213, 258.
6.
Сенатский указ «О внесении в Сенат копий со всех именных указов, которые состоятся в коллегиях и прочих присутственных местах». 11 мая 1719 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3372; Именной указ из Сената «О сообщении коллегиями и канцеляриями именных указов в Сенат». 14 мая 1723 г. // ПСЗРИ-1. Т.7. № 4224. П. 8; Именной указ «О присылке в Сенат из всех присутственных мест копий с указов, состоявшихся до учреждения Сената и подлежащих ко всегдашнему наблюдению». 10 августа 1724 г. // ПСЗРИ-1. Т.7. № 4547; Манифест «Об учреждении министерств». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20406. П. 5; Сенатский указ «О представлении в Сенат копий с именных высочайших указов, получаемых присутственными местами и особами на свои имена». 24 декабря 1814 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 25758.
7.
См.: Высочайше утвержденное Уложение о наказаниях уголовных и исправительных. 15 августа 1845 г. // ПСЗРИ-2. Т. 20. Отд. 1. № 19283.
8.
См.: Высочайше утвержденное Учреждение Государственного совета и Государственной канцелярии. 15 апреля 1842 г. // ПСЗРИ-2. Т. 17. Отд. 1. № 15518. Ст. 95; Высочайше утвержденный Устав Капитула императорских и царских орденов. 24 сентября 1844 г. // ПСЗРИ-2. Т. 19. Отд. 1. № 18244. Ст. 45; Высочайше утвержденное Учреждение Министерства иностранных дел. 10 декабря 1846 г. // ПСЗРИ-2. Т. 21. Отд. 2. № 20689. Ст. 2. См. также: Высочайше утвержденный журнал Комитета 6 декабря 1826 г. 16 апреля 1828 г.; Высочайший приказ по морскому ведомству. 23 февраля 1855 г.; Высочайшее повеление. 20 апреля 1856 г. // СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Ст. 55. Прим. 1-2.
9.
См.: Мнение Государственного совета. 15 декабря 1834 г. Ст. 2. П. 1 // СЗРИ. СПб., 1857. Т. 1. Ч. 1. Ст. 55. Прим.
10.
Высочайше утвержденное Положение о Военном министерстве. 1 января 1869 г. // ПСЗРИ-2. Т. 44. Отд. 1. № 46611. Ст. 52-53; Высочайше утвержденное Учреждение временного присутствия от 9 июня 1884 г. // ПСЗРИ-3. Т. 4. № 2305.Ст. 4; Высочайше утвержденный доклад главноуправляющего Кодификационным отделом при Государственном совете. 19 декабря 1899 г. // СЗРИ. СПБ., 1892. Т. 1. Ч. 1. Ст. 55. Прим. 1.
11.
Именной указ из Сената «О обнародовании всех именных указов и сенатских приговоров по государственным генеральным делам». 16 марта 1714 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 2785 ; Именной указ «О должности Сената». 27 апреля 1722 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3978. Ст. 8.
12.
Именной указ из Сената «О подтверждении коллегиям и канцеляриям, чтобы они доставляли по прежнему в типографию о всех важных делах ведомости для печатания во всенародное известие». 8 апреля 1725 г. // ПСЗРИ-1. Т. 7. № 4694; Сенатский указ «Об отсылке в академию из Сената, коллегий и канцелярий известий, кроме секретных, для печатания во всенародное известие». 1 мая 1728 г. // ПСЗРИ-1. Т. 8. № 5267.
13.
Именной указ «О признании публикуемых указов действительными, когда они будут печатные». 17 марта 1764 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 12090; Именной указ, объявленный Сенату генерал-прокурором, «О объявлении указов из санкпетербургских Сената департаментов присутственным местам, в Москве находящимся, чрез московские Сената департаменты». 9 октября 1771 г. // ПСЗРИ-1. Т. 19. № 13673.
14.
Именной указ Сенату «О правах и обязанностях Сената». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20405. П. 1, 5.
15.
В ПСЗРИ-1 данное указание не вошло. См.: Указатель хронологический к Основным государственным законам // СЗРИ. СПб., 1832. Т. 1. С. 793.
16.
Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. 7 ноября 1775 г. // ПСЗРИ-1. Т. 20, № 14592. Ст. 95; Устав благочиния, или полицейский. 8 апреля 1782 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15379. Ст. 56; Именной указ Сенату «О признании действительными только таких указов и манифестов, кои публикуются от наместнических правлений печатными листами». 2 мая 1783 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15718.
17.
См.: СЗРИ. СПБ., 1892. Т. 1. Ч. 1. Ст. 55. Прим. 1.
18.
Устав благочиния, или полицейский. 8 апреля 1782 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15379. Ст. 56; Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О продаже имений от мужей женам и обратно». 31 августа 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30472.
19.
Именной указ генерал-прокурору «О соблюдении во всех губерниях, чтобы дворяне, кои прежде состояния Дворянской грамоты были выбираемы в должности, пользовались и впредь тем преимуществом, хотя бы и чинов не имели». 18 декабря 1785 г. // ПСЗРИ-1. Т. 22. № 16297. П. 1; Сенатские указы с прописанием высочайше утвержденного мнения Государственного совета: 1) «О конфискации и продаже в пользу казны тех судов, которые представят, по прибытии в российские порты, ложные документы». 23 ноября 1817 г. // ПСЗРИ-1. Т. 34. № 27159; 2) «О невзыскании с отыскивающих свободу людей пошлинных, апелляционных и за гербовую бумагу денег и по тем делам, кои окончены до состояния указа». 25 февраля 1818 года // ПСЗРИ-1. Т. 35. № 28797.
20.
Сенатский указ с прописанием высочайше утвержденного Положения Комитета министров «О сроке службы канцелярских чиновников, определяющихся в Кавказскую область с чином коллежского асессора». 10 декабря 1828 г. // ПСЗРИ-2. Т. 3. № 2508.
21.
Сенатский указ «О непроизведении жалования чиновникам, исправлявшим должности по убылым местам, за прошедшее время, до издания положения Комитета министров 9 января 1823 года». 7 августа 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30443; Сенатский указ «О взыскании штрафов по тяжбенным делам, назначая цену искам о недвижимых имениях на основании указа 1821 года ноября 24 дня». 24 сентября 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30503; Сенатский указ «О вычете с чиновников за повышение в чине за патент и проч. тою монетою, какою получают жалование». 24 сентября 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30554. Распространил действие указа от 22 февраля 1823 г.
22.
Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «Об издании особого Собрания узаконений и распоряжений правительства при Сенатских ведомостях и о некоторых изменениях в составе сих ведомостей». 22 декабря 1862 г. // ПСЗРИ-2. Т. 37. Отд. 2. № 39070.
23.
См.: ПСЗРИ-3. Т. 4. № 2325.
24.
В Основных государственных законах 1842 г. издания данное положение изложено более конкретно-«Ср. также правила, изложенные в Своде законов о наказаниях». См.: СЗРИ. СПб., 1842. Т. 1. Ч. 1. Прим. к ст. 63.
25.
См.: Именной указ Сенату «О рассылке книг Воинского устава по корпусам войск, по губерниям и канцеляриям и о принимании его в основание как по делам воинским, так и земским». 10 апреля 1716 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3010; Именной указ, объявленный из Канцелярии полицмейстерских дел, «О наказании за преступление против опубликованных указов». 9 февраля 1720 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3510; Именной указ «О важности государственных уставов и неотговорке судьями неведением законов по производимым делам под опасением штрафа». 22 января 1724 г. // ПСЗРИ-1. Т. 7. № 4436; Сенатский указ «О должностях коллежских чинов и служителей». 25 сентября 1724 г. // ПСЗРИ-1. Т. 7. № 4572.
26.
Устав благочиния, или полицейский. 8 апреля 1782 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15379. Ст. 48 – «По каким законам не взыскивать с людей исполнения»; ст. 55 – «Узаконения читать и перечитывать, дабы всяк имел в памяти присяжную должность».
27.
ПСЗРИ-1. Т. 36. № 28030. § 446.
28.
См.: Сенатский указ «О объявлении всем владельцам, с подписками, мнения Государственного совета о означении места жительства просителей в присылаемых ими прошениях». 26 ноября 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30590.
29.
ПСЗРИ-1. Т. 1. № 1; Т. 5. № 3006.
30.
Указ из Юстиц-коллегии «О правом и безволокитном вершении дел, о защищении вдов и сирот и о наблюдении всего того губернаторам и вице-губернаторам». 4 февраля 1719 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3298 ; Именной указ, объявленный из Юстиц-коллегии, «О переносе дел по апелляциям из нижних в высшие инстанции и об отводах тяжущимися судей по подозрениям». 4 мая 1720 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3577 ; Морской устав. 13 января 1720 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3485. Кн. V. Гл. I. Ст. 17.
31.
ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3264. П. 12.
32.
Именной указ «О хранении прав гражданских, о нерешении дел против регламентов, о невыписывании в докладе что уже напечатано и о имении сего указа во всех судных местах на столе, под опасением штрафа». 17 апреля 1722 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3970; Сенатский указ «О даче фискалам копий со всех объявляемых указов для наблюдения за исполнением и обнародованием оных». 12 июля 1722 г. // ПСЗРИ-1. Т. 6. № 4050.
33.
Именной указ «О восстановлении власти Сената в правлении внутренних государственных дел». 12 декабря 1741 г. // ПСЗРИ-1. Т. 11. № 8480.
34.
Наставление губернаторам. 21 апреля 1764 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 12137. Ст. 4.
35.
ПСЗРИ-1. Т. 20. № 14392. Ст. 184; 406. П. 9; Т. 21. № 15379. Ст. 47.
36.
См.: ПСЗРИ-1. Т. 24. № 17906. § 67. П. 5.
37.
См.: ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20372. П. 15.
38.
См.: Сенатский указ «О подтверждении управляющим губерниями, дабы они исполняли возложенные на них указом 1802 года августа 16 обязанности». 30 ноября 1814 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 25738.
39.
ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20676; Т. 31. № 24686. § 226, 227.
40.
Манифест «О постановлении штатов разным присутственным местам; об учреждении в Сенате, в Юстиц, Вотчинной и Ревизион коллегиях департаментов; о разделении по оным дел». 15 декабря 1763 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11989. П. 4, 9.
41.
ПСЗРИ-1. Т. 20. Ст. 184, 406. П. 9.
42.
Общее учреждение министерств. 25 июня 1811 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24686. § 208, 226, 227.
43.
Сенатский указ «О опубликовании присутствующих новгородской палаты гражданского суда и секретаря за превратное истолкование законов». 28 мая 1818 г. // ПСЗРИ-1. Т. 35. 27378.
44.
Именной указ министру юстиции «О объявлении сенаторам, дабы они, в мнениях своих по делам, не оговаривали предложения обер-прокурора и министра юстиции». 29 июля 1821 г. // ПСЗРИ-1. Т. 37. № 28708; Сенатский указ по высочайше утвержденному мнению Государственного совета «О предписании всем присутствующим местам, что указ 1776 года 8 декабря, за изданными впоследствии узаконениями силы и действия иметь и в основание решений приводим быть не может». 31 октября 1823 г. // ПСЗРИ-1. Т. 38. № 29642.
45.
Сенатский указ «В пояснение всемилостивейшего манифеста 1 января 1826 г. касательно облегчения наказаний преступника». 27 июня 1826 г. // ПСЗРИ-2. Т. 1. № 431; Сенатский указ «О предписании повсеместно, дабы получаемые узаконения и предписания, подлежащие к всеобщему сведению и опубликованию, были рассылаемы, куда следует, или излагаемы без всякого сокращения». 9 августа 1828 г. // ПСЗРИ-2. Т. 3. № 2221.
46.
См.: Именной указ в Сенате «О непременном исполнении высочайших повелений словесно-объявляемых сенаторами, генерал-прокурором и президентами первых трех коллегий, и о представлении ее величеству еженедельно точных копий словесно-объявляемых повелений, с надлежащею отметкою об исполнении». 3 июля 1762 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11592 ; Устав благочиния, или полицейский. 8 апреля 1782 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15379. Ст. 48.
47.
Манифест «Об образовании министерств». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20406. П. 10; Именной указ Сенату «О точном исполнении общих узаконений в объявляемых словесных указах». 19 мая 1806 г. // ПСЗРИ-1. Т. 29. № 22134.
48.
Общее учреждение министерств. 25 июня 1811 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24686. § 259.
49.
См.: Именные указы Государственному совету: 1) «О соединении Государственного совета департамента законов и государственной экономии во время высочайшего отсутствия из столицы». 3 апреля 1812 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 25073; 2) «О порядке производства в оном дел во время высочайшего отсутствия из столицы». 3 апреля 1812 г. // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 25074; 3) «О приведении в действие решений Совета по случаю отбытия его императорского величества за границу». 29 августа 1814 г // ПСЗРИ-1. Т. 32. № 25668; 4) «Об отмене установленного на время высочайшего отсутствия порядка в заседаниях и в производстве дел Государственного совета, и о приведении оного в первобытное его положение». 10 января 1816 г. // ПСЗРИ-1. Т. 33. № 26065.
50.
См.: Именной указ «О вершении дел по уложению, а не по новоуказным статьям». 15 июня 1714 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 2828; Указ из Юстиц-коллегии «О решении дел в Московском надворном суде по уложению и по новосостоятельным указам, а не по сепаратным, и о донесении о делах, которых судьи сами решить не могут, в государственную Юстиц-коллегию». 15 октября 1719 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3435.
51.
Сенатский указ «О продаже соли, и о непринимании в пример частных предписаний Сената». 22 февраля 1798 г. // ПСЗРИ-1. Т. 25. № 18393.
52.
См.: Именной указ Сенату «О неприкосновенности прав, представленных дворянству». 21 марта 1803 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20676; Сенатский указ «О опубликовании присутствующих нижегородского губернского правления за отступление от порядка, нарушение законов и неточное исполнение предписания Сената и отношения равного присутствию места». 31 марта 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30312; Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О продаже имений от мужей женам и обратно». 31 августа 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30472.
53.
См.: Высочайше утвержденное Положение о производстве в чины по гражданской службе. 25 июня 1834 г. // ПСЗРИ-2. Т. 9. Отд. 1. № 7224. § 8; Именной указ Сенату «О расписании должностей гражданской службы по классам, от XIV до V включительно». 20 ноября 1835 г. // ПСЗРИ-2. Т. 10. Отд. 2. № 8594; Именной указ Сенату, объявленный министром юстиции, «О неподнесении на высочайшую конфирмацию указов о производстве в чин коллежского асессора». 13 января 1836 г. // ПСЗРИ-2. Т. 11. Отд. 1. № 8770.
54.
Высочайше утвержденное Образование инспекторского департамента гражданского ведомства. 5 сентября 1846 г. // ПСЗРИ-2. Т. 21. Отд. 2. № 20401. § 4.
55.
См.: Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О сокращении делопроизводства и переписки по гражданскому управлению». 28 января 1852 г. // ПСЗРИ-2. Т. 32. Отд. 1. № 25944.
56.
См.: СЗРИ. СПб., 1857. Т. Ч. 1. Ст. 66. Прим.
57.
Высочайше утвержденный Устав уголовного судопроизводства. 20 ноября 1864 г. // ПСЗРИ-2. Т. 39. Отд. 2. № 41476. Ст. 12; Высочайше утвержденный Устав гражданского судопроизводства. 20 ноября 1864 г. // ПСЗРИ-2. Т. 39. Отд. 2. № 41477. Ст. 8.
58.
См.: СЗРИ. СПБ., 1892. Т. 1. Ч. 1. Ст. 68. Прим.
59.
См.: Свод Учреждений государственных // СЗРИ. СПб., 1832. Т. 1. Ч. 2. Ст. 466, 468-470; Свод Учреждений губернских // СЗРИ. СПб., 1832. Т. 2. Ст. 319, 518.
60.
См.: СЗРИ. СПб., 1832. Т. 2. Ст. 261.
61.
См.: СЗРИ. СПб., 1832. Т. 1. Ч. 1. Ст. 48.
62.
См.: Именной указ «О вершении дел по уложению, а не по новоуказным статьям». 15 июня 1714 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 2828; Указ из Юстиц-коллегии «О решении дел в Московском надворном суде по уложению и по новосостоятельным указам, а не по сепаратным, и о донесении о делах, которых судьи сами решить не могут, в государственную Юстиц-коллегию». 15 октября 1719 г. // ПСЗРИ-1. Т. 5. № 3435; Именной указ в Сенате «О непременном исполнении высочайших повелений словесно-объявляемых сенаторами, генерал-прокурором и президентами первых трех коллегий, и о представлении ее величеству еженедельно точных копий словесно-объявляемых повелений, с надлежащею отметкою об исполнении». 3 июля 1762 г. // ПСЗРИ-1. Т. 16. № 11592; Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. 7 ноября 1775 г. // ПСЗРИ-1. Т. 20. № 14392. Ст. 405, 408; Сенатский указ «О продаже соли, и о непринимании в пример частных предписаний Сената». 22 февраля 1798 г. // ПСЗРИ-1. Т. 25. № 18393.
63.
См.: Именной указ Сенату «О правах и обязанностях Сената». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20405. П. 10; Именной указ Сенату «О точном исполнении общих узаконений, о объявляемых словестных указах». 20 мая 1806 г. // ПСЗРИ-1. Т. 29. № 22134; Образование Государственного совета. 1 января 1810 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24064. § 29. П. 2. § 39-40; Общее учреждение министерств. 25 июня 1811 г. // ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24686. § 259; Именной указ Государственному совету «Об отмене установленного на время высочайшего отсутствия порядка в заседаниях и в производстве дел Государственного Совета и о приведении в первобытное его положение. С присоединением формы, по коей приводит в исполнение решенные дела в общем собрании совета». 10 января 1816 г. // ПСЗРИ-1. Т. 33. № 26065; Высочайше утвержденное мнение Государственного совета «О продаже имений от мужей женам и обратно». 31 августа 1825 г. // ПСЗРИ-1. Т. 40. № 30472.
64.
См.: ПСЗРИ-1. Т. 38. № 29124. Ст. 1.
65.
Высочайше утвержденное Положение «О обязательствах, заключаемых с торгов между казною и частными людьми по подрядам, поставкам, по содержанию оброчных статей и продажам казенных движимых имуществ». 17 октября 1830 г. // ПСЗРИ-2. Т. 6. Отд. 1. № 4677. Ст. 2.
66.
Высочайше утвержденный Устав рекрутский. 28 июня 1831 г. // ПСЗРИ-2. Т. 6. Отд. 1. № 4677. Ст. 2.
67.
Учреждения для управления губерний Всероссийской империи. 7 ноября 1775 г. // ПСЗРИ-1. Т. 20. № 14392. Ст. 101, 405. § 1; Именной указ Сенату, объявленный генерал прокурором, «О наблюдении Сенату, чтобы губернские правления и палаты, при внесении в книгу новых узаконений, выслушивали наперед заключения губернских прокуроров о силе и действии оных, сходственно с 1 § 405 статьи Учреждений о губерниях». 13 декабря 1782 г. // ПСЗРИ-1. Т. 21. № 15612.
68.
См.: Именной указ Сенату «О правах и обязанностях Сената». 8 сентября 1802 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20405. П. 9; Именной указ Сенату «О неприкосновенности прав, представленных дворянству». 21 марта 1803 г. // ПСЗРИ-1. Т. 27. № 20676; Сенатский указ «О приглашении членов палат в губернское правление для выслушивания всякого нового законоположения». 15 октября 1805 г. // ПСЗРИ-1. Т. 28. № 21938.
69.
ПСЗРИ-1. Т. 6. № 3534. Гл. 2.
70.
ПСЗРИ-1. Т. 31. № 24686. § 259-260.
71.
ПСЗРИ-1. Т. 39. № 30029. См. также: Именной указ Сенату «О присоединении на вечные времена к Российской империи княжеств курляндского и семигальского, а также округа пильтенского и о приглашении уполномоченных в Сенат для учинения присяги на верность подданства». 15 апреля 1795 г. // ПСЗРИ-1. Т. 23. № 17319.
72.
Высочайше утвержденный Устав «Об управлении инородцев». 22 июля 1822 г. // ПСЗРИ-1. Т. 38. № 29126. § 300.Высочайше утвержденное Положение Сибирского комитета «О порядке ревизии уголовных дел, после решения их во второй степени суда новым следствием со стороны губернаторов дополненных по правилам Сибирского учреждения 1822 года». 20 мая 1831 г. // ПСЗРИ-2. Т. 6. Отд. 1. № 4585.
73.
См.: Сенатский указ по высочайшему повелению «О испрашивании разрешений по встречающимся в законах сомнениях». 20 февраля 1833 г. // ПСЗРИ-2. Т. 8. Отд. 1. № 5992; Высочайше утвержденный Общий наказ Гражданским губернаторам. 3 июня 1837 г. // ПСЗРИ-2. Т. 12. Отд. 1. № 10303. § 14-15; Высочайше утвержденное Положение о порядке производства дел в губернских правлениях. 3 июня 1837 г. // ПСЗРИ-2. Т. 12. Отд. 1. № 10304. § 6. П. 3.
74.
С. В. Кодан Попытки создания Основных законов Российской империи в политике, идеологии и юридической практике Российского государства (XVIII – начало XIX вв.) // Право и политика.-2012.-3.-C. 560-569. 122
75.
С. А. Февралёв Местное законодательство в государственно-правовом развитии России (вторая половина XVII – начало XX вв.) // Право и политика.-2011.-7.-C. 1171-1181.
76.
Т. М. Баженова, С. В. Кодан — К 175-летию издания Свода законов Российской империи. Свод законов Российской империи в правовом развитии России//Право и политика, №1-2008
77.
Кодан С. В. Политико-юридическая методология в исследовании истории модернизации государственно-правовой системы России (XIX – начало XX вв.)//Политика и Общество, №3-2012
78.
Кодан С. В. Сословная стратификация общества и законодательство о состояниях в политике российской верховной власти (1800-1850-е гг.)//Политика и Общество, №9-2012
79.
Борисовский Е. Е. Отечественная либеральная политико-правовая мысль конца XVIII – начала XIX вв.: И.П. Пнин и К.Ф. Герман//Политика и Общество, №12-2011
80.
Щедрина Ю.В. Обеспечение независимости судей специальных (сословных) судов в России в 60-е – 80-е гг. XIX в.: проблемы правового регулирования (на примере духовного суда)//Политика и Общество, №11-2012
81.
Федорец А. И. Московское купечество XVIII–XIX веков в зеркале исповедных ведомостей (на примере рода Третьяковых)//Исторический журнал: научные исследования, №4-201
82.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ПРИБАЛТИКИ В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИНТЕГРАЦИЯ, СИСТЕМАТИЗАЦИЯ, УНИФИКАЦИЯ (XVIII – начало XX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-7.-C. 125-147. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.626. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_626.html
83.
Кодан С.В., Февралёв С.А. СОСТОЯНИЕ, РАЗВИТИЕ И УНИФИКАЦИЯ МЕСТНОГО ПРАВА МАЛОРОССИИ И ЗАПАДНЫХ ГУБЕРНИЙ (вторая половина XVII – первая половина XIX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-5.-C. 268-295. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.579. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_579.html
84.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ВЕЛИКОГО КНЯЖЕСТВА ФИНЛЯНДСКОГО В ПРАВОВОЙ СИСТЕМЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИНТЕГРАЦИЯ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1808-1917 г.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-3.-C. 258-317. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.498. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
85.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО ЦАРСТВА ПОЛЬСКОГО: ФОРМИРОВАНИЕ, ИСТОЧНИКИ, ТРАНСФОРМАЦИИ (1815-1917 гг.) // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-3.-C. 246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_468.html
86.
Кодан С.В., Февралёв С.А. ФОРМИРОВАНИЕ И РАЗВИТИЕ МЕСТНОГО ПРАВА В БЕССАРАБИИ В СОСТАВЕ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ (1812-1917 гг.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-4.-C. 230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_502.html
87.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ГРАЖДАНСКОЕ ПРАВО ГРУЗИИ В ПРАВОВОМ РЕГУЛИРОВАНИИ НА КАВКАЗЕ (1800-1850-е гг.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-6.-C. 197-219. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.613. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_613.html
88.
Кодан С.В. Политико-юридический подход в исследовании государственно-правового развития России (XIX – начало XX вв.) // NB: Проблемы общества и политики.-2012.-2.-C. 88-117. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_177.html
89.
Кодан С.В. СИСТЕМА ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА В РОССИИ: ФОРМИРОВАНИЕ, РАЗВИТИЕ, СТАНОВЛЕНИЕ (IX – начало XX вв.) // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-4.-C. 239-293. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.4.436. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_436.html
90.
С. А. Февралёв Политико-юридическая природа местного права в Российской империи (вторая половина XVII – начало XX вв.). // Право и политика.-2012.-2.-C. 327-338.
91.
С.В. Кодан Систематизация местных узаконений прибалтийских губерний Российской империи (1720-1860-е гг.) // Политика и Общество.-2013.-1.-C. 108-120. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.14.
92.
Кодан С.В., Владимирова Г.Е. Юридическая природа Основных государственных законов Российской империи 1832-1892 гг. издания в оценке российских правоведов // NB: Проблемы общества и политики.-2013.-6.-C. 218-253. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.6.765. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_765.htm
93.
Кодан С.В., Февралёв С.А. МЕСТНОЕ ПРАВО НАЦИОНАЛЬНЫХ РЕГИОНОВ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ: ИСТОКИ, МЕСТО В ПОЛИТИКЕ И ИДЕЛОГИИ, ЮРИДИЧЕСКАЯ ПРИРОДА (вторая половина XVII-начало XX вв.) // NB: Вопросы права и политики.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.html
References (transliterated)
1.
Sm.: Osnovnye gosudarstvennye zakony Rossiiskoi imperii // Svod zakonov Rossiiskoi imperii. SPb., 1832. T. 1. Ch. 1.
2.
Pri podgotovke Osnovnykh gosudarstvennykh zakonov 1832 g. sistematizatory ukazali «primery» uzakonenii kak obraztsy normativno-pravovykh aktov (so ssylkami na nikh po PSZRI-1): Ulozhenie 1649 g. (T. 1. № 1); Instruktsiya, ili nakaz voevodam. 1719 g. (T. 5. № 3294); Nakaz gubernatoram i voevodam i ikh tovarishcham. 12 sentyabrya 1728 g. (T. 8. № 5333); Instruktsiya mezhevshchikam. 13 maya 1754 g. (T. 14. № 10237); Nastavlenie gubernatoram. 21 aprelya 1764 g. (T. 16. № 12137); Instruktsiya mezhevym gubernskim kantselyariyam i provintsial'nym kontoram. 25 maya 1766 g. (T. 17. № 12659); Uchrezhdeniya dlya upravleniya gubernii Vserossiiskoi imperii. 7 noyabrya 1775 g. (T. 20. № 14592); Gramota na prava, vol'nosti i preimushchestva blagorodnogo rossiiskogo dvoryanstva. 21 aprelya 1785 g. (T. 22. № 16187); Gramota na prava i vygody gorodam Rossiiskoi imperii. 21 aprelya 1785 g. (T. 22. № 16188); Uchrezhdenie ob imperatorskoi familii. 5 aprelya 1797 g. (T. 24. № 17906); Senatskii ukaz po vysochaishe utverzhdennomu dokladu Senata «O neotdache na vykup prodannykh i zalozhennykh imenii po proshestvii trekhletnego sroka». 17 yanvarya 1804 g. (T. 28. № 21127); Vysochaishe utverzhdennyi doklad ministra vnutrennikh del «O pravilakh dlya prinyatiya i vodvoreniya inostrannykh kolonistov». 20 fevralya 1804 g. (T. 28. № 21163); Manifest «O darovannykh kupechestvu novykh vygodakh, otlichiyakh, preimushchestvakh i novykh sposobakh k rasprostraneniyu i usileniyu torgovykh predpriyatii». 1 yanvarya 1807 g. (T. 29. № 22418); Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O merakh k ostanovleniyu upotreblyaemykh pri podache v sudebnye mesta pros'b, ukoritel'nykh i k delu ne prinadlezhashchikh slov». 13 aprelya 1810 g. (T. 31. № 24193); Obshchee uchrezhdenie ministerstv. 25 iyunya 1811 g. (T. 31. № 24686); Uchrezhdenie Ministerstva politsii. 25 iyunya 1811 g. (T. 31. № 24687); Uchrezhdenie Ministerstva finansov. 25 iyunya 1811 g. (T. 31. № 24688); Imennoi ukaz Senatu «O preobrazovanii sibirskikh gubernii po novomu uchrezhdeniyu». 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29124); Uchrezhdenie dlya upravleniya sibirskikh gubernii. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29125); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav ob upravlenii inorodtsev. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29126); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav o sibirskikh kirgizakh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29127); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav o ssyl'nykh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29128); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav ob etapakh v sibirskikh guberniyakh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29129); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav o soderzhanii sukhoputnykh soobshchenii v Sibiri. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29130); Vysochaishe utverzhdennyi Ustav o sibirskikh gorodovykh kazakakh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29131); Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o zemskikh povinnostyakh v sibirskikh guberniyakh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29132); Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o kazennykh khlebnykh zapasnykh magazinakh. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29133); Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o razbore iskov po obyazatel'stvam, zaklyuchaemym v sibirskikh guberniyakh obyvatelyami raznykh soslovii. 22 iyulya 1822 g. (T. 38. № 29134).
3.
Obrazovanie Gosudarstvennogo soveta. 1 yanvarya 1810 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24064. § 73-75; Imennoi ukaz Gosudarstvennomu sovetu «O privedenii v deistvie reshenii Soveta po sluchayu otbytiya ego imperatorskogo velichestva za granitsu». 29 avgusta 1811 g. // PSZRI-1. T. 31. № 25668; Imennoi ukaz Gosudarstvennomu sovetu «Ob otmene ustanovlennogo na vremya vysochaishego otsutstviya poryadka v zasedaniyakh i v proizvodstve del Gosudarstvennogo Soveta i o privedenii v pervobytnoe ego polozhenie. S prisoedineniem formy, po koei privodit v ispolnenie reshennye dela v obshchem sobranii soveta». 10 yanvarya 1816 g. // PSZRI-1. T. 33. № 26065.
4.
Sm.: Imennoi ukaz v Senate «O nepremennom ispolnenii vysochaishikh povelenii slovesno-ob''yavlyaemykh senatorami, general-prokurorom i prezidentami pervykh trekh kollegii, i o predstavlenii ee velichestvu ezhenedel'no tochnykh kopii slovesno-ob''yavlyaemykh povelenii, s nadlezhashcheyu otmetkoyu ob ispolnenii». 3 iyulya 1762 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11592.
5.
Sm.: Imennoi ukaz v Senate «O ispolnenii imennykh ukazov, ob''yavlyaemykh dezhurnym general-ad''yutantom». 7 noyabrya 1762 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11704; Imennoi ukaz Senatu «O prinimanii onomu slovesnykh imennykh ukazov ot chlenov Sinoda, general-prokurora, ober-prokurora sinodskogo, ot dezhurnykh general-ad''yutantov i ot pravyashchego Kabinetom». 3 fevralya 1763 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11746; Imennoi ukaz Senatu «O prinyatii ob''yavlyaemykh imennykh ukazov ot vitse-kantslera i vitse-prezidentov Voennoi i Admiralteistv-kollegii». 27 iyulya 1801 g. // PSZRI-1. T. 26. № 19954; Manifest «Ob uchrezhdenii ministerstv». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20406. P. 10; Obrazovanie Gosudarstvennogo soveta. 1 yanvarya 1810 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24064. § 66; Obshchee uchrezhdenie ministerstv. 25 iyunya 1811 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24686. § 213, 258.
6.
Senatskii ukaz «O vnesenii v Senat kopii so vsekh imennykh ukazov, kotorye sostoyatsya v kollegiyakh i prochikh prisutstvennykh mestakh». 11 maya 1719 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3372; Imennoi ukaz iz Senata «O soobshchenii kollegiyami i kantselyariyami imennykh ukazov v Senat». 14 maya 1723 g. // PSZRI-1. T.7. № 4224. P. 8; Imennoi ukaz «O prisylke v Senat iz vsekh prisutstvennykh mest kopii s ukazov, sostoyavshikhsya do uchrezhdeniya Senata i podlezhashchikh ko vsegdashnemu nablyudeniyu». 10 avgusta 1724 g. // PSZRI-1. T.7. № 4547; Manifest «Ob uchrezhdenii ministerstv». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20406. P. 5; Senatskii ukaz «O predstavlenii v Senat kopii s imennykh vysochaishikh ukazov, poluchaemykh prisutstvennymi mestami i osobami na svoi imena». 24 dekabrya 1814 g. // PSZRI-1. T. 32. № 25758.
7.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennoe Ulozhenie o nakazaniyakh ugolovnykh i ispravitel'nykh. 15 avgusta 1845 g. // PSZRI-2. T. 20. Otd. 1. № 19283.
8.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennoe Uchrezhdenie Gosudarstvennogo soveta i Gosudarstvennoi kantselyarii. 15 aprelya 1842 g. // PSZRI-2. T. 17. Otd. 1. № 15518. St. 95; Vysochaishe utverzhdennyi Ustav Kapitula imperatorskikh i tsarskikh ordenov. 24 sentyabrya 1844 g. // PSZRI-2. T. 19. Otd. 1. № 18244. St. 45; Vysochaishe utverzhdennoe Uchrezhdenie Ministerstva inostrannykh del. 10 dekabrya 1846 g. // PSZRI-2. T. 21. Otd. 2. № 20689. St. 2. Sm. takzhe: Vysochaishe utverzhdennyi zhurnal Komiteta 6 dekabrya 1826 g. 16 aprelya 1828 g.; Vysochaishii prikaz po morskomu vedomstvu. 23 fevralya 1855 g.; Vysochaishee povelenie. 20 aprelya 1856 g. // SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. St. 55. Prim. 1-2.
9.
Sm.: Mnenie Gosudarstvennogo soveta. 15 dekabrya 1834 g. St. 2. P. 1 // SZRI. SPb., 1857. T. 1. Ch. 1. St. 55. Prim.
10.
Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o Voennom ministerstve. 1 yanvarya 1869 g. // PSZRI-2. T. 44. Otd. 1. № 46611. St. 52-53; Vysochaishe utverzhdennoe Uchrezhdenie vremennogo prisutstviya ot 9 iyunya 1884 g. // PSZRI-3. T. 4. № 2305.St. 4; Vysochaishe utverzhdennyi doklad glavnoupravlyayushchego Kodifikatsionnym otdelom pri Gosudarstvennom sovete. 19 dekabrya 1899 g. // SZRI. SPB., 1892. T. 1. Ch. 1. St. 55. Prim. 1.
11.
Imennoi ukaz iz Senata «O obnarodovanii vsekh imennykh ukazov i senatskikh prigovorov po gosudarstvennym general'nym delam». 16 marta 1714 g. // PSZRI-1. T. 5. № 2785 ; Imennoi ukaz «O dolzhnosti Senata». 27 aprelya 1722 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3978. St. 8.
12.
Imennoi ukaz iz Senata «O podtverzhdenii kollegiyam i kantselyariyam, chtoby oni dostavlyali po prezhnemu v tipografiyu o vsekh vazhnykh delakh vedomosti dlya pechataniya vo vsenarodnoe izvestie». 8 aprelya 1725 g. // PSZRI-1. T. 7. № 4694; Senatskii ukaz «Ob otsylke v akademiyu iz Senata, kollegii i kantselyarii izvestii, krome sekretnykh, dlya pechataniya vo vsenarodnoe izvestie». 1 maya 1728 g. // PSZRI-1. T. 8. № 5267.
13.
Imennoi ukaz «O priznanii publikuemykh ukazov deistvitel'nymi, kogda oni budut pechatnye». 17 marta 1764 g. // PSZRI-1. T. 16. № 12090; Imennoi ukaz, ob''yavlennyi Senatu general-prokurorom, «O ob''yavlenii ukazov iz sankpeterburgskikh Senata departamentov prisutstvennym mestam, v Moskve nakhodyashchimsya, chrez moskovskie Senata departamenty». 9 oktyabrya 1771 g. // PSZRI-1. T. 19. № 13673.
14.
Imennoi ukaz Senatu «O pravakh i obyazannostyakh Senata». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20405. P. 1, 5.
15.
V PSZRI-1 dannoe ukazanie ne voshlo. Sm.: Ukazatel' khronologicheskii k Osnovnym gosudarstvennym zakonam // SZRI. SPb., 1832. T. 1. S. 793.
16.
Uchrezhdeniya dlya upravleniya gubernii Vserossiiskoi imperii. 7 noyabrya 1775 g. // PSZRI-1. T. 20, № 14592. St. 95; Ustav blagochiniya, ili politseiskii. 8 aprelya 1782 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15379. St. 56; Imennoi ukaz Senatu «O priznanii deistvitel'nymi tol'ko takikh ukazov i manifestov, koi publikuyutsya ot namestnicheskikh pravlenii pechatnymi listami». 2 maya 1783 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15718.
17.
Sm.: SZRI. SPB., 1892. T. 1. Ch. 1. St. 55. Prim. 1.
18.
Ustav blagochiniya, ili politseiskii. 8 aprelya 1782 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15379. St. 56; Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O prodazhe imenii ot muzhei zhenam i obratno». 31 avgusta 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30472.
19.
Imennoi ukaz general-prokuroru «O soblyudenii vo vsekh guberniyakh, chtoby dvoryane, koi prezhde sostoyaniya Dvoryanskoi gramoty byli vybiraemy v dolzhnosti, pol'zovalis' i vpred' tem preimushchestvom, khotya by i chinov ne imeli». 18 dekabrya 1785 g. // PSZRI-1. T. 22. № 16297. P. 1; Senatskie ukazy s propisaniem vysochaishe utverzhdennogo mneniya Gosudarstvennogo soveta: 1) «O konfiskatsii i prodazhe v pol'zu kazny tekh sudov, kotorye predstavyat, po pribytii v rossiiskie porty, lozhnye dokumenty». 23 noyabrya 1817 g. // PSZRI-1. T. 34. № 27159; 2) «O nevzyskanii s otyskivayushchikh svobodu lyudei poshlinnykh, apellyatsionnykh i za gerbovuyu bumagu deneg i po tem delam, koi okoncheny do sostoyaniya ukaza». 25 fevralya 1818 goda // PSZRI-1. T. 35. № 28797.
20.
Senatskii ukaz s propisaniem vysochaishe utverzhdennogo Polozheniya Komiteta ministrov «O sroke sluzhby kantselyarskikh chinovnikov, opredelyayushchikhsya v Kavkazskuyu oblast' s chinom kollezhskogo asessora». 10 dekabrya 1828 g. // PSZRI-2. T. 3. № 2508.
21.
Senatskii ukaz «O neproizvedenii zhalovaniya chinovnikam, ispravlyavshim dolzhnosti po ubylym mestam, za proshedshee vremya, do izdaniya polozheniya Komiteta ministrov 9 yanvarya 1823 goda». 7 avgusta 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30443; Senatskii ukaz «O vzyskanii shtrafov po tyazhbennym delam, naznachaya tsenu iskam o nedvizhimykh imeniyakh na osnovanii ukaza 1821 goda noyabrya 24 dnya». 24 sentyabrya 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30503; Senatskii ukaz «O vychete s chinovnikov za povyshenie v chine za patent i proch. toyu monetoyu, kakoyu poluchayut zhalovanie». 24 sentyabrya 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30554. Rasprostranil deistvie ukaza ot 22 fevralya 1823 g.
22.
Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «Ob izdanii osobogo Sobraniya uzakonenii i rasporyazhenii pravitel'stva pri Senatskikh vedomostyakh i o nekotorykh izmeneniyakh v sostave sikh vedomostei». 22 dekabrya 1862 g. // PSZRI-2. T. 37. Otd. 2. № 39070.
23.
Sm.: PSZRI-3. T. 4. № 2325.
24.
V Osnovnykh gosudarstvennykh zakonakh 1842 g. izdaniya dannoe polozhenie izlozheno bolee konkretno-«Sr. takzhe pravila, izlozhennye v Svode zakonov o nakazaniyakh». Sm.: SZRI. SPb., 1842. T. 1. Ch. 1. Prim. k st. 63.
25.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «O rassylke knig Voinskogo ustava po korpusam voisk, po guberniyam i kantselyariyam i o prinimanii ego v osnovanie kak po delam voinskim, tak i zemskim». 10 aprelya 1716 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3010; Imennoi ukaz, ob''yavlennyi iz Kantselyarii politsmeisterskikh del, «O nakazanii za prestuplenie protiv opublikovannykh ukazov». 9 fevralya 1720 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3510; Imennoi ukaz «O vazhnosti gosudarstvennykh ustavov i neotgovorke sud'yami nevedeniem zakonov po proizvodimym delam pod opaseniem shtrafa». 22 yanvarya 1724 g. // PSZRI-1. T. 7. № 4436; Senatskii ukaz «O dolzhnostyakh kollezhskikh chinov i sluzhitelei». 25 sentyabrya 1724 g. // PSZRI-1. T. 7. № 4572.
26.
Ustav blagochiniya, ili politseiskii. 8 aprelya 1782 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15379. St. 48 – «Po kakim zakonam ne vzyskivat' s lyudei ispolneniya»; st. 55 – «Uzakoneniya chitat' i perechityvat', daby vsyak imel v pamyati prisyazhnuyu dolzhnost'».
27.
PSZRI-1. T. 36. № 28030. § 446.
28.
Sm.: Senatskii ukaz «O ob''yavlenii vsem vladel'tsam, s podpiskami, mneniya Gosudarstvennogo soveta o oznachenii mesta zhitel'stva prositelei v prisylaemykh imi prosheniyakh». 26 noyabrya 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30590.
29.
PSZRI-1. T. 1. № 1; T. 5. № 3006.
30.
Ukaz iz Yustits-kollegii «O pravom i bezvolokitnom vershenii del, o zashchishchenii vdov i sirot i o nablyudenii vsego togo gubernatoram i vitse-gubernatoram». 4 fevralya 1719 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3298 ; Imennoi ukaz, ob''yavlennyi iz Yustits-kollegii, «O perenose del po apellyatsiyam iz nizhnikh v vysshie instantsii i ob otvodakh tyazhushchimisya sudei po podozreniyam». 4 maya 1720 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3577 ; Morskoi ustav. 13 yanvarya 1720 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3485. Kn. V. Gl. I. St. 17.
31.
PSZRI-1. T. 5. № 3264. P. 12.
32.
Imennoi ukaz «O khranenii prav grazhdanskikh, o nereshenii del protiv reglamentov, o nevypisyvanii v doklade chto uzhe napechatano i o imenii sego ukaza vo vsekh sudnykh mestakh na stole, pod opaseniem shtrafa». 17 aprelya 1722 g. // PSZRI-1. T. 6. № 3970; Senatskii ukaz «O dache fiskalam kopii so vsekh ob''yavlyaemykh ukazov dlya nablyudeniya za ispolneniem i obnarodovaniem onykh». 12 iyulya 1722 g. // PSZRI-1. T. 6. № 4050.
33.
Imennoi ukaz «O vosstanovlenii vlasti Senata v pravlenii vnutrennikh gosudarstvennykh del». 12 dekabrya 1741 g. // PSZRI-1. T. 11. № 8480.
34.
Nastavlenie gubernatoram. 21 aprelya 1764 g. // PSZRI-1. T. 16. № 12137. St. 4.
35.
PSZRI-1. T. 20. № 14392. St. 184; 406. P. 9; T. 21. № 15379. St. 47.
36.
Sm.: PSZRI-1. T. 24. № 17906. § 67. P. 5.
37.
Sm.: PSZRI-1. T. 27. № 20372. P. 15.
38.
Sm.: Senatskii ukaz «O podtverzhdenii upravlyayushchim guberniyami, daby oni ispolnyali vozlozhennye na nikh ukazom 1802 goda avgusta 16 obyazannosti». 30 noyabrya 1814 g. // PSZRI-1. T. 32. № 25738.
39.
PSZRI-1. T. 27. № 20676; T. 31. № 24686. § 226, 227.
40.
Manifest «O postanovlenii shtatov raznym prisutstvennym mestam; ob uchrezhdenii v Senate, v Yustits, Votchinnoi i Revizion kollegiyakh departamentov; o razdelenii po onym del». 15 dekabrya 1763 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11989. P. 4, 9.
41.
PSZRI-1. T. 20. St. 184, 406. P. 9.
42.
Obshchee uchrezhdenie ministerstv. 25 iyunya 1811 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24686. § 208, 226, 227.
43.
Senatskii ukaz «O opublikovanii prisutstvuyushchikh novgorodskoi palaty grazhdanskogo suda i sekretarya za prevratnoe istolkovanie zakonov». 28 maya 1818 g. // PSZRI-1. T. 35. 27378.
44.
Imennoi ukaz ministru yustitsii «O ob''yavlenii senatoram, daby oni, v mneniyakh svoikh po delam, ne ogovarivali predlozheniya ober-prokurora i ministra yustitsii». 29 iyulya 1821 g. // PSZRI-1. T. 37. № 28708; Senatskii ukaz po vysochaishe utverzhdennomu mneniyu Gosudarstvennogo soveta «O predpisanii vsem prisutstvuyushchim mestam, chto ukaz 1776 goda 8 dekabrya, za izdannymi vposledstvii uzakoneniyami sily i deistviya imet' i v osnovanie reshenii privodim byt' ne mozhet». 31 oktyabrya 1823 g. // PSZRI-1. T. 38. № 29642.
45.
Senatskii ukaz «V poyasnenie vsemilostiveishego manifesta 1 yanvarya 1826 g. kasatel'no oblegcheniya nakazanii prestupnika». 27 iyunya 1826 g. // PSZRI-2. T. 1. № 431; Senatskii ukaz «O predpisanii povsemestno, daby poluchaemye uzakoneniya i predpisaniya, podlezhashchie k vseobshchemu svedeniyu i opublikovaniyu, byli rassylaemy, kuda sleduet, ili izlagaemy bez vsyakogo sokrashcheniya». 9 avgusta 1828 g. // PSZRI-2. T. 3. № 2221.
46.
Sm.: Imennoi ukaz v Senate «O nepremennom ispolnenii vysochaishikh povelenii slovesno-ob''yavlyaemykh senatorami, general-prokurorom i prezidentami pervykh trekh kollegii, i o predstavlenii ee velichestvu ezhenedel'no tochnykh kopii slovesno-ob''yavlyaemykh povelenii, s nadlezhashcheyu otmetkoyu ob ispolnenii». 3 iyulya 1762 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11592 ; Ustav blagochiniya, ili politseiskii. 8 aprelya 1782 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15379. St. 48.
47.
Manifest «Ob obrazovanii ministerstv». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20406. P. 10; Imennoi ukaz Senatu «O tochnom ispolnenii obshchikh uzakonenii v ob''yavlyaemykh slovesnykh ukazakh». 19 maya 1806 g. // PSZRI-1. T. 29. № 22134.
48.
Obshchee uchrezhdenie ministerstv. 25 iyunya 1811 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24686. § 259.
49.
Sm.: Imennye ukazy Gosudarstvennomu sovetu: 1) «O soedinenii Gosudarstvennogo soveta departamenta zakonov i gosudarstvennoi ekonomii vo vremya vysochaishego otsutstviya iz stolitsy». 3 aprelya 1812 g. // PSZRI-1. T. 32. № 25073; 2) «O poryadke proizvodstva v onom del vo vremya vysochaishego otsutstviya iz stolitsy». 3 aprelya 1812 g. // PSZRI-1. T. 32. № 25074; 3) «O privedenii v deistvie reshenii Soveta po sluchayu otbytiya ego imperatorskogo velichestva za granitsu». 29 avgusta 1814 g // PSZRI-1. T. 32. № 25668; 4) «Ob otmene ustanovlennogo na vremya vysochaishego otsutstviya poryadka v zasedaniyakh i v proizvodstve del Gosudarstvennogo soveta, i o privedenii onogo v pervobytnoe ego polozhenie». 10 yanvarya 1816 g. // PSZRI-1. T. 33. № 26065.
50.
Sm.: Imennoi ukaz «O vershenii del po ulozheniyu, a ne po novoukaznym stat'yam». 15 iyunya 1714 g. // PSZRI-1. T. 5. № 2828; Ukaz iz Yustits-kollegii «O reshenii del v Moskovskom nadvornom sude po ulozheniyu i po novosostoyatel'nym ukazam, a ne po separatnym, i o donesenii o delakh, kotorykh sud'i sami reshit' ne mogut, v gosudarstvennuyu Yustits-kollegiyu». 15 oktyabrya 1719 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3435.
51.
Senatskii ukaz «O prodazhe soli, i o neprinimanii v primer chastnykh predpisanii Senata». 22 fevralya 1798 g. // PSZRI-1. T. 25. № 18393.
52.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «O neprikosnovennosti prav, predstavlennykh dvoryanstvu». 21 marta 1803 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20676; Senatskii ukaz «O opublikovanii prisutstvuyushchikh nizhegorodskogo gubernskogo pravleniya za otstuplenie ot poryadka, narushenie zakonov i netochnoe ispolnenie predpisaniya Senata i otnosheniya ravnogo prisutstviyu mesta». 31 marta 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30312; Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O prodazhe imenii ot muzhei zhenam i obratno». 31 avgusta 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30472.
53.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o proizvodstve v chiny po grazhdanskoi sluzhbe. 25 iyunya 1834 g. // PSZRI-2. T. 9. Otd. 1. № 7224. § 8; Imennoi ukaz Senatu «O raspisanii dolzhnostei grazhdanskoi sluzhby po klassam, ot XIV do V vklyuchitel'no». 20 noyabrya 1835 g. // PSZRI-2. T. 10. Otd. 2. № 8594; Imennoi ukaz Senatu, ob''yavlennyi ministrom yustitsii, «O nepodnesenii na vysochaishuyu konfirmatsiyu ukazov o proizvodstve v chin kollezhskogo asessora». 13 yanvarya 1836 g. // PSZRI-2. T. 11. Otd. 1. № 8770.
54.
Vysochaishe utverzhdennoe Obrazovanie inspektorskogo departamenta grazhdanskogo vedomstva. 5 sentyabrya 1846 g. // PSZRI-2. T. 21. Otd. 2. № 20401. § 4.
55.
Sm.: Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O sokrashchenii deloproizvodstva i perepiski po grazhdanskomu upravleniyu». 28 yanvarya 1852 g. // PSZRI-2. T. 32. Otd. 1. № 25944.
56.
Sm.: SZRI. SPb., 1857. T. Ch. 1. St. 66. Prim.
57.
Vysochaishe utverzhdennyi Ustav ugolovnogo sudoproizvodstva. 20 noyabrya 1864 g. // PSZRI-2. T. 39. Otd. 2. № 41476. St. 12; Vysochaishe utverzhdennyi Ustav grazhdanskogo sudoproizvodstva. 20 noyabrya 1864 g. // PSZRI-2. T. 39. Otd. 2. № 41477. St. 8.
58.
Sm.: SZRI. SPB., 1892. T. 1. Ch. 1. St. 68. Prim.
59.
Sm.: Svod Uchrezhdenii gosudarstvennykh // SZRI. SPb., 1832. T. 1. Ch. 2. St. 466, 468-470; Svod Uchrezhdenii gubernskikh // SZRI. SPb., 1832. T. 2. St. 319, 518.
60.
Sm.: SZRI. SPb., 1832. T. 2. St. 261.
61.
Sm.: SZRI. SPb., 1832. T. 1. Ch. 1. St. 48.
62.
Sm.: Imennoi ukaz «O vershenii del po ulozheniyu, a ne po novoukaznym stat'yam». 15 iyunya 1714 g. // PSZRI-1. T. 5. № 2828; Ukaz iz Yustits-kollegii «O reshenii del v Moskovskom nadvornom sude po ulozheniyu i po novosostoyatel'nym ukazam, a ne po separatnym, i o donesenii o delakh, kotorykh sud'i sami reshit' ne mogut, v gosudarstvennuyu Yustits-kollegiyu». 15 oktyabrya 1719 g. // PSZRI-1. T. 5. № 3435; Imennoi ukaz v Senate «O nepremennom ispolnenii vysochaishikh povelenii slovesno-ob''yavlyaemykh senatorami, general-prokurorom i prezidentami pervykh trekh kollegii, i o predstavlenii ee velichestvu ezhenedel'no tochnykh kopii slovesno-ob''yavlyaemykh povelenii, s nadlezhashcheyu otmetkoyu ob ispolnenii». 3 iyulya 1762 g. // PSZRI-1. T. 16. № 11592; Uchrezhdeniya dlya upravleniya gubernii Vserossiiskoi imperii. 7 noyabrya 1775 g. // PSZRI-1. T. 20. № 14392. St. 405, 408; Senatskii ukaz «O prodazhe soli, i o neprinimanii v primer chastnykh predpisanii Senata». 22 fevralya 1798 g. // PSZRI-1. T. 25. № 18393.
63.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «O pravakh i obyazannostyakh Senata». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20405. P. 10; Imennoi ukaz Senatu «O tochnom ispolnenii obshchikh uzakonenii, o ob''yavlyaemykh slovestnykh ukazakh». 20 maya 1806 g. // PSZRI-1. T. 29. № 22134; Obrazovanie Gosudarstvennogo soveta. 1 yanvarya 1810 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24064. § 29. P. 2. § 39-40; Obshchee uchrezhdenie ministerstv. 25 iyunya 1811 g. // PSZRI-1. T. 31. № 24686. § 259; Imennoi ukaz Gosudarstvennomu sovetu «Ob otmene ustanovlennogo na vremya vysochaishego otsutstviya poryadka v zasedaniyakh i v proizvodstve del Gosudarstvennogo Soveta i o privedenii v pervobytnoe ego polozhenie. S prisoedineniem formy, po koei privodit v ispolnenie reshennye dela v obshchem sobranii soveta». 10 yanvarya 1816 g. // PSZRI-1. T. 33. № 26065; Vysochaishe utverzhdennoe mnenie Gosudarstvennogo soveta «O prodazhe imenii ot muzhei zhenam i obratno». 31 avgusta 1825 g. // PSZRI-1. T. 40. № 30472.
64.
Sm.: PSZRI-1. T. 38. № 29124. St. 1.
65.
Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie «O obyazatel'stvakh, zaklyuchaemykh s torgov mezhdu kaznoyu i chastnymi lyud'mi po podryadam, postavkam, po soderzhaniyu obrochnykh statei i prodazham kazennykh dvizhimykh imushchestv». 17 oktyabrya 1830 g. // PSZRI-2. T. 6. Otd. 1. № 4677. St. 2.
66.
Vysochaishe utverzhdennyi Ustav rekrutskii. 28 iyunya 1831 g. // PSZRI-2. T. 6. Otd. 1. № 4677. St. 2.
67.
Uchrezhdeniya dlya upravleniya gubernii Vserossiiskoi imperii. 7 noyabrya 1775 g. // PSZRI-1. T. 20. № 14392. St. 101, 405. § 1; Imennoi ukaz Senatu, ob''yavlennyi general prokurorom, «O nablyudenii Senatu, chtoby gubernskie pravleniya i palaty, pri vnesenii v knigu novykh uzakonenii, vyslushivali napered zaklyucheniya gubernskikh prokurorov o sile i deistvii onykh, skhodstvenno s 1 § 405 stat'i Uchrezhdenii o guberniyakh». 13 dekabrya 1782 g. // PSZRI-1. T. 21. № 15612.
68.
Sm.: Imennoi ukaz Senatu «O pravakh i obyazannostyakh Senata». 8 sentyabrya 1802 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20405. P. 9; Imennoi ukaz Senatu «O neprikosnovennosti prav, predstavlennykh dvoryanstvu». 21 marta 1803 g. // PSZRI-1. T. 27. № 20676; Senatskii ukaz «O priglashenii chlenov palat v gubernskoe pravlenie dlya vyslushivaniya vsyakogo novogo zakonopolozheniya». 15 oktyabrya 1805 g. // PSZRI-1. T. 28. № 21938.
69.
PSZRI-1. T. 6. № 3534. Gl. 2.
70.
PSZRI-1. T. 31. № 24686. § 259-260.
71.
PSZRI-1. T. 39. № 30029. Sm. takzhe: Imennoi ukaz Senatu «O prisoedinenii na vechnye vremena k Rossiiskoi imperii knyazhestv kurlyandskogo i semigal'skogo, a takzhe okruga pil'tenskogo i o priglashenii upolnomochennykh v Senat dlya uchineniya prisyagi na vernost' poddanstva». 15 aprelya 1795 g. // PSZRI-1. T. 23. № 17319.
72.
Vysochaishe utverzhdennyi Ustav «Ob upravlenii inorodtsev». 22 iyulya 1822 g. // PSZRI-1. T. 38. № 29126. § 300.Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie Sibirskogo komiteta «O poryadke revizii ugolovnykh del, posle resheniya ikh vo vtoroi stepeni suda novym sledstviem so storony gubernatorov dopolnennykh po pravilam Sibirskogo uchrezhdeniya 1822 goda». 20 maya 1831 g. // PSZRI-2. T. 6. Otd. 1. № 4585.
73.
Sm.: Senatskii ukaz po vysochaishemu poveleniyu «O isprashivanii razreshenii po vstrechayushchimsya v zakonakh somneniyakh». 20 fevralya 1833 g. // PSZRI-2. T. 8. Otd. 1. № 5992; Vysochaishe utverzhdennyi Obshchii nakaz Grazhdanskim gubernatoram. 3 iyunya 1837 g. // PSZRI-2. T. 12. Otd. 1. № 10303. § 14-15; Vysochaishe utverzhdennoe Polozhenie o poryadke proizvodstva del v gubernskikh pravleniyakh. 3 iyunya 1837 g. // PSZRI-2. T. 12. Otd. 1. № 10304. § 6. P. 3.
74.
S. V. Kodan Popytki sozdaniya Osnovnykh zakonov Rossiiskoi imperii v politike, ideologii i yuridicheskoi praktike Rossiiskogo gosudarstva (XVIII – nachalo XIX vv.) // Pravo i politika.-2012.-3.-C. 560-569. 122
75.
S. A. Fevralev Mestnoe zakonodatel'stvo v gosudarstvenno-pravovom razvitii Rossii (vtoraya polovina XVII – nachalo XX vv.) // Pravo i politika.-2011.-7.-C. 1171-1181.
76.
T. M. Bazhenova, S. V. Kodan — K 175-letiyu izdaniya Svoda zakonov Rossiiskoi imperii. Svod zakonov Rossiiskoi imperii v pravovom razvitii Rossii//Pravo i politika, №1-2008
77.
Kodan S. V. Politiko-yuridicheskaya metodologiya v issledovanii istorii modernizatsii gosudarstvenno-pravovoi sistemy Rossii (XIX – nachalo XX vv.)//Politika i Obshchestvo, №3-2012
78.
Kodan S. V. Soslovnaya stratifikatsiya obshchestva i zakonodatel'stvo o sostoyaniyakh v politike rossiiskoi verkhovnoi vlasti (1800-1850-e gg.)//Politika i Obshchestvo, №9-2012
79.
Borisovskii E. E. Otechestvennaya liberal'naya politiko-pravovaya mysl' kontsa XVIII – nachala XIX vv.: I.P. Pnin i K.F. German//Politika i Obshchestvo, №12-2011
80.
Shchedrina Yu.V. Obespechenie nezavisimosti sudei spetsial'nykh (soslovnykh) sudov v Rossii v 60-e – 80-e gg. XIX v.: problemy pravovogo regulirovaniya (na primere dukhovnogo suda)//Politika i Obshchestvo, №11-2012
81.
Fedorets A. I. Moskovskoe kupechestvo XVIII–XIX vekov v zerkale ispovednykh vedomostei (na primere roda Tret'yakovykh)//Istoricheskii zhurnal: nauchnye issledovaniya, №4-201
82.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO PRIBALTIKI V PRAVOVOI SISTEME ROSSIISKOI IMPERII: INTEGRATsIYa, SISTEMATIZATsIYa, UNIFIKATsIYa (XVIII – nachalo XX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-7.-C. 125-147. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.7.626. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_626.html
83.
Kodan S.V., Fevralev S.A. SOSTOYaNIE, RAZVITIE I UNIFIKATsIYa MESTNOGO PRAVA MALOROSSII I ZAPADNYKh GUBERNII (vtoraya polovina XVII – pervaya polovina XIX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-5.-C. 268-295. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.5.579. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_579.html
84.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO VELIKOGO KNYaZhESTVA FINLYaNDSKOGO V PRAVOVOI SISTEME ROSSIISKOI IMPERII: INTEGRATsIYa, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1808-1917 g.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-3.-C. 258-317. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.3.498. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_498.html
85.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO TsARSTVA POL''SKOGO: FORMIROVANIE, ISTOChNIKI, TRANSFORMATsII (1815-1917 gg.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-3.-C. 246-295. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.3.468. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_468.html
86.
Kodan S.V., Fevralev S.A. FORMIROVANIE I RAZVITIE MESTNOGO PRAVA V BESSARABII V SOSTAVE ROSSIISKOI IMPERII (1812-1917 gg.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-4.-C. 230-285. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.4.502. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_502.html
87.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE GRAZhDANSKOE PRAVO GRUZII V PRAVOVOM REGULIROVANII NA KAVKAZE (1800-1850-e gg.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-6.-C. 197-219. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.6.613. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_613.html
88.
Kodan S.V. Politiko-yuridicheskii podkhod v issledovanii gosudarstvenno-pravovogo razvitiya Rossii (XIX – nachalo XX vv.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2012.-2.-C. 88-117. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_177.html
89.
Kodan S.V. SISTEMA ZAKONODATEL''STVA V ROSSII: FORMIROVANIE, RAZVITIE, STANOVLENIE (IX – nachalo XX vv.) // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-4.-C. 239-293. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.4.436. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_436.html
90.
S. A. Fevralev Politiko-yuridicheskaya priroda mestnogo prava v Rossiiskoi imperii (vtoraya polovina XVII – nachalo XX vv.). // Pravo i politika.-2012.-2.-C. 327-338.
91.
S.V. Kodan Sistematizatsiya mestnykh uzakonenii pribaltiiskikh gubernii Rossiiskoi imperii (1720-1860-e gg.) // Politika i Obshchestvo.-2013.-1.-C. 108-120. DOI: 10.7256/1812 – 8696.2013.01.14.
92.
Kodan S.V., Vladimirova G.E. Yuridicheskaya priroda Osnovnykh gosudarstvennykh zakonov Rossiiskoi imperii 1832-1892 gg. izdaniya v otsenke rossiiskikh pravovedov // NB: Problemy obshchestva i politiki.-2013.-6.-C. 218-253. DOI: 10.7256/2306-0158.2013.6.765. URL: http://www.e-notabene.ru/pr/article_765.htm
93.
Kodan S.V., Fevralev S.A. MESTNOE PRAVO NATsIONAL''NYKh REGIONOV ROSSIISKOI IMPERII: ISTOKI, MESTO V POLITIKE I IDELOGII, YuRIDIChESKAYa PRIRODA (vtoraya polovina XVII-nachalo XX vv.) // NB: Voprosy prava i politiki.-2013.-2.-C. 74-154. DOI: 10.7256/2305-9699.2013.2.464. URL: http://www.e-notabene.ru/lr/article_464.html
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.
Сайт исторического журнала "History Illustrated"