Статья 'Правовое регулирование инвестиционной деятельности, осуществляемой с использованием цифровых технологий' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Legal regulation of investment activity carried out using digital technologies

Sundetova Alina Nurlibaevna

post-graduate student of the Department of Legal Regulation of Economic Activity at Financial University under the Government of the Russian Federation

109456, Russia, g. Moscow, pr-d 4-I veshnyakovskii, 4

alina_sundetova@mail.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2020.5.43273

Received:

10-05-2020


Published:

11-05-2020


Abstract: The subject of this research is the norms of Russian law mediating investment activity that is carried out using digital technologies, development prospects for Russian legislation, as well as theoretical constructs proposed by Russian and foreign experts in development of the category of investing using digital technologies. Special attention in the process of development of legislation is given to the principle of technological neutrality. This author employed general scientific methods of structural-functional analysis and systemic approach, which allowed verifying the acquired results of the scientific research. This work presents a comprehensive analysis of the legal relations emerging as a result of investing using digital technologies. A conclusion is made that digital technologies develop very rapidly, and thus, the legislator must describe the essential features of the mentioned phenomena and legal relations, and prescind from the current level of technology when possible.


Keywords:

distributed ledger technology, investor, FinTech, investment platform, crowdfunding, legal regulation, investment activity, token, smart contract, cryptocurrency

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Информационные технологии давно являются частью жизни людей и бизнеса, но сегодня происходит глубокая цифровая трансформация, которая преобразовывает информационный обмен в бизнесе, государственном управлении и многих других сферах. Новые технологические решения используются не только в стартапах, но и в корпорациях с многолетней историей. Понимание принципов работы, в том числе ограничений и условий применения, а также правового регулирования цифровых технологий являются определяющими факторами для их практического внедрения.

Определение того или иного понятия во многом зависит от времени и современных ему трендов. При этом при изучении феномена роста влияния технологий на экономику ученые-экономисты обращали внимание на различные факторы.

В 1990-е годы ученые-экономисты [1] уделяли свое внимание интернет-технологии, с развитием которых произошли качественные сдвиги в экономике и которые до сих пор являются основой цифровой экономики. Авторы более поздних определений обращают внимание на развитие мобильных и беспроводных сетей, а также облачных технологий и технологий работы с большими данными. Однако в 2000-е и 2010-е годы информационные и коммуникационные технологий (ИКТ) определяли как новую предпосылку для глубинных изменений в хозяйственной системе. Данный процесс сопровождается внедрением цифровых датчиков во все большее количество устройств («Интернет вещей»), созданием новых персональных устройств (мобильных телефонов, смартфонов, планшетов, устройств трехмерной печати), новых цифровых моделей (облачная обработка данных, цифровые платформы, цифровые услуги), растущей интенсивностью использования массивов данных с использованием технологии «больших данных» (big data), новых методов анализа данных и алгоритмов принятия решений, новых технологий автоматизации и роботизации и т.п.

Таким образом, современные экономические теории рассматривают цифровые технологии как первопричину экономического роста и как компонент (основу) цифровой экономики.

Несмотря на активное использование в современной юридической научной литературе термина «цифровые технологии», его толкование встречается крайне редко. По мнению Т. Романовой, цифровые технологии представляют собой дискретную систему, основанную на методах кодирования и передачи информации, позволяющую осуществлять множество разнообразных задач за кратчайшие сроки [2]. В большинстве иных случаев авторы охватывают этим понятием различные информационно-коммуникативные технологии [3].

Анализ определения термина «цифровые технологии», которые дают ученые-юристы, можно сделать вывод о том, что они перечисляют лишь виды ИКТ, не погружаясь в их сущность и значение для экономики и права.

Аналогичная ситуация происходит и с термином «цифровая экономика». На сегодняшний день в России нет унифицированного легального определения понятия цифровой экономики. К имеющимся ключевым формулировкам можно отнести следующие:

— экономика нового технологического поколения;

— хозяйственная деятельность, в которой ключевым фактором производства являются данные в цифровом виде; обработка больших объемов этих данных и использование результатов их анализа по сравнению с традиционными формами хозяйствования позволяют существенно повысить эффективность различных видов производства, оборудования, хранения, продажи, доставки товаров и услуг.

Что непосредственно составляет цифровую экономику, понять из этих определений сложно. Более конкретное определение дают аналитики РАЭК [4], представляющие цифровую экономику как сегменты рынка, где добавленная стоимость создается с помощью цифровых (информационных) технологий.

В большинстве зарубежных источников при описании цифровой экономики акцент делается на технологиях и связанных с их использованием изменениях в способах взаимодействия экономических субъектов. При этом могут упоминаться либо конкретные виды технологий, либо те или иные формы трансформации экономических процессов.

Например, Австралийское правительство определило цифровую экономику как «глобальную сеть экономических и социальных видов деятельности, которые поддерживаются благодаря таким платформам, как Интернет, а также мобильные и сенсорные сети». Всемирный банк указывает, что цифровая экономика — это «новый уклад экономики, основанной на знаниях и цифровых технологиях, в рамках которой формируются новые цифровые навыки и возможности у общества, бизнеса и государства». [5]

Принимая во внимание все вышеизложенное, а также исходя из прямой взаимосвязи цифровых технологий и цифровой экономики автор предлагает следующия определения:

— цифровая экономика — это деятельность по созданию, распространению и использованию цифровых технологий и связанных с ними продуктов и услуг;

— цифровые технологии — это технологии сбора, хранения, обработки, поиска, передачи и представления данных в электронном виде.

Развитие технологий, безусловно, является двигателем появления новых форм экономических отношений [6] и влияет на существующие формы, в том числе и в финансовой, инвестиционной сфере. Как отмечают Г.Ф. Ручкина, В.К. Шайдуллина: «Финтех-компании создают финансовые инновации, гибридные сервисы, предоставляющие новые возможности и повышающие уровень качества, тем самым составляя конкуренцию традиционным участникам финансового рынка» [7].

В последние годы цифровые технологии нового поколения инициировали трансформацию моделей деятельности в бизнесе и социальной сфере и получили наименование «сквозных технологий» в силу масштабов и глубины влияния на экономику. К таким технологиями относят: большие данные, квантовые технологии, компоненты робототехники и сенсорика, нейротехнологии и искусственный интеллект, новые производственные технологии, промышленный Интернет, системы распределенного реестра, технологии беспроводной связи, технологии виртуальной и дополненной реальностей.

Институт статистических исследований и экономики знаний НИУ ВШЭ определяет «сквозные» технологии как технологии, применяемые для сбора, хранения, обработки, поиска, передачи и представления данных в электронном виде, в основе функционирования которых лежат программные и аппаратные средства и системы, востребованные во всех секторах экономики, создающие новые рынки и изменяющие бизнес-процессы. [8]

На сегодняшний день значение цифровых технологий для экономики определяется индексом ее цифровизации, который характеризует уровень использования следующих технологий: широкополосного Интернета, 5G, облачных сервисов, RFID-технологий, ERP-систем, включенность в электронную торговлю организаций и т.п.

Международный институт управленческого развития (IMD) в 2019 году опубликовал рейтинг стран по цифровой конкурентоспособности. В 2019 году Россия поднялась в данном рейтинге на 2 позиции: до 38 места из 63 возможных. Оценка в рейтинге строилась на основе 50 критериев, которые объединены в 3 группы: знания, технологии и готовность к будущему. Высокие баллы нашей стране были присвоены за уровень образования, а низкие — за финансирование технологий, адаптивность компаний, их открытость к глобализации. По блоку «технологии» у России 43-я позиция (без изменений к прошлому году). Этот блок разделен на регулирование (40-е место, в том числе по защите интеллектуальной собственности — 52-е, по законодательству в сфере научных исследований — 51-е), капитал (57-я строчка, в том числе по венчурному финансированию — 56-я, по банковским сервисам — 57-я, по финансированию технологического развития — 51-я), технологическая инфраструктура (39-е место, здесь оценивается состояние телекоммуникаций и объем высокотехнологического экспорта).

Однако Россия из года в год улучшает свои показатели, что связывают с увеличением уровня производительности труда — сильнее всего это отражается на факторе «готовности к будущему», то есть способности управлять прорывными изменениями, которые несут в себе технологии. Генеральный директор автономной некоммерческой организации «Цифровая экономика» Евгений Ковнир отмечает: «На текущий момент наша страна действительно не в мировых лидерах. В то же время руководство страны сделало ставку на развитие в России цифровой экономики, поэтому у нас есть все шансы уже в самое ближайшее время изменить ситуацию».

Таким образом, представляются обоснованными направления и задачи, определенные в НП «Цифровая экономика РФ», одной из основных целей которой является повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей экономики Российской Федерации, так и всей экономики в целом.

В послании к Федеральному Собранию Российской Федерации 20 февраля 2019 г. Президент Российской Федерации [9] указал на приоритетность принятия новых законов «для создания правовой среды новой, цифровой экономики, которые позволят заключать гражданские сделки и привлекать финансирование с использованием цифровых технологий, развивать электронную торговлю и сервисы. Всё наше законодательство нужно настроить на новую технологическую реальность».

Согласно НП «Цифровая экономика РФ» приняты следующие законы:

­— Закон об удаленной биометрической идентификации (ФЗ от 31 декабря 2017 г. № 482-ФЗ);

— Закон об инвестиционных платформах (ФЗ от 02.08.2019 N 259-ФЗ), который урегулировал порядок привлечения инвестиций с помощью краудфандинговых платформ;

— Изменения ГК РФ (ст. 141.1 и ст. 309), которые в том числе определили новый объект гражданских прав — цифровые права, урегулировали правовой статус самоисполняемых сделок («смарт-контрактов») и т.д.

Несколько законопроектов рассматриваются Государственной Думой: «О системе распределенного национального майнинга», «О цифровых финансовых активах», о регуляторных «песочницах», изменения в законодательство о персональных данных и т.п.

В настоящий момент прослеживается подход к регулированию новых технологий — «от общего к частному»: первоначально разрабатываются федеральные законы и законы субъектов РФ, на основе которых принимаются подзаконные акты, только исходя из которых выстраивается судебная практика, практика правоохранительных органов и органов исполнительной власти. Данный подход является консервативным, однако он характеризуется необоснованным ростом частоты принятия законодательных актов и поправок к ним, так как сфера цифровых технологий является быстроизменяющейся системой, а законодатель никогда не успеет за этими изменениями.

Представляется целесообразным пересмотреть подходы к регулированию новых технологий и использовать метод «от частного к общему», который означает, что на основе сложившейся практики судов и органов исполнительной власти, а также обращений граждан и бизнеса в отношении применения той или иной новой технологии будут предприниматься следующие действия: либо разъяснение регулятором действующего законодательства, под действие которого подпадает технология, либо принятие разъясняющего подзаконного акта, либо при необходимости введения нового правового режима — его отработка в «песочнице». Далее уже при необходимости принимается федеральный закон, устанавливающий новый правовой режим.

Указанный подход отражается в законопроекте «Об экспериментальных правовых режимах» (далее — Закон об ЭПР). Он позволит лицам, занимающимся разработкой и внедрением цифровых инноваций, осуществить их практическое применения и проверить их полезность в условиях отсутствия ограничений, условий и иных обременений, установленных нормативными правовыми актами без риска их нарушения.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.