Статья 'Особенности осуществления преимущественных прав в наследственных правоотношениях' - журнал 'Право и политика' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
ГЛАВНАЯ > Вернуться к содержанию
Право и политика
Правильная ссылка на статью:

Особенности осуществления преимущественных прав в наследственных правоотношениях

Заливин Кирилл Юрьевич

аспирант, Северо-Кавказский федеральный университет, кафедра гражданского права и процесса

355000, Россия, Ставропольский край, г. Ставрополь, ул. Дзержинского, 152

Zalivin Kirill

Post-graduate student, the department of Civil Law and Procedure, North-Caucasus Federal University;

355000, Russia, Stavropol'skii krai, g. Stavropol', ul. Dzerzhinskogo, 152

cyberkrik@gmail.com
Другие публикации этого автора
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2017.4.22889

Дата направления статьи в редакцию:

03-05-2017


Дата публикации:

15-05-2017


Аннотация: Предметом исследования являются особенности осуществления преимущественных прав в наследственных правоотношениях. На основе проведенного анализа автор приходит к выводу, что одной из главных особенностей осуществления преимущественных прав в наследственных отношениях является возникающая в связи с заявлением преимущественных прав обязанность выплатить компенсацию другим участникам наследственных отношений. Автор критикует положения ст.1178 ГК РФ о том, что обладатель преимущественного права на наследование предприятия должен обладать статусом индивидуального предпринимателя. Автор использует формально-юридический метод, систематический, формально-логический, специально-юридический, методы анализа, синтеза, аналогии и другие методы научного познания. Новизна исследования заключается в системном правовом анализе особенностей осуществления преимущественных прав в наследственных правоотношениях на современном этапе, главным из которых является компенсационный характер реализации преимущественных прав. Автор приходит к выводу о необходимости внесения изменений в действующее законодательство. По мнению автора, для обладания преимущественным правом при наследовании предприятия наиболее важным является критерий тесной связи наследника с предприятием, его участие в деятельности предприятия до смерти наследодателя или иной существенный интерес в продолжении деятельности этого предприятия. Автором предлагается использовать этот критерий и внести соответствующие изменения в ст.1178 ГК РФ.


Ключевые слова:

Преимущественное право, обязательственные правоотношения, реализация преимущественного права, гражданские правоотношения, наследственные правоотношения, статус индивидуального предпринимателя, корпоративные правоотношения, наследование предприятия, злоупотребление правами, преимущественные права наследников

Abstract:     The subject of this research is the peculiarities of exercising of preemptive rights in hereditary legal relations. Based on the conducted analysis, the author comes to a conclusion that one of the key aspects of exercising of preemptive rights in hereditary legal relations is the emerging due to the claiming of preemptive rights obligation to pay the indemnity to other parties of inheritance relations. The author criticizes the positions of the Article 1178 of the Civil Code of the Russian Federation that the holder of priority right to inherence the company must stand as a private entrepreneur. The scientific novelty consists in the systemic legal analysis of peculiarities in exercising preemptive rights in hereditary legal relations at present stage, the major of which is the reparation character of exercising of preemptive rights. A conclusion is made on the need for amending the existing legislation. The author believes that for holding the priority right in inheriting the company, a primary criterion lies in the close tie of a heir with the company, as well as his participation in company’s affairs until the death of a testator or other substantial interest in continuation of this company. The author suggests using such criterion and make corresponding changes to the Article 1178 of the Civil Code of the Russian Federation.    


Keywords:

Pre-emption right, obligatory legal relations, privilege right, civil law, Hereditary relations, private entrepreneur, Corporate legal relations, Enterprise inheritance, Abuse of rights, preemptive rights of the heirs

Говоря об особенностях преимущественных прав в наследственных правоотношениях, главное, что стоит отметить, это то, что реализация преимущественного наследственного права его обладателем не означает «имущественный прирост» правообладателя по сравнению с другими равностепенными участниками наследственных отношений. Преимущественное право в наследственных правоотношениях носит сугубо «вещный» характер и дает правообладателю право на приобретение конкретной вещи, или имущества, которое может носить комплексный характер, как предприятие, но в денежном эквиваленте, другие наследники получают ровно такую же долю, поскольку на обладателя преимущественного права возлагается обязанность компенсировать другим участникам наследственных отношений его преимущество, поскольку во всех указанных выше нормах части третьей ГК РФ указано, что преимущественное право реализуется «в счет наследственной доли».

Данный тезис можно проиллюстрировать примерами из судебной практики.

Так, например, Л.М. обратилась в суд с иском к С.А., в котором просила признать за ней преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли в имуществе, составляющем наследственную массу после смерти А.А. на 1/12 доли в праве на квартиру. Решением Дорогомиловского районного суда г. Москвы было постановлено иск Л.М. к С.А. о признании преимущественного права на долю квартиры при разделе наследства, определении долей, признании права собственности в порядке наследования по закону - удовлетворить частично. При этом, доводы истца об отсутствии у С.А. права на получение денежной компенсации в связи с тем, что она понесла расходы на оплату лечения наследодателя, а также расходы на его похороны, судом были отклонены как не основанные на ст. 1170 ГК РФ[1].

В данной ситуации суды первой и апелляционной инстанций пришли к убеждению, что у не обладающего преимущественным правом наследника имеется право на денежную компенсацию его доли в наследстве, которая отошла к обладателю преимущественного права. Верховный Суд РФ обозначил данную компенсацию как «компенсацию несоразмерности переданного имущества»[2].

Данные примеры позволяют выделить такую особенность осуществления преимущественных прав в наследственных отношениях как возникновение в случае реализации преимущественного права обязанности компенсировать несоразмерность переданного наследственного имущества, то есть, синаллагматический характер такого осуществления.

Еще одной особенностью осуществления преимущественных прав в наследственных отношениях является требование законодателя к правовому статусу обладателя преимущественного права при наследовании предприятия, а именно, что такое право может быть представлено лишь лицу, обладающему статусом индивидуального предпринимателя на момент открытия наследства.

Некоторые авторы, в частности А.В. Мицык, видит здесь в возможности недобросовестного поведения кандидата на получение преимущественного права в ситуации, когда смерть наследодателя становится очевидной, и для получения преимущественного права такие «кандидаты» регистрируются в качестве предпринимателей без цели осуществления такой деятельности, а лишь чтобы получить преимущественное право при наследовании, а после вступления в наследство прекращают свой предпринимательский статус[3]. На данное обстоятельство обращает внимание также А.А. Кирилловых[4]. Такие случаи на практике довольно нередки[5]. Так О. и В. обратились в суд с иском к Т. о разделе наследственного имущества, и выделе из наследства их доли. О. и В. являются сыновьями умершего, Б., от первого брака, а ответчица приходилась ему второй женой. После смерти Б. остался бизнес по продаже печатных изделий. Доводами против иска О. и В. послужили выписка из ЕГРЛ. о том что О. был поставлен на учет в МИФНС сразу после смерти Б с явным умыслом на получение преимущества при наследовании бизнеса.[6]

С целью избежания подобных злоупотреблений А.В. Мицык предлагает дополнить абз. 1 ст. 1178 положением, согласно которому преимущественное право на получение предприятия приобретает лишь тот наследник, который зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя или коммерческого юридического лица на день открытия наследства и осуществляет свою деятельность к этому моменту продолжительный период времени (например, один год).

Как представляется, наличие статуса предпринимателя не является гарантией того, что предприятие попадет в надлежащие руки. Тем более, что предпринимательская деятельность может осуществляться в самых различных отраслях деятельности, и при наследовании предприятия, допустим осуществляющего деятельность в сфере ИТ-технологий, и предприятия очень крупного, опыт предпринимательской деятельности в сфере мелкой розничной торговли вряд ли будет достаточно полезным, а вот опыт управления каким-нибудь государственным или муниципальным учреждением вполне может пригодиться, особенно при решении кадровых вопросов, налаживания экономических связей и т.п. Здесь не надо усматривать принижения каких либо видов предпринимательской деятельности, просто мы подчеркиваем их разноплановость и широкий спектр таких видов деятельности, в связи с чем приходим к выводу, что наличие только предпринимательского статуса не должно давать какого либо преимущества. К такому же выводу пришел и С.Е. Никольский, известный своими работами в области наследственного права[7]. Как отмечает Е.А. Суханов, далеко не каждый собственник предприятия (в том числе и предприниматель) в состоянии компетентно и эффективно использовать предприятие как имущественный комплекс[8].

При этом, в соответствии с нормами российского законодательства, наличие статуса индивидуального предпринимателя обязательно лишь для осуществления именно индивидуальной предпринимательской деятельности, тогда как понятие «предприятие» не охватывается исключительно такой формой деятельности, допускается и коллективная деятельность, в различных организационно-правовых формах, для участия в которых наличие статуса индивидуального предпринимателя не является обязательным.

На наш взгляд, здесь более уместной будет та логика, которая заложена в вышерассмотренных ст.1168 и 1169 ГК РФ, где преимущественное право связано не только со статусом наследника, а с фактом участия наследника в наследуемом имуществе еще при жизни наследодателя, проживании в одном жилом помещении или совместном пользовании предметами домашнего обихода. Поэтому, более уместным представляется признавать преимущественное право за тем наследником, который является или соучредителем наследуемого предприятия, или его руководящим работником, или иным образом связан с деятельность данного предприятия, то есть, при наличии тесной связи наследника со специфическим наследуемым имуществом – предприятием. Данная связь может быть обусловлена, например, и интересом наследодателя, готовившего себе замену, или, по крайней мере, вводившего потенциального наследника в курс особенностей управления таким предприятием.

Вопросы наследования предприятия, как корпоративного образования, на наш взгляд, должны рассматриваться и в аспекте особенностей осуществления преимущественных прав в корпоративных правоотношениях.

По мнению большинства современных исследователей, как отечественных[9], так и зарубежных[10][11], преимущественные права в корпоративных правоотношениях связаны либо с преимуществом на приобретение прав участия в деятельности корпорации за счет других участников гражданских правоотношений, либо за счет внесения дополнительных вкладов в уставный капитал корпоративного образования. При этом, первая группа преимущественных прав в корпоративных правоотношениях – это преимущественное право участника корпорации на приобретение акций, долей, продаваемых другими участниками корпорации перед лицами, не являющимися участниками корпорации[12].

Кроме того, в качестве основной цели такого предоставления преимущественного права на приобретение корпоративных бумаг выделяют защиту интересов действующих участников корпоративных образований, которая выражается в недопущении новых лиц в участники общества[13]. Л.А. Новоселов определяет, что цель установления преимущественного права на покупку доли (или акций в АО) выражается в предоставлении гарантии от наступления неблагоприятных последствий, которые могут быть связаны с появлением в составе общества новых лиц, не имеющих фидуциарных связей с действующими участниками, что может отрицательно отразиться на делах корпорации, в том числе по причине отсутствия у новых участников компетенции и способности вести дела надлежащим образом[14].

Здесь необходимо отметить направленность преимущественных прав в корпоративных отношениях прежде всего на защиту интересов самой корпорации и ее участников, что, на наш взгляд, необходимо распространить и на вопросы наследования предприятия в аспекте предоставления преимущественных прав для отдельных категорий наследников. Именно поэтому более целесообразным представляется признавать преимущественное право за теми наследниками, которые обладают тесной связью с корпорацией-предприятием, имеют более существенный интерес в ее деятельности, по сравнению с другими наследниками той же очереди.

В связи с этим предлагается в качестве обладателя преимущественного права на наследование предприятия, кроме коммерческой организации – наследника по завещанию, признать наследника, который на момент открытия наследства являлся соучредителем такого предприятия, либо одним из лиц, входящих в органы управления предприятием, либо иным образом доказавшим свою заинтересованность в сохранении предприятия как единого комплекса в случае признания за ним преимущественного права на наследование. Последняя часть нашего тезиса предлагает возможность судебного признания наличия такого преимущественного права, если иные наследники не согласятся с доводами претендента на преимущественное право наследования. Доказательствами такого интереса могут быть бизнес-планы, предварительные договоренности с контрагентами наследуемого предприятия и т.п. Поскольку такой спор будет относится к спорам экономического характера, связанного с предпринимательской деятельностью, то такой его скорее стоит отнести к подсудности арбитражных судов. Инициирован такой спор может быть только в пределах срока вступления в наследство.

На основании вышеизложенного предлагается абзац первый ст. 1178 изложить в следующей редакции: «Наследник, который на день открытия наследства зарегистрирован в качестве индивидуального предпринимателя, и/или является соучредителем наследуемого предприятия, либо одним из лиц, входящих в органы управления предприятием, либо иным образом доказавшим свою заинтересованность в сохранении предприятия как единого комплекса, или коммерческая организация, которая является наследником по завещанию, имеет при разделе наследства преимущественное право на получение в счет своей наследственной доли входящего в состав наследства предприятия (статья 132) с соблюдением правил статьи 1170 настоящего Кодекса.»

Библиография
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
Ссылка на эту статью

Просто выделите и скопируйте ссылку на эту статью в буфер обмена. Вы можете также попробовать найти похожие статьи


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.