Статья 'Организационно-правовое развитие биотехнологий в Бразилии на базе аккумулированной научной информации в контексте обеспечения национальной безопасности ' - журнал 'Law and Politics' - NotaBene.ru
по
Меню журнала
> Архив номеров > Рубрики > О журнале > Авторы > Требования к статьям > Политика издания > Редакция журнала > Порядок рецензирования статей > Редакционный совет > Ретракция статей > Этические принципы > О журнале > Политика открытого доступа > Оплата за публикации в открытом доступе > Online First Pre-Publication > Политика авторских прав и лицензий > Политика цифрового хранения публикации > Политика идентификации статей > Политика проверки на плагиат
Журналы индексируются
Реквизиты журнала
MAIN PAGE > Back to contents
Law and Politics
Reference:

Organizational and legal development of biotechnologies in Brazil on the basis of accumulated scientific information in the context of ensuing national security

Belikova Ksenia Michailovna

ORCID: 0000-0001-8068-1616

Doctor of Law

Professor of the Department of Entrepreneurial and Corporate Law, Kutafin Moscow State Law University, Professor

125993, Russia, Moscow, Sadovaya-Kudrinskaya str., 9

BelikovaKsenia@yandex.ru
Other publications by this author
 

 

DOI:

10.7256/2454-0706.2019.6.43244

Received:

10-06-2019


Published:

19-06-2019


Abstract: Based on the analysis of a number of documents (Biotechnology Development Policy of 2007; Law No.9279 of May 14, 1996 “On the Industrial Property”, revised in 2001),implementation of several projects of São Paulo Research Foundation (FAPESP), this article examines the experience of development of biotechnologies in one of the BRICS countries – Brazil. It strongly depends on the international legal regime of biotechnologies; thus, when Brazil joined WTO in 1995, the Agreement on Trade-Related Aspects of Intellectual Property Rights (TRIPS) became obligatory, although the provisions significantly differed from the current at the moment legislation in the area of intellectual property of Brazil. The author explores the issues it caused from the perspective of the American practice of settlement that is foreign for both, Russia and Brazil. The scientific novelty lies in a comprehensive analysis from the standpoint of law on intellectual property of Brazil’s approach to organizational and legal arrangement of biotechnology development in the context of international legal regime created by TRIPS, with consideration of the American experience. It is concluded that the provisions of the acting Biotechnology Development Policy of 2007 testifies to the fact that the Brazilian government understands the need to enhance protection of intellectual property for the development of biotechnological sector.


Keywords:

industrial property, TRIPS, WTO, biotechnology development, scientific information, Brazil, BRICS, patents, ONSA, FAPESP

This article written in Russian. You can find original text of the article here .

Биотехнологии как процесс, механизмы, способы манипулирования с живыми клетками растений или животных, человека для создания различных веществ или технологий, направленных на расширение знаний в области биологии, медицины, инженерии и др., диагностику патологических состояний человека и возможности их коррекции, создание новых видов растений и/или животных - развиваются всеми способными на это странами мира. Не отстает в этом плане от других и одна из стран БРИКС – Бразилия. Ранее нами были изучены некоторые аспекты правового регулирования производства и распространения научно-технической информации и инноваций в контексте защиты прав интеллектуальной собственности в Бразилии (Социально-политические науки. – 2019. - № 2. – С. 107-116). В настоящей статье представляется целесообразным, интересным и актуальным посмотреть в этом контексте на подходы Бразилии к развитию биотехнологий. Ведь уже некоторое время у Бразилии есть ряд впечатляющих показателей: с 2009 г. в стране работает электронное правительство; развит на современном уровне банковский сектор (во всех городах есть точки банковского обслуживания (всего 243 тыс.), 43% банковских операций выполняются интернет-пользователями и т.д.); авиационная промышленность развита настолько, что ее представитель компания Embraer является ведущим бразильским экспортеров и признанным лидером в производстве региональных коммерческих самолетов [28. C. С. 65-73] и т.д. Таким образом в настоящее время в Бразилии действует Политика развития биотехнологий 2007 г. (в ред. 2019 г.) (Декрет № 6.041 от 8 февраля 2007 г.) [1, 2. № 2. С. 28-36; № 3. С. 18-27]. Удельный вес патентов в области биотехнологий в странах БРИКС показывает рисунок 1.

Рис. 1. Удельный вес патентов в области биотехнологий в странах БРИКС в 1996-2016 гг.

Источник: Стрельцова Е. Гонка биотехнологий. // BRICS Business Magazine. URL: bricsmagazine.com/ru/articles/gonka-biotehnologiy (дата обращения: 25.05.2019)

Результаты этих манипуляций мы можем сегодня наблюдать и в виде генно-модифицированных растений и продуктов с ними в составе (кукуруза, сахарный тростник и пр. [3. P. 135, 148]), животных (напр., в Бразилии производят генетически модифицированных комаров разновидности Aedes aegypti, которые являются переносчиками вирусов Зика и чикунгунья, лихорадки денге [4]), человека (т.н. «редактирование генов», которое во многих (напр., Германия, Франция, Великобритания, Словакия и др.[5]), но не во всех странах находится под постоянным или временным запретом. Вместе с тем, с 2015 г. полдюжины разных исследовательских команд в Китае, Великобритании и Соединенных Штатах сообщили о работах над модификацией конкретных генов в человеческих эмбрионах [6]). Сфера биотехнологий требует значительного финансирования, вместе с тем, она довольно рентабельна и потому привлекательна для инвесторов, которые, однако, взамен своих денежных вложений в интеллектуальную деятельность они требуют установления достойной правовой охраны ее результатов, что при общепризнанных современных достижениях в правовой сфере (доктрине, практике, законе) осуществляется путем множественного патентования изобретений этой области исследований. В этой связи предметом настоящей статьи станут некоторые грани состояния этого вопроса с точки зрения прав интеллектуальной собственности, точнее патентных прав в одной из стран БРИКС – Бразилии, которая уже некоторое время занимается развитием биотехнологий.

Объявляя о новой политике в области биотехнологий, правительство Бразилии опиралось на успешный опыт полученных в рамках программ, развиваемых на средства государственного финансирования научных исследований 1977-2007 гг. в области химии и фармацевтики, наук о земле, сельского хозяйства и окружающей среды и др. (один из примеров мы рассмотрим ниже). Так, за 10 лет с 1997 по 2007 г. правительство выделило 6 млрд. реалов (примерно 3,5 млрд. долл. США) государственных средств на поддержку биотехнологических исследований и разработок. Структуру исследовательских групп в сфере биотехнологий в Бразилии по направлениям можно увидеть в рисунке 2.

Рис. 2. Исследовательские группы в сфере биотехнологий в Бразилии по направлениям, 2002, 2004 г.

Источник: Жудисе В., Ведовелло К. Бразильская инновационная система в сфере биотехнологий. // Форсайт. – 2007. - № 3. – С. 19.

Итак, обратимся к опыту Бразилии в сфере развития биотехнологий на примере деятельности Организации для секвенирования и анализа нуклеотидов (Organization for Nucleotide Sequencing and Analysis, ONSA) – «виртуального института» геномных исследований Фонда поддержки научных исследований штата Сан-Паулу (Fundação de Amparo à Pesquisa do Estado de São Paulo, FAPESP) в рамках его Геномной программы, развиваемой с 1997 г. (1997 Genoma Program, Программа) [3. P. 127-151; 27].

Программа имела две цели: во-первых, создать новые биотехнологические методы и процессы для улучшения местного сельского хозяйства; во-вторых, развить экспертные знания в области геномики в штате Сан-Паулу.

FAPESP создал сеть из тридцати университетских лабораторий штата, которые стали сотрудничать как «виртуальный институт геномики» в целях полного секвенировании генома xylella fastidiosa, бактерии, наносящей значительный ущерб цитрусовым культурам региона.

За основу такого формата в работу была взята теория продуктивности сетевой работы (wealth of networks theory) – теория, основывающаяся на факте полезности набирающей обороты медиа-культуры для экономического и технологического роста в находящейся в процессе становления сетевой информационной экономике [7].

Согласно этой теории, новые цифровые технологии способствуют совместному производству информационных продуктов, созданию менее централизованных и менее капиталоемких моделей производства, тогда как традиционная модель организации исследований для развития прорывного стартапа в сфере геномных исследований потребовала бы создать единый национальный геномный исследовательский центр.

Так и был устроен бразильский эксперимент – в виде проекта, координирующего усилия многих децентрализованных небольших лабораторий, передающих друг другу и вносящих в центральное хранилище в сети Интернет и через Интернет полученные данные. Такая практика была зафиксирована в качестве обязательного требования в соглашении, на основании которого лаборатории участвовали в Программе (об этом ниже).

Открытая модель исследований, разработанная ONSA, включала в себя три ключевых элемента: координацию между университетами и государственными финансовыми учреждениями; децентрализацию и демократическую (в противовес бюрократической, бюрократизм часто, если не губит полностью, то затрудняет научные исследования) организацию производства, виртуальное обнародование и публикацию данных через Интернет.

Работу геномных Проектов централизованно курировал Руководящий комитет в составе пяти членов, трое из них - это международные эксперты по секвенированию генома и двое - ученые из штата Сан-Паулу. Одному Координатору Проекта было поручено генерировать фрагменты генома, назначенные каждой лаборатории для секвенирования, и координировать потоки завершенных исследований из лабораторий в Центр биоинформатики (Bio-Informatics center).

Поддержанию такого сотрудничества между физически, технически и экономически отдаленными лабораториями помогла разработка специальных протоколов, позволяющих ускорять распространение информации. Она, как и создание Центра биоинформатики была возложена на Институт информатики Государственного университета Кампинаса (Instituto de Informática, Universidade Estadual de Campinas (UNICAMP). Побочным эффектом этой работы и создания ИТ-сети стало создание двух бразильских биоинформационных компаний. В этой связи стоит отметить, что Университет Кампинаса, по мнению отечественных исследователей, [8] сформированному на основе данных за 2010-2014 гг., занимает 3-е место в числе национальных лидеров Бразилии в области разработки новых биотехнологий: это созданные в 2002 г. Scylla Informática (URL: https://www.scylla.com.br/ (дата обращения: 25.05.2019)),специализирующаяся на программных решениях для геномных научных исследований,и Alellyx Applied Genomics (URL: https://www.bloomberg.com/research/stocks/private/snapshot.asp?privcapId=1806071 (дата обращения: 02.06.2019)), специализирующаяся на применении геномных исследований в сельском хозяйстве. Девиз таких компаний “Do conhecimento acadêmico para aplicações práticas” (От академических знаний к практическому применению).

Вся работа велась на основе соглашений между лабораториями и FAPESP, согласно условиям которых лаборатории секвенирования получали ДНК-материал, оборудование и могли пройти специальную подготовку. Взамен они в течение одного года были обязаны предоставить Координатору Проекта расшифрованный согласно установленному стандарту качества отрезок ДНК. Если его качество было удовлетворительным, они могли получить и выполнять новое задание. Полученная таким образом информация размещалась затем в общем хранилище Центра биоинформатики, созданном специально для Проекта, доступ к которому затем могли получить любые заинтересованные лица.

В соответствии с условиями соглашения лаборатории получали заранее оговоренную плату за базовую пару готовой расшифрованной последовательности ДНК, на условиях 70 %-ного авансирования работ; 30 % выплачивалось после доставки материалов в Центр биоинформатики.

ONSA привлекала к работе периферийные лаборатории двумя способами. Во-первых, участие в проекте было открыто для лабораторий, не имеющих опыта секвенирования ДНК. Финансирование проекта позволило таким лабораториям приобрести самые современные машины для секвенирования ДНК и обучить своих студентов-техников работе с ними. Во-вторых, участвующим лабораториям было рекомендовано работать над проектом в тандеме, совместные достижения (в том числе и факт оплаты) носили такой масштаб, которого не смогла бы достичь ни одна из лабораторий независимо.

Работая таким образом, в 1999 г. Программа достигла своей первой цели, произведя первое в мире полное геномное исследование патогенного растения, поведав об этом на страницах авторитетного научного журнала Nature.

В 1998 г. перед ONSA были поставлены две новые цели: секвенирование 50 000 генов сахарного тростника, участвующих в развитии растений и формировании содержания в нем сахара, и изучение их роли в устойчивости к болезням и неблагоприятным климатическим и почвенным условиям.

В 1999 г. ONSA приступила к осуществлению своего первого проекта в области здравоохранения. Проект «Геном рака человека» (The Human Cancer Genome Project) был нацелен на секвенирование миллиона наиболее часто встречающихся опухолей Бразилии до конца 2000 г. [20] Проект «Клинического генома рака» (The Clinical Cancer Genome Project) был позже открыт для разработки новых методов диагностики и лечения, основанных на предыдущих (в рамках Проект «Геном рака человека») генетических открытиях.

Вскоре после этого сеть ONSA создала проект по последовательности генов паразита, ответственного за шистосомоз (schistosomiasis) - не до конца изученное эндемическое заболевание, встречающееся в некоторые районы Бразилии.

В 2003 г. более 450 исследователей прошли обучение и получили опыт работы в области секвенирования ДНК в ONSA. Таким образом, успех этой Программы был вкладом в формирование потенциала, который обеспечил некоторую часть человеческого капитала, необходимую для развития национальной политики в области биотехнологии, которая была запущена в 2007 г.

Представляется, что описанная выше открытая исследовательская модель создала новую систему стимулирования научных исследований и показала ее потенциал. Вместе с тем цель Бразилии заключается в том, чтобы не только стать лидером в области биотехнологических исследований, но и лидировать в разработке и производстве инновационных продуктов, создавая новый экспортный рынок для товаров и услуг, основанных на биотехнологиях. Поэтому еще к 2008 г. в стране было выявлено почти 80 компаний, которые были классифицированы как биотехнологические, то есть такие, основная предпринимательская деятельность которых зависит от применения биологических организмов, систем или процессов во внутренних исследованиях и разработках, в производстве или в предоставлении специализированных услуг. Исследование, проведенное бразильским фондом Biominas также показало, что развитие биотехнологий сосредоточено в штатах, которые сделали наибольшие инвестиции уровня штатов в эту сферу, - это Юго-Восточные штаты Минас-Жерайс (29.6%) и Сан-Паулу (42.3%) [9], которые для большинства (семи из десяти) выявленных биотехнологических компаний являются домом, предоставившим место регистрации [10].

Зарождающаяся бразильская биотехнологическая промышленность сильно зависит и будет всегда зависеть от режима интеллектуальной собственности, в котором она развивается. На этот режим, в свою очередь, сильно влияет глобальное регулирование института интеллектуальной собственности, в частности условия Соглашения по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС) [11], принятое в рамках Всемирной торговой организации (далее - ВТО). Дело в том, что с начала 1990-х годов Бразилия стала предпринимать шаги по открытию своих рынков для внешней торговли и усиления рыночной конкуренции; кульминацией этих шагов стало вступление Бразилии в ВТО в 1995 г. Присоединение к ВТО означало и необходимость дать согласие на различные договоры, положения которых распространяются на членов ВТО, в том числе и на ТРИПС. Согласие Бразилии присоединиться к ТРИПС повлекло за собой необходимость пересмотра существовавшего в то время законодательства об интеллектуальной собственности, точнее (в связи с темой настоящей статьи) ее патентного права, которое стало анализироваться международным сообществом с точки зрения последствий его применения для мировой торговли и защиты в Бразилии прав иностранных патентообладателей. Поэтому в 1996 г. Бразилия приняла действующий Закон Бразилии № 9.279 от 14 мая 1996 г. «О промышленной собственности» [12] (в ред. Закона № 10.196 от 2001 г., далее – Закон 1996 г.), который с 15 мая 1997 г. является основным патентным законом страны [13. P. 1-10].

В связи с вступлением в ВТО ряд бразильских правоведов [14] считает, что общественные отношения, регулируемые нормами, закрепленными долгосрочными соглашениями, это принципы и нормы, которые страна обязана соблюдать в силу приверженности примату международного права, и, как следствие, их включения во внутреннюю правовую систему. Однако стоит указать, что с действием международных норм в Бразилии не все так однозначно.

В наших предыдущих исследованиях [15. С. 43-45] мы исследовали этот вопрос, и выявили, что соблюдение в Бразилии международно-правовых норм осуществляется совсем не так давно и касается, в основном, только защиты прав человека. Таким образом вопрос о патентах на генетические последовательности и другие вопросы, связанные с биотехнологиями, был предметом особых споров в ходе переговоров, которые привели к заключению ТРИПС, однако бразильская сторона все же осталась по этому вопросу стоять на своем.

Положения ст. 27 ТРИПС устанавливают право осуществлять патентование технологических процессов в любых областях, предусматривая и ряд ограничений на предоставление охраны некоторым биотехнологическим разработкам (напр., методам лечения человека и животных (диагностика, терапия и хирургия - п. 3 ст. 27), следствием чего становится исключение из числа патентоспособных способов лечения тех, которые требуют применения различных приборов диагностики и хирургии, изготовленных с помощью патентоспособных объектов-биотехнологических разработок [16]. В свою очередь, согласившись с таким подходом, бразильские законодатели решили продолжать применять еще более ограничительный подход в вопросе допустимости патентов в области биотехнологии. Так, сходным образом из числа патентоспособных объектов исключаются операционные или хирургические открытия, техники и методы, а также терапевтические или диагностические методы, предназначенные для применения в организме человека или животных, а также всех или части естественных живых существ и биологических материалов, обнаруженных в природе или даже изолированных из нее, включая геном или зародышевую плазму любого естественного живого существа и естественные биологические процессы (п. VIII и IX ст. 10 Закона 1996 г.).

Вместе с тем, согласно бразильскому законодательству, патенты не могут быть выданы на живое существо или его часть кроме трансгенных организмов, отвечающих трем критериям патентоспособности: 1) новизна, 2) изобретательский уровень и 3) промышленная применимость. При этом это нечто новое, промышленно применимое и обладающее изобретательским уровнем, не должно быть просто открытием (§ III ст. 18, 8 Закона 1996 г.) [17. С. 202-205].

Поэтому, в отличие от многих стран, Бразилия не допускает патентования последовательностей генов. Однако не все так однозначно и за рубежом.

Стоит для сравнения обратить внимание на дело американской компании Myriad Genetics, Inc., которая обладала монополией на основе патента на тестирование мутаций в двух генах, связанных с повышенным риском патентования рака молочной железы и яичников (гены BRCA1 и BRCA2). Ее патент был оспорен в суде Ассоциацией молекулярной патологии (Ass'n for Molecular Pathology) [18]. В своем решении (после многочисленных рассмотрений и в нижестоящих судах, и апелляций) Верховный суд США постановил: человеческие гены за исключением кДНК (сDNA) невозможно патентовать, потому что являются продуктами природы. Таким образом, в 2013 г. монополия, а вместе с ней и прибыльный бизнес компании Myriad в сфере предложения тестирований мутаций в генах BRCA1 и BRCA2 закончились, потому что тестирование было признано открытием, и многочисленные лаборатории начали предлагать эти тесты по более низкой цене.

Ситуация, с которой боролись американские правоприменители, давно описана в российской научной доктрине, в которой, в частности, отмечается, что возрастание в мировом масштабе тенденции к продаже исключительных патентных прав имеет нежелательные последствия, поскольку часто владельцами этих прав становятся крупные биотехнологические компании, деятельность которых так или иначе направлена на сдерживание конкуренции. При отсутствии надлежащей конкурентной среды патентное право в мировом торговом обороте приобретает черты монополии, затрудняющей и препятствующей доступ третьим лицам к изобретениям, защищенным патентами. Наиболее ярко и заметно это видно применительно к топологиям интегральных микросхем, промышленным дизайнам, биотехнологиям, сортам растений. Охрана подобных объектов сводится к приданию им исключительных патентных прав, которые ассоциируются с монополией. Существующий правовой режим создает невыгодные условия для компаний-конкурентов при осуществлении инвестиций, когда возможные доказательства самостоятельности проведенных научных исследований и их независимости от патентов будут неоднозначны. В первую очередь это относится к биотехнологиям, которые требуют проведения узкого, но не фиксированного набора признанных научно-экспериментальных и клинических исследований.

Поскольку патентное право защищает способы (методы, механизмы и пр.) практического применения абстрактных научных идей, а не сами последние как таковые, когда возникает возможность их коммерциализации и необходимость в защите от нарушений, говорить о науке ради науки не имеет смысла [19. № 4. С. 31-43; № 5. С. 23-31], поскольку фундаментальные исследования обычно находятся в статусе секретности и особого попечительства со стороны государства, а прикладные - в поиске финансирования со стороны бизнеса, способного обеспечить им практическую реализацию. В целом это свидетельствует о том, что желание передать запатентованную информацию кому-либо без каких-либо препятствий невозможно, призрачно и не имеет каких-либо обоснований. Ответ кроется в ст. 27 (характеристики патентоспособности) и 33 (срок действия патентов) ТРИПС [16].

В свете сказанного бразильским специалистам видятся некоторые пути выхода из сложившейся ситуации, основанные на предоставлении интеллектуальным разработкам в сфере биотехнологий большей правовой защиты. В Бразилии есть два лагеря, объединяющих сторонников этого мнения, обосновывающие его с разных позиций. Сторонники политики международной либерализации в духе политики 90-ых годов, мотивированные доктриной новой институциональной экономики, пропагандируют мнение о том, что защита дает больше инвестиций, инноваций, рабочих мест и вообще больше способствует всеобщему благополучию. Сторонники политики национальной индустриализации и промышленного развития на основе теорий неошумпетерианской экономики и латиноамериканского структурализма предлагают предоставить больше защиты во избежание использования полученных учеными в Бразилии (бразильцами, иностранцами) знаний в других странах в ущерб международной конкурентоспособности Бразилии. Поэтому в Парламент Бразилии неоднократно вносились (но не находили поддержки) соответствующие законопроекты (напр., Законопроект № 2695, внесенный в Парламент Бразилии в 2003 г. конгрессменом от Бразильской социал-демократической партии Уилсоном Сантосом, направленный на изменение статьи 10 Закона 1996 г. так, чтобы она разрешила патентование генетического материала, биологических образцов, семян и естественных биологических процессов (был снят с рассмотрения в 2007 г.) и др.) [21. С. 26-34].

В этом формате упоминавшаяся выше Политика развития биотехнологий 2007 г. основывается на следующих провозглашаемых ею общих и специальных целях:

- общие:

· улучшать нормативно-правовую базу и, прежде всего, законодательство, а также общий нормативно-правовой режим, поскольку он оказывает прямое воздействие на развитие биотехнологий и биониндустрии, для облегчения попадания конкурентоспособных продуктов и биотехнологических процессов на национальный и международный рынки (п. IV § 1 ст. 1 Политики 2007 г.), при этом особое внимание уделить а) развитию и защите инноваций и интеллектуальной собственности в формате развития культуры инноваций и стратегического использования интеллектуальной собственности в целях обеспечения конкурентоспособности страны в биотехнологиях на основе отказа от крена в сторону промышленного развития страны в ущерб получению инвесторами выгод от их вложений в биотехнологии; f) адаптировать к современности и расширить инфраструктуру норм и технологических услуг в области … поддержки интеллектуальной собственности и информационных технологий, с целью ответа на запрос биоиндустрии в сфере внутренней и международной торговли;

- специальные

· применительно к биоматериалам (biomateriais) - ускорять процедуры выдачи патентов в этой области и внедрять механизмы управления инновациями и объектами интеллектуальной собственности в отношении между научно-технологическими учреждениями (instituição científica e tecnológica) и предприятиями (п. 3.1.2.2.) [22. С. 107-116];

· применительно к областям, смежным с биотехнологиями (áreas de fronteira da biotecnologia), - предпринять структурные преобразования, которые будут способствовать развитию инициатив, необходимых для стимулирования и облегчения формирования среды, благоприятной для развития и укрепления биотехнологий. В числе таких мер стимулирование разработок, производства, распространения и коммерциализации биотехнологических инноваций, развития соответствующей инфраструктуры и подготовки квалифицированных кадров, в том числе увеличение числа научных исследований и технологий в области биотехнологий для удовлетворения запроса биоиндустрии, выработки более квалифицированного подхода к управлению правами интеллектуальной собственности и созданию механизмов стимулирования инвестиций для поддержки предпринимательства в этой области (п. 3.2);

- в сфере интеллектуальной собственности:

· увеличение числа биотехнологических патентов, принадлежащих бразильцам, как в Бразилии, так и за рубежом;

· поощрение развития индивидуальных и управленческих навыков эффективного использования прав интеллектуальной собственности;

· поощрение внедрения передовой практики в целях повышения конкурентоспособности бразильской промышленности;

· укрепление связей между исследовательскими группами и промышленными кругами в вопросе обращения и управления правами интеллектуальной собственности;

· предложение разработки и внедрения механизмов распространения культуры получения, соблюдения и защиты прав интеллектуальной собственности для учета интересов всех заинтересованных лиц;

· включение вопросов права и управления инновационной и интеллектуальной деятельностью в сфере биотехнологий в академические учебные планы;

· обеспечение ученых и технических работников необходимыми навыками технологического управления и стратегий защиты интеллектуальной собственности и передачи технологий;

· укрепление структуры бразильской системы интеллектуальной собственности и центров технологических инноваций;

· увеличение масштабов использования биотехнологической информации, предоставляемой через систему интеллектуальной собственности;

· согласование практики управления интеллектуальной собственностью федеральными и уровня штатов учреждениями по поддержке научных исследований и разработок для содействия передаче технологий, разработанных научными и технологическими институтами, в частный сектор при сохранении прав и вознаграждений, причитающихся таким институтам и, когда это применимо, учреждениям по поддержке НИОКР [22. С. 107-116];

· согласование практики управления интеллектуальной собственностью с традиционными знаниями и уважение прав традиционных общин и коренных народов;

· предложение создать специализированные суды для рассмотрения споров из нарушений прав интеллектуальной собственности [23; 24];

· стимулирование внедрения механизмов управления интеллектуальной собственностью в национальных научно-технических учреждениях для повышения конкурентоспособности биоиндустрии Бразилии;

· предложение механизмов распространения культуры интеллектуальной собственности, в которой участвуют все участники, учитывающей интересы всех лиц, участвующих в реализацию инновационной деятельности, включая представителей судебной власти и прокуратуры;

· пересмотр и укрепление национального законодательства в сфере защиты видов культивируемых в Бразилии растений, особенно в отношении защиты сельскохозяйственных культур, предназначенных для размножения растений, а также укрепление прав патентообладателей и разработка новых идентификаторов для растений, которые позволят их защищать;

· поощрение разработки механизмов в сфере интеллектуальной собственности для реализации эффективной защиты штаммов, полученных в результате генетического улучшения животных (п 3.2.4.3) [25; 26].

Представляется, что формулировка этих целей отражает симпатию к тем, кто выступает за расширение защиты интеллектуальной собственности в области биотехнологий, и свидетельствует о том, что, по мнению бразильского правительства, усиление защиты интеллектуальной собственности является однозначно желательным для развития биотехнологического сектора. Каким будет будущее, покажет время.

References
1.
2.
3.
4.
5.
6.
7.
8.
9.
10.
11.
12.
13.
14.
15.
16.
17.
18.
19.
20.
21.
22.
23.
24.
25.
26.
27.
28.
Link to this article

You can simply select and copy link from below text field.


Другие сайты издательства:
Официальный сайт издательства NotaBene / Aurora Group s.r.o.