Статья 'Основания постановления оправдательного приговора: проблемы законодательного формулирования и практики применения' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Основания постановления оправдательного приговора: проблемы законодательного формулирования и практики применения

Пантелеева Елена Вячеславовна

аспирант кафедры уголовного процесса Саратовской государственной юридической академии

410028, Россия, Саратовская область, г. Саратов, ул. Мичурина, 85

Panteleeva Elena Vyacheslavovna

Postgraduate student, the department of Criminal Procedure, Saratov State Law Academy

410028, Russia, Saratovskaya oblast', g. Saratov, ul. Michurina, 85

E.Panteleeva-mail@yandex.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2022.1.37334

Дата направления статьи в редакцию:

16-01-2022


Дата публикации:

23-01-2022


Аннотация: В статье анализируются приведенные в законе формулировки оснований постановления оправдательного приговора, создающие ситуацию, при которой с точки зрения правил русского языка возможно различное разрешение вопроса о доказанности того или иного основания принятия реабилитирующего решения. Неоднозначность этих формулировок приводит к тому, что в теории уголовного процесса по-разному интерпретируются такие термины, как «отсутствие», «недоказанность» и «неустановление», использованные в ст. 302 УПК РФ для обозначения обстоятельств, влекущих оправдание подсудимого. Подобные технико-юридические неточности не только составляют предмет научной дискуссии, но и имеют важное практическое значение, так как от правильного определения фактических данных, образующих основание вынесения оправдательного приговора, зависит то, будет ли судом принято решение о признании подсудимого невиновным. По итогам исследования делается вывод о том, что существующая сегодня форма изложения оснований постановления оправдательного приговора не является унифицированной. С учетом содержания ст. ст. 299, 339 УПК РФ автор соглашается с необходимостью доказывания «отрицательных фактов» в ходе оправдательной деятельности. В результате анализа проблемы, автор формирует позицию, согласно которой считает целесообразным отказаться от употребления в тексте закона термина «неустановление», поскольку, в силу действия принципа презумпции невиновности оправдание подсудимого без дополнительной регламентации равным образом возможно, как при доказанности отсутствия указанных в законе обстоятельств, так и при недоказанности их наличия.


Ключевые слова:

невиновность, оправдательный приговор, основания оправдания, оправдание, презумпция невиновности, отсутствие, недоказанность, непричастность, правосудие, виновность

Abstract: This article analyzes the legislative wording of the motion for judgment of acquittal, which from the perspective of the Russian language rules creates ambiguity for making a rehabilitating decision. This in turn, leads to the fact that the theory of criminal procedure features different interpretations of such terms as “failure of evidence” and “lack of proof” used in the Article 302 of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation to denote the circumstances for acquittal of the defendant. Similar technical and legal inaccuracies are not only the subject of scientific discussion, but also carry practical importance, since the accurate determination of facts that comprise the grounds for the judgment of acquittal depends whether the court finds the defendant not guilty. The conclusion is made that the existing form of articulation of the grounds for the judgment of acquittal is not unified. Taking into account the Articles 299 and 339 of the Code of Criminal Procedure of the Russian Federation, the author agrees with the need for validating “negative facts” in the course of acquittal procedure. The author forms an opinion on feasibility of omitting the term “lack of proof” in the text of the law, since by virtue of the principle of presumption of innocence, acquittal of the defendant without additional regulation is equally possible in the instance of proof of the absence of circumstances specified in law or failure to proof.


Keywords:

innocence, acquittal, grounds for acquittal, acquitting, presumption of innocence, absence, unproven, non-involvement, justice, guilt

Действующим уголовно-процессуальным законом предусматриваются четыре основания постановления оправдательного приговора, которые в равной степени влекут признание подсудимого невиновным и его реабилитацию. Анализ формулировок оснований для оправдания подсудимого, закрепленных в ч. 2 ст. 302 УПК РФ, говорит об отсутствии у законодателя единообразного подхода к изложению указанных оснований. Так, если п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ указывают на установленную непричастность подсудимого к совершению преступления или же установленное отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, то в п. 1 данной нормы речь, наоборот, идет о «неустановлении» события преступления. В п. 1 ч. 1 ст. 24 УПК РФ, определяя основания для отказа в возбуждении уголовного дела или его прекращения, законодатель говорит об «отсутствии события преступления». В результате создается ситуация, при которой с точки зрения правил русского языка предполагается различное разрешение вопроса о доказанности того или иного основания принятия реабилитирующего решения.

Следует заметить, что действующий УПК РФ во многом воспринял традицию формулирования оснований оправдания, начиная с их первого официального закрепления в Уставе уголовного судопроизводства 1864 года. Такое обстоятельство, как событие преступление, всегда выражалось через его «недоказанность» или «неустановление». Длительное время схожим образом формулировалось такое основание постановления оправдательного приговора, как недоказанность виновности подсудимого, замененное сегодня на «непричастность подсудимого к совершению преступления». Основание, закрепленное ныне в п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, на протяжении всего периода развития отечественного уголовно-процессуального законодательства было связано с утверждением об отсутствии в деянии подсудимого состава преступления.

Таким образом, двойной подход к смысловому выражению требований доказанности оправдывающих подсудимого обстоятельств в российском уголовном процессе существовал всегда.

Однако не только неодинаковая редакционная форма изложения оснований оправдания в законе, но и различные теоретические представления о необходимости доказанного отсутствия или достаточности недоказанного наличия события, состава преступления и причастности к нему подсудимого создают практические проблемы в процессе доказывания невиновности подсудимого.

Так, Р.М. Оганесян, считает, что и доказанность отсутствия события преступления, и недоказанность его наличия означают одно и то же – неустановление события преступления [1, с. 21]. Подобного мнения придерживается и М. А. Миронова, полагая, что термин «неустановление» заключает в себе как «достоверное отсутствие», так и «недостоверное установление», в то время как «отсутствие» не охватывает понятие «недоказанность» [2, с. 63]. На более универсальный характер понятия «неустановление» указывает и Н. Н. Суханова [3, с. 18].

Некоторые исследователи склонны считать, что понятие «неустановление события преступления» следует толковать исключительно как доказанность его отсутствия [4, с. 14; 5]. Противоположную точку зрения занимают ученые-процессуалисты, полагающие, что синонимом категории «неустановление события преступления» выступает только «недоказанность события преступления» [6; 7, с. 125; 8, с. 377]. Как отмечает Д. В. Татьянин, сформулированное таким образом основание «характеризуется … недостаточностью доказательств для достоверного вывода о существовании деяния» [9, с. 85]. Кроме того, высказано и мнение о том, что всеобъемлющим характером, напротив, обладает термин «отсутствие» события преступления [10].

Действующий УПК РФ дает нормативное определение только такому основанию постановления оправдательного приговора, как «непричастность», трактуя ее как «неустановленную причастность либо установленную непричастность лица к совершению преступления» (п. 20 ст. 5 УПК РФ). Тем самым официально признается, что область значения названного основания состоит из двух «уголовно-процессуальных выводов с различным уровнем знаний и различным объемом доказанности» [11, с. 22], влекущих одно и то же решение об оправдании в результате неподтверждения факта совершения именно этим гражданином преступления. Поскольку установленная непричастность означает «достоверный уровень знаний о том, что конкретное лицо не совершало инкриминируемое деяние и объем собранных доказательств для такого вывода достаточен» [11, с. 22], она, как составляющая приведенного выше определения, вопросов не вызывает.

Вторая же форма непричастности, выраженная через неустановление факта совершения лицом, преданным суду, вмененного ему преступления, подвергается сомнению в связи с тем, что «предполагает вероятный уровень знаний о причастности либо непричастности конкретного лица к совершенному преступлению и недостаточный объем собранных доказательств для точного вывода о его виновности либо невиновности при отсутствии возможности для собирания дополнительных доказательств» [11, с. 22]. В связи с этим ученые-процессуалисты говорят о некорректном двухкомпонентном содержании формулировки основания оправдания, содержащегося в п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК РФ [12; 13, с. 15].

Исходя из закрепленного в законе правила понимания и изложения данного основания, можно предположить, что и вынесение оправдательного приговора по такому основанию, как отсутствие в деянии подсудимого состава преступления (п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ), возможно, как при четкой доказанности этого отсутствия, так и при недостаточной доказанности наличия события преступления. В соответствии с этой логикой можно также предположить, что формулировка п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, как определяющая иную степень доказанности устанавливаемого факта, наоборот, подразумевает только недостаточную подтвержденность наличия события преступления.

Однако такое положение представляется достаточно странным, учитывая, что достоверное установление оправдывающих обстоятельств безоговорочно указывает на невиновность подсудимого и является безусловной причиной постановления оправдательного приговора. Иной вариант трактовки понятия «неустановление», употребленного в п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, как допускающего и положительный, и отрицательный факт, ввиду отсутствия нормативного разъяснения содержания основания оправдания, изложенного в п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, предопределяет, что отсутствие состава преступления может констатироваться только в случае достоверного подтверждения того, что в деянии, совершенном подсудимым, нет признаков состава преступления.

На первый взгляд, подобные юридико-технические неточности составляют предмет лишь научной дискуссии и не имеют достаточной практической значимости. Тем не менее, от правильного определения фактических данных, образующих основание вынесения оправдательного приговора, зависит то, будет ли судом принято решение о признании подсудимого невиновным. Суд должен четко понимать, в каком случае он может констатировать наличие основания для вынесения оправдательного приговора: только в случае наличия достаточной совокупности доказательств, подтверждающей отсутствие события, состава преступления, непричастность к нему преследуемого лица, или же он может ограничиться недоказанностью предъявленного обвинения. Даже небольшая неопределенность в критериях принятия решения об оправдании может повлиять на судьбу конкретного человека, подвергнутого уголовному преследованию.

Как представляется, решение этой проблемы связано с требованиями, предъявляемыми к истинности оправдательного приговора как итогового решения суда. Если в силу ч. 4 ст. 14 УПК РФ, признание обвиняемого виновным не может быть основано на предположениях, то вывод о его невиновности может быть сделан уже в связи с неподтверждением версии обвинения. В силу действия принципа презумпции невиновности, если противоправность деяния или его совершение конкретным лицом не установлены и не доказаны в соответствующих уголовно-процессуальных процедурах, все сомнения должны толковаться в пользу этого лица, которое – применительно к вопросу об уголовной ответственности – считается невиновным [14].

Таким образом, в соответствии с вытекающим из принципа презумпции невиновности правовым последствием о том, что недоказанная виновность равнозначна доказанной невиновности, оправдательный приговор должен выноситься «в тех случаях, когда суд не располагает положительным знанием о картине происшедшего криминального события и роли в нем подсудимого» [15]. Следовательно, фактическим основанием принятия оправдательного решения могут выступать как достоверное знание о том, что подсудимый невиновен в совершении преступления, так и недоказанность версии стороны обвинения о его виновности в уголовно-наказуемом деянии, возникшая либо в результате объективных причин, связанных с ограниченностью средств, методов уголовно-процессуального познания, либо с некачественно проведенным предварительным расследованием.

Особенность оправдания заключается в том, что, в целом, оно связывается с установлением, так называемых, «отрицательных фактов» [16, с. 212]. Доказывание того, чего не существовало в объективной действительности, зачастую, оказывается достаточно затруднительным. Неслучайно, в связи со сложностью аргументации, невиновность, являющаяся собирательным относительно представленных в законе оснований оправдания понятием, не включена в перечень обстоятельств предмета доказывания (ст. 73 УПК РФ). По этой причине, как правило, описательно-мотивировочная часть оправдательного приговора строится на опровержении представленных государственным обвинением доказательств.

Так, К. обвинялся в том, что, являясь исполняющим обязанности начальника исправительной колонии, в марте 2017 г. заключил государственный контракт на основе неконкурентного способа аренды помещений с организацией для привлечения осужденных к работе по изготовлению консервированных овощей. При этом он не согласовал данную сделку с заинтересованными подразделениями исправительного учреждения, в том числе, с юридической службой, с Управлением федеральной службы исполнения наказаний по Белгородской области. Кроме того, положения контракта предусматривали распространение на отношения, возникшие до его заключения, начинали действовать с января 2017 г. Таким образом, по версии обвинения К. допустил неэффективное использование бюджетных средств на сумму 1 970 700 рублей. В приговоре суд указал, что положенный в основу обвинения факт заключения подсудимым в марте 2017 года с юридическим лицом государственного контракта не состоит в причинно-следственной связи с наступившими вредными последствиями и не образует в его действиях состава преступления, предусмотренного ч. 1.1 ст. 293 УК РФ; должностная инструкция начальника исправительного учреждения не содержит сведений об ознакомлении с её содержанием подсудимого; факт отсутствия согласования с Управлением федеральной службы исполнения наказаний по Белгородской области фактически опровергается содержанием телефонных переговоров с начальником указанного органа, непосредственным участием в приемке первой партии консервированных овощей заместителем последнего; фактическое исполнение условий контракта с февраля 2017 г. препятствовало возможности К. отказаться от его подписания (заключения), поскольку могло привести к срыву исполнения 12 государственных контрактов, связанных с поставкой консервов, и наступлению иных вредных последствий. Учитывая данные обстоятельства, 18 сентября 2020 г. районный суд оправдал К. по предъявленному обвинению в совершении преступления, предусмотренного ч. 1.1 ст. 293 УК РФ, на основании п. 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, поскольку в деянии подсудимого отсутствовал состав преступления [17].

Анализ положений ст. ст. 299, 339 УПК РФ позволяет сделать вывод о том, что именно отрицательный ответ на то, доказано ли, что деяние имело место, что это деяние совершил подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении этого деяния, выступает основанием вынесения оправдательного вердикта, постановления оправдательного приговора. Таким образом, кроме того, что оправдание связано с теми фактами, которые отсутствовали в реальности, оно, в силу заданных при принятии итогового акта по делу вопросов, всегда свидетельствует об отрицательном разрешении доказанности обстоятельств, которые следует установить для подтверждения предъявленного обвинения. В этой связи справедливой видится позиция И.С. Дикарева о том, что «даже когда стороне защиты удается положительно доказать непричастность подсудимого к совершению преступления или вообще отсутствие события преступления, основанием оправдания все равно выступает именно недоказанность обвинения» [15].

На основании изложенного, представляется целесообразным отказаться от употребления в тексте закона термина «неустановление», поскольку, в силу действия принципа презумпции невиновности, распространяющегося на все стадии уголовного судопроизводства, на все виды уголовно-процессуальной деятельности, оправдание подсудимого без дополнительной регламентации равным образом возможно, как при доказанности отсутствия указанных ранее обстоятельств, так и при недоказанности их наличия. В целях устранения правовой неопределенности следует исключить п. 20 из текста ст. 5 УПК РФ. Кроме того, ввиду необходимости единообразного применения закона верным видится приведение в соответствие норм п. 1 ч. 1 ст. 24 и п. 1 ч. 2 ст. 302 УПК РФ, с преимущественным употреблением термина «отсутствие» события преступления.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.

Результаты процедуры рецензирования статьи

В связи с политикой двойного слепого рецензирования личность рецензента не раскрывается.
Со списком рецензентов издательства можно ознакомиться здесь.

Предметoм исследования выступают общественные отношения в сфере законодательного формулирования и практики применения оснований принятия решений судов в части оправдательного приговора.
Методология исследования построена на теоретическом анализе и исследованиях практических аспектов искомой тематики. Автор применяет методы анализа и синтеза, дедукции, индукции. Общеправовые методы преобладают в представленном исследовании.
Актуальность обусловлена необходимостью совершенствования законодательства Российской Федерации в части оснований для вынесения обвинительного приговора.
Научная новизна состоит в совокупности авторских подходов и предложений о совершенствовании законодательства, представленных в тексте статьи.
Стиль носит авторский описательный характер, где последовательно анализируются нормативные правовые акты и положения, регулирующие предмет исследования. Структура носит логический характер. Авторские выводы изложены последовательно. Присутствуют выводы автора.
Содержание включает анализ оснований постановления оправдательного приговора, которые в равной степени влекут признание подсудимого невиновным и его реабилитацию. Интерес представляют авторские заключения в части отсутствия у законодателя единообразного подхода к изложению указанных оснований. Так, если п. п. 2 и 3 ч. 2 ст. 302 УПК РФ указывают на установленную непричастность подсудимого к совершению преступления или же установленное отсутствие в деянии подсудимого состава преступления, то в п. 1 данной нормы речь, наоборот, идет о «неустановлении» события преступления.
Автор обоснованно полагает, что неодинаковая редакционная форма изложения оснований оправдания в законе, но и различные теоретические представления о необходимости доказанного отсутствия или достаточности недоказанного наличия события, состава преступления и причастности к нему подсудимого создают практические проблемы в процессе доказывания невиновности подсудимого. Аргументация автора подкреплена позициями ведущих ученых, в частности Оганесян Р.М., Миронова М.А., Суханова Н.Н., Мироновой О.Ю. и других исследователей. Интерес представляет и авторский анализ положений ст. ст. 299, 339 УПК РФ. Он позволяет автору сделать вывод о том, что именно отрицательный ответ на то, доказано ли, что деяние имело место, что это деяние совершил подсудимый, виновен ли подсудимый в совершении этого деяния, выступает основанием вынесения оправдательного вердикта, постановления оправдательного приговора. Таким образом, кроме того, что оправдание связано с теми фактами, которые отсутствовали в реальности, оно, в силу заданных при принятии итогового акта по делу вопросов, всегда свидетельствует об отрицательном разрешении доказанности обстоятельств, которые следует установить для подтверждения предъявленного обвинения.
Интерес читательской аудитории может представлять и видение автора отказаться от употребления в тексте закона термина «неустановление», поскольку, в силу действия принципа презумпции невиновности, распространяющегося на все стадии уголовного судопроизводства, на все виды уголовно-процессуальной деятельности, оправдание подсудимого без дополнительной регламентации равным образом возможно, как при доказанности отсутствия указанных ранее обстоятельств, так и при недоказанности их наличия. Автор дает конкретные предложения по совершенствованию законодательства.
Недостатком представленной статьи выступает библиография, а именно давность источников, используемых при анализе. Стоит согласиться, что в практической части автор анализировал лишь один приговор районного Суда Белгородской области, и он датирован 2020 г. В списке литературы присутствует лишь одна публикация 2019 г. и одна 2018 г. Иные источники опубликованы ранее. Вместе с тем, судебная практика развивается стремительнее. Исследовательские труды обновляются.
Представляется целесообразным актуализировать источники, применяемые в данном исследовании и проанализировать теоретические доводы ученых и практическую деятельность судов в 2020 - 2021 гг. После обновления базы источников, статья может быть рекомендована к публикации.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.