Статья 'Биопринтинг и выращивание натуральных тканей и органов в странах БРИКС (на примере Бразилии, Индии, Китая и ЮАР): подходы законодательства об интеллектуальной собственности ' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Bioprinting and culture of tissues and organs in the BRICS countries (on the example of Brazil, India, China, and South Africa): approaches of legislation on intellectual property

Belikova Ksenia Michailovna

ORCID: 0000-0001-8068-1616

Doctor of Law

Professor of the Department of Entrepreneurial and Corporate Law, Kutafin Moscow State Law University, Professor

125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya str., 9

BelikovaKsenia@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2020.5.43337

Received:

07-05-2020


Published:

12-05-2020


Abstract: This article examines the legal regulation of bioprinting (3D printing) and culture of tissues and organs in the BRICS countries through the prism of protection of intellectual property. The work demonstrates the means of protection of results acquired at each stage of bioprinting by the norms of copyright and patent law, as well as touches on the questions of the need (possibility) for patenting of “bioprinters”, “bioinks”, “biopapers”, etc. The goal of this research is to determine the necessary and possible boundaries for patenting (copyright law protection) of the means, products, processes and their moral-ethical acceptance in the society. The novelty of this work consists in a comprehensive analysis of the approaches of BRICS countries towards development, legal formalization and protection of bioprinting and culture of tissues and organs as medical and non-medical technologies from the perspective of intellectual property law. The author attempts to answer the question of (non)patentability of the process (means) and result (product) of bioprinting of tissues and organs, the “bioprinters” themselves, as well as the “bioinks” and “biopapers” they use. With regards to (non)patentability of tissues and organs acquired through 3D printing, a conclusion is made that there is an unfavorable environment for their patenting, though their production, in the author’s opinion, should the right to patenting providing that they meet the criteria (other conditions) set by patenting law of a particular country.


Keywords:

patenting, bio-inventions, intellectual property, organ cultivation, 3D printing of organs, bioprinting, BRICS countries, copyright protection, bioethics, products and methods

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Ранее нами были рассмотрены вопросы терапевтического клонирования, как медицинской и не медицинской технологии в странах БРИКС с позиции положений законодательства об интеллектуальной собственности [1]. Так, там мы отмечали, что терапевтическое клонирование является способом получения трансплантатов на клеточном уровне путем переноса ядра любой клетки пациента (например, кожной) в донорскую клетку с удаленным ядром, в результате чего происходит процесс перепрограммирования клетки перенесенным ядром, она инициируется и формирует эмбрион, который используется для получения эмбриональных стволовых клеток с ядерным геномом пациента. Культура этих клеток способна быть дифференцирована на определенный тип клеток, например, для замены поврежденного участка миокарда [2], самого сердца и пр.

В настоящей статье мы хотим продолжить это исследование, поставив в его центр вопрос применения технологии 3D-печати в медицине, то есть биологические и иные (технологические и пр.) процессы с момента, когда набор клеток (клеточный трансплант) может быть использован для биопечати какого-либо органа, и оценки результатов такого применения с позиции положений права интеллектуальной собственности, и возможности патентования выращивания (выращенных) тканей и органов из клеток пациентов в таких странах БРИКС, как Бразилия, Индия, Китай и ЮАР [3].

Дело в том, что в связи с развитием проблемы старения населения (рис. 1) уже некоторое время идея активного долголетия [4] и его политика занимают умы ученых и практиков из среды профессионалов и обычных людей; разрабатываются стратегии.

Рис. 1. Доля населения старшего возраста в общей численности населения в России и некоторых других странах мира (вариант прогноза ООН), 1950-2050 гг., в %

Источник: Презентация доклада Овчаровой Л.Н., Морозовой М.А., Сидоренко А.В., Синявской О.В., Червяковой А.А. «Концепция политики активного долголетия», состоявшейся в рамках XXI Апрельской международной научной конференции по проблемам развития экономики и общества (Москва, НИУ ВШЭ, 28.04.2020, он-лайн трансляцию см. по адресу https://youtu.be/LzmI4WJ80cA (дата обращения: 28.04.2020))

Например, в России – это Стратегия политики активного долголетия [4], в рамках которой одним из основополагающих принципов признается личная ответственность человека за свою жизнь на основе здоровья старшего поколения, как одного из приоритетов, для цели обеспечения граждан всех возрастов на протяжении всей жизни максимально полным потенциалом здоровья, с опорой на такой фактор, как качество и доступность услуг здравоохранения и развитие медицинских услуг для граждан старшего поколения. В такой парадигме здоровье и долголетие, как и сама жизнь, рассматриваются как личный выбор человека, наиболее полной реализации которого должна лишь способствовать (поддерживать, помогать и т.д.) медицина и здравоохранение. В этой связи американский футуролог, писатель, основатель и исполнительный директор «лаборатории будущего» - некоммерческого аналитического центра DaVinci Institute (cм. по адресу https://davinciinstitute.com/ (дата обращения: 28.04.2020)), рассуждая о будущем биопринтинга, например, идет дальше и высказывает мысль, поддерживаемую энтузиастами этого направления науки и техники, что их цель можно обозначить словами «Никто не должен умирать» [5]. Как бы то ни было, и выращивание тканей и органов, и их биопечать – это прекрасные инструменты, как уже сейчас, так и в перспективе, для реализации такой политики.

Как и терапевтическое клонирование в клонировании, биопринтинг – это лишь одно из направлений применения технологии 3D-печати. Патент US4575330A (cм. по адресу https://patents.google.com/patent/US4575330A/en (дата обращения: 23.04.2020)) на первое устройство - «Аппарат для создания трехмерных объектов с помощью стереолитографии» (SLA - первый 3D-принтер) - был получен американским инженером Чарльзом В. Халлом (Charles W. Hull), ставшим позже основателем компании 3D Systems Inc., 8 августа 1984 г. [6; 7; 8] Затем компания 3D Systems Inc. стала патентовать и другие способы 3D-печати, например, способ селективного лазерного спекания (технологию 3D-печати изделий из сухих смесей с помощью лазера) [9] и др. С истечением срока действия таких патентов появлялись новые продукты, имеющееся на рынке оборудование (3D-принтеры) падало в цене, возрастала конкуренция.

Эта технология, применяемая в медицине, безусловно, составляет и будет составлять конкуренцию «природным», если можно так выразиться, способам выращивания тканей, трансплантов, органов.

Так, уже сейчас, один из реализованных в России примеров персонализированной медицины, тот, в рамках которого у пациентов забирают кусочек здоровой кожи (0,5 см. в длину и 1-2 мм в глубину), обрабатывают его специальными ферментами, выделяя стволовые клетки и фибробласты, размножают их в питательной среде (за пару месяцев будет накоплена клеточная масса в миллионы клеток), полученная из клеток суспензия будет нанесена на раневые покрытия с коллагеном, таким образом у врача появится биодеградируемое покрытие для раны, пропитанное слоями готового биомедицинского клеточного продукта, которым он покроет рану, клетки встроятся и начнут мигрировать, инициировать рост трансплантированных и собственных клеток в организме пациента, а покрытие-сеточка с коллаген-хитозановым комплексом потом распадется, и за пару месяцев рана зарастет уже видимой глазу кожей. Но выращивание кожи из биоматериала больного - дело долгое: клетки кожи, как в нашем примере, растут больше месяца [10]. Что сказать о тканях других органов? По словам американских ученых [11], они смогли «перепрограммировать» клетки кожи и превратить их в клетки сердечной мышцы, и позже в течение нескольких дней на сердечном каркасе вырастить незрелые мышечные ткани, которые реагируют на электрические импульсы и могут сокращаться (опыты проводились над 73 непригодными для трансплантации человеческими сердцами), но это пока не полноценное сердце. В противовес этим исследованиям и результатам в Израиле на 3D-принтере была произведена печать первого в мире сердца размером около 2,5 см, которая заняла более трех часов [12]. Бразильские ученые из Центра по изучению генома и стволовых клеток человека Университета Сан-Паоло (Human Genome and Stem Cell Research Center (HUG-CELL) University of São Paulo (USP)), в свою очередь, сообщили об успешной биопечати функциональных органных конструктов печени, подчеркнув, что ими был применен новый способ печати, заключающийся в группировании отдельных клеток перед печатью, вместо печати отдельных клеток (“Instead of printing individualized cells, we developed a method of grouping them before printing.”). Было установлено, что такие «сгустки» клеток или сфероиды (‘clumps’ of cells, or spheroids) (Тканевые сфероиды – крошечные сгустки живых клеток, представляют собой мягкий, пластичный материал. Подобно каплям жидкости они могут сливаться, осуществляя самосборку (а). При создании будущего органа тканевые сфероиды разных типов в строго определенном порядке послойно накладываются на листы «биобумаги» – специальной гидрогелевой подложки. При их слиянии образуются готовые части органа, например, кровеносный сосуд или почечный клубочек. Клетки одного типа стремятся группироваться вместе, и сращивание ткани обычно происходит без значительной клеточной миграции. Для печати трубчатых структур (б) из тканевых сфероидов используется подложка из инертных гидрогелевых стержней. Послойное наложение сфероидов позволяет печатать трубки разного диаметра и разветвленные трубки [13]), из которых образуются ткани, дольше, чем отдельные напечатанные клетки поддерживают функциональность органа. В ходе культивации клетки перемешивались (взбалтывались – cells were cultured in agitation, т.е. применялся метод «вращающейся колбы» - авт.), таким образом сфероиды формировались спонтанно, затем процесс дифференцировки пошел с уже сгруппированных клеток, и именно образование сфероида позволило ученым, по их мнению, преодолеть распространенную в биопечати тканей человека проблему, которая заключается в постепенной потере контакта между клетками, вызывающей потерю функциональности тканей. Согласно результатам исследования, это происходит сейчас в большинстве доступных методов печати живой ткани, которые используют погружение и диспергирование клеток в гидрогеле для создания необходимой функциональности ткани. Работа велась с помощью биопринтера CELLINK INKREDIBLE+ 3D, команда HUG-CELL использовала для производства ткани, поддерживающей функции печени, в биочернилах группы индуцированных плюрипотентных стволовых клеток человека [14]. Индийские исследователи из Технологического института Дели и Технологического института Канпура (Indian Institute of Technology Delhi (IIT Delhi) и Indian Institute of Technology Kanpur (IIT Kanpur) (cм. о них подробнее, напр., по адресу https://www.careers360.com/compare-iit-delhi-vs-iit-kanpur (дата обращения: 27.04.2020)) разработали новый метод изготовления несущих человеческих костей и выстроили с помощью 3D-биопечати несущую конструкцию кости взрослого человека с использованием био-чернил из клеток на основе шелка и желатина [15. С. 103-109], гормонов щитовидной железы, стволовых клеток, факторов роста и т.д. Согласно исследованиям, они черпали вдохновение из биологического пути формирования костей, где стволовая клетка дифференцируется в кость. Таким образом, для изготовления несущих костей были использованы тканевая инженерия и 3D-биопечать. Внимание исследователей было сконцентрировано на решении проблемы сохранения контакта между клетками для длительного поддержания функциональности кости (способности выдерживать нагрузки и пр.). Ими отмечалось, что результаты исследования будут тестироваться на животных для проверки способности выдерживать нагрузки, поскольку эта способность – это тот атрибут, который отличает, по мнению исследователей, делавшиеся ранее искусственные кости от результатов настоящего исследования и эксперимента. В этой связи ученые отмечали в качестве плюса своего исследования, что внеклеточная матрица в несущих костях составляет 95%, в других – лишь 5%, поэтому изготовленные ими 3D-биопечатные каркасы кости, содержащие в 10 раз больше внеклеточной матрицы, более эффективны, чем кости, изготавливавшиеся ранее другими способами [16]. Однако рынок этой технологии практически поровну делят американские и китайские университеты и компании. Так, держателем наибольшего количества патентов в сфере 3D-принтинга на 2016 г. была компания Organovo Holdings, Inc. (США) (11 заявок на получение патентов подано, 5 выдано, 6 – в процессе рассмотрения). За ней следовал TsinghuaUniversity(Китай) с его 9 заявками, 2 из которых выдали, остальные на рассмотрении (отзывов или оспариваний патентов не было) [17] (рис. 2).

Рис. 2. Географическое распределение патентов на технологии 3D-принтинга, 2000-2016 гг.

Источник: Marisela Rodríguez-Salvador, Rosa María Rio-Belver, Gaizka Garechana-Anacabe. Op. cit.

В этом формате, например, еще в 2015 г. китайская биотехнологическая компания Sichuan Revotek Co объявила о создании первого в мире 3D-биопринтера, позволяющего печатать кровеносные сосуды для создания персонализированных человеческих органов. Как сообщало агентство «Синьхуа», в основе устройства лежит собственная технология китайской компании по созданию биочернил для печати стволовых клеток, соединенная с платформами облачных вычислений. Чернила получили название Biosynsphere, они позволяют создавать кровеносные сосуды с учетом персональных особенностей организма конкретного человека [18].

В ЮАР контекст развития биопринтинга имеет следующие очертания. Институционально Центральный университет Технологического центра по быстрому прототипированию и производству (Central University of Technology Centre for Rapid Prototyping and Manufacturing) вносит в настоящее время значительный вклад в разработку медицинского приложения продуктов аддитивного производства путем разработки титановых имплантатов, например. При этом большая часть текущих усилий по органической биопечати биочернилами сосредоточена на разработке воспроизводимых доклинических моделей обнаружения лекарств для человека (reproducible preclinical human drug discovery models), что, безусловно, нельзя игнорировать или считать недостаточно успешным в плане создания персонализированной клинической терапии. Университет Стелленбош (Stellenbosch University) совместно с Отделением ортопедии Тайгербергской больницы (Division of Orthopaedics at Tygerberg Hospital), например, недавно запустил работу лаборатории 3D-печати, которая сосредоточена на доставке персонализированных под конкретного пациента моделей хирургического планирования, как отмечается [19. S35-40], представляет собой еще один скачок в создании обещающего будущего клинического применения этой технологии в ЮАР. В целом нельзя не согласиться с тем, что такого рода проекты, ориентированные на биопечать, направлены на обеспечение ключевых исследований в области разработки тканей, которые будут решать проблемы распространенных конкретно в ЮАР болезней, внося, таким образом, существенный вклад в развитие биофармацевтической промышленности ЮАР.

Отвлекшись от полноценной функциональности и сроков «изготовления» тем или иным способом конечного продукта, на сегодня можно констатировать наличие обозначенных способов получения нового продукта (или, как минимум, процессов и способов их получения), что дает основу дальнейшему исследованию с позиции применения норм права интеллектуальной собственности в отношении защиты со стороны авторского права и как способов, так и результатов создания конечного продукта – живой (выращенной в биосреде) или искусственной (напечатанной на биопринтере) ткани (органа).

В отечественной печати отмечается [20. С. 51-58], что «создание материального объекта может быть разбито на следующие этапы: 1) создание цифровой модели (3D-модели) будущего объекта - цифрового файла, содержащего информацию о взаимном расположении точек, описывающих будущий объект (речь идет о так называемом CAD-файле); 2) обработка модели специальными программами, которые готовят понятные для принтера команды относительно печати объекта; 3) послойная печать с использованием вместо чернил различных материалов». За рубежом (в Бразилии, например) приводится несколько иная схема [52].

Первый этап совмещает в себе два обозначенных выше - это разработка с помощью компьютера проекта (чертежа) трехмерных тканей и/или органов человека на основе использования методов клинической визуализации и специального аддитивного оборудования. Результат этой работы - чертеж в файле STL (дает дискретные представления объектов со сложной структурой) - это фактическая инструкция для роботизированного биопринтера к печати 3D-конструкции ткани или органа. Такой чертеж невозможно выполнить без соответствующего программного обеспечения на основе метода представления трехмерной анатомии человека в цифровом виде, сохраняющего трехмерную модель органа в файл CAD (дает векторный формат), разработанного компанией Uformia (Норвегия) с использованием математических функций для формирования цифровых представлений объектов (digital representations) [21].

Этот этап – сфера действия авторского права рассматриваемых стран в той мере, в какой в эту работу привнесен творческий характер, и она не выполняется исключительно компьютером. Так, в Бразилии согласно Закону № 9.610 от 19 февраля 1998 г. «Об авторском праве и смежных правах» [22] в ст. 8 подчеркнуто, что не подлежат защите авторским правом содержащиеся в произведениях идеи и их использование (промышленное или коммерческое); а также как таковые математические проекты, концепции, методы, диаграммы, формулярные бланки (включающие инструкции) для хранения информации любого вида (научной или иной) и информация общего пользования (календари, реестры, записи). В научной области (как и в других) закон предоставляет охрану форме произведений (литературная, художественная), но не распространяет ее на их содержание(научное, техническое). Таким образом научное или техническое знание для того, чтобы быть защищаемым авторским правом должно найти отражение в авторском научном произведении, которое, согласно ст. 10 Закона 1998 г. не должно смешиваться (из-за своей оригинальности) с названием иного произведения подобного жанра, созданным ранее другим автором [23. С. 107-116]. С точки зрения положений Закона «Об авторском праве» № 14 1957 г. [24] Индии для цели защиты авторских прав используется понятие «работа, произведение » (work), под которым понимаются любое из следующих произведений: i) литературное (literary), драматическое, музыкальное или художественное (творческое) произведение (artistic); ii) кинематографический фильм; iii) звукозапись (sound recording), при этом понятием «художественная (творческая) работа» (artistic work) охватываются в числе прочего подходящие, по нашему мнению, нашему случаю любые произведения художественного (творческого) мастерства (any other work of artistic craftsmanship – п. (c) ст. 2 Закона 1957 г.) [25. С. 1-19]. В Китае назначением авторского права согласно Закона КНР 1990 г. «Об авторском праве» [26] является защита произведений науки, являющихся продуктом творческой деятельности, существующим в объективной форме [27. С. 99-107]. В п. iii) ст. 1 Закона № 98 «Об авторском праве» от 20 июня 1978 г. [28] Законодатель ЮАР для цели защиты оперирует понятием «творческая работа» (artistic work)), включая в число таких работ (a) картины, скульптуры, рисунки, гравюры и фотографии; (b) произведения архитектуры, будь то здания или модели зданий; а также (с) произведения художественного ремесла, которые не подпадают под положения пунктов а) или b) [29. С. 1-17]. Для наших целей для обозначения указанных выше файлов (STL, CAD) подходит понятие «рисунок».

Второй этап - компьютеризированный роботический процесс послойной биопечати, которой включает: 1) подготовку «биочернил» - самособирающихся тканевых сфероидов (self-assembled tissue spheroids), 2) создание «биобумаги» - искусственно создаваемого и биосовместимого гидрогеля (как правило), и 3) применение «роботическиого биопринтера» - управляемого компьютером точного дозатора (computer controlled robotic precise dispenser). В ходе этого процесса клеточные сфероиды, созревшие в биореакторе (биореактор - оборудования для посева клеток, проведения экспериментов и мониторинга процессов созревания в той степени, в какой успех биопечати тканей и органов напрямую связан с набором подходящей среды в биореакторе, которая обеспечивает осуществимость, созревание, биомониторинг, тесты, хранение и транспортировку вовлеченных элементов генерации новой ткани [30]) за счет контроля их механического, биохимического и теплового режимов, наносят на специальную подложку - своеобразную биобумагу (как правило, на гидрогелевой основе): напечатав один слой из клеточных сфероидов, сверху наносят второй, который срастается с первым и так далее, постепенно получая объемный живой объект - ткань или орган – этот этап совпадает с названным выше третьим этапом [31; 32; 33]. В настоящее время существует много различных технологий производства (создания) тканевых сфероидов - культура висячих капель, культура одиночных клеток на неадгезивной поверхности, техники микромолдинга, культура «вращающейся колбы», ротационный метод культивирования клеток, самосборка гепатоцитов на поверхности Примариа, пористые 3D скаффолды, использование листов клеток на основе поли(N-изопропилакриламида), культура центрифугирования пеллет, усиление агрегации клеток путем воздействия электрических, магнитных или акустических сил, моноклональный рост опухолевых сфероидов. (L) Поляризованные эпителиальные кисты [35. P. 1-11].

Полученные тканевые сфероиды будут инкапсулированы, перенесены для загрузки и загружены в «биокартриджи», после чего на основе информации из CAD-файла, полученного на 1 этапе, биопринтер распределит био-чернила на «биобумаге» по разработанному шаблону.

Простые расчеты, основанные на размере и объеме конструкций тканей и органов человека, показывают, что для биопечати человеческого органа желаемого размера необходимо разработать технологию масштабирования биофабрикации миллионов тканевых сфероидов (scalable tissue spheroid biofabrication), что делает способ масштабирования тканей критически важной для биопечати технологией.

Этот этап - сфера действия патентного права. Патентуются, как можно видеть и сами биопринтеры, и необходимые составляющие для их работы – биочернила и биобумага, и способы их создания (производства, фабрикации), способы масштабирования тканей и т.д.

На следующем – третьем - этапе созданная конструкция будет перенесена в биореактор и сфероиды «расплавятся» (fuse), будут «дозревать» (maturate), стабилизироваться, находясь в некоем коктейле, состоящем из комбинации факторов развития ткани и имитирующем настоящую среду организма. Этот этап мониторинга эффективности (успешности) осуществленных процессов является наиболее важным с точки зрения совершенствования методов созревания тканей, требующих разработки новых типов биореакторов и иных, более эффективных, технологий ускоренного созревания тканей, наравне с методами неинвазивного и неразрушающего биомониторинга [34; 35. P.1-11].

На третьем этапе запатентованы могут быть, как сами биореакторы, так и способы осуществления протекающих в них процессов, и конечные результаты последних.

В том, что касается правовой квалификации процесса (способа) и результата (продукта) биопечати тканей и органов, на них, по нашему мнению, распространяются (или могут быть распространены, как мы покажем ниже) нормы законодательства об интеллектуальной собственности, действующие в отношении выращиваемых органов и тканей в том объеме и в таком порядке, как в отношении рассмотренных нами способов и продуктов терапевтического клонирования [1] настолько, насколько мы рассматриваем их с позиции признания (не)медицинской технологией и противопоставляем их биологическим (естественным) процессам.

Рассмотрим имеющиеся на сегодня нормы, действующие в отношении патентования естественных (выращенных) и искусственных (напечатанных на 3D-принтере) тканей и органов подробнее.

В Бразилии в отношении искусственных (3D-печатных) органов (тканей) могут (потенциально) применяться положения о патентоспособности биотехнологических изобретений, которые сформулированы в нормах двух основных актов: Закона № 9.279 от 14 мая 1996 г. «О промышленной собственности» [36] (в ред. Закона № 10.196 от 2001 г., далее – Закон 1996 г.) и Руководства по экспертизе биотехнологических патентных заявок (Резолюция № 144), опубликованном бразильским Патентным ведомством (Instituti Nacional da Propriedade Industrial, INPI (cм. по адресу http://www.inpi.gov.br/ (дата обращения: 26.04.2020)) в 2015 г. [37] (далее – Руководство 2015 г.), - которые надлежит применять совместно (одновременно) при решении вопроса о патентоспособности биотехнологических изобретений, поскольку Закон 1996 г. предусматривает ряд исключений при патентовании, а Руководство 2015 г. закрепляет особенности патентования биотехнологических изобретений, идя в ногу с самыми последними технологическими достижениями в этой области. Так, согласно Закону 1996 г. не могут быть запатентованы: терапевтические, хирургические и диагностические методы; существующие в природе живые существа; биологические материалы, найденные в природе или изолированные от нее, а также естественные биологические процессы/методы [38. P. 431-439]. Вместе с тем Руководство 2015 г. говорит, что следующие изобретения признаются патентоспособными, если обладают традиционными критериями патентоспособности (новизна, изобретательский уровень, промышленная применимость): трансгенные микроорганизмы; рекомбинантные, модифицированные и синтетические биологические материалы, такие как гены, белки, последовательности, если их можно четко отличить от их естественных аналогов (if they can be clearly distinguished from their natural counterparts); моноклональные, рекомбинантные, модифицированные и химерные антитела; биологические процессы и методы (biological processes and methods), такие как получение, модификация, производство и использование биологических материалов и живых существ; композиции и составы, содержащие: биологические материалы или штаммы, обнаруженные в природе, и, по меньшей мере, один дополнительный компонент, который не представляет собой простого растворения непатентоспособного объекта [39; 40. P. 422-430].В этом формате действуют также рассмотренные нами ранее Закон «Об инновациях» № 10.973/2004 [41], нацеленный на развитие сотрудничества между научными кругами и предприятиями, и Закон «О биобезопасности» № 11.105/2005 [42], регламентирующий безопасность, мониторинг и выращивание биотехнологических культур: хотя они не имеют прямого отношения к патентам, они способствуют укреплению правовой базы, на основе которой могут развиваться биотехнологии, и создать условия для прихода инвестиций и продолжения научных исследований.

В Индии патентование биотехнологических изобретений – это область, где сталкиваются мораль и научный прогресс. Так, Закон «О патентах» 1970 г. [43] (далее – Закон 1970 г.) гласит, что не патентоспособны растения и животные целиком или любая их часть, кроме микроорганизмов, но включая семена, виды и подвиды (varieties and species) и биологические по существу процессы (essentially biological processes) для производства или размножения растений и животных (п. j) ст. 3). В этом формате патентоспособны, например, кардиостимуляторы, искусственные конечности, слуховые аппараты и т.д. по причине того, что они рассматриваются как новый (new) продукт или процесс, предполагающие наличие изобретательского шага (inventive step) и обладающего промышленной применимостью (capable of industrial application) согласно пп. j) п. 1 ст. 2 Закона 1970 г.

Но нельзя запатентовать часть тела (напр., орган или ткань) или живое существо целиком per se по этическим соображениям в рамках положений пп. b) п. 1 ст. 3 Закона 1970 г., согласно которым изобретения, прямое или целенаправленное использование которых может противоречить публичному порядку или морали либо может нанести вред человеку, животному или растительному миру (их здоровью) или окружающей среде, - не патентоспособны.

Однако вторая часть этого подпункта (j) позволяет патентовать биоизобретения, если они не сводятся к патентованию «биологических по существу процессов производства или разведения растений и животных» (essentially biological processes for production or propagation of plants and animals).

В этом формате, хотя недавно разработанная технология 3D-печати и породила в Индии споры и неготовность принять ее результаты в качестве патентоспособных объектов, по таким причинам, как их сходство с естественными органами (тканями) и/или морально-этическая недопустимость, во второй части пп. j) и кроется возможность для патентования процессов 3D-печати в той степени, в какой они не являются биологическими - такими как, например, 3D-печать с использованием био-чернил для создания трехмерных объектов, подходящих для замены нефункционального или поврежденного человеческого органа (и даже, возможно, в будущем - тела) и конечных продуктов такой печати – самих тканей и органов.

При этом акцент при патентовании таких процессов и продуктов в Индии должен делаться на рукотворные черты, аспекты, характеристики, качества, изменения и пр., а не на выпячивание природных (биологических) процессов или природно-присущих характеристик согласно положениям как уже упоминавшегося пп. j), так и пп. с) п.1 ст. 3, согласно которому не патентоспособно простое открытие научного принципа или формулирование абстрактной теории, либо открытие любого ранее неизвестного живого существа или неживой субстанции, имеющихся в природе.

Очевидно, что изобретатели создают и in-vitroвоплощают в жизнь процесс биопечати в контролируемых человеком условиях и потому их нельзя рассматривать как продукт природного происхождения только ввиду факта их схожести с природно-функционирующими тканями и органами. Их также нельзя полностью приравнять и к изолированным или удаленным (изъятым) из организма человека органам и тканям (как тем, которые изымают при трансплантации от донора). Верно то, что путем 3D-печати человек пытается и стремится повторить (сделать дубликат) природных тканей и органов, но в напечатанных таким образом конечных продуктах нет ничего природного или естественного, т.к. используется послойная печать биочернилами на основе живых клеток, наносимых на каркас ткани, сосуда, органа и пр [44. P. 6-7].

Относительно того, что может быть запатентовано в КНР отмечается [45], что это хорошо известные:

- продукты (products) – формулы таких заявок могут относиться к клетке, ткани или органу как таковому или к фармацевтической композиции, содержащей клетку или ее экстракт,

- способы (methods) - формулы таких заявок могут относиться к способу получения конкретной клетки, ткани или органа, направленной дифференцировке клеток, или к методам лечения с недиагностической или иной целью,

- применение по новому назначению (use) (cм. для сравнения, напр., пункт 1.8.1. «Применение по новому назначению как вид изобретения» Приказа Роспатента от 08.07.99 № 134 «Об утверждении рекомендаций по вопросам экспертизы заявок на изобретения и полезные модели». URL: https://zakonbase.ru/content/part/277776 (дата обращения: 30.04.2020) (утратил силу) - формулы таких заявок могут быть представлены в формате словосочетаний, таких как «применение вещества, клетки, ткани, органа или композиции при изготовлении лекарственного средства для лечения определенных заболеваний» (т.н. Swiss-type use claims) (хотя сами способы лечения или диагностики не патентоспособны в Китае).

Препятствия лежат в плоскости предписаний Закона КНР «О патентах» 1984 г. (cм. по адресу http://www.cniru.ru/gjzlk/shownews.php?lang=ru&id=56 и http://english.sipo.gov.cn/lawpolicy/patentlawsregulations/915574.htm (дата обращения: 18.01.2020)), согласно ст. 5.1 которого никакое патентное право не может быть предоставлено на любое изобретение-творение (any invention-creation), противоречащее законам или общественной морали или наносящее ущерб общественным интересам.

В Руководстве по патентной экспертизе КНР 2010 г. [46] (далее – Руководство 2010 г.) это положение развивается. Там сказано, что понятие «общественная мораль» относится к этическим или моральным нормам и правилам, общепризнанным в качестве оправданных и принимаемых общественностью. Примером может служить выращивание (фабрикация) искусственного полового органа без медицинских показаний и др. [47. С. 109-127]. При этом согласно Руководству 2010 г. экспертизе должны подвергнуться все представленные заявителем материалы, и, если по итогам экспертизы будет установлено, что заявка лишь частично противоречит указанным нормам, заявитель может внести исправления в заявку и представить ее на повторное рассмотрение.

Такие случаи не редки в Китае, однако по этим мотивам (общественная мораль и др.) найденные нами решения касаются не результатов применения 3D-печати, а эмбрионов и эмбриональных стволовых клеток. Что касается взятых из организма самого пациента (аутологичных) клеток, тканей и органов, то в соответствии с одним из критериев патентоспособности – промышленной применимостью изобретений - ядром для определения того, имеет ли изобретение промышленное применение, может быть вопрос о том, является ли изобретение воспроизводимым, и может ли оно быть изготовлено или использовано в промышленности. Мы можем видеть это в некоторых решениях по пересмотру первоначальных итогов рассмотрения патентных заявок. Хотя они касаются выращивания органов, а не их 3D-печати, они интересны в той степени, в какой выработанные уже подходы могут быть применены к патентованию способов/продуктов 3D-печати.

Так, одно изобретение касалось создания аутологичного сывороточного комплекса для питания мезодермы кожи, содержащего взвешенные части свежей бесплодной аутологичной сыворотки. В решении по итогам повторной экспертизы № 77419 эксперты (Reexamination Board) сочли (относительно заявки на продукт), что изготовление конечного продукта связано исключительно с конкретным лицом (пациентом, у которого взят положенный в основу изобретения биологический материал), и изготовлен продукт для применения конкретным лицом, что, очевидно, не предполагает промышленного применения. Решение было принято с учетом раскрытия описания, имеющегося в заявке, на основе которого также было установлено, что свежая сыворотка, содержащаяся в заявляемом для патентования продукте, должна быть аутологичной и, следовательно, персонифицированной, а потому не имеет промышленной применимости.

В другом случае, где изобретение было направлено на применение аутологичных имплантатов при изготовлении лекарственного средства для пациента, нуждающегося в трансплантации печени и поджелудочной железы, имплантаты производились способом, включающим инокуляцию пористой матрицы, содержащей биологически переносимый полимер с клетками, полученными из живых клеток печени и поджелудочной железы пациента, для создания аутологичных имплантатов (повторная экспертиза № 88910) было принято противоположное решение.

Эксперты постановили, что изобретение имеет практическую применимость, если соответствует нижеследующим требованиям:

- формула изобретения не содержит в себе намерения запатентовать хирургический метод немедикаментозного лечения,

- техническое решение может быть выполнено повторно воспроизводимым способом, и выполнение не зависит от индивидуальных или иных случайных факторов для получения одного и того же результата.

В этом формате при повторной экспертизе было решено, что формула рассматриваемого экспертами изобретения гласила, что изобретение направлено на «применение аутологичных трансплантатов при изготовлении лекарственного средства», что не относится к хирургическому методу лечения.

При этом указание в заявке на то, что «…клетки получены из живых клеток печени и поджелудочной железы пациента» лишь определяет источник клеток, не включая в себя этапы их получения хирургическим путем, поэтому утверждение предыдущего эксперта о том, что использованные в заявке словосочетания неизбежно подразумевают хирургический метод, несостоятельно.

Вместе с тем ввиду того, что аутологичные трансплантаты могут быть получены от разных пациентов, предложенное в заявке техническое решение может быть воспроизведено, не полагаясь на индивидуальные или иные случайные факторы для получения одного и того же результата, то есть изготовления соответствующего лекарственного средства (транспланта).

Исходя из вышеизложенного, было решено считать, что техническое решение имеет возможность быть использованным в промышленности.

Далее, согласно раскрытию описания, изобретение достигло полезных эффектов.

Обоснование соответствию этим характеристикам экспертам было необходимо дать, поскольку ст. 22.4 Руководства 2010 г. гласит, что практическая применимость означает, что продукт должен быть таким, который может быть изготовлен или использован в промышленности и может дать полезный эффект.

Таким образом, технические решения вышеуказанного пункта формулы изобретения и зависимых от него пунктов были рассмотрены как имеющие практическую промышленную применимость.

В ряде других решений по итогам повторной экспертизы, включая решения № 59995, № 59167 и № 99488, эксперты постановили, что выражение «может быть произведено или использовано» (“can be made or used”) в соответствии со ст. 22.4 Руководства 2010 г. имеет следствием признание того, что, если источник технического решения по заявке не может быть промышленно освоен, то изобретение не имеет практической применимости. Например, если донором, на биоматериалах которого построена патентная формула (описание и пр.), является доброволец (желающий развивать науку, а не борющийся с болезнью, желая остаться в живых), то такое изобретение не будет способным применяться в промышленности. Такая позиция была значимой в решении № 59995 по патентной заявке, касающейся стволовых клеток нервов, полученных от таких добровольных доноров. Дело в том, что, с одной стороны, на известном сейчас уровне техники нейронные стволовые клетки, которые использованы в изобретении согласно заявке, имеют довольно ограниченный источник. Помимо эмбриона, стволовые клетки нервов могут быть получены только из тканей, пожертвованных добровольными донорами, а использование донорских клеток или органов обычно ограничено медицинскими и исследовательскими целями, то есть они не могут быть применены в бизнесе и не могут служить источником для промышленного применения. С другой, заявитель не представил каких-либо доказательств того, что, помимо биоматериала добровольных доноров существуют какие-либо иные источники (например, коммерчески доступные), которые могут быть использованы для получения таких биоматериалов в промышленных масштабах.

Сказанное позволяет заключить, что для аутологичных продуктов сырье может считаться индивидуализированным и не способным быть воспроизведенным в промышленности, что делает их патентование невозможным.

Особое внимание необходимо уделять источнику биоматериалов, на которых строится патентная заявка, лучше, чтобы они были добыты способами, не нарушающими общественную мораль, а рабочие примеры их получения давали представление об альтернативных возможностях их получения. В случае, если некоторые источники эксперты посчитают не соответствующими указанным «моральным» или иным положениям, заявитель сможет исключить их из описания с сохранением альтернативных вариантов.

Кроме того, заявителю было бы выгодно перечислить обычные и стабильные линии эмбриональных стволовых клеток (conventional and stable embryonic stem cell lines), которые доступны до даты приоритета.

Что касается попыток установления нормативного контекста биопечати в ЮАР, то его развитию способствуют две стратегии министерства науки и технологии Южно-Африканской Республики: в 2013 г. министерство официально запустило разработанную им Стратегию биоэкономики 2013 г. [48] (далее – Стратегия 2013 г.), в 2015 г. - Южноафриканскую стратегию аддитивного производства [49] (далее – Стратегия 2016 г.).

В Стратегии 2013 г. сектор здравоохранения определяется в качестве одного из трех ключевых секторов экономики, наиболее нуждающихся в осуществлении механизмов биоэкономики, поскольку в ЮАР видится, что стратегический акцент на биопечать и медицинскую 3D-печать, безусловно, поможет стране достичь стратегических целей в секторе здравоохранения. В этом формате одной из инициатив Стратегии 2013 г. выступает преобразование экономики ЮАР в экономику, основанную на знаниях.

В Стратегии 2016 г. содержится «дорожная карта» по внедрению аддитивных технологий как вклада ЮАР в четвертую промышленную революцию. В этом формате с 2014 г. в развитие технологий 3D-печати было инвестировано около 358 млн южноафриканских рэндов. Южно-Африканской сектор здравоохранения определяется в качестве одного из трех ключевых секторов экономики, наиболее нуждающихся в осуществлении этой Стратегии. Кроме того, проекты, ориентированные на биопечать, направлены на обеспечение ключевых исследований в области разработки тканей, которые будут решать проблемы распространенных конкурентно в ЮАР болезней, внося, таким образом, существенный вклад в развитие биофармацевтической промышленности ЮАР.

Для аддитивного производства в целом в Южной Африке имеется достаточно широкий спектр перспективных рыночных применений. Так, например, ЮАР богата запасами полезных ископаемых: является вторым по величине в мире добытчиком ванадия, производителем ильменита и рутила, из которых извлекается пигмент титана (Ti). Алюминий и ванадий являются ключевыми элементами титановых сплавов, используемых в медицинской и зубной имплантации, а также в аэрокосмической промышленности. Эти рынки также требуют очень сложных конструкций для деталей или самих деталей, которые должны быть произведены на заказ, что делает применение аддитивного производства на этих и иных подобных рынках перспективным способом снижения цены [49. P. V].

Такие стремления и подходы предоставляют уникальные возможности создания более локализованных и распределенных исследовательских систем, более устойчивой экономической модели, наращивания инвестиций, сокращения расходов на техническое обслуживание и пр. Хотя, как видно, Стратегия 2016 г. в значительной степени ориентирована на традиционный обрабатывающий сектор, эффект просачивания и внедрение технологии аддитивного производства в сектор медицины и здравоохранения нельзя недооценивать. Вклад в биомедицинские исследования и клинические применения в ЮАР, конечно, еще предстоит определить, однако таблица 1 показывает усилия различных учреждений и организаций ЮАР в области биопечати.

Табл. 1. Биопечать и неорганическое аддитивное производство для открытия новых лекарств (drugdiscovery) клинического применения в ЮАР

Источник: S Fanucci, M W Barwick, E E Prinsloo. Op. cit.

С точки зрения действующего законодательства об интеллектуальной собственности не признаются изобретениями для целей Закона № 57 ЮАР «О патентах» от 26 апреля 1978 г. (в ред. 2011 г.) [50] (далее - Закон 1978 г.) научное открытие (a discovery); научная теория; математический метод; литературное, драматическое, музыкальное или художественное (творческое) произведение или другой результат эстетического творчества; схемы, правила или методы выполнения умственных операций, проведения игр или ведения бизнеса (a mental act, playing a game or doing business); компьютерные программы; способ предоставления информации (п. 2 ст. 25 Закона 1978 г.).

Кроме того, патент не выдается на:

а) изобретение, публикация или использование которого, как можно предположить, поощрит оскорбительное или аморальное поведение (would be generally expected to encourage offensive or immoral behavior);

b) любую породу животных или сорт растений, либо биологический по существу процесс производства растений или животных (any essentially biological process for the production of animals or plants), не являющийся микробиологическим процессом или продуктом применения такого процесса (п. 4 ст. 25 Закона 1978 г.).

При этом изобретение должно отвечать таким критериям патентоспособности, как новизна, изобретательский шаг и промышленная применимость (п. 1 ст. 25 Закона 1978 г.) [51].

Обозначенные подходы делают положения соответствующего законодательства ЮАР близким к уже рассмотренным выше подходам.

Ознакомиться с патентами по интересующим нас вопросам, связанным с научными результатами, полученными в сфере выращивания тканей и органов человека и их биопечати в Бразилии, Индии и ЮАР из числа рассматриваемых стран оказалось затруднительным по разным причинам. По Бразилии, например, из-за того, что количество таких данных пока ограничено ввиду того, что, исследования пока не так развиты и результативны, хотя являются перспективной сферой приложения капитала. Так, по сути, хотя в 2008 г. Национальный совет по научно-технологическому развитию (National Council for Scientific and Technological Development, CNPq) создал Бразильский институт биофабрикации (Instituto Nacional de C&T em Biofabricação, INCT-BIOFABRIS (cм. по адресу http://inct.cnpq.br/web/inct-biofabris (дата обращения: 29.04.2020)), начавший работать в рассматриваемом направлении и связанный с различными иными исследовательскими структурами и учреждениями (USP, INT, UFRGS и CTI Renato Archer) Бразилии, в стране, по-прежнему, имеются ограниченные ресурсы для расширения этой области исследований и практики [52]. Институционально согласно данным INPI, средний срок выдачи патента на биотехнологию составляет около 12 лет, причинами служат длительная процедура, предусматривающая двойную экспертизу, проводимую бразильским Агентством по надзору в сфере здравоохранения (Agência Nacional de Vigilância Sanitária, ANVISA (cм. по адресу http://portal.anvisa.gov.br/ (дата обращения: 26.04.2020)) для всех биотехнологических патентов и недостаточность инфраструктуры INPI [39; 53]. Вместе с тем, в настоящее время согласно положениям ст. 40 Закона 1996, когда патент выдается на 20 лет, отсчитываемых с даты подачи заявки и этот срок не может быть менее 10 лет, отсчитываемых с момента выдачи патента (кроме случаев когда INPI не может проводить экспертизу заявки по причине форс-мажора или того, что спор по заявке находится на рассмотрении суда), существует более 14 лекарственных средств, защищенных патентами, в том числе: биологический препарат, состоящий из моноклональных антител для лечения аутоиммунных заболеваний и еще более 40 лекарственных препаратов, патентные заявки на которые находятся на рассмотрении в INPI, скорее всего, также подпадут под действие этой статьи. В ЮАР в 2017 г. на 2-й Международной конференции по тканевой инженерии и регенеративной медицине в качестве африканского отделения Международного общества тканей и регенеративной медицины (Tissue Engineering and Regenerative Medicine International Society, TERMIS) для развития и укрепления научно-технических исследований тканей и трансляции самих исследований и их результатов на Африку было создано Африканское международное общество инженерии тканей и регенеративной медицины (African Tissue Engineering and Regenerative Medicine International Society, ATERMIS). Отмечается [19. S35-S40], что оно предоставляет жизнеспособную платформу для проведения семинаров по биопечати и создания рабочих групп/сетей исследователей и практиков, которые в настоящее время работают в этой области или проявляют к ней интерес. И так далее.

Как бы то ни было, суммируя изложенное, а также на основе иных изученных материалов [54], по здравому размышлению считаем относительно (не)возможности патентования тканей и органов, полученных путем 3D-печати, что эти ткани и органы, к которым по источнику их возникновения (получения) применяется термин «искусственный» (напр., artificial – англ.), то есть «не природный, сделанный наподобие подлинного» [55]; «сделанный, созданный руками человека (в отличие от естественного)» [56] и т.д. – отношение к которому в плане получения патентов на искусственные органы, произведенные с помощью 3D-принтеров, во многих юрисдикциях, является мягко говоря, не благоприятным [54], хотя производство таких органов и сами органы должны иметь право на патентование при условии, что они отвечают установленным законами тех или иных стран критериям (иным условиям) для получения патента.

Такой подход, по нашему мнению, применим ко всем рассматриваемым правопорядкам стран БРИКС.

Важно при этом, чтобы:

- во-первых, не происходило смешение самими заявителями с естественными (природного происхождения) органами при подаче их заявок и отклонение таких заявок патентными органами на том основании, что заявки касаются патентования природных органов (способов их производства);

- во-вторых, заявки, патентующие процессы (способы) производства искусственных органов, должны действительно касаться процессов и результатов человеческой деятельности, а не естественных биологических (природных) процессов, что также нужно учитывать при составлении заявки, в первую очередь, заявителям;

- в-третьих, те же правила должны соблюдаться в отношении протезов и т.п., содержащих биосовместимые материалы, в той части, в какой конечные продукты (напр., протезы и т.п.) – не встречаются в природе;

- в-четвертых, в случае искусственных органов, изготовленных с использованием живых клеток (напр., эмбриональных стволовых клеток человека и др.) на 3D-принтерах, одна из возможностей заключается в том, чтобы заявки на получение патента относились к каркасу (при классических технологиях «инжиниринга органов» сначала изготавливается каркас – основа будущего органа. Это может быть имплантат из искусственных материалов, стойких или разлагающихся со временем, в который врастают клетки и сосуды пациента, образуя с ним единое целое [13]) или ядру, используемым для производства органов, другая – к патентованию способов расположения клеток вокруг каркаса или ядра создаваемого органа.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
29.
30.
31.
32.
33.
34.
35.
36.
37.
38.
39.
40.
41.
42.
43.
44.
45.
46.
47.
48.
49.
50.
51.
52.
53.
54.
55.
56.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.