Статья 'Особенности коррупции в коммерческих организациях: криминологический аспект' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Особенности коррупции в коммерческих организациях: криминологический аспект

Кострыкина Виктория Витальевна

Ассистент кафедры деликтологии и криминологии ФГАОУ ВО "Сибирский федеральный университет"

660075, Россия, Красноярский край, г. Красноярск, ул. Маерчака, 6

Kostrykina Viktoriya Vital'evna

Assistant of the Department of Delectology and Criminology of the Siberian Federal University

660075, Russia, Krasnoyarsk Territory, Krasnoyarsk, Maerchaka str., 6

v.kostrykina@mail.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2022.8.38531

EDN:

QOIAXY

Дата направления статьи в редакцию:

29-07-2022


Дата публикации:

14-08-2022


Аннотация: Предметом исследования являются: положения действующего национального законодательства, регулирующие правоотношения в организациях; общепризнанные принципы и нормы международного права в сфере противодействия коррупции; положения действующего антикоррупционного законодательства и иных подзаконных актов Российской Федерации; нормы, устанавливающие юридическую ответственность за совершение коррупционных правонарушений в организациях; научные работы по указанной проблематике; сведения средств массовой информации; судебная практика. В работе использовались диалектический, системно-структурный, формально-логический и другие методы научного познания. Целью исследования является обоснование коррупции в коммерческих организациях в качестве самостоятельного криминологического системно-структурного явления. Организации осуществляют свою деятельность в различных сферах жизнедеятельности общества, будь то социальная, экономическая, политическая, духовная и другие. Коррупция в коммерческих организациях представляет высокую общественную опасность, поскольку посягает как на нормальную деятельность самих коммерческих организаций, так и на интересы государства, общества и отдельных граждан. В научной литературе различным аспектам коррупции в рассматриваемой сфере посвящено значительное количество научных трудов. Вместе с тем, вопрос о социально-правовой характеристике данного вида коррупции для отечественной правовой доктрины на сегодняшний день остается открытым. В статье рассмотрены основные признаки коррупции в коммерческих организациях, а также выявлены ее особенности.


Ключевые слова:

коррупция, бизнес, коммерческие организации, сфера, цели, субъекты, коммерческий подкуп, криминологическая характеристика, взяточничество, негативные последствия

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ в рамках научного проекта № 20-311-90028.

The reported study was funded by RFBR, project number 20-311-90028.

Abstract: The subject of this study is the provision of the current national legislation regulating legal relations in organizations, generally recognized principles and norms of international law in the field of combating corruption, the provision of the current anti-corruption legislation and other by-laws of the Russian Federation, norms establishing legal responsibility for corruption offenses in organizations, scientific works on these issues, information from the media, and judicial practice. Dialectical, system-structural, formal-logical, and other scientific research methods were used in this work. The study aims to substantiate corruption in commercial organizations as an independent criminological system/structural phenomenon. Organizations carry out their activities in various spheres of society, be it social, economic, political, spiritual, and others. Corruption in commercial organizations is a great public danger, as it encroaches on the everyday activities of commercial organizations and the interests of the state, society, and individual citizens. In the scientific literature, a significant number of scientific papers are devoted to various aspects of corruption in this area. At the same time, the question of the socio-legal characteristics of this type of corruption for the domestic legal doctrine remains open today. The article discusses the main signs of corruption in commercial organizations and its features.


Keywords:

corruption, business, commercial organizations, sphere, purposes, subjects, commercial bribery, criminological characteristics, bribery, negative consequences

Коррупция является существенной системной проблемой для многих государств, поскольку ведет к торможению их устойчивого развития. На национальном уровне коррупция проникла практически во все сферы жизнедеятельности общества, включая образование, здравоохранение, государственные и муниципальные закупки, предпринимательскую деятельности и др. Не является исключением и коррупция в коммерческих организациях.

Данный негативный феномен обладает высокой общественной опасностью, поскольку посягает как на нормальную деятельность самих коммерческих организаций, так и на интересы государства, общества и отдельных граждан [1, c. 153]. По словам Ю. В. Трунцевского, к негативным последствиям коррупции в сфере частного бизнеса следует отнести: снижение корпоративной репутации; финансовые потери; деструкцию, вызванную регуляторным органом или законом; потери человеческих ресурсов [2]. По мнению Э. А. Иванова, Ю. П. Гармаева, С. А. Маркунцова, «коррупция убивает доверие граждан к органам государственной власти, стимулирует ведение бизнеса в теневом секторе и уклонение от уплаты налогов» [3, c. 109]. По справедливому утверждению А. В. Шашковой, «корпоративная коррупция приводит к негативным последствиям как на уровне макроэкономики отдельного государства, так и на уровне его микроэкономик: элементарное удорожание продукта приводит к росту социальной неудовлетворенности общества, которая, не находя решения на своем уровне, перекидывается и на иные уровни» [4]. Коррупция в коммерческих организациях искажает конкуренцию субъектов рыночной деятельности, нарушает естественное ценообразование, деформирует систему налогообложения страны, дезорганизует механизм финансовой государственной поддержки, уничтожает инвестиционную привлекательность, ухудшает инновационную активность, порождает и развивает организованную преступность, теневую экономику, рейдерские захваты, незаконную приватизацию предприятий и др. [5].

В научной литературе различным аспектам коррупции в рассматриваемой сфере посвятили свои труды: Е. Ю. Антонова [6; 7], В. В. Астанин [8–10], Б. В. Волженкин [11; 12], Г. С. Гончаренко [13], А. С. Горелик [14; 15], Н. А. Егорова [16], С. В. Изосимов [17], О. С. Капинус [18], М. К. Карандышев [19], С. Д. Красноусов [20], Н. А. Лопашенко [21; 22], С. Д. Макаров [23], Т. А. Некрасова [24; 25], В. А. Номоконов [26; 27], С. Ю. Суйков [28], Ю. В. Трунцевский [29–31], Л. П. Тумаркина [32], Д. Р. Федорив и М. Л. Гачава [33], Т. Я. Хабриева [29], Г. Н. Хлупина [1], А. М. Цирин [29; 34; 35], Е. С. Шалыгина [36], Э. С. Шимшилова [37], И. В. Шишко [1; 38], А. М. Шунаев [39], П. С. Яни [40; 41] и др.

Анализ проведенных исследований позволил выявить основные подходы к пониманию особенностей коррупции в коммерческих организациях, которые отражают ее различные аспекты, а также способам ее предупреждения. Между тем вопрос о социально-правовой характеристике коррупции в коммерческих организациях на сегодняшний день остается открытым.

Коррупция в коммерческих организациях представляет собой вид родового социально-правового явления – коррупции. В свою очередь, данный вид коррупции обладает собственными характерными чертами, раскрывающимися в особенностях сферы существования, субъектного состава, а также цели коррупционного поведения [42, с. 121].

Сферой существования коррупции в коммерческих организациях является как внутренняя деятельность по управлению коммерческой организацией, так и внешняя деятельность коммерческой организации, осуществляемая во взаимосвязи с иными хозяйствующими субъектами, включая представителей публичного сектора.

Большинство коммерческих организаций обладают общей правоспособностью, то есть возможностью иметь гражданские права и нести гражданские обязанности, необходимые для осуществления любых видов деятельности, не запрещенных законом. К одному из основных видов деятельности коммерческой организации относится деятельность предпринимательская, целью которой выступает извлечение прибыли [43]. В научной литературе для обозначения коррупционных проявлений в предпринимательской деятельности преимущественно используются такие категории, как «бизнес-коррупция», «деловая коррупция». В справочных источниках «бизнес-коррупция» определяется как «внутреннее, не выходящее за переделы хозяйствующего субъекта коррупционное поведение в коммерческих организациях» [44], а «деловая коррупция» – как «предоставление имущественных благ государственным или муниципальным служащим со стороны предпринимателей по делам своего бизнеса» [45]. По словам исследователей, «деловая коррупция имеет место тогда, когда один из субъектов коррупционных отношений обязательно является представителем бизнеса, предпринимателем, а другой стороной альтернативно могут выступать представитель власти, чиновник либо сотрудник бизнес-структуры или гражданин» [46]. В таком случае деловая коррупция противопоставляется бытовой, в которую вынужденно вовлекаются обычные граждане [47, с. 6]. Ситуация, при которой коррупционные отношения возникают между субъектами предпринимательской деятельности и органами власти, именуется в литературе «государственно-коммерческой коррупцией» [44, с. 96].

В научной литературе также можно встретить и понятие «корпоративной коррупции». По мнению Н. А. Подольного и Н. Н. Подольной, сферой существования данного вида коррупции является «сфера корпоративных отношений, то есть отношений, возникающих и разворачивающихся в экономике. Однако это далеко не все отношения в экономической сфере, поскольку корпорация представляет собой самоуправляемое объединение физических лиц, а потому отношения, которые возникают в связи с участием в них корпораций, охватывают не всю сферу экономики» [48, с. 523]. Представляется, что содержание понятий «коррупция в коммерческих организациях» и «корпоративная коррупция» имеют некоторое сходство однако тождественными не являются, поскольку в соответствии с ч. 1 ст. 65.1 ГК РФ к числу корпоративных юридических лиц относятся как коммерческие (хозяйственные товарищества и общества, крестьянские (фермерские) хозяйства, хозяйственные партнерства, производственные и потребительские кооперативы), так и некоммерческие организации (общественные организации, общественные движения, ассоциации (союзы), нотариальные палаты, товарищества собственников недвижимости, казачьи общества и т.д.). Вместе с тем к унитарным юридическим лицам относятся государственные и муниципальные предприятия, являющиеся коммерческими организациями [49, с. 321].

Как отмечают исследователи, в коммерческих организациях достаточно часто возникает конфликт интересов топ-менеджеров и самих организаций. При этом бенефициары организаций испытывают негативные последствия от коррупционных проявлений со стороны лиц, осуществляющих управленческие функции, в более значительной степени, нежели рядовые сотрудники [50, с. 14]. По мнению Т. Я. Хабриевой, «наиболее распространенные коррупционные практики со стороны коммерческих организаций проявляются в приемке несуществующих услуг и не сделанных в реальности работ; создании неконкурентной среды при закупках; использовании при строительстве более дешевых материалов, чем было указано в смете на осуществление работ по подготовке строительного подряда и, соответственно, оплачено заказчиком; изначальном завышении стоимости работ и оказываемых услуг, производимых организацией, где лицо, принимающее решение о закупке, имеет корыстную заинтересованность» [зм1] [50, с. 20].

Вместе с тем к числу иных видов деятельности коммерческих организаций следует отнести, например, их участие в благотворительности. Благотворительная деятельность может реализовываться в форме направления организацией безвозмездных пожертвований на международном уровне от централизованного фонда; осуществления местными компаниями специальных взносов для организации благотворительных встреч или мероприятий; реализации сбора денежных средств исключительно среди сотрудников организаций или клиентов (к примеру, с целью оказания помощи местному населению, пострадавшему от наводнения) и др. По словам Ю. В. Трунцевского, «в ряде случаев такие благородные пожертвования могут использоваться исключительно в качестве «завуалированных» коррупционных платежей со стороны организации подкупаемому лицу» [2] с целью последующего незаконного получения как материальных (получение лицензий, справок, разрешений, льготных программ кредитования, уклонение от уплаты налогов и др.), так и нематериальных выгод (получение неприкосновенности от различного рода проверок со стороны уполномоченных лиц, расширение возможностей для бизнеса, знакомство с влиятельными людьми, вхождение в круг доверенных лиц, с которыми власть готова вести деловые переговоры на более дружественных условиях со стороны подкупаемых лиц). Некоторые исследователи полагают, что в современном мире трудно встретить человека, «который бы жертвовал своими средствами из личной прибыли и без замысла извлечь из подобного пожертвования куда большие дивиденды» [51].

Одной из криминологически значимых сторон деятельности коммерческих организаций является их участие в незаконном финансировании политической деятельности (избирательных кампаний [52–54], лоббистской деятельности [55]), целью реализации которой также является получение материальных и нематериальных выгод. В научной литературе указанное явление именуется политической коррупцией [56; 57]. В современной действительности щедрые пожертвования в избирательные фонды, поступающие от коммерческих организаций, представляют собой вознаграждение за последующее лоббирование их интересов избранными должностными лицами, что способно привести к снижению уровня легитимности представительной власти, детерминации политизации организованной преступности, искажению реальной политической конкуренции, потере доверия населения к процессу формирования власти посредством выборов, проникновению во власть лиц с криминальным прошлым, захвату власти бизнесменами не только в конкретном регионе, но и в государстве в целом, созданию нежелательного имиджа страны, нарушению принципа законности и т. д. [58, с. 211] . Как верно в этой связи отметил Е. И. Колюшин, «заинтересованность коммерческих организаций в результатах выборов объясняется с точки зрения возможности получить дополнительную прибыль (или не потерпеть убытков)» [59, с. 255–256].

Следующей характерной чертой коррупции в коммерческих организациях является перечень ее субъектов. Круг субъектов коррупционных отношений в коммерческих организациях разнообразен. В научной литературе традиционно принято выделять два вида субъектов коррупционных отношений: сторона пассивного подкупа и сторона активного подкупа [54, с. 34–35; 60, с. 711; 61, с. 29–30]. Представленная классификация вполне применима и к характеристике коррупции в коммерческих организациях.

Субъекты пассивного подкупа в коммерческих организациях – это участники отношений в сфере деятельности коммерческой организации (физическое вменяемое лицо, достигшее определенного возраста уголовной ответственности или юридическое лицо), использующие свой статус или должностное (служебное) положение вопреки законным интересам организаций, общества и государства в целях извлечения выгод имущественного и (или) неимущественного характера для себя или третьих лиц.

К числу основных субъектов пассивного подкупа в коммерческих организациях относятся должностные лица; лица, выполняющие управленческие функции в коммерческой организации, а также сами коммерческие организации.

В научной литературе высказывается предложение об отнесении к субъектам пассивного подкупа также и лиц, работающих в соответствующих коммерческих организациях в ином качестве (к примеру, менеджер, консультант, инженер, специалист). При этом следует подчеркнуть, что в соответствии с действующим законодательством, уголовная правовая квалификация коррупционных деяний последней категорий лиц представляется весьма затруднительной. По словам Т. А. Некрасовой, «инициаторами и проводниками коррупционных проявлений являются, как правило, менеджеры среднего звена. Естественно, что подобные проявления происходят без ведома руководителей, которые выполняют доверенные полномочия бенефициара» [25, с. 26]. Разделяя указанную позицию, исследователи подчеркивают, что «данные коррупционные схемы находятся за рамками уголовного законодательства, но при этом не теряют криминологических свойств бытовой коррупции; скорее, напротив, обеспечивают ее высокую латентность и формируют ресурсную основу уголовно наказуемой коррупции, однако отсутствие признаков специального субъекта не позволяет квалифицировать такие деяния как получение взятки либо коммерческий подкуп, а отсутствие признаков обмана не дает оснований для вменения состава мошенничества» [62].

В этой связи следует согласиться с мнением Н. А. Лопашенко, которая относит к числу субъектов пассивного подкупа также и работников коммерческих организаций, не являющихся должностными лицами и лицами, выполняющими в них управленческие функции [63; с. 100]. Такой подход в полной мере соответствует положениям Конвенции ООН против коррупции и Конвенции Совета Европы об уголовной ответственности за коррупцию.

Субъект активного подкупа в коммерческих организациях – это физические вменяемые лица, достигшие возраста уголовной ответственности, и юридические лица, обещающее или предоставляющие вознаграждение субъекту пассивного подкупа, а равно осуществляющее посредничество в подкупе [64]. Субъектами активного подкупа могут быть как лица, обладающие специальным должностным (служебным) положением (статусом), так и без такового.

Необходимо отметить, что для некоторых участников коррупционных отношений в коммерческих организациях свойственно совмещение статусов. Так, лицо, выполняющее управленческие функции в коммерческой организации, может выступать как субъектом пассивного, так и активного подкупа. В первом случае генеральный директор коммерческой организации, являясь субъектом пассивного подкупа, может получить незаконное вознаграждение от заинтересованного лица за совершение определенного бездействия в пользу последнего (например, представитель коммерческой организации может осуществить коммерческий подкуп генерального директора конкурирующей фирмы для того, чтобы он не принимал участия в определенных конкурсных процедурах). Во втором случае генеральный директор, выступая субъектом активного подкупа, может от имени и в интересах своей организации передать незаконное вознаграждение главе городского поселения за предоставление определенных муниципальных преференций.

Общественная опасность, а также разнообразие коррупционных проявлений в коммерческих организациях обуславливают появление в научно-практической среде предложений о привлечении к уголовной ответственности не только индивидуальных, но и коллективных субъектов коррупции в коммерческих организациях. Речь идет о невозможности привлечения к уголовной ответственности юридических лиц, поскольку в действующем законодательстве уголовная ответственность установлена в отношении только физического вменяемого лица, достигшего определенного возраста уголовной ответственности (принцип личной ответственности виновного).

В настоящее время ответственность юридических лиц за коррупционные правонарушения установлена на уровне административного законодательства (например, ст. 19.28 и 19.29 КоАП). Между тем в научной литературе высказано обоснованное мнение о том, что в отношении юридических лиц, совершивших коррупционные деяния, установлена квазиуголовная ответственность, рассматриваемая как «применение административно-правовых мер воздействия за деяния, объявленные законодателем преступлением» [65, с. 121]. На практике дела об административных коррупционных правонарушениях возбуждаются исключительно по материалам уголовного дела. При этом привлечение должностного лица либо лица, выполняющего управленческие функции в коммерческой или иной организации, к уголовной ответственности за дачу взятки или незаконную передачу предмета коммерческого подкупа не освобождает от ответственности юридическое лицо, от имени или в интересах которого совершены соответствующие коррупционные действия [66]. Судьи, как правило, «не учитывают доводы представителей юридического лица о том, что физическое лицо, давшее взятку должностному лицу, действовало от своего имени и в своем интересе» [67, с. 85].

С другой стороны, нередки случаи, когда коммерческая организация, руководители или сотрудники которой были привлечены к уголовной ответственности, продолжала и дальше совершать коррупционные преступления, но уже под руководством других сотрудников организации. Соответственно, сложившаяся система правовой охраны общественных отношений в рассматриваемой сфере не выполняет своих предупредительных функций. В связи с чем представляется обоснованным приостанавливать или прекращать деятельность таких организаций в установленном законом порядке [68, с. 684]. Кроме того, следует поддержать других авторов, обосновывающих необходимость введения института уголовной ответственности юридических лиц за совершение коррупционных деяний, следуя примеру многих зарубежных стран [69–71; 72, с. 60; 73; 74]. Как отмечает Е. Ю. Антонова, «мировая практика демонстрирует множество примеров того, что субъектами коррупционных преступлений являются не только отдельные физические лица, но и корпоративные (коллективные) образования. Корпорации очень часто предоставляют нелегальные вознаграждения высокопоставленным чиновникам, например, за возможность получить крупный контракт и концессию» [6, с. 193]. По справедливому замечанию А. В. Наумова, «рынок и рыночные отношения едва ли не неизбежно приведут нас и к установлению уголовной ответственности корпораций за хозяйственно-экономические преступления» [75, с. 109].

Следующим неотъемлемым признаком коррупции в коммерческих организациях является коррупционная цель. Следует отметить, что преследуемая субъектами корпоративных отношений коррупционная цель состоит в получении выгод как материального, так и (или) нематериального характера. Причём для субъектов активного и пассивного подкупа в коммерческих организациях характерно стремление к извлечению выгод и преимуществ разного рода.

Так, руководитель коммерческой организации, в ряде случаев являясь субъектом активного подкупа, может совершить коррупционное правонарушение с целью незаконного получения лицензии на ведение деятельности или права на долгосрочную аренду недвижимого имущества, уклонения от уплаты грузоперевозочных платежей, преодоления бюрократических задержек во взаимодействии с государственными органами власти, избежания проверок со стороны контролирующих органов, исключения организации из реестра недобросовестных лиц, прекращения уголовных и административных дел в отношении своей организации и (или) ее сотрудника и др. Во взаимоотношениях с органами государственной власти и местного самоуправления руководитель коммерческой организации может передать незаконное вознаграждение представителю власти за предоставление определенных преференций. Так, экс-глава Сахалина Х. получил $5,6 млн в виде отката от совладельца сахалинской компании «Энергострой» К. за право получить контракт на строительство четвертого энергоблока Южно-Сахалинской ТЭЦ. После Х. был приговорен к 13 годам лишения свободы [76]. Интересным представляется и дело полковника УФСБ по Самарской области Г., получавшего незаконное вознаграждение от руководителя юридической службы ООО «Межотраслевое объединение “ТНП”» «за непринятие мер» в случае выявления нарушений в деятельности данной нефтяной компании. Общая сумма полученных средств подкупа превысила 100 млн рублей. Суд приговорил полковника УФСБ Г. к 20 годам лишения свободы [77].

Посредники, агенты или клиенты коммерческой организации, выступая субъектами активного подкупа, могут предложить вознаграждение сотруднику коммерческой организации как за законную деятельность (например, за более быстрое оказание услуг или быструю отгрузку товаров), так и за незаконную (например, за нарушение условий покупки, продажу товаров лицам, не имеющим права их покупать, и т. д.). Так, директор ЧУ ПО «Белевский кооперативный техникум» О. получила незаконное вознаграждение в размере 100 тыс. рублей за незаконное предоставление гражданину Х. диплома об образовании по специальности «Юриспруденция» без фактического обучения последнего. Действия О. были квалифицированы по п. «в» ч. 7 ст. 204 УК РФ, назначено наказание в виде штрафа в размере 1 млн рублей с лишением права заниматься деятельностью, связанной с управленческими функциями, на срок два года [78].

В рамках внутрикорпоративных отношений лица, выполняющие управленческие функции в коммерческих организациях, являясь субъектами пассивного подкупа, могут принимать незаконные вознаграждения за неуведомление ответственных лиц о ставших известных им фактах хищения, незаконного присвоения имущества, иного нецелевого использования активов компании и др. В иных случаях во взаимоотношениях с внешними хозяйствующими субъектами руководители коммерческих организаций могут использовать свое служебное положение (статус) с целью получения незаконного вознаграждения исходя из корыстной заинтересованности. Так, между Управлением по обеспечению жизнедеятельности городского округа Республики Башкортостан (заказчик) в лице начальника Управления П. и ООО «Строительное управление-820» (генеральный подрядчик) в лице директора В. был заключен муниципальный контракт на выполнение работ генеральной подрядной организацией по адресной программе «Капитальный ремонт и ремонт дворовых территорий многоквартирных домов, проездов к дворовым территориям многоквартирных домов городского округа Республики Башкортостан» с ценой контракта на сумму 109 461 077 руб. 54 коп. Далее между заказчиком и генеральным директором М. ЗАО «Трансмонолит» (исполнитель) был заключен муниципальный контакт на выполнение функций строительного контроля (технического надзора) в рамках реализации указанной программы, где генеральным подрядчиком являлось ООО «Строительное управление – 820» и ряд других организаций. М., осознавая, что без подписания им актов о приемке выполненных работ (КС-2) генеральный подрядчик – ООО «Строительное управление – 820» – не сможет сдать заказчику выполненные работы и получить в полном объеме оплату за произведенные работы, решил использовать данное обстоятельство в своих корыстных целях для незаконного получения денег или ценных бумаг. После М. потребовал от директора ООО «Строительное управление – 820» передать ему незаконное денежное вознаграждение в размере 1,5 % от цены муниципального контракта, но не менее 1 650 000 руб., за совершение действий в интересах В. в связи с занимаемым служебным положением, а именно за подписание актов о приемке выполненных работ. На указанное требование В. изначально ответил согласием, а после сообщил об этом в правоохранительные органы.

Суд признал М. виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 3 ст. 30, ч. 3 ст. 204 УК РФ, и назначил ему наказание в виде штрафа в размере шестнадцатикратной суммы коммерческого подкупа в размере 26 400 000 рублей в доход государства с лишением на два года права занимать должности, связанные с выполнением управленческих функций на государственной службе, связанные с выполнением управленческих функций на службе в органах местного самоуправления, в коммерческих или иных организациях [79].

Проведенное исследование показало, что коррупция в коммерческих организациях является сложным по своему содержанию социально-правовым негативным явлением и имеет определенные особенности, отличающие ее от иных видов коррупции. Коррупция в коммерческих организациях дезорганизует нормальную деятельность самих коммерческих организаций, а также наносит невосполнимый вред государству, обществу и отдельным гражданам. В этой связи исследование сущностных характеристик рассматриваемого вида коррупции имеет важное значение в разработке комплекса достаточных мер по предупреждению коррупции в коммерческих организациях.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
57.
58.
59.
60.
61.
62.
63.
64.
65.
66.
67.
68.
69.
70.
71.
72.
73.
74.
75.
76.
77.
78.
79.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

В представленной статье предметом исследования выступает правовой анализ криминологического аспекта феномена коррупции в коммерческих организациях. Методология исследования затрагивает преимущественно теоретическую составляющую. Применялись такие методы, как анализ, синтез, сравнительно-правовой методы.
Актуальность избранной темы обусловлена пагубным влиянием феномена коррупции на развития государства и общества, на влияние коррупции на экономику, на формирование угроз экономической и национальной безопасности, в случае когда коррупция пребывает в активной фазе. Научная новизна работы состоит в авторским видении решения проблем, связанных с проявлениями криминологических аспектов коррупции, в авторских формулировках и оценках искомой тематики. В представленной статье автор не делает кардинальных предложений. Статья в большей степени носит описательный характер.
Стиль статьи стоит отнести к научно-публицистическому. По структуре статья содержит вводную часть, основное содержание и вывод.
Автор анализирует внушительное количество источников, в связи с чем статья наполнена позициями ученых и практиков. Содержание статьи включает обзор научных подходов.
Анализ проведенных исследований позволил автору выявить основные подходы к пониманию особенностей коррупции в коммерческих организациях, которые отражают ее различные аспекты, а также способам ее предупреждения. Между тем вопрос о социально-правовой характеристике коррупции в коммерческих организациях на сегодняшний день остается открытым. Сложно не согласиться с тем утверждением автора, что сферой существования коррупции в коммерческих организациях является как внутренняя деятельность по управлению коммерческой организацией, так и внешняя деятельность коммерческой организации, осуществляемая во взаимосвязи с иными хозяйствующими субъектами, включая представителей публичного сектора.
Интересен и анализ автора в части конфликта интересов топ-менеджеров и самих коммерческих организаций. При этом бенефициары организаций испытывают негативные последствия от коррупционных проявлений со стороны лиц, осуществляющих управленческие функции, в более значительной степени, нежели рядовые сотрудники.
Анализ автора приводит к выявлению конкретных видов деятельности, позволяющих развитие коррупции. В частности, к числу потенциально коррупционных видов деятельности коммерческих организаций следует отнести, например, их участие в благотворительности. Благотворительная деятельность может реализовываться в форме направления организацией безвозмездных пожертвований на международном уровне от централизованного фонда; осуществления местными компаниями специальных взносов для организации благотворительных встреч или мероприятий; реализации сбора денежных средств исключительно среди сотрудников организаций или клиентов (к примеру, с целью оказания помощи местному населению, пострадавшему от наводнения).
Интересна и позиция автора в части субъектов пассивной коррупции. Автор проводит анализ в части отнесения к субъектам пассивного подкупа также и лиц, работающих в соответствующих коммерческих организациях в ином качестве (к примеру, менеджер, консультант, инженер, специалист). При этом следует подчеркнуть, что в соответствии с действующим законодательством, уголовная правовая квалификация коррупционных деяний последней категорий лиц представляется весьма затруднительной.
Автор приходит к заключению о том, что коррупция в коммерческих организациях является сложным по своему содержанию социально-правовым негативным явлением и имеет определенные особенности, отличающие ее от иных видов коррупции. Коррупция в коммерческих организациях дезорганизует нормальную деятельность самих коммерческих организаций, а также наносит невосполнимый вред государству, обществу и отдельным гражданам.
Библиография представленной работы включает обширный перечень из 79 источников. Это свидетельствует о тщательной проработке искомой тематики.
Статья может представлять читательский интерес и рекомендуется к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.