Статья 'Правовая природа реструктуризации долгов в деле о банкротстве гражданина: постановка проблемы' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Legal nature of debt restructuring in a bankruptcy case of a citizen: articulation of the problem

Katkov Kirill

Postgraduate student, the department of Civil Procedure, Saint Petersburg State University

199106, Russia, g. Saint Petersburg, ul. 22-Ya liniya v.o., 7

katkov_kirill@rambler.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2020.5.43328

Received:

16-04-2020


Published:

13-05-2020


Abstract: The subject of this research is articulation of the problem of legal qualification of a new institution of Russian law – debt restructuring in a personal bankruptcy case. The author sets a goal to determine the scope of problems emerging in examination of a question of legal nature of the debt restructuring plan, and proposes ways of their possible solution. The research covers question such as correlation between the restructuring plan and other categories of the institution of personal insolvency, presence of elements of a deal in the restructuring plan, essence of debt restructuring, as well as court’s role in personal debt restructuring. The empirical base of this research includes materials from case law of both, lower and higher courts. The scientific novelty of this work consists in the approach towards definition of the essence of restructuring plan that is principally different from other versions in literature, namely the qualification of the restructuring plan as a legal claim, rather than a civil law deal. The author advances a concept, according to which the obligations on debt restructuring stem from a court order, rendered in response to demands of parties (or party) in a personal a bankruptcy case expressed by presentation of restructuring plan to the court. Based on this concept, legal practitioners intending to argue a restructuring plan, are recommended to file an appeal for court order on confirmation of restructuring plan, or with a motion on its annulment by the court, rather than with a request to find the restructuring plan an invalid deal.


Keywords:

creditor, contract, unilateral transaction, financial recovery plan, debt restricting plan, bankruptcy proceedings, private bankruptcy, debtor, list of creditors, modification of obligations

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Впервые институт реструктуризации долгов гражданина был введен в российское законодательство Федеральным законом от 29 декабря 2014 г. № 476-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» и отдельные законодательные акты Российской Федерации в части регулирования реабилитационных процедур, применяемых в отношении гражданина-должника». Само легальное определение «реструктуризации долгов гражданина» указывает на цели, которыми руководствовался законодатель, включая соответствующую процедуру в число процедур, применяемых при банкротстве гражданина – реструктуризация долгов призвана обеспечить восстановление платежеспособности гражданина и погашение задолженности перед кредиторами [1].

Ключевую роль в процедуре реструктуризации долгов играет план реструктуризации, в соответствии с условиями которого и осуществляется погашение кредиторской задолженности.

Сущность плана реструктуризации долгов как юридического факта в настоящий момент является малоизученным вопросом. Основной акцент в научной литературе, посвященной банкротству (несостоятельности) физических лиц, делается на исследовании иных вопросов, главным образом, особенностей определения неплатежеспособности гражданина-должника [2], оснований перехода от процедуры реструктуризации долгов гражданина к процедуре реализации имущества [3] и последствий признания гражданина банкротом [4].

Вместе с тем вопрос о природе плана реструктуризации долгов и обязательств по реструктуризации долгов заслуживает особого внимания. Процедура реструктуризации долгов является первой стадией банкротства гражданина, ее прохождение является обязательным для сторон (не с точки зрения обязательности утверждения плана реструктуризации, а применительно к необходимости рассмотрения данного вопроса судом с учетом позиций сторон). Без определения того, к какому виду юридических фактов относится план реструктуризации и что является источником обязательств по реструктуризации долгов, невозможно определить характер правоотношений и нормы права, подлежащие применению к этим правоотношениям.

Изложенное выше обуславливает актуальность избранной темы исследования как с теоретической (отсутствие научных трудов, в которых полно и всесторонне анализируется вопрос о природе плана реструктуризации долгов), так и с практической стороны (необходимость определения норм, применимых к отношениям по реструктуризации долгов гражданина, в том числе по аналогии, где это допустимо).

В первую очередь следует рассмотреть основные точки зрения, выраженные в юридической науке относительно правовой природы реструктуризации долгов.

Согласно наиболее разработанной концепции сущность плана реструктуризации является неоднозначной и меняющейся. Так, если план реструктуризации был разработан одной из сторон в деле о банкротстве и одобрен другой, то такой план имеет природу договора [5]. Если же одна из сторон выступает против предложенного плана, но суд, преодолевая такое несогласие при наличии предусмотренных законом условий, утверждает план, последний квалифицируется как односторонняя сделка, поскольку для наделения его юридической силой достаточно воли одной стороны – стороны, разработавшей план и предложившей его к утверждению [6, 7].

Представляется, что изложенная выше позиция о квалификации реструктуризации долга как сделки – односторонней или двусторонней в зависимости от того, обе стороны дела о банкротстве или только одна согласны с планом реструктуризации – является ошибочной, поскольку она полностью игнорирует роль суда при утверждении плана реструктуризации.

По признанию ряда авторов план реструктуризации долгов схож по своему существу с графиком погашения задолженности, утверждаемым в рамках такой процедуры, применяемой при банкротстве юридического лица, как финансовое оздоровление [8].

В научной литературе высказана позиция, согласно которой обязательства, вытекающие из графика погашения задолженности имеют черты обязательств, возникающих из судебного акта [9, 10]. Представляется, что данный вывод справедлив и в отношении плана реструктуризации долгов в банкротстве физического лица. Подтверждением этому служит ряд обстоятельств.

Как следует из Закона о банкротстве и разъяснений, содержащихся в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 13.10.2015 № 45 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие процедур, применяемых в делах о несостоятельности (банкротстве) граждан» [11], проект плана реструктуризации, предоставляемый сторонами дела о банкротстве, проходит несколько уровней проверки судом.

Во-первых, если план реструктуризации одобрен лишь одной из сторон в деле о банкротстве, реструктуризация долгов может быть введена только при определенных условиях – если имеет место злоупотребление правом со стороны должника либо в случае выгодности реструктуризации долгов для кредиторов по сравнению с реализацией имущества – наличие которых устанавливает суд.

Во-вторых, любой план, даже если он одобрен одновременно и собранием кредиторов, и должником, проходит проверку на предмет отсутствия в нем недостатков, препятствующих его утверждению, одним из которых, в частности, является противоречие условий плана Закону о банкротстве и иным нормативно-правовым актам Российской Федерации (ст. 213.18 Закона о банкротстве). Иными словами, в рассматриваемом случае проверка волеизъявления сторон (стороны) на соответствие закону происходит не «постфактум», как это имеет место применительно к сделкам (в рамках рассмотрения спора о признании сделки недействительной), а является обязательной предпосылкой для того, чтобы волеизъявление сторон (стороны) на реструктуризацию долгов гражданина возымело правовой эффект.

Таким образом, даже несмотря на категоричную формулировку п. 1 ст. 213.7 Закона о банкротстве – план реструктуризации долгов гражданина, одобренный собранием кредиторов, подлежит утверждению арбитражным судом – роль суда не является формальной. Юридическую силу плану реструктуризации придает судебный акт, которым утверждается данный план.

Как следует из ст. 153 Гражданского кодекса РФ [12], необходимость получения санкции суда на совершение сделки не является признаком сделки. Для того, чтобы действие повлекло за собой установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей (именно таким образом закон определяет понятие сделки) необходимо и достаточно соответствующего волеизъявления сторон (одной стороны в определенных случаях).

Уже данное обстоятельство указывает на необоснованность позиции о том, что обязательства, вытекающие из плана реструктуризации долгов в деле о банкротстве гражданина, имеют своим источником сделку.

Вместе с тем невозможно отрицать следующее обстоятельство. Прежде чем утвердить план реструктуризации, суд должен получить его проект от сторон: кредиторов и должника (п. 1 ст. 213.12 Закона о банкротстве). Суд не вправе предложить и утвердить предложенный им самим же план, соответствующее полномочие законом не предусмотрено и не могло быть предусмотрено вовсе, поскольку наделение суда таким полномочием противоречило бы принципу диспозитивности процесса. Иными словами, введение процедуры реструктуризации долгов по инициативе суда невозможно.

Отсюда возникает необходимость правильной юридической квалификации волеизъявления сторон (стороны) дела о банкротстве, направленном на реструктуризацию долгов гражданина и выраженном в проекте плана реструктуризации.

Для этого, прежде всего, следует ответить на вопрос – в чем состоит суть реструктуризации долгов как таковой.

Приведенная в начале настоящей статьи легальная дефиниция реструктуризации долгов гражданина не дает ответа на поставленный вопрос, поскольку указывает лишь на отдельный, «внешний» аспект явления (реструктуризация как одна из процедур в деле о банкротстве).

Реструктуризация долгов как понятие встречается не только в Законе о банкротстве, но и в ряде других законодательных актов, в частности, в Бюджетном кодексе РФ (ст. 105) [13] и Федеральном законе от 09.07.2002 № 83-ФЗ «О финансовом оздоровлении сельскохозяйственных товаропроизводителей» (ст. 2) [14]. Если обратиться к указанным актам, можно обнаружить два отличных друг от друга определений понятия «реструктуризация долга»: (1) прекращение долговых обязательств и замена их другими и (2) изменение условий существующих обязательств.

Закон о банкротстве не содержит исчерпывающий перечень способов, которыми может быть реструктурирована задолженность перед кредиторами должника-гражданина. Единственное требование, выдвигаемое к содержанию плана реструктуризации, это наличие в нем срока и порядка пропорционального погашения в денежной форме требований кредиторов (п. 1 ст. 213.14 Закона о банкротстве). Из данного требования можно сделать вывод, что реструктуризация долгов гражданина в рамках дела о банкротстве может быть проведена любым способом: как путем изменения условий существующих обязательств (например, посредством прощения кредитором части долга; отказа от взыскания пеней, процентов, неустоек, штрафов и (или) их уменьшения; предоставления должнику отсрочки или рассрочки в исполнении обязательства, лежащего в основании долга) [15], так и посредством новации – замены одного обязательства другим. Однако последний из способов не должен приводить к изменению предмета исполнения (недопустима замена денежного обязательства на натуральное, поскольку требования кредиторов всегда должны быть выражены в денежной форме, но при этом возможно изменение способа исполнения денежного обязательства).

Таким образом, суть реструктуризации долгов заключается в изменении условий обязательств с целью обеспечения должнику возможности исполнить их в более благоприятном для него правовом режиме [16, 17].

Ситуация, при которой одна из сторон выражает намерение изменить изначально согласованные сторонами условия исполнения обязательства и обращается в суд за соответствующей санкцией, известна гражданскому законодательству.

Согласно ст. 450 Гражданского кодекса РФ изменение обязательств допускается не только на основании соглашения сторон, но и на основании решения суда. Последнее принимается по требованию одной из сторон по причине существенного нарушения договора одной из сторон или существенного изменения обстоятельств (ст. 451 Гражданского кодекса РФ), а также в иных случаях, предусмотренных законом или договором.

Возбуждение в отношении должника процедуры банкротства не признается судебной практикой в качестве существенного изменения обстоятельств в силу отсутствия такого признака существенного изменения как непредвидимость – «вступая в договорные отношения, стороны могут и должны учесть экономическую ситуацию, спрогнозировать ухудшение своего финансового положения» (в частности, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.01.2016 № Ф05-20140/2015 по делу № А40-60989/15-131-492, Постановление Арбитражного суда Московского округа от 21.01.2019 № Ф05-22654/2018 по делу № А41-34193/18) [18, 19].

Следует отметить, что иная позиция занята судами применительно к возбуждению банкротства в отношении обеих сторон, признаваемого в качестве существенного изменения обстоятельств (Определение ВАС РФ от 26.01.2009 № 378/09 по делу №А14-2592/2008-109/9) [20].

Представляется, что реструктуризация долгов в рамках банкротства гражданина по своей сути также является изменением обязательств по решению суда, но осуществляемым в особом порядке и при наличии определенных условий, отличных от тех, что содержатся в ст. 450 Гражданского кодекса РФ.

Основание для возбуждения дела о банкротстве гражданина и, соответственно, реструктуризации долгов в рамках такого банкротства – наличие требований к гражданину на 500 000 рублей, их неисполнение в течение трех месяцев с даты, когда они должны были быть исполнены, и неспособность гражданина удовлетворить в полном объеме требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей (ст. 213.3, 213.6 Закона о банкротстве) – также можно назвать существенным изменением обстоятельств, препятствующим должнику исполнить обязательства на первоначально установленных условиях, но в более широком смысле этого выражения, не охватываемом критериями, установленными ст. 450 Гражданского кодекса РФ.

Результатом вынесения судебного акта об утверждении плана реструктуризации, как и результатом вынесения судебного акта по ст. 450 Гражданского кодекса РФ, является изменение условий обязательств, то есть преобразование гражданских правоотношений. Судебные акты, которые привносят в правоотношение что-то новое, в научной литературе квалифицируются как преобразовательные [21]. Соответственно, определение суда об утверждении плана реструктуризации является преобразовательным судебным актом.

Именно о судебных актах данного вида, по признанию ряда авторов, идет речь в пп. 3 п. 1 ст. 8 Гражданского кодекса РФ как о судебных актах, являющихся самостоятельными основаниями возникновения гражданских прав и обязанностей (ст. 8 Гражданского кодекса РФ) [22]. Данная позиция подтверждает изложенный ранее тезис о том, что обязательства, предусмотренные планом реструктуризации, имеют своим источником судебный акт.

Преобразовательные судебные акты выносятся, соответственно, по результатам рассмотрения исков, направленных на возникновение, изменение или прекращение гражданских правоотношений.

В первой части настоящего исследования было приведено обоснование тому, что план реструктуризации долгов в деле о банкротстве гражданина не является сделкой, совершаемой одной или обеими сторонами. Вместе с тем автором было обращено внимание на то, что без предоставления проекта плана реструктуризации долгов кредиторами и (или) должником реструктуризация долгов не может быть запущена судом.

Из рассуждений во второй части исследования логически вытекает вывод о том, что проект плана реструктуризации, предлагаемый суду для утверждения, является не чем иным, как требованием к суду об изменении условий исполнения обязательств должника. Иными словами, волеизъявление сторон (стороны) в деле о банкротстве, направленное на реструктуризацию долгов гражданина, в действительности имеет не материально-правовую, а процессуально-правовую природу, что является одним из ключевых выводов настоящего исследования.

Под преобразовательным иском в научной литературе понимается средство реализации права на преобразование материальных правоотношений, направленное на создание таких последствий, которые не наступили бы в отсутствие иска и судебного акта, вынесенного по результатам его рассмотрения.

Обращение к суду с просьбой вынести судебный акт об изменении обязательств на условиях, предусмотренных планом реструктуризации, направлено на преобразование обязательственных отношений, сложившихся между должником и кредиторами. При этом акт суда является единственной по закону формой реализации права должника и кредиторов на реструктуризацию долгов гражданина (следует отличать реструктуризацию конкретного долга, которая может осуществляться путем заключения соглашения между сторонами, и реструктуризацию всех долгов гражданина, в отношении которого возбуждено дело о банкротстве).

В качестве аналогии рассматриваемого случая можно привести требование об изменении договора, традиционно в литературе относимое в категории преобразовательных исков, в рамках которого истец формулирует новые условия, которые он хотел бы видеть в договоре.

Таким образом, обращение к суду за утверждением плана реструктуризации долгов следует квалифицировать как иск о преобразовании, рассматриваемый судом вторым в очереди после заявления о возбуждении в отношении должника дела о банкротстве.

Такое определение правовой сущности плана реструктуризации, на взгляд автора, позволяет окончательно выстроить все звенья логической цепи рассуждений относительно юридической природы реструктуризации долгов в деле о банкротстве гражданина – изменение обязательств, осуществляемое судом по требованию сторон (стороны) дела о банкротстве на условиях, им (ею) сформулированных в проекте плана реструктуризации.

В заключение необходимо обратить внимание на следующую особенность судебных актов об утверждении плана реструктуризации долгов гражданина.

Согласно п. 1 ст. 213.14 Закона о банкротстве в план реструктуризации включаются требования кредиторов, известные должнику. Очевидно, что должнику могут быть известны требования, как включенные в реестр, так и не включенные в него. Это означает, что категория «кредиторы, требования которых известны должнику» шире по своему объему, чем категория «кредиторы, чьи требования включены в реестр». При этом, как следует из абз. 2 п. 1 ст. 213.19 Закона о банкротстве, план реструктуризации распространяет свое действие на обе категории кредиторов.

Отсюда следует, что вне зависимости от того, одна либо обе стороны дела о банкротстве согласились с планом реструктуризации, утвержденным судом, реструктуризация долгов всегда является принудительным актом, поскольку предполагает изменение всех без исключения обязательств должника перед кредиторами, в том числе перед теми кредиторами, кто не участвовал в деле о банкротстве.

Столько серьезное вмешательство государственного органа в частноправовые отношения в данном случае может быть оправдано необходимостью защиты интересов, с одной стороны, должника, а с другой стороны, не только отдельного кредитора, но всех кредиторов несостоятельного должника. Такая защита осуществляется путем изменения условий обязательств, результатом которого должно стать обеспечение должнику возможности погасить требования всех кредиторов в пропорциональном размере.

Таким образом, анализ норм Закона о банкротстве, иных законодательных актов, а также научной литературы, указывает на то, что вопрос о правовой природе реструктуризации долгов гражданина в деле о банкротстве крайне сложен, многоаспектен и на данный момент не разрешен окончательно. Путь к ответу на поставленный в исследовании вопрос предполагает, в свою очередь, необходимость разрешения отдельных промежуточных проблем с применением подходов, которые порой не совсем укладываются в существующие концепции.

Научная новизна настоящего исследования заключается в аргументированном обосновании принципиально иного, отличного от ранее представленного в научной литературе, подхода к определению правовой природы плана реструктуризации долгов в деле о банкротстве гражданина и источника возникновения обязательств по реструктуризации долгов. Разница в подходах состоит в определении автором рассматриваемых явлений как явлений процессуально-правового, а не материально-правового порядка.

Если согласно текущим представлениям о сущности плана реструктуризации последний квалифицируется как гражданско-правовая сделка, то исходя из анализа, проведенного в рамках настоящего исследования, план реструктуризации не обладает признаками сделки и является, по своей сути, требованием, обращенным к суду, об изменении обязательств должника на условиях, предусмотренных планом.

В свою очередь обязательства по реструктуризации долгов в действительности вытекают из судебного акта, принятого по результатам рассмотрения требования об утверждении плана реструктуризации, а не из сделки, заключенной между сторонами дела о банкротстве.

Указанные выводы имеют не только теоретическое, но практическое значение. Так, квалификация обязательств по реструктуризации долгов гражданина как обязательств, вытекающих из судебного акта, означает, что оспаривание плана реструктуризации осуществляется не посредством предъявления требования о признании его недействительным как гражданско-правовой сделки по основаниям, предусмотренным Гражданским кодексом РФ, а путем обжалования судебного акта, утвердившего данный план (п. 5 ст. 213.17 Закона о банкротстве), либо обращения в суд с ходатайством об отмене плана реструктуризации (ст. 213.23 Закона о банкротстве).

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.