Статья 'Гражданское участие и политическая активность жителей Вологодской области: оценка эффективности диалога власти и общества' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Civic participation and political activity of Vologda Oblast residents: assessment of the effectiveness of the dialogue between the authorities and society

Phedotov Daniil Andreevich

Master's student, Department of Theory and History of State and Law, Faculty of Law, St. Petersburg State University

199034, Russia, Saint Petersburg, Saint Petersburg, Universitetskaya Embankment str., 7-9

phedotovdaniil@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2020.11.43395

Received:

21-12-2020


Published:

22-12-2020


Abstract: The subject of the study is the level of civic activity of Vologda Oblast residents in the public life of the region. The research is based on general scientific, interdisciplinary and private scientific methods. In the course of the study, an online questionnaire survey was used as a quantitative research method for data collection; data analysis methods used in the course of studying the subject of the study: statistical analysis, interpretation. The empirical part of the study presents the chi-square method, one-dimensional data distribution and correlation analysis. The methodological basis of the study was societal neo-institutionalism. The purpose of this study is to assess the level of civic activity of residents of the Vologda Oblast. Based on the conducted research and the theory considered, the following conclusions were drawn: the majority of respondents have a significant level of unrealized political activity, while they are distinguished by a fairly high level of readiness for mobilization within civil society, which can be implemented not only in the framework of constructive activities, but also destructive with the accumulation of unrealized political participation. Respondents showed a low level of participation in public life, which indicates incomplete realization of their mobilization potential, social capital is not used sufficiently. There is a connection between the level of knowledge of the authorities in the areas of responsibility of the LSG bodies and the assessment of their activities. Also, the level of knowledge of authority is related to the level of trust in the head of the municipality. Groups of respondents with this knowledge mostly trust the head and evaluate the work of the LSG bodies higher than do the groups of respondents who stated the lack of this knowledge. The civic activity of residents of the Vologda Oblast as a whole is characterized by high indicators of readiness to work in public organizations, but at the same time weak indicators of involvement in public life.


Keywords:

political behavior, socio-political activity, protest activity, democratic institutions, civil society institutions, aerobatic research, MSU, Vologda region, Political participation, Civic engagement

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

В современном российском обществе особенно остро стоит проблема низкой гражданской активности на муниципальном и региональном уровнях. Специфика данного явления заключается в том, что во многом данная проблема строится на основе отсутствия или некорректности взаимодействия институтов политической власти, гражданского общества и населения. Степень взаимодействия институтов гражданского общества с органами местного самоуправления и органами государственной власти на уровне субъекта Российской Федерации во многом определяет уровень гражданской активности населения. Интерес к изучению уровня гражданской активности жителей Вологодской области обуславливается тем, что на сегодняшний день подобных исследований, направленных на достижение узкой цели, заключающейся в изучении степени вовлечённости населения в гражданскую активность на территории региона практически не проводилось. Данное исследование выстроено в рамках методологии социетального неоинституацонализма, которая концентрирует внимание на связях между государством и обществом, моделях взаимодействия внутри частного и государственного секторов и между ними. Предметом исследования выступает уровень гражданской активности жителей Вологодской области в общественной жизни региона. Целью исследования является оценка уровня гражданской активности жителей Вологодской области.

Целевая установка исследования реализуется посредством решения следующих основных задач: рассмотреть теоретические основы изучения гражданской активности населения; провести пилотажное эмпирическое исследование на основе индикаторов, определенных в теоретической части; осуществить анализ результатов пилотажного эмпирического исследования.

Методология и методы исследования: исследование опирается на общенаучные, междисциплинарные и частные научные методы. В ходе исследования был использован анкетный онлайн-опрос с применением количественного метода для сбора данных исследования; конкретные методы анализа данных, использованные в ходе изучения предмета исследования: статистический анализ, интерпретация. В эмпирической части исследования представлен метод хи-квадрат, одномерное распределение данных и корреляционный анализ. Теоретико-методологической рамкой исследования является социетальный неоинституционализм.

Теоретические основы изучения гражданской активности населения.

Прежде чем перейти к теоретической части исследовательской работы, необходимо определиться с дефинициями основных понятий, интересующих нас в рамках данной темы. Первое определение – гражданская активность. В научной литературе принято обозначать гражданскую активность как форму активности общества, направленную на практическую реализацию социальных интересов, которая является присущей индивидам и различным общественным объединениям граждан [5, С. 80]. Гражданская активность зависит от политических, культурных и духовных ценностей граждан и общества в целом. По мнению автора данной работы, к определению гражданской активности также необходимо добавить то, что гражданская активность является возможностью реализации на практике идей и проектов граждан.

Однако существуют и принципиально другие определения данного термина. Так, А.А. Фролов считает, что «гражданская активность – одна из форм общественной активности, которая выражается в неравнодушном отношении к проблемам общества, способности и желанию проявления собственной гражданской позиции, отстаивания групповых и личных прав и интересов, это сознание личной ответственности за благополучие государства» [26, С. 63]. Уровень гражданской активности представляет собой степень вовлечения граждан рассматриваемой в предметной территории в рамках их включения в общественную деятельность. Политическая деятельность — это ключевой способ включения субъектов политики индивидуального и коллективного уровней в участие в политической сфере жизни общества, форма проявления активности в ней [32, С. 32]. При этом политическая активность граждан – важная характеристика социального поведения, которая фиксирует разнообразие форм политических действий, их частоту и интенсивность [8, С. 141-143]. Далее, под мобилизационным потенциалом в рамках данной работы понимается уровень готовности граждан включиться в общественную деятельность. Мобилизационный потенциал инкорпорирует в себе два основных типа: политический и социальный. Политическая мобилизация гражданского общества наступает позже и идет гораздо медленнее, чем социальная, но в то же время она преимущественно фундаментальна [33, С. 121]. Политическое участие – это воздействие, которое оказывается субъектами гражданского общества на политическую систему под влиянием индивидуальных и коллективных особенностей, политической культуры и других социальных факторов, с целью реализации своих интересов [20, С. 135]. Причина развития политического участия – осознание политическими акторами своего интереса и способа его осуществления через гражданскую активность.

Исследователи выделяют 4 этапа политического участия [9, С. 690-691]:

1. Осознание участия в управлении обществом;

2. Субъективная готовность и осознанность;

3.Формальная включенность в различные формы деятельности;

4. Участие в различных формах деятельности, связанных с управлением.

Нереализованный или избыточный потенциал политической активности, проявляемый по-разному в различных системах, зачастую становится причиной протестного политического процесса.

Политическое участие как таковое мы можем классифицировать по нескольким основаниям: субъекту, характеру политического поведения, отношению к власти.

По субъекту политического действия, как правило, выделяют:

1. Индивидуальное участие;

2. Групповое участие;

3. Массовое участие.

По характеру политического поведения [4, С.153-156]:

1. Автономное участие (тип участия, при котором основными мотиваторами политического участия выступают личные убеждения и система ценностных ориентаций).

2. Мобилизованное (тип участия, при котором речь идёт о манипуляции, принуждении; данный тип сроднен ритуалу, он может оказывать влияние на политическую систему, но при этом, эффекты неконструктивной деятельности оказываются более значимыми).

По отношению к власти [21, С.138-158]:

1. Санкционированное участие

А) Конвенциональное (Поддержка режима, выборы, митинги, работы в выборных органах. Функционирование групп одного интереса (например, движение градозащитников против строительства одного типа зданий)

Б) Неконвенциональное (выражение протеста власти, которое не представляет опасности для её существования).

2. Несанкционированное участие

Направленность политического участия может быть разделена на конструктивный и деструктивный виды. Важной категорией политического участия выступает мотивация, которая по своей сути является аффективной реакцией на деятельность властей. В рамках этой реакции выделяются два типа мотивации: социоцентрическая мотивация власти и эгоцентрическая мотивация власти в зависимости от преобладания внутренних психологических стремлений личности. Граждане с преобладающей социоцентрической мотивацией власти устремляются к ней, так как она даёт возможности достижения конкретных общественных целей, тем самым служит на благо других людей. В данном случае гражданин стремится к полному господству (доминированию) над другими гражданами, при этом он озабочен интересами общей цели [12, С. 362]. Другой вид мотивации – эгоцентрическая мотивация власти. Эгоцентрическая мотивация представляет собой наличие стремлений к концентрированию власти в большем объёме в собственных руках [12, С. 365]. Мотивация власти как явление характеризуется определённого рода инструментальностью. Это значит, что власть выступает не в качестве самоцели, она является средством, инструментом в достижении иных целей.

Мотивы участия можно подразделить на две части: групповые и индивидуальные. Мотивы по своей сути находятся в иерархическом соподчинении. Они находятся в «смятом» виде, так как человеком не осознаются.

Важнейшими категориями в рамках феномена гражданской активности являются факторы определения политического поведения, по которым представляется возможным выстраивание конкретных индикаторов для выявления уровня гражданской активности. К таким факторам мы можем отнести: наличие политического интереса у граждан, уровень вовлечения их в политическую сферу, что чаще всего проявляется как установка отношения к политическим институтам [18, С. 601]. Также важными факторами являются показатель институционального политического доверия к чиновникам как представителям определённой профессиональной группы и оценка возможностей включения (как включения, достижения результативности политического участия, так и воздействия на политику) в политическое действие [3, С. 200].

Важную роль, как указано выше, играют институты. Для эффективного включения граждан в общественную деятельность, необходимо развитие так называемых инклюзивных институтов. Под инклюзивными понимаются институты, которые позволяют участвовать в политической и экономической активностях и стимулируют это участие для больших групп, что позволяет наиболее подходящим образом использовать их таланты и навыки на базе свободы выбора того, где работать, кого выбирать и что покупать. Другими словами, инклюзивные институты обеспечивают вовлечение широких масс и большой объем человеческого капитала [1].

Как отмечает Д.И. Гигаури, одним из способов формирования гражданского общества является регулярное воспроизводство в социокультурной среде демократических и основанных на осознании правовой природы взаимодействия институтов и индивидов практик, направленных на создание эффективных механизмов артикуляции гражданских интересов и принятия политических и управленческих решений, основанных на взаимном доверии общества и государства [7, С.73]. Политика идентичности в данном случае представляет механизм постоянного воспроизведения подобных инклюзивных институтов, позволяющих вовлекать массы в процесс политического участия.

Помимо всего прочего существуют частные факторы, определяющие вовлечённость граждан в общественную деятельность: тип населённого пункта, в котором проживает гражданин, деятельность средств массовой информации на данной территории и мнение политических лидеров, которые находятся в доступном для гражданина информационном поле.

Традиционно политическое участие рассматривают как четырехуровневый феномен. Первый уровень представляет из себя мотивационный уровень, вторым уровнем является познавательный уровень, который подразумевает наличие знаний и усвоение норм и ценностей поведения определённой модели. Следующим уровнем является конкретное политическое действие, предполагающее формирование политических навыков и умений. И четвёртой компонентой является оценочный уровень, который включает в себя оценку степени удовлетворённости деятельностью институтов.

Таким образом, можно сделать вывод, что уровень гражданской активности и, как следствие, политическое участие в общественно-политической деятельности во многом зависит от уровня политической культуры как на индивидуальном уровне, так и на уровне сообщества в целом. Причем, нужно понимать, что уровень политической культуры может колебаться в зависимости от типа сообщества, которое мы рассматриваем, будь это локальное или крупное городское сообщество [13, С. 111].

В контексте российского опыта анализа гражданской активности населения, прежде всего, необходимо рассмотреть общественную активность граждан на муниципальном уровне. Это обусловлено тем, что местное самоуправление – наиболее доступный для рядовых граждан уровень власти, который совместно с органами территориального общественного самоуправления создаёт мост между органами власти и гражданским обществом, тем самым обладая возможностью по включению граждан в общественную деятельность.

В современной отечественной и зарубежной науке под гражданским обществом принято понимать разветвленную сеть независимых сообществ граждан (и разнообразных связей между и внутри них), соблюдающих законы государства, которое, в свою очередь, выступает защитником их прав и гарантом невмешательства в их повседневную жизнь [19, С. 15]. Основными признаками гражданского общества считаются такие общественно-философские категории как открытость, равенство, уважение и солидарность. Уровень развития гражданского общества оценивается по критериям эффективности законодательства, наличия и функционирования общественных организаций, существования неформальных связей, состояния института частной собственности, уровня доверия к социальным институтам и, разумеется, уровня гражданской активности [19, С. 16]. Таким образом, в данном исследовании будет проанализирована одна из составляющих гражданского общества на территории Вологодской области – гражданская активность населения.

Исследователи выделяют 2 наиболее значимых подхода к определению гражданской активности как компонента гражданского общества.

Подход, ориентированный на роль гражданской активности в развитии демократических институтов и демократии в целом. Яркими представителями данной концепции являются А. де Токвиль и Р. Патнэм [16, 24]. В контексте данного подхода гражданская активность направлена на стимулирование разного рода реформ и конструктивный диалог с властями, часто она связана с функцией гражданского контроля за исполнением органами государственной и муниципальной власти своих обязанностей перед гражданами.

Подход, констатирующий протестную сущность гражданской активности, которая заключается в противостоянии гражданского общества и государства. Значимыми исследователями в этой области являются М. Фоули и Б. Эдвардс [25]. Данный подход исходит из понимания гражданской активности прежде всего как протеста. Ключевым субъектом протестной деятельности выступает оппозиция (как политические партии, различного рода движения и т.п.).

Исследователи предпринимают попытки синтеза двух вышеуказанных подходов. В рамках теории гражданского общества выделяют особое направление – теорию социальных движений [28][35]. Исследователи определяют также концепции социальных движений, которые последовательно приходили на смену друг друга:

1. Теория коллективного поведения, где протест трактуется социально-психологическими факторами, социальными и политическими условиями;

2. Теория относительной депривации, которая констатирует возникновений социальной и политической напряжённости в результате разрыва между устремлениями, потребностями и средством их достижения;

3. Концепция коллективного действия или другими словами концепция «мобилизации ресурсов». Данная концепция характеризуется процессом развития общественных движений в контексте социально-экономического и политического факторов. Это связано с тем, что именно они запускают процесс формирования этих общественных движений при наличии как внешних, так и внутренних ресурсов для мобилизации;

4. Концепция новых социальных движений, которая устанавливает связь между возникновением социальных движений и становлением постиндустриального, информационного общества. Для данных движений приоритетными являются культурные, а не экономические ценности, которые являются условием объединения людей [17, 23, 34].

Представляется рациональным объединение «концепций гражданского общества и общественных движений с целью охвата для описания наиболее полного разнообразия видов гражданской активности. Исходя из того, что наиболее развитое гражданское общество должно включать наличие достаточно сильных общественных организаций, а также активное общественно-политическое участие граждан, социальные движения», которые в свою очередь, выполняют функцию аккумулирования неинституциональных форм активности [19, С. 8].

Кроме общих теорий социальных движений и взаимодействия их с институтами гражданского общества, а также отдельно взятых индивидов во взаимодействии с гражданским обществом есть ряд авторских концепций, в которых авторы рассматривают гражданскую активность граждан в условиях взаимодействия с органами местного самоуправления. Г.А. Цветкова рассматривает вопрос о том, что «одной из главных проблем становления отечественного местного самоуправления на протяжении всей его истории выступало практическое отсутствие сплоченных организованных добровольных общественных союзов и ассоциаций, способных к самостоятельному решению вопросов на муниципальном уровне» [30, С. 20]. В практической части данной работы данный вопрос будет рассмотрен. Б. Н. Чичерин в 1899 г. в своей работе «О народном представительстве» констатировал, что «свободные учреждения, которые не находят постоянной поддержки в народе, всегда непрочны» [31]. В связи с этим, природа любых социальных движений трактует им определённый жизненный цикл от рождения до смерти.

Е.А. Тимохина считает, что привлечение граждан к решению бюджетных вопросов способно стимулировать вовлечение граждан в общественно-политическую деятельность, так как партиципаторное (инициативное) бюджетирование может способствовать появлению ощущения у граждан непосредственного участия в политике за счёт реализации проектов в рамках территориального общественного самоуправления в рамках муниципалитета [22, С. 178-181].

Для большинства регионов РФ характерной особенностью формирования и становления институтов гражданского общества является процесс их формирования по инициативе, которые «исходят непосредственно от граждан, что, по мнению ряда исследователей, к примеру, Ю. Хабермаса, Н. Лумана является основой независимого и эффективного гражданского общества» [27]. Органы местного самоуправления выполняют важную функцию в развитии и становлении гражданской активности, так как они являются механизмом формирования активности при том условии, что они являются её составной частью. «Гражданская активность, вне зависимости от региона или страны, всегда является отражением потребности человека и его интересов, а также направлена на защиту прав, сохранение собственности и возможности обеспечения благосостояния» [11, С.35].

Эмпирическое исследование состояния уровня гражданской активности жителей Вологодской области.

В рамках эмпирической части исследования был проведён пилотажный анкетный опрос жителей Вологодской области, в котором приняли участие 365 человек: 170 мужчин (46,6%), 195 женщин (53,4%). Выборка целенаправленная, метод первого встречного. Период сбора эмпирического материала с 15 по 25 ноября 2020 года. Данная выборочная совокупность объясняется тем, что на территории Вологодской области, по данным Росстата, на 1 января 2020 года проживало 1 160 445 человек [14], из них, старше 18 лет на 1 января 2019 года - 898 291 человек, из них мужчин - 400 401 человек, женщин - 497 890 [15]. Таким образом, при проведении пилотажного исследования необходимо учитывать половую структуру общества, что нашло своё отражение в выборочной совокупности. Подробное разделение респондентов по возрастным категориям представлено в таблице 1.

ПолВозраст

от 18 до 25

от 26 до 35

от 36 до 45

от 46 до 55

56 и старше

Всего

Мужской

Количество

35

47

40

29

19

170

% общего итога

9,6%

12,9%

11,0%

7,9%

5,2%

46,6%

Женский

Количество

44

53

49

27

22

195

% общего итога

12,1%

14,5%

13,4%

7,4%

6,0%

53,4%

Количество

79

100

89

56

41

365

% общего итога

21,6%

27,4%

24,4%

15,3%

11,2%

100,0%

Таблица 1. – Распределение респондентов по возрастным

Распределение респондентов по уровню образования: основное (общее) образование – 6 респондентов (1,6%), среднее (полное) общее образование – 29 респондентов (7,9%), среднее профессиональное образование – 78 респондентов (21,4%), незаконченное среднее профессиональное образование – 5 респондентов (1,4%), высшее образование – 205 респондентов (56,2%), незаконченное высшее образование – 42 респондента (11,5%).

Первый вопрос был нацелен на включение респондентов в опрос, направленный на измерение степени интереса политикой у респондента. Результаты показывают, что 31 (8,5%) респондентов вообще не интересуются политикой, 47 (12,9%) скорее не интересуются, 95 (26%) где-то по середине, 107 (29,3%) скорее интересуются и 85 (23,3%) очень интересуются политикой. Таким образом, у 192 (52,6%) респондентов есть интерес к политике как к сфере общественных отношений, 79 (21,4%) респондентов не интересуются политикой.

Второй вопрос исследовал частоту участия респондентов в голосовании на выборах. 224 (61,4%) респондентов всегда принимают участие в голосовании на всех проводимых на территории города (района) выборах, 67 (18,4%) принимают участие часто, но не всегда, 43 (11,8%) респондентов иногда принимают участие в голосовании, 15 (4,1%) не принимают участие в голосовании на выборах и 15 (4,1%) ещё не участвовали в выборах. Так, мы видим достаточно высокий уровень активности опрошенных респондентов на голосовании в период выборов. Однако, реальный показатель явки на выборах 14 сентября 2020 года в Вологодской области составил 36,86%, что свидетельствует о том факте, что в выборку попали преимущественно активные жители, либо респонденты лукавят, отвечая, что посещают все проводимые выборы [10].

Третий вопрос был направлен на когнитивное восприятие респондентами изменений политической ситуации в стране. С фразой «Политическая ситуация в стране практически не меняется в последние годы» полностью не согласны 32 (8,8%) респондента, не согласны 74 (20,3%), где-то по середине 122 (33,4%), согласны 74 (20,3%), полностью согласны 40 (11%), затруднились ответить 23 человека (6,3%).

Четвёртый вопрос был направлен на изучение восприятия респондентами ситуации в стране. Ответы распределились следующим образом: вариант «спокойная» выбрали 72 (19,7%) респондентов, вариант «напряжённая» выбрали 234 (64,1%) респондентов, вариант «критическая» – 59 (16,2%) респондентов.

Пятый вопрос был направлен на выявление факторов, которые станут определяющими при принятии респондентами решения о присоединении к политической партии. Ответы распределились следующим образом: 176 (48,%) респондентов ответили «Разделение моих интересов», 166 (45,5%) – «Качественно проработанная программа, 112 (30,6%) – «Активная политическая борьба партии», «Личность лидера партии» – 106 (29%), 15 (4,1%) – «Наличие в составе моих родственников, друзей, знакомых», 14 (3,8%) – «Заражающая агитация», 73 (20%) – «Затрудняюсь ответить», для 10 (2,7%) респондентов пришёлся по душе вариант «Я никогда не вступлю в партию», для 9 (2,4%) респондентов важен фактор «Достигнутые результаты», 4 человека ответили, что они уже вступили в партию и не собираются её менять. Таким образом, самыми значимыми для респондентов являются факторы разделения интересов, качество программы, активная политическая борьба и личность лидера партии.

Шестой вопрос был направлен на изучение уровня доверия респондентов Губернатору Вологодской области – О. А. Кувшинникову. В данном вопросе респонденты выбирали от 1 до 5, где 1 – полностью не доверяю, 5 – полностью доверяю. Ответы распределились следующим образом: 1 – 37 (10,1%), 2 – 57 (15,6%), 3 – 104 (28,5%), 4 – 104 (28,5%), 5 – 63 (17,2%). Таким образом, доверяют – 167 респондентов (45,7%), где-то по середине – 104 (28,5%), не доверяют – 94 (25,7%). Уровень доверия данного исследования близок к социологическим опросам. Так, количество респондентов, доверяющих Губернатору в 2019 году, составил 47,8%, 35,3% респондентов не доверяли главе региона, следовательно, уровень колеблющихся составлял 16,9% [7]. Интересен тот факт, что уровень доверия 47,8% считается высоким. Так, экс-губернатор Вологодской области В.Е. Позгалёв принял решение об уходе в результате опроса населения, где выяснилось, что уровень доверия к нему снизился до 30% [6]. Интересно провести процедуру Хи-квадрата для поиска связи между показателями когнитивного восприятия ситуации в стране и уровня доверия к губернатору. Исходной гипотезой является тот факт, что уровень доверия к губернатору области формируется под влиянием когнитивного восприятия политической ситуации в стране.

Результаты процедуры Хи-квадрата [см. приложение 2]. На основании проведённого анализа мы видим, что показатели хи-квадрата Пирсона подтверждают гипотезу. Стандартизованные остатки показывают нам, что группа людей, которая считает, что ситуация в стране спокойная имеет большую склонность доверять губернатору, стандартизованный остаток здесь 3,0, напомним, что от показателя |1,64| стандартизованный остаток является значимым. Группа людей, которые считают, что ситуация в стране критическая, наоборот склонны не доверять губернатору (стандартизованный остаток 4,5).

Седьмой вопрос показывает распределение респондентов по уровню доверия главе муниципального образования (для жителей г. Череповец и г. Вологда уровень доверия главе городского округа), где 1- полностью не доверяю, 5 – полностью доверяю. Ответы распределились следующим образом: 1 – 34 (9,3%), 2 – 57 (15,6%), 3 – 83 (22,7%), 4 – 105 (28,7%), 5 – 86 (23,6%). Таким образом, 91 респондент (24,9%) не доверяют главе, 83 (22,7%) – колеблются, 191 респондент (52,3%) доверяют главе муниципального образования 2 уровня. Можно констатировать бóльший уровень доверия респондентов к органам муниципальной власти, чем к Губернатору Вологодской области.

Восьмой вопрос был направлен на изучение включения населения в гражданское общество за счёт вычисления количества общественных организаций, в которых состоят респонденты. Средний показатель по 365 респондентам вышел 1,07 организаций. Максимальный ответ – 17 организаций, минимальный – 0.

Девятый вопрос наплавлен на выявление отношения респондентов к тезису «Деятельность волонтёрских организаций в рамках акции взаимопомощи #МыВместе в период пандемии коронавируса является существенной». Ответы респондентов распределились следующим образом: полностью согласны – 55 респондентов (15,1%), согласны – 162 респондента (44,4%), где-то посередине – 79 (21,6%), не согласны – 17 (4,7%), полностью не согласны – 26 (7,1%), затруднились ответить – 26 человек (7,1%). Таким образом, 217 (59,4%) респондентов считают, что волонтёрские организации играют важную роль в период пандемии коронавируса.

Десятый вопрос касался изучения непосредственного участия респондентов в общественной деятельности с начала введения ограничительных мер в связи с пандемией коронавируса. 127 респондентов (34,8%) принимали участие в общественной деятельности в вышеуказанный период, 220 (60,3%) не принимали участие и 18 (4,9%) затруднились ответить на данный вопрос.

Одиннадцатый вопрос оценивал мобилизационный потенциал граждан, в частности, готовность присоединения к общественной организации района, если она будет заниматься благоустройством территории в непосредственной близости с местом проживания респондента. Респондентам предлагалось выбрать от 1 до 10, насколько они готовы присоединиться к подобной организации, где 1 – совсем не готов(а), 10 – полностью готов(а). Так, результаты были разбиты на 3 группы: ответы 1,2,3 – низкая готовность вступления, 4,5,6,7 – средняя готовность вступления и 8,9,10 – высокая готовность вступления. Соответственно 1 группа характеризуется низким мобилизационным потенциалом, 2 группа характеризуется средним уровнем мобилизационного потенциала и 3 группа обладает высоким уровнем мобилизационного потенциала. К первой группе относятся 39 респондентов (10,7%), ко второй – 130 (35,6%), к третьей – 196 (53,7%). Удивительно, но несмотря на низкий показатель количества общественных организаций, в которых состоят респонденты, они обладают в среднем высоким мобилизационным потенциалом. Данный факт говорит о том, что респонденты не реализовались в общественной деятельности, это может быть связано со слабой информированностью о деятельности подобных организаций, с их неэффективной работой, либо со спецификой их деятельности, не отвечающей характеристикам инклюзивных общественных институтов. Проведём сопряжение переменных 11 и 21:

Уровень готовностиВозраст

Всего

от 18 до 25

от 26 до 35

от 36 до 45

от 46 до 55

56 и старше

Низкая готовность

Количество

10

10

7

8

4

39

%

12,7%

10,0%

7,9%

14,3%

9,8%

10,7%

Средняя готовность

Количество

35

36

35

14

10

130

%

44,3%

36,0%

39,3%

25,0%

24,4%

35,6%

Высокая готовность

Количество

34

54

47

34

27

196

%

43,0%

54,0%

52,8%

60,7%

65,9%

53,7%

Всего

79

100

89

56

41

365

100,0%

100,0%

100,0%

100,0%

100,0%

100,0%

Таблица 2. – Таблица сопряжённости переменных 11 и 21.

Так, можно заметить, что наибольшим мобилизационным потенциалом в своей группе обладает группа респондентов от 56 лет и старше (высокая готовность – 65,9%), следующая за ней группа от 46 до 55 лет (60,7%), высокая мобилизационный потенциал у молодых людей в возрасте от 26 до 35 лет (54%).

Двенадцатый вопрос направлен на изучение значимости для респондентов фактора возможности оказания влияния общественной организации на органы власти. Для 44 человек (12,1%) данный фактор важен, для 141 (38,6%) скорее важен, для 67 (18,4%) данный фактор скорее не важен, для 40 (11%) данный фактор не важен, 73 (20%) затруднились ответить на этот вопрос. Таким образом, для 185 (50,7%) респондентов фактор влияния на власть является значимым при вступлении в общественную организацию, для 107 (39,4%) данный фактор не является значимым.

Тринадцатый вопрос был направлен на исследование процента респондентов, имеющих представление о существовании проектов «Народный бюджет» и «Народный бюджет – ТОС» (для городских округов). Итого, 241 (66%) респондент знают о таком проекте, 60 (16,4%) респондентов слышали, 14 (3,8%) не уверены, 49 (13,4%) не знают и 1 (0,3%) респондент затруднился ответить. Так, 301 (82,4%) респондентов имеют представление о том, что такое «Народный бюджет». Данный проект является очень популярным на территории региона, с этим связаны столь высокие показатели.

Четырнадцатый вопрос вытекает из предыдущего, он связан со знанием результатов вышеуказанного проекта. Как, если не по результатам, оценке результатов и не по информированности населения можно оценивать эффективность населения? Так, «да, знаю» ответили 193 (52,9%) респондентов, «слышали» – 73 (20%) респондентов, «не уверены» – 23 (6,3%), «не знаю» – 61 (4,1%), «затрудняюсь ответить» – 36 (9,9%) респондентов. В отличие от прошлого вопроса, в данном случае имеют представление 266 (72,9%) респондентов.

Пятнадцатый вопрос также связан с предыдущими. Своей целью он ставит изучение дальнейшего потенциала проекта по мнению респондентов. Так, 227 (62,2%) респондентов считают, что проект «Народный бюджет» нужно продолжать, 80 (21,9%) респондентов скорее согласны с этим тезисом, скорее не согласны 12 (3,3%) человек и не согласны 10 (2,7%) респондентов, 36 (9,9%) затруднились ответить. То есть, 307 (84,1%) респондентов считают, что у проекта есть будущее, 22 (6%) с этим не согласны.

Шестнадцатый вопрос направлен на изучение у респондентов уровня знания полномочий в сферах ответственности органов местного самоуправления. «Да, знаю» ответили 126 (34,5%) респондентов, «скорее знаю» – 107 (29,3%), «скорее не знаю» – 62 (17%), «нет, не знаю» – 50 (13,7%), «затрудняюсь ответить» – 20 (5,5%). При помощи перекодировки приходим к следующим результатам: «знают» полномочия МСУ в сферах их ответственности 233 (63,8%) респондентов, «не знают» – 112 (30,7%), затруднились ответить 20 (5,5%).

Семнадцатый вопрос изучает уровень удовлетворённости респондентов деятельностью органов местного самоуправления двух уровней в целом. «Полностью удовлетворён(а)» – 29 (7,9%) респондентов, «скорее удовлетворён(а)» - 98 (26,8%), «удовлетворён(а)» - 85 (23,3%) респондентов, «скорее не удовлетворён(а) – 86 (23,6%), «полностью не удовлетворён(а) – 23 (6,3%) респондентов, затруднились ответить – 44 (12,1%) респондентов.

Корреляционный анализ представляется особенно интересным для переменных 16 и 17 и 7 и 17. Для переменных 7 и 17 гипотезой является: уровень доверия Главе муниципального образования второго уровня связан с уровнем удовлетворённости деятельностью органов местного самоуправления. Прежде чем перейти к корреляционному анализу необходимо провести процедуру хи-квадрата [см. приложение 2]. На основании статистики хи-квадрат, можно заметить, что, поскольку расчётное значение превышает табличное, то связь между критериями есть. Стандартизованные остатки позволяют нам убедиться, что хи-квадрат «работает», в частности, есть явно выраженные отрицательные и положительные значения стандартизованных остатков. Асимптоматическая значимость также позволяет нам провести корреляционный анализ. При проведении корреляционного анализа были получены следующие результаты: парная корреляция -0,521, корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя) [см. приложение 3]. На основании проведённого в пакете SPSS корреляционного анализа, можно заметить, что связь между признаками есть. В случае, если коэффициент Пирсона, находится в промежутке от |0,4| до |0,6|, то есть право говорить о наличии средней линейной отрицательной взаимосвязи между критериями, так как в данном случае коэффициент равен -0,521, следовательно, гипотеза подтверждается. Уровень доверия Главе муниципального образования второго уровня определяет уровень удовлетворённости деятельностью органов местного самоуправления. Стоит отметить, что в данном случае получилась связь прямой зависимости. Коэффициент Пирсона является статистически значимым, так как в данном значение меньшее -0,37, значит, можно делать выводы на основании полученных результатов. На основании коэффициента Спирмена, значение которого является равным -0,569 можно констатировать, что степень идентичности распределения ответов имеет скорее противоположный характер. Аналогичную процедуру проводим для переменных 16 и 17. Гипотеза: знание полномочий органов МСУ связано с удовлетворённостью их деятельности. Хи-квадрат позволяет нам проводить данную процедуру [см. приложение 4]. Коэффициент корреляции Пирсона 0,416, гипотеза подтверждается, мы можем говорить о средней линейной положительной связи между переменными [см. приложение 3]. Коэффициент корреляции Спирмена 0,416, в данном случае степень идентичности распределения скорее совпадает.

Восемнадцатый вопрос был направлен на определение типа личности респондентов в рамках общественных отношений. Так, 115 (31,5%) респондентов отнесли тебя к активному типу, 31 (8,5%) к инертному, 219 (60%) к смешанному.

Девятнадцатый вопрос предлагал респондентам список сфер, которые они рассматривают в качестве приоритетных для активного участия граждан. Наиболее востребованным, по мнению респондентов, является сфера защиты окружающей среды, её выбрали 213 (58,4%) респондентов, следующей идёт сфера спорта и здорового образа жизни – 204 (55,9%), следуют в порядке убывания трендов ответов: образование и обучение – 198 (54,2%), культура – 193 (52,8%), здравоохранение – 170 (46,6%), защита прав человека – 165 (43,5%), диалог между поколениями – 150 (41%), благотворительность – 131 (35,9%), формирования общенациональной идеи и идеологии – 130 (34,3%), трудоустройство и поиск работы – 121 (33,1%), защита прав потребителей – 109 (29,8%), создание условий для активной старости – 107 (29,3%), сфера формирования и развития демократических институтов – 105 (28,7%), адаптация социально уязвимых граждан – 97 (26,6%), разрешение межэтнических и религиозных конфликтов – 58 (15,9%).

В заключении необходимо отметить, что методологические и методические рамки исследования позволяют рассмотреть гражданскую активность населения Вологодской области с точки зрения деятельности, направленной на диалог с органами власти в рамках гражданского общества, так и протестную активность.

Исходя из проведенного исследования, рассмотренной теории можно сделать следующие выводы: большинство опрошенных респондентов имеют значительный уровень нереализованной политической активности, при этом они отличаются достаточно высоким уровнем готовности к мобилизации в рамках гражданского общества, который может быть реализован не только в рамках конструктивной деятельности, но и деструктивной при накоплении нереализованного политического участия. Респонденты показывают низкий уровень участия в общественной жизни, что говорит о неполной реализации их мобилизационного потенциала, социальный капитал не используется в достаточной мере. Органам местного самоуправления следует обратить внимание на информирование населения по вопросам работы и возможности вступления в общественные организации, работающие на территории их сферы ответственности, так как исследование показало, что для более чем половины респондентов важен политический фактор работы организации. Существует связь между уровнем знания полномочий в сферах ответственности органов МСУ и оценкой их деятельности. Также уровень знания полномочий связан с уровнем доверия главе муниципального образования. Группы респондентов, обладающие данным знанием, преимущественно доверяют главе и оценивают работу органов МСУ выше, чем это делают группы респондентов, констатировавшие отсутствие данного знания. Органам МСУ с органами региональной власти рекомендуется начать работу по распространению информации о полномочиях и сферах ответственности органов власти местного и регионального уровней. Особое внимание необходимо уделить организациям, направленным на защиту окружающей среды. В Вологодской области активно развиваются бренды «натуральный Вологодский продукт», «Вологодчина – душа Русского Севера» и другие, которые преимущественно строятся на восприятии региона как экологически чистого субъекта, однако существует ряд проблем в пригородских и припоселковых зонах. Более половины опрошенных респондентов отметили вопросы экологии как значимые для гражданской активности. Гражданская активность жителей Вологодской области в целом характеризуется высокими показателями готовности работы в общественных организациях, но при этом слабыми показателями включённости в общественную жизнь.

Приложения.

Приложение 1. Статистика хи-квадрат для переменных 4 и 6.

Комбинационная таблица 6. Уровень доверия Губернатору * 4. Как Вы оцениваете ситуацию в стране?

4. Как Вы оцениваете ситуацию в стране?

Всего

Спокойная

Напряжённая

Критическая

6. Уровень доверия Губернатору

Не доверяю

Количество

3

58

32

93

%

0,8%

15,9%

8,8%

25,5%

Стандартизованный остаток

-3,5

-0,3

4,5

Где-то по середине

Количество

19

77

16

112

%

5,2%

21,1%

4,4%

30,7%

Стандартизованный остаток

-0,5

0,5

-0,4

Доверяю

Количество

47

103

10

160

%

12,9%

28,2%

2,7%

43,8%

Стандартизованный остаток

3,0

-0,1

-3,1

Всего

Количество

69

238

58

365

% общего итога

18,9%

65,2%

15,9%

100,0%

Таблица 3. – Таблица сопряжённости переменных 4 и 6.

Критерии хи-квадрат

Значение

ст.св.

Асимптотическая значимость (2-сторонняя)

Хи-квадрат Пирсона

51,552

4

0,000

Отношения правдоподобия

54,431

4

0,000

Линейно-линейная связь

48,871

1

0,000

Количество допустимых наблюдений

365

a. Для числа ячеек 0 (0,0%) предполагается значение, меньше 5. Минимальное предполагаемое число равно 14,78.

Таблица 4. – Критерии хи-квадрата.

Приложение 2. Статистика хи-квадрат для переменных 7 и 17.

Комбинационная таблица V7 * V17

V.17

Всего

Удовлетворён

Где-то по середине

Не удовлетворён

Затрудняюсь ответить

V.7

Не доверяю

Количество

6

15

55

15

91

%

1,6%

4,1%

15,1%

4,1%

24,9%

Стандартизованный остаток

-4,6

-1,3

5,3

1,2

Где-то по середине

Количество

17

21

39

15

92

%

4,7%

5,8%

10,7%

4,1%

25,2%

Стандартизованный остаток

-2,7

-0,1

2,2

1,2

Доверяю

Количество

104

49

15

14

182

%

28,5%

13,4%

4,1%

3,8%

49,9%

Стандартизованный остаток

5,1

1,0

-5,3

-1,7

Всего

Количество

127

85

109

44

365

% общего итога

34,8%

23,3%

29,9%

12,1%

100,0%

Таблица 5. – Комбинационная таблица метода хи-квадрат для переменных 7 и 17.

Критерии хи-квадрат

Значение

ст.св.

Асимптотическая значимость (2-сторонняя)

Хи-квадрат Пирсона

124,362

6

0,000

Отношения правдоподобия

136,840

6

0,000

Линейно-линейная связь

90,449

1

0,000

Количество допустимых наблюдений

365

a. Для числа ячеек 0 (0,0%) предполагается значение, меньше 5. Минимальное предполагаемое число равно 10,97.

Таблица 6. – Критерии хи-квадрата для переменных 7 и 17

Приложение 3. Корреляционный анализ переменных 7, 16, 17.

Корреляции

16. Полномочия в сферах ответственности органов муниципального самоуправления (МСУ)?

17. Насколько Вы удовлетворены деятельностью органов местного самоуправления?

7. Укажите Ваш уровень доверия Главе Вашего муниципального района

16. Вы знаете полномочия и сферу ответственности органов муниципального самоуправления (МСУ)?

Корреляция Пирсона

1

0,416**

-0,273**

Знач. (двухсторонняя)

0,000

0,000

N

365

365

365

17. Насколько Вы удовлетворены деятельностью органов местного самоуправления в своём районе (городском округе)?

Корреляция Пирсона

0,416**

1

-0,521**

Знач. (двухсторонняя)

0,000

0,000

N

365

365

365

7. Укажите Ваш уровень доверия Главе Вашего муниципального района

Корреляция Пирсона

-0,273**

-0,521**

1

Знач. (двухсторонняя)

0,000

0,000

N

365

365

365

**. Корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя).

Таблица 7. – Таблица корреляции Пирсона переменных 7, 16, 17.

Корреляции

16. Вы знаете полномочия и сферу ответственности органов муниципального самоуправления (МСУ)?

17. Насколько Вы удовлетворены деятельностью органов местного самоуправления в своём районе (городском округе)?

7. Укажите Ваш уровень доверия Главе Вашего муниципального района

Ро Спирмена

16. Вы знаете полномочия и сферу ответственности органов муниципального самоуправления (МСУ)?

Коэффициент корреляции

1,000

0,413**

-0,288**

Знач. (двухсторонняя)

.

0,000

0,000

N

365

365

365

17. Насколько Вы удовлетворены деятельностью органов местного самоуправления в своём районе (городском округе)?

Коэффициент корреляции

0,413**

1,000

-0,569**

Знач. (двухсторонняя)

,000

.

,000

N

365

365

365

7. Укажите Ваш уровень доверия Главе Вашего муниципального района

Коэффициент корреляции

-0,288**

-0,569**

1,000

Знач. (двухсторонняя)

,000

,000

.

N

365

365

365

**. Корреляция значима на уровне 0,01 (двухсторонняя).

Таблица 8. – Таблица корреляции Спирмена переменных 7, 16, 17.

Приложение 4. Статистика хи-квадрат для переменных 16 и 17.

Комбинационная таблица V16 * V17

V17

Всего

Удовлетворён

Где-то по середине

Не удовлетворён

Затрудняюсь ответить

V16

Знаю

Количество

110

58

48

17

233

%

30,1%

15,9%

13,2%

4,7%

63,8%

Стандартизованный остаток

3,2

0,5

-2,6

-2,1

Не знаю

Количество

14

25

56

17

112

%

3,8%

6,8%

15,3%

4,7%

30,7%

Стандартизованный остаток

-4,0

-0,2

3,9

1,0

Затрудняюсь ответить

Количество

3

2

5

10

20

%

0,8%

0,5%

1,4%

2,7%

5,5%

Стандартизованный остаток

-1,5

-1,2

-0,4

4,9

Всего

Количество

127

85

109

44

365

% общего итога

34,8%

23,3%

29,9%

12,1%

100,0%

Таблица 9. – Критерии хи-квадрата для переменных 16 и 17

Критерии хи-квадрат

Значение

ст.св.

Асимптотическая значимость (2-сторонняя)

Хи-квадрат Пирсона

81,625

6

0,000

Отношения правдоподобия

75,169

6

0,000

Линейно-линейная связь

58,567

1

0,000

Количество допустимых наблюдений

365

a. Для числа ячеек 2 (16,7%) предполагается значение, меньше 5. Минимальное предполагаемое число равно 2,41.

Таблица 10. – Критерии хи-квадрата для переменных 16 и 17.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.