Статья 'Уголовно-правовое значение малолетства и несовершеннолетия потерпевшего как обстоятельства, отягчающего наказание' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Уголовно-правовое значение малолетства и несовершеннолетия потерпевшего как обстоятельства, отягчающего наказание

Северский Георгий Юрьевич

аспирант, кафедра кафедра уголовного права и криминологии, Кубанский государственный университет

350000, Россия, Краснодарский край, г. Краснодар, ул. Ставропольская, 149

Severskii Georgii Yurievich

Postgraduate student of the Department of Criminal Law and Criminology, Kuban State University

350000, Russia, Krasnodar Territory, Krasnodar, Stavropol str., 149

ferzcrew@rambler.ru

DOI:

10.7256/2454-0706.2023.5.40672

EDN:

YQZQMS

Дата направления статьи в редакцию:

02-05-2023


Дата публикации:

09-05-2023


Аннотация: В статье рассмотрено уголовно-правовое значение признаков малолетства и несовершеннолетия потерпевшего как обстоятельства, отягчающего наказание, в уголовном законодательстве Российской Федерации. Таким образом, предметом исследования являются общественные отношения, характеризующие названное обстоятельство. В рамках работы автор изучает различные доктринальные подходы к определению понятий «малолетний» и «несовершеннолетний» в контексте рассматриваемой проблематики. Кроме того, в исследование затрагиваются правоприменительные проблемы учета малолетства и несовершеннолетия потерпевшего при квалификации общественно опасного деяния. Автор замечает, что причисление малолетства и несовершеннолетия потерпевшего к числу рассматриваемых обстоятельств продиктовано особой опасностью лица, совершающего подобное посягательство, его бесчеловечностью, низменностью мотивов, побуждающих его к преступлению.    Путем анализа нормативно-правовой базы, статистических данных и положений теории уголовного права выявляются спорные и проблемные аспекты применения норм действующего уголовного законодательства в контексте учета несовершеннолетнего возраста потерпевшего как обстоятельства, отягчающего наказание. В работе отмечается, что указанные признаки влияют на характер и степень общественной опасности преступления, дифференцируя ответственность, имея важное значение для квалификации преступного деяния и назначения справедливого наказания. Автором предложены рекомендации по изменению действующего уголовного закона в соответствующей части. Автором отмечается, что предложенные изменения дадут возможность усовершенствовать процесс индивидуализации наказания, назначаемого виновному, а также позволит объективно оценивать степень общественной опасности содеянного при постановлении судом приговора.


Ключевые слова:

уголовное наказание, обстоятельства, потерпевший, малолетний, несовершеннолетний, назначение наказания, уголовное право, возраст, квалификация, уголовное законодательство

Abstract: The article considers the criminal law significance of signs of infancy and minority of the victim as an aggravating circumstance in the criminal legislation of the Russian Federation. Thus, the subject of research is the social relations that characterize the named circumstance. As part of the work, the author studies various doctrinal approaches to the definition of the concepts of "juvenile" and "minor" in the context of the issues under consideration. In addition, the study touches upon the law enforcement problems of taking into account the infancy and minority of the victim when qualifying a socially dangerous act. The author notes that the inclusion of the minority of the victim among the circumstances under consideration is dictated by the special danger of the person committing such an attack, his inhumanity, the baseness of the motives that prompt him to commit a crime. By analyzing the legal framework, statistical data and provisions of the theory of criminal law, controversial and problematic aspects of the application of the norms of the current criminal legislation in the context of taking into account the minor age of the victim as an aggravating circumstance are revealed. The paper notes that these signs affect the nature and degree of public danger of a crime, differentiating responsibility, being important for qualifying a criminal act and imposing a just punishment. The author proposes recommendations for changing the current criminal law in the relevant part. The author notes that the proposed changes will make it possible to improve the process of individualization of the punishment imposed on the guilty, and will also allow an objective assessment of the degree of public danger of the deed when the court decides the sentence.


Keywords:

punishment, circumstances, victim, juvenile, minor, sentencing, criminal, age, qualification, criminal law

Малолетство потерпевшего в силу своих специфических особенностей исключает возможность противостоять в полной мере субъекту, совершающему преступление. Этим обоснована неспособность осуществления должного уровня защиты потерпевшего, с одной стороны, и облегчение процесса совершения преступного посягательства – с другой. Причисление малолетства потерпевшего к числу обстоятельств, отягчающих наказание, продиктовано особой опасностью лица, совершающего подобное посягательство, его бесчеловечностью, низменностью мотивов, побуждающих его к преступлению. Действующее уголовное законодательство в числе самостоятельного обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотрело возраст потерпевшего как юридически значимое свойство личности.

Как справедливо замечает В.Б Хатуев, говоря о целесообразности «глубоко гуманной заботы государства об уголовно-правовой охране указанных лиц», рассматриваемой категории потерпевших требуется усиленная охрана уголовно-правовыми средствами [1, с. 3-5]. Аналогичной позиции придерживаются Л.В. Лобанова и Д.В. Давтян, указывая на то, что уголовному праву не чужда забота об особо слабых членах общества, ибо оно призвано обеспечить безопасность человека. Оно не может не расходовать присущие ему средства на защиту тех, кто в силу особых качеств наиболее уязвим для общественно опасных посягательств [2, с. 16-18].

Следует заметить, что в Уголовном кодексе РФ (далее – УК РФ) и в актах Верховного Суда РФ отсутствует дефиниция рассматриваемого понятия. Характеризуя возраст потерпевшего как отягчающее наказание обстоятельство в действующем отечественном уголовном законодательстве, необходимо выделить особенность, вытекающую из содержания ч. 1 ст. 87 УК РФ: несовершеннолетним признается лицо в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет. Исходя из этого установления, можно заключить, что малолетним следует признать лицо, не достигшее четырнадцати лет.

Представители доктрины в научных трудах также отмечают, что малолетними в уголовном праве признаются лица, не достигшие четырнадцати лет [3, с. 3-9; 4, с. 13]. Законодатель предпринял осознанную попытку разграничения названных возрастных групп при конструировании норм УК РФ 1996г., что привело к дифференциации статуса малолетнего и несовершеннолетнего потерпевшего. Вместе с тем следует заметить, что отсутствие в ч. 1 ст. 87 УК РФ разъяснений о том, что данная норма применима не только при характеристике возраста субъекта преступления, а равно непостоянство законодателя в использовании квалифицирующего обстоятельства «лицо, не достигшее четырнадцатилетнего возраста» совместно с признаком «несовершеннолетний» приводят к весьма шаткому положению малолетнего потерпевшего.

Полагаю, что стоит согласиться с авторами, обосновывающими мнение о целесообразности закрепления на законодательном уровне возрастных границ категории «малолетний» [5, с. 7]. Тем самым будет четко и однозначно зафиксирован возраст детей, не достигших четырнадцати лет, как подлежащих особой уголовно-правовой защите, устранен соответствующий пробел в уголовном законе и закреплена дополнительная гарантия реализации его задач. Это придаст самостоятельную ценность определению малолетнего как потерпевшего от преступления, облегчит квалификацию преступлений и назначение наказания при наличии рассматриваемого обстоятельства.

Заметим, что малолетний возраст потерпевшего, исходя из конструкции п. «з» ч. 1 ст. 63 УК РФ, не имеет вполне последовательной правовой оценки. Это приводит к тому, что ряд авторов признак малолетства причисляют к критериям беспомощности потерпевшего [6, с. 20; 7, с. 11, 17].

Представляется необходимым подчеркнуть, что, на наш взгляд, наиболее приемлема позиция отказа от приравнивания малолетнего возраста потерпевшего к состоянию беспомощности. Это, в частности, следует из смысла п. 7 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 27.01.1999 г. № 1 (ред. от 03.03.2015 г.) «О судебной практике по делам об убийстве (ст. 105 УК РФ)» [8], в котором лишь предполагается возможность причисления малолетних потерпевших к лицам, находящимся в беспомощном состоянии. О необходимости признания их таковыми речь не идет.

Ввиду сказанного следует проанализировать понятия «малолетство» и «беспомощность» на предмет их идентичности. Малолетство как таковое не всегда напрямую подразумевает под собой беспомощность. Потерпевший бывает малолетним по возрасту, но не всегда беспомощным по своему состоянию. Однако не исключены ситуации, когда эти два признака сливаются воедино. Актуален для дискуссии вопрос определения того возрастного отрезка в периоде малолетства, который можно непосредственно признать беспомощным возрастом. Психологи утверждают, что у малолетнего в возрасте до 7 лет самосознание весьма слабо развито, что приводит к затруднению определения причинных связей, фрагментарности определения событий при восприятии действительности [9]. Достигнув возраста 6-7 лет, малолетний способен затормаживать часть своих реакций и сдерживать свои эмоции. Уровень его самосознания позволяет ему выделять себя из окружающего мира и осуществлять противопоставление с окружающими [10, с. 70].

На наш взгляд, вполне обосновано мнение В.Б. Хатуева и В.Л. Чубарева о необходимости выделения двух категорий малолетних потерпевших: до 7 лет и с 7 до 14 лет [11, с. 9; 12, с. 126-127]. Основываясь на положениях физиологии и психологии, можно сделать вывод о том, что малолетний потерпевший в возрасте до 7 лет не имеет возможности достоверно осознавать действия, которые в отношении него совершает преступник, и реализовать свою физическую защиту. В силу возраста таких малолетних необходимо признавать психофизически беспомощными, а потерпевших в возрасте от 7 до 14 лет – собственно малолетними.

Исходя из этого, сложившаяся практика признания преступления совершенным в отношении беспомощного лица лишь на основании его малолетнего возраста представляется не вполне обоснованной. Вместе с тем типичным для современной доктрины уголовного права является положение о том, что малолетство предполагает наличие состояния интеллектуальной или физической беспомощности, выступая по сути ее разновидностью [13, с. 278].

Совершение преступления в отношении малолетнего как отягчающее наказание обстоятельство не может само по себе вменяться в вину субъекту преступления лишь при констатации факта его наличия. При квалификации содеянного должно быть установлено субъективное восприятие виновным данного обстоятельства. Дискуссионным, кроме того, является вопрос о практике допустимости двойного учета малолетства потерпевшего как квалифицирующего признака, предусмотренного в диспозиции статьи уголовного закона, и как отягчающего наказание обстоятельства. Исходя из положений ч. 2 ст. 63 УК РФ, не представляется возможным одновременный учет рассматриваемого свойства потерпевшего в качестве конструктивного или квалифицирующего признака состава преступления и в качестве отягчающего наказание обстоятельства.

Однако, как справедливо замечают правоведы, положения ч. 2 ст. 63 УК РФ не носят категоричного и однозначно трактуемого характера в силу наличия формулировки «оно само по себе не может быть повторно учтено». Возникает вопрос о том, в каком еще качестве данное обстоятельство может быть учтено, если не само по себе [14, с. 155, 162; 15, с. 54]. Это обосновывает целесообразность исключения формулировки «само по себе» из текста уголовного закона.

Учитывая сказанное, считаем возможным внести изменения в текст ст. 63 УК РФ, изложив её в следующей редакции:

«Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание

1. Отягчающими обстоятельствами признаются:

з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного, или в отношении беспомощного лица…

2. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно не может повторно учитываться при назначении наказания».

Полагаем, что предложенная редакция нормы даст возможность усовершенствовать процесс индивидуализации наказания, назначаемого виновному, а также позволит объективно оценивать степень общественной опасности содеянного при постановлении судом приговора. Целесообразным считаем и необходимость дачи Верховным Судом РФ разъяснений, касающихся порядка применения рассматриваемой нормы.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметом исследования в представленной на рецензирование статье является, как это следует из ее наименования, уголовно-правовое значение малолетства и несовершеннолетия потерпевшего как обстоятельства, отягчающего наказание. Заявленные границы исследования полностью соблюдены автором.
Методология исследования в тексте статьи не раскрывается, но очевидно, что автором использовались всеобщий диалектический, логический, формально-юридический, герменевтический методы исследования.
Актуальность избранной ученым темы исследования обоснована следующим образом: "Малолетство потерпевшего в силу своих специфических особенностей исключает возможность противостоять в полной мере субъекту, совершающему преступление. Этим обоснована неспособность осуществления должного уровня защиты потерпевшего, с одной стороны, и облегчение процесса совершения преступного посягательства – с другой. Причисление малолетства потерпевшего к числу обстоятельств, отягчающих наказание, продиктовано особой опасностью лица, совершающего подобное посягательство, его бесчеловечностью, низменностью мотивов, побуждающих его к преступлению. Действующее уголовное законодательство в числе самостоятельного обстоятельства, отягчающего наказание, предусмотрело возраст потерпевшего как юридически значимое свойство личности". Дополнительно автору необходимо перечислить фамилии ведущих ученых, занимавшихся исследованием поднимаемых в статье проблем, а также раскрыть степень их изученности.
В чем проявляется научная новизна исследования, в статье прямо не говорится. Фактически она проявляется в ряде предложений автора относительно внесений изменений и дополнений в ст. 63 УК РФ и рекомендациях, касающихся необходимости дачи разъяснений по данному вопросу высшей судебной инстанцией. Статья вносит определенный вклад в развитие наук уголовно-правового цикла и заслуживает внимания читательской аудитории.
Научный стиль исследования выдержан автором в полной мере.
Структура работы вполне логична. Во вводной части статьи ученый делает попытку обоснования актуальности избранной им темы исследования. В основной части статьи автор осуществляет анализ понятий "несовершеннолетний","малолетний", "беспомощность", предлагает их толкование и раскрывает их значение для российского уголовного законодательства. В заключительной части работы ученый делает выводы и предложения по результатам проведенного исследования.
Содержание статьи полностью соответствует ее наименованию, но не лишено некоторых недостатков как общего, так и частного характера.
В частности, автору необходимо избегать сплошного цитирования использованных при написании статьи источников.
Ученый пишет: "Следует заметить, что в Уголовном кодексе РФ (далее – УК РФ) и в актах Верховного Суда РФ отсутствует дефиниция рассматриваемого понятия" (речь идет о понятии "возраст потерпевшего"). Возникает вопрос о том, нужна ли действительно такая дефиниция?
Чем "беззащитное" лицо отличается от "беспомощного"? Автору необходимо предложить дефиниции указанных понятий.
Ученому рекомендуется обратиться к зарубежному опыту решения поднимаемых в статье проблем, что позволило бы углубить содержание исследования.
Библиография исследования представлена 15 источниками (диссертационными работами, монографиями, научными статьями, разъяснениями высшей судебной инстанции, учебником). С формальной и фактической точек зрения этого вполне достаточно, но некоторые положения работы нуждаются в уточнении.
Апелляция к оппонентам имеется (Г. К. Буранов, Н. Н. Сундеева, Л. Л. Кругликов и др.) и вполне достаточна. Научная дискуссия ведется автором корректно, но не все суждения ученого обоснованы в необходимой степени.
Выводы по результатам исследования имеются ("Учитывая сказанное, считаем возможным внести изменения в текст ст. 63 УК РФ, изложив её в следующей редакции: «Статья 63. Обстоятельства, отягчающие наказание. 1. Отягчающими обстоятельствами признаются: … з) совершение преступления в отношении женщины, заведомо для виновного находящейся в состоянии беременности, а также в отношении малолетнего, другого беззащитного лица либо лица, находящегося в зависимости от виновного, или в отношении беспомощного лица… 2. Если отягчающее обстоятельство предусмотрено соответствующей статьей Особенной части настоящего Кодекса в качестве признака преступления, оно не может повторно учитываться при назначении наказания». Полагаем, что предложенная редакция нормы даст возможность усовершенствовать процесс индивидуализации наказания, назначаемого виновному, а также позволит объективно оценивать степень общественной опасности содеянного при постановлении судом приговора. Целесообразным считаем и необходимость дачи Верховным Судом РФ разъяснений, касающихся порядка применения рассматриваемой нормы") и заслуживают внимания читательской аудитории, но некоторые заключения автора нуждаются в уточнении, на что было указано выше.
Интерес читательской аудитории к представленной на рецензирование статье может быть проявлен прежде всего со стороны специалистов в сфере уголовного права и уголовного процесса при условии ее доработки: дополнительном обосновании актуальности избранной темы исследования, раскрытии его методологии, уточнении некоторых положений работы и выводов по результатам исследования.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.