Статья 'Сравнительно-правовой анализ ответственности за нарушение режима адвокатской тайны в Российской Федерации и в странах бывшего СССР.' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Сравнительно-правовой анализ ответственности за нарушение режима адвокатской тайны в Российской Федерации и в странах бывшего СССР


Топилин Игорь Витальевич

аспирант, ИЗиСП

117218, Россия, г. Москва, ул. Б. Черемушкинская, 34

Topilin Igor Vitalevich

Postgraduate Student, Institute of Legislation and Comparative Law under The Government of the Russian Federation

117218, Russia, Moscow, B. Cheremushkinskaya str., 34

igor.topilin@rambler.ru
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2017.6.23092

Дата направления статьи в редакцию:

22-05-2017


Дата публикации:

03-06-2017


Аннотация: Предметом исследования выступают нормы законодательства, регулирующие ответственность за нарушение режима адвокатской тайны в Российской Федерации и в странах бывшего СССР. Объектом исследования является содержание ответственность за нарушение режима адвокатской тайны в Российской Федерации и в странах бывшего СССР. Автором подробно рассматривается взаимосвязь принятых законодательных мер с ростом посягательства на адвокатскую тайну. Особое внимание уделяются зарубежному опыту стран бывшего СССР регулирования ответственности за посягательства на адвокатскую тайну. Автором выработано предложение по внесению изменений в действующее законодательство, регулирующее ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов. При написании работы были использованы: универсальный системный метод познания, сравнительно-правовой, формально-юридический методы, а также метод логического анализа нормативно-правовых актов. Основными выводами проведенного исследования являются рост посягательства на адвокатскую тайн, несмотря на введение административной ответственности, и необходимость принятия радикальных мер для защиты адвокатов от воздействия на их законную деятельность. Особым вкладом автора в исследовании темы является анализ законодательства стран со схожим правовым регулированием и выявление законодательного отставания относительно этих стран по вопросу регулирования ответственности за воздействие на законную деятельность адвоката.


Ключевые слова:

Адвокатская тайна, Сохранение адвокатской тайны, Воспрепятствование деятельности адвоката, Адвокат, Защитник, Правовое регулирование, Уголовное право, Профессиональные права адвоката, Адвокатская деятельность, Уголовная ответственность

Abstract: The subject of this research is the legislative norms that regulate responsibility for violation of the legal professional privilege in the Russian Federation and countries of the former USSR. The object of this research is the content of responsibility for violation of the legal professional privilege in the Russian Federation and countries of the former USSR. The author carefully examines the interconnection between the adopted legislative measures and increased infringement of the legal professional privilege. Special attention is given to the foreign experience of the countries of former Soviet Union in the area of regulating responsibility for infringement of the legal professional privilege. The author formulates proposition on introducing changes into the existing legislation that regulates responsibility form impeding the legal activity of the lawyers. It is underline that despite the implementation of administrative responsibility, takes place the increase in infringement of the legal professional responsibility; therefore, it results in the need for adoption of transformative measures for protecting the lawyers in their legal activity. The author’s special contribution consists in the analysis of legislation of the countries with similar legal regulation, as well as determination of the legislative gap with regards to these countries in the question of regulation of responsibility for impacting the legal activity of the lawyers.


Keywords:

legal professional privilege, Russian Federation, Obstruction of activity of the lawyer, Lawyer, Defender, Legal regulation, Criminal law, professional rights of the lawyer, acitivty of the lawyers, Criminal liability

Положения законодательства о режиме адвокатской тайны действуют уже более 10 лет, однако адвокатское сообщество до сих пор сталкивается с её нарушением. Согласно Отчету о деятельности Совета ФПА России за период за период с апреля 2015 г. по апрель 2017 г. посягательства на адвокатскую тайну возросли на 60% (с 367 в предыдущем отчетном периоде до 603 в этом). При этом наиболее распространенными нарушениями являлись вызовы адвокатов на допрос в качестве свидетелей по уголовному делу доверителя и производство незаконных обысков в служебных (жилых) помещениях адвокатов. Эти два вида противоправных действий в отношении адвокатов составили 47,0% от общего количества посягательств на адвокатскую тайну[23].

Федеральной палате адвокатов Российской Федерации даже пришлось разработать Рекомендации по обеспечению адвокатской тайны и гарантий независимости адвоката при осуществлении адвокатами профессиональной деятельности, утв. решением Совета ФПА России от 30 ноября 2009 г. (протокол № 3)[22].

Основой адвокатской деятельности и её отличительным свойством является доверительный характер отношений. Не зря одна из сторон соглашения именуется доверитель. Государство с помощью правового механизма обеспечило особый законодательный статус адвокатской тайны, однако деятельность должностных лиц подрывает идею нашего законодателя. Рост посягательства на адвокатскую тайну свидетельствует, что настоящее правовое регулирование данной сферы не способно обеспечить защиту адвокатов, и прежде всего доверителей, от нарушений со стороны должностных лиц. Возрастание нарушений режима адвокатской тайны превращает её в законодательную фикцию. Государство, общественность, должностные лица и каждый член общества обязан с уважением относится к правилам, регулирующим адвокатскую деятельность, иное наносит вред всей системе российского правосудия.

Совсем недавно вступил в силу Федеральный закон от 17.04.2017 № 73-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации», которым была введена статья 450.1, регулирующая особенности производства обыска, осмотра и выемки в отношении адвоката[4]. Данная статья фактически была инициирована появлением Постановления Конституционного Суда Российской Федерации от 17 декабря 2015 г. № 33-П, в котором были сформулированы минимально необходимых требований к соблюдению конфиденциальности в адвокатской деятельности при проведении в отношении адвоката отдельных следственных действий[21].

После появления данного Постановления КС РФ согласно Отчету о деятельности Совета ФПА России за период за период с апреля 2015 г. по апрель 2017 г. посягательства на адвокатскую тайну только выросли[23]. 603 нарушения режима адвокатской тайны и ни одного приговора за превышение должностных полномочий по данным деяниям, ни одного протокола об административном правонарушении за разглашение информации с ограниченным доступом.

Поэтому даже после внесения данных изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации не стоит надеяться, что правоохранительные органы перестанут посягать на адвокатскую тайну. Статистика Федеральной палаты адвокатов РФ во взаимосвязи с деятельностью Конституционного Суда РФ показывает, что адвокатская тайна нуждается в иной правовой защите. Отсутствие четко регламентированной ответственности за нарушение адвокатской тайны приводит к безнаказанности должностных лиц.

Суды также не считают обязательным указывать в постановлении суда о производстве обыска у адвоката конкретный офис или помещение, обосновывая это тем, что судом были проверены и признаны обоснованными основания для производства обыска, при этом производство самого следственного действия, на основании постановления суда, определяется следователем с учетом данных сведений указанных им в ходатайстве, которое было рассмотрено судом[25]. И суд не обратил внимание на то, что по данному адресу находится и другая организация. Конкретика совершенно не нужна, ведь главное, что основания для производства обыска обоснованны.

Интересной в этой связи выглядит позиция Европейского Суда по права человека, выраженная в Постановлении ЕСПЧ от 06.12.2012 по делу «Мишо (Michaud) против Франции». Европейский Суд разъяснил, что возложение на адвокатов обязанности сообщать о подозрениях, не составляет чрезмерного вмешательства ввиду публичного интереса, сопровождающего борьбу с отмыванием денег, и гарантий, предоставленных исключением из сферы ее действия информации, полученной или добытой адвокатами при оказании юридической помощи клиентам в судебных разбирательствах, и информации, полученной или добытой в контексте правового консультирования, а также что адвокатская профессиональная привилегия не является абсолютной[24].

Выходит, что согласно позиции Европейского Суда по правам человека, установление государством обязательного доносительства адвокатом на своего доверителя возможно в определенных случаях. С данной позиции наше законодательство более гуманно. Так, согласно подп. 1 п. 4 статьи 6 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации» адвокат не вправе принимать от лица, обратившегося к нему за оказанием юридической помощи, поручение в случае, если оно имеет заведомо незаконный характер[3]. Иного обязательства на адвоката не наложено, более того адвокат не имеет права сообщать о любых противозаконных поручений за которыми обратился доверитель.

Стоит отметить, что даже если правоохранительные органы или другие лица получили сведения, составляющие адвокатскую тайну, то такие сведения:

будут относиться к недопустимым доказательствам в уголовном судопроизводстве в соответствии с пунктом 2.1 части 2 статьи 75 Уголовно-процессуальным кодексом РФ[1];

не будут использованы как доказательство в административном судопроизводстве в соответствии с частью 3 статьи 26.2 Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях и статьей 8 Федерального закона от 31.05.2002 № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации»[2, 3].

Совет при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека 31 марта 2015 года провел специальное заседание на тему «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности», в результате которой были приняты Рекомендации Совета при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека по итогам специального заседания на тему: «О роли адвокатуры в правозащитной деятельности» от 18 августа 2015 г., согласно которым в настоящее время необходима безотлагательная подготовка предложений об установлении ответственности, включая уголовную, за вмешательство в профессиональную деятельность адвоката и воспрепятствование ей[26].

Разработка данного предложения также должна предусматривать анализ законодательства других государств. Для правового анализа и сравнения были выбраны 11 стран бывшего СССР, включая Российскую Федерацию.

Проведенный сравнительно-правовой анализ показал, что в 6 из них существуют нормы, влекущие ответственность за нарушение адвокатской тайны. В 3 из них существует уголовная ответственность воспрепятствование законной деятельности адвокатов (Украина, Республика Казахстан, Кыргызская Республика).

Проведенный сравнительно-правовой анализ на основе законодательной практики других государств со схожей правовой системой позволит выработать гипотезу, диспозиции и санкцию возможной будущей нормы, а также понять необходимость её принятия.

Таблица 3 – Сравнительно-правовой анализ правового регулирования ответственности за посягательство на адвокатскую тайну и разглашение адвокатской тайны государств бывшего СССР[2, 5-19]

Государство

НПА

Текст статьи

Крайняя санкция

Дата вступления в силу

Кыргызская Республика

Статья 318-1 УК Кыргызской Республики

Воспрепятствование в какой бы то ни было форме реализации прав и исполнению обязанностей защитника, предусмотренных статьей 48 Уголовно-процессуального кодекса Кыргызской Республики

Штраф в размере от ста до двухсот расчетных показателей

23.10.2002

Республика Беларусь

Статья 22.13 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях

Умышленное разглашение коммерческой или иной охраняемой законом тайны без согласия ее владельца лицом, которому такая коммерческая или иная тайна известна в связи с его профессиональной или служебной деятельностью

Наложение штрафа в размере от четырех до двадцати базовых величин

01.03.2007

Республика Таджикистан

УК Республики Таджикистан

Ответственность отсутствует

-

-

Республика Казахстан

Статья 435 УК Республики Казахстан

Воспрепятствование законной деятельности адвокатов и иных лиц по защите прав, свобод и законных интересов человека и гражданина в уголовном процессе, а равно оказанию физическим и юридическим лицам юридической помощи либо иное нарушение самостоятельности и независимости такой деятельности, если эти деяния причинили существенный вред правам, свободам или законным интересам человека и гражданина, правам или законным интересам юридических лиц, охраняемым законом интересам общества или государства

Лишение свободы на срок до двух лет

01.01.2015

Республика Армения

УК Республики Армения, КоАП Республики Армения

Ответственность отсутствует

-

-

Азербайджанская Республика

УК Азербайджанской Республики,

КоАП Азербайджанской Республики

Ответственность отсутствует

-

-

Республика Молдова

Статья 320 Кодекса Республики Молдова о правонарушения

Вмешательство в деятельность народного адвоката и народного адвоката по защите прав ребенка в целях воздействия на их решения по некоторым обращениям, умышленное игнорирование должностным лицом обращений со стороны народного адвоката и народного адвоката по защите прав ребенка, невыполнение рекомендаций таковых, воспрепятствование в любой другой форме осуществлению их деятельности

штраф на физических лиц в размере от 12 до 18 условных единиц и на должностных лиц в размере от 45 до 60 условных единиц.

31.05.2009

Республика Узбекистан

Статья 46 КоАП Республики Узбекистан

Разглашение врачебной или коммерческой тайны, тайны переписки и иных сообщений, нотариальных действий, банковских операций и сбережений, а равно иных сведений, могущих причинить моральный либо материальный ущерб гражданину, его правам, свободам и законным интересам

Влечет наложение штрафа на граждан от одной второй до двух, а на должностных лиц - от двух до пяти минимальных размеров заработной платы

01.04.1995

Российская Федерация

КоАП РФ

Разглашение информации, доступ к которой ограничен федеральным законом (за исключением случаев, если разглашение такой информации влечет уголовную ответственность), лицом, получившим доступ к такой информации в связи с исполнением служебных или профессиональных обязанностей, за исключением случаев

Влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятисот до одной тысячи рублей; на должностных лиц - от четырех тысяч до пяти тысяч рублей

01.07.2002

Украина

Статья 397 УК Украины

Совершение в любой форме препятствий к осуществлению правомерной деятельности защитника или представителя лица по оказанию правовой помощи или нарушение установленных законом гарантий их деятельности и профессиональной тайны

Ограничение свободы на срок до трех лет

01.09.2001

Туркменистан

УК Туркменистана, КоАП Туркменистана

Ответственность отсутствует

-

-

Рост посягательства на режим адвокатской тайны является сигналом для принятия законодательный мер по защите отношений, возникающих между доверителем и адвокатом. В Российской Федерации необходимо ввести уголовную ответственность за воспрепятствование законной деятельности адвокатов. Данную статье можно ввести в главу 31 УК РФ «Преступления против правосудия». С точки зрения законодательной техники, данная статья должна быть после ст. 294 УК РФ, устанавливающей ответственность за воспрепятствование осуществлению правосудия и производству предварительного расследования. Гипотезу статьи можно изложить следующим образом: воспрепятствование осуществлению правомерной деятельности защитника или представителя лица по оказанию юридической помощи или нарушение установленных законом гарантий их деятельности и профессиональной тайны. В связи с особой важностью деятельности адвоката-защитника санкция должна соответствовать ответственности за деяние, предусмотрено ч. 1 ст. 294 УК РФ.

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.