Статья 'Правовое положение несовершеннолетних родителей по немецкому, австрийскому, швейцарскому и российскому законодательству: сравнительное исследование' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Legal status of the underage parents in German, Austrian, Swiss, and Russian legislation: comparative analysis

Lekanova Ekaterina Evgenevna

Postgraduate student, Yaroslavl Demidov State University

150003, Russia, Yaroslavskaya oblast', g. Yaroslavl', ul. Sobinova, 36a

lekanova.katya@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2020.12.43314

Received:

17-03-2020


Published:

31-12-2020


Abstract: The subject of this research is the legal norms on the status of underage parents. Custody of a child of underage parents is regulated by special rules in Russia and abroad. The Russian legal model of child custody of underage parents is yet to be established. Unlike the countries of Germanic legal group (Germany, Switzerland, and Austria), the legislation of which features detailed description of the legal status of underage parents, the Russian legislation requires further improvement in this regard. Application of the method of comparative jurisprudence allowed determining the common and distinctive characteristics in the legal status of underage parents in German, Austrian, Swiss, and Russian legislation. The common feature for all aforementioned legislations consists in automatic removal of custody of a child of an underage parent when such parent attains the age of majority. In the author’s opinion, the best model of child custody (with regards to a child of underage parents who have reached the age of 16) is German model: an underage parent with partial civil capacity and a guardian both have rights to participate in parenting of a child, while guardian is the only legal representative of a child of an underage parent (in case if a child has no parents of the age of majority).


Keywords:

guardianship, Austrian legislation, actual care, Swiss legislation, parental care, German legislation, civil legal capacity, minor parents, Russian legislation, parental rights

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Важность своевременного решения вопросов правового положения несовершеннолетних родителей хорошо понятна из приведенных ниже статистических данных. В 2018 году несовершеннолетними матерями был рожден 11361 ребенок в России, 2445 детей – в Германии, 44 ребенка – в Швейцарии, 257 детей – в Австрии, что составляет 0,71 %, 0,31 %, 0,05 %, 0,3 % от общего числа новорожденных в указанных странах соответственно в этом году. В 2017 году количество детей, рожденных несовершеннолетними матерями, составило в России – 0,72 %, в Германии – 0,36 %, в Швейцарии – 0,06 %, в Австрии – 0,4 % от общего числа родившихся в этом году соответственно [1, с. 57],[2, 3, 4, 5, 6]. Анализ статистических данных свидетельствует о том, что в России, по сравнению с Германией, Швейцарией, Австрией, самый высокий показатель рождаемости детей от несовершеннолетних матерей, то есть примерно каждый сто пятидесятый ребенок в России рождается несовершеннолетней матерью.

Попечение ребенка несовершеннолетнего родителя осуществляется по специальным правилам не только в России, но и за рубежом. В России правовая модель попечения ребенка несовершеннолетнего родителя на данный момент еще не сложилась, в российском законодательстве недостаточно регламентирован ряд вопросов попечения ребенка несовершеннолетнего родителя, в отличие от стран германско-правовой группы (Германии, Швейцарии, Австрии), в законодательстве которых правовой статус несовершеннолетнего родителя описан более детальным образом [7, с. 41],[8, с. 37-68].

По швейцарскому законодательству несовершеннолетние родители не вправе самостоятельно осуществлять весь комплекс родительских прав (ст. 13-14 Гражданского кодекса Швейцарии 1907 г. (далее – ГК Швейцарии)). Это связано с тем, что граждане Швейцарии приобретают полную гражданскую дееспособность с момента достижения совершеннолетия, т.е. с 18 лет [9]. Каких-либо оснований «досрочного» приобретения гражданской дееспособности или оснований «досрочного» приобретения полной родительской правоспособности для граждан Швейцарии не предусмотрено. В частности, согласно норме ст. 94 ГК Швейцарии минимальный брачный возраст также составляет 18 лет, его снижение в Швейцарии не допускается [10].

Полная родительская правоспособность представляет собой одновременное наличие у родителя права и обязанности на воспитание ребенка, права и обязанности на содержание ребенка, права и обязанности по законному представительству (абз. 1 и 2 ст. 276, ст. 301-304 ГК Швейцарии [9]). Полная родительская правоспособность в соответствии с абз. 3 ст. 296 ГК Швейцарии возникает с 18 лет. Представителем ребёнка несовершеннолетней матери выступает опекун или совершеннолетний отец в зависимости от решения органов опеки (абз. 3 ст. 298, абз. 2 и 4 ст. 298b, абз. 1 cт. 304, абз. 1 cт. 314a, cт. 327a ГК Швейцарии [9]). При этом органы опеки могут назначить ребёнку опекуна, даже если совершеннолетний отец является дееспособным и не лишен родительских прав. Совершеннолетний отец вправе обжаловать решение органов опеки в суд. До назначения опекуна ребёнок несовершеннолетней матери находится в «правовом вакууме» под фактическим присмотром матери [11, с. 110-111]. По мнению Д. Таннер, в этот период несовершеннолетняя мать сама принимает решения по срочным вопросам воспитания ребёнка, но не по вопросам управления его имуществом [11, с. 201-202]. Опекун назначает лиц, осуществляющих фактический уход, как правило, несовершеннолетнюю мать или обоих родителей. Они имеют право быть заслушанными опекуном по всем вопросам, касающимся ребенка, но итоговое решение принимается опекуном [11, с. 221-222]. Соотношение прав и обязанностей родителей и опекуна по общему правилу выглядит следующим образом: несовершеннолетняя мать и (или) отец ребенка вправе и обязаны воспитывать (если именно они назначены лицами, осуществляющими фактический уход за ребенком) и содержать ребенка, опекун является законным представителем ребенка, но функции по воспитанию и содержанию ребенка на него не возлагаются.

Несовершеннолетний родитель совместно с другим родителем (в том числе несовершеннолетним) вправе самостоятельно (без согласия опекуна) выбирать имя своему ребенку. Несовершеннолетняя мать выбирает имя ребенку единолично, если отцовство ребенка не установлено. Опекун выбирает подопечному имя только в том случае, если оба родителя умерли или не обладают способностью выносить суждения. (Согласно норме ст. 16 ГК Швейцарии способность выносить суждения означает способность действовать разумно. Возможными причинами отсутствия способности выносить суждения могут выступать детский возраст, интеллектуальные или психические отклонения, опьянение и схожие состояния). Органы ведомства гражданского состояния отклоняют варианты имени ребенка, которые не соответствуют его интересам.

В исключительных случаях, например, при очень низком возрасте матери или если мать после рождения ребенка выражает равнодушие, незаинтересованность, психическое неприятие ребенка, опекун либо совершеннолетний родитель может единолично осуществлять фактический уход за ребенком несовершеннолетнего родителя [11, с. 205-211]. При этом, если несовершеннолетний родитель не был назначен лицом, осуществляющим фактический уход (воспитание), то при достижении им 18 лет он не становится автоматически законным представителем. Приобрести родительские права такой родитель может по решению органов опеки при наличии одного из следующих оснований: 1) неспособность второго родителя осуществлять свои родительские права; 2) отсутствие второго родителя; 3) предъявление совместного заявления лицом, претендующим на получение родительских прав в отношении своего ребенка, и вторым родителем, осуществляющим родительские права в отношении этого ребенка; 4) вступление родителей ребенка в брак. При этом, если один из родителей единолично воспитывает ребенка, то для усыновления этого ребенка его супругой (супругом) требуется согласие родителя (в том числе несовершеннолетнего), который не осуществляет родительские права в отношении своего ребенка, если такой родитель обладает способностью выносить суждения.

По немецкому законодательству на правовой статус несовершеннолетнего родителя влияет объем его дееспособности. Полностью дееспособными признаются совершеннолетние лица, а также лица, вступившие в брак. Совершеннолетие наступает по достижении восемнадцати лет (парагр. 2 Германского Гражданского Уложения 1896 г. (далее – ГГУ [12]). Лица, не достигшие 7 лет, считаются недееспособными (парагр. 104 ГГУ). Несовершеннолетние в возрасте от 7 лет до 18 лет являются ограниченно дееспособными по общему правилу (парагр. 106 ГГУ). Если несовершеннолетний стал полностью дееспособным, то для совершения сделок ему не требуется согласие законного представителя (ч. 3 парагр. 108 ГГУ).

В немецком праве по общему правилу совершеннолетние имеют право вступать в брак (парагр. 1303 ГГУ [13]). По общему правилу брак должен быть расторгнут, если он был заключен с несовершеннолетним, достигшим 16-летнего возраста на момент заключения брака (парагр. 1314 ГГУ [14]). (До 2017 в Германии допускались с разрешения Суда по семейным делам браки с несовершеннолетними, достигшими 16 лет). Брак прекращается с момента вступления решения в законную силу. Полная дееспособность несовершеннолетнего сохраняется. Расторжение брака не производится, если несовершеннолетний супруг, достигший совершеннолетия, указал, что желает продолжить брак (подтверждение), либо если расторжение брака будет настолько серьезным для несовершеннолетнего супруга, что в исключительных случаях поддержание брака представляется необходимым (парагр. 1315 ГГУ [15]). Брак с несовершеннолетним, не достигшим 16 лет, признается недействительным. В этом случае обязанность государства заботиться о благе ребенка, закрепленная в предложении 2 абз. 2 ст. 6 Основного закона Германии, обуславливает требование не рассматривать ребенка даже как временно состоящего в браке [16, с. 1161].

Немецкий законодатель регламентирует точно и недвусмысленно установление происхождения ребенка от несовершеннолетних родителей в норме ч. 2 парагр. 1596 ГГУ: «От имени ребенка, который является недееспособным либо не достиг четырнадцати лет, о согласии на признание отцовства может заявить только его законный представитель. В иных случаях ребенок, ограниченный в дееспособности, может заявить о согласии только лично; при этом требуется согласие его законного представителя» [12]. Однако положения об оспаривании, несмотря на «однопорядковость» установления и оспаривания факта родительства, не синхронизированы с положениями об установлении факта родительства: «За недееспособного или ограниченного в дееспособности ребенка заявить об оспаривании может только его законный представитель. Оспаривание отцовства законным представителем допустимо только в случае, если это служит благу представляемого» (ч. 3 и ч. 4 парагр. 1600а ГГУ).

В состав родительских прав и обязанностей по немецкому законодательству включаются право и обязанность родительской заботы и обязанность по содержанию ребенка. По смыслу ч. 2 парагр. 1626 и ч. 1 парагр. 1629 ГГУ родительская забота, схематично говоря, охватывает воспитание ребенка и законное представительство интересов ребенка. В немецком праве осуществление родительских прав не всегда строится на принципе гендерного равенства (парагр. 1626а). Право родительской заботы у матери появляется автоматически при рождении ребенка. У отца оно появляется автоматически, если он состоит в браке с матерью ребенка. Если при рождении ребенка родители не состоят между собой в браке, они осуществляют заботу о ребенке совместно при условии, что они заявят о желании совместно осуществлять заботу о ребенке. Следовательно, если несовершеннолетний отец, не состоящий в браке с матерью ребенка, получает право родительской заботы по воле матери своего ребенка. При этом несовершеннолетнему родителю для предъявления заявления о совместном осуществлении заботы вместе с другим родителем требуется согласие законного представителя либо разрешение суда по семейным делам (ч. 2 парагр. 1626с ГГУ).

Несовершеннолетний родитель, обладающий ограниченной дееспособностью, осуществляет родительскую заботу над своим ребенком наряду с опекуном или вторым родителем, но не обладает правом на законное представительство своего ребенка (ч. 2 парагр. 1673 ГГУ). При возникновении разногласий приоритетным выступает мнение несовершеннолетнего родителя, если законным представителем ребенка является опекун. Если законным представителем ребенка является второй родитель, то мнения несовершеннолетнего родителя и совершеннолетнего родителя имеют одинаковый юридический вес, в связи с чем, если родители не могут прийти к согласию по отдельному вопросу либо по определенному кругу вопросов, суд по семейным делам по ходатайству любого из родителей может передать одному из них право на принятие решения. Обязанность предоставлять содержание своим детям по немецкому праву возлагается на родителей независимо от их возраста, объема дееспособности и достатка (ч. 2 парагр. 1603 ГГУ).

Основанием к установлению опеки над ребенком является отсутствие у обоих родителей обязанности и права по родительской заботе или отсутствие у обоих родителей обязанности и права по законному представительству ребенка (ч. 1 парагр. 1773 ГГУ). Опека прекращается при отпадении указанных условий (парагр. 1882 ГГУ).

По австрийскому законодательству несовершеннолетние (лица, не достигшие 18 лет) по общему правилу признаются неполностью дееспособными (парагр. 21 Всеобщего Гражданского кодекса Австрии 1811 г. (далее – ВГК Австрии [17]): сделки от имени несовершеннолетних заключают либо родители (парагр. 144 ВГК Австрии), либо сами несовершеннолетние с их согласия (ч. 1 парагр. 151 ВГК Австрии), либо сами несовершеннолетние без согласия законных представителей в случаях, указанных в законе (ч. 2 и 3 парагр. 151 и парагр. 152 ВГК Австрии). В то же время согласно норме парагр. 175 ВГК Австрии состоящий в браке несовершеннолетний ребенок в личных отношениях приравнивается к совершеннолетнему, пока длится его брак. В Австрии разрешено вступать в брак с 16 лет с согласия родителей при условии, что другой супруг достиг совершеннолетия.

Австрийский законодатель предусмотрел ряд особенностей установления факта родительства ребенка, рожденного от несовершеннолетних лиц, в ч. 1 парагр. 138b ВГК Австрии: «Благоразумные и рассудительные лица, если они сами не обладают надлежащей дееспособностью, по вопросам своего происхождения и происхождения [детей] от них могут осуществлять действия, имеющие юридические последствия, если это одобрят их законные представители. Если в подобном случае действует законный представитель, то он нуждается в согласии благоразумного и рассудительного лица, [которое он представляет]. В случае сомнения, наличие благоразумности и рассудительности у несовершеннолетнего лица в возрасте от 14 до 18 лет предполагается». Следовательно, несмотря на личный характер прав на установление и оспаривание отцовства (материнства) по австрийскому законодательству несовершеннолетним родителям требуется согласие своих законных представителей.

По австрийскому законодательству понятие «опека» понимается шире в плане субъектного состава, чем по российскому законодательству. Опеке посвящены параграфы 144 – 154b ВГК Австрии. Опека охватывает собой воспитание и законное представительство ребенка. Содержание ребенка не включается в опеку и регламентируется в отдельном разделе, состоящим из параграфов 140 – 143 ВГК Австрии. Преимущественное право на опеку имеют родители ребенка; в случае, если оба родителя не могут осуществлять попечение ребенка, то опека возлагается на бабушек и дедушек ребенка (парагр. 145 ВГК Австрии); а если бабушки и дедушки не способны к опеке, то законным представителем ребенка определяется другое лицо в судебном порядке (парагр. 186а и 187 ВГК Австрии). Несовершеннолетние родители, не имеющие полной дееспособности, не имеют прав по опеке в отношении своих детей (ч. 2 парагр. 188 ВГК Австрии). Австрийский законодатель в нарушение «принципа экономии размещения законодательного материала» [18, с. 225] продублировал данную мысль в парагр. 145а ВГК Австрии: «Пока один из родителей не является полностью дееспособным, он не имеет права и обязанности управлять имуществом ребенка и представлять его».

В свою очередь, полностью дееспособные несовершеннолетние родители обладают правом опеки над своими детьми.

По смыслу положений парагр. 140 – 141 ВГК Австрии обязанность по содержанию ребенка возлагается на родителей независимо от их возраста, в то же время если родители не в состоянии обеспечить содержание ребенка, то его должны содержать бабушка и дедушка постольку, поскольку вследствие этого с учетом их обязанностей по содержанию иных лиц тем самым не подвергается угрозе их собственное соразмерное содержание.

По смыслу правила парагр. 250 ВГК Австрии при отпадении обстоятельств, препятствующих родителям обладать правом опеки над ребенком, родители приобретают права и обязанности по воспитанию и законному представительству своих детей. Согласно парагр. 166 ВГК Австрии на опеку ребенка, рожденного вне брака, уполномочена только мать.

Следовательно, по достижении совершеннолетия мать, родившая ребенка в несовершеннолетнем возрасте, получает право опеки над своим ребенком, а отец ребенка, не состоящий в браке с матерью ребенка, – не получает права опеки.

По российскому семейному законодательству правовое положение несовершеннолетних родителей дифференцируется в зависимости от их возраста, состояния в браке и иных факторов.

А. И. Кнороз, анализируя содержание норм ст. 62 СК РФ, обращает внимание на то, что у родителей, не вступавших в брак, родивших ребенка до 16 лет, по достижению ими возраста 16 лет и до приобретения полной гражданской дееспособности есть право, но не обязанность самостоятельно осуществлять родительские права и обязанности, то есть у них есть два варианта поведения: самостоятельно осуществлять родительские права и обязанности (подав в орган опеки соответствующее заявление) либо продолжить совместно с опекуном участвовать в воспитании собственного ребенка до приобретения полной гражданской дееспособности. По правилу, изложенному в ч. 2 ст. 29 федерального закона «Об опеке и попечительстве», опека над детьми несовершеннолетних родителей прекращается при приобретении такими родителями полной гражданской дееспособности. А.И. Кнороз также отмечает, что норма п. 3 ст. 145 СК РФ предусматривает возможность установления семейным законодательством и иных оснований прекращения опеки над детьми несовершеннолетних родителей – в частности, волеизъявление родителя, не приобретшего полной гражданской дееспособности, находящегося в возрасте 16-17 лет, самостоятельно осуществлять свои родительские права и обязанности [19, с. 23]. Следовательно, нормы п. 2 ст. 62 СК РФ и ч. 2 ст. 29 федерального закона «Об опеке и попечительстве» дополняют друг друга в части оснований прекращения опеки над детьми, рожденных несовершеннолетними родителями, в то же время во избежание правовой неопределенности законодателю следует указать полный перечень оснований прекращения опеки над детьми, рожденными несовершеннолетними родителями, и в норме п. 2 ст. 62 СК РФ, и в положении ч. 2 ст. 29 федерального закона «Об опеке и попечительстве». В правоприменительной практике назначение опеки над ребенком до достижения его родителем 18 лет также признается правомерным. В частности, в решении Лискинского районного суда Воронежской области от 6 марта 2015 № 23-74/2015 указывается, что на момент судебного разбирательства опека над ребенком несовершеннолетней матери, достигшей 16 лет, не была прекращена. По данному поводу суд посчитал, что достижение несовершеннолетним родителем возраста 16 лет не является безусловным основанием для отказа в назначении истице (опекуну ребенка шестнадцатилетней матери) опекунского пособия, поскольку она не освобождена от исполнения обязанностей опекуна, опека над малолетним не прекращена в установленном законом порядке и в силу ч. 2 ст. 29 федерального закона «Об опеке и попечительстве» может продолжаться до приобретения ими гражданской дееспособности в полном объеме.

В связи с этим, на наш взгляд, в российском законодательстве можно выделить четыре категории несовершеннолетних родителей: 1) несовершеннолетние родители, приобретшие полную гражданскую дееспособность; 2) несовершеннолетние родители, не приобретшие полной гражданской дееспособности, достигшие 16 лет и изъявившие желание самостоятельно осуществлять родительские права и обязанности; 3) несовершеннолетние, не приобретшие полную гражданскую дееспособность, достигшие 16 лет, но не изъявившие желание самостоятельно осуществлять родительские права и обязанности; 4) несовершеннолетние родители, не приобретшие полную гражданскую дееспособность и не достигшие 16 лет [20, с. 74].

Несовершеннолетние родители первой и второй категорий, в отличие от родителей третьей и четвертой категорий, обладают полной родительской правоспособностью. Полная родительская правоспособность означает одновременное наличие у родителя прав и обязанностей по воспитанию, содержанию и законному представительству прав и интересов ребенка.

Несовершеннолетний родитель с «усеченным» родительским статусом обладает лишь законным интересом в воспитании собственного ребенка. В свою очередь, опекун или совершеннолетний родитель обладает преимущественным правом на воспитание ребенка несовершеннолетнего родителя перед всеми другими лицами (в том числе и перед несовершеннолетними родителями), играет главенствующую роль в воспитании ребенка [21, с. 115]. Законным представителем ребенка несовершеннолетнего родителя является совершеннолетний родитель либо опекун. Содержание ребенка несовершеннолетнего родителя с «усеченным» родительским статусом осуществляется из средств региональных бюджетов, которые выплачиваются ежемесячно в порядке и в размере, которые установлены законами субъектов Российской Федерации (п. 3 ст. 148 СК РФ).

Недостатком российской правовой модели попечения ребенка несовершеннолетнего родителя является то, что несовершеннолетний родитель, достигший 16 лет, не обладающий полной гражданской дееспособностью, наделен правом по законному представительству своего ребенка.

В теории гражданского права и гражданского процессуального права сформировалась доктринальная аксиома: «всякое субъективное гражданское право может быть реализовано лишь тем субъектом, который обладает нужным объемом гражданской дееспособности» [22, с. 48]. Из нормы ст. 26 ГК РФ следует, что несовершеннолетние в возрасте от 14 до 18 лет нуждаются в согласии своих законных представителей для совершения сделок. По мнению Н.Ф. Звенигородской, несовершеннолетние родители, обладающие частичной гражданской дееспособностью, вправе представлять своего ребенка по сделкам в соответствии с объемом своей гражданской дееспособности [23, с. 123], то есть по общему правилу с согласия законных представителей. За несовершеннолетних родителей, не достигших 14 лет, все гражданско-правовые сделки осуществляют их законные представители (ст. 28 ГК РФ). Некоторые ученые, с которыми трудно согласиться по данному вопросу, системно толкуя нормы ст. 62, 64 СК РФ и нормы ст. 26, 28 ГК РФ, приходят к противоположному выводу: «Несовершеннолетний не вправе совершать от своего имени определенные сделки (например, сделки по распоряжению имуществом) без согласия попечителя, но может самостоятельно совершать сделки такого же рода от имени ребенка как его законный представитель» [24, с. 277]. Еще более противоречивая ситуация складывается у несовершеннолетних родителей, не приобретших полной гражданской дееспособности, достигших шестнадцати лет, и изъявивших желание самостоятельно осуществлять родительские права и обязанности, вокруг судебной защиты прав их детей. Несовершеннолетние родители указанной категории не обладают полной гражданской процессуальной дееспособностью. По общему правилу их права, свободы и законные интересы защищают законные представители, и только в случаях, предусмотренных федеральным законом, несовершеннолетние в возрасте от четырнадцати до восемнадцати лет вправе лично защищать в суде свои права, свободы и законные интересы (п. 3 и п. 4 ст. 37 ГПК РФ). В законодательстве имеется ряд таких специальных случаев (ст. 287 ГПК РФ, п. 1 ст. 1074 ГК РФ, абз. 2 п. 2 ст. 56 СК РФ, п. 3 ст. 62 СК РФ), в каждом из которых содержится четкое указание на несовершеннолетний возраст. Норма п. 5 ст. 37 ГПК РФ о защите прав малолетних в их число не входит. Она не предоставляет несовершеннолетним родителям, не обладающим полной гражданской дееспособностью, способность по самостоятельной защите прав, свобод и интересов собственных детей.

Получается, что бабушки, дедушки или иные законные представители несовершеннолетних родителей являются опосредованными законными представителями детей представляемых лиц, хотя данная обязанность и соответствующая ответственность на них не возложена официально.

В литературе предлагается внести в норму ст. 64 СК РФ изменения, согласно которым законное представительство прав и интересов ребенка несовершеннолетних родителей, достигших 16 лет, но не приобретших полной гражданской дееспособности, будет осуществлять по версии одних ученых – представитель [25, с. 47-48], по версии других ученых – помощник как при патронаже [26, с. 80-81],[27, с. 71-74], а не совершеннолетний родитель. Данные предложения не являются удачными, так как и представитель в силу доверенности или договора, и помощник при патронаже действуют в соответствии с волей представляемого или законного представителя ребенка, выраженной в доверенности или договоре. Представителю в силу доверенности или договора от представляемого или законного представителя ребенка передаются полномочия (права), в то время как законное представительство предназначено для восполнения дееспособности, которая полностью или частично отсутствует у представляемого. Если несовершеннолетний родитель не будет являться законным представителем своего ребенка, то он не сможет передать третьему лицу свои полномочия по представительству. Подобно тому, как дублер не может существовать без актера, представитель малолетнего по договору или по доверенности не может существовать без фигуры законного представителя. На наш взгляд, данный вопрос наиболее удачно решен в немецком праве: несовершеннолетний родитель, не обладающий полной гражданской дееспособностью, и опекун оба наделены правом на воспитание ребенка, а законным представителем ребенка несовершеннолетнего родителя является только опекун. Швейцарская модель, в рамках которой опекун осуществляет только законное представительство (без воспитания подопечного), а несовершеннолетний родитель – воспитание, является менее подходящей для внедрения в российское законодательство, так как для российского права не свойственно разделение опеки на физическую и юридическую.

Таким образом, на наш взгляд, ребенку российских несовершеннолетних родителей, не приобретших полной гражданской дееспособности, достигших шестнадцати лет, и изъявивших желание осуществлять родительские права и обязанности, должен назначаться опекун (при отсутствии второго родителя, обладающего полной гражданской дееспособностью для осуществления законного представительства ребенка), который будет осуществлять законное представительство и воспитание ребенка несовершеннолетних родителей анализируемой категории.

В результате анализа правового положения несовершеннолетних родителей по немецкому, швейцарскому, австрийскому и российскому законодательству можно сделать ряд выводов:

1) В Австрии, Швейцарии, Германии и России несовершеннолетие родителя не влечет окончательного разлучения несовершеннолетнего родителя с ребенком, передачу ребенка в другую семью. Законодатель предусмотрел лишь временные меры по попечению ребенка несовершеннолетнего родителя, предполагая, что по достижению им совершеннолетия такой родитель приступит к осуществлению родительских прав в отношении своего ребенка в полном объеме.

2) В странах германско-правовой группы, в отличие от России, отсутствует гендерное равенство прав родителей, если они не состоят в браке. Мать ребенка находится в более приоритетном правовом положении.

3) В странах германско-правовой группы несовершеннолетний родитель, не обладающий полной гражданской дееспособностью, не вправе выступать законным представителем ребенка, что представляется нам верным, так как такому несовершеннолетнему родителю самому требуется согласие законных представителей в большинстве случаев. В России несовершеннолетний родитель, достигший 16 лет, даже если он не обладает полной гражданской дееспособностью, вправе осуществлять родительские права и обязанности в отношении своего ребенка в полном объеме.

4) В странах германско-правовой группы детские браки практически запрещены (только в Австрии разрешены «полунесовершеннолетние» браки, в которых один из супругов является совершеннолетним). В России специальный минимальный брачный возраст может устанавливаться различными субъектами РФ ниже 16 лет. Значит, в странах германско-правовой группы, в отличие от России, наделение несовершеннолетнего родителя полной родительской правоспособностью практически невозможно.

5) В России, Германии и Швейцарии по общему правилу несовершеннолетний родитель, не обладающий полной гражданской дееспособностью, допускается к воспитанию ребенка. В Австрии же несовершеннолетний родитель не наделен правом на воспитание своего ребенка, что представляется нам необоснованным, так как это может привести к отстраненному отношению несовершеннолетнего родителя к собственному ребенку и возникновению проблем по осуществлению родительских прав по достижении им совершеннолетия.

6) На наш взгляд, наиболее совершенной (относительно ребенка несовершеннолетних родителей, достигших 16 лет) является немецкая модель попечения ребенка несовершеннолетнего родителя: несовершеннолетний родитель, не обладающий полной гражданской дееспособностью, и опекун оба наделены правом на воспитание ребенка, а законным представителем ребенка несовершеннолетнего родителя является только опекун (в случае отсутствия у ребенка совершеннолетнего родителя).

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.